__MAIN_TEXT__

Page 48

Рассказывает София Калмыкова В центре традиционно населенного евреями района Одессы – на углу Ришельевской и Большой Арнаутской в доме №36 в начале 20 века жила большая семья Ханы и Вольфа Коган. Ювелир Коган был известным человеком в общине, семья жила в относительном достатке. У них было шестеро детей: Роза (Елена, 1899 г.р.), Леонид (1901 г.р.), Сарра (1904 г.р.), Рая (1906 г.р.), Елизавета (1908 г.р.) и Мария (1910 г.р.). Роза вышла замуж и уехала в Москву. Вслед за ней уехала в Москву, где вышла замуж за Иосифа Манзона, и Рая. Обзавелась семьей Сарра, муж которой архитектор Сергей Романов, обвиненный в сотрудничестве с румынской сигуранцей, был расстрелян НКВД в 1941 г. Вышла замуж в 1930 г. и Мария. Ее муж Ейль Гороховский был арестован, но спустя год выпущен из застенков НКВД полуслепым инвалидом. В 1935 г. у Марии и Ейля родилась я, София. Вольф Коган скончался в начале войны. Ушли на фронт и прошли всю войну мужья его дочерей. Оставшимся в Одессе, к которой приближался враг, удалось эвакуироваться. Но бабушка Хана уезжать отказалась, заявив, что немцы – не петлюровские бандиты, а европейцы. С ней остались дочь Рая и внучка Инночка. Утром 23 октября 1941 г. улицы города представляли страшную картину. На фонарях и деревьях центральных улиц висели тысячи людей. Это была первая «акция» оккупантов в ответ на взрыв румынской комендатуры. 23 октября стал для Одессы Днем памяти жертв Холокоста. В этот день по приказу коменданта, действующего по прямому указанию диктатора Антонеску, всем евреям было предписано двигаться в село Дальник. Десятки тысяч людей (старики, женщины и дети) согнали в колонны, конвоируемые румынскими солдатами, а также полицаями из немцев-колонистов (фольксдойче), русских и украинцев. Эти марши по «дороге смерти» продолжались всю жестокую осень и зиму 1941–1942 гг. Выживших трагический конец ожидал в концлагерях Березовки, Доманевки, Константиновки, Багдановки и др. (в сегодняшней Румынии Антонеску реабилитирован!). В одной из таких колонн людей, обреченных на ужасную смерть, видели Макса Кюсса – военного дирижера, композитора, автора вальса «Амурские волны». Моя бабушка Хана, тетя Рая и ее дочь Инна тоже были в этой колонне... Вспоминая убийство миллионов людей и среди них членов моей семьи, я присоединяю свой голос к тем, кто помнит: «Holocaust – Never more!» Хочу надеяться, что в новом музее Холокоста в Скоки малоизвестная американцам трагедия евреев юга Украины и Молдавии получит достойное освещение. Это нужно не мертвым – это нужно живым. Never Forget!

Хана Коган (1879–1941). Khanа Kogan (1879-1941) .

Инна Манзон (1933–1941). Inna Manzon (1933-1941) .

48

Profile for Andy Reev

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Profile for infobook
Advertisement