Page 48

Строгановы просили разрешения сечь лес в диких местах, «называть» крестьян «окромя беглых и разбойников», поднимать пашню и дворы ставить. На Руси уже догадывались о богатствах, которые таятся в недрах Урала, и Строгановы сулили казне барыши, обещая отыскать залежи соли, а может быть, и драгоценные руды. Иван IV охотно позволил купцу искать «рассол» (поваренную соль), варницы ставить и соль варить. Но его давно занимала мысль о разработке собственных российских руд и он не желал поступиться своим правом в пользу Строгановых. «А где будет найдут руду серебряную или медную или оловянную, — объявил царь свою волю, — и Григорию тотчас о тех рудах отписати к нашим казначеем, а самому ему тех руд не делати без нашего ведома». Получив землицу в Приуралье, Строгановы взяли на себя обязательство оборонять камские места «от нагайских людей и от иных орд», для чего им надлежало выстроить на Каме городок и снабдить его пушками. Чтобы возместить Строгановым расходы, казна предоставила им неслыханную льготу на двадцать лет. С молодых лет Аника привык вести счет каждой копейке. Что же побудило его взять на себя тысячные расходы, связанные с сооружением крепости и обороной края от соседних орд? Строганов трезво рассчитал, что выгоды от приобретения перекроют все расходы. Первую грамоту на камские «изобильные места» он получил в апреле 1558 года, то есть через несколько месяцев после того, как сибирский хан Едигер окончательно признал себя царским данщиком. Еще раньше вассалом России стала Большая Ногайская орда. Никто не грозил более войной камским местам, и Строгановым не пришлось тратить деньги на войну «с иными ордами». Воспользовавшись царским пожалованием, Строгановы основали городок Канкор на Каме. Некоторое время спустя там поселились монахи, и купцы-богомольцы подарили им городок. Канкор стал не нужен Строгановым с тех пор, как они выстроили себе небольшую крепость Кергедан в 15 верстах от старого города. Кергедан получил еще одно название — Орел-городок. Он надежно защищал вновь основанные соляные варницы Строгановых. Орел напоминал укрепленную господскую усадьбу. В центре городка стояли церковь с колокольней и хоромы солепромышленников с поварнями, погребами и клетями, с баней и хлевами. Усадьбу окружали прочные деревянные стены в тридцать сажен высотой, построенные в виде срубов. Срубы были покрыты глиной, а на открытых участках — камнем. По углам острожка высились глухие рубленые башни. Везти пушки из России было далеко, и Строгановы испросили у царя разрешение основать литейный двор в Орле. Искусные мастера стали лить пушки и ковать стволы для пищалей. Стены Орла и других строгановских городков ощетинились множеством орудийных стволов. На башнях Орла караулы день и ночь несли сторожевую службу. Став прочной ногой в Прикамье, Строгановы почувствовали себя большими господами. Однако царь Иван IV вовсе не думал отдавать Камский край в собственность солепромышленникам. Напротив, в своей жалованной грамоте он подчеркивал, что этот край — «наша (царская. — Р. С.) вотчина». Строгановы же делали все, чтобы превратить камские места фактически в свои владения. При Грозном лишь удельные князья да двое-трое самых знатных бояр имели право владеть укрепленными городками. Для Строгановых было сделано исключение. Они выстроили на свои деньги четыре городка и наняли для всех гарнизон. Менее чем за десятилетие предприимчивые купцы успели освоить многие соляные месторождения Приуралья. Теперь их варницы дымили на огромном пространстве от Соли Вычегодской до Перми. В 1566 году Иван IV оказал милость Анике и принял в опричнину его прикамскую вотчину. Опричная служба принесла торговому дому Строгановых новые выгоды и привилегии. Аппетиты Аники росли на глазах. Ему мало было полученных земель, не уступавших по площади небольшому европейскому государству. Он просил у царя новых

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  
Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...

Advertisement