Page 10

Рассказывает Раиса Каргман Жила до войны в местечке Судилков, что под Шепетовкой, обыкновенная еврейская семья: отец, мать и двое детей. Отец «держал» небольшой магазинчик, мать была акушеркой, знала толк и в травах. Жили зажиточно, так как много трудились и были бережливы. Однако завистливые соседи донесли в НКВД, и мать забрали. Несколько суток, проведенных в подвале, не добавили любви к мелихе (советской власти). От нее требовали золото, драгоценности. Как она откупилась и чем, уже не узнать, но ее отпустили. Дети выросли: сын поступил в институт в Киеве, дочь вышла замуж за партийного начальника. После призыва комсомольцев в Красную Армию сын Михаил поступил в военно-инженерное училище в Ленинграде, после его окончания женился на красавице-землячке Белле. В августе 40го у них родилась дочь. «Старики» (в 41-м им было чуть больше 50 лет) пригласили невестку с внучкой к себе погостить. Когда началась война, из Польши потянулись беженцы, в основном, евреи. Но говорить с ними люди боялись. О том, что немцы убивают евреев, не знали – в газетах об этом не писали, да и кто бы этому поверил, все помнили как образцово вели себя немцы в Первую мировую. В Судилкове пока еще было спокойно. Но в один из дней за Беллой приехал из Шепетовки на подводе брат Яков: «Собирайтесь, мы эвакуируемся!» Белла быстро сложила детские вещи в маленький чемоданчик. Это было все, что она взяла с собой из прежней жизни. «Старики» ехать отказались категорически. «Нас не тронут, – уверяли они. – А вы езжайте, ведь вы комсомольцы...». Белла навсегда запомнила, как они провожали ее с дочкой. Она не знала, что видит их последний раз. После войны Михаил приехал в Судилков, чтобы узнать о судьбе родителей. По рассказам соседей, когда немцы были совсем близко, они все же решили уйти. Люди видели, как они шли к вокзалу с одним саквояжем в руках. Но вошедшие в городок немцы вернули их. А через несколько дней всех судилковских евреев схватили и заперли в небольшой синагоге, объявив, что они заложники. Без воды и пищи их продержали там несколько дней, а затем синагогу подожгли и все находившиеся в ней люди сгорели заживо... Все, что осталось от моих бабушки и дедушки – это две фотографии и полотенце с монограммой, вышитое бабушкой Фейгой. Ни дома, ни других вещей – соседи не стали ждать, пока немцы распорядятся, и растащили по домам их скромные пожитки.

Берл Berl

Фейга Feiga

Дочь Берла и Фейги Клара с семьей (1945 г.) Berl and Feiga’s daughter Klara with family (1945)

Михаил в День Победы (1945 г.) Michael on Victory Day (1945)

Брат Беллы Яков (1941 г.) Bella’s brother Yakov (1941)

10

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Never Forget  

In Memoriam of the Holocaust Victims

Advertisement