Page 63

кучюмовыми бой был, а языка татарского не изымаша». Будучи людьми «некнижными», казаки не употребляли выражений, к которым неизменно прибегали летописцы, едва речь заходила о войне. В их «сказке» не было места ни «брани великой», ни «бою кроваву». Как люди военные, казаки подчеркнули, что потерпели в первой стычке неудачу, ибо им не удалось добыть «языка», столь необходимого в начале похода. Неудача могла иметь катастрофические последствия для всей экспедиции. Бежавшие из-под Епанчина татары добрались до Кашлыка раньше Ермака, и «царю Кучюму то стало ведомо». Сибирский хан своевременно получил известие о появлении русских. Черкас Александров считал, что Ермаку в конце концов помогла беспечность Кучума, который «приходу на себя Ермакова не чаял, а чаял, что Ермак воротится назад на Чюсовую». Но Черкас ошибался. Хан знал, что русский царь, поглощенный войной на западных границах, вывел почти все гарнизоны из своих приуральских крепостей. Он спешил использовать военную слабость России и послал на Пермский край царевича Алея с ратью. Алей был старшим сыном Кучума и наследником его «царства». Он получил приказ занять Чердынь, главный опорный пункт русских в Приуралье. Появление русских ратных людей на Тагиле и Туре позволяло думать, что в пермских городах вовсе не осталось сил. Следовательно, захватить их не составляло труда. Кучум со дня на день ждал вестей о падении пермских городов. Как только чердынский воевода подвергнется нападению, русские должны будут немедленно отозвать своих ратников из сибирских пределов. Именно на это и рассчитывал Кучум. Сибирский властитель разбирался в русских делах. Он знал, что ногайские князья бесчестят послов московского царя, а тот старается избежать войны с ними и шлет богатые дары. Москва не будет воевать с Сибирским ханством. В расчеты Кучума, однако, закралась ошибка. Он не знал того, что вольные волжские казаки двинулись в Сибирь по собственному почину.

В КАШЛЫКЕ Чем ближе подходили казаки к столице Сибирского ханства, тем больше поселений попадалось им на пути. В нижнем течении Тобола им пришлось идти сквозь татарские улусы. Тут ермаковцам удалось наконец захватить «языка». Когда татарина привели к Ермаку, он назвался Таузаком из «царева Кучюмова двора». Допросив пленника, казаки получили сведения, немало ободрившие их. В устье Тобола казаки, высадившись на берег, разгромили юрты главного сановника Кучума Карачи. Это был богатый человек. Много запасов хранилось в его кладовых. Всего больше поразило казаков обилие меда. Его разделили так, что хватило на каждый струг. До глубокой старости ермаковцы помнили душистый и сладкий мед, который они отведали в Сибири. Разгром казаками улуса Карачи вызвал ярость и страх в ханском дворце. Осознав грозившую опасность, Кучум разослал гонцов во все стороны. Днем и ночью они скакали от кочевья к кочевью, от улуса к улусу и везде разносили весть о войне. По дорогам и тропам, по степному раздолью спешили к Кашлыку воины. Следом за татарами в ханскую ставку потянулись местные князьки со своими соплеменниками. Собравшиеся воины разбили стан на пологом берегу Иртыша у Чувашева мыса. Бесчисленные костры запылали у самой воды, отражаясь огнями на бескрайней речной глади. Кучум твердо решил покарать неверных, посягнувших на его владения. Но давно минуло время, когда он сам вел в бой своих воинов. Командовать собранной ратью поручено было брату Кучума Маметкулу. Между тем флотилия Ермака показалась на водных просторах Иртыша против устья

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...