Page 76

показали, что старания Ермака не пропали даром. На протяжении многих лет Маметкул возглавлял войска Сибирского ханства. Кучум поручал ему руководство крупнейшими военными экспедициями. С пленением Маметкула из рук Кучума как бы выпал меч. Когда Кучум убил Едигера и сверг старую династию, ему понадобилось семь лет, чтобы силой и хитростью подчинить сибирских мурз и укрепиться на троне. Поражение Кучума привело к тому, что междоусобная борьба в среде татарской знати возобновилась. Племяннику погибшего Едигера Сеид-хану удалось в свое время спастись и укрыться в Средней Азии. Прослышав о неудачах Кучума, он вернулся в южные пределы Сибири и стал угрожать узурпатору местью. Предчувствуя новые междоусобия, знать стала спешно покидать ханский двор. От Кучума отвернулся даже его верный Карача. К тому времени, как тобольские книжники начали записывать воспоминания сподвижников Ермака, имя сибирского «карачи» было прочно забыто. Под пером летописцев титул «карача» непроизвольно превратился в имя собственное. На самом деле в Крыму, Ногайской орде и других татарских улусах этот титул носили главные сановники хана, принадлежавшие к самым знатным и могущественным родам. Карача владел одним из лучших улусов Сибирского «царства». Его ставка располагалась в самом устье Тобола, в непосредственной близости от столицы. Казаки дознались, что Карача был любимым советником и что в его ведении находились ханские мастерские, изготовлявшие «царю пансыри и кольчуги и всякую ратную збрую». Когда Карача узнал о том, что Сеид-хан объявил войну Кучуму, он решил покинуть неудачливого хана. Отказавшись повиноваться приказам Кучума, он со всем своим родом, воинами, кибитками и рабами ушел на юг к Чулымскому озеру и стал кочевать между Тарой и Обью. Вскоре Караче удалось привлечь на свою сторону многих мурз и он повел свою особую войну с Ермаком. На огромной территории Сибирского «царства» обитали редкие и малочисленные племена, завоеванные татарами и связанные с ними одними лишь данническими отношениями. Внутренне непрочное ханство стало распадаться, не выдержав столкновения с казаками. Некоторые местные племена и их князьки перестали признавать власть Кучума после первого же его поражения. Хантский князек Бояр со своим родом стал помогать казакам тотчас же после появления их в Кашлыке. Со времени похода казаков на Обь надежным союзником Ермака стал князь Алачей со своим племенем. Несколько позже в Кашлык прибыли мансийские князьки Ишбердей и Суклем. Согласно преданиям, эти князьки, жившие в недоступных местах за Яскалбинскими болотами, добровольно признали власть Ермака и привезли ему ясак. Казаки отпустили их с честью, после чего Ишбердей оказал им много услуг. Он привел к покорности русским других мансийских князьков и «пути многи сказа, и на немирных (князьков. — Р. С.) казаком вожь изрядной был и верен велми». Помощь со стороны местного населения имела для экспедиции неоценимое значение. Горстка казаков не могла бы в течение двух лет держаться среди враждебного населения. Фольклор хантов донес исторические предания о Ермаке. Замечательно, что в памяти хантов сохранились воспоминания не только о длительной и упорной войне с Ермаком, но и о мирных отношениях с ним. На протяжении веков сказители передавали из уст в уста песнь о мире между остяками и Ермаком: «Остяки с Ермаком не воевали. Когда Ермак пришел, то наш вождь встретился с ним, встали напротив друг друга и поменялись, передавая из рук в руки лук и ружье: тот нашему ружье, а наш — лук». Другой «сказ» хантов гласил: «Когда Ермак (то есть его люди) пришли в Айполово, решили не трогать остяков, а дать им решить: покориться или воевать. В Айполово семь шаманов собрались и сказали своему народу: „Дайте нам семь дней подумать!“ Посовещались с богом и решили подчиниться и платить дань».

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  
Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...

Advertisement