Page 80

бабу», но он видел и подробно описал «болвана», названного им «обский старик». Идола хранили в мольбище «на усть Иртыша прежде (не доходя. — Р. С.) Самарова града», в тех местах, где побывали казаки Ермака. Старик обский (или «мнимый бог рыб») имел вид доски с носом-трубой, малыми рогами на голове и золотой грудью. Ханты тщательно закутывали его в «червленную одежду» и рубища. Отправляясь на промысел, ханты ели священную уху, предварительно помазав ею «бога рыб». Если им не везло и они возвращались с моря без рыбы, они принимались колотить идола и оплевывать его. Когда промысел налаживался, они как ни в чем не бывало вновь оказывали ему почести. В крайней нужде ханты не только били своих золотых «стариков» и «старух», но и «отнимали» у них кусочки золота, чтобы выжить в трудную годину. В кунгурских «сказах» причудливо смешались правда и вымысел. Разделить их нет возможности. И все же нельзя усомниться в том, что вольные казаки не были православными фанатиками. Православным священникам не нашлось места в их отряде. Они не постились по сорок дней. В «сказах» по временам слышен отзвук живых воспоминаний. Предание увековечило неповторимую фигуру старца, не отступавшего от Ермака ни на шаг. Про него говорили, что он «круг церковный справно знал» и «правило правил». Никто не мог исповедать смертельно раненного, кроме него. Но был старец всего лишь беглым монахом, «ходил без черных риз». Вольные казаки вели жизнь, полную опасностей и ратных трудов. Товарищество назначало каждому свое дело. Старец-бродяга вел у Ермака счет припасам и «каши варил». Он не даром ел свой хлеб. Оказавшись среди мусульман и язычников, казаки не пытались навязывать кому бы то ни было свою веру. Веротерпимость помогла им наладить отношения с местным населением и пережить две трудные зимы.

ПОСОЛЬСТВО В МОСКВУ Путь в низовья Оби интересовал Ермака с первых дней его пребывания в Сибири. Со слов опытных уральских «вожей» казаки знали, что приказчики Строгановых многократно ездили с товарами печорским путем в низовья Оби. С наступлением лета 1583 года из Кашлыка в Москву выехала станица из 25 человек. На одном или двух стругах казаки повезли царю собранный ясак — пушнину. Погодинская летопись, включившая в себя фрагменты из «архива» Ермака, весьма точно обозначила тот путь, которым станица проследовала в Россию. «…Доплыша по Иртишу реке вниз, — записал летописец, — и по великой Оби вниз же и черес Камень прошли Собью же рекою в Пусто-озеро; тута ж (шел) казак Черкас Александров». Гонцы Ермака прибыли в Москву в самое неподходящее время. В свои пятьдесят три года Иван IV казался преждевременно одряхлевшим человеком. Его все больше одолевали болезни. Все его тело оплыло, и он с трудом передвигал ноги. Во дворце и за пределами Кремля все чаще говорили о том, что дни царя сочтены. Всех занимал один и тот же вопрос: кто наследует корону Ивана? Среди придворных временщиков борьба за власть началась задолго до того, как государь испустил дух. Десять лет служил царю верой и правдой Афанасий Нагой. Само имя его внушало страх боярам. Малейшая прихоть государя была для него законом. Но едва Иван объявил о завещании царства сыну Федору, преданность Нагого заколебалась. Вместе со своей племянницей, царицей Марией, Афанасий Нагой давно строил планы возведения на трон царевича Дмитрия. Интриги Нагих вызвали гнев царя, и он не включил любимца в число душеприказчиков. Не попал в опекунский совет и Борис Годунов, шурин царского наследника. Царевич Федор любил свою жену, Ирину Годунову, но их брак был бесплодным. Царя страшила перспектива пресечения старшей законной ветви династии, и он готовился развести сына с

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  
Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...

Advertisement