Page 45

снаряжены несколько кочей с опытными моряками, чтобы привести на Двину английские корабли. Капитан Ченслор оказался более удачливым, чем Уиллоби. Следуя вдоль берега, он провел свой корабль по Белому морю и в последние дни лета бросил якорь в устье Северной Двины поблизости от Никольского монастыря. Прибыв в Москву, Ченслор объявил себя послом английского короля и положил начало морской торговле между Россией и Англией. Плавания по бурным северным морям были сопряжены с большими опасностями и риском. Ченслор пережил Уиллоби лишь на два года. Он погиб во время кораблекрушения, возвращаясь из очередного плавания по Белому морю. Исследования северных морей продолжили Стивен Берро, служивший штурманом у Ченслора, а позже Артур Пет, один из моряков Ченслора. Капитан Ченслор и его спутники сумели заинтересовать молодого царя Ивана IV планами открытия пути в Китай и Индию. Торговля с этими сказочно богатыми странами сулила большие доходы как английским купцам, так и русской казне. Итальянские купцы, побывавшие в то время в Москве, сообщали на родину, что Иван IV для поощрения отважных мореходов назначил большую награду тем, кто откроет морской путь в восточные страны, отчего сильно возрастут царские таможенные сборы. Гибель эскадры Уиллоби охладила энтузиазм английской компании. Купцы постарались избежать крупных затрат, снаряжая новую экспедицию в Ледовитый океан. Они представили в распоряжение капитана Стивена Берро одно небольшое судно с характерным названием «Ищи наживы». Экспедиция Берро отплыла на восток в апреле 1556 года. После стоянки в Кольской бухте она присоединилась к флотилии поморов, отправлявшихся на промыслы в устье Печоры. Русский кормчий Гаврила из Колы сообщил капитану, что при попутном ветре до Печоры можно добраться за семьвосемь дней, и пообещал предупреждать его о мелях. «И он это действительно исполнил», — отметил в своих записках Берро. Тихоходному английскому паруснику трудно было поспеть за подвижными русскими кочами. «Плывя по ветру, — записал англичанин, — все русские ладьи опережали нас. Согласно своему обещанию кормчий Гаврила и его друг часто приспускали свои паруса и поджидали нас». Русские мореходы не только указывали путь англичанам, но и неоднократно оказывали им помощь в критических ситуациях. Совместное плавание с русскими завершилось на Печоре. Дальше Стивен Берро отправился один. На второй день плавания моряки увидели землю, но тут же убедились в том, что это чудовищная глыба льда. Прошло полчаса, и льды неожиданно окружили корабль со всех сторон. «Это было ужасное зрелище, — записал Берро в свой дневник, — в течение шести часов мы только и делали, что уходили от одной льдины, в то же время стараясь держаться от другой». Опасности подстерегали мореплавателей на каждом шагу. Однажды вечером подле судна неожиданно всплыл кит. «Мы увидели чудовищного кита так близко от нашего борта, что можно было бы вонзить в него меч, — писал Берро, — мы не посмели сделать это, боясь, что он опрокинет наш корабль. Часть его спины, возвышаясь над водою, была величиною со всю нашу шхуну; погружаясь, он произвел страшный шум в воде». Вскоре Берро вновь встретил русские суда из состава флотилии, с которой он следовал на Печору. Англичане выслали навстречу им шлюпку и, когда шлюпка сблизилась с одной из ладей, запросили у русских сведения о своем местонахождении. К великому своему удивлению, Берро узнал, что они уже «проплыли дорогу, которая ведет на Обь», и попали в район Новой Земли, которая лежит несколько в стороне от этого пути. Берро пригласил к себе на борт русского кормчего, по имени Лошак, и тот сообщил, что на Новой Земле находится самая высокая в мире гора. Англичане проглядели глаза, всматриваясь вдаль, куда указывал Лошак. Они так и не увидели новоземельских гор.

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  
Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...

Advertisement