Page 54

записанной писцами Посольского приказа. По данным этого летописца, атаман Ермак Тимофеевич и его казаки начали «мыслить, как бы им доитти до Сибирской земли и до того царя Кучума», после того, как царевич Алей разорил Соль Камскую и стал воевать поселения на Чусовой, а казаки «Чусовой сибирским (татарам. — Р. С.) повоевать не дали». Видимо, даже в тот момент, принимая решение о зауральском походе, Ермак еще не помышлял о «сибирском взятии» — завоевании Кучумова царства. Казаки решили отправиться за Урал и «дойти до царя Кучума», рассчитывая на богатую добычу. Таким образом, казаки Ермака начали с оборонительных боев в Приуралье, а затем предприняли разбойный набег на Сибирь в целях захвата добычи. Как бы то ни было, успешные бои на Чусовой сыграли исключительную роль в истории сибирской экспедиции. Они позволили Ермаку оценить реальные силы и боеспособность армии Кучума. Когда Алей объявился в окрестностях Соли Камской, а затем ушел еще дальше к Кай-городку, Ермак мгновенно уяснил, какие огромные возможности таит для него возникшая ситуация. Пока отборные войска ханства были связаны войной в Прикамье, казаки получили возможность нанести стремительный удар по Кучуму, у которого почти не осталось сил для обороны своей столицы. Посылая на Русь сына, Кучум отпустил с ним лучшие силы своей армии. Поголовное восстание местных приуральских племен против Строгановых породило большие надежды в среде татарских феодалов. Сибирский хан рассчитывал одним ударом покончить с господством русских в Приуралье. Строгановские летописи сохранили предание о том, что вместе с воинами Кучума и пелымским князем в нападении на Чердынь участвовало множество татар, манси, хантов, вотяков и башкирцев из близлежащих местностей. Лишь на Чусовой царевичу Алею не удалось пополнить войско за счет мансийских воинов. Казаки Ермака не пустили его во владения Строгановых. Потерпев неудачу на Чусовой, сын Кучума направился к главному центру Пермского края Чердыни и приказал своим воинам штурмовать крепость. Гарнизону Чердыни едваедва удалось отбиться от них. Но в Орле и чусовских городках не сразу узнали об исходе борьбы, развернувшейся у стен государевой крепости. Когда татары ушли к Чердыни и Кай-городку и непосредственная угроза миновала, Строгановы остались лицом к лицу с буйной вольницей. Казаки славно потрудились, отражая ханский набег. Пролив кровь, они потребовали от купцов расчета. Нанимая казаков, пермские господа не скупились на обещания. Когда же отряд Ермака прибыл в Приуралье, солепромышленники проявили обычную для них скупость. Максим Строганов соглашался выдать казакам некоторое количество хлеба, но не иначе как взаймы под проценты, «прося у них кабалы». «Егда возвратитеся, на ком те припасы по цене взяти, и кто отдаст, точно или с лихвой?» — спрашивал купец у ермаковцев. Возмущенные казаки приступили к Максиму «гызом» и едва не убили его. Иван Кольцо пригрозил Максиму, что расстреляет его. Испугавшись угроз, Максим открыл амбары и отпустил запас на казачьи струги «по запросу». Приведенный рассказ, записанный на страницы Кунгурской летописи С. У. Ремезовым, поражает своей живостью и реализмом. Кажется, что сцена как бы списана с натуры. Жадный купец и удалой казак действуют каждый сообразно своему характеру. Кольцо, не побоявшийся наложить руку на государева посла, не дал бы спуску Максиму Строганову. Если сведения, положенные в основу Кунгурской летописи, были некогда записаны со слов очевидцев, то возникает вопрос: почему в летописи отсутствуют сведения о боевых стычках Ермака и Кольца с царевичем Алеем на границах строгановских владений? Придет время, и Строгановы начнут доказывать, что их предки предоставили Ермаку «запасы многие», а также пушечки, скорострельные «семипядные» пищали, дали им «вожей», знающих «сибирский путь», а кроме того, отпустили с ним своих ратных людей из пермских городков — «предобрых воинов триста человек», «литвы и немец и татар и русских». Ранние и более достоверные источники начисто опровергают эти вымыслы. Один

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...