Issuu on Google+

Инновационная Россия – 2020: Как запустить экономику знаний? Круглый стол «Построение региональных инновационных систем: механизмы, практика, конкурентные преимущества»

О стратегии инновационного развития региона Институт экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН

В.И.Суслов

Томск-Новосибирск-27 мая 2011


В 2006 году была принята Стратегия развития науки и инноваций в Российской Федерации до 2015 года. Из 17 показателей, динамику которых можно проследить, только 4 соответствуют поставленным тогда задачам, динамика 7 показателей хуже, чем даже в инерционном сценарии (без учета Стратегии), а 6 – противоположна (должны расти, но фактически падают). Сейчас обсуждается проект новой стратегии инновационного развития России, подготовленный МЭР РФ «Инновационная Россия – 2020». Цели, задачи, количественные ориентиры, проблемы поставлены и представлены хорошо. Но это – единственная «ложка меда». «Тело» Стратегии настолько рыхло, что его фактически нет. «Углубить», «расширить», «действовать в направлении улучшения…» – толку от таких формулировок мало. Авторы документа совершенно справедливо указывают на главную, острейшую, болезнейшую проблему: отсутствие со стороны российского бизнеса спроса на инновации вообще и отечественные в особенности. Но о том, как решать эту проблему в Стратегии практически ничего не говорится. А действенные средства существуют. Например. Можно увеличить налог на прибыль с 20% до 50-75%, но только на ту прибыль, которая направляется на потребление. Прибыль, используемую на развитие под качественные инвестиционные проекты, – освобождать от налога. Если проект нацелен на инновации и модернизацию, то налог должен быть отрицательным, например – минус 25%, а если имеет место ориентация на отечественные инновации, соответствующие мировому уровню, то налог – минус 50%.


Зато вопросам реформирования сферы генерации инноваций, прежде всего науки и образования, уделено весьма пристальное внимание. Нацеленность предлагаемых новаций – на перемещение науки в вузы и национальные исследовательские центры, встроенные в жесткую вертикаль административной власти, смену концепции высшего образования со школы знаний на школу компетенций. Акцент делается не на усиление имевшихся и частично сохраняющихся конкурентных преимуществах российской науки и образования, а на перестройку этой сферы под западные образцы, причем не лучшие, элитарные, а средние, «ширпотребовские» В документе верно указывается на ряд болевых точек, в частности на недостаточную встроенность отечественной науки в общемировые процессы, удручающе низкое участие в общепризнанных изданиях, низкую цитируемость и т.д. Это свидетельствует не только о недостаточной эффективности российских ученых, но и в значительной степени является наследием советского периода с его самоизоляцией, завесой тайны, гипертрофированной идеологизацией общественных наук. В таких условиях было бы естественно ожидать предложений по преодолению этих недостатков, по мерам государственной поддержки отечественной науки в мировом сообществе. Некоторые меры предлагаются, но нацелены они на помощь не отечественным, а иностранным ученым.


Несколько слов о плане обеспечения конкурентоспособности Исследовательского Треугольника (Роли, Чепел Хилл и Дарем в Северной Каролине, США; ИТР, Research Triangle), разработанного «с подачи» Майкла Портера в период 2001-2004. Субъектом плана являются не органы власти, как для большинства региональных стратегий в России, а именно ИТР, как некоторое партнерство субъектов бизнеса, высшего образования, науки и власти, созданное в начале 90-х годов прошлого века по инициативе, прежде всего, региональных бизнес-лидеров. Поэтому фундаментом стратегических планов ИТР является взаимодействие и консолидация усилий основных субъектов региона, создающие и обеспечивающие реализацию синергетических (эмерджентных) эффектов, что выражается в привлечении дополнительных инвестиций, ускорении процесса создания рабочих мест, роста заплат, уровня и комфортности жизни. Небольшое отступление. Два примера, очень разных, выстраивания отношений с федеральным центром: Новосибирск и Томск, разобщенность и консолидация. «Стоит признать, что в Новосибирске пока не появилось общей цели, ради которой объединились бы вузы, научные институты, бизнес и власть. Пока руководство СО РАН занято лоббированием в верхах проекта строительства «второй очереди Академгородка», пока областные власти вкладываются в технопарк, вузы, к примеру, играют в свои игры. И даже Сколково не становится основой для объединения усилий»


«Томичи умеют грамотно формализовать и, что важно, консолидированно подавать не только имеющиеся, но и планируемые преимущества, параллельно действиями уплотняя образы, делая их реалистичными, и в этом сила томской команды, — говорит директор АНО «Инновационный центр Кольцово» Андрей Линюшин. — Если бы к потенциалу Новосибирской области — да томскую системность и напор, Сколково было бы в Новосибирске» Основная нацеленность плана ИТР: усиление конкурентных преимуществ, создание новых качественных рабочих мест. Представлены факторы и предпосылки успеха, проблемы, угрозы и вызовы, меры по увеличению инноваций. Подробно описана область возможностей: 37 участников целевой группы, 30 «сильных» технологий, 120 возможностей и 8 приоритетов роста и 8 же сфер с высоким потенциалом возможностей (фармацевтика, защита от инфекционных заболеваний, агробиотехнологии, современные сети коммуникации, системы медицинской помощи, приборостроение, нанотехнологии, информатика). Сформирована программа действий, сочетающая пять линий (стратегий) поведения: поддержка развития целевых кластеров, создание рабочих мест, использование ресурсов высшего образования во всех областях экономического развития, улучшение благосостояния сельхознаселения, создание гибких сетей коммуникации лидеров бизнеса, высшего образования, науки и власти.


В России инновации важны не только и даже не столько в «обычных» хайтечных отраслях (космос, атом, приборостроение, микроэлектроника …). Они необходимы во всех отраслях. Сельское хозяйство, ЖКХ, транспорт, металлургия, строительство и т.д. должны быть очень инновационны. Особенно это касается добывающих отраслей. Тем более, что значительную, если не решающую роль в этих отраслях играют крупные компании, а крупный бизнес в нашей стране пока удручающе не инновационен. Стратегии инновационного развития большинства сибирских регионов должны быть нацелены на создание кластеров инновационного природопользования. В этих Стратегиях должны ставиться следующие задачи: - развитие инновационной инфраструктуры и усиление ее связей с реальным сектором экономики; - активизацию инновационного спроса, прежде всего, на российские и сибирские разработки со стороны крупного бизнеса; - увеличение плотности малых и средних фирм наукоемкого и высокотехнологичного бизнеса на отдельных территориях; - более эффективное использование ресурсов федеральных институтов развития (Роснано, РВК, Внешэкономбанк и др.); - усиление взаимодействия при реализации инновационных проектов и программ с «соседями» и другими регионами страны;


- создание новых продуктов и технологий, интегрирующих инновационные разработки в разных отраслях и на разных территориях; - встраивание в мировые технологические цепочки транснациональных компаний; - (для регионов-лидеров) контроль (в мировом масштабе) над несколькими макротехнологиями и несколькими десятками критических технологий.

Инновационные стратегии национального и, в какой-то степени, регионального уровня должны быть нацелены на устранение причин угнетения инноваций в России. Среди таких причин можно назвать следующие. (а) Временной дисконт слишком велик, т.е. будущее быстро обесценивается, и ведущими выступают краткосрочные и сиюминутные цели. (б) Коррупция блокирует российские инновации. Необходимые «откаты» лицам, принимающим решения, недоступны российским фирмам-инноваторам. (в) «Наше законодательство совершенно не совершенно». Все наше законодательство в области бюджетно-финансового планирования и контроля построено с позиции «презумпции виновности». (г) Атака на отечественную науку в лице РАН со стороны правящего слоя достигла беспрецедентного масштаба. При всем том, что вся оставшаяся до сих пор «мощь» России обеспечена российской фундаментальной наукой.


(д) Инновационная инфраструктура быстро развивается, но остается еще очень недоразвитой. Пример из биомедтеха: « … здесь нет ни одной сертифицированной центральной лаборатории, которая удовлетворяла бы как заказчика, так и те органы, которые потом будут давать добро на новую таблетку» (пробирки с результатами многочисленных клинических испытаний отправляются на анализ в другие страны). (е) Российская экономика соответствует 3-4 технологическому укладу и не может предъявить спрос на высокотехнологическую продукцию. Немногие наукоемкие российские компании вынуждены работать на внешний рынок. (ж) В российских регионах, сибирских, в частности, в потенциальных кластерах еще не сложилось понимание общности целей, необходимости взаимодействовать, «дружить». Достижения, мощные ростки инновационной экономики имеют место в России и ее регионах скорее «не благодаря, а вопреки». Между тем, уже в ближайшей перспективе только появившиеся из этих ростков молодые быстро растущие малые (изначально) и средние (будущие крупные новой генерации) фирмы наукоемкого и высокотехнологического бизнеса (газели Берча) смогут определить так необходимый нашей стране экономический рост. Наблюдения показывают, что такие фирмы возникают во всех секторах российской экономики, и их плотность выше, чем в развитых экономиках.


Власти предпринимают определенные действия для улучшения условий инновациям. В частности, в законодательной области. 9 апреля 2010 года Правительство Российской Федерации утвердило постановление N 218 "О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства". Постановлением предусмотрена возможность выделения субсидий производственным предприятиям сроком от 1 до 3-х лет, объёмом до 100 млн. рублей в год для финансирования комплексных проектов организации высокотехнологичного производства, выполняемых совместно с высшими учебными заведениями. Победителями первой очереди признаны 57 проектов, из которых 9 проектов СФО, из них 6 – Томск. Победителями второй очереди признаны 55 проектов, из которых 6 проектов СФО, из них 2 – Новосибирск. 9 апреля 2010 года Правительство Российской Федерации утвердило постановление N 219 "О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования".


На реализацию программы развития инновационной инфраструктуры образовательного учреждения выделяются бюджетные ассигнования на срок до 3 лет с объёмом финансирования до 50 млн. рублей в год. В число победителей вошли 56 вузов, в том числе 14 московских учебных заведений (МГУ, Бауманка, МФТИ, МИФИ, МИЭТ и другие), четыре из СанктПетербурга (СПбГУ, СПбГПУ, ЛЭТИ, Академический университет), два из Томска, один из Новосибирска – НГУ. 9 апреля 2010 года Правительство России приняло постановление N 220 «О мерах по привлечению ведущих учёных в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования». Средства предоставляются на конкурсной основе в виде грантов в размере до 150 млн. рублей каждый на проведение научных исследований в 2010-2012 гг. с возможным продлением проведения научных исследований на срок от одного до двух лет. По итогам первого конкурса определены 40 победителей, в том числе из регионов СФО: Красноярск – 2 победителя, Томск – 3, Новосибирск – 3 В соответствии с № 217-ФЗ (принят 02.08.2009 г.), ВУЗы Новосибирской области организовали 15 малых предприятий и планируют к запуску еще 30 малых фирм в сфере строительства, фотоники, наноиндустрии, приборостроения, программного обеспечения. СФУ – 31 малое предприятие.


Благодарю за внимание


О стратегии инновационного развития региона