Page 1

§ 4. Разграничение признаний и соглашений по обстоятельствам дела с признанием иска Российское процессуальное законодательство традиционно говорит о  двух самостоятельных объектах признания сторон в  гражданском и в арбитражном процессе. Часть 1 ст. 39 ГПК РФ и ч. 3 ст. 47 АПК РФ предусматривают право ответчика признать иск полностью или в части, а ст. 68 ГПК РФ и ст. 70 АПК РФ регламентируют право любой из сторон признать обстоятельства, на  которых другая сторона основывает свои требования или возражения. Кроме того, как уже отмечалось, действующий АПК РФ  говорит о  возможности совершения второго действия в  форме соглашения сторон по обстоятельствам дела, которое влечет практически те же правовые последствия, что и признание сторонами обстоятельств гражданских дел. В  литературе относительно давно и  достаточно точно выявлены и  описаны основные отличия этих двух объектов признания сторон1, в связи с чем на сегодняшний день их разграничение не вызывает затруд1

См., например: Пучинский В.К. Указ. соч. С. 35–62; Треушников М.К. Указ. соч. С. 165–166; Моисеев С.В. Указ. соч. С. 141–152 и др. 41


Глава I. Признание обстоятельств дел и соглашение сторон по обстоятельствам дела в теории гражданского и арбитражного процессуального права.

нений и серьезных разногласий у ученых. При этом среди основных моментов, по которым различаются признание иска и признание отдельных обстоятельств дела, специально хотелось бы обратить внимание на различия в сущности и в отраслевой принадлежности этих институтов. Во-первых, очевидно, что иск в  целом и  отдельные обстоятельства дела  – это абсолютно разные объекты признания. Согласно наиболее распространенному определению иска он  представляет собой материально-правовое требование истца к  ответчику, обращенное через суд (М.А. Гурвич, А.Ф. Клейнман, А.А. Добровольский, С.А. Иванова, Д.М. Чечот, Н.А. Чечина и др.1). Под обстоятельствами же, как правило, подразумеваются факты реальной действительности, юридические факты и т.п.2 Во-вторых, отношения, связанные с признанием иска в гражданском и в арбитражном процессе, по мнению большинства ученых, относятся к действию принципа диспозитивности3. А признание сторонами отдельных обстоятельств, имея, как утверждалось выше, двойственную правовую природу, требует в  своей регламентации и  правоприменительной практике учета двух начал гражданского судопроизводства. Во-первых, состязательного (в части, касающейся доказательственного значения этого вида признания) и, во-вторых, диспозитивного (в части, касающейся обязательности данного волеизъявления для суда, последствий его совершения и других вопросов). В-третьих, признание сторонами обстоятельств гражданских дел представляет собой институт исключительно процессуального права. Последствия его принятия судом имеют только процессуальное значение. Если оно и оказывает влияние (возможно, даже решающее) на исход конкретного дела, то  весьма опосредованное: при вынесении решения суд сначала устанавливает признанное обстоятельство, потом сопоставляет его с иными обстоятельствами, нашедшими подтверждение в ходе судебного разбирательства, делает вывод о  правоотношениях сторон и лишь затем дает ответ по существу заявленных материально-правовых требований. Вопрос об  отраслевой принадлежности института признания иска является более сложным, так как ответ на него может различаться в зависимости от  того, какую теорию иска взять за  основу: материальноправовую, процессуальную или смешанную. При этом наиболее полное

1 2

3

42

См.: Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М.: Городец, 2000. С. 9–10. Более подробно об обстоятельствах как объектах признания см. § 1 гл. II данного издания. См., например: Моисеев С.В. Указ. соч. С. 144.


представление о существе данной проблемы можно составить, обратившись к пониманию иска в единстве двух его сторон: процессуально-правовой (требования к суду о рассмотрении и разрешении спора о праве с  соблюдением всех процессуальных гарантий для сторон, установленных законом) и  материальной (требования к  ответчику о  совершении определенных действий в пользу истца или о воздержании от действий, препятствующих истцу нормально осуществлять свое право)1. В  таком контексте признание иска будет иметь, в  первую очередь, процессуальные последствия и означать отказ ответчика от предоставленных ему средств судебной защиты от  притязаний истца. Что же  касается материально-правового значения того же действия, то, как представляется, его следует понимать как согласие ответчика с заявленными материальными требованиями истца, хотя в  литературе и  высказаны обоснованные сомнения по этому поводу2 (суть которых сводится к тому, что в соответствии с общепринятым пониманием структуры гражданского процессуального правоотношения, все действия ответчика могут быть адресованы исключительно суду). Действительно, юридическим фактом, который окончательно устранит неопределенность правового положения истца и ответчика будет решение суда, а не заявление ответчика. Однако решение об  удовлетворении заявленных требований является прямым и максимально вероятным следствием признания иска, и ответчик не может этого не осознавать (в частности, в связи с тем, что на суд возлагается обязанность разъяснять ему последствия этого действия – ч. 2 ст. 12, ч. 2 ст. 173 ГПК РФ и ч. 3 ст. 9 АПК РФ). И, соответственно, волеизъявление ответчика направлено в том числе и на согласие с материально-правовыми притязаниями истца. Собственно это, видимо, и заложено в самом названии анализируемого правового института «признание иска», и таким образом его понимают правоприменители, указывая в  своих постановлениях на то, что «признание иска – это адресованное суду безусловное согласие ответчика с материально-правовыми требованиями истца, выраженное в установленной процессуальной законом форме»3.

См.: Хрестоматия по гражданскому процессу. Учебное пособие. 2-е изд. / Под ред. М.К. Треушникова. М.: Городец, 2005. С. 431; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., Изд-во Моск. унта, 1979. С. 19. 2 См., например: Моисеев С.В. Указ. соч. С. 146; Евдотьева И.А. Принципы диспозитивности и состязательности советского гражданского процессуального права: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 1983. С. 97. 3 См., например: Определение Московского городского суда от  28.09.2010  г. по делу № 33-30250. 1

43


Глава I. Признание обстоятельств дел и соглашение сторон по обстоятельствам дела в теории гражданского и арбитражного процессуального права.

Рассмотренные различия институтов признания обстоятельств гражданских дел и признания иска по  отраслевой принадлежности и  по объектам обусловливают также многие иные их  различия, связанные с  последствиями этих действий, с  кругом субъектов, уполномоченных на  их совершение, и  многие другие1. Не  вызывает сомнений, что эти различия следует учитывать в  правоприменительной деятельности. Однако с  сожалением приходится отметить, что это происходит далеко не  всегда. Суды допускают смешение признаний иска и  отдельных обстоятельств дела, и  в их  постановлениях нередко встречаются формулировки, свидетельствующие о  применении к  признанию исковых требований положений закона о признании обстоятельств гражданских дел. Типичной для постановлений арбитражных судов возможно назвать формулировку следующего содержания: в суде первой инстанции ответчик признал иск о взыскании задолженности и пеней в полном объеме, в связи с чем, согласно ст. 70 АПК РФ, истец был освобожден от доказывания своих требований2. Схожие мотивировки возможно встретить и в постановлениях судов общей юрисдикции. Например, А. обратилась в суд с иском к ЗАО «Редакция газеты „Московский комсомолец“ об опровержении сведений, несоответствующих действительности и порочащих честь и достоинство ее погибшего брата З., а также о компенсации морального вреда. Она утверждала, что в  заметке, опубликованной ответчиком, четыре факта, связанные с ее погибшим братом, не соответствовали действительности и  носили порочащий характер. Представитель ответчика признал иск А. в части несоответствия действительности сведений о привлечении З. к уголовной ответственности за разбой, и суд принял это признание со ссылкой и на ст. 39 ГПК РФ и на ст. 68 ГПК РФ3.

Как видно из приведенных примеров, на практике судами допускается смешение двух абсолютно разных видов признания, что представляется серьезным нарушением процессуального законодательства. Данное мнение обусловлено соображениями не только теоретического характе См.: Приложение № 3. См., например: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от  14.04.2009  г. по  делу №  А43-24724/2008-23-707; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.04.2011 г. по делу № А56-91559/2009. 3 См.: Постановление Президиума Московского городского суда от 09.08.2007 г. по делу № 44г-543. 1 2

44


ра. Практическое значение правильного определения объекта признания и указания на  него в  судебном решении состоит в  том, что признание отдельного обстоятельства и признание иска влекут абсолютно разные (уже неоднократно упоминавшиеся) правовые последствия. И эти различия могут играть очень важную роль в дальнейшей защите прав участников гражданского судопроизводства. Например, если сторона по тем или иным причинам пожелает отказаться от  своего волеизъявления, то  порядок и  основания, по  которым она сможет это сделать, тоже будут существенно различаться. Так, если сторона пожелает опровергнуть обстоятельство, действительность которого она признала по правилам ст. 68 ГПК РФ или ст. 70 АПК РФ, и данное признание было принято судом, ей  необходимо будет доказать то, что признанного ею обстоятельства не существует1. Она сможет это сделать по правилам доказывания, действующим при производстве в суде соответствующей инстанции – первой или (что значительно сложнее) апелляционной. Если же ответчик изъявит желание отказаться от признания иска после принятия этого признания судом (и, соответственно, вынесения решения об удовлетворении заявленных требований), то у него есть лишь один способ это сделать – обжаловать судебное решение. При этом немаловажно, что мотивировать свою жалобу ответчик сможет только путем указания на нарушения, допущенные судом при принятии им признания исковых требований. Другая заслуживающая внимания проблема разграничения признания иска и отдельных обстоятельств дела связана с уяснением того, как следует расценивать признание ответчиком иска. Считать ли это распорядительным действием, направленным на  признание только лишь материально-правовых притязаний истца (предмета иска) или же исходить из  того, что иск признается ответчиком в  его единстве, и  он соглашается как с  предъявленными к  нему требованиями, так и  с основанием иска, т.е. юридическими фактами, на которых данные требования основаны? Ответ на этот вопрос имеет крайне важное практическое значение по  причине того, что обстоятельства, установленные вступившим в  законную силу судебным постановлением по  ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не  доказываются вновь и  не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (ч. 2 ст. 61 ГПК РФ). По терминологии ч. 2 ст. 69 АПК РФ «обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, 1

Детальное обоснование данного тезиса см. в § 4 гл. II. 45


Глава I. Признание обстоятельств дел и соглашение сторон по обстоятельствам дела в теории гражданского и арбитражного процессуального права.

не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица». По  обозначенной проблеме, как и  по многим другим вопросам, связанным с процессуальным признанием, в литературе представлены различные и зачастую противоположные точки зрения. Так, К.С. Юдельсон, основываясь на современном ему понимании принципа объективной истины, а также на принципе активной роли суда в гражданском процессе, в соответствии с которым суд был обязан проверять правильность совершенного ответчиком признания, что было возможно только путем выяснения соответствия признанного искового требования его фактическому составу, пришел к  следующему выводу: «… Исходным моментом для суда, независимо от  формы признания, являются факты и только факты, а все остальное – иск, правоотношение – производное. Вот почему является правильным утверждение, что в нашем процессе объектом признания, в конечном итоге, являются лишь факты основания иска»1. Такого же мнения придерживался С.Н. Абрамов. Он писал, что «признание правоотношения и  иска является ничем иным, как признанием фактов и тех правовых последствий, с которыми закон связывает наличие тех или иных фактов. Таким образом, можно сказать, что в конечном итоге объектом признания всегда являются факты»2. Данной позиции придерживался и Р.Е. Гукасян, полагавший, что стороны признают фактические обстоятельства дела при заключении мирового соглашения3. Из  современных авторов подобное мнение разделяют Г.Л. Осокина, которая пишет о  том, что признание иска представляет собой разновидность признания фактов, только не единичных, а всей совокупности, обосновывающей требование истца (полное признание)4, В.Д. Стоянов, Н.С. Апаликов5 и др. Юдельсон К.С. Проблема доказывания в  советском гражданском процессе. М.: Госюриздат, 1951. С. 206. 2 Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс, учебник для юридических школ. М.: Госюриздат, 1952. С.199. 3 Гукасян Р.Е. Проблема интереса в  советском гражданском процессуальном праве. Саратов, 1970. С. 174. 4 См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М.: Юристъ, 2003. С. 185, 674. 5 См.: Стоянов В.Д., Апаликов Н.С. Пределы реализации права на  признание иска ответчиком / Судебная реформа и  проблемы развития гражданского процессуального законодательства: Материалы международной научнопрак­тической конференции. М.: РАП, 2012. С. 478–479. 1

46


Близкий по своему смыслу взгляд на обозначенную проблему изложен в одном из современных учебников по гражданскому процессуальному праву, в котором указывается следующее: «Признание иска заключается в подтверждении ответчиком фактов и обстоятельств, обосновываемых истцом, в частности, фактов, приводимых истцом в основании иска, в признании правомерности требования истца»1. Противоположная позиция, согласно которой признание иска не означает прямого подтверждения всех фактов его основания и  может быть продиктовано любыми мотивами ответчика2, также берет начало в советской процессуальной литературе. Так, В.К. Пучинский и М.А. Гурвич писали о  том, что под признанием иска следует понимать только признание исковых требований3. Эта идея нашла поддержку в  работах А.Т.  Боннера, который подчеркивал, что «признание иска является распорядительным полномочием стороны. Признавая иск, ответчик, как правило, соглашается с  обстоятельствами дела, на  которые ссылается истец, и  с квалификацией правоотношений сторон. Однако это вовсе не  обязательно. В  отдельных случаях признание иска может быть связано не с тем, что ответчика убедила позиция истца, а с нежеланием ответчика продолжать процесс по моральным и иным соображениям. Если ответчиком является гражданин, а  не социалистическая организация, и признание иска не противоречит закону и не нарушает чьи-либо права и охраняемые законом интересы, то у суда нет оснований не согласиться с волеизъявлением ответчика»4. И  в этом плане представляют интерес приводимые А.Т. Боннером практические примеры: 1) Совершеннолетняя племянница, которая ранее была усыновлена своим дядей, ставила вопрос об отмене этого акта. В  обоснование своих требований она ссылалась на  корысть как побудительный мотив действий усыновителя. Последний же  пояснил, что он  настолько потрясен черной неблагодарностью истицы, что не  считает возможным бороться за  право называться отцом такой женщины. Гражданский процесс: учебник / Под ред. В.В. Яркова. 7-е изд. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 295. 2 См.: Курылев С.В. Объяснения сторон, как доказательство в  советском гражданском процессе. М.: Госюриздат, 1965. С. 183–184; Курылев С.В. О достоверности и вероятности в правосудии // Правоведение. 1968. № 1. С. 63–74. 3 См.: Пучинский В.К. Признание стороны в советском гражданском процессе. М.: Госюриздат, 1955. С. 51; Гурвич М.А. Избранные труды. Краснодар: Совет. Кубань, 2006. Т. II. С. 469. 4 Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М.: Изд-во ВЮЗИ, 1987. С. 63. 1

47


Глава I. Признание обстоятельств дел и соглашение сторон по обстоятельствам дела в теории гражданского и арбитражного процессуального права.

«Иск признаю, поскольку такая дочь мне не нужна»1. 2) Некий молодой человек влюбился в юную особу. Будучи уже беременной, она вступила с ним в близкие отношения. Некоторое время спустя их отношения были прекращены, а затем предъявлен иск об установлении отцовства. В суде ответчик заявил, что ребенок не его, однако он любит истицу и мечтает с ней воссоединиться. Кроме того «у ребенка должен быть отец». Удовлетворяя иск, суд сослался на признание иска ответчиком и готовность последнего оказывать материальную помощь на содержание ребенка «в пределах, установленных законом»2. Среди более поздних работ, в  которых содержится утверждение о  том, что признание иска предполагает согласие ответчика со  всеми предъявленными требованиями, при том, что обязательного признания обстоятельств дела от  ответчика в  этом случае не  требуется, следует выделить книгу О.В. Баулина и Д.Г. Фильченко3. Такое же мнение высказано Н.Г. Елисеевым, который пишет о том, что «признание иска не означает признания обстоятельств, образующих его основание, а  из отказа от иска не следует делать вывод об отсутствии фактических оснований иска»4. На  самостоятельность предмета иска (т.е. искового требования) как объекта признания указывается в работе М.К. Треушникова5. Такого же мнения придерживаются А.Н. Балашов и Т.Т. Алиев6. Представляется, что подобное многообразие взглядов на соотношение признания иска и  обстоятельств дела обусловлено комплексным характером иска, как средства защиты частных прав. Общепризнано, что он представляет собой сложное правовое явление, складывающееся в результате единства его элементов: предмета (материально-правового требования, которое истец предъявляет к ответчику и относительно которого суд должен вынести решение по  делу) и  основания (этот элемент иска составляют юридически значимые обстоятельства, Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М.: Изд-во ВЮЗИ, 1987. С. 118–119. 2 См.: Там же. С. 119. 3 См.: Баулин О.В., Фильченко Д.Г. Доказательство и доказывание в гражданском судопроизводстве. Воронеж: Изд-во ВГУ, 2006. С. 124. 4 Елисеев Н.Г. Доказывание в судебном производстве и в арбитражном разбирательстве // Вестник международного коммерческого арбитража. 2010. № 2. С. 48. 5 Треушников М.К. Указ. соч. С. 165. 6 См.: Алиев Т.Т., Балашов А.Н. Проблемные аспекты реализации права на отказ от иска и на признание иска в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 2. С. 46. 1

48


на которых основывается материально-правовое требование истца к ответчику). И, как видно из  приведенных выше высказываний различных авторов, в  теории допускаются разнообразные варианты, во-первых, того, что следует понимать под признанием иска ответчиком вообще, и, вовторых, того, какое влияние оказывает признание одного элемента иска на признание другого его элемента. В литературе встречаются обоснованные утверждения о возможности существования следующих комбинаций: 1. Признание иска означает признание и материально-правового требования истца к ответчику (предмета иска), и обстоятельств, положенных в основу этого требования (основания иска). 2. Признание иска означает признание только материально-правового требования истца к ответчику (предмета иска). 3. Признание иска означает признание только признание обстоятельств, положенных в основу материально-правового требования истца к ответчику (основания иска). 4. Признание предмета иска означает одновременное признание его основания. 5. Из признания ответчиком всех фактов основания иска следует вывод о признании им материально-правовых требований истца. Представляется, что ни один из названных вариантов нельзя исключить не  только теоретически, но  и практически, если взять за  основу субъективное отношение ответчика к своему признанию. Заявляя о признании иска, ответчик действительно может иметь ввиду иск в  целом. Так, например, при рассмотрении гражданского дела по  иску К. к  администрации муниципального образования о понуждении заключения договора социального найма на квартиру представитель ответчика требования истца признала в полном объеме, представила суду письменное заявление о признании иска и обстоятельств, на которых основаны требования1. При рассмотрении гражданского дела по  иску прокурора об  обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к объекту социальной инфраструктуры представитель ответчика признала как факты нарушения СНиП, на  которые ссылался прокурор, так и исковые требования2 и т.п. См.: Решение Воткинского городского суда Удмуртской Республики от 09.09.2009 г. по делу № 2-888/2009 // СПС «КонсультантПлюс». 2 См.: Кассационное определение Санкт-Петербургского областного суда 1

49


Глава I. Признание обстоятельств дел и соглашение сторон по обстоятельствам дела в теории гражданского и арбитражного процессуального права.

Подобных примеров немало и в практике арбитражных судов1. При признании иска ответчик может подразумевать только предъявленные к нему материально-правовые требования, как это имело место в примерах, изложенных в работах А.Т. Боннера. Не исключено также и то, что, признавая только лишь факт основания иска, ответчик признает весь иск в  целом. Подобная ситуация описана в  п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ  «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов»2. Верховный Суд указал, что, «если при рассмотрении дела об установлении отцовства ответчик выразил согласие подать заявление об  установлении отцовства в  органы записи актов гражданского состояния, суд выясняет, не  означает ли это признание ответчиком своего отцовства и, исходя из правил ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, обсуждает вопрос о возможности принятия признания ответчиком иска и вынесения в соответствии с ч. 3 ст. 173 ГПК РФ решения об удовлетворении заявленных требований». При этом в случае признания ответчиком только лишь фактов основания иска, более вероятным представляется то, что ответчик не  имел одновременно в виду и признания предъявленного к нему истцом материально-правового требования. Например, при рассмотрении дела по иску прокурора к Б. о лишении ее родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына К., ответчица не отрицала, что страдает алкоголизмом, что отдала своего сына на воспитание бабушке, что постоянного источника доходов не имеет и т.п. Но при этом в удовлетворении исковых требований прокурора просила отказать3.

И, как видно, отсутствие спора об обстоятельствах дела не означает отсутствия спора по вопросу о применении к данному фактическому составу конкретной нормы материального права. от 11.07.2011 г. № 33-10434/2011 // СПС «КонсультантПлюс». См., например: Постановление ФАС Поволжского округа от  07.07.2011  г. по делу № А55-19130/2010. 2 О  применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 г. № 9 // БВС РФ. 1997. № 1. 3 См.: Определение Свердловского областного суда от  05.09.2006  г. по  делу № 33-6507/2006 // СПС «КонсультантПлюс». 1

50


Примеры, подобные приведенным выше, встречаются в судебной практике довольно часто. И их многообразие свидетельствует о том, что в  конкретной правоприменительной ситуации признание ответчиком материально-правового требования истца или его фактического основания может быть продиктовано самыми разнообразными субъективными мотивами и направлено на достижение различных целей. Поэтому на основании признания одного из элементов иска правоприменитель никак не  может сделать единственно верный логический вывод о  признании другого его элемента. Учитывая распорядительный характер признания и иска и обстоятельств дела (который нами уже неоднократно подчеркивался), суду в каждом конкретном случае необходимо выяснять действительную волю стороны, совершающей признание. А воля и интерес, как уже давно замечено в теории гражданского права и процесса, обнаруживаются через предельно прямые и ясные действия, иначе a priori нельзя допустить тех или иных юридических последствий1. Приведенное утверждение носит общий характер, однако не  дает окончательного ответа на поставленный вопрос о том, что следует понимать под признанием иска в контексте ч. 1 ст. 39 ГПК РФ и ч. 3 ст. 49 АПК РФ. Стоит ли толковать эти нормы буквально в том смысле, что признать можно лишь иск в  целом (оба его элемента: и  материально-правовое требование и его фактическое основание) или же ст. 39 ГПК РФ и ст. 49 АПК РФ следует толковать ограничительно и рассматривать признание иска только как признание материально-правового требования истца к ответчику? Полагаем, что на поставленный вопрос можно дать довольно точный ответ исходя из  содержания действующего процессуального законодательства. Дело в  том, что последствием признания иска ответчиком, как известно, является вынесение судом решения об  удовлетворении требований истца (ч. 3 ст. 173 ГПК РФ). Что же  касается фактических обстоятельств, положенных в  основу этих требований, то  указание в ч. 4 ст. 198 ГПК РФ и в ч. 4 ст. 170 АПК РФ на то, что в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения может быть указано только на признание иска ответчиком и принятие его судом, позволяет утверждать, что этим обстоятельствам (основанию иска) законодатель считает возможным не придавать существенного значения. Отечественный гражданский процесс даже располагает опытом законодательного См.: Афанасьев С.Ф. Использование конклюдентных процессуальных действий при рассмотрении судом гражданских дел // Российская юстиция. 2011. № 1. С. 31.

1

51


Глава I. Признание обстоятельств дел и соглашение сторон по обстоятельствам дела в теории гражданского и арбитражного процессуального права.

решения, в соответствии с которым оценка фактам основания иска могла вообще не даваться, и об этом элементе в решении суда могло совсем не упоминаться (речь идет о положении ч. 6 ст. 197 ГПК РСФСР в ред. ФЗ от 30.11.1995 г., действовавшей с 09.01.1996 г. до введения в действие 01.02.2002 г. ГПК РФ, в соответствии с которой решение суда по делу о расторжении брака могло состоять из вводной и резолютивной частей1). С точки зрения законодателя, действительно важным является лишь то, чтобы признание иска не противоречило закону и не нарушало права других лиц (ч. 2 ст. 39 ГПК РФ, ч. 5 ст. 49 АПК РФ). А потому в отсутствие прямого утверждения ответчика об обратном признание иска представляется правильным рассматривать исключительно как признание предъявленных к нему материально-правовых требований истца.

1

52

О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР: Федеральный закон от  30.11.1995  г. №  189-ФЗ // СЗ  РФ. 1995. №  49. Ст. 4696. (Утратил силу.)

Признания и соглашения по обстоятельствам дела в гражданском судопроизводстве - Пробная глава  

Признания и соглашения по обстоятельствам дела в гражданском судопроизводстве / О. Н. Шеменева. – М. : Инфотропик Медиа, 2013. – 184 с. – IS...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you