Page 1

минералы...

Интервью с создателем Минералогического музея Борисом Хазовым

На пороге

большой литературы

Алексей Никитович Топунов (1891-1959)

Кто такой хомяк и зачем его кормить? Интервью с дмитровской рукодельницей Евгенией Морозовой

) . 19 2 г

1 ( 201

№сна Ве

Такие разные


Культурно-просветительский журнал Дмитровского муниципального района «Северная жемчужина» №1 (19), март-май 2012 г. Учредитель и издатель: ГУ МО «Дмитровское информационное агентство Московской области». Директор – главный редактор Роман БАГРОВ. Адрес: 141800, Московская область, г. Дмитров, ул. Московская, д. 5. Тел.: (496) 227-46-04. Факс: (495) 993-97-60. E-mail: dmitrovvestnik@mail.ru www.infodmitrov.ru Выпускается при содействии Министерства по делам печати и информации Московской области.

РЕДАКЦИЯ: Директор – главный редактор: Роман БАГРОВ. Заместитель директора – главного редактора: Юлия ДОЗОРЕЦ. Заместитель директора – главного редактора: Алексей ФРОЛОВ. Ответственный секретарь: Ольга ЕКАТЕРИНЧЕВА. Дизайн и компьютерная вёрстка: Юлия ДОЗОРЕЦ, Татьяна МАРЮШКИНА. Корректор: Светлана ЧЕРНОВА. Фото: Юлия ДОЗОРЕЦ, Ольга ПЯТИКРЕСТОВСКАЯ, Вячеслав РЯБКОВ. Телефоны редакции: (495) 993-90-19, (496) 227-46-04. Отдел рекламы: Тел./факс: (495) 993-97-60, (496) 224-30-22. Консультанты по вопросам истории Дмитровского края: Наталья ТАБУНОВА, МУК «Музей-заповедник “Дмитровский кремль”»; Нина ЕЛОВСКАЯ, Центр краеведения МУК «Дмитровская центральная межпоселенческая библиотечная система». Журнал «Северная жемчужина» зарегистрирован Управлением Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия по Центральному федеральному округу. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС1-51331 от 4.10.2007 г. Формат 60/90 1/8 Объём 6,5 п. л. Печать офсетная. Подписано в печать 22.03.2012 г. Тираж 1000 экз. Заказ № Отпечатано: ОАО «Подольская фабрика офсетной печати». 142100, г. Подольск, Ревпроспект, 80/42. Тел.: (8-4967) 63-97-22; (8-4967) 63-97-29; факс (8-27) 63-71-04. За материалы, предоставленные авторами с нарушением Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», а также за содержание рекламы редакция ответственности не несёт. При перепечатке и использовании материалов в любой форме, в том числе в электронных СМИ, ссылка на журнал «Северная жемчужина» обязательна. Материалы, присланные в редакцию, не рецензируются и не возвращаются. Цена свободная.


Содержание НАШИ ВСТРЕЧИ

ПОЭТИЧЕСКИЕ СТРОКИ

2

26

Такие разные минералы... Интервью с создателем Минералогического музея Борисом Хазовым

О СПОРТ! ТЫ – МИР!

28

ТАЙНЫ ИСТОРИИ

6

Однолистник

Победная точка в Парамонове! Как прошёл чемпионат Европы в саннобобслейном комплексе под Дмитровом

На пороге большой литературы... А. Н. Топунов (1891-1959)

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КЛУБ

14

2

Такие разные минералы...

КЛУБ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

34

На горе Кучук-Енышар Эссе Юрия Чернова

В поисках мечты... Путешествие в Париж

МИР УВЛЕЧЕНИЙ

ЖЕМЧУЖИНКА

20

42

Лодка-вездеходка

48

Детские стихи и рисунки

Кто такой хомяк и зачем его кормить? Интервью с дмитровской рукодельницей Евгенией Морозовой

Продолжение приключений

В КАДРЕ

24

История под ногами Фотокалейдоскоп

6

На пороге большой б литературы...

24

34

В поисках мечты...


НАШИ ВСТРЕЧИ

«НАМ ПОРА ПО АНАЛОГИИ С ИСЧЕЗАЮЩИМИ ВИДАМИ ФЛОРЫ И ФАУНЫ СОЗДАВАТЬ «КРАСНУЮ КНИГУ» РЕДКИХ ВИДОВ ЦВЕТНЫХ КАМНЕЙ И ИХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ… И ЭТА МИНЕРАЛОГИЧЕСКАЯ КОЛЛЕКЦИЯ ОДНА ИЗ СТРАНИЦ ЭТОЙ КНИГИ…» ЭТИ СЛОВА ВСТРЕЧАЮТ ВСЕХ ПОСЕТИТЕЛЕЙ ЧАСТНОГО МИНЕРАЛОГИЧЕСКОГО МУЗЕЯ БОРИСА И ИРИНЫ ХАЗОВЫХ И НАСТРАИВАЮТ НА СЕРЬЁЗНЫЙ ЛАД: НА ВДУМЧИВОЕ ИЗУЧЕНИЕ, РАСШИРЕНИЕ КРУГОЗОРА, ПОЛУЧЕНИЕ НОВЫХ ЗНАНИЙ... НО СНАЧАЛА КАЖДОМУ ПРЕДСТОИТ ПЕРЕЖИТЬ МИНУТЫ УДИВЛЕНИЯ И ВОСТОРГА, ВЕДЬ ПЕРЕСТУПАЯ ПОРОГ МУЗЕЯ, ВЫ СОПРИКАСАЕТЕСЬ С ИЗУМИТЕЛЬНОЙ КРАСОТОЙ, СОЗДАННОЙ САМОЙ ПРИРОДОЙ

ТАКИЕ РАЗНЫЕ МИНЕРАЛЫ... Юлия ДОЗОРЕЦ

Н

аша планета богата различными минералами. Человек научился их добывать, использовать в своих целях, создавать искусственные аналоги. Месторождения цветных камней разбросаны по всему миру, но теперь для того, чтобы посмотреть, как выглядят разные минералы, узнать об их свойствах и понять, в чём их отличие от остальных, далеко ехать не нужно. В Минералогическом музее, расположенном в небольшом белом домике на ул. Кропоткинской, вам с удовольствием всё покажут и расскажут. Всё, что нужно – позвонить по телефону, указанному на вывеске, и записаться на экскурсию. 2 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

Открытие музея минералов – явление значимое и неординарное. В чём уникальность этого музея? Чем он может быть интересен дмитровчанам? С этими и другими вопросами мы обратились к его создателю Борису Фёдоровичу Хазову. – Борис Фёдорович, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к идее создания Минералогического музея в Дмитрове? – В детстве я мечтал быть геологом, но у нас в Дмитрове, кроме строительного техникума, ничего не было. Пришлось идти в строители. Так всю жизнь и проработал в строительстве, но интерес к геологии остался. Я стал собирать камни. Разные. Самым


старым образцам в коллекции больше 40 лет. Цветные камни, к сожалению, в природе имеют ограниченный ресурс, так же, как и нефть, газ. Человек использует их для своих целей, но они не безграничны. Постепенно мне пришла в голову мысль, что было бы хорошо собрать и показать людям все цветные камни мира. – Их, наверное, очень много… – Вообще существует более двух тысяч разновидностей камней. Но все они делятся на группы. Этих групп – 346. У нас около 520 различных наименований камней из разных групп, но для полной коллекции мне не хватает образцов 24 групп. То есть почти все группы цветных камней, которые существуют, в этой коллекции присутствуют. – Чем ваш музей отличается от других музеев подобного толка?

– В целом каждый отдельный образец в коллекции стоит недорого. Но само сочетание этих камней, количество наименований уникально. Больше нигде в мире таких музеев нет. Мы не выбирали большие минералы, нам было нужно не это – мы хотели показать людям, какие чудеса способна творить природа. Именно поэтому наша коллекция является культурной ценностью России. Она пока не входит во Внебюджетный государственный музейный фонд, но мы над этим работаем. – По какому принципу организована коллекция? – Я стараюсь показать, как выглядят камни в природе, какими они становятся после обработки, как выглядит синтетический аналог, если он есть. Вот, например, алмазы. Видите, два алмазика в кимберлите? Кимберлит – та порода, в которой находят алмазы. Она твёрдая, как скала. В южной Африке её добывают и самосвалами вывозят на ровные площадки. Там добытый скальный грунт раскладывают сантиметров по 50-60 толщиной, а за два года он превращается в песок. Тогда опять приезжают экскаваторы и везут грунт на промывку, где и выбирают ценные камни. Вот это настоящие алмазы, они не очень красивые, а вот уже обработанные – бриллианты. А это имитации самых знаменитых бриллиантов в натуральную величину, они из фианита. Так выглядит самый большой бриллиант в мире «Куллинан». Этот синий – «Хоуп», он приносит несчастье своим владельцам, а вон тот коричнево-бордовый называется «Тиффани». А это просто таблица – 1 карат, 2 карата, 5 карат. Знаете, песня есть: «У тебя глаза, как три карата». Вот такие маленькие то есть… – А это, наверное, рубины… – Да. Их тоже добывают в россыпях. Эти маленькие – натуральные, а вот это синтетика, из неё делают стержни для лазера, украшения. Если вам показывают кольцо с крупным камнем и говорят, что это натуральный рубин, не верьте. Вряд ли человек носит кольцо стоимостью не меньше 100 тысяч долларов. Крупный драгоценный камень – большая редкость и, 3


НАШИ ВСТРЕЧИ

в отличие от мелких, которые сравнительно недороги, стоит огромных денег. – Где ещё применяются искусственные камни? – У каждого своё применение. Вот, например, эта большая глыба – лейкосапфир. Из него делают нецарапающиеся пластинки для часов. Когда он в массе, он розовый, а когда от него отделяется тонкая пластина, он выглядит прозрачным. Он не царапается, так как по твёрдости находится на втором месте после алмаза. Такие камни выпускают килограммами. – А как использовали цветные камни в древности? Пригождались ли они в хозяйстве? Или из них только украшения делали? – Камни издревле использовали для разных целей. Вот, к примеру, слюда с Кольского полуострова. Помните, в Древней Руси были слюдяные оконца? В них вставляли небольшие плёночки, отделённые от цельного куска слюды. Большую плёнку отделить сложно, поэтому окошки были маленькие. – А что на этой витрине? – Различные кварцы: горный хрусталь, цитрин, молочный кварц из Аргентины... Знаете, как в природе находят такие камни? Раскрывают скалы, а там полость, или, как говорят геологи, занорыш, и вся полость усыпана кристаллами. Сейчас уже не добывают камни так, как раньше – просто взрывают породу, и все кристаллы осыпаются на дно. Учёные думали, как быть, а потом один предложил поверхность этого занорыша поместить в специальные растворы под определённым давлением и посмотреть, будет ли расти. И камни растут, и вырастает то же, что и было, потому что основание осталось. Учёные даже умудряются растить то, чего в природе не существует. Например, Россия – единственная страна, выпускающая кварц-перунит. Он синего цвета, в природе такого нет. – Какие образцы в Вашей коллекции самые любопытные? – Все камни по-своему интересны. Но есть очень редкие и необычные. Вот вулканит, такие растут в жерле вулкана. Есть уникальный целестин. Кто может представить, что бывают такие камни? Они редкие, но они есть. Лава, метеориты, фрагмент окаменелого дерева из Аризоны – ему 50 миллионов лет. Всех не перечислишь, да и нет смысла – такую красоту нужно видеть собственными глазами. – А это что за устройства? – Это инструменты. Вот индикатор для определения цветных камней. Он позволяет определить любой камень – натуральный он или стекло. На нём даже есть шкала с названиями. А если стрелка укажет на зелёное – значит, перед вами бриллиант. Есть фильтр Челси для определения изумрудов: синтетические 4 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»


они или натуральные. Смотришь через фильтр на камень: если натуральный изумруд – он покажется красным, а синтетический так и останется зелёным. Физико-химические свойства у них одинаковые, а кристаллическая решётка несколько иная. – Есть ли в Вашей коллекции камни, добытые на Дмитровской земле? – Есть. Вот наш дмитровский кремень. А вот это называется фульгурит – он образуется от удара молнии в грунт. Оплавленная часть грунта тоже считается полудрагоценным камнем. В зависимости от породы, в которую ударила молния, фульгурит может быть разных оттенков, разной степени прозрачности. Этот камень мне подарили на День рождения – знакомый привёз в лес и показал, куда ударила молния: мол, выбирай, что хочешь. Я и взял. Думаю, многим было бы интересно его увидеть. – Часто ли к вам приходят посетители? – Довольно часто. Люди приходят разные, детей приводят. Много школьников у нас бывает. – И как попасть в ваш музей? – Мы проводим экскурсии по предварительной записи. Экскурсии веду я или супруга. Учитывая не очень большую площадь, мы проводим экскурсии по 5 человек, не больше. Иначе невозможно всем всё показать, объяснить, рассказать. Музей – не основная наша деятельность, мы оба работаем, поэтому время посещения нужно согласовывать. Телефон указан на дверях, его можно записать, позвонить нам и договориться. Словом, кто захочет – тот придёт. 5


ТАЙНЫ ИСТОРИИ

В ПРОШЛОМ ГОДУ К 120-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ АЛЕКСЕЯ НИКИТОВИЧА ТОПУНОВА (1891-1959), ПЕРВОГО ЗАВЕДУЮЩЕГО ДМИТРОВСКОЙ РАЙОННОЙ БИБЛИОТЕКОЙ И АВТОРА РОМАНА «НА ПОРОГЕ ДНЕЙ», БЫЛ ПОДГОТОВЛЕН БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК. ОСНОВОЙ ДЛЯ ЕГО НАПИСАНИЯ ПОСЛУЖИЛИ МАТЕРИАЛЫ КРАЕВЕДЧЕСКОГО ФОНДА БИБЛИОТЕКИ, СВЕДЕНИЯ И ФОТОГРАФИИ, ПОЛУЧЕННЫЕ ПРИ ВСТРЕЧЕ С ПЛЕМЯННИЦЕЙ АЛЕКСЕЯ НИКИТОВИЧА В. Т. САБИРОВОЙ. НО САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ НАХОДКИ И ОТКРЫТИЯ ЖДАЛИ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ АРХИВЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА (РГАЛИ), В ФОНДЕ С. П. ПОДЪЯЧЕВА, СОХРАНИВШЕМ ДОКУМЕНТЫ, ЗНАЧИТЕЛЬНО ДОПОЛНИВШИЕ БИОГРАФИЮ ЛИТЕРАТОРА И ИСТОРИЮ ЕГО ВЗАИМООТНОШЕНИЙ С ПИСАТЕЛЕМЗЕМЛЯКОМ. ВЕСЬ СОБРАННЫЙ МАТЕРИАЛ ЗАСТАВИЛ СОВЕРШЕННО ПО-НОВОМУ ВЗГЛЯНУТЬ НА А. Н. ТОПУНОВА И ЕГО МЕСТО В ОБЩЕСТВЕННО-КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ДМИТРОВА В 1920-Е ГОДЫ

НА ПОРОГЕ БОЛЬШОЙ ЛИТЕРАТУРЫ… Алексей Никитович Топунов (1891-1959) Нина ЕЛОВСКАЯ

Р

одился Алексей Никитович Топунов в 1891 году в деревне Петраково Дмитровского уезда Московской губернии в многодетной крестьянской семье. У Алексея было два брата – Павел и Тимофей, две сестры – Наталья и Прасковья. Детство А. Н. Топунов называл безрадостным и тяжёлым. Единственным светлым воспоминанием стала учёба в Надеждинском начальном училище. Училище находилось в трёх километрах от деревни. В тёплое 6 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

время года дети ходили в училище пешком, а зимой их привозили на санях, и они жили с понедельника до субботы в интернате. В училище принимали мальчиков и девочек в возрасте 8-9 лет. Обучение продолжалось три года и велось по типовой программе. В неё входили: Закон Божий, русский язык, чтение русских и церковно-славянских текстов, арифметика и пение. Основное время уделялось изучению русского языка.


под аккомпанемент рояля, живые картины, спектакли. От неё он узнал о декабристе Василии Норове, жившем в Надеждино, о дружбе Евдокии Норовой с П. Я. Чаадаевым, её письмах, полных самопожертвования и безответной любви. Ещё один человек оставил о себе благодарную память у Алексея – учитель Николай Николаевич Шатров (1866-1934), всю жизнь проработавший в Надеждинском училище. Он был талантливым педагогом и давал знания гораздо шире, чем предполагала школьная программа: от него учащиеся получали дополнительные сведения по географии и истории. Этим двум педагогам Алексей обязан тягой к знаниям и миру прекрасного.

ТРАКТИР СУХОДАЕВА

Здание начального земского училища в с. Надеждино было построено в конце XIX века на средства общественного деятеля и владельца усадьбы Николая Петровича Поливанова (1832-1909). После смерти Н. П. Поливанова в память о его заслугах училищу присвоили его имя. С 1897 года дочь Николая Петровича Татьяна Николаевна преподавала в училище русский язык и литературу. О своей жизни в ту пору она писала: «Зиму 1897/98 года я проводила в Дмитровском уезде в Надеждино. В то время очень увлекалась школой и только что была назначена учительницей в Надеждино. В моих школьных делах и советами, и примером много мне помогала Олсуфьева Елизавета Адамовна, которая после окончания Герьевских курсов жила почти безвыездно более 10 лет в Никольском-Обольянове и много

работала по народному образованию. Там же жила и вся семья Олсуфьевых… Никольское отстоит от Надеждино вёрст за 20. По санному пути это было уже не такое дальнее путешествие, и я не один раз бывала там во время зимних каникул». В имении своих родителей Е. А. Олсуфьева организовала воскресную школу для взрослых, занималась и крестьянскими детьми, устраивая праздники, представления. Двадцатилетней Татьяне Николаевне было чему поучиться у Елизаветы Адамовны. Со временем и к ней пришёл опыт работы, но главными её достоинствами были доброта и искреннее желание не только обучить грамоте крестьянских детей, но и развить в них духовные качества. На всю жизнь запомнит Алексей зимние вечера в доме Татьяны Николаевны, пение

В 1902 году после окончания трёхлетнего курса начального училища Алексей одиннадцатилетним мальчиком был отдан дядей в трактир дмитровского купца В. П. Суходаева. Для Алексея это были годы тяжёлого труда: «Вставая в шесть-пять часов утра и кончая свой рабочий день далеко за полночь, мы не могли хотя бы на полчаса сделать перерыв на отдых. Чего-чего не входило в обязанности трактирного мальчика: и мытьё посуды в тёмном осклизлом от сырости закуте под лестницей, и дежурство за стойкой, и беготня по городу с поручениями гостей и начальства. Приходилось быть и в роли няньки, и подручным по кухне, и полсотни других обязанностей, изматывающих непосильной работой детский организм». Несмотря на постоянную занятость, Алексей находил время на самообразование. Голод по духовной пище он восполнял чтением книг, журналов и газет. Читал всё, что попадалось ему под руку: газету «Московский листок», где печатались исторические романы А. М. Пазухина и Е. Н. Опочинина, лубочные издания Сытина и Коноваловой. Поэзия Генриха Гейне вдохновила Алексея на сочинение собственных 7


ТАЙНЫ ИСТОРИИ

Т. Н. Поливанова.

Н. Н. Шатров.

8 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

стихов. Одно из них, посвящённое двоюродной сестре и её роману со студентом из соседней деревни, он сохранил в воспоминаниях. С детства Алексея тянуло к рисованию. В гостинице он любил разглядывать копии картин известных художников Н. А. Касаткина, И. И. Левитана. Из журнала «Нива» Алексей «срисовывал с исключительной страстностью всё, что только попадалось». Рисунки ему удавались, и многие ходили по всему городу. Позднее он научился рисовать акварельными красками. Но больше всего увлекали Алексея театральные представления во время ярмарок, имевшие особое значение в жизни уездного города. О них написала А. И. Елизарова в «Воспоминаниях моей жизни»: «Ярмарок было две: Борисоглебская ярмарка – 2-го мая и 15 сентября – Никитская. Борисоглебская – или, как тогда называли, Борисов день – была многолюднее, богаче, разнообразнее товаром, чем Никитская. Эта ярмарка уже в городе поместиться не могла, а помещалась за Борисоглебским монастырем… Долго идёт гулянье на ярмарке, и в городе не спят – кто на карусель, кто в балаган. Карусель и балаган обычно оставались в Дмитрове до Николина дня – 9-го мая. Никола – праздник в Рогачёве». С особым нетерпением Алексей ждал того момента, когда в балаганах после эстрадных номеров давали пантомимы и представления. Одна сцена из повести Н. В. Гоголя «Тарас Бульба» – когда привязанный к столбу Тарас, охваченный пламенем бенгальских огней, прощался со своими товарищами, – потрясла его воображение.

Нравились ему постановки из репертуара ярмарочного театра – «Наталка-Полтавка», «Запорожец за Дунаем», «Вий». Тогда же возникло желание написать что-нибудь подражательное или поставить пьесу К. Лукашевич в деревне. Но эти попытки закончились неудачей. В 1914 году в возрасте 23 лет Алексей переезжает в Москву. Причины переезда нам неизвестны. Возможно, к тому времени у него появилась семья, а работа в трактире не давала достаточных средств к её содержанию. По протекции дяди он работал трамвайным кондуктором, позднее – заведующим справочным столом в Московском губернском земстве.

НАРОДНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. Л. ШАНЯВСКОГО Четыре года, которые прожил Алексей Топунов в Москве, сыграли большую роль в его жизни. Недостаток образования он смог частично восполнить, став в 1916 году слушателем народного университета имени А. Л. Шанявского, одного из самых доступных в России. Для поступления туда не требовалось никаких документов и аттестатов, основная и единственная его цель – получение знаний. Правда, университет и не выдавал документов своим выпускникам о том, что они прослушали курс. Университет дал возможность Алексею, сыну крестьянина с тремя классами начального училища, стать слушателем научно-популярного отделения и посещать лекции известных

Надеждинское начальное училище. 1912 г


профессоров. Ему особенно запомнились лекции В. Г. Сахновского по курсу русской и зарубежной литературы и Ф. Ф. Фортунатова по истории искусств. По инициативе студентов в университете издавался журнал «Зелёный шум», который печатался на машинке в количестве 7-10 экземпляров и имел большой успех у слушателей. Алексей вошёл в состав редколлегии журнала. На его страницах он впервые опубликовал свой очерк «За ёлкой» и одноактную пьесу «Девичья доля». Эта пьеса и драма «Снявши голову, по волосам не плачут» неоднократно ставились драматическим кружком и с успехом исполнялись на студенческих вечерах.

Перекресток Сергиевской и Московской улиц. В центре – здание гостиницы В.П. Суходаева. Дмитров. Конец ХIХ в.

БИБЛИОТЕКА В ПЕТРАКОВО Бои в Москве в октябре 1917 года нарушили мирное течение жизни города. Алексей был свидетелем бурных событий тех лет: «После взятия власти большевиками на другой день оказалось, что нет в больницах медикаментов, в школах топлива. В городах началась работа по национализации банков и заводов, в деревне крестьяне захватывали помещичьи земли. Улицы Москвы были запружены возвращающимися с фронта солдатами. Над памятником Пушкина развевался красный флаг. Ораторы в прожжённых шинелях один за другим поднимались высоко над толпой, призывая кто кончать войну, кто продолжать её до победного конца». В веренице политических баталий, неразберихи и беззакония перед горожанами тех лет со всей остротой встал продовольственный вопрос. В связи с ликвидацией земств Алексей потерял работу в Московском губернском земстве, заболел. Все эти обстоятельства заставили его подумать о будущем. Выбор пал на краткосрочные библиотечные курсы при университете. Окончив их, в конце мая 1918 года он уезжает в родную деревню. Революция многим, «кто был никем», дала путёвку в жизнь. Уезжая из Москвы, Алексей Никитович почувствовал, что для него открываются новые возможности. Просьба о назначении его заведующим Петраковской библиотекой была удовлетворена сразу, как только он обратился к заведующей внешкольным подотделом Дмитровского уездного отдела народного образования П. В. Мининой. А. Н. Топунов получил это место, заменив на этой должности учительницу А. Г. Кульчину, которая до него заведовала народной библиотекой при школе. Проработал Алексей Никитович в д. Петраково всего полтора года, но с большим удовольствием вспоминал первые годы библиотечной работы. Впервые он нашёл применение своим организаторским

Московский городской народный университет им. А. Л. Шанявского. 1913 г. способностям, превратив Петраковскую библиотеку в культурный центр всей округи. Новую библиотеку разместили в доме бывшего издателя газеты «Руль» П. И. Голобородько. В Надеждинской столярной мастерской, которой руководила Т. Н. Поливанова, были сделаны книжные шкафы и прочий библиотечный инвентарь. Книжный фонд библиотеки собрали из книг народной библиотеки при Петраковской школе и поступлений от внешкольного отдела. А. Н. Топуновым был составлен карточный каталог, на стенах развешаны рекомендательные плакаты и портреты писателей. К открытию библиотеки был под-

Здание, где располагалась Центральная библиотека с 1925 по 1961 гг. Начало ХХ в. 9


И БНЫ ОЙШ ЧТНТАА Ы

ПВСТРЕЧИ ОМНИЛИ.... ИСТОРИИ

Праздник детской книги. А. Н. Топунов готовлен концерт. Сценой служила в последнем ряду (в галстуке). 1920-е гг. терраса, а зрительным залом – старинный парк с вековой липовой аллеей. Всё взрослое и детское население потянулось в новую библиотеку. Для детей были организованы часы рассказывания, после которых они рисовали или лепили из глины то, что ими было услышано. Все были довольны, особенно родители, которым ребята не мешали дома и занимались полезным делом. Для взрослых А. Н. Топунов организовал драматический кружок, который пользовался огромной популярностью среди населения всей окА. Н. Топунову и музейным руги. Ставили пьесы А. Н. сотрудникам по долгу служОстровского, А. П.Чехова, бы приходилось заниматься Ж. Мольера. вывозом ценностей из разоУспех заставлял расширённых дворянских усадеб. рять репертуар. Особой В условиях того времени популярностью пользованационализация частично лась пьеса Л. Н. Толстого сохраняла произведения ис«Власть тьмы», которая кусства, книги, архивы для была близка и понятна и их дальнейшего использоисполнителям, и зритеА. Н. Топунов в Центральной библиотеке. 1920-е гг. вания в научных и культурлям. но-просветительских целях. Книги из усадебных библиотек Ольгово, Обольяново, ДМИТРОВСКАЯ ЦЕНТРАЛЬНАЯ Тарусово, Надеждино поступили в музей и библиотеки: УЕЗДНАЯ БИБЛИОТЕКА «Всего было централизовано пять больших помещичьих библиотек, давших много иностранной литературы…» Из Петраковской библиотеки А. Н. Топунов был А. Н. Топунов, находясь на посту заведующего библипереведён Дмитровским отделом народного образования на должность заведующего библиотечной секцией, отекой, написал две статьи по истории библиотечного дела для сборника «Дмитровский уезд Московской библиотечного инструктора. Это случилось в начале губернии» (Дмитров, 1924). Статья «Библиотечное дело 20-х годов: «Я согласился принять столь ответственс 1920 года» написана А. Н. Топуновым по «горячим сленый портфель, хотя опыта в этом деле у меня не было дам», в начале его библиотечной деятельности. Смена никакого, и я переехал с семьёй в Дмитров». Впервые А. Н. Топунов упоминает о своей семье. Известно, что он власти, гражданская война, экономический кризис, в был женат на Марии Лаврентьевне. В семье было пятеро который была ввергнута страна, – всё это отразилось на повседневной жизни людей, на работе учреждений, детей: Дмитрий, Татьяна, Катя, Илья и Софья. включая библиотеки. Обобщив опыт работы за три года, С семьёй А. Н. Топунов поселился в квартире бывшего владельца аптеки на Троицкой улице, и первое время А. Н. Топунов отметил, что население тянется к книге, но отсутствие средств для приобретения книг, газет, незанимался конфискацией книг из дореволюционных обеспеченность топливом и керосином мешают работе. городских и усадебных библиотек: «Дни были горячие, В 1921 году Центральная библиотека стала методии работы было много. Надо было национализировать ческим центром, в обязанность которой входило рукопомещичьи библиотеки, разрабатывать библиотечную сеть, заботиться о пополнении библиотек литературой, водство уездными библиотеками. Эту работу возглавил А. Н. Топунов в качестве её заведующего. а, главное, готовить кадры. Мне пришлось вместе с руководителем музейной экскурсионной секции К. А. Соловьевым национализировать библиотеку бывшего владельца Вербилковского фарфорового завода Гардне- ЛИТЕРАТУРНЫЙ КРУЖОК ра. Нами было вывезено большое количество нот, книг, ценнейших коллекций фарфора, которая была передана Любознательность, дружелюбие и весёлый нрав Алекмузею Дмитровского края». В первые годы советской сея Никитовича притягивали к нему многих, кто приховласти было уничтожено и разграблено не одно имение. дил в библиотеку. Вскоре после переезда библиотеки в 10 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»


здание на Загорской улице, быстро сложился не только круг любителей книг, но и лиц, делающих первые шаги в литературном творчестве. «У нас в Дмитрове организовался кружок писателей. По субботам собираемся и читаем свои произведения, проектируем устроить в одну из суббот вечер местных писателей. Для усиления средств кружка хотелось бы видеть Вас гвоздём вечера» (из письма А. Н. Топунова С. П. Подъячеву от 20 ноября 1927 года). Организация кружка отвечала желанию Алексея Никитовича объединить собратьев по перу и оказывать им посильную помощь. «Все мы несли свои труды – стихи и рассказы – своему руководителю. Выслушивали его замечания и советы. Когда же требовалось дать всестороннюю характеристику нашим произведениям, Алексей Никитович приглашал в качестве критиков директора дмитровского музея Кирилла Алексеевича Соловьёва и сотрудника музея Ивана Александровича Смирнова. Помню, положительную оценку заслужил рукописный журнал «Маяк», в который помещали свои стихи, рассказы и рисунки его издатели – дмитровчане братья Пятикрестовские, Н. А. Елизаров и В. Ф. Осипов. Севастьян (1907-1987) и Пантелеймон (19051985) Пятикрестовские, сыновья священника Введенской церкви, в то время совсем молодые ребята, издавали рукописный журнал, в котором помещали рассказы, стихи собственные и своих друзей. Пантелеймон в конце 1930-х годов, познакомившись с будущим писателем С. М. Голицыным, до конца своих дней сохранил с ним дружбу. Симпатия была взаимной: «Крепко я подружился с Пятикрестовским, весёлым, остроумным, начитанным юношей по прозвищу Пети». Алексей Никитович познакомился с временно проживающим в Дмитрове московским писателем Давидом Хайтом. Благодаря этому знакомству состоялись встречи с прозаиками Дмитрием Стояновым, Юрием Слёзкиным, поэтом Василием Наседкиным. В 1927 году в Дмитров на встречу с читателями

приезжали П. С. Романов, А. С. Новиков-Прибой, М. П. Герасимов. Сейчас имена этих писателей и поэтов мало о чём говорят современному читателю, а в то время они были в расцвете творческих сил и определяли лицо новой пролетарской литературы. Появление литературного кружка при библиотеке и организация встреч с популярными современными писателями и поэтами было заметным явлением в культурной жизни города в 1920-е годы.

ДРУЖБА С С. П. ПОДЪЯЧЕВЫМ Эта дружба, зародившись в начале 1920-х годов, не прерывалась до последних дней жизни Семёна Павловича. Первая встреча состоялась в 1920 году во время съезда писателей, организованного уездным комитетом комсомола, почётным гостем которого был С. П. Подъячев. «Не помню, о чём мы говорили с Семёном Павловичем, но у меня осталось впечатление, что наш разговор с ним был как будто двух давно близко знакомых людей». А. Н. Топунов по долгу службы бывал у писателя в НикольскомОбольяново, где была организована

библиотека, и С. П. Подъячев являлся её заведующим. Сам писатель был частым и желанным гостем в Дмитровской центральной библиотеке. В 1920-е годы С. П. Подъячев как писатель был очень популярен среди земляков, но его произведений, пользовавшихся большим спросом у читателей дмитровской библиотеки, явно не хватало. Это заставило А. Н. Топунова обратиться к Семёну Павловичу с просьбой подарить библиотеке что-нибудь из личных запасов. Вскоре в библиотеку пришёл сам Семён Павлович и попросил А. Н. Топунова оказать ему помощь в подборе его произведений для полного собрания сочинений, готовившегося в издательстве «ЗИФ». Самостоятельно собрать свои произведения он пытался в Ленинской библиотеке, но потом понял, что это занятие сложное и утомительное для его лет. Библиотекари горячо откликнулись на его просьбу и на другой день просмотрели журналы «Русское богатство», «Современный мир», «Журнал для всех» и другие, в которых печатались произведения Семёна Павловича. Большая пачка журналов была передана счастливому, растроганному писателю. В шутку библиотекари обязали Семё-

С. П. Подъячев и А. Н. Топунов с племянником в Музее Дмитровского края. 1920-е гг. 11


ЧТТАОЙБНЫ Ы

ПИСТОРИИ ОМНИЛИ....

на Павловича возместить «убытки» из нового собрания сочинений. Он обещал, и обещание своё выполнил, прислав в библиотеку два комплекта своих произведений. Несколько раз А. Н. Топунов гостил у писателя в Обольянове. Об одном таком посещении он оставил свои воспоминания, как в компании с художником Н. И. Варенцовым и фотографом Н. П. Шестаковым в августе 1925 года они совершили небольшое путешествие, прошагав пешком около 20 км от Дмитрова до Обольянова. С. П. Подъячев встретил их приветливо, но, узнав о цели визита, дал понять, что они явились не вовремя: «Да, не в раз попали-то. Выпили маленько с приятелем немножко». Гостям было предложено отдохнуть с дороги и прогуляться, что они и сделали. С. П. Подъячева фотографируют и уговаривают позировать для портрета. Пока художник работал над портретом, гости с младшим сыном писателя Ваней отправляются на хутор, где в старой избе жил С. П. Подъячев. На её месте старший сын выстроил новый дом. Когда компания возвратилась, портрет уже был готов. Но чаще всего встречи с писателем происходили не в Никольском-Обольянове, а в Дмитрове. Приезжая в город, Семён Павлович обязательно заходил в библиотеку и музей. Музей и весь научный коллектив во главе с К. А. Соловьёвым всегда вызывали у него чувство уважения к их научно-исследовательской работе, изданиям «Трудов Музея Дмитровского края». В марте 1929 года Дмитровская центральная библиотека готовилась отпраздновать 10-летие. В письме к С. П. Подъячеву А. Н. Топунов пишет: «16-го мы празднуем первое десятилетие существования библиотеки. Очень просим быть на нашем торжестве. В пригласительном билете будет напечатано, что Вы будете в

числе участников. Можете сидеть спокойно – Варенцов [С. И.] прочитает что-нибудь Ваше». К сожалению, С. П. Подъячев не смог приехать на торжество по состоянию здоровья. Последняя встреча произошла осенью 1933 года у памятника К. А.Тимирязева в Москве: «Я уже работал в Москве. Семён Павлович шёл по делам в издательство «Советская литература», где должна была

Путь А. Н. Топунова в литературу был непростым: малообразованный, но наделённый живым воображением, наблюдательностью и жаждой творчества, он восполнял недостаток образования чтением, увлекался рисованием, театром.

12 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

выйти его новая книга «Моя жизнь», и, увидав меня, страшно обрадовался. Глаза его, как всегда, лучились в сетке солнечных морщинок, и от его взгляда было так хорошо, как от солнечного луча. Беседа наша была кратка. У подъезда дома Герцена с ним расстались. Он взял с меня слово, что мы встретимся в Обольянове. Но встретиться пришлось 19 февраля 1934 года утром на Савёловском вокзале. Не верилось, что лучистые солнечные глаза навсегда закрылись крышкой гроба, и что сам он уже никогда больше не расскажет об ужасах жизни дореволюционного крестьянства».

РОМАН «НА ПОРОГЕ ДНЕЙ» Роман А. Н. Топунова, изданный в 1929 году тиражом 4 тысячи экземпляров, давно стал библиографической редкостью. В Дмитрове единс-

твенный экземпляр книги хранится в Литературном фонде музея-заповедника «Дмитровский кремль». Возможно, в своё время книга была списана по ветхости или иной причине. А жаль! Роман написан нашим земляком, и все его события разворачиваются в Дмитровском уезде. На его страницах запечатлены яркие картины народной жизни, хорошо знакомые автору с детства. Путь А. Н. Топунова в литературу был непростым: малообразованный, но наделённый живым воображением, наблюдательностью и жаждой творчества, он восполнял недостаток образования чтением, увлекался рисованием, театром. Произведения С. П. Подъячева и А. М. Горького вдохновили А. Н. Топунова написать что-нибудь подобное. Начал он с описания свадебных обрядов, потом выстроился сюжет, появились главные герои и действующие лица. Прообразом многих из них послужили реальные люди. В романе отражена жизнь предреволюционной деревни с 1900-х годов до событий, связанных с рогачёвским восстанием августа 1918 года.

ПИСЬМО А. М. ГОРЬКОГО Роман был закончен в 1929 году. Близкие друзья А. Н. Топунова К. А. Соловьёв и М. И. Шидловская сделали свои замечания. По совету писателя Давида Хайта А. Н. Топунов отвозит рукопись в Москву в издательство «ЗИФ», но по приёму и отзывам Алексей Никитович понял, что его роман навряд ли опубликуют, поэтому он относит рукопись ещё в два издательства – «Гослитиздат» и «Недра». В «Гослитиздате» рукопись так долго проходила путь, так называемого «чистилища», что Алексей Никитович, теряя надежду, обратился к С. П. Подъячеву за советом и помощью. Тот советует опубликовать её в журнале. И спрашивает: «Какого рода Ваш роман? Из жизни ли современной деревни или ещё что? Как он называется? Я ведь ничего не знаю». Вскоре от «Гослитиздата» пришёл ответ. Книга принималась к печати,


но с переработкой. Одновременно пришло сообщение, что издательство «Недра» принимает рукопись к печати сразу и без изменений. Об этом событии А. Н. Топунов делится с С. П. Подъячевым: «Ура! Роман мой принят. Будет печататься отдельной книжкой в «Недрах». Был у самого Н. С. Ангарского. Внимателен, предложил аванс». Выход в свет книги осенью 1929 года для А. Н. Топунова – один из самых радостных моментов его жизни. Весть о романе быстро разнеслась по городу. Друзья и знакомые поздравляли автора с успехом. Первый отзыв на роман пришёл от С. П. Подъячева. Роман ему понравился, что было особенно дорого для Алексея Никитовича. Пришло письмо от В. Г. Сахновского, чьи лекции А. Н. Топунов слушал в 19161918 годах в университете им. А. Л. Шанявского. Василий Григорьевич хвалил язык книги и поздравлял автора романа с большой честью быть русским писателем. Вскоре по совету С. П. Подъячева А. Н. Топунов посылает свой роман А. М. Горькому в Сорренто. Не прошло и трёх недель, как он получил из Италии письмо с отзывом Алексея Максимовича на посланную книгу. В адрес начинающего автора прозвучала резкая критика за «слащавость» языка, претензию писать красиво. А. М. Горький, известный своей нетерпимостью к крестьянству, возможно, не принял роман из-за своей жёсткой позиции. Творчество писателя С. П. Подъячева поддерживалось им исключительно за показ уродливой и неприглядной стороны крестьянского быта. Алексей Никитович, уже услышавший в свой адрес много хорошего от людей, чьим мнением он дорожил, никак не ожидал получить такую отповедь от А. М. Горького. «Я был прямо потрясен огромной нечеловеческой способностью видеть недостатки, которых не заметили другие. До того, как отдать в редакцию, мою рукопись читали полсотни очень почтенных и образованных людей, но ни один из них не осмелился мне сделать замечания с такой прямотой, как это сделал Горький».

Многие знакомые, узнав о письме А. М. Горького, просили прочитать его, но, по признанию Алексея Никитовича, мало кому он давал его для прочтения.

ЭПИЛОГ Судьба романа «На пороге дней» первоначально складывалась удачно. В 1929 году его опубликовали в издательстве «Недра». Но в 1931 году, когда А. Н. Топунов решил его переиздать, он не прошёл цензуру. Живя на стыке двух эпох, А. Н. Топунов был далёк от политики. В романе он пытался воссоздать широкую картину народной жизни, а не идеологические штампы, которые всё больше становятся обязательным атрибутом в оценке художественного произведения. После выхода в свет романа А. Н. Топунов, поверивший в свои силы, в 1931 году переезжает в Москву, чтобы быть поближе к издательствам, театрам, людям, от которых зависела его писательская судьба. Из переписки с С. П. Подъячевым известно, что Алексей Никитович пишет рассказы. Два из них «Солнечная гора» и «Розовое одеяло» он отдает в альманах издательства «Недра».

«Московский» период жизни А. Н. Топунова прослеживается только по скупым строчкам воспоминаний родных и знакомых. До 1941 года он работает заведующим библиотекой текстильного техникума, продолжая писать, пробуя себя в драматургии. В архиве, в фонде Главного репертуарного комитета, сохранились пьесы А. Н. Топунова: «Снявши голову, по волосам не плачут», «Завтрак в колхозе», «На пороге дней», «Пресс», «Вместе с жизнью». Все, за исключением последней, были написаны в начале 1930-х годов. Прошли эти пьесы цензуру и ставились ли они где-нибудь, неизвестно. В годы войны и до 1956 года А. Н. Топунов работал на военном заводе. В Москве земляка навещал бывший член литературного кружка П. Акулин: «В последние годы мы встречались всё реже и реже. Как-то, заехав к нему, я заметил, что здоровье Алексея Никитовича стало сдавать. Обхватив двумя пальцами пуговицу моего пиджака, он говорил: «Пусть я остался на пороге большой литературы, но без творческого горения я бы умер давно». Это последнее, что мне запомнилось. Вскоре его не стало». Умер Алексей Никитович Топунов 22 ноября 1959 года в возрасте 68 лет.

А. Н. Топунов, его жена Мария Лаврентьевна (в центре) и сестра Наталья. Окрестности д. Петраково. 1950-е гг. 13


ЛИТЕРАТУРНЫЙ

КЛУБ

ПЕРВОЕ МОЁ ЗНАКОМСТВО С КРЫМОМ СВЯЗАНО С ТРАДИЦИОННЫМИ МАРШРУТАМИ: КУРОРТНАЯ КРАСАВИЦА ЯЛТА С ЕЁ МАНЯЩИМИ ПЛЯЖАМИ, ДАЧА ЧЕХОВА, ПЕНИСТЫЕ ПОТОКИ ВОДОПАДА УЧАН-СУ, ПАЛЬМОВОЕ ВЕЛИКОЛЕПИЕ НИКИТСКОГО САДА, ЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТНИЕ ДУБЫ-ВЕЛИКАНЫ, И, КОНЕЧНО, СЕВАСТОПОЛЬ С ЕГО БУХТАМИ И БУХТОЧКАМИ, ПРИЮТИВШИМ И ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ, С ЕГО ЛЕГЕНДАРНОЙ ИСТОРИЕЙ, ВЫСЕЧЕННОЙ СНАРЯДАМИ И УВЕКОВЕЧЕННОЙ ЕГО ЗАЩИТНИКАМИ. НО БЫЛ И ДРУГОЙ КРЫМ, НЕВЕДОМЫЙ МНЕ. КРЫМ, ГДЕ ЖИЛ И ТВОРИЛ МАКСИМИЛИАН ВОЛОШИН…

НА ГОРЕ КУЧУК-ЕНИШАР (Печатается в сокращении) Юрий ЧЕРНОВ

В

литинституте, где я учился, опальная литература ходила по рукам в рукописных и машинописных списках. В ту пору я прочитал «Дом поэта» Максимилиана Волошина – глубоко прочувствованную исповедь, своего рода гимн Киммерии, Коктебелю, Карадагу. Руководители наших творческих семинаров – люди старшего поколения – в двадцатые-тридцатые годы прошлого века гостили в волошинском Коктебеле. Помню, кто-то из них, цитируя пушкинскую строку «приют спокойствия, трудов и вдохновенья», как бы случайно заговорил о том, каким «приютом» был для писателей дом Волошина. Помню фразу: «Коктебель – райский уголок». Однажды сбылось моё желание в этом убедиться. Поезд Москва – Феодосия давно переступил черту пенсионного возраста, вагон дребезжал, перегородки

14 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

угрожающе скрипели. Задолго до конечной остановки кончилась питьевая вода. По прибытии в Феодосию знакомство с вотчиной Айвазовского, не колеблясь, отложили на «потом», заспешили в Коктебель... Внезапно выросла перед нами чёрная громада Карадага, открылся взорам Коктебельский залив. Его голубую гладь не тревожили волны. А слева от нас возвышался дом, увенчанный башенкой. Издали он казался кораблём, спускающимся к морю. Мы догадались: это он, дом Максимилиана Волошина! *** В Доме творчества мы поселились в бледно-голубом одноэтажном домике, именуемом «Голубок», разделённом на две половины. У каждой – отдельный вход. В одной – я с женой Валентиной, во второй – московский


лой пронзенный» Рыльский перевёл так: «Чи гэпнусь я дрючком пропэртый»... Михаил Чернолусский сдержал своё слово. На следующий день он увлёк нас в небольшое путешествие на катере «Т. Вяземский», принадлежавшем карадагской биостанции. Мы побывали в Лягушачьей бухте. Огромные валуны, покатые спины которых покрыты зелёными водорослями, действительно походили на гигантских лягушек. Затем «Т. Вяземский» бросил якорь в Сердоликовой бухте, напоминающей полукруглую подкову. Бухта наглухо закрыта скалистыми горами. На берегу хаотичное нагромождение камней. Очевидно, последствия обвала. На одной из скал, пробив расщелину, стекала холодная пресная вода. Бухта своё имя получила не случайно: когда-то её посетители увозили отсюда целые коллекции сердоликов. Даже мы, далёкие потомки тех счастливчиков, отыскали несколько волшебных камешков… *** За несколько дней мы вполне освоились на новом месте. Нас заботливо опекала уборщица Полина, бывшая детдомовка, хозяйка семи коттеджей, как она говорила. Обычно до обеда – пляж. Вообще коктебельские пляжи заслуживают подробного рассказа о них. Мужской – это прозаик Михаил Чернолусглавная площадка, где проский с женой.Михаил – мой исходит общение, где можно давний знакомый, не раз отдыуслышать и давние истории, хавший в Коктебеле, вызвался и свежие новости, и пересказ быть нашим гидом по достопвещаний Би-Би-Си. Однако римечательным местам. Узнав гордостью здешнего побео моём желании познакомитьрежья был так называемый ся с вдовой Волошина – Марибесстыжий пляж, отданный во ей Степановной и побывать в власть обнажённых женщин. доме поэта, Михаил остудил Б. М. Кустодиев. Портрет Волошина. В нашу бытность на бесмой порыв. стыжем пляже произошёл – Мария Степановна – жентакой случай. В писательской братии, населявшей Дом щина непредсказуемая, одних принимает с трогательтворчества, объявился любитель подводного плавания. ным радушием, других с порога отвергает. Не тороНадев маску и акваланг, он отправился на очередную пись. Познакомься с Коктебелем, со здешним укладом прогулку. То ли случайно, то ли по злому умыслу он окажизни, а потом постучись в дом Максимилиана Алекзался в гуще плавающих обнажённых русалок. Обнарусандровича. жив злоумышленника, представительницы слабого пола Я внял совету. с яростью акул набросились на представителя сильного Однажды в столовой за соседним столиком я увидел пола. Аквалангист спасся бегством, изрядно пострадав. Маршака, стихи которого знал с детства, они с годами не забывались. Правее нас столик тоже не пустовал. *** Марк Галлай – стройный, высокий, казался великаном На встречу с Марией Степановной я шёл не с пустыми рядом с Максимом Рыльским, чуть сутулящимся, гнуруками. Перед отъездом я запасся книгой Ильи Эренбурщимся под бременем годов. га «Годы, люди, жизнь». В ней – пусть и очень субъектив– Ты что?! – спросила меня Валя, увидев на моей финые – воспоминания о Волошине. После многолетнего зиономии ехидную усмешку. А я в это время вспомнил умолчания о нём это был прорыв, и я надеялся, что байку литинститутских злоязычников. Максим Рыльмемуары порадуют Марию Степановну. Правда, в начале ский успешно переводил на украинский Мицкевича и пятидесятых годов в Большой Советской Энциклопедии Пушкина. И будто пушкинскую строку «Паду ли я, стре15


ЛИТЕРАТУРНЫЙ

КЛУБ

Дом М. Волошина.

Одна из акварелей М. Волошина.

Д. Ривера. Портрет М. Волошина.

Могила Максимилиана и Марии Волошиных. 16 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

появилась справка о Максимилиане Александровиче. В ней сообщалось, что Волошин «представитель упадочнической поэзии символизма», мало того, «поэзия Волошина космополитична по своей сущности». На этом фоне мемуары Эренбурга звучали как вызов официальной оценке. Автор подчёркивал, что Волошин «был человеком смелым, любил поэзию, любил Россию – как его ни звали за границу...» Мария Степановна сдержанно поблагодарила за книгу, проговорив: – Да, Илья подолгу жил у нас. Характер у него колючий. Я опасался, что моё желание как можно больше увидеть в доме Волошина будет обременительно для Марии Степановны. К счастью, я ошибся. Маленькая, с болезненно-бледным лицом, перешагнувшая семидесятилетний рубеж, она была удивительно легка на подъём, уверенно и быстро водила меня по бесчисленным лестницам, галереям, комнатам и каморкам загруженного, точнее, перегруженного дома. Здесь всё для неё было полно значения. Севильские кастаньеты, например, явились поводом, чтобы рассказать, как Макс пешком прошёл всю Испанию, как бродил по селениям Ла-Манча и любовался вращающимися крыльями ветряных мельниц... В кабинете Волошина, высоту которого подчёркивали три на редкость длинных и узких окна, моё внимание привлекли жёлтые шкафы с книгами и ярусы книжных полок, упёршихся в потолок. Полки прогибались под тяжестью разноязычной литературы, энциклопедий и справочников. В книжное царство вторгались, отвоёвывая себе клочок территории, то гипсовый слепок головы Гомера, то индийская раковина, привлекающая своим многоцветьем, то впечатляющая голова древнегреческой царевны Таиах – жены фараона Аменхотепа III, жившего в XIV веке до нашей эры, Мария Степановна рассказала, что Волошин увидел эту скульптуру в берлинском музее и обратился к хозяину с просьбой отдать её ему, заявив, что денег у него нет, но готов бесплатно работать на него, сколько тот ни потребует. Хозяин подарил скульптуру одержимому русскому... У портрета Волошина, написанного великим мексиканцем Диего Ривера, Мария Степановна не удержалась, захотела рассказать, как они любили друг друга! Поверите ли, они побратались, выпив по бокалу шампанского с каплями собственной крови... На стенах кабинета теснилось множество фотографий. И тут я понял, что женщина остаётся женщиной и на восьмом десятке. – Это мисс Вайолет Харт, англичанка, все эти портреты Макса выполнены ею. Она горячо любила его. Он был с нею очень близок... – И, помолчав, добавила: – Одно время... – А это Маргарита Сабашникова, первая жена Макса. Видите – лицо маленькое, а шевелюра огромная, вся в каких-то завитушках. Мне показалось, что вьющиеся локоны Маргариты Сабашниковой весьма эффектны, но Мария Степановна поморщилась, взмахнула рукой, словно отталкивая чтото неприемлемое, промолвила:


– Как у барашка... Тех, кто искренне любил Макса, любила и она, не любивших его по какой-либо причине, не любила... Мы вошли на один из балконов, откуда открывался вид на Коктебельский залив, на Карадаг. – Посмотрите на зубчатую вершину этой горы. Чей профиль там высечен? – спросила Мария Степановна. – Профиль Максимилиана Александровича. Мне указали на это в день приезда. – А Викентий Викентьевич Вересаев утверждал, что это профиль Пушкина. Макс злился, спорил с ним и даже ответил стихами. Она замолчала, видимо, вспоминая строчки, и всётаки вспомнила, и медленно, воскрешая в памяти слова, прочитала: «И на скале, замкнувшей зыбь залива, судьбой и ветрами изваян профиль мой». *** На следующий день я узнал, как Мария Степановна отнеслась к мемуарам Эренбурга. – Если б Илья появился, я бы ему показала, где раки зимуют! – воскликнула она, развернула книгу, пестревшую её пометками, и начала цитировать: «Многие его считали равнодушным, холодным». Это Макса, который каждое лето принимал полтысячи гостей, каждого умел обогреть. Сам Илья жил у нас, как родной. Кто его от белых спас? Не сносить бы ему головы. Она перевернула страницу и прочитала: «В Париже Волошин напоминал русского кучера». Слышите – Макс напоминал русского кучера! Сам Илья напоминал кучера! Мария Степановна швырнула книгу на диван. Я пытался смягчить ярость хозяйки дома, напомнил добрые слова автора мемуаров о Волошине, о его редкой эрудиции, о том, что в годы испытаний он оказался умнее и человечнее многих своих сверстников-писателей. Я-то знал, как тяжело пробивались в печать эти мемуары, цензура буквально терзала их, сколько нервов стоило упоминание каждого опального имени и Эренбургу, и Твардовскому, печатавшему мемуары в «Новом мире». В конце концов Мария Степановна успокоилась. Ей, видно, по душе было, что совсем молодой писатель, по сути, не живший при Максе, проявляет живой интерес к судьбе ЕЁ Макса и его стихам. Я возвращался в свой коттедж со стопкой волошинских книг и папкой с воспоминаниями о нём. *** На три недели духовное богатство дома поэта перекочевало в наш коттедж. Первые книги Волошина. Стихотворный сборник, опубликованный в 1910 году московским издательством «Гриф». В руках у меня небольшая книжица – чуть более ста страниц. Поневоле испытываешь такое чувство, как при долгожданном свидании. А вот другая – более поздняя – избранные стихи и загадочное название «Иверни». Никогда и нигде не встречал я это слово, роюсь в справочниках, в энциклопедиях и, наконец, в словаре В. Даля нахожу ответ: иверень – осколок, черепок. Пытаюсь угадать замысел автора. Видимо, из поэтических черепков создана книга.

Волошин признаётся: он не был уроженцем Киммерии, она усыновила его. Невозможно найти второго человека, который бы с такой полнотой и страстностью изобразил суровое обаяние этого края. Признаюсь – не всё однозначно для меня в стихах мастера. Порой огорчает искусственная «красивость», избыточность красок. Не утверждаю, что мои суждения бесспорны. Я отдаю их на суд читателя. Воспоминания о Волошине я читал с такой же неутолимой жаждой, как стихи. Каждый, кто общался с ним, испытал потребность рассказать о нём. Жаль, мы мало знаем о странствиях Максимилиана Александровича. Он и сам в записках о себе вскользь обмолвился, что обошёл пешком всё побережье Средиземного моря, путешествовал по Италии, Испании, Корсике, Сардинии, поднимался на трёхтысячеметровую высоту в Альпах, пересёк с верблюжьим караваном Каракумы. Волошин писал: «Земля настолько маленькая планета, что стыдно не побывать везде». Даже из отрывочных и клочковатых записок воспоминаний мы узнаем, как влекло Волошина к людям неординарным, самобытным, талантливым. Когда вышла книга стихов «Вечерний альбом» гимназистки Марины Цветаевой, первым рецензией на неё откликнулся Максимилиан Александрович, приехал к ней домой, чтоб поздравить дебютантку, и посвятил ей такие строки: Кто вам дал такую ясность красок? Кто вам дал такую точность слов? В Париже Волошин познакомился с еврейским поэтом Хаимом Бяликом. Его стихи, переведённые на французский, были восторженно восприняты Максимилианом Александровичем, который с присущей ему увлечённостью принялся изучать древнееврейский язык, чтобы стихи Бялика прочитать в оригинале. Ярко одарённые люди, как незримый магнит, притягивали к себе Волошина. Тут и выдающийся мексиканец Диего Ривера, и Пабло Пикассо, владевший не только кистью, но и шпагой – Волошин, будучи в Испании,

Скала, напоминающая профиль М. Волошина. 17


ЛИТЕРАТУРНЫЙ

КЛУБ обнимал молодого Пабло – тореадора, сразившего разъярённого быка... Сплошь и рядом творчески одарённые люди резко отличаются от большинства, их окружающих. Таким был и Волошин. Стокилограммовая телесная масса Максимилиана, его просторная полотняная рубаха, гордо именуемая им хитоном, опускалась почти до икр. Это необычное одеяние служило неизменным поводом для иронии коктебельцев. Живот его, если верить свидетелям, нависал ниже колен. Талии у Максимилиана Александровича не было. Искренне любивший Волошина Владислав Ходасевич писал: «Он был очень милый, очень образованный, очень одарённый и очень легкомысленный...» Думаю, Ходасевич вряд ли имел в виду одеяние Максимилиана Александровича, скорее, он не разделял его склонность к розыгрышам и мистификациям, одна из которых взбудоражила надолго литературные круги Петербурга. О ней стоит рассказать. Елизавета Дмитриева от рождения была хромой и лоб её был чуть скошен. Физическая ущербность сказалась на характере, на поведении: Лиля замкнулась, была очень ранима, но при этом успешно училась, писала стихи. Елизавета, отдыхавшая в Коктебеле, показала свою поэтическую тетрадь Волошину, который лестно о ней отозвался. И Лиля решилась отнести стихи в журнал «Аполлон», Главный редактор журнала Сергей Константинович Маковский – педантич-

ный эстет, по слухам, отдававший дань балеринам из кордебалета, – увидел хромую, бедно одетую девушку и с явной неохотой взял её стихи. Он небрежно полистал страницы и возвратил рукопись Лиле, сказав: – Вам не обязательно писать стихи. Многие женщины увлекаются вышиванием, например... Удар был жестокий и несправедливый. Заплаканная и поникшая Лиля рассказала о случившемся Волошину. – Бросьте расстраиваться, – успокоил Дмитриеву Максимилиан Александрович. – Мы проучим этого эстета, хорошо проучим! Не буду утомлять читателя подробностями о том, как готовилась мистификация, рассчитанная на многие месяцы. На имя Маковского ушло письмо. У Елизаветы Дмитриевой появился псевдоним Черубина де Габриак. Письмо на французском языке, изобиловавшее утончёнными выражениями, составил Максимилиан Александрович, а стихи подобрала Лиля. Маковский торжествовал: в «Аполлон» стучится молодая женщина редкой красоты и яркого дарования. И в ответном письме он просил Черубину де Габриак присылать побольше стихов. Второе письмо Черубины и её стихи окончательно покорили адресата. Переписка набирала обороты, а в письмах к Маковскому всё явственнее звучала интимная нотка, усиленная постоянной недосказанностью и лирическими стихами. Ответы шли на адрес Лилиной подруги, время от времени Черубина звонила Маковскому по телефону. Очарованный её голосом, он жаждал встречи. Она сообщила, что будет на премьере балета в одной из лож бенуара. – А как я вас опознаю? – озаботился Сергей Константинович. – Сердце вам подскажет, – был ответ. Маковский бинокль не отнимал от глаз. В ложах бенуара было немало красивых женщин, но Черубину опознать не смог. Стихи таинственной незнакомки разбудили любопытство многих петербургских литераторов. Иннокентий Анненский дал им высокую оценку. Валерий Брюсов опубликовал о них хвалебную рецензию. Маковский потерял покой. Это длилось несколько месяцев. Когда тайна мистификации обнажилась, весь литературный Петербург её бурно обсуждал. Одураченные осуждали «чудачества» Волошина, иные назвали мистификацию гениальной. Только Марина Цветаева, на мой взгляд, дала нашумевшему событию мудрую и справедливую оценку: «Макс дал этой безымянной – имя, обездоленной – судьбу». *** Аппетит приходит во время еды. Чем больше я узнавал о судьбе Волошина, тем острее было желание встретиться с теми, кто знал его при жизни. И судьба смилостивилась надо мной. В Дом творчества приехала Мария Сергеевна Петровых. Поэтесса она особого рода. Услышав очень лестные отзывы о

18 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»


своих стихах живых классиков – Пастернака и Ахматовой, печататься не стремилась. Единственная прижизненная книга Петровых «Дальнее дерево» опубликована в Ереване по инициативе армянских друзей. Марию Сергеевну я сразу узнал, потому что запомнил её портрет, помещённый в «Дальнем дереве». Мария Сергеевна почти не расставалась с пожилой седоглавой женщиной яркой армянской внешности, о которой говорили, что она искусствовед, в Коктебеле бывает ежегодно и обладает уникальной коллекцией сердоликов. Поскольку почти все обитатели Дома творчества болели «каменной болезнью» – собирали дары моря, они уговорили её показать свою коллекцию. Петровых стояла чуть в стороне. Я представился ей и сказал: – Если не ошибаюсь, вы вырастили «Дальнее дерево». – Ошибаетесь, – приветливо улыбнулась Мария Сергеевна. – Его вырастили мои армянские друзья. Так состоялось наше знакомство. А на следующий день мне удалось завязать разговор о Волошине. – Не знаю, о чём Вам рассказать, – задумалась Мария Сергеевна. – Ведь со времени тех встреч минуло не одно десятилетие. Как-то Волошин пригласил меня утром в свою мастерскую, где он работал над акварелями. Волошин размешивал краски: вода – яичный желток – растительный клей. На столе в подрамнике исколотая картонка, на ней находит приют белый лист бумаги, закреплённый кнопками. Набор кисточек – в стакане. Я вспомнил: когда Мария Степановна знакомила меня с экспонатами мастерской, я обратил внимание на жалкую, исколотую картонку, на яичную скорлупу и подумал: что означает эта скорлупа среди картин и диковинных раковин? О своей работе над акварелями Макс обмолвился так: «Это свободный танец руки и кисти» и добавил: «Акварель – страна, по которой я гуляю. Главная тема – изображение воздуха, воды, света...» Мария Сергеевна заинтересовалась: у кого учился Макс? Ответ последовал неожиданный: был плохим школьником, нерадивым студентом, а учился всю жизнь. Даже у японского классика Утомаро кое-чему научился. И «теорию цветов» Гёте пытался постичь. А Василий Суриков был самым любимым и неизменным поводырём по колдобинам искусства. Не знаю, как долго длился наш разговор, между тем «свободный танец руки и кисти» продолжался. Видимо, токи воображения водили рукой мастера. По свидетельству Марии Сергеевны, Волошин ежедневно завершал две-три акварели, раздавал их друзьям, безвозмездно рассылал в музеи. – У меня дома хранится подарок от Макса, – призналась Мария Сергеевна, – акварель «Луна на рассвете». Прекрасная акварель! Рассвет слизывает отступающую темень, луна уже не яркая – белесый серпик, он медленно тает, открывая дорогу зарождающемуся дню. – В бессонные ночи Макс выходил на балкон и наблюдал за луной. Её судьба, по Максу, схожа с судьбой человеческой. Когда море спокойно, она, как в зеркало, глядится в водную гладь; если разыграется шторм, её то возносит на вершину вала, то скатывает вниз, а близ

берега волна вдруг разбивается о камни, беспощадно разбрасывая осколки луны; но вот набегает новая волна и луна снова колышется на вершине вала... А если свирепствует ветер, если он разрывает в клочья облака, она не сдается, она прорывается в разрывы облаков, чтобы снова посылать свои лучи землянам… *** В последний день я отправился с прощальным визитом к Марии Степановне. Я возвратил ей папку с воспоминаниями друзей Волошина, его книги, изданные до моего рождения. Я чувствовал, что не найду нужных слов, чтобы поблагодарить Марию Степановну, сказал, что три недели я общался с Максимилианом Александровичем, как с живым. Дрогнули морщинки на бледном лице, глаза набухли слезами. Шевельнулись её губы, видно, хотела она что-то сказать, но ничего не сказала и только прижала к груди папку с воспоминаниями о Максе. Я подумал в эту минуту: доживёт ли она, горестная вдова поэта, до тех дней, когда нелепый запрет на издание книг Волошина будет осуждён и вырвутся из заточения пахнущие полынью стихи о Киммерии?.. *** Дата на календаре из живых цветов, опекаемом садовником Дома творчества, напоминала нам о дне отъезда из Коктебеля. Я пытался как-то упорядочить мысли и впечатления от увиденного, услышанного, прочитанного, понятого и недопонятого в эти дни. Бесчисленные эпизоды из рано оборвавшейся, до предела насыщенной жизни наслаивались один на другой, душу будоражили строки стихов, перед глазами возникали экспонаты мастерской, словом, на гору Кучук-Енишар к могиле поэта я шёл «наэлектризованный». Поначалу подъём, поросший колючками, красноголовым будяком, рыжеватой выгоревшей травой, был пологим. Из-под ног стремительно ускользали вспугнутые ящерицы. Вскоре подъём стал круче, было жарко, солнце нас не щадило. Но вот и вершина горы и, как завещал Волошин, мы опускаем на могилу голыши, обкатанные волнами Коктебельского залива, кладём их рядом с сотнями, тысячами, десятками тысяч таких: же камешков, мерцающих на солнце сердоликов, светлых халцедонов, тёмных агатов. И кажется – камни говорят голосами тысяч людей, приходивших отдать дань поэту. Потом мы сидели в каменном кресле, выдолбленном Волошиным в скале, молчаливо вглядывались в зубчатый гребень Карадага, запечатлевший волошинский профиль. Этот справедливый вымысел Максимилиан Александрович подтвердил стихами: «Мой лоб, мой нос, ощечье и надлобье». Море, такое тихое, дремлющее утром, сейчас взбугрилось, заполыхало пенными гребешками, волны разбивались о чёрную громаду Карадага, а из степи набегал ветерок, доносивший звонкую перекличку цикад и пьянящий, горьковато-пряный аромат, который, не скупясь, изливала душа тоскующей полыни... 19


МИР

УВЛЕЧЕНИЙ КАК-ТО ВЕЧЕРОМ Я ЗАШЛА К ПОДРУГЕ И УВИДЕЛА У НЕЁ НА ДИВАНЕ НЕЗНАКОМОГО МЕДВЕЖОНКА. «САМА СВЯЗАЛА! – ПОХВАЛИЛАСЬ ДЕВУШКА. – РЕШИЛА НАУЧИТЬСЯ ВЯЗАТЬ ИГРУШКИ. ТЕПЕРЬ В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ ТРЕНИРУЮСЬ». ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ МЕНЯ УДИВИЛА ЕЩЁ ОДНА ЗНАКОМАЯ, РАЗМЕСТИВ НА СВОЁМ САЙТЕ ФОТОГРАФИИ ДВУХ ОЧАРОВАТЕЛЬНЫХ ВЯЗАНЫХ ОВЕЧЕК… ДО ЭТОГО Я И НЕ ПОДОЗРЕВАЛА, ЧТО ВЯЗАНИЕ ИГРУШЕК ТАК ПОПУЛЯРНО. И, СУДЯ ПО ВСЕМУ, ПОПУЛЯРНОСТЬ ЭТА УВЕЛИЧИВАЕТСЯ – ЛЮДЯМ, ЗАНЯТЫМ В ОСНОВНОМ ОФИСНОЙ РАБОТОЙ, ХОЧЕТСЯ НАУЧИТЬСЯ СОЗДАВАТЬ ЧТО-НИБУДЬ СВОИМИ РУКАМИ. КОНЕЧНО, МНОГИЕ ИЗ МАСТЕРИЦ ЕЩЁ В САМОМ НАЧАЛЕ ПУТИ, НО ЕСТЬ И ТЕ, КТО ДАВНО ПОДРУЖИЛСЯ С ИСКУССТВОМ ВЯЗАНИЯ И ЧЬИ ИГРУШКИ ПРИДУТСЯ ПО ДУШЕ ДАЖЕ САМОМУ КАПРИЗНОМУ РЕБЁНКУ. К ОДНОЙ ИЗ ТАКИХ УМЕЛИЦ Я И ОТПРАВИЛАСЬ В ГОСТИ

КТО ТАКОЙ ХОМЯК И ЗАЧЕМ ЕГО КОРМИТЬ? Юлия ДОЗОРЕЦ

Н

а первый взгляд, Евгения Морозова – самая обычная девушка. У неё есть любимый человек, интересная работа и серая кошка по прозвищу Мышь. Но те, кто знакомы с Женей ближе, знают, что она обладает редким талантом – радовать других. И дело тут не только в мастерском умении управляться с крючком и непослушными нитками... Свою первую работу Евгения связала в 12 лет на кружке вязаной игрушки. Это была черепашка, которую можно было использовать как игольницу. Девочка подарила её бабушке. Из других детских работ ей запомнился лев, с которым пришлось помучиться. – Может, он и сейчас где-то лежит, – говорит Женя. – Я до сих пор не могу найти свои старые игрушки, к 20 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

сожалению. Хотя самой интересно, что я вязала тогда. Потом, как это часто бывает с детскими увлечениями, вязание было заброшено. Спицы и крючки отправились пылиться в шкаф и наверняка отчаялись вновь почувствовать на себе теплоту человеческих рук. Но... – Год назад у нас была генеральная уборка, и я нашла старый синий свитер, связанный кем-то из родственников. Рядом почему-то лежали крючки. Я стала распускать свитер, взяла крючок и начала вязать. Связала осьминога, потом кота... Сначала никто из друзей и родственников Евгении не воспринимал всерьёз её оживший интерес к вязанию. Даже она сама наверняка не подозревала, что создание игрушек настолько увлечёт её, станет очень важной частью её жизни.


Евгения Морозова Родилась в Запрудне, долгое время жила в Вербилках. В Дмитрове живёт с 2010 г. Окончила Дмитровский филиал Российской международной академии туризма. Работает в туристической сфере. Свою первую игрушку связала в 12 лет. Игрушки, связанные Евгенией, обрели новых хозяев в Турции, Украине и по всей России.

– Начались бесконечные походы по магазинам в поисках нужных ниток, – вспоминает девушка. – Я стала находить единомышленников в Интернете, читать советы, пробовать воплощать в жизнь понравившиеся схемы и придумывать свои... Я знаю, многие вяжут одежду, но для меня связать свитер – это очень долго и муторно... А игрушки – совсем другое, у каждой своё лицо, свой характер... Свои игрушки Евгения дарила друзьям, знакомым, родителям, а фотографии выставляла в Интернете – просто чтобы похвастаться. Её заметили, стали просить связать что-то на заказ. – Первую игрушку мне заказали месяца через два-три – тогда я уже набила руку и игрушки стали получаться. С тех пор у меня, как правило, есть заказы, сейчас даже дома ничего нет – все игрушки разъехались по новым хозяевам. Конечно, больших денег это не приносит – больше удовольствия. Я не продаю свои игрушки дорого, стараюсь, чтобы оправдывались расходы на нитки и материалы, плюс немного за работу, конечно. В сети много игрушек, которые стоят дорого, 5-6 тысяч и выше – каждый по-разному ценит свою работу. Я не считаю, что я какой-то супермастер, мне просто хочется, чтобы люди радовались. А ещё я никогда не посылаю посыл-

ку пустую, только с игрушкой, которую заказали – обязательно что-то добавлю просто для того, чтобы сделать приятный сюрприз. Мне и самой приятно, что кто-то порадовался. Недавно парень из Невинномысска заказал своей девушке медвежонка с сердечком, я ему положила ещё сердечко из фетра. Говорит, девушке очень понравилось... Рассказывая об игрушках, Евгения ставит передо мной большую коробку с нитками самых разных цветов. Ярко-розовые, синие, зелёные клубочки, маленькие и большие, пушистые и не очень – каких только нет. Для игрушек Евгения, как правило, использует акриловые нитки – шерсть может вызвать аллергию. К тому же, нитки из акрила более яркие. – Раньше всё вязалось из распущенных свитеров, из остатков бабушкиных рукоделий, сейчас возможностей гораздо больше, – говорит Женя. – Хотя в Дмитрове выбор небольшой, я всё через Интернет заказываю либо прошу знакомых прислать из Турции. Там хорошие нитки и большой выбор. Интернет изменил и разнообразил жизнь рукодельниц: тут тебе и возможность заказать необходимые материалы, за которыми иначе пришлось бы ехать на другой конец земного шара, и общение, и обмен мен опытом... Собственно, и само мо увлечение вязаными игрушками ками охватило мир благодаря Интертернету. И хотя в советское время мя у нас существовали различные ные кружки вязаной игрушки, нынешнее увлечение, покориввшее умы рукодельниц со всего его света, – родом из Японии. Амигуруми – так называют японцы особое искусство создания крохотных вязаных ых человечков и миловидных зверят. Отличительные черты типичных амигуру-

Одна из первых игрушек – кот из старого свитера.

21


МИР

УВЛЕЧЕНИЙ ми: большая голова, маленькое тело и особый способ вязки – плотный и без зазоров. Однако с распространением увлечения амигуруми стали называть любую вязаную игрушку вне зависимости от пропорций и размера. Во всяком случае, в России это именно так. Держу в руках недовязанную головку куклы, в ушках блестит что-то зелёное. – Серёжки? – пытаюсь угадать я. – Нет, это булавки. Когда маленькую деталь держишь рукой, пришивать неудобно, поэтому лучше приколоть её. Тогда сразу видно, как надо пришить и что нужно подправить, пока не поздно. Первые игрушки я по нескольку раз перешивала – не знала, что надо иголочками закреплять. А потом на форуме прочитала, как надо. Кукла эта тоже родилась благодаря форуму. У нас есть такая игра – исполнение желаний: загадываешь желание, а кто-то неизвестный его исполняет и присылает посылкой. Дочке одной из форумчанок захотелось такую феечку, и я её уже почти доделала. Крючки, спицы и нитки Евгения берёт с собой, даже когда уезжает работать. Работа у неё интересная, но отнимает много сил. Девушка – отельный гид, на летний сезон она уезжает в Турцию, а на две недели зимних каникул – в Финляндию. – Даже там не могу остановиться, – смеётся она. – Хотя там нет свободного времени, нет выходных, туристы приезжают каждый день, и у тебя каждый день работа. Хорошо, если получилось прийти домой в восемь, а утром к восьми опять на работу. Но всё равно иногда сидишь и чувствуешь, что хочется вязать. Поэтому я беру с собой по полчемодана ниток. Персонажей для будущих игрушек Женя выбирает по наитию и вдохновению. Это могут быть герои мультиков, сказочные персонажи или просто симпатичные зверята. – Иногда сидишь, хочется что-то вязать, а не знаешь, что, – рассказывает Евгения. – Берёшь в руки крючок, нитки, начинаешь вязать, и постепенно они приобретают какую-то форму. У меня было такое в Турции в прошлом году. Попались под руку оранжевые нитки, начала вязать, получилось упитанное тельце. Я поняла, что нужно связать жирафа. То есть некоторые игрушки рождаются вот так: не знаешь, что вязать, а потом оно само приходит. А если не хочешь вязать, нет желания, то и крючок в руках не держится, и петли какие-то кривые выходят. В таких случаях лучше отложить, всё равно ничего хорошего не получится. Бывает и так, что начинаешь делать игрушку, – а потом то времени нет, то вдохновения недостаточно. И остаётся игрушка лежать и ждать своего часа. Такие недоделанные игрушки называют «недовязами». – Недовязы могут лежать год, два. У меня есть новогодний недовяз – большой дракон. Никак не могу закончить, потому что нет времени. Помимо довязывания дракона в планах у Жени – попробовать создать большую вязаную композицию. – Хорошо бы сделать развивающий коврик для ребёнка, чтобы там были и ферма, и домик, и озеро, и хо-

22 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»


зяйка с хозяином, а у них корова, машина, и всё это вязаное. Чтобы ребёнок ползал по коврику и играл той же коровкой или на тракторе поехал по хозяйству. Может быть, к следующему Новому году свяжу для крестника. Сейчас Жениному крестнику два годика, и у него уже есть одна вязаная развивающая игрушка – улитка с вынимающимися глазками. – Подруга, мама крестника, периодически эти глаза за диваном находит, – рассказывает Евгения. – Не знаю, почему я их не закрепила... Но ребёнку нравится – они похожи на мячики, он их вынимает, потом теряет и радуется, когда находит, вставляет обратно. Потом через полчаса глаза снова теряются. Я говорю: ничего, я ещё навяжу, пусть играет. Самое приятное – когда игрушки нравятся детям, – считает Женя. Ведь взрослые смотрят больше на технику исполнения, а детям важно, чтобы игрушка была от души. – Недавно я подарила игрушку дочке подруги, – продолжает рассказ Евгения. – Девочка любит котов, и я связала ей большого кота. Потом спрашиваю подругу: ну как? А она говорит: «Ей так понравился твой кот! Она с ним спит!» И это самое приятное, когда ребёнок не просто поиграл и кинул, а даже засыпает с твоей игрушкой. Или, например, мой крестник. Обычно он не играет в игрушки, хотя у него их много. Но свои игрушки, вязаные, его чем-то привлекают. Поэтому важно не вязать, как конвейер, а продумать каждую мелочь, чтобы была не просто игрушка как игрушка, а чтобы всегда можно было находить в ней что-то новое – так интереснее. А ещё я люблю придумывать мелочи, которые приятны глазу. Мелочами Женя называет всевозможные пуговки, глазки, украшения. – У меня тут как лаборатория патологоанатома, – улыбается Евгения, показывая мне пакеты с глазами разных форм и оттенков. – На том же форуме я загадала желание, и мне прислали глаза, как настоящие, у нас таких нет. И ещё прислали фетр – я недавно увлеклась фетром и даже сделала для одного магазина на заказ 50 валентинок. Работа не сложная, но кропотливая, возилась ась две недели, даже мой молодой человек мне помогал – обшивал сердечки по краю. Молодой человек Жени, турок советского происхождения с красивым ым именем Редван – главный критик и ценитель её творчества. Конечно, иногда гда он ворчит, мол, куда тебе столько ниток и бусинок – и так весь дом ими завален, авален, но когда Евгении нужен совет, он всегда приходит на помощь. – Вообще тягу ко всем этим мелким бусинкам, медальончикам, глазкам зкам называют «хомячья сущность». А купить какой-нибудь приятной мелочи – означает накормить внутреннего хомяка, чтобы хомяк был доволен. То естьь сидит в тебе хомяк, которому каждый раз хочется ещё каких-то бусинок, фурнитуры рнитуры разной. Раньше, когда я встречала на форумах фразы типа «не могу пройти ройти мимо рукодельного магазина – хомяк тащит меня туда», я не понимала, а, о каком они хомяке все говорят, а потом тоже стала так говорить. Женин хомяк – милый и симпатичный, такого просто нельзя не кормить. мить. Представьте только, сколько радости может доставить хорошо кормленый ный хомяк тем, кому в итоге достанутся игрушки, созданные при его непосредссредственном участии! А ещё хомяков можно разводить. Так, в мечтах у Жени ни – открыть свой кружок для детей, учить их вязанию игрушек. Так что, возможно, можно, в скором времени в Дмитрове появятся маленькие хомячата, которые будут тащить своих хозяев в рукодельные магазины и заставлять их творить на радость близким и друзьям.

23 23


ИСТОРИЯ ПОД НОГАМ В Санкт-Петербурге сохранились люки советского периода, а в Царском Селе есть и дореволюционные.

ЧАСТО ЛИ В ПУТЕШЕСТВИЯХ ВЫ ОБРАЩ ВНИМАНИЕ НА ТО, ЧТО У ВАС ПОД НОГ НЕТ? А ЗРЯ. ВЕДЬ КРЫШКИ САМЫХ ОБ ЛЮКОВ МОГУТ НЕМАЛО РАССКАЗАТЬ ОБ ИСТОРИИ ГОРОДА, В КОТОРЫЙ ВЫ ПРИЕХАЛИ, О ЕГО СИМВОЛАХ И ГЕРАЛЬ КОНЕЧНО, В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ МЕСТН ВЛАСТИ ОБЛАДАЮТ ДОСТАТОЧНОЙ ДОЛ ТВОРЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ И ЖЕЛАНИ СДЕЛАТЬ СВОЙ ГОРОД ИНТЕРЕСНЫМ И ПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫМ ДАЖЕ В МЕЛОЧ НЕ ВЕРИТЕ? СМОТРИТЕ САМИ

К тысячелетию Казани городские люки украсили крышками с местной символикой.

В шведской столице есть памятник рабочему , выглядывающему из люка. А на типичных крышках стокгольмских люков красуется символ города.

В Хельсинки тоже подготовились к юбилею – крышка верхнего люка была выпущена к 450-лети города. Второй люк находится у крыльца Естественно-научного музея.


Текст и фото Юлии ДОЗОРЕЦ.

И

АЕТЕ МИ? ЧНЫХ

Есть юбилейные крышки и у рижских люков – они появились в 2001 году , когда столице Латвии исполнилось 800 лет.

Эта необычная крышка закрывает люк на одной из улиц Барселоны.

ИКЕ. Е Й М

Х.

Крышки люков в столице Норвегии О Осло украшает ггерб города. А в Чехии свои, особые, крышки есть у люков большинства городов, популярных у туристов. На фото – люки Чешского Крумлова и Праги.

Герб города – лев, стоящий на задних лапах, – нанесён на крышки иерусалимских люков. А в Тель-Авиве чаще встречается изображение солнца, хотя люки с гербом тоже не редкость.

Такая композиция украшает набережную норвежского города Берген.


ПОЭТИЧЕСКИЕ

СТРОКИ

ОДНО Ульяна ГРУДЦОВА Ты говоришь... Ковёр из прошлолетних трав Под ноги брошен... Ты говоришь, что я добра, Но чувства – в прошлом, Что надоедлив хлёсткий дождь, Плаксивы – лужи, Что от меня сейчас уйдёшь К четвёртой – нужной, Что заблудилась я весной – Не в этом веке... Ты говоришь, что ветер – злой. Но... злой – не ветер.

Виктория ГАЛКОВА *** Тихонечко, как надпись на стекле, Как опознание... я проверяю память, О причинённом мной добре и зле Всё расcпрошу – не захочу исправить. Возможно, ты окажешься забыт настолько, Что твоё смешное имя среди других ошибок и обид Прозвякает сомненьями пустыми. И только взгляд – его простить нет сил, Так дерзок, так печален... так бывает? Легко меня, смеясь, приворожил, А я уже полвека забываю. 26 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»


Рис. Наталии Чечулиной.

ЛИСТНИК Марина НАБОЖЕНКО *** Как хотелось бы позавидовать не кому-то, а себе самой. Тех из памяти повыкидывать, кто не раз причинял боль. Раны старые кровоточили, лишь учуяв запах войны… Все обиды давно проглочены. Все обидчики – прощены. Ничего не боюсь и не верю ни слезам, ни словам, ни мольбам. Сердце выгрызли мне потери, и душа разошлась по швам. Не ходила я с волчьим взглядом, но по-волчьи умею выть. Не жалейте меня, не надо – я попробую дальше жить.

Юрий МОИСЕЕВ Подожди-ка... Подожди-ка!.. Сядь поближе... Ну, конечно, – очень важно! Постараюсь объясниться, хоть уверенности нет... Это – словно в центре моря умирать от дикой жажды... Все примеры и сравненья будут смахивать на бред. Знаешь, раньше было страшно и почти смертельно больно: Ссоры, недопониманье рвали сердце на куски, А сегодня – просто грустно. Научился быть спокойным: Не скриплю зубами (что ты?!), не сжимаю кулаки. Убедился – время лечит и меняет отношенья. Шрамы грубые, срастаясь, превращаются в броню: Лишь царапинки смешные от обид и униженья. За надёжной, крепкой дверью все эмоции храню. Защищаясь от насмешек, взглядом пользуюсь суровым, Без усилий применяю полулагерный жаргон. Даже втайне не мечтаю о возвышенном и новом И не прячу за подкладкой свой единственный патрон. Не меняют настроенья ни находки, ни потери. Стекленеют роговицы болью высушенных глаз. Не прельщает юг жарою, не грозят бедой метели... Всё известно, всё понятно, всё наглядно – без прикрас. Но, надеюсь, ты-то слышишь сердце за бронёй-коростой? Ты-то знаешь лучше многих мой характер заводной. Помоги мне сбросить панцирь! – Тяжесть попросту несносна! Возроди былые чувства! Стань моей ЖИВОЙ ВОДОЙ!

27


О СПОРТ! ТЫ – МИР!

В ПРОШЛОМ ГОДУ САННО-БОБСЛЕЙНЫЙ КОМПЛЕКС «ПАРАМОНОВО» ВПЕРВЫЕ ПРИНИМАЛ ЭТАП КУБКА МИРА. ВРЕМЯ ПРОЛЕТЕЛО НЕЗАМЕТНО, И В КОНЦЕ ФЕВРАЛЯ 2012 ГОДА СИЛЬНЕЙШИЕ САНОЧНИКИ МИРА ВНОВЬ ПРИЕХАЛИ В ПОДМОСКОВЬЕ, ЧТОБЫ НЕ ТОЛЬКО ОПРЕДЕЛИТЬ ПОБЕДИТЕЛЕЙ И ПРИЗЁРОВ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОГО ЭТАПА МИРОВОГО КУБКА И РАССТАВИТЬ ТОЧКИ НАД «I» В ОБЩЕМ ЗАЧЁТЕ, НО И ВПЕРВЫЕ НА ПОДМОСКОВНОЙ ТРАССЕ РАЗЫГРАТЬ МЕДАЛИ ЧЕМПИОНАТА ЕВРОПЫ

ПОБЕДНАЯ ТОЧКА В ПАРАМОНОВЕ! Ольга ПЯТИКРЕСТОВСКАЯ

В

ообще февраль выдался успешным для российских спортсменов. На чемпионате мира в Германии наши саночники впервые в новой истории выиграли три медали. Вицечемпионами мира в одиночных санях стали дмитровчанин Альберт Демченко (завоевал первую медаль мирового чемпионата в своей карьере) и Татьяна Иванова, уступившие хозяевам соревнований олимпийским чемпионам Ванкувера Феликсу Лоху и Татьяне Хюфнер. Также «серебро» россияне (Иванова, Демченко и двухместный экипаж Южаков и Махнутин) выиграли в эстафете, проиграв всё тем же немцам. 28 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

По сравнению с не совсем удачным сезоном, выступление российской сборной на чемпионате мира выглядело весьма уверенным. И было понятно, что на домашней трассе в Парамонове россияне, окрылённые успехом, постараются сделать всё возможное, чтобы опередить своих грозных соперников. Началось с того, что лидеры нашей команды пропустили предпоследний этап мирового Кубка, проходивший в латвийской Сигулде. Спортсмены заранее приехали в Парамоново, чтобы потренироваться в преддверии важного старта. Тем более, что на распределение призовых мест в Кубке мира по итогам сезона российские саночни-


ёдоров.

Степан Ф

Российская сборная со своими болельщиками. и.

ки уже не претендовали, а вот стать на глазах своих болельщиков чемпионами Старого Света в присутствии всех сильнейших, как говорится, дорогого стоит. Что касается общего зачёта Кубка мира, то перед заключительным этапом только Феликс Лох обеспечил себе победу в тотале, а обладатели Хрустального глобуса среди женщин и двухместных экипажей

должны были определиться именно в Парамонове. Так что о соревнования на подмосковной земле ожидались с большим интересом. Однако уже во время официальных тренировок Феликс Л чемпионата наша команох. да «лишилась» одного из претендентов на высокие места. Дмитровчанин Виктор

Мы приехали сюда заранее, чтобы лучше подготовиться. Целую неделю я отрабатывал мужской старт, всё было хорошо. А потом последовало решение о переносе старта с мужского на женский. А ведь с женского старта получается совсем другой разгон... Евгений

нский. е29

Воскрес


О СПОРТ! ТЫ – МИР!

Кнейб, неоднократный призёр этапов Кубка мира, получил тяжёлую травму и с сотрясением мозга был доставлен в одну из столичных клиник. Таким образом, сезон для Виктора завершился преждевременно. А после того, как падения во время тренировок допустили ещё несколько спортсменов, было принято решение перенести точки старта – с мужского на женский, с женского на юниорский. Победитель прошлогоднего этапа в Парамонове Альберт Демченко (старт тогда проходил с мужского старта) не скрывал разочарования: н ««Мы приехали сюда заранее, чтобы лучше подготовиться. ч Целую неделю я отрабатыЦ вал мужской старт, всё было в ххорошо. А потом последовало решение о переносе старта ре

Армин Цоггелер, Давид Меллер и Альберт Демченко. с мужского на женский. А ведь с женского старта получается совсем другой разгон». И на выступлении Демченко это решение действительно сказалось не лучшим образом. После первой попытки он был пятым, а по сумме двух заездов переместился на четвёртое место. Хотя стоит отметить, что и в такой непростой ситуации, но при бурной поддержке болельщиков спортсмен до последнего боролся за призовые места. Золото чемпионата Европы, а соответственно и первое место на

Чемпионы Европы Пете Пенц и Георг Фишлер. р

30 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

Татьяна Иванова.


Петер Пенц и Георг Фишлер.

этапе Кубка мира, завоевал немец Анди Лангенхан, опередивший ий своих более титулованных ых соперников Р – двукратного го т ФСС зиден рт . е р П чемпиона Олимлимд Га Леони пийских игр ри многократного ого чемпиона мира итальянца А Армина Цоггелера и чемпиона Олимпиады-2010 и действующего чемпиона мира немца Феликса Лоха. В общем зачёте Кубка мира компанию Лоху на пьедестале почёта составили соотечественники – вторым, благодаря успеху в Парамонове, стал Анди Лангенхан, опередивший Давида Меллера. Мужчины соревновались в воскресенье, а днём ранее первыми на старт вышли женщины. И к

Анди Лангерхан, Феликс Лох и Давид Меллер.

Двукратная чемпионка Европы-2012 31 Татьяна Иванова.


О СПОРТ! ТЫ – МИР!

радости болельщиков чемпионкой Европы (второй раз в карьере) и победительницей этапа Кубка мира стала россиянка Татьяна Иванова, опередившая представительниц Германии Татьяну Хюфнер и Коринну Мартини. Было приятно, что чемпионат начался с Российского Гимна в честь нашей очаровательной чемпионки. р р. е Интересен тот факт, что Таня Инт н ф ю Х Татьяна Иванова стала первой отечественИван с 1989 года, кому ной саночницей с удалось выиграть этап Кубка мира удал (тогда в Сигулде первенствова(тог Антипова). А Татьяне ла Юлия Ю Хюфнер хватило второго места, Хю чтобы в пятый раз стать обладачто тельницей Кубка мира. тел До последнего сохранялась интрига в борьбе за Кубок ин мира среди двухместных м ээкипажей. Лидеры сезона двукратные олимпийские д чемпионы и действующие чемпионы мира братья Андреас и Вольфганг Лингеры из Екатерина Батурина. Австрии ошиблись в первом ззаезде, во втором выступили лучше, и им оставалось ждать л результата своих основных р ссоперников – немцев Тобиаса Вендля и Тобиаса Арльта. В Если бы немецкие спортсмены выиграли в Парамосм нове, то заветный трофей по но итогам сезона достался бы им. ит Но «на помощь» товарищам по команде пришёл ещё один ком экипаж из Австрии – захваэки тившие лидерство после тив первой попытки Петер перв Пенц и Георг Фишлер. Пен после их финиша во Ап по второй вто ор попытке радости и в стане австрийской сборной не было пресб дела. Пенц и Фишлер, де опередив немцев, стали оп чемпионами Европы, ч а братья Лингеры в очередной раз завоевали о Кубок мира. К Вот такая взаимопомощь. А завершились старты в Парамонове вновь Российским Гимном и салютом в

ан.

32 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА» Анди Лангерх

Анди Лангерхан. честь новых чемпионов Европы в эстафете. Российская команда в составе Татьяны Ивановой, Альберта Демченко, двойки Владислава Южакова и Владимира Махнутина поставила победную точку, с рекордом трека опередив в командной гонке немецкую и итальянские команды.

Татьяна Иванова.


На пресс-конференции серебряный призёр Олимпийских игр в Турине, теперь уже трёхкратный чемпион Европы, многолетний лидер сборной России Альберт ДЕМЧЕНКО ответил на вопросы журналистов. – Альберт, поделитесь впечатлениями от прошедших соревнований? – Конечно, я расстроен, что не смог показать более высокий результат в личных соревнованиях. В первой попытке я допустил серьёзную ошибку в том месте, где не стоило её допускать. Что касается эстафеты, то мы победили во многом благодаря Тане Ивановой, которая буквально вывезлаа нас на верхнюю ступень пьедестала почёта. Она создала хороший задел наа своём этапе, а нам оставалось только не растерять преимущества. – Насколько сильно на Вашем выступлении сказалось решение о переносе точки старта с мужского на женский? – Мы приехали в Парамоново заранее, пропустили этап Кубка мира в Латвии, чтобы лучше подготовиться. Целую неделю я отрабатывал мужской старт, всё было хорошо. А потом последовало решение о переносе старта. И из-за отсутствия возможности стартовать в полную силу, результат получился не таким, каким хотелось бы. Дело в том, что с женского старта получается совсем другой разгон. В общем, на моём выступлении это решение сказалось не лучшим образом. – Как Вы относитесь к решению Международного олимпийского комитета о включении командной гонки в программу Олимпийских игр? – Положительно, поскольку для спортсменов это дополнительная возможность завоевать медаль. Эстафета позволяет тебе реализоваться повторно. К тому же, это зрелищный вид и абсолютно непредсказуемый. Имея в команде только одного лидера, эстафету практически невозможно выиграть, должна быть ровная сильная команда. И только благодаря этому можно победить в целом. – Альберт, как Вы находите для себя мотивацию, чтобы продолжать соревноваться? – У меня большая мотивация в связи с тем, что Олимпиада будет проходить в Сочи. К тому же, на протяжении многих лет я являюсь лидером мужской команды, можно сказать, самый старослужащий в сборной. Подбадриваю ребят, успокаиваю, такой дядька для них. До Олимпийских игр ещё два года, а у нас есть молодые спортсмены, которые могут себя в течение этого времени проявить и показать высокие результаты. Так что за Олимпиаду ещё предстоит побороться. – А что Вы можете сказать о санно-бобслейной трассе в Сочи? – Строительство происходило сумбурно, ведь в его ходе из-за выступлений представителей Гринпис изменилось само место строительства трассы. Переделывали всё в короткие сроки, произошли изменения в проекте, были предприняты попытки замедления скорости. У нас сейчас проектная скорость на трассе должна быть 135 км/час. Например, в Ванкувере скорость должна была быть 140 км/час, а в реале получилось 150 «с копейками». К тому же, в связи с трагедией на Олимпиаде в Ванкувере Международная федерация санного спорта жёстко ограничила скоростные возможности трасс. Спортсменов никто не спрашивает, главное, чтобы было помедленнее и безопаснее. Но в бобслее, где происходит не меньше падений, этого почему-то не делают. – Как Вы усовершенствуете инвентарь, ведь в вашем виде спорта 50% успеха зависит от качества саней? – Технический вопрос очень важен в санном спорте, и подготовка инвентаря, и его качество сказываются на результатах. Мы стараемся идти в ногу со временем, использовать современные технические решения, современные материалы, которые появляются в мире. И соперники нас в этом очень сильно подстёгивают. Немецкая команда постоянно улучшает качество своего инвентаря, и мы стараемся от них не отставать. Альберт Дем

ченко.

33


КЛУБ

ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

ЗА ОКНАМИ ВЕСНА – ВРЕМЯ, КОГДА ВСЁ ОЖИВАЕТ И ПРЕОБРАЖАЕТСЯ, ВРЕМЯ РОМАНТИКИ, КРАСИВОЙ МУЗЫКИ, СЧАСТЛИВЫХ ЛИЦ, ВРЕМЯ ЛЮБВИ. А ЗНАЧИТ, ПОРА ЗАГЛЯНУТЬ В САМЫЙ РОМАНТИЧНЫЙ ГОРОД ЕВРОПЫ – ПАРИЖ

В ПОИСКАХ МЕЧТЫ... Юлия ДОЗОРЕЦ

Х

оть раз побывать в Париже – мечта многих. И большинство из них – наверняка, представительницы прекрасного пола. А как иначе? Где, как не здесь, можно приобрести духи из новой коллекции известной фирмы или приодеться в модном бутике? К тому же, образ французской столицы, созданный многочисленными произведениями литературы и киноискусства, обещает то, чего ищут и к чему стремятся все девушки мира – любви, яркой, возвышенной, всепоглощающей, ради которой стоит жить и за которую не жалко умереть. Впрочем, о чём это я? К любви стремятся все без исключения. Это может быть любовь к человеку, искусству, городу – не важно, главное любовь. А где ещё искать любовь, как не в Париже? Однако не стоит торопиться, иначе разочарование неизбежно. Как и любой образ, Париж, сошедший со страниц и экранов, зыбок и эфемерен, он живёт собственной жизнью, вдали от шумных улиц своего матери34 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

ального прототипа – в наших с вами мечтах. И этот образ легко разрушить, пытаясь распять его на железном каркасе настоящей Эйфелевой башни или усадить рядом за столик в парижском кафе. Поэтому не стоит запихивать его в чемодан вместе с путеводителем и заставлять ехать с вами. Париж – город свободолюбивый, так что оставьте ему свободу выбора. И, может быть, тогда, прогуливаясь по набережной Сены или прислушиваясь к музыке, доносящейся из раскрытого окна, вы вдруг почувствуете его лёгкое прикосновение, ощутите его неуловимый изысканный аромат и поймёте, что город принял вас, раскрыл свою душу и подарил вам частичку себя. Она навсегда останется с вами, видоизменив и дополнив собой Париж вашей мечты, тот самый образ, который вы предусмотрительно оставили дома, но он самовольно увязался за вами и незаметно следовал по пятам, не привлекая лишнего внимания, и только теперь, прикоснувшись к душе реального города, ожил и заиграл всеми красками радуги.


Для справки Париж – столица Франции, важнейший экономический и культурный центр страны. Расположен в северной части центральной Франции, в регионе Иль-де-Франс на берегах реки Сены. Основан в III в. до н. э. Прежние названия – Лютеция, Сите. Площадь –105,4 км2 Население – более 2 млн. чел.

ВЕЧНАЯ ВЕСНА В Париже мне посчастливилось побывать дважды: в середине сентября и в начале апреля. Получилось это как-то само собой, но знающие люди говорят, что именно это время – лучшее для посещения города: не жарко, не холодно, да и туристов не слишком много. Оба раза улицы красовались цветущими каштанами... Да-да, я ничего не путаю, иногда каштаны зацветают второй раз – осенью, ненадолго возвращая весну на готовящиеся к зиме бульвары. Конечно, весной здесь цветут не только каштаны – дорожки скверов усыпаны розовыми лепестками сакур, кустарники с неведомыми простому российскому обывателю названиями одаривают дурманящими сладкими запахами, а на клумбах весело пестрят разноцветные тюльпаны – высаживать цветы ровными полосками и фигурками здесь не принято, куда популярнее «творческий беспорядок» из самых разных растений, растущих вперемешку, но тщательно подобранных по росту и цветовой гамме. Принцип «чем чуднее, тем моднее» актуален не только в ландшафтно-парковом искусстве, но если составленная таким образом клумба у какого-нибудь, скажем, Люксембургского дворца, ничего, кроме восхищения, не вызывает, то облик некоторых парижанок, 35


КЛУБ

ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ одевающихся по похожему принципу, приводит если не к ступору, то к крайнему удивлению. Представьте себе картину: прохладный весенний вечер, температура не больше +100С, днём на солнце +150С. Вы едете в отель на метро, зябко кутаясь в тёплый свитер и проклиная себя за то, что не взяли с собой куртку. И тут на очередной остановке в вагон заходит девушка. Нет, куртка на ней есть – нечто подобное из плохой коричневой кожи и с завязочками на поясе, купленное на вьетнамском рынке в 90-е, вы скрепя сердце носили, а потом радостно положили в ведро. Из-под куртки торчит широкий подол ситцевого платья в мелкий цветочек, из-под платья – посиневшие голые ноги. Во вьетнамках. Чтобы не показаться невежливым, вы переводите взгляд с вошедшей девушки на других пассажиров метро и с удивлением обнаруживаете ещё парочку подобных див, разумеется, с некоторыми вариациями в одежде: на ногах не вьетнамки, а босоножки, к примеру. Или ситцевое платье не в цветочек, а в горошек. Через какое-то время вы понимаете, что вид, в котором ни одна уважающая себя российская девушка даже на помойку не выйдет (а вдруг принц на белом коне подъедет с мешком мусора, а она не накрашена?), абсолютно нормален для парижских улиц. Парижанки вообще в меньшей степени подвержены комплексам, нежели россиянки... Что же касается французских «принцев», они напротив не прочь помодничать. Причём делают это так заразительно, что мода на «французскую небрежность» шагнула и на московские улицы. Чего стоит популярность всевозможных шарфов, свободно повязанных на шее и одним краем закинутых за плечо.

В ТЕСНОТЕ, ДА НЕ В ОБИДЕ Отправляясь в Париж, не надейтесь на великие просторы, большие расстояния, широкие улицы и огромные номера в отелях. Конечно, нет правил без исключений и Елисейские поля – главное тому подтверждение, но в целом французская столица – очень тесная, по-своему уютная. Париж местами отдаленно напоминает квартиру какого-нибудь советского интеллигента: горы книг повсюду, повсю какие-то статуэтки, старая мебель, на которую постоянно натыкаешься, застарелые запахи смешиваются посто с ароматом свежесваренного кофе, откуда-то доносится аро сиплый голос динамика, но несмотря на весь этот бардак, сипл хочется сесть в проваленное кресло, взять с полки альбом хоче репродукций каких-нибудь неизвестных картин и никуреп отсюда не уходить. В Париже тоже то и дело на что-то да о натыкаешься: то на интересное здание, то на маленькое на уютное кафе с чудесным кофе и горячими круассанами ую на завтрак, а старые книги с репродукциями и прочее потрёпанное чтиво в большом количестве ожидают п ссвоего редкого покупателя на специальных лотках набережной неподалёку от Латинского квартала. н Под стать городу и его отели. Самостоятельно выбирая гостиницу, учтите, что парижские «три звезды» отличаются от общеевропейских и в лучшем случае тянут отлич на две. Но есть в них и своё очарование: вид на узкую улочку или во двор, узкие кривые лесенки или кафе внизу. Когда мы были в Париже последний раз, мы жили в ма36 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»


леньком отельчике неподалёку от знаменитого парижского кладбища Пер-Лашез. У нас было два ключа: от номера и от самой гостиницы – на случай, если вернёмся поздно. Номер был со всеми удобствами и старинной мебелью, но развернуться там было сложновато. Зато внизу, в кафе, через которое нужно было пройти, чтобы оказаться на лестнице, ведущей к номерам, вечерами собирались музыканты. На стенах висели пластинки, старинные вещи, в углу стоял патефон, а на окне неизменно встречала всех, кто заходит внутрь, большая пушистая кошка. Однажды вечером мы сидели, слушали песни под гитару, пили кофе. Тут в кафе зашёл пьяненький дядечка лет шестидесяти с белым шарфом на шее. Увидев новые лица, он двинулся к нам и начал что-то говорить на французском. На нашу просьбу повторить то, что он сказал, по-английски, он задумался, а потом красивым жестом закинул край шарфа за плечо и произнес: «Life is beautiful!» («Жизнь прекрасна!»)

ПЕШКОМ К СЕРДЦУ ПАРИЖА По Парижу лучше всего гулять пешком. Конечно, обойти весь город – задача не из лёгких, поэтому если и ваша главная цель – запечатлеть себя любимого на фоне оне всех парижских достопримечательностей, вам лучше воспользоваться автобусным туром. Но если вы хотите те почувствовать и понять город, перемещаться лучше пешком и желательно не в сопровождении группы – лёгкий романтический дух Парижа боится горлопанящих их туристических толп. Прогуливаясь в одиночестве или и под руку с очаровательным спутником или спутницей, й, вы поймете, о чём я. Так что доезжаете до центра – и вперёд, в объятия города. Остров Сите – сердце Парижа, кельтские племена паризеев, с которых и началось освоение берегов Сены, жили тут аж в III в. до н. э. А примерно в 52 году до н. э. сюда пришли римляне, дав своё название поселению – Лютеция. Сначала здесь был небольшой шой гарнизонный городок, а затем он стал разрастаться, обзавёлся всей необходимой по тем временам инфраструктурой: и на острове, и на левом берегу реки были выстроены виллы, термы, акведук, некрополь, театр и два храма. Своё нынешнее наименование город получил уже в IV в. н. э., а сегодняшний облик во многом сохранился со времён масштабной перестройки, задуманной и осуществлённой парижским префектом середины XIX века бароном Османом. По его приказу в Париже были снесены целые кварталы старых построек, а их место заняли ровные проспекты и здания в неоклассическом стиле, характерные для той эпохи. Именно поэтому с высоты птичьего полёта город выглядит как бы плоским. Чтобы в этом убедиться, стоит забраться повыше. Вариантов посмотреть на город с высоты несколько, самые популярные – подняться

37


КЛУБ

ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ на Триумфальную арку, Эйфелеву башню или собор Нотр-Дам. Советую выбрать что-нибудь одно, иначе устанете от очередей, тем более что город отлично видно с любой из этих точек. Поскольку сейчас мы с вами мысленно гуляем по острову Сите, стоит подняться на Нотр-Дам. Поражаясь искусству и фантазии мастеров, возводивших этот готический храм, вспоминаю любимый вопрос моей учительницы по литературе: «Кто является главным героем романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери»?» Правильный ответ – собор. Но только оказываясь здесь, понимаешь, почему это действительно так – на фоне невозмутимого величия древнего храма, пережившего не одну сотню лет и немало повидавшего на своём веку, все человеческие страсти кажутся мелкими и несущественными. Поднявшись наверх, убиваешь сразу двух зайцев: и город видно, как на ладони, и главная изюминка Нотр-Дама, его очаровательные гаргулии и химеры – на расстоянии вытянутой руки. Сейчас химеры настолько слиты с обликом собора, что сложно поверить, что большую часть своей жизни он просуществовал без них – диковинные существа украсили средневековую постройку лишь в середине XIX века, во время реставрации. Ещё одна важная достопримечательность Сите – Святая капелла (Сент-Шапель), расположенная на территории бывшего королевского дворца, уже в XIV веке ставшего тюрьмой и получившего название Консьержери. Консьержери имеет вид старинного замка и навевает мысли о рыцарских турнирах, драконах, древних балладах, однако назначение постройки далеко от сказочного: сегодня здесь находятся суд и прокуратура.

38 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

УЛИТОК В СОУСЕ НЕ ЖЕЛАЕТЕ? Нагулявшись по Сите, можно отправиться в колыбель французской науки – Латинский квартал. Такое странное название квартал получил благодаря латинскому языку, который преподавали в расположенной здесь Сорбонне. Узкие изогнутые улочки, старинные фонари, многочисленные кафе и книжные магазинчики привлекают сюда массы туристов. Но не стоит отчаиваться – места хватит всем. Из кафе Латинского квартала мне запомнилось одно небольшое, с комплексными обедами ценой от 8 до 16 €, в зависимости от размера порции. Мой обед за 10 € включал в себя четырёх улиток, салат, мясо с овощным гарниром, мороженое и кофе. Собственно, попробовать улиток мы сюда и пошли. Улитки традиционно подаются с зелёным соусом, их нужно выковыривать специальными щипчиками, что не так-то просто – ибо соус масляный и улитка скользит. Первый моллюск на удивление быстро поддался, на вкус он оказался похожим на осьминога. Второй же, ловко вывернувшись из моих неумелых рук, шумно плюхнулся в соус, разбрызгивая его во все стороны. Я зажмурилась и вжала голову в плечи. Потом рискнула осторожно посмотреть в сторону соседнего столика. Собственно, соседним его можно было назвать весьма условно – столики в парижских кафе стоят так близко друг к другу, что между ними едва протискивается официант. Там, куда улетела часть моего соуса, с невозмутимым видом сидел вьетнамец, сосредоточенно запихивая французские деликатесы со своих четырёх тарелок в огромную питу. Овощи, картофель фри, моллюски, салат и голубой сыр, красиво


разложенные по тарелкам – всё шло в ход у увлечённого вьетнамца, всё превращалось в однородную массу под его вилкой. Моего зелёного соуса на своей скатерти он не заметил. Должно быть, забавно работать официантом в подобном месте – такого насмотришься! Вообще французы относятся к еде с большой почтительностью, поэтому не ищите здесь на каждом шагу «Макдоналдс» или какой-нибудь ещё ресторан быстрого питания. Культура фастфудов – полный антипод французской культуры принятия пищи, куда входит и сервировка стола, и изысканность и разнообразие блюд, типичных для той или иной местности. Конечно, увеличение темпа жизни и большой наплыв туристов заставили власти пойти на определённые уступки, поэтому «Макдоналдсы» тут тоже есть, но в гораздо меньшем количестве, чем в других странах Европы или в России. Зато ресторанов и кафе на любой вкус более чем достаточно. Стоит помнить, что в ресторанах Парижа время трапез строго регламентировано, поэтому поесть, когда «завтрак уже закончился, а обед ещё не думал начинаться», можно только в бистро или кафе. В ресторане вам в лучшем случае подадут бокал вина или чашку кофе. А если вы пришли в ресторан очень голодным, намекните персоналу, что вы торопитесь, иначе даже прихода официанта придётся ждать довольно долго. И не потому, что они ленивые и заторможенные – просто здесь принято, что сначала клиент должен расслабиться, насладиться беседой со спутником и атмосферой ресторана, уж потом приступать к выбору блюд. А как иначе? Дело-то ответственное, к нему нельзя подходить впопыхах. Особой гордостью французов являются вина и сыры. В Париже в любом самом захудалом магазинчике у метро одних сыров с плесенью около 30 сортов, что уж говорить

о вине. У нас такого не встретишь даже в огромном супермаркете премиум-класса. Про разницу цен на всё это великолепие вообще лучше не упоминать… Поэтому обычным ужином для нас были багет с хрустящей корочкой, огромная сырная тарелка и бокал чудесного красного вина. Красота!

Я НА СОЛНЫШКЕ ЛЕЖУ… Помимо множества ресторанчиков и студенческого городка, в Латинском квартале расположен один из самых знаменитых парков Парижа – Люксембургский сад. В парке расположен Люксембургский дворец, некогда служивший загородным замком вдове Генриха IV Марии Медичи. Прототипом здания стал дворец во Флоренции, где выросла знаменитая итальянка. Сейчас здесь заседает Сенат, а парк вокруг дворца является излюбленным местом отдыха парижан. Здесь можно отдохнуть от городской суеты в тени деревьев, поваляться на газоне или шезлонге или взять напрокат кораблик и запустить его в ближайшем фонтане. Последнее развлечение чрезвычайно популярно среди местной детворы. Сад Тюильри более знаменит, но куда менее уютен – в основном из-за туристических групп, транзитом снующих туда-сюда. Но ближе к вечеру, когда закатное солнце освещает деревья, здесь приятно прогуляться и насладиться тишиной… Вообще Париж – город зелёный, что бы там про него ни говорили. Однажды в прессе я прочла мнение человека, сравнившего Париж и Москву и пришедшего к выводу, что в Москве зелени больше. Если сложить количество деревьев, растущих по окраинам Москвы в различных лесопарковых зонах типа Битцевского парка, может, оно и так, но и

в Париже есть Булонский лес. Что же касается центра, то здесь французская столица явно выигрывает. У нас в самом центре расположен только небольшой Александровский сад, но попробуйте прилечь там на травке – конная милиция тут же объяснит вам, что вы не правы. В Париже лежать можно практически на всех газонах, да и самих парков, скверов и бульваров тут более чем достаточно. Заканчивая тему парков, упомяну ещё об одном – расположенном за пределами города, но безусловно стоящем внимания, – Версале. Версальский дворец, расширенный в эпоху Людовика XIV и ставший его резиденцией, стал своеобразным символом эпохи его правления, а регулярный парк вокруг дворца считается одним из самых крупных в Европе. Дворцово-парковый комплекс в Версале стал прототипом нашего Петергофа, но если создатели Версаля обладали исключительным художественным вкусом и чувством гармонии, то авторы Петергофского ансамбля порой их начисто теряли. В итоге мно-

39


КЛУБ

ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ ги российские туристы, приезжая гие разочарованно фыркают в Версаль, В на классические сероватые здания и фонтаны – они-то ожидали увидеть фо ещё больше золота и всяческих ещ финтифлюшек, а тут банальный фи классицизм… кл

И ЛЮБВИ ИЗ К ПРЕКРАСНОМУ… Безусловно, в Париже есть на что посмотреть, помимо исторических по зданий, кварталов и парков. Музеи зд французской столицы – одни из ф самых посещаемых в мире. Кто не с сслышал об огромной коллекции величественного Лувра и храняв щейся здесь «Моне Лизе»? Само же ж здание – бывший королевский дворец, и наверняка его название знакомо вам по «Трём мушкетёрам». Именно в стенах Лувра плелись коварные интриги и решались судьбы не только героев романа А. Дюма, но и реальных р людей. Впрочем, понимая всю л тщетность попыток объять необътщ ятное и не располагая достаточным ят количеством сил и времени, чтобы ко хотя хот бы вскользь окинуть взглядом все залы музея, мы оставляем Лувр «на «н когда-нибудь в другой раз» и идём ид в не менее знаменитый музей – Орсе. О В основе коллекции Музея Орсе Ор – работы импрессионистов и постимпрессионистов, творивших по во Франции в конце XIX – начале ХХ Ф века. век к Винсент Ван Гог, Поль Гоген, Эдуар Эд ду Мане, Клод Моне, Огюст Ренуар, Сёра – вот лишь несколько ар Жорж Ж имён имё великих мастеров, произведениями ния которых гордится Орсе. Здание музея само по себе инЗ тересно. Оно представляет собой тере переделанный железнодорожный пер вокзал, функционировавший с 1900 вок

40 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

по 1939 гг. Это был первый в мире электрифицированный вокзал, отсюда ходили поезда на Орлеан. Позднее вокзал опустел, и одно время его даже хотели разрушить. К счастью, этого не случилось, и в 1980 году началась работа по его реконструкции. В 1986 г. Музей Орсе распахнул свои двери для посетителей. Есть в Париже и другие музеи: Музей Родена, Музей Пикассо, Музей современного искусства Центра Жоржа Помпиду… Так что любителям прекрасного скучать не придётся. Ну, а если живописи вы предпочитаете музыку, можно отправиться в знаменитую Гранд-опера, самый большой оперный театр в мире. Для поклонников варьете в городе работают несколько кабаре. Одно из самых известных из них – «Мулен Руж» – находится на Монмартре, в квартале художников и прочих людей искусства.

МНЕ СВЕРХУ ВИДНО ВСЁ… Монмартр представляет собой большой холм на севере Парижа, это высочайшая точка города. На самой вершине холма возвышается белоснежная базилика СакреКёр, добраться до которой можно пешком по лестнице или на фуникулёре. На ступенях храма приятно посидеть в погожий день, наблюдая за течением жизни, бурлящей гдето далеко внизу. Здесь, как нигде более, можно мысленно вознестись над обыденностью и насладиться красотой окружающего мира. Не случайно Монмартр стал прибежищем художников на рубеже прошлых веков, и не случайно действие фильма «Амели» о романтичной и оторванной от реальности девушке разворачивается именно здесь. На Монмартре возвышенные устрем-


ления соседствуют с разнузданным весельем, нисколько не мешая друг другу. Спускаясь со ступеней собора к подножию холма, оказываешься на бульварах, представляющих собой парижский вариант «улицы красных фонарей». Здесь же расположены различные кабаре и магазины для взрослых. Монмартр чрезвычайно популярен среди туристов, поэтому здесь довольно людно. Но есть и места, где туристические потоки редеют – кварталы вокруг кладбища Монмартр не пользуются слишком большим спросом, и они бережно хранят атмосферу такого разного Парижа.

ЖЕЛЕЗНЫЙ СИМВОЛ Охватив взором практически все стороны городской жизни, мы както забыли про гигантский символ Парижа – Эйфелеву башню. Она возвышается над однотипными городскими сооружениями, отражается в Сене, со всех сторон внедряется в визуальный ряд городского пространства. Мне кажется, я даже понимаю критиков Эйфеля, обвинявших его в создании чего-то неэстетичного и антихудожественного, портящего гармоничный облик города. Это сейчас мы не представляем Парижа без этой железной конструкции, но поставьте себя на место парижской интеллигенции конца позапрошлого века. Так ли они отличаются от москвичей века прошлого, возненавидевших творение Церетели – гигантского Петра I, стоящего на огромном корабле? Кто знает, может быть, через сто лет, и нелюбимый всеми монумент станет символом Москвы…

Наверное, история возникновения Эйфелевой башни многим известна, поэтому упомяну о ней лишь вкратце. Башня строилась к проведению в Париже 12-й Всемирной выставки 1889 года и должна была стать эмблемой технических достижений века. Ги де Мопассан, один из 300 представителей творческой интеллигенции, подписавших протест в адрес муниципалитета против строительства «бесполезного и чудовищного» сооружения, приходил обедать в ресторан на первом его уровне, мотивируя это тем, что это единственное место в городе, откуда саму башню не видно. Тем не менее, сооружение пользовалось популярностью и очень скоро практически окупило расходы на строительство. Согласно договору, через 20 лет башню нужно было демонтировать, но по истечении срока её оставили для военных целей, разместив на ней радиоантенны. Теперь облик Парижа без Эйфелевой башни невозможно даже представить, а маленькая башенка – самый популярный парижский сувенир. Подниматься наверх или нет – решайте сами. Вид отсюда мало чем отличается от вида с того же Нотр-Дама, но в нём есть один недостаток, который Ги де Мопассан почитал за достоинство – самой башни отсюда не видно, а без неё и Париж – не Париж. Ещё одним недостатком, мешающим обозрению окрестностей, является слишком плотная сетка, в которую с трудом можно просунуть даже малюсенький объектив «мыльницы», что уж говорить о массивной «зеркалке». Такие меры безопасности оправданы – одно время среди прокутивших все деньги повес, несчастных влюблённых и

депрессивных неудачников было в моде приехать в Париж, подняться на Эйфелеву башню и прыгнуть вниз, пытаясь покончить с собой. Они почему-то не догадывались, что пирамидообразная конструкция башни не позволит им долететь до земли, и им, поломанным и израненным, придётся висеть среди железа, ожидая помощи. Как бы то ни было, сегодня ничего похожего проделать не удастся – парижские власти об этом позаботились. По вечерам в опредёленное время башня разукрашивается танцующими огоньками. Это световое шоу привлекает множество людей и создаёт атмосферу праздника жизни. Впрочем, такая атмосфера царит в Париже всегда, причём праздник этот соткан не только из безудержной радости и веселья: есть в нём и нотки грусти, и боль расставания, и прощание с несбывшимися надеждами, и робкое ожидание счастья, которое обязательно будет. На то он и праздник жизни, чтобы утверждать собою жизнь во всём её многоликом разнообразии. Главное, не слишком увлечься погоней за сувенирами и удачными фотоснимками и успеть насладиться им, впитать каждой клеткой, чтобы сохранить на всю оставшуюся жизнь…

41


ИНКА Ж У Ч М Е Ж

Продолжение. Начало в №№ 4 (2008 г.) – 4 (2011 г.).

ЛОДКА-ВЕЗДЕХОДКА Михаил ГОЛИЦЫН АВСТРАЛИЯ Снова собралась команда вездеходцев под знаменитой дмитровской яблоней у дома № 6 по Фабричному переулку. Штурман Дима предложил лететь в Австралию и разложил на столе карту. Гриша взял справочник, коротко рассказал об этом удивительном самом маленьком континенте. Его площадь – 7,7 миллиона квадратных километров, а население – около 20 миллионов человек. На этом континенте всего одна страна – Австралия, со столицей Канберра. Здесь очень мало лесов, они произрастают только на северном и восточном побережье. Кругом степи и пустыни. Много диковин42 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

ных животных, которых нет на других континентах – кенгуру, утконос, ехидна, дикая собака динго. Здесь нет крупных хищников – ни львов, ни тигров. И вот ЛВ приблизилась к Австралии. – Ребята! Смотрите – вон там стая кенгуру! – в восторге закричала Дуняша. – А из «кармашков» у них на животе выглядывают маленькие кенгурята! – посмотрев в бинокль, крикнул Коля. – Давайте подлетим поближе. ЛВ снизилась и зависла над перепуганными кенгуру. Те бросились врассыпную. У одной мамаши из «кармашка» выпал кенгурёнок, опрокинулся на спину и замахал лапками. Гриша выскочил из ЛВ, подхватил


дрожащего кенгурёнка и заговорил по-кенгуриному: – Бириленто кенгуренто тьенто. – Что ты сказал? – задала свой обычный вопрос Аня. – Я сказал, чтобы он не боялся. Давайте догоним стаю. Не прошло и нескольких минут, как ЛВ снова зависла над кенгуру, и Гриша в мощный репродуктор по-кенгуриному произнёс несколько добрых слов. Животные успокоились и окружили опустившуюся на поляне лодку. Первой припрыгнула кенгуру-мама, и Гриша вернул ей малыша, Дуняша и Коля подарили ему игрушки. А в это время неподалёку узкой лесной тропой бежала Дикая Собака Динго. За ней спешили пять уже подросших щенят. Мать всё время тревожно оглядывалась, пересчитывала детей. Особенно её беспокоил самый маленький щенок, который всё время отставал. Оглянувшись в очередной раз, Дикая Собака Динго не увидела малыша, а услышала его жалобный писк. Огромный орёл, схвативший щенка, медленно поднимался вверх. Дикая Собака Динго села на тропе, подняла голову и завыла: «У-У-У». Этот жалобный плач уловил радиолокатор ЛВ. Алёша развернул лодку, и через три минуты она приземлилась на лесной тропе. Дикая Собака Динго рассказала о своей беде и указала на высокую скалу. В бинокль ребята увидели на вершине гнездо орла и быстро полетели туда. В гнезде четверо голодных птенцов, раскрыв рты, требовали пищи. Орёл держал в когтях дрожащего щенка и уже собрался кормить им птенцов. Выскочивший из ЛВ Алёша направил на орла слабый луч лазера, тот упал и затих. Щенок едва дышал. Аня быстро вынула походную аптечку и смазала раны щенка целебным бальзамом. Детёныш раскрыл глаза и улыбнулся, забавно наморщив нос. – А что мы будем делать с орлом? – забеспокоилась добрая Лена. – Ведь без него птенцы погибнут. – Его надо оживить, – сказал Дима. Сказано-сделано. Аня достала из аптечки живительную влагу, побрызгала ей на орла, и он ожил.

– Как тебе не стыдно! – по-орлиному воскликнул Гриша. – Зачем ты похитил маленького щенка? – Мои птенцы всё время просят есть, – оправдывался орёл. – Я не успеваю приносить им еду. Клянусь, больше никогда не буду трогать щенков Дикой Собаки Динго. Теперь буду с высоты своего полёта охранять их. ЛВ опустилась на тропу, где её с нетерпением ждала Дикая Собака Динго и её щенки. Радости не было предела! Забегая вперёд, скажу, что маленький, слабенький щенок Дикой Собаки Динго стал каждый день делать гимнастику – бегал, прыгал, взбирался на крутые горы. Он стал самым сильным в стае и теперь всегда бежал первым. А орёл несколько раз выручал стаю из беды. ЛВ продолжила своё путешествие. Потянулись ухоженные зелёные поля кукурузы, риса, пшеницы. – Ребята! А что там за серое поле? – Маша и Аня удивлённо смотрели в иллюминаторы. – Да ещё шевелится! ЛВ пошла на снижение, и ребята увидели тысячи кроликов, которые с аппетитом поедали посевы. – Вы не знаете, что эти милые животные являются бичом сельского хозяйства Австралии? – вступил в разговор Гриша. – Они уничтожают значительную часть урожая. Давайте мы их разгоним. ЛВ снизилась, Алёша включил мощную сирену, которая завыла дикими голосами. Кролики, сломя голову, бросились врассыпную.

43


ИНКА Ж У Ч М Е Ж

– А теперь полетим вдоль восточного побережья Австралии. Алёша развернул ЛВ и вскоре показался крупнейший в стране порт – Сидней. В трюмы огромных пароходов-углевозов непрерывным потоком транспортёры грузили «чёрное золото», как образно называют ископаемый уголь. А добывали его неподалёку – в обширных карьерах, где работали мощные экскаваторы и самосвалы. Пролетев ещё две тысячи километров, ребята увидели ещё один «угольный» порт – Боуэн. – Ещё в Австралии есть пустыни, – сказал Дима. – Они занимают большие площади в центральной части континента. Но мы уже были в Сахаре и много нового здесь не увидим. Пора возвращаться домой. Перед отлётом Маша накормила ребят австралийскими бифштексами с бананами и шоколадным тортом «Бумеранг». ЛВ взмыла в голубую высь и взяла курс на Дмитров.

АНТАРКТИДА – Ребята! А не полететь ли нам на самый юг Земли, в страну вечных льдов – Антарктиду? – предложил Дима друзьям, собравшимся зимним вечером в Тёплом Стане, что на юге Москвы. – Но сейчас зима, а там и летом, наверное, не жарко? – Аня вопросительно посмотрела на Диму. 44 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

– Когда в северном полушарии зима, то в южном – лето, – объяснил Дима. – А почему так? – поинтересовались Дуняша и Коля. – Зимой северное полушарие как бы отвернулось от Солнца. Ведь даже в полдень Солнце стоит очень низко над горизонтом и почти не греет, да и светит у нас всего 7 часов из 24. А на Северном полюсе оно не светит совсем: там полярная ночь. А летом всё наоборот – на полюсе солнце светит весь день и всю ночь напролёт. – Вот почему мы полетим в Антарктиду сейчас – там лето! – обрадовались Маша с Аней. – Да, но это не значит, что там тепло. Так что одевайтесь по-зимнему. Вездеходцы заняли свои места, пристегнули ремни, Алёша положил палец на кнопку пускового механизма и скомандовал: «На старт! Внимание! Марш!», и ЛВ взмыла в голубую высь. Дима проложил курс на карте земного шара – строго на юг. Мерно работали реактивные двигатели. Ребята приумолкли. Каждый думал о чем-то своём. ЛВ стремительно неслась к югу. Миновали Чёрное море, Турцию, огромный Аравийский полуостров, Красное море, пролетели между Африкой и крупным зелёным островом Мадагаскар, пересекли юг Индийского океана и увидели вдали Антарктиду. – Антарктиду называют ещё «белым континентом», – нарушил молчание Дима. – Это гористая местность площадью 14 миллионов


квадратных километров; она покрыта вечными льдами – ледниками толщиной в несколько километров. Льды медленно сползают с гор и рушатся в море, рождая плавучие ледяные горы – айсберги. Ребята увидели в море несколько таких ледяных гор. – Куда плывут айсберги? – поинтересовался Коля. Дима рассказал, что морские течения «развозят» айсберги по морям-океанам, и встреча с ними не сулит ничего хорошего. Натыкаясь на них, корабли идут ко дну. Так в начале ХХ века в Атлантическом океане погиб огромный лайнер «Титаник». – А зачем натыкаться на айсберги? Ведь есть локаторы, которые «видят» даже ночью, – пожал плечами Коля. – Это сегодня есть, – пояснил Дима. – А раньше их не было. И ещё: над водой торчит только небольшая часть айсберга, остальная часть погружена в воду. Даже обходя айсберг стороной, можно наткнуться на подводную его часть и получить пробоину. – В айсбергах, – добавил Гриша, – заключено огромное количество пресного льда. Существует полуфантастический проект – мощными кораблями «подтаскивать» плавающие ледяные горы к берегам стран, где мало пресной воды, например, к побережью Европы. – Ребята! Смотрите – там фантазия наяву! Вдали небольшой буксир спокойно тянул на север огромную ледяную гору. ЛВ направилась к береговым ледяным скалам. С них посыпались в воду какие-то чёрно-белые точки. – Друзья! – воскликнул Гриша, – да ведь это пингвины! Красота-то какая! Подлетели поближе. – Они похожи на маленьких человечков! – воскликнула Маша. – Посмотрите, как они забавно топают ножками! – А что это за фонтаны в море? – удивилась Дуняша. – Эти фонтаны воды выбрасывают киты – самые большие животные на Земле, – сказал

Алёша, глядя в бинокль. – Их длина достигает 30 метров, а вес 160 тонн! Такой кит в сорок раз тяжелее самого крупного слона! – Ребята! – воскликнули вместе Дуняша и Аня. – Смотрите, кит плывёт на одном боку и очень медленно. – Эй! Китенто! Что с тобоетно? – громко по-китиному закричал Гриша. Кит ответил, что китобои ранили его в бок. Рана глубокая и очень болит. – Плывиенто сюданто, скореенто! – позвал Гриша. Кит развернулся и подплыл к ребятам, которые быстро его вылечили. – Спасибо, – по-китиному поблагодарил кит и предложил прокатить всех ребят вокруг айсбергов. Вездеходцы с радостью забрались на кита и отправились в поход. После прогулки ребята сильно проголодались и обратили свои взоры на Машу, которая раскинула скатерь-самобранку, та быстро приготовила обед. Должен сказать, что у ребят питание было организовано, как у космонавтов. В специальных тубах (больших тюбиках) находились их любимые блюда – борщ, кислые (бабушкины) щи, раз45


ИНКА Ж У Ч М Е Ж

личные вторые блюда. Каждый тюбик имел свой цвет. Правда, прилетая в какую-нибудь страну, ребята старались разнообразить своё меню местными деликатесами. Неожиданно к вездеходцам подошла стайка пингвинов. Симпатичные пришельцы, ничуть не стесняясь, с любопытством поглядывали на разноцветные тюбики. Ребята попробовали покормить их картофельным пюре, но пингвины отказались – всю жизнь они ели только рыбу. – Пора в путь, – сказал командир. – Сначала облетим весь континент, а потом решим, что делать дальше. Команда заняла свои места, все пристегнули ремни, Алёша положил палец на кнопку пускового механизма и скомандовал: «На старт! Внимание! Марш!», и ЛВ взмыла ввысь. Дима рассматривал карту Антарктиды и рассказывал ребятам о ледовом континенте. Открыл Антарктиду в 1820 году великий русский мореплаватель Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен – исследователь многих морей и океанов. В центре её находится Южный полюс, открытый в 1911 году великим полярным исследователем, норвежцем Руалем Амундсеном. – Да вот он полюс, под нами! – сообщил Дима. – Давайте тут и сядем. ЛВ плавно опустилась на бескрайнюю снежную равнину. Ребята вылезли и захотели найти точное место Южного полюса. Но ничего не нашли. 46 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

– А на Северном полюсе, – с гордостью продолжил Дима, – открытом российскими исследователями, на высоком шесте развевается наш флаг. Правда, земли там нет, под полюсом – толща воды в несколько километров. Ведь он находится в Северном Ледовитом океане. На склоне горы ребята заметили небольшую проталину, а на ней мох и лишайники. – Других растений – кустарников и деревьев, – сегодня в Антарктиде нет. Но триста миллионов лет назад климат здесь был тёплый и влажный, поверхность покрывали леса и болота. – А как об этом узнали люди? – изумилась Аня. – В недрах Антарктиды найдены пласты каменного угля, которые образовались из остатков этих лесов и болотных растений. – А что внутри Антарктиды? – спросил любознательный Коля. – Под толщей льда находятся различные горные породы, в которых много полезных ископаемых, – пояснил Алёша. – Мы в этом сможем убедиться сами, совершив путешествие вглубь континента. – Ур-ра! – дружно ответили ребята. ЛВ стала медленно погружаться в ледяной панцирь Антарктиды. Армированные алмазами фрезы легко вгрызались в лёд. На глубине нескольких метров лёд стал совершенно прозрачным, как стекло. Прожектора освещали всё вокруг. – А что это за серенькие слои во льду? – поинтересовалась Дуняша. – Откуда они взялись? – Это годичые слои, – пояснил Гриша. – Летом, когда снега почти не бывает, ветры приносят мельчайшую пыль, которая витает в мировом пространстве. Она оседает на поверхности льда, так «родятся» серенькие слои. А зимой всё заносит снегом, который потом уплотняется и превращается в лёд. И так каждый год. По этим слоям люди определили возраст антарктических льдов – от трёх до пяти тысяч лет.


ЛВ продолжала свой путь. Ребята не отрывались от иллюминаторов. Гриша каждые десять годовых слойков отмечал в дневнике галочкой. Когда он отметил восемнадцатую галочку, Коля вдруг закричал: «Смотрите, там лежит человек!» Алёша подрулил поближе. Путешественники увидели вмерзшего в лёд человека в меховой одежде и унтах. Его бледное лицо было спокойно, губы плотно сжаты. Из-под шапки выбивались русые волосы. – Ребята! – взволнованно сказал Гриша. – Сто восемьдесят лет назад здесь была экспедиция Беллинсгаузена. Это наш русский человек! – Давайте попробуем его оживить! – предложила Аня. Сказано-сделано. Аня окропила человека своим снадобьем, и он открыл глаза. – Долго же я спал! – были первые его слова. Ребята его накормили, напоили и услышали следующее: – Кличут меня Иваном Морозовым, я матрос с корабля «Мирный» Беллинсгаузена. Вчера я заблудился во время бурана, упал и заснул. Спасибо, что вы меня разбудили. Наш корабль и его командир должны быть где-то неподалёку, в бухте. Сам я из Сибири, из Томска, там остались жена и двое малышей. – Иван, ты заснул сто восемьдесят лет назад! – сказал Гриша. – И если бы мы тебя не нашли, проспал бы ещё тысячи лет! Потом ребята, перебивая друг друга, рассказали Ивану Морозову о том, что было в России и мире за время его сна, с грустью поведали, что Фаддея Беллинсгаузена давно

уже нет в живых, его прах покоится в русском соборе в Таллинне, столице Эстонии. Удивлению Ивана не было предела. Забегая вперёд, скажу, что вездеходцы отвезли Ивана Морозова в Томск, где он разыскал своих потомков. ЛВ продолжила путешествие вглубь Антарктиды; на глубине 2743 метра лёд кончился. Мощные фрезы начали крушить горные породы. Лодка сбавила ход. Специальные приборы «прощупывали» всё вокруг. Алёша взрывал небольшие заряды, колебания от них уходили в окружающие породы, отражались от них и отмечались на экране. Ребята узнавали, какие породы их окружают на расстоянии ста и более метров, какие полезные ископаемые в них находятся. – Справа от нас вижу золотую жилу, – обрадованно произнёс Алёша. – А что такое жила? – спросила Аня. – Под действием подземных сил земля растрескивается, трещины заполняют магматические растворы, из которых рождаются различные руды и драгоценные минералы. – Алёша повернул ЛВ направо и подрулил к ослепительно белой жиле, в которой блистали крупные и мелкие самородки золота. Ребята зачарованно смотрели на это чудо природы. Обнаружили ещё несколько богатых золотом жил. – Это настоящее большое месторождение одного из самых ценных металлов, – вступил в разговор Гриша. – А какие ещё есть ценные металлы? – поинтересовался любознательный Коля. – Самые ценные, кроме золота, – платина и серебро, – пояснил Гриша. – Но есть ещё много других полезных металлов – медь, свинец, цинк, вольфрам, молибден, кобальт, никель… Путешествие подходило к концу, ребята прощались с ледовым континентом, где узнали столько нового и интересного, прощались со снежными равнинами, ледяными скалами, огромными айсбергами, вокруг которых гигантские киты извергали искрящиеся на солнце фонтаны. Продолжение следует. Рисунки Михаила и Натальи Голицыных, Ани Андреевой. 47


ИНКА Ж У Ч М Е Ж ВЕСНОЙ На деревья ты взгляни! Там, где были почки, Как зелёные огни, Вспыхнули листочки.

КРАПИВА Почему так сиротливо У пенька стоит крапива? Потому что жжётся очень – Кто с такой дружить захочет? Рис. Тани Семёновой.

Алина Будилина, Деденевская школа.

ПОДРУЖКА – БЕРЁЗА Зима надоела, метели, морозы И мне, и подружке любимой – берёзе. Всю зиму мы с нею кормили пичужек. Но очень устали от холода, стужи. Берёза ветвями уныло качает, О ветре и ливне весеннем мечтает. Ей хочется сбросить пустые кормушки, Расправиться статью от ног до макушки, Встряхнуться несмело, немного с опаской Отбросить в сердцах свою сонную маску. Рвануться навстречу весеннему солнцу, Пролиться на землю берёзовым соком. Ирина Плесская, Рогачёвская школа. Рис. Карины

Сурниной.

*** Ветерок весенний пёрышко пригнал, Котик – серый лобик, пёрышко поймал, Веселился котик, бегал и играл, Ветерок весенний тихо наблюдал. Воробей чирикнул: «Где моё перо?» Улетело пёрышко в открытое окно. Котик опечалился: «С кем теперь играть? Может, воробьишку серого поймать?» Вита Пьянкова, Дмитровская школа № 9. 48 «СЕВЕРНАЯ ЖЕМЧУЖИНА»

Рис. Вики Хон.


8 5

8

9

(индекс издания)

«Северная жемчужина»

Количество комплектов

(наименование издания)

На 2012 год по месяцам

3

Куда

4

5

6

7

8

9

10 11 12

(адрес)

(почтовый индекс)

Кому Линия отреза

ПВ

место

ДОСТАВОЧНАЯ КАРТОЧКА

литер

На журнал

8 5

8

9

(индекс издания)

«Северная жемчужина» (наименование издания)

подписки

Стоимость

7

руб.

каталожная переадресовки

коп.

руб.

Кол-во компкоп. лектов

руб.

коп.

На 2012 год по месяцам

1

почтовый индекс

2

3

4

5

город село область район

код улицы

дом

корпус

улица

квартира

Фамилия И. О.

6

7

8

9

10 11 12

Уважаемые читатели!

2

1

Наш подписной индекс: 78589

АБОНЕМЕНТ на журнал 7

Для этого нужно: заполнить квитанцию и оформить подписку в любом почтовом отделении.

Бланк заказа периодических изданий

Всех, кто ещё не оформил подписку на журнал «Северная жемчужина», приглашаем сделать это.

Федеральное государственное унитарное предприятие «ПОЧТА РОССИИ» Ф СП-1


Северная жемчужина  

№ 1 - весна 2012 года

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you