Сингапурская конвенция о медиации. Постатейный комментарий - Пробная глава

Page 1

КОНВЕНЦИЯ ОРГА НИЗА ЦИИ ОБЪЕ ДИНЕННЫ Х Н А ЦИЙ О МЕ Ж ДУ Н А Р ОДНЫ Х МИР ОВЫ Х СОГЛ А ШЕНИЯ Х , ДОС ТИГН У ТЫ Х В РЕ ЗУЛЬТАТЕ МЕ ДИ А ЦИИ UNITED NATIONS CONVENTION ON INTERNATIONAL SET TLEMENT AGREEMENTS RESULTING FROM MEDIATION CONVENTION DES NATIONS UNIES SUR LES ACCORDS DE RÈGLEMENT INTERNATIONAUX ISSUS DE L A MÉDIATION

ПРЕАМБУЛА Участники настоящей Конвенции, признавая важность медиации для международной торговли в качестве одного из методов урегулирования коммерческих споров, в рамках которого стороны в споре просят третье лицо или лиц оказать им помощь в их попытках разрешить спор дружественным путем, отмечая, что медиация все чаще используется в международной и национальной коммерческой практике в качестве альтернативы судебному разбирательству, считая, что использование медиации дает существенные выгоды, такие как сокращение количества случаев, при которых спор ведет к прекращению коммерческих отношений, облегчение осуществления международных операций участниками коммерческой деятельности и достижение экономии в процессе отправления правосудия государствами, будучи убеждены в том, что создание основы для международных мировых соглашений, достигнутых в результате медиации, 1


Конвенция Организации Объединенных Наций о международных мировых соглашениях

приемлемой для государств с различными правовыми, социальными и экономическими системами, будет содействовать развитию гармоничных международных экономических отношений, договорились о нижеследующем:

PREAMBLE The Parties to this Convention, Recognizing the value for international trade of mediation as a method for settling commercial disputes in which the parties in dispute request a third person or persons to assist them in their attempt to settle the dispute amicably, Noting that mediation is increasingly used in international and domestic commercial practice as an alternative to litigation, Considering that the use of mediation results in significant benefits, such as reducing the instances where a dispute leads to the termination of a commercial relationship, facilitating the administration of international transactions by commercial parties and producing savings in the administration of justice by States, Convinced that the establishment of a framework for international settlement agreements resulting from mediation that is acceptable to States with different legal, social and economic systems would contribute to the development of harmonious international economic relations, Have agreed as follows:

PRÉAMBULE Les Parties à la présente Convention, Conscientes de l’utilité que présente pour le commerce international la médiation en tant que mode de règlement des litiges commerciaux par lequel les parties demandent à un ou plusieurs tiers de les aider à tenter de régler leur différend à l’amiable, 2


Конвенция Организации Объединенных Наций о международных мировых соглашениях

Notant que la médiation est de plus en plus fréquemment utilisée dans la pratique commerciale internationale et nationale à la place de la procédure contentieuse, Considérant que le recours à la médiation présente des avantages non négligeables, notamment en réduisant les cas où un litige aboutit à la cessation d’une relation commerciale, en facilitant l’administration des opérations internationales par les parties commerciales et en permettant aux États de faire des économies dans l’administration de la justice, Convaincues que l’établissement d’un cadre pour les accords de règlement internationaux issus de la médiation qui rencontre l’agrément d’États ayant des systèmes juridiques, sociaux et économiques différents contribuerait à l’harmonie des relations économiques internationales, Sont convenues de ce qui suit: Подготовительные работы: Название: A/CN.9/934, п. 143. Преамбула: A/CN.9/934, п. 145. «Участник Конвенции»: A/CN.9/934, п. 116–118. Термины «медиация», «медиатор»: A/CN.9/934, п. 16, обоснование использования и замены терминов «примирительная процедура» и «посредник»: A/CN.9/WG II/WP.205, п. 5; сноска 3 A/CN.9/WGII/WP.205/, Add. 1 История обсуждения Преамбулы: A/CN.9/929, п. 102–104, и A/CN.9/867, п. 120. A/CN.9/WGII/WP.205, п. 4. Преамбула Конвенции 1 (отметим, что Нью-­Йоркская конвенция 1958 г. не содержит преамбулы) подчеркивает значение и роль медиации и определяет цель документа — с​ оздание основы (в текстах на английском и французском языках — р ​ амок, framework, cadre) для 1

A/CN.9/934, п. 145; A CN9 942, п. 6. 3


Конвенция Организации Объединенных Наций о международных мировых соглашениях

международных медиативных соглашений, приемлемой универсально, то есть для государств различных правовых, социальных и экономических укладов. Намерение составителей заключалось в создании для международных медиативных соглашений режима, не менее благоприятного, нежели созданный для арбитражных решений Нью-­ Йоркской конвенцией 1958 г.2 Конвенция действует между государствами, которыми она ратифицирована: в преамбуле и в тексте Конвенции они обозначаются как «Участники» («Parties»). Первоначально предлагалось использовать для обозначения государств — участников Конвенции оборот «Договаривающееся государство / Договаривающиеся государства» («Contracting State(s)», «État(s) contractant(s)»). Аргументом в пользу такого решения было применение данного термина/оборота в ряде международных конвенций по коммерческому праву, в частности в Нью-­Йоркской конвенции 1958 г. Такое решение позволило бы избежать возможного смешения между сторонами медиации и сторонами, присоединившимися к Конвенции. Однако были высказаны опасения в отношении определенности правового значения этого термина, поскольку «Договаривающееся государство» согласно ст. 2(1)(f) Венской конвенции 1969 г. означает государство, которое согласилось на обязательность для него международного договора, независимо от того, вступил ли он в силу или нет. В то же время заметим, что согласно ст. 2(1)(g) той же Конвенции «участник» означает государство, которое согласилось на обязательность для него международного договора и для которого этот договор находится в силе. В результате обсуждения 3 в комментируемой Конвенции используется термин «Участник Конвенции» («a Party to the Convention» or «Parties to the Convention», «Partie(s) à la Convention»). В названии, преамбуле и везде по тексту Сингапурской конвенции используется термин «медиация» (mediation, médiation), которым 2

3

4

A/CN.9/WG.II/WP.192, п. 15, A/CN.9/861, п. 77, Руководство по приятию типового закона, п. 87, A/CN.9/WG.II/WP.195, п. 61. См., в частности, документ A/CN.9/934, п. 116–118, документ A CN9 942, п. 7.


Конвенция Организации Объединенных Наций о международных мировых соглашениях

заменен ранее использованный в документах ЮНСИТРАЛ термин «согласительная процедура» (commercial conciliation, conciliation commerciale). Термин «посредник» (conciliator, conciliateur) также заменен термином «медиатор» (mediator, médiateur). Эта замена 4 произошла не только потому, что термин «медиация» получил широкое распространение, но и для достижения большей правовой определенности, поскольку термин «conciliation» стал активно использоваться в национальных законодательствах для обозначения процедуры, связанной с поиском компромиссного правового решения спора, переданного в суд, при содействии нейтрального посредника. Согласительная (или, правильнее, примирительная) процедура и медиация различаются по ключевым особенностям процесса и функциям нейтрального третьего лица. Корень института согласительной (или примирительной) процедуры — ​в процессуальном законодательстве. Эта процедура, как правило, предшествовала судебному разбирательству и проводилась чаще всего судьей или иным официальным лицом, которое назначило государство, а не участники спора. Ее целью было примирение сторон, которые находило свое выражение в заключении «мирового соглашения» (именно этот термин гражданско-­процессуального законодательства используется в Согласительном регламенте ЮНСИТРАЛ 1980 г.). При этом посреднику (или примирителю) приписывалась активная (ведущая) роль в ведении переговоров по урегулированию юридического спора сторон, он выполнял «не только функцию содействия, но и оценочную согласительную функцию» 5. За время, прошедшее с момента принятия Согласительного регламента ЮНИСТРАЛ 1980 г. и Типового закона ЮНСИТРАЛ 2002 г., а также документов Европейского союза, термин «медиация» был воспринят в законодательстве многих государств именно в том смысле, 4 5

Обоснование изменения: A/CN.9/934, п. 16. A/CN.9/929, п. 102–104 (в тексте на русском языке тогда еще фигурировало предложение использовать термин «посредничество», а не «медиация»). То же A/CN.9/867, п. 120. 5


Конвенция Организации Объединенных Наций о международных мировых соглашениях

какой изначально закладывался в термин «conciliation», «примирение» 6. Примиритель, как правило, действует в рамках процессуального законодательства и выполняет делегированные ему функции правовой оценки и сближения позиций сторон спора, переданного на рассмотрение суда. Медиация 7, наоборот, охарактеризована как альтернативный судебному разбирательству (состязательной процедуре, procédure contentieuse) метод урегулирования коммерческих споров, специфической чертой которого является участие медиатора — с​ одействующего диалогу сторон спора и привлекаемого по их просьбе третьего лица (или нескольких третьих лиц). Подчеркивается более активная роль самих сторон в урегулировании собственного спора, важность сохранения контроля сторон над процедурой и ее результатом: третье лицо оказывает сторонам лишь помощь в попытках полюбовно разрешить спор и не принимает обязательного для сторон решения в случае, если они не смогли урегулировать спор 8. Медиатор «оказывает сторонам содействие в достижении такого урегулирования, какое призвано отвечать нуждам и интересам сторон в споре» 9. Медиация «носит полностью консенсуальный характер и при ее применении стороны в споре определяют, каким образом урегулировать свой спор с помощью ­какой-либо нейтральной третьей стороны» 10. Медиатор, в отличие от примирителя, действующего в рамках процессуального законодательства, не ограничен рамками (предметом) судебного спора. Определение термина «медиация» приводится в ст. 2(3) комментируемой Конвенции. В Преамбуле констатируется экономическая ценность и существенные выгоды применения медиации как для участников коммерческих споров, так и для государств, тратящих немалые средства 6 7 8 9 10

6

См., в частности, документ A/CN.9/WG.II/WP.108, п. 11. A CN9 942, п. 6. A/CN.9/WG.II/WP.108, п. 13. А/CN.9/WG.II/WP.108, п. 11. Руководство по принятию и применению Типового закона ЮНСИТРАЛ. П. 6.


Конвенция Организации Объединенных Наций о международных мировых соглашениях

на содержание судебного аппарата и отправление правосудия по коммерческим спорам. Для сторон спора выгода проявляется в увеличении шансов на сохранение дружественных коммерческих отношений. Оборот «облегчение осуществления международных операций участниками коммерческой деятельности» в тексте на русском языке (как и в тексте на французском языке — «facilitant l’administration des opérations internationales par les parties commerciales», на английском языке — «facilitating the administration of international transactions by commercial parties») — о ​ том, что Конвенция должна применяться в международной (трансграничной) коммерческой деятельности субъектов международного оборота). В названии и тексте Конвенции термин «международные мировые соглашения, достигнутые в результате медиации» (international settlement agreements resulting from mediation, accords de règlement internationaux issues de la médiation) не удалось заменить на «международные медиативные соглашения» или «итоговые соглашения об урегулировании спора» (последнее выражение предлагалось использовать как родовой термин, обозначающий все виды соглашений, заключенных сторонами коммерческого спора по результатам любой внесудебной процедуры по урегулированию спора, включая переговоры 11). Аргумент о том, что уже после принятия текстов Типового закона и руководства по его принятию, а также типового Согласительного регламента начиная с 2011 г. в российской правовой терминологии закрепился термин «медиация», введенный Федеральным законом от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», а также «медиативное соглашение» для обозначения результата договоренности сторон по итогам процедуры медиации, примененной к спору, спорам или отдельным разногласиям по спору

11

Гайдаенко Шер Н. И. Договорные формы урегулирования споров, возникающих в связи с предпринимательской деятельностью (опыт России и зарубежных стран): монография. М.: Юстицинформ, 2018. С. 76–77. 7


Конвенция Организации Объединенных Наций о международных мировых соглашениях

и заключенного в письменной форме 12, во внимание принят не был. Расхождения в терминологии можно исправить в национальном законодательстве, если к ­ огда-либо возникнет потребность в принятии специальных положений о международных коммерческих медиативных соглашениях, например в случае ратификации Сингапурской конвенции Российской Федерацией.

12

8

П. 7 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».


СТАТЬЯ 1. СФЕРА ПРИМЕНЕНИЯ 1. Настоящая Конвенция применяется к соглашениям, которые достигнуты в результате медиации, заключены сторонами в письменной форме в целях урегулирования коммерческого спора («мировые соглашения») и в момент своего заключения являются международными в том, что: a) коммерческие предприятия по крайней мере двух сторон мирового соглашения находятся в различных государствах; или b) государство, в котором находятся коммерческие предприятия сторон мирового соглашения, не является: i) ни государством, в котором исполняется значительная часть обязательств по мировому соглашению; ii) ни государством, с которым наиболее тесно связан предмет мирового соглашения. 2. Настоящая Конвенция не применяется к мировым соглашениям: a) заключенным для урегулирования споров, возникающих из сделок, совершенных одной из сторон (потребителем) в личных, семейных или домашних целях; b) касающимся семейного, наследственного или трудового законодательства. 3. Настоящая Конвенция не применяется: a) к мировым соглашениям, которые: i) были утверждены судом или были заключены в ходе разбирательства в суде; и ii) могут быть приведены в исполнение в качестве судебного решения в государстве этого суда; b) к мировым соглашениям, которые были оформлены и могут быть приведены в исполнение в качестве арбитражного решения.

9


Статья 1. Сфера применения

ARTICLE 1. SCOPE OF APPLICATION 1. This Convention applies to an agreement resulting from mediation and concluded in writing by parties to resolve a commercial dispute («settlement agreement») which, at the time of its conclusion, is international in that: (a) At least two parties to the settlement agreement have their places of business in different States; or (b) The State in which the parties to the settlement agreement have their places of business is different from either: (i) The State in which a substantial part of the obligations under the settlement agreement is performed; or (ii) The State with which the subject matter of the settlement agreement is most closely connected. 2. This Convention does not apply to settlement agreements: (a) Concluded to resolve a dispute arising from transactions engaged in by one of the parties (a consumer) for personal, family or household purposes; (b) Relating to family, inheritance or employment law. 3. This Convention does not apply to: (a) Settlement agreements: (i) That have been approved by a court or concluded in the course of proceedings before a court; and (ii) That are enforceable as a judgment in the State of that court; (b) Settlement agreements that have been recorded and are enforceable as an arbitral award.

10


Статья 1. Сфера применения

ARTICLE PREMIER. CHAMP D’APPLICATION 1. La présente Convention s’applique à tout accord issu de la médiation et conclu par écrit par des parties pour régler un litige commercial (« accord de règlement «) qui, au moment de sa conclusion, est international en ce que: a) Au moins deux parties à cet accord ont leur établissement dans des États différents; ou b) L’État dans lequel les parties à l’accord ont leur établissement est différent: i) Soit de l’État dans lequel une part substantielle des obligations découlant de l’accord est exécutée; ii) Soit de l’État avec lequel l’objet de l’accord a le lien le plus étroit. 2. La présente Convention ne s’applique pas aux accords de règlement: a) Conclus pour régler un litige découlant d’une opération effectuée par l’une des parties (un consommateur) à des fins personnelles, familiales ou domestiques; b) Relatifs au droit de la famille, des successions ou du travail. 3. La présente Convention ne s’applique pas: a) Aux accords de règlement qui: i) Ont été approuvés par une juridiction ou conclus pendant une procédure menée devant une juridiction; et ii) Sont exécutoires en tant que jugement dans l’État où se trouve ladite juridiction; b) Aux accords de règlement qui ont été enregistrés et sont exécutoires en tant que sentence arbitrale.

11


Статья 1. Сфера применения

Подготовительные материалы: Ст. 1(1): «Мировое соглашение» A/CN.9/896, п. 146. A/CN.9/901, п. 52 (Компромиссное предложение, проект положения 1(1)). Международный характер мировых соглашений: A/CN.9/934, п. 17. История обсуждения вопроса о понятии «международный характер»: A/CN.9/929, п. п. 31–35 и 43. A/CN.9/896, п. п. 17–24 и 158–163. A/CN.9/867, п. 93–98. A/CN.9/861, п. 33–39. Сфера применения: A/CN.9/WG II/WP.205, п. 7; A/CN.9/929, п. 14, 30. История обсуждения: A/CN.9/901, п. п. 51 и 56. A/CN.9/896, п. п. 14–16, 113–117, 145 и 146. A/CN.9/867, п. 94. A/CN.9/934, п. 18–21. Ст. 1(2) — исключения из сферы применения по предмету соглашения. Одобрение ст. 1(2): A/CN.9/934, п. 23. История обсуждения: A/CN.9/WG II/WP 205, п. 8. A/CN.9/929, п. п. 15 и 30. A/CN.9/896, п. 55–60. A/CN.9/867, п. 106–108. A/CN.9/861, п. 41–43. Ст. 1(3) — исключения из сферы применения по способу оформления соглашения: Одобрение ст. 1(3): A/CN.9/934, п. 24.

12


Статья 1. Сфера применения

История обсуждения: A/CN.9/WG II/WP.205, п. 9–10. A/CN.9/929, п. п. 17–29, 30. A/CN.9/901, п. п. 25–34, 52 (компромиссное предложение, проект положения 1(3)), 58–71). A/CN.9/896, п. п. 48–54, 169–176, 205–210. A/CN.9/867, п. п. 118 и 125. A/CN.9/861, п. 24–28. Комментируемая статья определяет предмет регулирования Конвенции — м ​ ировые соглашения, достигнутые в результате процедуры медиации 13 (далее по тексту термин «мировое соглашение, достигнутое в результате процедуры медиации» и термин «медиативное соглашение» используются как взаимозаменяемые), являющиеся международными на момент их заключения. Помимо предмета регулирования статья 1 Конвенции определяет сферу ее применения. Первый пункт содержит определение самого термина «мировое соглашение» и устанавливает иные условия, при которых мировое соглашение подпадает под действие Конвенции. Требования к мировому соглашению, подпадающему под действие Конвенции, подразделяются на требования к его форме и к его предмету (цели). Статьи 1(2) и 1(3) Конвенции исключают определенные виды мировых соглашений из сферы действия Конвенции. Статья 1(1): в отличие от Нью-­Йоркской конвенции 1958 г., цель которой четко сформулирована в ее ст. I (1), в тексте комментируемой Конвенции не сформулирована дословно исходная задача, для решения которой она предназначена — непосредственное приведение в исполнение, то есть возможность стороны медиативного соглашения обратиться напрямую в государство, где соглашение должно быть исполнено, без предварительного условия о прохождении процедуры проверки или контроля медиативного соглашения в государстве его 13

A/CN.9/WG.II/WP.195, п. 44, 45, 51. 13


Статья 1. Сфера применения

происхождения. Первый раз об исполнении медиативного (мирового) соглашения упоминается в ст. 3 «Общие принципы», которая также формулирует возможность двоякого применения Конвенции — к ​ ак для оказания содействия как в исполнении медиативного (мирового) соглашения и вытекающих из него обязательств, так и в его использовании в качестве довода (возражения) в суде. Составители Конвенции приняли во внимание специфику медиативных соглашений и отличие их правовой природы от природы арбитражных решений. После долгих обсуждений была достигнута договоренность не использовать в тексте Конвенции 14 термин «признание» (recognition, reconnaissance) медиативных соглашений как результата волеизъявления сторон, поскольку он не позволяет определенно и недвусмысленно определить, «какую юридическую значимость 15» должны придать этим соглашениям компетентные органы страны, где они приводятся в исполнение. В некоторых юрисдикциях термин «признание» применяется к иностранным судебным решениям, и правовым последствием признания является придание судебному акту силы res judicata, то есть юридической силы, равной национальному судебному акту (именно поэтому вместо термина «признание» используется также термин «экзекватура» 16). Поэтому с учетом частной природы медиативного соглашения и во избежание не соответствующей намерениям составителей трактовки в Конвенции для медиативных соглашений используется термин «binding», а в других документах ЮНСИТРАЛ используется словосочетание «binding and enforceable» («имеет обязательную силу и может быть приведено в исполнение») 17. 14 15 16 17

14

И в ее п. 1 ст. 3 в частности: см. ниже комментарий к нему. A/CN.9/WG.II/WP.195, п. 49, 48. Пусть будет исполнено (лат.). Текст ст. 14 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре. ЮНСИТРАЛ Типовой закон о международной коммерческой согласительной процедуре и Руководство по принятию и применению. 2002. Нью-­Йорк, 2004. П. 88. С. 59–60. Сравн. ст. 15 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой медиации и международных мировых соглашениях, достигнутых в результате медиации, 2018 г. (Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре (2002) с изменениями). A/73/17. Приложение II.


Статья 1. Сфера применения

Термин «binding» обозначает обязательную силу медиативного соглашения для его сторон, подтверждает создание между ними договорного обязательства. На наличие такой силы как непременное условие для возможного исполнения медиативного соглашения указано в статье 5(1) (b) (i) и (ii) комментируемой Конвенции. В свою очередь, термин «enforceable» характеризует природу обязательств, проистекающих из медиативного соглашения, как подлежащих принудительному исполнению в судебном или административном порядке 18. Поскольку предметом регулирования комментируемой Конвенции является возможность использовать мировое соглашение по двум процессуально-­правовым назначениям — ​д ля его исполнения или в качестве доказательства (довода) в ходе судебного разбирательства (ст. 3(1) и 3(2) Конвенции), функция компетентного органа государства, в который обращается заинтересованная сторона соглашения, заключается в предоставлении помощи (ст. 4(1) Конвенции). Термин «оказание помощи», будучи нейтральным, несет ту же функциональную нагрузку, что и термин «признание», и служит для обозначения процессуального шага, необходимого для применения мирового соглашения, когда оно используется как «меч» (со стороны истца, требующего его исполнения), либо когда сторона (чаще всего ответчик) ссылается на медиативное соглашение, используя его как «щит» (доказательство того, что спор уже был разрешен) 19. Отказ от использования термина «признание» в отношении частного соглашения сторон позволяет устранить опасения относительно «возвышения» этого соглашения до уровня акта государства 20.

18 19

20

A/CN.9/861, п. 71–79. A/CN.9/901, п. 62. См. также статью членов делегаций Австралии и Сингапура Кори Мак Кормика и Шэрон Онг: McCormick, Khory, Ong, Sharon S. M. Through the looking Glass: an Insider’s perspective into the making of the Singapore Convention on Mediation, Singapore Academy of Law Journal. (2019) P. 520–546. См. статью члена делегации США Тимоти Шнабеля: Schnabel, Timothy. The Singapore Convention on Mediation: A Framework for the Cross-­Border Recognition and Enforcement of Mediated Settlements. 2019, Pepp. Disp. Resol. L.J., 1 at 28. 15


Статья 1. Сфера применения

Использование термина «признание» в отношении мирового соглашения смогло бы ввести в заблуждение: принимая во внимание опыт применения Нью-­Йоркской конвенции 1958 г., существует риск, что если соглашение будет «признано», то по аналогии с арбитражным решением оно будет восприниматься как res judicata или за ним будет признаваться преюдициальная сила 21 и суды не станут рассматривать лежащие за пределами мирового соглашения доказательства, чтобы установить, имеются ли основания для отказа в оказании помощи, предусмотренные Конвенцией. Действия суда, в который сторона обратилась за помощью в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения, сводятся к решению процессуального вопроса о соблюдении соответствующих требований Нью-­Йоркской конвенции 1958 г., спор по существу не рассматривается. Медиативное соглашение «окончательно» и в таком качестве служит неопровержимым доказательством факта урегулирования конкретного вопроса. В то же время медиативное соглашение, как и любой другой договор, может быть приведено в исполнение только в порядке искового производства. Таким образом, в силу комментируемой Конвенции медиативному соглашению придается больше силы по сравнению с «обычным» договором и меньше по сравнению с иностранным арбитражным решением. Поэтому в качестве «функционального описания» желаемых действий компетентного органа без употребления слова «признание» в отношении медиативного соглашения в английском тексте ст. 5 Конвенции используется словосочетание «granting relief» 22, переведенное как «предоставление помощи». Эта формулировка появилась в результате обсуждения компромиссного предложения. 21

22

16

A/CN.9/896, п. 78. Напомним, что термин «обязательный (для сторон)» (binding) в отношении арбитражного решения был включен в Нью-­Йоркскую конвенцию 1958 г. в замену терминов res judicata, final, enforceable (Документ E/CONF.28/2. Record of ECOSOC meeting on NYC10 June 1958, with annotations Herrmann (source: Herrmann). P. 63; [Электронный ресурс]: URL: https://cdn.arbitration-icca.org/s3fs-public/document/ media_document/4277_001.pdf (дата обращения: 15.08.2020). McCormick, Khory, Ong, Sharon S. M. Op.cit. 38–41 at p. 534–535.


Статья 1. Сфера применения

Конкретное правовое значение медиативного соглашения надлежит определить национальному процессуальному законодательству каждого государства-­у частника в рамках положений Конвенции. Поскольку задача составителей Конвенции заключалась в создании рационального и упрощенного механизма исполнения международных медиативных соглашений, Конвенция не предусматривает (и Типовой закон не описывает) механизм судебного пересмотра или контроля в государстве заключения мирового соглашения в качестве предварительного условия для приведения в исполнение этого соглашения 23. Мировое соглашение («settlement agreement», «accord de règlement») в смысле ст. 1 Конвенции — ​это соглашение, которое достигнуто сторонами в результате медиации в целях урегулирования коммерческого спора (a commercial dispute, un litige commercial). Заметим, что речь идет об урегулировании спора целиком: статья не содержит ­какихлибо указаний или уточнений относительно соглашений об урегулировании части спора. Как следует из самого термина, предметом мирового соглашения является урегулирование (разрешение) спора. Правомерность использования термина «спор» в контексте Конвенции могла бы вызвать определенные вопросы: в силу специфики медиативных соглашений, позволяющих устранить не только последствия, но и причину возникновения спора, было бы корректно использовать термин «конфликт». В то же время во избежание ассоциаций с «вооруженным конфликтом», учитывая, что в работе ЮНСИТРАЛ, ориентированной на выработку типовых положений по урегулированию разногласий в сфере коммерческих отношений, при урегулировании споров онлайн традиционно используется оборот «разрешение споров», а также и принимая во внимание, что в обычной речи слова «конфликт» и «спор» часто используются как синонимы, целесообразно было сохранить 23

A/CN.9/861, пп. 80–84, п. 125 проекта Руководства по принятию и применению Типового закона. 17


Статья 1. Сфера применения

в тексте Конвенции общий термин «спор» 24. Термин «спор» (dispute, litige) также традиционно используется гражданско-­процессуальным правом, а предметом Конвенции являются именно те мировые соглашения, которые могут быть использованы в гражданском процессе в рамках рассмотрения спора судом. Конвенция применяется лишь к мировым соглашениям по коммерческим спорам (ст. 1(1)). В контексте ст. 1 Конвенции термин «коммерческий» используется в двух словосочетаниях: «коммерческий спор» и «коммерческое предприятие». Включать в текст Конвенции сноску, разъясняющую значение понятия «коммерческий», составители сочли неприемлемым 25. Термин «коммерческий спор» в Конвенции толкуется широко: с учетом примечаний к ст. 1(1) Типового закона речь идет об обширном толковании термина «коммерческий» как охватывающего вопросы, вытекающие из всех отношений коммерческого характера, как договорных, так и недоговорных 26. Для определения коммерческого характера спора важны его предмет и цель, которую преследовала сторона спорного отношения. Из ст. 2(2) Конвенции вытекает, что исключаются, в частности, споры потребительского характера, споры, касающиеся трудового, наследственного и семейного законодательства. Кроме того, во внимание принимается субъектный состав участников спора и качество, в котором они выступают на момент заключения медиативного соглашения (используется термин «коммерческое предприятие»).

24

25 26

18

В Нью-­Йоркской конвенции 1958 г. для обозначения спора используется термин «differences». В п. 64 Руководства по Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-­Йорк, 1958 г.) отмечается, что вопрос о значении слов «по спорам» возникал крайне редко. A/CN/9/896, п. 16. Сноска 2 к п. 1 ст. 1 Типового закона. ЮНСИТРАЛ, Типовой закон о международной коммерческой согласительной процедуре и Руководство по принятию и применению. 2002 г. Организация Объединенных Наций, Нью-­Йорк, 2004. С. 1. Относительно понятия «коммерческая согласительная процедура» см. также комментарии в п. 29 Руководства по принятию и применению Типового закона ЮНСИТРАЛ о международной коммерческой согласительной процедуре.


Статья 1. Сфера применения

Мировые (медиативные) соглашения, к которым применяется комментируемая Конвенция, должны отвечать установленным ее ст. 2 требованиям к происхождению соглашения. «Мировое соглашение» — результат процедуры медиации (mediated settlement agreement), определение медиации приводится в ст. 2(3) Конвенции (см. комментарии к ст. 2(3) ниже). Таким образом, иные соглашения, имеющие ту же цель и заключенные сторонами без содействия нейтрального третьего лица, например, в результате прямых переговоров или переговоров при содействии специально обученных юридических представителей сторон (партисипативных процедур), под действие комментируемой Конвенции не подпадают именно по признаку происхождения. Тем не менее не исключается возможность расширения сферы применения Конвенции и распространение ее действия на мировые соглашения, достигнутые в результате переговоров (negotiated settlement agreements), по одностороннему решению государства — участника Конвенции. В силу своей статьи первой Конвенция применяется только к тем медиативным соглашениям, которые имеют международный характер. Изначально высказывались предложения связать международный характер мировых соглашений с международным характером согласительной процедуры (ст. 1(4) (b) Типового закона ЮНСИТРАЛ 2002 г., см. также комментарий к ст. 1(1) выше). Так, в случае если место медиации не согласовано сторонами, предлагалось определять место проведения медиации в зависимости от того, проводилась ли она целиком в одном государстве; администрировалась ли процедура организацией, обеспечивающей проведение процедуры медиации; если процедура не администрировалась (медиация ad hoc) — в ​ зависимости от постоянного места жительства медиатора. Все эти привязки оказались весьма произвольными, и теоретически использовать их можно было только искусственным путем, а для медиации онлайн просто невозможно. Поэтому, следуя той же логике, какой следовали составители Нью-­Йоркской конвенции 1958 г., но учитывая, что место медиации с правовой точки 19


Статья 1. Сфера применения

зрения — н ​ е то же самое, что место арбитража, и стремясь в возможно большей мере исключить факторы, создающие правовую неопределенность, участники Рабочей группы II пришли к выводу о том, что целесообразно последовательно проводить связь между международным характером мирового соглашения и моментом заключения этого соглашения. Также предлагалось принять за образец ст. 1(1) Венской конвенции 1980 г., что и было сделано в ее части: в силу своей ст. 1(1) (а) комментируемая Конвенция применяется к соглашениям, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах — участниках Конвенции. Однако в комментируемой Конвенции не воспроизведена ст. 1(1) (b) Венской конвенции 1980 г., то есть в сферу действия Сингапурской конвенции не подпадают мировые соглашения, к которым согласно нормам международного частного права применимо право государства-участника Конвенции. Напомним, что в компромиссном предложении 27, помимо указания на источник происхождения мирового соглашения, его форму и предмет (цель), акцент был сделан именно на международный характер мирового соглашения 28, а не на его иностранное происхождение, как для арбитражных решений в Нью-­Йоркской конвенции 1958 г.29 В этом контексте очень важно отметить, что место заключения мирового соглашения для применения Конвенции значения не имеет 30. В частности, не требуется, чтобы мировое соглашение было подписано (заключено) в государстве — участнике Конвенции. Также не требуется, чтобы 27

28 29 30

20

«Настоящий документ применяется к международным соглашениям, достигнутым в рамках согласительной процедуры и заключенным сторонами в письменной форме в целях урегулирования коммерческого спора («мировое соглашение»)». A/CN.9/901, п. 52 (Компромиссное предложение, проект положения 1(1)). A/CN.9/WG.II/WP.195, п. 14. П. 1 статьи I Нью-­Йоркской конвенции 1958 г. Еще в ходе работы над проектом типового закона о международной коммерческой согласительной процедуре отмечалось, что «ссылка на присущий согласительной процедуре международный характер, независимый от любого критерия, основанного на месте заключения соглашения, явно является предпочтительной из соображений простоты» (замечание делегации Франции. Документ A/CN.9/513. С. 6.


Статья 1. Сфера применения

стороны мирового соглашения имели местонахождения в государстве — участнике Конвенции. В дискуссиях по вопросу международного характера мирового соглашения прослеживается параллель с аргументацией делегаций, работавших над проектом Нью-­Йоркской конвенции 1958 г. — ​место проведения процедуры может быть выбрано для удобства 31 и может быть «случайным и не обусловленным подлинной необходимостью» 32, а если оно совпадет с местонахождением коммерческого предприятия одного из участников, оно не «иностранное» и Конвенция уже не будет применяться. Требовалось установить в тексте достаточные критерии для определения международного характера мирового соглашения: оставлять на усмотрение сторон вопрос о выборе «международного» статуса своего соглашения и, соответственно, о подчинении его режиму исполнения, установленному Конвенцией, было нерационально, поскольку в таком случае под действие Конвенции могли бы подпасть мировые соглашения, заключенные по внутренним спорам 33. Истоки термина «коммерческое предприятие» стороны (см. определения ст. 2(1) комментируемой Конвенции) обнаруживаются в Венской конвенции 1980 г. и в Типовом законе ЮНСИТРАЛ «О международном торговом арбитраже» 34. Термин сохраняется в русскоязычных версиях международных договоров как дань традиции и следствие приверженности служб перевода ЮНСИТРАЛ к сохранению преемственности терминологии: нужно принять как данность, что любое изменение использовавшейся в более ранних документах терминологии нуждается в обосновании и может быть 31

32

33 34

Подготовительные материалы, United Nations Conference on International Commercial Arbitration, Comments on Draft Convention on the Recognition and Enforcement of Foreign Arbitral Awards, Note by the Secretary-­General, E/CONF.26/2, p. 3. Подготовительные материалы, United Nations Conference on International Commercial Arbitration, Summary Record of the Fifth Meeting, E/CONF.26/SR.5, p. 8. A/CN/9/896, п. 25 и 26. Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (документы Организации Объединенных Наций А/40/17, приложение I, и А/61/17, приложение I) [Электронный ресурс]: URL: https://www.uncitral.org/pdf/russian/texts/arbitration/ ml-arb/07–87000_Ebook.pdf 21


Статья 1. Сфера применения

воспринято и внедрено в текст, только если является абсолютно необходимым. В ходе обсуждений пояснялось, что термин «place of business» может обозначать место, где сторона имеет существенное физическое или экономическое присутствие или ведет существенную экономическую деятельность 35. О неудачности перевода исходного термина «place of business» на русский язык как «коммерческое предприятие» и желательности его замены на «место деятельности» неоднократно писали российские ученые 36. Заметим, что в ст. 12 Гаагских принципов используется именно термин «предприятие» («establishment»), но не «place of business» (место ведения бизнеса, место деятельности). Признаком предприятия является физическое присутствие стороны, характеризующееся минимальным уровнем экономической организации и постоянством во времени. В комментарии 12.3 к ст. 12 Гаагских принципов поясняется, что «в широком смысле предприятие означает место ведения бизнеса, в котором сторона присутствует не мимолетно, и включает центр администрирования и управления, штаб-квартиру, основное и вторичные места деятельности (places of business), филиалы, агентства, другие постоянные и продолжительные по времени места ведения бизнеса. […] Уставное местонахождение компании (юридический адрес) не является предприятием. Так же сторона с основным предприятием в государстве X, управляющая своей хозяйственной деятельностью в государстве 35 36

22

A/CN/9/896, п. 27. См., в частности, Зыкин И. С. Договор во внешнеэкономической деятельности. С. 23; Зыкин И. С. Внешнеэкономические операции: право и практика. М., 1994. С. 72. Асосков А. В. Коллизионное регулирование договорных обязательств. М.: Инфотропик Медиа, 2013. Асосков А. В. Венская конвенция ООН 1980 года о договорах международной купли-­продажи товаров. Постатейный комментарий к положениям, определяющим сферу ее применения. М.: Инфотропик Медиа, 2013. П. 77. На отсутствие единообразного толкования термина «коммерческое предприятие» в международных договорах и целесообразность перевода «place of business» как «место коммерческой деятельности» справедливо указывает в своей работе Стригунова Д. П. Стригунова Д. П. Правовое регулирование международных коммерческих договоров: монография: в 2 т. Т. 1. М.: Юстицинформ, 2017. 448 с. / доступ из справ.-правовой системы «ГАРАНТ».


Статья 1. Сфера применения

Y только через сеть «Интернет», не считается имеющей предприятие в государстве Y» 37. Статьи 1(1) (a) и (b): Вопрос о моменте, на который мировое соглашение должно быть международным, и о понимании самого этого термина потребовал уточнений, которые и были включены в подп. (a) и (b) комментируемой статьи 38. Международный характер мирового соглашения определяется на момент заключения мировой сделки, а не на момент начала процедуры медиации 39, и связан прежде всего с местом коммерческой деятельности сторон 40. Местонахождение предприятия (то есть центра действий, через который были согласованы условия договора и заключен договор) определяется на момент заключения договора: это отражает правомерные ожидания сторон и обеспечивает правовую определенность 41. Обсуждая вопрос 37 38

39

40 41

The notion of establishment. 12.3. Перевод мой. — ​Н.ГШ. Сравн. с описанием международного характера коммерческого договора, содержащегося в ст. 1(2) Принципов, касающихся выбора права в международных коммерческих договорах. Утверждены 19 марта 2015 г. Текст: A/CN.9/847, Приложение. [Электронный ресурс]: URL: https://assets.hcch.net/docs/eb2202fd‑47c9-4e73-ab0fcbf2b4057d8f.pdf (дата обращения: 24.05.2021). Заметим, что ст. 2 (1) Директивы 2008/52/ЕС позволяет определить международный характер медиативного соглашения через определение трансграничного (международного) характера спора. Применительно к актам ЕС термин «трансграничный» является более узким по сравнению с термином «международный», поскольку используется для обозначения споров между субъектами права государств — участников этого интеграционного объединения. Трансграничный характер спора определяется по дате начала процедуры медиации и предполагает наличие постоянного места нахождения или обычного места проживания стороны в государстве-­у частнике, отличного от места нахождения или места проживания другой стороны на дату достижения соглашения о проведении медиации. Трансграничным также является спор об исполнении медиативного соглашения, заявленный в суде или арбитраже третьего государства-­у частника. A/CN.9/896. П. 159, 161. Hague Principles on Choice of Law in International Commercial Contracts. (approved on 19 March 2015). Commentary to Article 12, para..12.3. and 12.5. Текст на английском языке: [Электронный ресурс]: URL: https://www.hcch.net/en/instruments/conventions/ full-text/?cid=135. Сравн. с общими характеристиками домицилия компании или иного юридического лица или объединения физических или юридических лиц как места нахождения юридического адреса, центрального (органа) управления; основного места ведения коммерческой деятельности: ст. 63 (1) Регламента (ЕС) No 1215/2012 Европейского Парламента и Совета от 12 декабря 2012 г. о юрисдикции и признании 23


Статья 1. Сфера применения

о международном характере мирового соглашения, участники Рабочей группы II изначально выделили три момента, с которыми можно связать появление «международности» этого соглашения: момент начала медиации, завершившейся подписанием мирового соглашения; момент заключения мирового соглашения и момент, когда сторона соглашения обращается в компетентный орган государства — участника Конвенции за содействием в исполнении достигнутого соглашения. В конечном итоге предпочтение было отдано моменту заключения мирового соглашения, поскольку его гораздо проще определить. Соглашения о проведении процедуры медиации находятся вне сферы действия Конвенции. Момент начала процедуры медиации, требования к форме, содержанию, порядку заключения и исполнения соглашения о проведении процедуры медиации определяются национальным законодательством государств — участников Конвенции. Поскольку документ должен содержать ясные и объективные критерии для определения «международного» характера мировых соглашений 42, не было принято предложение распространить сферу действия Конвенции на медиативные соглашения, все стороны которых имеют свои коммерческие предприятия на территории одного государства, содержат в своей структуре иностранный элемент» (акционеры или материнская компания находятся за рубежом), поскольку четко описать сложные корпоративные структуры трудно. «Тем не менее было высказано общее мнение, что согласовать простую и четкую формулировку, которая будет в целом приемлемой в различных правовых системах, вряд ли удастся. Было также отмечено, что такое расширение охвата может излишне обременить компетентный орган, поскольку ему придется оценивать корпоративную структуру сторон.

42

24

и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам (Regulation (EU) No 1215/2012 of the European Parliament and of the Council of 12 December 2012 on jurisdiction and the recognition and enforcement of judgments in civil and commercial matters. OJ L 351, 20.12.2012, p. 1–32. Актуальный текст ELI: [Электронный ресурс]: URL: http://data.europa.eu/eli/reg/2012/1215/oj (дата обращения: 25.05.2021). A/CN.9/896, п. 20 и 21; и A/CN.9/867, п. 93–101.


Статья 1. Сфера применения

Кроме того, было указано на то, что включение такой формулировки может создавать коллизии с соответствующими внутренними законами и правилами 43». При этом формулировка ст. 1(2) (а) указывает на то, что медиативные соглашения могут быть многосторонними; в этом случае достаточно, чтобы коммерческое предприятие одной из сторон находилось в государстве, отличном от государств, где находятся коммерческие предприятия других сторон. Статья 1(2): ст. 1(2) и 1(3) содержат полный перечень исключений — характеристик мировых соглашений, не подпадающих под действие Конвенции 44. В ст. 1(2) перечислены исключения по видам споров (составу сторон) и материально-­правовым целям заключения сделок. В ст. 1(2) (а) методом исключения определен характер мирового соглашения, подпадающего под действие Конвенции. В Принципах УНИДРУА для обозначения подобных соглашений используется термин «коммерческий договор»: цель использования этого термина — ​исключить так называемые потребительские сделки, подпадающие под особый правовой режим, предусматривающий императивные нормы, направленные на защиту прав потребителя, при сохранении максимально широкого толкования и включения в него любых экономических сделок 45. Потребительский характер медиативного соглашения определяется по целям его заключения (для удовлетворения личных, семейных или домашних нужд) 46. Коммерческий характер 43 44 45

46

A/CN.9/934, п. 27. Доклад Рабочей группы II 51 сессии ЮНСИТРАЛ А 9 CN929. П. 16. П. 2 комментариев к Преамбуле к Принципам международных коммерческих договоров УНИДРУА (ред. 2016 г.) International Institute for the Unification of Private Law (UNIDROIT), Rome UNIDROIT 2016 P. 2. официальный текст на английском языке доступен для скачивания на сайте Международного института унификации частного права (УНИДРУА) [Электронный ресурс]: URL: https://www.unidroit.org/instruments/ commercial-­contracts/unidroit-­principles‑2016 (дата обращения: 25.05.2021). Первое определение потребительских целей см. первоначальную редакцию ст. 4 (а) Конвенции об исковой давности в международной купле-­продаже товаров (Нью-­ Йорк, 14 июня 1974 г.), Организация Объединенных Наций. 2012. С. 5: [Электронный ресурс]: URL: https://uncitral.un.org/sites/uncitral.un.org/files/media-­documents/ uncitral/ru/limit_conv_r_ebook.pdf (дата обращения: 25.05.2021). 25


Статья 1. Сфера применения

спора, включая его предмет, для целей Конвенции не предусматривает ограничения круга лиц, участвующих в нем, профессиональными участниками коммерческого оборота, предпринимателями: ст. 2(1) (b) подразумевает возможность отсутствия у стороны коммерческого предприятия, что не мешает ей быть стороной мирового соглашения, подпадающего под действие Конвенции (см. комментарии к ст. 2(1) (b) ниже) 47. Таким образом, медиативное соглашение по корпоративному спору, заключенное лицами, владеющими долями участия в коммерческом предприятии, подпадает под действие Конвенции. В ст. 1(2)(b) речь идет именно о мировых соглашениях, касающихся «семейного, наследственного или трудового законодательства», а не «семейных, наследственных и трудовых споров». Эта формулировка призвана обеспечить, чтобы семейные «дела», которые могут включать коммерческие споры с участием членов семьи, разрешаемые путем медиации, подпадали под действие Конвенции 48. Отметим, что в ряде случаев — ​например, споры по поводу управления семейным предприятием — ​медиативное соглашение может урегулировать в совокупности как коммерческие аспекты конфликта, так и вопросы отношений в семье. Можно предположить, что в таком случае медиативное соглашение будет подпадать под действие Конвенции только в части, относящейся к урегулированию коммерческого спора между членами семьи, и при условии соблюдения всех прочих 47

48

26

При этом вопрос о включении в текст уточнения о статусе сторон спора как профессиональных предпринимателей («irrespective of whether the parties are commercial persons or not», «являются ли они предпринимателями или нет») не поднимался, скорее всего, по той же причине, по какой это уточнение было исключено еще из текста Типового закона ЮНCИТРАЛ о международном торговом арбитраже: как отметил тогда представитель Китая, обсуждение этого вопроса грозит затянуться еще на два года. С. п. 28 Part three. Summary records for meetings on UNCITRAL Model law on international commercial arbitration. Yearbook of United Nations Commission on International Trade Law. 1985. Volume XVI [Электронный ресурс]: URL: https://uncitral. un.org/sites/uncitral.un.org/files/media-­documents/uncitral/en/306meeting-e.pdf (дата обращения: 25.05.2021). A/CN.9/1025, п. 110 в отношении Типового закона ЮНСИТРАЛ.


Статья 1. Сфера применения

требований к мировому соглашению (международный характер; письменная форма). В соответствии со ст. 2(1) (а) Конвенции для определения международного характера в случае, когда у одной из сторон имеется несколько коммерческих предприятий, имеет значение местонахождение того коммерческого предприятия стороны, которое, с учетом обстоятельств, известных сторонам или предполагавшихся ими в момент заключения мирового соглашения, имеет наиболее тесную связь со спором, урегулированным мировым соглашением (см. комментарии к ст. 2(1) (а) ниже). В силу ст. 1(2) (b) Конвенция применяется даже в том случае, если предприятия всех сторон находятся в одном и том же государстве, при условии что имеется другой иностранный элемент, а именно: либо значительная часть обязательств по мировому соглашению должна быть исполнена в другом государстве, либо предмет мирового соглашения наиболее тесно связан с другим государством. Наконец, что касается формы мирового соглашения, Конвенция применяется только в отношении соглашений, заключенных в письменной форме. Содержание требования о письменной форме определено в ст. 2(2) — ​относительно материального носителя — ​и ст. 4(1) и 4(2) — о ​ тносительно подписания. В ст. 1(3) определены исключения по способу оформления и связи с состязательными процедурами (разбирательством в государственном суде или международном арбитраже). В комментируемой статье с небольшими редакционными правками воспроизведен текст компромиссного предложения по Вопросу 2 49, отражающий в том числе равный статус решений, принятых государственными юрисдикционными органами и частными третейскими судами. Из текста комментируемой статьи следует, что под действие Конвенции могут подпадать медиативные соглашения, заключенные сторонами по не имеющей обязательной силы рекомендации судьи, если 49

A/CN.9/901, п. 52 (компромиссное предложение по вопросу 2). 27


Статья 1. Сфера применения

до начала процедуры медиации стороны прекратили разбирательство по делу (ст. 1(3) (а) (i)), равно как и медиативные соглашения, заключенные в ходе медиации, проходившей параллельно с арбитражным разбирательством, которые не были оформлены как арбитражное решение на согласованных условиях (ст. 1(3) (b)). Обсуждался вопрос о переносе п. 3 ст. 1 в ст. 5 комментируемой Конвенции об основаниях для отказа в оказании содействия в исполнении медиативных соглашений. Тем не менее, поскольку цель данного пункта — избежать возникновения несоответствий или дублирования его положений с положениями действующих или будущих международных документов 50, «было высказано мнение о том, что такие мировые соглашения, в силу их разного материально-­правового характера, требуют другого режима, отличающегося от тех соглашений, которые предусматриваются согласно этому документу. Соответственно, было предложено сохранить проект положения 1(3) в тексте о сфере применения, а не в тексте об основаниях для отказа в предоставлении судебной помощи. Это предложение получило поддержку» 51. Цель ст. 1(3) — избежать возможного дублирования как с действующими — например, с Нью-­Йоркской конвенцией 1958 г., Конвенцией о соглашениях о выборе суда 2005 г.52 — так и с еще не вступившими в силу международными документами 53, такими как, в част-

50 51 52

53

28

A/CN.9/901, п. 26. Доклад Рабочей группы II 51 сессии ЮНСИТРАЛ, документ А CN9 929, п. 17. Текст доступен на официальном сайте Гаагской конференции по международному частному праву на английском языке [Электронный ресурс]: URL: https://www.hcch. net/en/instruments/conventions/full-text/?cid=98, текст неофициального перевода Конвенции на русский язык [Электронный ресурс]: URL: https://assets.hcch.net/docs/ b95b41d1-cb2e‑4c85–942a‑4bcbe23bf23d.pdf (дата обращения: 25.05.2021). A/CN.9/901, п. 26. Convention on jurisdiction and the recognition and enforcement of judgments in civil and commercial matters OJ L 339, 21.12.2007, p. 3–41 (Луганская конвенция о подсудности и признании и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и торговым делам) [Электронный ресурс]: URL: http://data.europa.eu/ eli/convention/2007/712/oj, Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.); Соглашение


Статья 1. Сфера применения

ности, Гаагская конвенция 2019 г.54 В пп. (a) (i) и (ii) воспроизведена ст. 11 «Мировые соглашения (transactions judiciaires)» Гаагской конвенции 2019 г. Согласно этой статье мировые соглашения (judicial settlements, transactions judiciaires), утвержденные судом Договаривающегося государства или заключенные в таком суде в ходе судебного разбирательства и подлежащие исполнению в том же порядке, что и судебные решения в государстве происхождения, приводятся в исполнение по этой Конвенции в том же порядке, что и судебные решения. С точки зрения терминологии термин «мировое соглашение» в этом пункте используется правомерно, в отличие от остального текста комментируемой Конвенции, где термин «медиативное соглашение» был бы более точен. Ст. 1(3)(b): поскольку в Нью-­Йоркской конвенции 1958 г. отсутствует определение арбитражного решения — и ​ тога арбитража, целесообразно обратиться к Руководству по Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (далее — Руководство) для выявления признаков арбитражных решений 55. В результате обобщения практики судов различных государств — участников Нью-­Йоркской конвенции 1958 г. были выделены

54

55

о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.)// доступ из справ.-правовой системы ГАРАНТ. Convention on the Recognition and Enforcement of Foreign Judgments in Civil or Commercial Matters (Concluded 2 July 2019). Текст доступен на официальном сайте Гаагской конференции по международному частному праву на английском языке [Электронный ресурс]: URL: https://www.hcch.net/en/instruments/conventions/fulltext/?cid=137, неофициальный перевод Министерством юстиции России английской версии [Электронный ресурс]: URL: https://assets.hcch.net/docs/4832319f‑582d‑40e1– 91a4–01710f403e77.pdf (дата обращения: 23.05.2021). «Слова «арбитражные решения» означают, по мнению Комитета, решения, выносимые арбитражными органами, назначаемыми для каждого отдельного случая [избираемыми сторонами или ­какими-либо организациями], так же как и решения, выносимые постоянными арбитражными органами, учреждаемыми согласно законам соответствующих договаривающихся государств. Комитет нашел, что нет необходимости включать в текст Конвенции постановление об этом (как было предложено представителем Союза Советских Социалистических Республик), и решил, что достаточно упоминания об этом в докладе. E./2704 — ​Е /АС.42 A/Rev.1 28 March 1955. Объединенные нации. Экономический и социальный совет. Доклад Комитета по исполнению международных арбитражных решений. Возобновленная девятнадцатая сессия. 29


Статья 1. Сфера применения

три признака арбитражных решений в смысле Конвенции: «Для того чтобы решение можно было считать «арбитражным» согласно Нью-­ Йоркской конвенции, оно должно i) быть вынесено арбитрами, ii) окончательно разрешать спор или его часть и iii) иметь обязательную силу 56». Относительно постановления по процессуальным вопросам такой ясности нет, поскольку постановление по процессуальным вопросам не преследует цели окончательного урегулирования спора. По формальному признаку оно не может рассматриваться как арбитражное решение. В то же время если побочным результатом такого постановления является прекращение разбирательства по спору, в результате чего спор урегулируется окончательно, оно может быть рассмотрено в качестве арбитражного решения. При этом, как подчеркивается в Руководстве, ни в Конвенции, ни в примерах из прецедентного права нет к ­ аких-либо положений о ее применении к арбитражным решениям на согласованных условиях 57. Рассматривалось предложение включить в текст ст. 1(3) (b) уточнение, привязав возможность исполнения арбитражного решения к законодательству государства-участника Конвенции, где запрашивается помощь. Тем не менее такое дополнение было отклонено, поскольку в случае, если медиативное соглашение, оформленное как арбитражное решение, невозможно исполнить по закону государства, где запрашивается помощь (например, в случае если стороны обратились в арбитраж в отсутствие спора, только затем, чтобы придать «готовому» мировому соглашению форму арбитражного решения), то такое медиативное соглашение подпадает под действие данной

56

57

30

П. 14. П. 25. С. 9. [Электронный ресурс]: URL: https://undocs.org/pdf?symbol=ru/E/2704 (дата обращения: 24.05.2021). Руководство по Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений. П. 21 // Секретариат ЮНСИТРАЛ. Руководство по Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-­ Йорк, 1958 г.) Руководство в редакции 2016 г. Организация Объединенных Наций. 2016. С. 14. [Электронный ресурс]: URL: https://uncitral.un.org/sites/uncitral.un.org/ files/media-­documents/uncitral/ru/2016_guide_on_the_convention.pdf (дата обращения: 24.05.2021). Там же. П. 36. С. 19.


Статья 1. Сфера применения

Конвенции 58. Кроме того, включение привязки к месту, где испрашивается помощь в исполнении, позволило бы ходатайствующей об исполнении стороне обратиться за исполнением одного и того же документа дважды — ​как арбитражного решения и как мирового соглашения. В конечный вариант этого пункта не включено ни указание места арбитража, ни указание места, где запрашивается исполнение. Таким образом, решать вопрос о том, оформлено ли медиативное соглашение в качестве арбитражного решения и, соответственно, применяются ли к нему положения настоящей Конвенции, Нью-­Йоркской конвенции 1958 г. или иного международного договора или закона, будет компетентный орган государства-­у частника, получивший ходатайство о предоставлении помощи в исполнении соответствующего документа 59. И руководствоваться он будет в первую очередь правом своего государства. Если арбитражное решение, которым зафиксировано медиативное соглашение, по праву этого государства не вписывается в рамки режима исполнения, предусмотренного другим международным договором, то применяться будет комментируемая Конвенция (при условии, что медиативное соглашение соответствует всем иным условиям, указанным в ее ст. 1).

58

59

A/CN.9/WG.II/WP.202, п. 17 и 18. См. также Morris-­Sharma, Nathalie Y. Constructing the Convention on Mediation: The Chairperson’s Perspective. Singapore Academy of Law Journal. (2019) 31. 48, 49 at p. 507. A CN9 929, п. 27. 31


Millions discover their favorite reads on issuu every month.

Give your content the digital home it deserves. Get it to any device in seconds.