Page 36

приветствовали его громогласным «ура!». Один за другим казаки подходили к атаману и кланялись ему, а тот каждому подавал руку. Вождь наделялся большой властью. Преступника он мог наказывать смертью. Но если атаман по трусости или нераспорядительности доводил дело до поражения, круг мог сместить и предать смерти его самого. Собравшиеся на Яике казаки выбрали своим большим атаманом Ермака Тимофеевича. Вспоминая об этом, вольные казаки пели в своих песнях: Полно нам, ребятушки, Пить-гулять, Полно бражничать. Не пора ли нам, Ребятушки, воспокоиться… Да давайте мы, ребятушки, Думу думать, Думу крепкую, Да кому из нас, ребятушки, атаманом быть? Атаманом быть, есаулом слыть? — Атаманом быть Ермаку-казаку, Есаулом слыть Тимофеевичу. Мы состроим-ка, ребятушки, крепку лодочку, Чтоб держать разъезд по синему морю. Ермак сосредоточил в своих руках огромную власть. Но в течение всей экспедиции самые ответственные решения Ермак и выборные атаманы неизменно принимали «с совета» и «по приговору» всего «товарства». Замечательно, что в своих воспоминаниях-«сказах» ветераны похода неизменно говорили о «Ермаке с дружиной» и ни разу не сложили ему отдельной похвалы. Для казаков Ермак был лишь одним из равных. Избрав атамана, казачий круг с его согласия назначал ему помощников. Тобольский историк Семен Ремезов записал любопытное предание, сохранившееся у сибирских казаков: «Было у Ермака два сверстника: Иван Кольцо, Иван Гроза, Богдан Брязга и выборных есаулов 4 человека». Предание кажется не слишком вразумительным. После указания на двух «сверстников» Ермака перечислены три имени. Одно имя лишнее. Кольцо и Брязга — имена вполне реальных лиц. Зато Гроза — это скорее всего прозвище одного из них. Популярное сочинение XVII века «Описание Сибири» отразило предание о том, что Ермак после разгрома Кучума послал в Москву к царю «атамана казака Грозу Ивановича с товарищи». Ремезов знал это предание и доверял ему. В своей «Истории» он подробно описывал поездку Ивана Кольцо в Москву с посланием от Ермака. Подлинные архивные документы позволяют исправить ошибку Ремезова. Чудовские монахи записали имена двух «сибирских отоманов», привезших в Москву весть о разгроме Кучума. Ими были Савва Сазонов, сын Болдыря, и Иван Черкас Александров. Чудовские книги помогают установить тот принцип, которому следовали казаки, выбирая послов и предводителей. Походное войско возникло из объединения отрядов, вернувшихся с царской службы в Ливонии, и «воровских» казаков, действовавших против ногайцев в Нижнем Поволжье. Каждая половина выставила своих атаманов и своих послов. Воеводские отписки того времени не оставляют сомнения в том, что накануне сибирской экспедиции среди «воровских» казаков произошел раскол. Вместе с Иваном Кольцо в нападении на царского посла участвовали Богдан Барбоша, Савва Болдыря и Никита Пан. На казачьем круге атаман Богдан Барбоша возглавил тех «воровских» казаков, которые отказались присоединиться к Ермаку и Ивану Кольцо. Они оставались на Яике и спустя четыре года выстроили себе там укрепленный острог. Встревоженные воеводы

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...