Issuu on Google+

Статья 1 Предмет регулирования и сфера действия настоящего Федерального закона 1. Настоящий Федеральный закон разработан в целях создания правовых условий для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица  – медиатора (процедуры медиации), содействия развитию партнерских деловых отношений и формированию этики делового оборота, гармонизации социальных отношений. 2. Настоящим Федеральным законом регулируются отношения, связанные с применением процедуры медиации к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых правоотношений и семейных правоотношений. 3. Если споры возникли из иных, не указанных в части 2 настоящей статьи, отношений, действие настоящего Федерального закона распространяется на отношения, связанные с урегулированием таких споров путем применения процедуры медиации только в случаях, предусмотренных федеральными законами. 4. Процедура медиации может применяться после возникновения споров, рассматриваемых в порядке гражданского судопроизводства и судопроизводства в арбитражных судах. 5. Процедура медиации не применяется к коллективным трудовым спорам, а также спорам, возникающим из отношений, указанных в части 2 настоящей статьи, в случае, если такие споры затрагивают или могут затронуть права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации, или публичные интересы. 3


6. Положения настоящего Федерального закона не применяются к отношениям, связанным с оказанием судьей или третейским судьей в ходе судебного или третейского разбирательства содействия примирению сторон, если иное не предусмотрено федеральным законом.

1. ФЗоПМ созданы условия для интеграции медиации в российскую правовую культуру. Законодатель институализировал процедуру медиации как легитимный способ урегулирования правовых споров, что является основанием для ее дальнейшего применения в различных сферах юрисдикционной деятельности. В ч.1 комментируемой статьи отражены цели принятия настоящего федерального закона. 1) Одна из главных целей заключается в создании правовых условий для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица – медиатора (процедуры медиации). В этом отражается значимость закона для практической юриспруденции. Можно выделить следующие правовые последствия реализации обозначенной цели. Во-первых, законодатель признает за процедурой медиации статус законного способа урегулирования правовых споров, существующего наряду с судебным порядком, процедурой разрешения споров в третейском суде, в комиссиях по трудовым спорам, нотариальной процедурой. С 1 января 2011 г. система допустимых государством способов урегулирования споров пополняется еще одним – процедурой медиации. Особенность этого способа урегулирования правовых споров заключается в том, что он может применяться как альтернатива существующим юрисдикционным механизмам, так и наряду с ними. В частности, если участники правового спора обратились в суд, в третейский суд с заявлением о разрешении спора, это не исключает возможность обращения к медиатору с просьбой об его урегулировании с применением процедуры медиации. Так же как и урегулирование спора посредством медиации не исключает права на обращение за судебной 4


защитой. Предлагаемый законодателем способ урегулирования спора не подменяет собой уже существующие институты, а дополняет их, предоставляя участникам гражданского оборота новые возможности в мирном урегулировании возникших разногласий. Это подтверждается и практикой. Так, за 2010 г. Центром правовых технологий и примирительных процедур (медиации) УрГЮА было рассмотрено 27 заявок о проведении процедуры медиации. Из них 7 заявлений (что составляет около 26% от общего числа обращений) поступили в период, когда стороны решили урегулировать спор до обращения в суд. В 18 случаях, что составляет около 67% от общего числа обращений, процедура медиации проводилась, когда спор находился на рассмотрении на различных стадиях гражданского или арбитражного процесса. В 2 случаях (около 7% от общего числа заявок) спор был урегулирован в период реализации мер принудительного исполнения судебных актов. Во-вторых, легитимируя процедуру медиации, государство признает и результаты этой процедуры – медиативное соглашение. Поскольку в рамках процедуры медиации стороны урегулируют спор исходя из своих интересов, а не на основе правоприменения, то принимаемое сторонами медиативное соглашение может содержать положения, не только регулируемые правом, но и выходящие за пределы правового регулирования. По общему правилу в медиативное соглашение могут быть включены любые условия, главное, чтобы они не противоречили действующему законодательству и не нарушали прав третьих лиц (т.е. лиц, не привлеченных к участию в процедуре медиации). Если медиативное соглашение не противоречит действующему законодательству, не нарушает прав третьих лиц, то оно должно признаваться органами государственной власти, местного самоуправления, другими гражданами, в том числе органами, осуществляющими гражданскую юрисдикцию. В частности, такое соглашение может быть удостоверено нотариусом, утверждено в качестве мирового соглашения в суде, третейском суде и т.д. В-третьих, в связи с принятием закона можно вести речь о формировании в Российской Федерации новой системы урегу5


лирования и разрешения правовых споров. До этого времени участники гражданского оборота имели возможность разрешать свои споры в рамках одной части такой системы – подсистемы, объединяющей деятельность органов гражданской юрисдикции (государственные суды, третейские суды, органы нотариата, комиссии по трудовым спорам и др.). В связи с принятием ФЗоПМ можно говорить о том, что законодателем сделаны шаги в направлении формирования внеюрисдикционной подсистемы урегулирования правовых споров, к которой следует отнести процедуру медиации. Основное отличие юрисдикционных от внеюрисдикционных способов урегулирования и разрешения правовых споров заключается в том, что в рамках первых уполномоченные лица выносят обязательное для участников правового спора решение, осуществляя свою деятельность в рамках правоприменительной деятельности, в то время как медиатор не обладает полномочиями по принятию обязательного решения, он строит свою деятельность по организации переговоров между спорящими сторонами, основываясь на их интересах. Медиатор не занимается правоприменением, его задача заключается в организации совместной работы участников спора по решению возникшей проблемы, оказание помощи в достижении взаимоприемлемого соглашения1. Общепринято рассматривать медиацию в двух аспектах: 1) частная медиация, которая выступает как самостоятельный вид профессиональной деятельности по урегулированию правовых споров; 2) интегрированная медиация, являющаяся составной частью деятельности юрисдикционных органов (судов, нотариата, судебных приставов-исполнителей и т.д.). Выделение данных видов медиации имеет большое практическое значение, так как является основанием для дифференциации подходов в правовом регулировании. Как правило, частная модель медиации закрепляется в отдельных законодательных актах, в которых регламентируются 1

6

Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. С. 12.


общие положения о медиации как альтернативной процедуре, раскрываются принципы, устанавливаются правовые гарантии института медиации, определяются требования, предъявляемые к медиаторам и организациям, оказывающим помощь в урегулировании споров посредством медиации. В частности, такие специальные законы приняты в Австрии, Словении, США и других странах. Поскольку интегрированная медиация рассматривается как одна из дополнительных профессиональных компетентностей лиц, реализующих юрисдикционную деятельность, то правовое регулирование интегрированной медиации осуществляется в рамках отраслевого законодательства, которое регламентирует деятельность того или иного юрисдикционного органа. Если медиацией занимаются суды, то такая функция и процедура регулируется процессуальным законодательством; если нотариусы, – то соответствующими законами о нотариате; если служба судебных приставов-исполнителей, – в законах, регламентирующих деятельность этой службы. Именно по такому пути идет развитие интегрированной медиации в США, европейских странах. В настоящее время в связи с принятием закона о медиации можно констатировать, что российский законодатель пошел по аналогичному пути, разграничивая частную и интегрированную модели медиации. В законе о медиации закрепляется модель частной медиации, которая позволяет формировать новый институт урегулирования правовых споров. В этой связи ра��сматриваемый закон в рамках реализации цели по созданию правовых условий для применения процедуры медиации направлен на решение следующих задач: 1) включить медиацию в систему допустимых способов урегулирования правовых споров; 2) создать условия для развития медиации как самостоятельного способа и института урегулирования правовых споров; 3) предусмотреть правовые гарантии обеспечения функционирования этого института; 4) определить общие правила проведения процедуры медиации; 7


5) создать условия для формирования независимого профессионального корпуса медиаторов, в том числе в сфере саморегулирования деятельности медиаторов и организаций, оказывающих содействие в обеспечении проведения процедуры медиации. В ч.1 комментируемой статьи отмечается, что процедура медиации рассматривается законодателем как альтернативная процедура урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица – медиатора. В этой связи представляется важным определить контексты термина «альтернативный». В пояснительной записке к закону указывается, что процедура медиации рассматривается как альтернативный неюрисдикционный способ урегулирования споров, направленный на снижение судебной нагрузки. Такой подход законодателя представляется оправданным и является логичным продолжением ранее принятых положений, закрепленных в целевой программе развития судебной системы Российской Федерации на 2007–2011 гг.2, продленной до 2012 г., в Стратегии развития финансового рынка России на период до 2020 г.3 Аналогичный подход к определению медиации как альтернативного по сравнению с публичным судебным порядком способа разрешения споров был реализован в США, где впервые и был введен термин АDR-Alternative Dispute Resolution, что в переводе означает «альтернативное разрешение споров» (АРС)4. Условно в развитии медиации как альтернативного способа разрешения споров можно выделить следующие направления: 1) создание альтернативы публичному порядку рассмотрения споров в государственных судах;

2

Постановление Правительства РФ от 21.09.2006 № 583 «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы на 2007–2011 годы» // СЗ РФ. 2006. № 41. Ст.4248.

3

Распоряжение Правительства РФ от 29.12.2008 №  2043-р «Об утверждении Стратегии развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2020 года» // СЗ РФ. 2009. № 3. Ст.423.

4

Более подробно об истории развитии медиации в США, о современной системе США в сфере АРС см: Носырева Е.И. Альтернативное разрешение споров в США. М., 2005.

8


2) создание альтернативы между несудебными процедурами рассмотрения споров; 3) интегрирование АРС в процедуру рассмотрения споров государственными судами, в деятельность иных юрисдикционных органов, с сохранением альтернативы урегулирования споров в досудебном порядке. В настоящее время в связи с широким применением медиации в юридической практике многих зарубежных государств, активным применением ее в международном обороте, предлагается заменить термин «альтернативное разрешение споров» на другие: «additional dispute resolution» («дополнительная» (к судебной) система разрешения спора); «аmicable dispute resolution» (дружественное урегулирование конфликтов); «аccelerated dispute resolution» (ускоренное урегулирование споров); «appropriate dispute resolution» (надлежащее разрешение споров); «better dispute resolution» (лучшее разрешение споров); «innovative dispute resolution» (инновационное разрешение споров); «effective dispute resolution» (эффективное разрешение споров); «primary dispute resolution» (основной способ разрешения споров)5. Исходя из этого, отдельными специалистами предлагается отказаться от использования прилагательного «альтернативные» и рассматривать всю совокупность способов разрешения (урегулирования) споров в качестве единой системы, включающей наравне с судебным разбирательством иные юрисдикционные, а также неюрисдикционные механизмы разрешения и урегулирования споров. В этом смысле процедура медиация будет являться одним из элементов данной системы6. 2) В качестве еще одной цели интеграции института медиации в практическую юриспруденцию законодатель называет содействие развитию партнерских отношений и формированию этики делового оборота. Эта цель вытекает из 5

Более подробно по этому вопросу см.: Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции. Дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. С. 17–18.

6

См. об этом: Там же. С. 19.

9


самой природы медиации, заключающейся в том, чтобы помочь спорящим сторонам выйти из состояния конфликта и перейти в состояние сотрудничества. В отличие от судебного разбирательства, в медиации нет выигрывшей и проигравшей стороны. Особенность урегулирования спора с применением процедуры медиации заключается в том, что по ее итогам все участники находятся в состоянии «выигрыш–выигрыш», так как заключенное медиативное соглашение в равной мере учитывает интересы как одной, так и другой спорящих сторон. Принимаемое сторонами решение основывается на их интересах, и это является важным мотивом для добровольного его исполнения. Сама медиация, основанная на процедуре ведения переговоров, базирующихся на интересах сторон, способствует сохранению партнерских отношений между ними и формирует этику разрешения разногласий, возникающих в сфере гражданского оборота. Развитие цивилизованных рыночных отношений неминуемо приведет к осознанию необходимости мирного урегулирования конфликтов. Стремление к сотрудничеству должно быть не только в построении бизнес-отношений, но и при разрешении возникающих из этих отношений разногласий. В этой связи философия многих крупных зарубежных компаний сегодня строится на поиске мирных путей урегулирования споров, без обращения в суд7. На необходимость формирования политики безконфликтных отношений обращается внимание на высших уровнях власти нашего государства8. Следует отметить, что закрепляя указанную цель в ч.1 ст.1 комментируемого закона, законодатель тем самым формирует целый комплекс мер, направленный на создание условий формирования этики деловых отношений. Эти законодательные положения в совокупности с аналогичными целями, которые постав-

7

Более подробно об этом см.: Давыденко Д.Л. Как избежать судебного разбирательства: посредничество в бизнес-конфликтах. М., 2006.

8

Совещание по вопросам развития судебной системы под председательством Президента Российской Федерации Д.А. Медведева 22 ноября 2010 года // www.arbitr.ru/press-centr/news/31446.html

10


лены перед арбитражными судами (п.6 ст.2 АПК РФ) создают широкие возможности для сохранения и укрепления бизнес-связей, что является основой для формирования стабильной экономики государства. 3) Также в качестве цели принятия закона законодатель отмечает гармонизацию социальных отношений. Процедура медиации носит универсальный характер. Она не только направлена на урегулирование правовых споров, но и может стать основой для социокультурного развития общества, в том числе социальных отношений. При возрастающем осознании необходимости выстраивания с окружающими отношения сотрудничества, а не борьбы, будут укрепляться социальные связи в обществе. Медиация применима не только как способ урегулирования правовых споров, но и может стать основой для урегулирования большинства межличностных конфликтов.

2. В ч.2 ст.1 законодатель определяет предмет (определенный вид общественных отношений), на который направлено регулятивное воздействие настоящего закона. В комментируемой норме закрепляется общее правило, определяющее предмет регулирования и тем самым очерчивающее его рамки. Так, медиация, как самостоятельный способ урегулирования конфликтов применяется к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также по спорам, возникающим из трудовых и семейных правоотношений. Из данного правила можно выделить следующие особенности предмета регулирования настоящего закона. Во-первых, медиация как эффективный способ разрешения различных конфликтов (социальных, политических, межличностных и др.) в настоящем законе рассматривается как способ урегулирования правовых споров. Государственная политика в области обеспечения доступности и качества правосудия предопределила и особый подход законодателя к определению предмета регулирования процедуры медиации: в соответствии с настоящим законом она рассматривается как способ урегули11


рования только правовых споров. Урегулирование споров, носящих неправовой характер (т.е. возникающих не в связи с реализацией прав и обязанностей участников правоотношений), не регламентируется настоящим законом. Означает ли это, что участники конфликта, возникающего в иной сфере, помимо права, не могут применять процедуру медиации? Представляется, что нет. Медиация имеет глубокие социокультурные основания, которые позволяют обращаться к этой процедуре для урегулирования различного типа конфликтов, возникающих не только в сфере действия права. Но такие ситуации выходят за рамки настоящего закона. Во-вторых, законодателем применение медиации связано прежде всего со спорами, возник��ющими в сфере частноправового регулирования (гражданские, семейные, трудовые). Закон не регулирует применение медиации при рассмотрении уголовных дел, и в настоящее время она не может применяться по таким делам. Данный подход законодателя представляется оправданным, так как применение медиации в сфере уголовного судопроизводства имеет существенную специфику, которая должна определяться с учетом действующего уголовного, уголовно-процессуального законодательства. Во многих государствах вопросы применения медиации по уголовным делам регулируются специальными законами. Например, в Финляндии с 1 января 2006 г. действуют Закон о судебной медиации по гражданским делам и Закон о медиации в уголовных и некоторых спорных делах. В соответствии с законом о медиации по уголовным делам в 2006 г. было проведено 3749 процедур, в 2007 г. – 10015, в 2008 г. – 11249. Среди категорий уголовных дел, по которым чаще всего проводятся процедуры медиации, выделяются дела об оскорблении чести и достоинства, нарушении тишины и покоя граждан, избиении, семейном насилии, кражах, нанесении ущерба, насильственных преступлениях. В 2008  г. в 74% случаев заявления о проведении медиации по уголовным делам поступали из полиции; в 22% случаев  – из прокуратуры, в 0,2% случаев  – по инициативе родителей. Медиацию по уголовным делам прово12


дят добровольные медиаторы, аккредитованные при службах медиации9. Особенности законодательной конструкции комментируемой части показывают, что при определении сферы правовой регламентации законодатель ориентировался на подведомственность гражданских дел судам общей юрисдикции, арбитражным судам. Суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений (п.1 ч.1 ст.22 ГПК РФ). В соответствии с ч.1 ст.27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Согласно ст.28 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных АПК РФ и иными федеральными законами, другими организациями и гражданами. В-третьих, законодателем из всей совокупности споров частноправового характера, к которым применяется процедура медиации, выделены споры, возникающие из гражданских, семейных, трудовых правоотношений. Споры, возникающие из гражданских правоотношений, можно определить как вид правовых споров, возникающих из отношений, регулируемых гражданским законодательством. 9

Из доклада сотрудника Департамента криминальной политики Министерства юстиции Финляндии Сайи Самбоу «Медиация в уголовных делах». Хельсинки, 14 апреля 2010 года.

13


В соответствии с п.1 ст.2 ГК РФ гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Споры, возникающие из трудовых правоотношений, можно определить как вид правовых споров, возникающих из отношений, регулируемых трудовым законодательством. В соответствии со ст.15 ТК РФ трудовые отношения  – отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Следует отметить, что исходя из системного толкования ч.3 и 5 комментируемой статьи, не все виды трудовых споров могут быть урегулированы с применением процедуры медиации, регламентированной настоящим законом, а только индивидуальные трудовые споры. В соответствии со ст.381 ТК РФ индивидуальный трудовой спор определяется законодателем как неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудово14


го договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Индивидуальным трудовым спором признается спор между работодателем и лицом, ранее состоявшим в трудовых отношениях с этим работодателем, а также лицом, изъявившим желание заключить трудовой договор с работодателем (в случае отказа работодателя от заключения такого договора. Споры, возникающие из семейных правоотношений, можно определить как вид правовых споров, возникающих из отношений, регулируемых семейным законодательством. В соответствии со ст.2 СК РФ семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей. Перечисляя категории правовых споров, подлежащих урегулированию в рамках процедуры медиации, законодатель формулирует условия допустимости применения медиации к таким спорам. В юридической науке вопросы относимости юридических дел к ведению того или иного органа рассматриваются через институты подведомственности, арбитрабельности правового спора. Но поскольку процедура медиации не относится к юрисдикционным способам разрешения правовых споров, необходимо формировать другой механизм, позволяющий определить условия, при наличии которых правовой спор может быть урегулирован с участием посредника (медиатора). В международной практике в качестве такого механизма рассматривается категория «медиабельность спора». В юридической науке медиабельность предлагается рассматривать как «свойство правового спора, в силу которого он может быть урегулирован в процедуре 15


медиации»10. При решении вопроса о медиабельности необходимо установить наличие объективных и субъективных факторов, свидетельствующих о том, что данный правовой спор может быть урегулирован с участием посредника (медиатора)11. К объективным факторам относится категория правового спора. Это условие является объективным критерием, влияющим на определение медиабельности. Поэтому при решении вопроса о том, подлежит ли правовой спор урегулированию с применением процедуры медиации, необходимо провести его правовую квалификацию, и если этот спор подпадает под одну из перечисленных в комментируемой части настоящей статьи категорию споров, то при наличии других факторов этот правовой спор будет обладать свойством медиабельности и может быть урегулирован с применением процедуры медиации. В международной практике медиация применяется в отношении широкого круга правовых споров. В частности, в Типовом законе Комиссии Организации Объединенных Наций по праву международной торговли о международной коммерческой согласительной процедуре12 отмечается, что термин «коммерческий» следует толковать широко, с тем чтобы он охватывал вопросы, вытекающие из всех отношений коммерческого характера, как договорных, так и недоговорных. Применительно к указанному Типовому закону отношения коммерческого характера включают следующие сделки, не ограничиваясь ими: любые торговые сделки на поставку товара или услуг или обмен товарами или услугами; дистрибьюторские соглашения; коммерческое представительство или агентские соглашения; факторинг; лизинг; строительство промышленных объектов; предоставление консультативных услуг; инжиниринг; лицензирование; инвестирование; финансирование; банковские услуги; страхование; соглашение об эксплуатации или концессии; совместные предприятия и 10

Калашникова С.И. Указ. соч. С. 98.

11

Более подробно об объективных и субъективных факторах медиабельности правового спора см.: Калашникова С.И. Указ. соч. С. 100–106.

12

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН A/ RES/ 57/15 от 19 ноября 2002 г.

16


другие формы промышленного или предпринимательского сотрудничества; перевозка товаров или пассажиров воздушным, морским, железнодорожным или автомобильным транспортом (примечание к п.1 ст.1 Типового закона).

3. В ч.3 ст.1 законодателем решается вопрос о применимости процедуры медиации к урегулированию споров, возникающих из иных, не перечисленных в ч.2 настоящей статьи правоотношений. Исходя из системного анализа ч.2, 3, 4 комментируемой статьи, следует отметить, что под иными, не перечисленными в ч.2 комментируемой статьи спорами, следует понимать такие правовые споры, которые, во-первых, не относятся к категории уголовных дел, конституционных дел; во-вторых, иные правовые споры должны быть подведомственны судам общей юрисдикции или арбитражным судам. Для того чтобы действие комментируемого закона распространялось на споры, возникающие из иных частноправовых отношений, необходимо, чтобы такие случаи прямо оговаривались действующим законодательством. Соответствующие нормы должны предусматриваться в нормативном акте не ниже уровня федерального закона. Без специальной оговорки применение процедуры медиации возможно только по спорам, возникающим из гражданских, семейных и трудовых правоотношений. В этой связи следует отметить законодательную неточность. Из толкования ч.3 комментируемой статьи не совсем ясно, что конкретно должно предусматриваться в ином федеральном законе: а) право участников соответствующего вида правового спора урегулировать его с применением процедуры медиации; б) бланкетная норма, определяющая и саму возможность применения процедуры медиации по соответствующему спору и что процедура медиации должна проводиться в соответствии с положениями комментируемого закона? Представляется, что законодателем могут быть реализованы оба эти подхода, главное, чтобы в федеральном законе содержалась норма, предоставляющая участникам соответствующих правоотношений право на обращение к посреднику (право на применение процедуры медиации). 17


Среди действующих федеральных законов, в которых закреплены положения, предоставляющие право на урегулирование частноправового спора в рамках процедуры медиации, можно назвать АПК РФ. Так, в соответствии с ч.1 ст.255.5 АПК РФ корпоративные споры могут быть урегулированы сторонами путем использования примирительных процедур, в том числе при содействии посредника. Корпоративный спор законодатель определяет как спор, связанный с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом (ст.255.1 АПК РФ). Если сопоставить категории дел, отнесенные к подведомственности судов общей юрисдикции (ст.22 ГПК РФ), то представляется возможным применение процедуры медиации также при урегулировании споров, возникающих из жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений. Дискуссионным является вопрос о возможности применения процедуры медиации для урегулирования споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, подведомственных судам общей юрисдикции и арбитражным судам. Для положительного ответа на этот вопрос необходимо, чтобы законодатель высказал свое мнение о допустимости такой процедуры в федеральном законе. В соответствии со ст.190 АПК РФ экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, могут быть урегулированы сторонами с использованием примирительных процедур. Идея применения медиации по спорам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, нашла дальнейшую реализацию в проекте Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенство18


ванием примирительных процедур», подготовленном Высшим Арбитражным Судом РФ13. Поскольку действующий АПК РФ прямо предусматривает возможность урегулирования споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений с применением примирительной процедуры, то такие правовые споры также могут быть урегулированы в соответствии с настоящим законом с применением процедуры медиации во внесудебном порядке. Если обратиться к гражданскому процессуальному законодательству, то нормы, аналогичной ст.190 АПК РФ, действующий ГПК РФ не содержит, что существенно затрудняет применение института медиации к урегулированию споров, возникающих из публичных правоотношений, в гражданском процессе.

4. В ч.4 ст.1 законодатель специально оговаривает допустимость применения процедуры медиации после возникновения спора, рассматриваемого в порядке гражданского судопроизводства в судах общей юрисдикции и судопроизводства в арбитражных судах. Гражданское дело в суде общей юрисдикции в арбитражном суде начинается с момента его возбуждения. О возбуждении гражданского дела суд выносит определение (ст.133 ГПК РФ, ст.127 АПК РФ). В правиле ч.4 комментируемой статьи законодатель подчеркивает, что наличие гражданского дела, имеющегося в производстве суда общей юрисдикции, арбитражного суда, не является препятствием для проведения процедуры медиации. Данный подход способствует обеспечению доступности судебной защиты. Именно такой подход реализуется в судебной политике Совета Европы. Так, в рекомендациях № R (86) 12 Комитета Министров Совета Европы от 16 сентября 1986 г. государствам-членам «О мерах по недопущению и сокращению чрезмерной рабочей нагрузки на суды» рекомендуется изучить целесообразность включения в судебную политику такой задачи, как содействие

13

Публикация проекта // Третейский суд. 2009. № 6. С. 16–22.

19


примирению сторон как вне судебной системы, так до или в ходе судебного разбирательства. Признавая, что принцип доступности правосудия является одним из фундаментальных принципов, Совет Европы на заседании в г. Тампере 15 и 16 октября 1999 г. призвал государствачлены ЕС создать альтернативные, внесудебные процедуры для обеспечения лучшего доступа к справедливости. Цель обеспечения лучшего доступа к справедливости является частью политики Европейского Союза, которая направлена на создание правового пространства свободы, безопасности и справедливости, и включает в себя доступ как к судебным, так и внесудебным методам разрешения споров. Результатом проводимой Европейским Союзом политики в области развития альтернативных способов разрешения спора стала Директива 2008/52/ Европейского Парламента и Совета Европейского Союза от 21.05.2008 г. «Относительно некоторых аспектов медиации в гражданских и коммерческих делах». Следует обратить внимание на некоторые законодательные неточности в формулировках комментируемой части. Законодатель выделяет гражданское судопроизводство и судопроизводство в арбитражных судах. Данное деление не совсем логично, поскольку гражданское судопроизводство реализуется в рамках как гражданского, так и арбитражного процессов. В этой ситуации более корректно было бы использование терминологии гражданского процессуального законодательства  – «гражданское судопроизводство в судах общей юрисдикции».

5. В ч.5 ст.1 законодатель перечисляет изъятия из общего правила о медиабельности споров, возникающих из гражданских, семейных и трудовых правоотношений. Эти исключения касаются тех ситуаций, при наличии которых гражданские, трудовые и семейные дела не могут быть переданы на урегулирование с применением процедуры медиации, а медиатор обязан отказать в проведении процедуры медиации. В комментируемой части законодателем сформулированы три исключения. 20


1) Процедура медиации не применяется к коллективным трудовым спорам. В соответствии со ст.398 ТК РФ под коллективным трудовым спором понимаются неурегулированные разногласия между работниками (их представителями) и работодателями (их представителями) по поводу установления и изменения условий труда (включая заработную плату), заключения, изменения и выполнения коллективных договоров, соглашений, а также в связи с отказом работодателя учесть мнение выборного представительного органа работников при принятии локальных нормативных актов. Согласно ст.401 ТК РФ порядок разрешения коллективного трудового спора состоит из следующих этапов: рассмотрение коллективного трудового спора примирительной комиссией, рассмотрение коллективного трудового спора с участием посредника и (или) в трудовом арбитраже. Рассмотрение коллективного трудового спора примирительной комиссией является обязательным этапом. Избранная законодателем формулировка не совсем удачна, так как может сложиться мнение, что процедура медиации по коллективным трудовым спорам вообще не применима ни при каких условиях. Представляется, что это не так. Примирительные процедуры применяются при разрешении коллективного трудового спора в соответствии с действующим трудовым законодательством, ввиду чего положения настоящего закона не должны применяться к коллективным трудовым спорам, чтобы избежать конкуренции правовых норм. Поскольку для урегулирования коллективных трудовых споров предусмотрены специальные нормы отраслевого законодательства, в этой связи законодатель оправданно исключил коллективные трудовые споры из сферы действия настоящего закона, поскольку для таких правовых споров существует особый порядок применения примирительных процедур. Таким образом, законодательную конструкцию о том, что процедура медиации не применяется к коллективным трудовым спорам, следует толковать не как общий запрет на применение медиации при урегулировании кол21


лективных трудовых споров, а как неприменение настоящего закона к примирительным процедурам, которые проводятся в соответствии с трудовым законодательством. Постановлением Минтруда от 14.08.2002 № 58 утверждены рекомендации об организации работы по рассмотрению коллективного трудового спора с участием посредника14. 2) Правовой спор, возникающий из гражданских, трудовых или семейных правоотношений, не подлежит урегулированию с применением процедуры медиации, если такой спор затрагивает права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации. В данном случае законодатель формулирует правило, в соответствии с которым правовой спор, касающийся прав лиц, не привлеченных к процедуре медиации, признается немедиабельным. В целом такой подход представляется правильным, поскольку даже в судебном процессе, если лицо не было привлечено к участию в деле, а суд вынес решение, затрагивающее его права и обязанности, то такое решение подлежит безусловной отмене. Данная норма введена с целью соблюдения прав и законных интересов всех субъектов правоотношений. Поэтому, если медиативное соглашение заключено, а в нем затрагиваются права лиц, не принимающих участие в процедуре медиации, то такое соглашение следует признать недействительным, поскольку никто не может решить вопрос о правах и обязанностях лица, не предоставив ему возможность принять личное участие в процедуре, где эти права и обязанности обсуждаются. В данном случае необходимо обратить внимание на два обстоятельства: кого законодатель понимает под категорией «третьи лица» и существуют ли условия, при которых, если в споре участвуют помимо сторон другие участники, он может быть урегулирован с применением процедуры медиации?

14

Бюллетень Минтруда РФ. 2002. № 8.

22


В юридической науке и действующем законодательстве категория «третьи лица» применяется в гражданском процессе и арбитражном процессе. Как в гражданском процессуальном, так и в арбитражном процессуальном праве под третьим лицами понимаются лица, участвующие в деле и имеющие юридическую заинтересованность в исходе дела. Для целей настоящего закона под третьим лицами предлагается понимать иных, помимо сторон спора (субъектов спорного материального правоотношения), участников, на чьи права и обязанности может повлиять принимаемое медиативное соглашение. При решении этого вопроса необходимо иметь в виду, что не следует отождествлять участие третьих лиц и законное или договорное представительство в процедуре медиации. Например, если родители решают вопрос о взыскании алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка, то субъектом алиментного обязательства является ребенок и родитель. В данном случае непривлечение ребенка к процедуре медиации не следует рассматривать как непривлечение третьего лица, чьи права могут быть затронуты медиативным соглашением, поскольку один из родителей будет выполнять функции законного представителя, что в юридической доктрине приравнивается к личному участию несовершеннолетнего в урегулировании спора. Для определения вопроса о том, может ли правовой спор затрагивать интересы третьих лиц, медиатор должен обладать юридическими знаниями, поскольку действующее законодательство предусматривает множественность субъектов в одном правоотношении (например, наследственные правоотношения, кредитные при наличии обеспечения исполнения обязательств и др.). И если правовая конструкция содержит в себе потенциальную возможность участия нескольких субъектов, то и к урегулированию спора должны привлекаться все потенциальные участники спорного правоотношения. Вопрос об участии иных, помимо сторон, лиц в процедуре медиации может решаться на стадии подготовки, на стадии медиационной сессии, когда каждая из сторон представляет собственное 23


видение спорной ситуации. Как только медиатор будет обладать информацией о том, что спор затрагивает права и интересы лиц, которые не привлечены к участию в медиации, он должен обсудить со сторонами вопрос о привлечении таких лиц на медиацию. Здесь в полной мере проявляется действие принципа добровольности. Если стороны согласны, то медиатор должен направить приглашение на медиацию соответствующему участнику. Если стороны не желают привлечь это лицо к участию в процедуре медиации, то медиатор обязан прекратить процедуру медиации. В отношении лица, приглашаемого к процедуре медиации, также распространяется действие принципа добровольности. Если лицо примет предложение на медиацию, то медиатор продолжает работать уже со всеми участниками. Если была начата медиационная сессия, то она возобновляется в связи со вступлением нового участника. Если приглашаемое лицо не согласно принять предложение, то в этом случае процедура медиации должна быть прекращена. Таким образом, если правовой спор затрагивает интересы других, помимо принимающих участие в процедуре медиации сторон, медиатор обязан решить вопрос о привлечении их к участию в процедуре медиации. Этот вопрос решается с учетом мнения как лиц, уже вступивших в процедуру медиации, так и с учетом мнения привлекаемого лица. Отсутствие согласия коголибо из этих участников влечет невозможность проведения процедуры медиации, и она должна быть прекращена. 3) Спор, возникающий из гражданских, трудовых, семейных правоотношений не подлежит урегулированию с применением процедуры медиации, если таким спором затрагиваются публичные интересы. Действующее законодательство не содержит определение понятия «публичные интересы». В юридической науке под публичным интересом предлагается понимать государственный и общественный интересы, когда Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, орга24


ны местного самоуправления участвуют в правоотношениях как публично-правовые образования15. В этой связи, если частноправовой спор между сторонами затрагивает интересы указанных публичных образований, а также касается прав неопределенного круга лиц, то такой спор не может быть урегулирован в рамках процедуры медиации. Если это обстоятельство было выяснено при проведении медиационной сессии, то она должна быть прекращена.

6. В ч.6 ст.1 содержится еще одно изъятие из сферы действия настоящего закона. Законодатель отмечает, что по общему правилу нормы комментируемого закона не применяются к отношениям, связанным с оказанием судьей или третейским судьей в ходе судебного или третейского разбирательства содействия примирению сторон. Из этого общего правила может быть сделано исключение, если норма, допускающая обратное, будет содержаться в федеральном законе. Избранный в ч.6 ст.1 ФЗоПМ подход законодателя следует признать верным, поскольку, как уже было отмечено ранее, в рамках судебного процесса медиация может применяться в интегрированном виде, как дополнительная функция. Комментируемый закон регламентирует медиацию как самостоятельный способ урегулирования правовых споров, существующий наряду с судебным процессом и иными юрисдикционными механизмами разрешения гражданских дел. Частная модель медиации не может распространяться на деятельность юрисдикционных органов, поскольку она не учитывает процедурную специфику их деятельности. Судебная модель медиации должна регламентироваться процессуальным законодательством, и там могут содержаться блан-

15

См. по этому вопросу: Халатов С.А. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.В. Яркова. М., 2003. С. 136–137; Ярков В.В. Гражданский процесс: учебник для студентов юридических вузов / Отв. ред. В.В. Ярков. М., 2006. С. 264.

25


кетные нормы, отсылающие к отдельным положениям настоящего закона, которые могут применяться в судебной медиации. Аналогичные нормы содержатся и в международном законодательстве. Так, в преамбуле Европейской Директивы от 21 мая 2008  г. отмечается, что она не применяется в отношении процедур судебного или арбитражного характера. В соответствии с п.9 ст.1 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре положения закона не приме��яются к случаям, когда судья или арбитр в ходе судебного или арбитражного производства пытается содействовать урегулированию. Согласно абз.3 п.«а» ст.3 Европейской Директивы относительно некоторых аспектов медиации в гражданских и коммерческих делах положения этого документа не распространяются на усилия, предпринимаемые судьей или судом, стремящимся урегулировать спор в рамках судебных процедур. В настоящее время активно обсуждается вопрос об интеграции медиации в деятельность нотариусов. В этой связи следует отметить, что в рамках нотариальной деятельности также может быть избрана интегрированная модель медиации, которая позволит решить профессиональные задачи, стоящие перед нотариальным сообществом. Действие настоящего закона, регламентирующего частную модель медиации, не будет распространяться на интегрированную модель медиации в нотариальной процедуре, поскольку отраслевое законодательство о нотариате должно предусмотреть особую процедуру урегулирования споров, возникающих в нотариальном производстве, которая органично бы вписывалась в нотариальный процесс и решала профессиональные задачи нотариусов. Как судебная медиация, так и медиация, проводимая в рамках нотариального процесса, могут иметь собственное законодательное регулирование, в том числе содержать иные положения, отличающиеся от настоящего закона. Данный вывод следует из того, что ФЗоПМ не предусматривает положений, что нормы федеральных законов, регулирующих вопросы применения процедуры медиации, должны соответствовать настоящему закону. 26


Комментарий к ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров ...» - Пробная глава