__MAIN_TEXT__

Page 64

Рассказывает Залман Полотт Память воспроизводит эпизоды прошлого примерно с пяти лет. Я родился в Риге. Отец, Шолом Шахне Израйлевич Полоцкой, преподавал иврит и историю. Потом я узнал, что он был аспирантом у знаменитого историка Тарле в Петербурге, написавшего книги о Наполеоне. Отец занимался сионистской деятельностью и его предупредили, что могут арестовать, и он предусмотрительно уехал обратно в Ригу. Он свободно изъяснялся на русском, английском, немецком, латышском и иврит. Мама работала в типографии газеты. Начало войны. Мама стала звонить брату отца, Вульфу, советуясь, что же делать. Уехать или остаться? Мама решила, что нам лучше уехать. Шолом Шахне Израйлевич Моисей Полоцкой Вульф с женой и двумя детьми решили остаться. Полоцкой Moses Polotsky Когда я бывал у них в квартире, на меня производило Sholom Shakhne Israilevich впечатление обилие книг. Везде, с полу до потолка Polotsky – полки с книгами. Это была основная причина, почему они остались, и это стоило им жизни. Мой отец имел трёх братьев. Двое из них, Гирш и Моисей, обосновались в Петрограде. Моисей решил Справка. пробраться в Палестину. Это был 1918 год. Русские За первые шесть месяцев оккупации Латвии нацисты и их пособники из мествоевали с немцами, и ему надо было перейти ного населения уничтожили 90% еврейского населения страны, составлявшего до линию фронта. Его поймали и на ночь заперли в войны 95 тысяч человек. Из 45 тысяч евреев, живших в Риге в июле 1941 г., к концу сарае. За ночь он сделал подкоп и был таков. Через года осталось в живых только 4800 человек. В первые дни оккупации латвийские Латвию, Польшу и дальше на юг он достиг цели и националисты сами устраивали погромы, избивали, насиловали и убивали евреев, жгли синагоги с находившимися там людьми. Тысячи евреев согнали на пляжи и обосновался в Хайфе. расстреляли. Оставшихся в живых загнали в гетто, где провели «селекцию»: тех, Итак, когда нависла угроза оккупации Риги кто мог работать, отделили, а старых и немощных эсэсовцы с помощью латышнемцами, родители решили уехать. Никто не знал ских полицейских вывезли в лес Румбула и расстреляли. и не понимал, что происходит. Шли к вокзалу К концу 1943 г. практически все еврейское население Латвии было уничтожено. пешком мимо разбитых витрин магазинов. Из окон «The Holocaust Chronicle», Publications International, Ltd., 2000 постреливали. Мы сумели попасть на последний поезд, уходивший из Риги. А сейчас я вернусь к книгам. Я имею в виду книги библиотеки Вульфа - брата отца. Когда мы вернулись в Ригу, где-то в июне 1945 года, наша квартира была разграблена. Вульф и его семья исчезли. Ни слуху ни духу. В конце 1945 года, помню, получили открытку от Моисея. Он писал открытым текстом, так, чтобы все могли читать. Мы перепугались. Было опасно иметь родственников за границей. Но осмелились ответить такой же открыткой. И так, редко, раз или два в год, мы обменивались посланиями. Он сообщил, что пытается узнать, что произошло с его братом Вульфом (Зев) и его семьёй. По его сведениям, они были убиты не немцами, а местными бандитами. Он разослал по многим странам письма в надежде, что может быть где-то сохранились книги брата. Каждая книга имела его факсимиле - печать с его фамилией. Два года шла переписка, поиски, предъявление доказательств родства и т.д. И что вы думаете? В Израиль, на имя Моисея Палмона (так он изменил свою фамилию) стали приходить посылки с книгами. Книги погибшего, пережившие своего владельца, сохранились, чтобы рассказать о том страшном времени. И люди, их сохранившие, знали им цену и имели мужество и совесть их вернуть. Не все книги, а только 256 из его библиотеки. Дядя сделал приписку, как книги попали в Израиль, и передал их в Хайфскую библиотеку, где они нашли вечный приют. Ниже копия приписки на иврите. Перевод гласит: «Эти книги – остаток большой библиотеки Менахема Зева Полоцкого (пусть покоится он в мире) из Риги, Латвия. Координатор департамента образования для евреев в Министерстве Образования преподавательской системы конгрегации евреев в Латвии, который отдал себя полностью священной работе образования, обучению языку и культуре евреев, погиб в Холокосте. Он и его семья – жена Рахиль, сын Амиэль и дочь Рива – погибли от рук нацистских палачей во Второй мировой войне. Его библиотека была разграблена и остатки были найдены и прибыли в Израиль к его родным, которые передали их в дар фонда Библиотеки Университета Хайфы в память о тех, кого мы потеряли».

64

Profile for Andy Reev

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Profile for infobook
Advertisement