Page 142

них кабалы — егда возвратитеся, на ком те припасы по цене взяти, и кто отдаст точно или с лихвою. Из них же войска паче всех Иван Колцев сь есаулы крикнуша: «О мужик, не знаешь ли — ты и тепере мертв, возмем тя и ростреляем по клоку, дай нам на росписку по имяном на струги, поартелно 5000, по именом на всякаго человека по 3 фунта пороху и свинцу и ружья, три полковые пушки, по 3 пуда муки ржаной, по пуду сухарей, по два пуда круп и толокна, по пуду соли и двум полоти, колико масла пудов, и знамена полковые с ыконами, всякому сту по знамени». Максим же страхом одержим и с подданными своими отворил анбары хлебные, и по именом полковых писарей и весом успевающе, дающе день и нощь коемуждо по запросу числом на струги. И струги их грузу знимать не стали и под берегом тонути. Они же приправили набой, излегчили приимать запасов помене по стругам, и управишася вси по совету в путь свой июня в 13 день смиренно, и обещася вси Максиму: «Аще Бог управит путь нам в добыче и здравии имать быти, заплатим и наградим по возвращении нашом; аще ли же избиени будем, да помянет нас любовь твоя в вечном успении; а чаем возвращеня ко отцам своим и матерям». На городище же Ермакове с женами зыряне и книги их писарей и память жилья их, кто имены и отчеством домов, и доныне у Строганова в казне взыскуется. Было у Ермака два сверсника — Иван Колцев, Иван Гроза; Богдан Брязга и выборных есаулов 4 человека, тож и полковых писарей, трубачи и сурначи, литавръшики и барабаншики, сотники и пятидесятники, и десятники с рядовыми и знаменшики чином, да три попа, да старец бродяга, ходил без черных риз, а правило правил и каши варил, и припасы знал, и круг церковный справно знал. И указ на преступление чинили жъгутами, а хто подумает ототти от них и изменити, не хотя быти, и тому по-донски указ: насыпав песку в пазуху и посадя в мешок — в воду. И тем у Ермака вси укрепилися, а болши 20 человек с песком и камением в Сылве угружены. Блуд же и нечистота в них в великом запрещении и мерска, а согрешившаго объмывши 3 дни держать на чепи. 87 году, бывше Ермаку з дружиною и виде многое собрание кучюмовьское стояще на Карачине озере обще и в зборе, аки вода колыбащеся, и згониша с острова мурзу Карачю августа в 1 день. И восхотеша возвратитися въспять в Русь, и погребоша вверх по Тавде реке, воюя с устия вверх обои Красноярскую и Калымскую волости и Лабутана со княжцы, и со всеми безотъступно бишася и безвозвратно до Паченки. И ту великий бой бысть, и раниша многих казаков, их же татар прибиша до единаго, и Печенега княжца убиша, и наполниша трупом езеро, и то словет и до ныне Банное Поганое, полно костей человеческих. И оттоле погребоша вверх по Тавде, августа 6 день в Кошуни. Приидоша х Кошуку княжцу Ворлякову, и поимали перваго есаула Ичимка и допросиша: «Есть ли боевые люди?» Он же вся возвестил Ермаку. Ермак же овых из них убил и есак взял. Нападе же на них страх велий, и приходяще кланяхуся с есаком, и все те волости и с Чандыри покорил боем и доброволно со старейшинами их. И в Чандырском городке великое болванское моление, что их абыз шейтаншик могуще демоном чинити дива призыванием жертв их: проклятаго связавше крепко и уткнут саблею или ножем в брюхо скрозь и держат связана, дондеже по вопросу всем скажет. И тогда выдернут из него нож или саблю, шейтаншик же став, наточит пригоршни крови своей, выпьет и вымажется, будет весь цел, что и язв не знать. И про возврат Ермаку тот же шейтаншик сказал, что воротится на Карачино езеро зимовать и доидет до пелымского княжца, а «чрез Камень, де, хотя и думаешь, не пойдешь, и дороги нет, а поворотишься и победишь Кучюма и царство возмешь». И о том идолское пророчество збылося, а о смерти его не сказал. И взял есак, ехал. И идоша до городка Табаринца Бия, и ту бой на малые часы, потому что Ермак не становился долго и ворочатся за ясаком — что мимоходом урвал, то и наша добыча. И ту убиша багатыря две сажени высоты, и хотеша жива свести с собою, но не далъся — ухватом человек десять загребет и давит, и того застрелиша на чюдо. И доидоша до Пелымскаго княжца Патлика и с ним велий бой починиша за многолюдство и пустой шум, ибо толико отобралися одне мужики на бой, а жены их и дети

Скрынников Р.Г. Ермак. 2008  

Книга о Ермаке, покорителе Сибири, принадлежит перу признанного классика историко-биографического жанра Руслана Григорьевича Скрынникова. Ос...

Advertisement