__MAIN_TEXT__

Page 34

Рассказывает Абрам Розенталь В материалах Нюрнбергского процесса имеются данные о концлагере Клога, который находился в 44 км от Таллина; приведены сведения о том, как фашисты во время наступления советской армии пытались уничтожить следы своих зверств, как они вынуждали узников готовить костры, как расстреливали их, сжигали убитых и т.д. Только 19 сентября 1944 года было уничтожено 2000 человек. Тем не менее, отдельным заключенным удалось спастись. В их числе был брат нашей матери Борух Мерин. После освобождения из концлагеря он попытался остаться в Москве, где жили его брат и сестры. Но в органах, выдававших документы на проживание, он столкнулся с проявлениями антисемитизма и решил уехать за границу. Побывал в разных странах, с 1952 года жил в США. Написал книгу на идиш «From Rakev to Klooga», где изложены детали его биографии и описано, как некоторым узникам концлагеря удалось избежать смерти. Книга опубликована в 1969 году в Нью-Йорке, издательство «CYCO», она есть в Израиле, в мемориале «Яд Вашем», в библиотеке Чикагского университета и в других библиотеках США. Борух посвятил книгу памяти своей жены Лины (1908 г.рожд.) и двух сыновей, погибших во время оккупации. Борух родился в Ракове в 1900 году. Раков - это местечко в Белоруссии, в 35 км от Минска, после гражданской войны оно находилось на территории Польши. По данным, приведенным в интернете, фашистами в Ракове во время оккупации было сожжено 980 евреев в синагоге и 112 человек расстреляно на кладбище. В семье, в которой родился Борух, было десять детей - три брата и семь сестер. Отец их - Абрам Мерин (1858 - 1917), мать - Цива, до замужества Ботвинник, (1862 - 1919). Первой родилась дочь Эстер, затем - сын Калман; задолго до войны они уехали из Белоруссии. Третья дочь - Либа, четвертая - Рахиль; они оставались на территории, оккупированной немцами. После них родились еще три дочери - Сара, Рива и наша мама Шейна-Хана; до войны они тоже уехали из Белоруссии. На оккупированной территории остались младшие из детей - Борух, Шифра и Исаак. Либа и ее семья, по-видимому, были в числе тех, кого сожгли в синагоге в Ракове. Когда началась война, Рахиль находилась в Минске и вряд ли осталась в живых; мы о ней ничего не знаем. Борух с 1927 года жил в Вильнюсе. У Шифры было двое детей; они, вероятно, были сожжены в Ракове. Исаак, по-видимому, погиб в Минском гетто. Жил Борух одиноко, до последних дней почти не имел связей с родными и лишь иногда присылал весточку о себе в Москву старшему брату. Позже с ним переписывалась и изредка звонила ему наша мама. Умер Борух в 1983 году. В последние годы его жизни с ним контактировал Хема Левин - сын Эстер Левиной, которому, после значительных усилий, удалось покинуть Россию и вместе с семьей переехать на ПМЖ в Израиль. Расходов у Боруха Мерина было мало. Часть средств он оставил родным и знакомым, остальное завещал госпиталю и университету в Иерусалиме, Техниону в Хайфе, министерству обороны Израиля. Из числа тех, кого можно считать относящимися к семейству Мериных, некоторые остаются в России, другие живут в Израиле, США, странах Западной Европы. Мой брат Александр с женой живут в Израиле. Я с женой с 2000 года проживаем в Чикаго, куда приехали для воссоединения семьи.

Борух Мерин. Borukh Merin.

Либа с семьей. Liba and family.

34

Profile for Andy Reev

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Profile for infobook
Advertisement