Page 1

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО На дворе май 2018 года, достаточно интересное время для предпринимателей. Президент России Владимир Путин на протяжении последних нескольких лет говорит чиновникам о том, что «не нужно кошмарить бизнес», и мы действительно чувствуем, что необоснованных проверок нет, появились институты типа ФРИИ или Сколково, которые помогают startup-проектам в сфере IT и высоких технологий. Государство способствует предпринимательству, и это явно ощущается, в современном бизнес-климате стало намного легче дышать и делать свой бизнес. Что же касается финансовой свободы, то здесь дела обстоят совсем иначе. По моему мнению, ЦБ РФ очень жестко относится к банкам, и через них это бьет по предпринимателям. Банки очень настороженны, и часто совершенно обычная хозяйственная деятельность вызывает у них подозрения. Банки блокируют счета в огромном количестве, складывается такое ощущение, что, по мнению банкиров, кругом только одни «обнальщики» и недобросовестные клиенты, которые выводят деньги за рубеж. Резиденты нашей страны нередко предпочитают открывать счета в других государствах и вести бизнес в них по той простой причине, что там оказывается для них меньше волокиты и подозрительных вопросов у регуляторов различного уровня. Очевидно, что все меры, которые предпринимает ЦБ РФ, являются в целом эффективными и действенными, и отзыв лицензий на осуществление банковских операций у банков происходит не просто так. Вместе с тем также очевидно, что нужно как-то улучшать работу банков по проверке клиентов на благонадежность с тем, чтобы исключить риск неправомерного отказа в обслуживании в той или иной форме. Кроме того, с обналичиванием все-таки следует в первую очередь бороться у истоков, а именно там, где образуется большой объем наличных денег — ​у курьерских компаний и розничных торговых сетей, — ​с ледя за полным и своевременным инкассированием денежных средств на банковские счета. Евгений Чернов, предприниматель, основатель и SEO PimPay

VI


ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Современные технологии проникают все глубже в нашу повседневность и сегодня уже сложно представить себе наши будни без них. Деньги уже не просто хранятся на пластиковых картах или электронных кошельках, с каждым днем все больше и больше внедряется удобных и технологичных способов их использования. Так, уже становится обычным делом расплатиться в магазине, приложив мобильный телефон к считывающему устройству или надеть кольцо, с помощью которого можно совершить поездку в метро. А что стоит за этим? Кто делает будущее сегодня? Как ни странно, но это не банки. Банки уже давно превратились в  потребителей всех передовых финансовых технологий. В Америке существует такой термин «shadow banking», если дословно, то под ним имеется ввиду теневой банкинг. На поверку в этом термине нет ничего негативного и тем более противозаконного. Этот термин означает осуществление финансовых операций небанковскими организациями, действующими без лицензии. Иными словами это тот самый финтех-сегмент экономики, где и зарождаются все передовые технологии и сервисы. К слову, в тех же Соединенных Штатах Америки на долю shadow banking приходится около 30 % всего денежного оборота. Так почему же технологии рождаются не в классическом банкинге? Причин для этого несколько. Во-первых, регулирование. В  мире в  целом и  в  нашей стране, в частности, весьма ощутимое регулирование банковской деятельности и высокие пороги входа на этот рынок, плюс штат как минимум из 40–50 человек для подготовки различных форм отчетности, т. к. ЦБ РФ на ежедневной основе отслеживает ключевые показатели деятельности банков. Многовато для компании в 10–15 человек, которая придумала и хочет реализовать какую-то интересную и полезную идею. А эти идеи пробивают себе путь как раз через серые зоны в законодательстве, руководствуясь принципом: что прямо не запрещено, то разрешено. Во-вторых, это способность искать новые ниши. На топ‑30 банков приходится почти 95 % активов всей банковской системы. Пирог поделен, конкуренция очень высока, и каждый день нужно вести борьбу за свой кусок. Какое дело банкам до нишевых, пусть и симпатичных историй с объемом рынка в 1 млрд рублей, если весь рынок — э​ то триллионы рублей. Банки настоящего можно сравнить с сетевыми VII


Вступительное слово

гипермаркетами. Да, вы можете купить все самое необходимое там и даже больше. Помимо стандартного продуктового ассортимента можно подобрать себе и  строительный инструмент, и  велосипед, и удочку. Но, если вы настоящий хозяин, любитель долгих поездок на велосипеде или заядлый рыболов, вы никогда не купите ничего в таких гипермаркетах. Качество и удовольствие не то, и подобрать что-то специфическое, под вас вы в таких гипермаркетах не сумеете. Да, можно сравнить депозиты, обмен валют или банковские платежи с продуктами первой необходимости, и на полках банков есть даже что-то большее для широкого ассортимента, но такой «ширпотреб» не для всех. Кто ищет технологий, скорости, удобства, те обращают внимание на небанковские сервисы. В-третьих, инерционность. Большие механизмы классических банков настолько отлажены, что любое изменение может иметь эффект бабочки, и вызвать сбой в совершенно ином месте, а рисковать отлаженными процессами и репутацией никто не хочет. Напротив, небольшие команды финтех-стартапов очень мобильны, гибки и им нечего терять. Они могут только приобрести. Какое-то время назад все возможные финансовые стартапы воспринимались даже на Западе с крайней осторожностью, впрочем, как и все новое. Однако, сегодня ландшафт рынка финансовых услуг приобрел свои четкие границы. Крупнейшие финансовые корпорации поняли, что передовые идеи и технологии идут именно от финансовых стартапов, отмахнуться от них сегодня будет означать потерю доли рынка завтра. Мировые банковские гиганты признали финансовые стартапы полноценными и обязательными партнерами, несущими инновации в классический банкинг. Согласно оценкам аудиторской компании «PWC» более 50 % крупнейших банков в мире уже сотрудничают с финтех-компаниями и более 90 % ожидают такого партнерства в ближайшее время. Что же происходит в России? Как это часто бывает, мы немного запаздываем в развитии финтех-сервисов, на рост финансовых услуг в небанковском секторе обратил внимание мегарегулятор. Так, в докладе ЦБ РФ, опубликованном в 2018 г., говорится о том, что банки потеряли монополию на оказание традиционных (платежных и иных услуг), а компании без классических банковских лицензий начинают играть большую роль на финансовом рынке, чем раньше. Развитие финансовых технологий модернизирует традиционные направления оказания финансовых и иных услуг, в которых появляются инновационные продукты и сервисы для конечных потребителей. VIII


Вступительное слово

Наиболее сильно этот тренд наблюдается в следующих областях: платежи и переводы (сервисы онлайн-переводов и платежей), финансирование (Р2Р, потребительское и корпоративное финансирование, краудфандинг), управление капиталами (роботизированные советники по инвестированию, приложения по финансовому планированию), цифровая финансовая инфраструктура (финансовые маркетплейсы, платформы для регистрации сделок). Так нужно ли давать свободу финансовым компаниям или всех завести под регулирование? Конечно, задачей государства является защита экономически слабого и зачастую финансово неграмотного населения, никому не нужны обманутые вкладчики, вложившие свои последние сбережения в сомнительные учреждения под 200 % годовых. Однако, есть В2В-сегмент, где предприниматели самостоятельно могут оценить свои риски, есть люди с достаточными сбережениями, которыми они готовы рисковать, и им нужно дать эту возможность. Избыточное регулирование губительно. Государство априори не в состоянии сделать точную настройку всех процессов, которая бы устроила всех. Представьте себе поле, на котором одновременно растет несколько культур: где- то пшеница, где-то кукуруза или подсолнечник или свекла. Машина регулирования может собирать что-то одно. И вот государство запускает в поле такой комбайн. Много пользы он сможет принести? Пожалуй, нет. Таким образом, если государство сосредоточится на регулировании конкретных рисков, а не «всего» рынка и тем самым оставит те самые ниши для развития технологий, идей и механизмов, то нас ждут передовые экосистемы. В них будут уживаться и развиваться и банки, и стартапы, и где будут взращиваться не только плохие копии западных технологий, но и собственные инновационные продукты. Дмитрий Савощенко Финансовый директор PimPay

IX


ВВЕДЕНИЕ События последних лет в нашей стране наглядно показывают, что государство последовательно проводит политику укрупнения предприятий и консолидации различных секторов отечественной экономики с целью более эффективного регулирования и упрощения контроля за деятельностью игроков, занятых в тех или иных сегментах рынка. С этой целью регуляторы соответствующих отраслей народного хозяйства в рамках действующего правопорядка утверждают правила игры, обязательные для участников гражданского оборота. Вместе с тем, несмотря на активность регуляторов, в различных сегментах российских рынков все еще остается место для свободной предпринимательской деятельности независимых игроков, которые работают в условия полного отсутствия или минимального набора обязательных требований к их работе. Например, на юридическом рынке в сфере судебного представительства и консультирования помимо адвокатов работает большое количество предпринимателей и частных лиц, к деятельности которых никаких серьезных требований вообще не предъявляется. В настоящее время Министерство юстиции России подготовило очередной проект концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, в котором всех юристов предлагается объединить на базе адвокатской корпорации 1. У сторонников такой концепции имеется большое количество оппонентов, которые не согласны с возможным установлением «адвокатской монополии» и лоббируют свои проекты реформы. Все участники дискуссии сходятся во мнении, что текущее состояние данного рынка оставляет желать лучшего, поскольку он нуждается в регулировании, однако их взгляды на то, как должна пройти реформа, кардинально расходятся, поэтому остается только ждать, какая судьба в итоге ждет российский юридический рынок. Аналогичным образом обстоит дело и на финансовом рынке, где наряду с различными специализированными финансовыми институтами, обладающими соответствующими лицензиями, выдаваемыми ЦБ РФ, работают также и обычные участники гражданского оборота, которые их не имеют. При этом нередко осуществляемые 1

X

Электрон. ресурс: http://minjust.ru/ru/novosti/opublikovan-proekt-koncepciiregulirovaniya-rynka-professionalnoy-yuridicheskoy-pomoshchi (дата обращения —​ 02.12.2017 г.).


Введение

ими операции в финансовом секторе по своему характеру граничат с лицензионными видами деятельности, которыми вправе заниматься исключительно те игроки, которые соответствуют обязательным требованиям. Например, только кредитные организации могут выдавать кредиты заемщикам, однако закон не ограничивает круг лиц, обладающих правом выдавать займы предпринимателям, устанавливая только запрет работать в сегменте потребительского кредитования не лицензированным участникам рынка. Даже, если выдача займов компанией осуществляется систематически, само по себе данное обстоятельство еще не является достаточным основанием квалифицировать ее в качестве банковской деятельности. Между тем вопрос о допустимости занятия независимыми компаниями такой деятельностью регулярно встает перед ними в связи с появлением различных барьеров, которые создают для них регуляторы и контрагенты. Так, если подавляющее большинство судов не видят никаких препятствий для систематической выдачи займов обычными коммерсантами в предпринимательской сфере, то определенные вопросы могут возникнуть к их деятельности со стороны обслуживающих банков, владельцев рекламных площадок, инвесторов и иных участников гражданского оборота. Операции по переводу денежных средств могут осуществлять только специализированные участники платежного рынка, однако обычные коммерсанты не лишены возможности через свои счета в банке обрабатывать чужие безналичные платежи с последующим перечислением получателю в рамках заключенного между ними соглашения, если в основе такой деятельности лежат их обязательственные правоотношения. Под явным запретом находятся только откровенные преступления в финансовом секторе: мошенничество в сфере кредитования, махинации с платежными картами, незаконная банковская деятельность, направленная на обналичивание денег, организация финансовых пирамид, о чем мы расскажем в третьем разделе настоящей книги. Кредитные организации, работая в банковском секторе, не вправе заниматься торговой, производственной и страховой деятельностью, и вместе с тем отдельные игроки предлагают на рынке довольно специфические банковские продукты, которые по своим содержательным характеристикам тесно граничат со страхованием и вызывают вопросы у правоприменителей. Зато кредитные организации беспрепятственно могут работать на популярном рынке обмена валют Форекс XI


Введение

наряду с форекс-дилерами, если их лицензия на осуществление банковских операций включает такой вид деятельности, как купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной форме. Помимо них на этом рынке ведут деятельность иностранные компании, которые не поднадзорны ЦБ РФ, а споры с их участием не подсудны российским судам. Во всех указанных случаях, когда встает вопрос о границах дозволенного поведения в финансовом секторе, необходимо оценивать правовые позиции, вырабатываемые в судебной практике на основе комплексного анализа существующего законодательного материала и существа складывающихся правоотношений, чтобы избежать ошибок. Например, не понимание существа отношений, складывающихся в сфере имущественного оборота в системе «Web Money Transfer», на практике приводит к повальным отказам владельцам титульных знаков, являющихся расчетными единицами, в судебной защите. Несмотря на позиционирование данного инструмента как средства платежа, фактически он таковым не является, а представляет собой имущественное право, оборот которого закону не противоречит и не регулируется нормами законодательства о национальной платежной системе. Гораздо большие проблемы для финансовой системы представляют стремительно набирающие популярность криптовалюты, уже прочно занявшие определенную нишу в системе расчетов, хотя государство к их введению в действующий правопорядок пока не готово. Несмотря на очевидные преимущества этого инструмента, его использование сопряжено с большим количеством рисков, которые необходимо оптимизировать, но нет ясности, как это сделать. Осторожность публичных властей в этом вопросе вполне оправданна, учитывая широкую популярность криптовалюты как средства легализации преступных доходов и способа расчетов при занятии криминальной деятельностью. Серьезную угрозу для публичных интересов также представляют денежные суррогаты, которые при всей своей безобидности могут привести к нарушению прав и законных интересов граждан, поэтому их выпуск и распространение пресекаются. Обо всех этих, а также многих других интересных вопросах мы поговорим в настоящей книге.

XII

О финансовой свободе и ее правовых границах - Предисловие  

О финансовой свободе и ее правовых границах. — М.: Инфотропик Медиа, 2018. — 304 с. — ISBN 978-5-9998-0308-5

О финансовой свободе и ее правовых границах - Предисловие  

О финансовой свободе и ее правовых границах. — М.: Инфотропик Медиа, 2018. — 304 с. — ISBN 978-5-9998-0308-5

Advertisement