__MAIN_TEXT__

Page 50

Рассказывает Зоя Никифорович Когда началась война, мы жили на даче под Минском в поселке Дрозды – сестра Аня (12 лет), я (мне было 2 года) и наша няня Матрена Ивановна Адамович. Мама и папа, как и все работающие родители, приезжали к нам по воскресеньям. Мама, Рива Соломоновна Ходакова, по профессии врач, с первых дней войны оказалась на фронте, прошла всю войну и дошла до Берлина. Папа, Наум Львович Финкельштейн, успел довезти нас только до города Орши, так как ему надлежало явиться в военкомат по месту жительства. Он погиб осенью 1941 года в боях под Могилевом. Конечно, я не могу помнить начало войны, знаю обо всем лишь со слов Матрены Ивановны. Оказавшись в Орше с двумя еврейскими детьми, она поняла, что в этом городе, занятом фашистами, выжить невозможно. И она повела нас, в основном пешком, в какое-нибудь тихое место. Иногда кто-то, сжалившись, подвозил на подводе. Так мы попали в деревню Горбацевичи, где нас пустили к себе в дом Иван и Агата Васильчонок. Эти благородные люди Матрена Ивановна Адамович. Фото 1962 г. приютили нас просто по доброте душевной, так как Matryona Ivanovna Adamovich. Photo 1962 . у нас не было денег и вообще ничего, чтобы платить за ночлег и еду: как и большинство беженцев, мы уехали, в чем стояли. Но самое главное – они рисковали жизнью! К тому времени стало уже ясно, что фашисты уничтожают не только евреев, но и тех, кто осмелился укрывать их или даже просто не донести на человека, в котором заподозрили еврея. С первых дней Матрена Ивановна стала помогать Агате по хозяйству: она умела делать любую работу – жать, косить, доить корову и все, чем занимались сельские жители. Позже работала и у других людей в этой деревне, рассчитывались с ней в основном продуктами. Некоторые жители деревни довольно быстро разобрались, что мы с Аней – еврейские дети, и донесли в немецкую комендатуру. На наше счастье, старостой в этой деревне был замечательный человек по фамилии Пантюх. К сожалению, не помню ни его имени, ни имени его жены, которая прибежала к наМоя мама с дочерьми Аней (слева) и Майей (умерла в 1937 году). 1936 г. шей хозяйке Агате и предупредила, что вот-вот к нам My mother and her daughters Anya (left) and Maya (died in 1937). 1936. явятся полицаи с обыском. Мы тогда успели убежать в лес. При следующем таком же предупреждении Агата спрятала нас в погребе и завалила картошкой. Ситуация стала угрожающей: если бы нас нашли, то неминуемо вместе с нами погибли бы и наши хозяева. И было решено, что дочка хозяев Анна Васильчонок, которая была связана с партизанами, отведет к ним нашу Аню. После ухода Ани нас оставили в покое, тем более что Матрена Ивановна крестила меня в православной церкви, выдав за своего ребенка. Примерно через год наша Анечка погибла «смертью храбрых, выполняя задание командования партизанского отряда». По крайней мере именно так было написано в справке, выданной нашей маме в 1945 году Штабом партизанского движения. Какое задание могла выполнять 13-летняя девочка, – одному Богу известно. После освобождения Беларуси мама разыскала нас благодаря сестре Матрены Ивановны – Анне Ивановне, которая жила в деревне Глисновка, позже переименованной в Борки, Полоцкого района Витебской области. К тому времени Анна Ивановна уже знала, где мы находимся. В 1945 году мама демобилизовалась, приехала за нами, и мы вернулись в родной Минск. Позже мама вышла замуж второй раз, и Матрена Ивановна нянчила еще и мою сестру Свету, которая родилась в 1947 году. А когда я вышла замуж, Матрена Ивановна переехала ко мне. Она растила и мою дочь Катю и до конца своих дней была не просто равноправным членом нашей семьи, но самым родным и близким человеком. Умерла Матрена Ивановна Адамович 6 августа 1986 года в возрасте 93 лет. Посмертно ей присвоено звание «Праведник мира». Памятная мемориальная доска с ее именем установлена и у здания нового Иллинойского музея Холокоста.

50

Profile for Andy Reev

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Profile for infobook
Advertisement