__MAIN_TEXT__

Page 68

Рассказывает Геня Токарская Я родилась в Минске Белорусской ССР 6 сентября 1926 года. Моя девичья фамилия Ботвинник. В нашей семье было трое детей: я и два брата, старший и младший. Когда началась война, мы не смогли бежать, т.к. я болела. Так мы остались в Минске. Немцы вошли в город 3-го июля 1941 года и сразу объявили, что евреи должны носить желтые звезды и не ходить по тротуарам. Через 2 недели они организовали гетто, обнесли его колючей проволокой и велели всем евреям переселиться туда. Вокруг района, где было гетто, постоянно дежурила немецкая охрана и полицейские из местных жителей. Мужчин из гетто забирали в концлагерь на ул. Широкой. Начались погромы. Самый большой был 7-го ноября 1941 года. В этот день погиб мой дед Самуил Ботвинник. Мы чудом остались живы, потому что спрятались в погребе за дровами. После каждого погрома немцы переселяли оставшихся в живых в другой район гетто. 2-го марта 1942 года был еще один большой погром. Мы остались живы, т.к. наша семья была рабочей и имела пропуска (аусвайс). Я работала на кирпичном заводе. А в июле был опять большой погром, который длился 4 дня. Во время этого погрома погибла вся наша семья: мама Эстер, две папины сестры, Рася и Йоха, и дочь Раси, Маня. Они были задушены в душегубке. Я осталась жива, потому что была на работе. Нас продержали на работе 4 дня, т.к. рабочую силу не трогали. Когда я вернулась домой, то не нашла никого из родных. Там же, в гетто, погибли родители мужа с тремя детьми. Невозможно описать все ужасы, которые я пережила в гетто. Я решилась бежать, присоединившись к людям, которые направлялись в семейный партизанский отряд. Отряд находился в Налибожской Пуще. Командиром его был Бельский. Немцы пытались уничтожить нас, но мы прятались на болотах. И все равно многие погибли. Мне было суждено выжить. В 1944 году я вернулась в освобожденный Минск. Город был полностью разрушен. Я узнала, что мамины родители и ее брат и сестра с детьми (7 человек) были уничтожены в Сморгуне (Западная Белоруссия). Оба моих брата тоже погибли: старший – на фронте под Ленинградом, а младший – в партизанском отряде. Мне пришлось начинать жизнь с нуля. У меня не осталось ни дома, ни родни, ни близких.

68

Геня Токарская. Genya Tokarskaya.

Дед Самуил с детьми. Grandfather Samuil with children.

Profile for Andy Reev

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Profile for infobook
Advertisement