Page 19

Я прохожу мимо вас, вы меня не знаете и не испытываете ни малейшего интереса, потому что знаете, что я живу где-то здесь, на соседней улице (вы думаете, что знаете). А если бы узнали, что на самом деле я живу за десять тысяч километров отсюда, в ваших взглядах читался бы, по меньшей мере, вопрос. Но вы и не догадываетесь, что ничего не значите для меня, потому что этот город – человек. Город, в котором пять сотен жителей, – для меня заключен в одном только человеке! Вы мне верите? Напрасно! Это лукавство. Я же всегда вас обманываю! Это не любовь. Это значит, что, кроме того одного человека, в этом городе у меня просто никого больше нет! – И ты всегда нас обманывал?! Да ты просто рыба! – гневаются близкие.

Мечтаем и знаем, что в мечтах живет надежда, оседлым поселенцем закупоривает все щели самых недоступных уголков невероятного. В мучительных ожиданиях бумажные салфетки складываются в цветы, города, лица, и интерес умирает последним. Интерес, а не надежда. Надежда никогда не умирает. Даже небо становится колючим, огонь становится твердым, и воздушной становится земля. А надежда не умирает. А люди остаются рыбами. Они охотятся, на них охотятся. А я все натягиваю тетиву. Не забрасываю сети, а натягиваю тетиву – строю из себя особенную рыбу, из разряда вымирающих, нуждающихся в особом внимании и трепетном отношении. Но что с того, ведь я никогда не стреляю. – Эй, ты почему опять не стреляешь? Птичку жалко? – с усмешкой вторят друзья. – Да я и не собирался. Я только присматривался. Когда смотришь на предметы через прицел, все они становятся живее и значимее. Становятся важнее и дают понять, почему важен я. – Ну да, философ! – ухмыляются прохожие. – Черт подери! Я не философ! Это фарс! Я вас обманываю. Опять я вас обманываю! Я не стреляю, потому что не могу доделать до конца. У меня просто не хватает смелости доделать до конца.



– Да, я рыба! И вы – рыбы! Вы рыбы, и в ваших серых, бороздных, пыльных лицах я не угадываю некогда юные молодые глаза, отражающие беспечность души. Только побуревшие фотографии в альбоме с плюшевой обложкой откроют мир влюбленностей, парковых аллей, сельских клубов и мечтаний о надежном будущем, о сильной стране, нерушимой идее. Чем вы живете? Почему счастливы, стоя попой кверху и в дождь и в зной, усердно взращивая ростки в своих садах? Куда рвется ваше сердце в муках памяти о тревожных, но смелых порывах юношеского максимализма? В чем радость? В чем удел? По ком слезы? Что помогает забыть? Рыбный хор мне отвечает: «Надежда». Рыбы говорят. Я слышу их. Потому что я сам рыба. И надежда придает мне сил. Натягиваю тетиву. Три… – Никто не пострадает? – спрашивает мальчик. – Что? А, нет! Я ведь никогда не стреляю. Доделать до конца просто не хватает смелости.

МОе неБО сверху смело смотришь на землю, слишком часто бываешь грустным, зимой, уставшее, дремлешь, летом в сумерках пахнешь дустом. то так ясно, красиво, уютно, то наводишь панический ужас, отражаешься грязно и мутно в городских асфальтовых лужах. все людские обиды прощаешь, принимаешь любые пороки. от других не скрывая, ты знаешь: не одно ты, но ты одиноко.

д и н А П е р е В о з Ч и к о В А

и поэтому в гордом молчании смотришь в глаза всем прохожим. небо звездное, небо бескрайнее, ты так на меня похоже. крылья я разбегусь, что есть силы, помчусь, разрезая воздух. Чувствую: ржавые вилы скребут, царапают легкие. побегу по воде, по пескам. сердце, не бейся так быстро. импульсом бьет по вискам, словно отчаянный выстрел. мой ангел, отдай свои крылья, ты волшебник, тебе ни к чему. подари мне счастливые крылья, я не скажу никому. я буду петь тебе песни, расскажу обо всем, что приснится. мир для меня слишком тесен. давай будем жить, как птицы! БессОнница

в той жизни. а теперь гоню все мысли прочь. они глупы, поверь. прошу, маэстро: «ночь!» вся истина во сне, а в жизни только ложь. Фонарь мелькнул в окне – подмигивает, что ж, а мне всё нипочем. одеяло поперек. две пятки и плечо увидел потолок. пусть смотрит негодяй, не жалко, только он не сможет никогда увидеть горизонт. за горизонтом жизнь, и я хочу туда. Хочу мечтать, любить, и знать, что никогда я не вернусь в мир лжи, в мир лести, в мир тоски. стоп, мысли, подожди! зажмите их в тиски! по стрелкам три и пять. ну где же ваш закон, Что ночью нужно спать? прошу, маэстро: «сон!» рыБак мне не снятся корабли. не о том у моря плачу. слезы высохли тем паче. мне не снятся корабли. словно агнец, глуп и робок, вторит палевый дымок, Что помочь уже не мог. мал, несмел, но сух спросонок.

по стрелкам ровно два. на улице светло. заметный так, едва, скользит на потолок

в стороне нудит острога, невод брошен под порог. дайте снам моим свободу, дайте праведность дорог,

прямоугольный луч, посланник фонаря. а завтра темных туч не будет, говорят.

Чтоб престола быть достойным, Чтобы честь как у царя, доблесть – воина свободного, вера в дело – звонаря.

а мне, мне всё равно, Что будет завтра днем. еще не так давно я думала о нем

и пускай пока несмело… но была бы вера в дело! 01-02 - 2010, толшор-тулыспал



INVOZHO-01-02-2010-WEB  

Валерий Савин. Мой мир. Сальвадор Дали. Космический слон. Сальвадор Дали. Ласточка. Сальвадор Дали. Архангел. 01-02 - 2010, толшор-тулыспал...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you