Page 18

0

30

– Шонер, уз пормы ук суреданы сое, куке тон ноку но ќд вуылы со порма фабрикаосы. ваньмыз со, выльысь верасько, документально гожтэмын ќвќл, но литератураын зэмос улонлы тупась люкетъёс туж кулэлыко. – тћ зэмзэ но быгатылћды проза гожъяны кабинетын, кытын ужакуды пукиды мукет адямиосын џош, бырылћсьтэм шаетон пушкын, ужъёс вискын? – зэм, со озьы. мынам ќй вал мукетыз дыры гожъяськон понна. мон малпаськыса ќй улы, луоз-а, уз-а, пуксьылћ љќк сьќры но гожъяй. мон ведь ужай берыктћсь луыса но кулэ луылћ берыкъяны пќртэм инструкциосты, кылсярысь, гдр-ысь кунгож сьќры келям гидравлической прессъёс сярысь но мукет технической арбериос сярысь. конечно, мон, мукет эшъёсы сямен ик, тыршылћ ужаны ќжытгес но уродгес. угось со вал социализмлэн валтћсь малпанэз: пќя системаез, кќня быгатћськод, угось всё ровно уд быгаты алданы сое сокем зол, макем со пќя тонэ. – Озьы тћ оскалтћды утьыны асьтэды огыр-бугыр дуннелэсь? Пегњыны мукетаз, малпамаз, устояз дуннее? – Ќй, мынам ќй вал нокыџе мукетыз дуннее. литература уг быгаты пегњыны зэмос улонлэсь, кызьы гинэ солэн уг поты ке но. тужгес экспериметальноез но. литературалы луыса, луэ њечгес валаны зэмос улонэз, юрттыны вормыны сое аслыд, но пегњыны ќвќл. – тћляд книгаосты берыктэмын трос кылъёсы. кыџе шаеръёсын пумитаськоды тросгес тћляд малпанъёсыныды, улон шоры учконъёсыныды соглаш луись адямиосты – Шундыљужан палась европа шаеръёсын, кытын тросэз ортчизы сое, мар сярысь тћ суредаськоды, яке мукет сямен, Шундыпуксён палась, кытын адямиослы тунсыко тодыны диктатура сярысь книгаосысь, угось соослэн нокыџе валанзы ќвќл? – та секыт юан, уг поты огшорыятыса гинэ вераме. кудаз ке странаосын книгаос љоггес но тросгес берыктћсько, кудаз ке – уг. уг тодћськы, маин со герњаськемын. кылсярысь, ваньмыз мынам книгаосы кемалась берыктэмын польшаын, нош мукет Шундыљужан палась европаысь кунъёсын ќжытгес. татысь секыт шедьтыны кат мертэтэз. но Шундыљужан палась европаысь лыдњисьёслы нырысь кулэ асьсэ литературазэс вормыны, диктатура но тоталитаризм аръёсы учкытэк кельтэмзэ ортчыса потыны, собере гинэ соос кутскозы тросгес тунсыкъяськыны кунгож сьќрысь авторъёсын. лариса Орехова.

дина Перевозчикова

газинъёсын, куке мон поталляй черкогуртысь, ведь румын кылэз ми школаын дышетћмы арняезлы 2-3 пол гинэ, нош дышетћсьёс тожо вал милям черкогуртысьтымы но асьсэос но урод вераськизы румын кылын. мон али ке но румын кылын умой вераськисько, акцентэн ке но. – куке тћ, политикалэсь пегњем адями, германие вуиды, кыл ужпумъёсты тћляд ќй вал, иське, нош вал ведь мукетъёсыз? – нырысьсэ, мае мыным кулэ луиз валаны германиын, со – макем румын калыклэн кадь вал мынам выросъёсы, сямъёсы, ваньмыз со, мар кылдытэ адямилэсь калык пќлын улонзэ. мон џемысь ќй валалля огшоры бытовой югдуръёсты, юморез – шоккетэ-а мынам вераськисе яке уг-а, мынам тодон-валанэ туж юн висъяськылћз огъёзо немец тодмоосылэн тодон-валанзылэсь. сыџе югдурын адями луэ туж љожомись, но котькуд эмигрантлы капчи ќвќл вормыны пушкысьтыз со љожомонзэ. нош тужгес но љож, куке тонэ кужмысь куро странаысь кошкыны но тон кулэ луиськод кылзћськыны, улондэ утён понна. со сяна, румыниын, мукет совето вакытысь странаосын сямен ик, луэм югдур понна янгыш луэмъёс али ке но кыл кутэмын ќвќл на. конечно, мынам вал трос проблемаосы, куке мон вуи германие, но мон шќдћ асме утиськем адямиен, угось мынам дорам улонэ котькуд дыре куалекъятћсь кышкытлыко вал. психической мылкыды вал туж урод, дугдылытэк керњаськылћ. странаысь кошкем бќрсьы гинэ мон валай, макем кужмо вылэм мынам психической вќсь луонъёсы со режимлэсь. мон туж кышкалляй, режим монэ шузиен ялоз шуыса, угось соку со луысалыз соослэн вормонзы. – Психической террорлэн адямилы пумит мынћсь диктатуралэн темаез – валтћсез тросаз тћляд книгаосады. тћ гожъяськоды кќшкемыт арбериос сярысь сокем чебер но поэтичной кылын, образъёсын но сюлме юн пыџась. Макем автобиографичной луо тћледын суредам югдуръёс – кылсярысь, госбезопасностьлэн органъёсынызы допросъёсын сценаос «туннэ мон ќй пумиськысал асэным ачим?» книгаын? – тросэз суредамез пќлысь – зэмос луэм учыръёс, одно ик монэн луэмын ќвќл. допрослэн сценаосыз зэмос учыръёс ќвќл, но мон улонам адњи олома мында юалляськонъёсты, соин ик оскисько, тросэз соос пќлысь быгатысалзы луыны со пормагес ик. – та книгаын ик туж оскымон суредамын машина лэсьтон фабрикалэн улон сэрегез. со но тћляд ужамдылэн пайдаез чаушеску диктатура вакытъёсы румыниысь солы кельшись фабрикаын?

люди-рыбы рассказ

Кадр из фильма Ким Ки-Дука «Натянутая тетива».

Пусть будет вечным зов желания Творить для счастья чудеса, Чтоб у девчонки в волосах Играл чудной прибрежный ветер, Чтобы в ее чудных глазах Мальчишка смог любовь заметить…

Натягиваю тетиву. Раз… Охота уже началась. Натягиваю тетиву, всматриваясь в свою жертву. Прищуренный глаз распознает размытые очертания деревьев, натянутой в нетерпении стрелы, руки, дрожащие от восхищения, создают воронку, устремленную к четкому образу прекрасной птицы. Живой, свободной, ищущей, чистой, обманутой. Она прекрасна. Она жива, поэтому прекрасна. Я любуюсь ей, в ней сейчас весь мир, истина, которую я искал во сне, не находя в жизни; величие создателя, поцелуй неба, ласки ветра и тепло земли. Я опускаю лук – мне не хватает смелости стать предателем, стать врагом, обманув свою мечту; не хватает смелости преступить обещание не становиться взрослым. Мне уже 12 лет. Я совсем уже взрослый – так думает моя мама. Но дети никогда не взрослеют. Потому что они не умеют еще обманывать. Вот как только один мальчик обманет кого-нибудь, сразу и его кто-нибудь обманет. Но только маленький обман не в счет! Маленький обман детям прощается, у них миссия очень ответственная. Они спасают мир. И у них это получается – ведь они умеют верить, сражаясь за свою детскую мечту. Но мама все-таки думает, что я уже взрослый и советует подобно взрослым придерживаться распорядка дня, ложась спать в десять часов вечера. Не понимает она, что спать, значит, стать на день старше, на день взрослее. Натягиваю тетиву. Два… Мне уже 24. Я уже совсем взрослый – так думает моя мама, теперь я с ней не спорю. А когда-то, примерно двенадцать лет назад, я был ребенком. И я не повзрослел. Я горжусь тем, что тогда я не повзрослел. Это сейчас я заглядываю в небо и сочиняю свой мир, в котором четыре поля: поле маков, поле подсолнухов, ромашковое поле и пшеничное. Маковое поле – удовольствие. На ромашковом – сбываются все детские мечты. Пшеничное поле – поле надежды. Поле подсолнухов – неповторимость души, ее неподкупность и честь. Сочиняю. А потом возвращаюсь к работе, иду по городу-консервной банке, набитой шпротами, такими же, как я, в масле, с аппетитными канцерогенами, с определенным количеством белков, жиров и углеводов. Солнце все пуще поджаривает нам бока, не подозревая, что, тесно прижимаясь друг к другу головой, животом или жабрами, мы одиноки и желаем нашим плавникам свободы, чтобы рассекать сильные воды океана. Мечтаем. 01-02 - 2010, толшор-тулыспал



INVOZHO-01-02-2010-WEB  

Валерий Савин. Мой мир. Сальвадор Дали. Космический слон. Сальвадор Дали. Ласточка. Сальвадор Дали. Архангел. 01-02 - 2010, толшор-тулыспал...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you