__MAIN_TEXT__

Page 32

Рассказывает Владимир Калмыков У моего деда Эли Левина и его жены Мейты было пятеро детей: Голда, Шейна (Соня), Моисей, Зельда (Зина, моя мать) и Малка (Маня). Мейта вскоре скончалась и все заботы о большой семье легли на плечи отца – Эли Левина и старшей дочери Голды. В 1917 году умер и отец. Осиротевших детей хотели отдать в приют, но они решили не расставаться, несмотря на нужду и трудности. Затем Голда вышла замуж за Мойше Шраге, вернувшегося с Первой мировой, и уехала с ним к его родителям в село Романовка. Их сын Эля, после смерти отца и матери попавший в детдом, пропал без вести в 1941 году. Моя тетя Шейна вышла замуж за Берла Ольховского. Семья жила в местечке Ингулец недалеко от Кривого Рога. У Шейны и Берла было трое детей – Малка (Маня), Семен и Люсик. Маня хотела поступить в учительский институт в Одессе, 15-летний Сема мечтал выучиться на агронома, а младший Люсик еще учился в школе. Брат и сестра Левины – Моисей и Зельда работали на мельнице и в сыроварне в местечке Калининдорф. Здесь Моисей встретил свою будущую жену Фриду и увез ее, спасая от Голодомора, в Донбасс, где он и Берл работали на шахте. Моя мама Зельда с младшей сестрой Маней уехали в Одессу. Там мама вышла замуж за сына сапожника Шуру Калмыкова. Они полюбили друг друга и прошли рядом всю свою недолгую семейную жизнь. В Одессе родился я. В 1937 г. родители, в любую минуту ожидавшие ареста, отправили меня с Маней в колхоз к Ольховским, где я научился говорить на идиш, ставший для меня привычным на долгие годы. Грянула война и все связи с родственниками оборвались. В конце июля 1941 г. мой отец с трудом успел отправить из прифронтовой Одессы нашу семью и две соседские. Все долгие годы эвакуации и после войны моя мама пыталась разыскать своих родных. Она посылала письма в Бугуруслан, где размещалось Бюро по поиску родных. Но найти в Средней Азии удалось только жену Моисея Фриду с сыновьями Изей и Элей (Илюшей). Самого Моисея убили то ли полицаи, то ли немцы где-то в Таврических степях. Где погибли все остальные – неизвестно. Скорее всего, в одном из лагерей смерти на территории Транснистрии – так румынские оккупанты называли земли от Днестра до Днепра. Там погибли от 200 до 240 тысяч евреев, имена которых вряд ли когда-нибудь станут известны, как и имена всех жертв Холокоста на юге Украины. Со слов матери я помню имена лишь нескольких родных по линии деда Эли Левина, но ничего не знаю о погибших родных со стороны моей бабушки – Мейты Пальчик.

32

Владимир Калмыков с родителями. Фото 1935 г. Vladimir Kalmykov with his parents (1935).

Маня, Семен и Люсик Ольховские. Фото 1941 г. Погибли в одном из лагерей смерти. Manya. Semyon, and Lusik Olkhovsky (1941). They died in one of the death camps.

Profile for Andy Reev

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Profile for infobook
Advertisement