Page 1

выпуск 3 | осень 201 4


IMBALANCE выпуск 3 | осень 2014

ПРОВИНЦИЯ

Обложка:

Маша Святогор

От редактора 4 Арнис Балчус 6 " Парк Победы" : Арнис Балчус 9 Комментарии к теме " Провинция" : Владимир Парфенок 19 " Фотографии из мусорной корзины" : Владимир Парфенок 20 " В тридевятом царстве, в тридесятом государстве" : Маша Святогор 37 " Жажда превратить болото в вино" : Валерия Коржуева 54 " Сула. Непрерванное" : Марина Батюкова 66 " Записки модной провинциалки" : Таня Лисовская 84 " О бедной провинции замолвите слово" : Ольга Бубич 96 Интервью:

Александра Солдатова Перевод на английский: Ольга Бубич Поддержка сайта: Максим Досько Информационная поддержка: Znyata.com Редактор:


От редактора: В ыбор

темы провинции для меня не

случаен. Провинция,

деревня, в более узком понимании, всегда, вроде как, была визитной карточкой большой белорусской фотоклубной, да и пресс фотографии. Мне стало интересно, каковы же отношения современного думающего автора с… , но с чем? Со своей страной? Со своими предками? С настоящим? Ответ на этот вопрос, с чем или с кем, казалось бы, такой очевидный, все время ускользал от меня, прятался за цветастыми платками бабулек или наоборот черно-белой нищетой. Почти полное отсутствие интерпретации авторами, пропускания через себя, нежелание примерять и принимать все то, что находится уже за кольцевой дорогой, стало поводом долгих споров и разговоров о, казалось, «скучной» фотографии. И, отчасти, эти разговоры, как и фотография, способная описать эту часть реальности, обычную, каждодневную, заурядную,

но

действительно

огромную,

достаточно

просты.

Самый короткой, самой очевидной, и от этого не менее важный для белорусского фотографа, комментарий я получила от Мартина Парра: «Скучные» фотографии важны, потому, что они и есть сегодняшняя жизнь, реальность. То, что скучно сегодня, станет интересно, когда пройдут годы, мы забываем об этом». Разговоры, мнения вы сможете прочитать в интервью с Арнисом Балчусом и Владимиром Парфенком, эссе Ольги Бубич. Я же, не только как редактор, но и как фотограф, хочу добавить только то, что, кажется, нам «не хватает духу». Деревню,

почти

полностью

переродившуюся

в

агрогородок,

небольшие «местечки», отделяет от автотрассы, по которой мы едем к ней, как будто невидимая стена. Она гораздо выше розовых и зеленых бетонных заборов, и перейти ее, чтобы увидеть, что там существует жизнь, понять свое отношение к ней, сделать ее частью своей реальности, совсем не просто. Мне бы хотелось пожелать всем моим коллегам, фотографам, побольше смелости.

Текст

и фот о:

А л ексан дра Сол дат о ва.


АРНИС БАЛЧУС www. www. balcus. lv

- Про что ты снимаешь? Последние 8 лет все мои проекты, более или менее о Латвии, о месте, откуда я сам. О том, что мне кажется интересным и необычным и, чем мы отличаемся или, наоборот, похожи на других. Было время очень страну.

- 2 года назад - когда я

интенсивно

объехал

всю

свою

По карте посмотрел, что уже

почти везде был, не везде, конечно, ты везде не можешь быть, но в городах всех был, и в самых крупных поселках тоже.

- Зачем тебе показывать зрителю, то, что он и так знает про Латвию. Проект Latvian Notes начался потому, что мне самому было очень интересно смотреть снимки советских времен, в них

есть

некоторый

минимализм.

Фотографии 70х-80х-5 0х лет, обычные, не художественные фотографии, которые иногда были сделаны для открыток, официальных альбомов. Я так же хотел

поймать,

заморозить

какой-то

момент. … С одной стороны, мои фотографии, в


какой-то степени, напоминают те вре-

среды, к которой мы привыкли и в ко-

мена. В большом количестве случаев,

торой мы живем каждый день, идем с

кажется, что они тоже сняты в 70х-80х.

работы до дома. Мы ничего не замеча-

Мне нравится искать места, моменты,

ем, у нас есть иммунитет к тому, что

где есть такая атмосфера, где время за-

там вообще происходит. Я думаю, мне

мерло, ничего не изменилось и, навер-

открыло глаза, если так можно сказать,

ное, еще ближайшие 1 0 лет ничего не

то, что я некоторое время прожил за

изменится.

рубежом. Я учился и жил в Лондоне,

Но вопрос был другой! Я не знаю, что

как раз тогда, начал делать проект про

интересно зрителю. Вначале ты дума-

Латвию.

ешь,

Я

У меня был проект «Амнезия», с кото-

думаю, и, почему я сказал об историче-

что

тебе

интересно,

рого все более ни менее началось, ин-

ской фотографии, мои работы, это тоже

терес к своей стране, как событию в

фотография

фотографии.

как

конечно.

свидетель

времени.

Они наверняка станут более интересны со временем, но, это не значит, что я не делаю для сегодняшнего дня. Я вижу, и

мы недооцениваем вещи, напротив нас, прямо перед нашими глазами . Это это интересный момент, что

касается всяких вещей, в том числе и

- Latvian Notes - проект-правда или больше твое воспоминание? Нет, не правда. Амнезия была воспоминанием, я фотографировал ритуалы советских времен.

А сейчас у меня


есть какой-то образ, который я вижу, в своей голове, то, как я воспринимаю Латвию, среду. И, наверное, я просто нахожу

какие-то

вещи,

которые

под-

тверждают мой взгляд на то, что я думаю.

Я

смотрю

отстраненным мер,

взглядом,

площади,

где

люди

достаточно ищу,

напри-

собираются,

либо автовокзалы, магазины. Мне интересны

места,

происходить

где

обычно

какая-то

должна

социальная

жизнь.

- А что в этом проекте важнее, социальная жизнь, или место где она происходит? Место конечно! Ведь социальная жизнь НЕ происходит, там же все пусто.

- Твои проекты сняты очень прямо, в какой-то степени "просто", почему? Что значит, проект снят просто? Есть старая

школа

фотографии,

в

Латвии,

здесь [в Беларуси] , наверное, тоже, она строилась

на традициях

пиктореализ-

ма, когда фотография подражала живописи.

Эти

люди

делают

очень

эстетически хорошие портреты, пейзажи… . . что-то делают в лаборатории. И,

снимать то, что происходит на улице, дома, считалось не просто слишком просто, но и вульгарно. Но о чем же еще искусству и фотографам рассказывать, как не про себя и про то, как ты видишь этот мир. это казалось искусством, а

Может кто-то еще так же либо видит, либо

кому-то

просто

интересен

твой

рассказ. Литература же тоже пишет не только о жизни политиков, царей, или сказки, там же есть истории обычных людей, тоже интересные. У фотографии та же функция.


Парк Победы


ВЛАДИМИР ПАРФЕНОК www. parfianok. iatp. by

- Почему у нас практически нет темы провинции в фотографии? Потому, что нет и других тем. Какие есть? Люди

в

основном

делают

то,

что

можно

превратить в деньги: свадьбы, мода, репортаж… .

Чтобы снимать провинцию, надо ли-

бо жить там и осознавать свое место, а для этого надо быть очень зрелым автором, человеком, либо иметь много средств, чтобы этим заниматься.

- Есть такое ощущение, что не экстремальные вещи никто не снимает, ни плохие, ни хорошие? Это потому, наверное, что у нас почти нет мыслящих фотографов, возможно, таких же обеспеченных в чем-то, чтобы творить, не в ожидании получить завтра за это денежное вознаграждение,

заниматься искусством до

сих пор дело достаточно дорогостоящее.

- Но нужны ли эти «неинтересные» снимки? возможно мы еще не наелись, не пережили избытка той позитивной, правильной, хорошей фотографии . У Парра, к примеру, идея снимать Нужны, конечно. Но

«неинтересное», возникла потому, что и так все было снято, все хорошо было сделано. Он начал искать анти героические темы, банальность и, он был не единственный, просто он сумел сформировать из этого брэнд.


ВЛАДИМИР ПАРФЕНОК www. parfianok. iatp. by

Фотографии из мусорной корзины Э то

всего

тракт,

лишь

выборка

обширного

тематический

фотографий

проекта

из

экс-

моего

" Фотография

из

мусорной корзины. 2003 -2009" , подготовленного для показа в рамках проекта

" Белорусский

павильон

5 3 -ей

Венецианской Биеннале" (Минск, июнь 2009). Моя идея заключалась в том, чтобы заглянуть в " мусорную корзину" своего компьютера, извлечь оттуда и восстановить те снимки, которые ранее были мною

же

забракованы

по

самым

разным причинам и чаще всего -- по причине стилистической или тематической несовместимости с моими более ранними работами. Таким

образом,

это

своеобразная

ар-

хеология, переоценка и повторное использование

своего

же

творчества,

которое в силу субъективных фильтров самовосприятия

актуализированным

продуктом моего творчества так и не стало, будучи забракованным сразу же после

съемки

как

" несоответствующее" ,

" неподобающее" , " банальное" ,

" похожее на чье-то чужое" или " просто непонято что" и отправленное в виртуальную " мусорную корзину" вызревания

" пропущенных

фотографа цифровой эпохи. . .

-- место

шедевров"


МАША СВЯТОГОР www. flickr. com/photos/masha_svyatogor/

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве Я

обратилась к местам,

где прошло

мое детство, где был мой Дом, казалось, такой крепкий и вечный, неуязвимый и не продуваемый, но от которого теперь «лишь осталось чувство». Это серия - возвращение, воспоминание о том,

что мне дорого и важно.

Детство, земля, корни, человек, отсутствующий на этих фотографиях, живший когда-то в этом маленьком городе и давно умерший, чье присутствие чувствуешь сильно, хотя видел его лишь однажды - мельком, краем глаза, одной половиной. Это история о моем Царстве, о времени, которое у меня было, о маленькой и единственной моей родине, о радости, о месте, которое срослось со мной и от которого лись Мы

в

материальном

рожки смирились

с

мире

оста-

да

ножки.

разорением

нашего

«гнезда», освоили новое пространство, изменили быт, приспособились к новой жизни, забыли о рае. Ушли люди, разделявшие нашу жизнь, дома проданы, а те,

что

уцелели,

заросли

травой-му-

равой. Некогда цветущий сад заселили лягушки и пресмыкающиеся. Комнаты завалены

тлеющим

мусором,

но

все

еще пропускают пыльный свет. Так, на Рождество я села в автобус и поехала туда, где долгое время жил мой прадед. Снег еще не выпал, трава толь-

ко покрылась инеем и блестела вместе с мусором на солнце. Было и ветрено, и тепло. Я была совершенно одна на этом острове. Я стояла на скамейке на берегу и смотрела на замерзше-синий покров

воды

и

шерсть

земли.

Можно

было идти в любую сторону. Мне казалось, что здесь мне всюду рады и меня ждут. Я шла по маршруту, пролегающему в мое

прошлое.

немногое, открывала стала

Поначалу

шла с эту

закрытыми

землю

вспоминать

медленно,

я

узнавала глазами,

заново,

потом

постепенно

почувствовала

и

и

пережила

все словно в первый раз. Я как будто вернулась на родину после долгого отсутствия, из заключения, из странствия, затянувшегося на полжизни, из забытия, вернулась в дом души, с которым меня разделили обстоятельства, время и прочее. То, что мне удалось воссоздать в памяти, было похоже на кадры бесконечно длинного фильма без завязки и развязки - о мечте и хрупком прозрачном мире. То, что мне удалось снять — постепенно зарастающие и ускользающие следы человеческого вещей,

присутствия,

останки

покинутая среда обитания,

то

место на земле, где мне было хорошо и куда я возвращаюсь время от времени.


ВАЛЕРИЯ КОРЖУЕВА Жажда превратить болото в вино Тут

есть немного кислоты, о которую

ты сейчас обжёгся и пришёл в себя, почувствовав

воду в

теле.

И разве

нет

страха, ощутить это ещё раз? Это останется интригой, ведь Бог в этой области к детям стал предвзят, но дарит им ванильный

лес

согретый

солнцем

полный болотистой местности.

и

Дарит

туман, как пыль в глаза, и розовые очки. И вот, лес надел очки и сказал: " А давайте,

я

клоун! " .

Высмеял

все

проблемы, и только слабость сложила (её) перед цветами, заслонившими свет, что угрожает ей сейчас. А кто она такая? Она - жертва тепла, она - заложница, она - белое полотно. Весь свет, что доходит до неё, достойный столь быть чётким, насколько она подпускает к себе. Цветы на этот раз стали на пути света.

Гармония

у

ЦВЕТОВ

сейчас.

Они раскрылись. И это глава пост - нового завета. Те будут жертвы живы, что болотной водой умылись…


МАРИНА БАТЮКОВА www. marynabatsiukova. com

Сула. Hепрерванное Ф отоаппарат

помогает мне

зафикси-

ровать самобытный мир традиций смешанный с аляповатой повседневностью деревенской жизни. Когда-то язычники, потом

христиане,

сегодня

вчера

православные,

коммунисты, но

всегда

на

всякий случай три раза плюнуть через левое

плечо.

Так

можно

обозначить

культурный сплав, показанный в этой серии. Обрядовые костюмы заставляют вспомнить

этнографический

фотогра-

фии Михася Романюка. Только на этот раз перед вами странная ситуация разрыва между традицией и современностью.

На

фотографиях

одновременно

столетние обрядовые платья и стоптанные китайские пластиковые сандалии. Глобализация

приходит

и

в

эти

де-

ревни, но проходя через фильтр здешней

жизни

становится

совершенно

особенной, аутентичной. Пред

вами

некоторые

нового проекта В

своей

фотографии

работе

из

я

исследую

жизнь деревни в Гомельской области во время

весеннего

праздника

обряда

«Пахаванне стралы». Традиция праздника остается многие поколения неизменной:

жительницы

-

дорогу

деревни

наряжаются в национальные костюмы. Поют и идут навстречу друг другу с разных сторон села пока не сомкнутся в одном хороводе, идут с непрерывными песнями к житу. Словно ткут руш-

радости

к

счастью

и

благополучию. Водят хороводы и поют, потом закапывают в прячут

темную

землю

силу

«Сулу»

-

разрушения,

преобразуя в добро, богатство и успех. Собирают обереги – колоски, падают и катаются в жите, вбирая в себя мощь и здоровье. Я постаралась вложить в свои снимки состояние синестезии. Глазами мы чувствуем запах жита, слышим обрядовые песни и улавливаем запах чеснока и сала.

Мы

видим

сочетание

древнего,

бытовой

Праздник

«погребение

жизни

дремуче и

юмора.

стрелы»,

это

обряд призванный приобщиться к непреодолимому

движению

жизненных

соков во всем, чему суждено взойти, расти, цвести и наливаться. Они и сами не припоминают, когда и с чего все началось.

«Сула. Непрерванное».

новой

ник

Зато

законы

их

архаичных

обрядов, напрямую идущих от развитого тут ткачества и вышивания, местные

певуньи

исполняют.

неукоснительно

Тысячи поколений смени-

лось, но та основа, что заткали когда-то наши прабабки, вновь и вновь взмывает ввысь волокнами-нитями, и челнок памяти

торопливо

создает

старинный

узор поклонения земле и небу, травам и хлебам, началу и завершению. рывность вбирать этом

в

в

способности

себя

старину,

новое,

Непре-

изменяться,

сохраняя

запечатлены

в

при

сочных

цветах этой фотографической серии.


ТАНЯ ЛИСОВСКАЯ www. tanya. by

Записки модной провинциалки Модка Цвет фактура и материал – живые персонажи ( любое совпадение с действительностью и есть действительность) I love it so much


ОЛЬГА БУБИЧ Эссе. В заключение.

О бедной провинции замолвите слово С

вопросом о людях " нашего " и " дру-

гого "

круга я впервые столкнулась еще

в университетские годы, во время учебы в лингвистическом. Как, по сути, и в любом другом столичном вузе, с нами на

потоке

остальные"

учились

минчане

и

" все

- " колхозники " , как за глаза

называли их многие, порой не вкладывая в это прозвище никаких особых негативных коннотаций. Всем было ясно, что как географически, так и культурно наша скромная синеокая автоматически и

исторически

условные

делится

категории,

на с

эти

две

логичным

стремлением последних любыми средствами

примкнуть

под первую. говором

и

и

мимикрировать

Отличающиеся одеждой, странными

привычками,

провинциалы представлялись

нам по-

чти инопланетными существами, за которыми, однако мы часто предпочитали наблюдать издалека, оставляя право заполнять

собственные

внеуниверситет-

ские будни товарищам с более близким нам местом рождения. Провинциальная

среда,

плане

или

другими,

всегда останется

у

большинства из нас связанной с детством. Деревня - это летний ленивый быт на печке у бабушки, с драмами рождения пушистых цыплят, сбора вишен и походов во враждебную незнакомыми цветами и текстурами человеческих тел баню.

шебство детства закономерно остается в фотографическом плане достоянием лишь семейных архивов, выводя в широкое публичное поле деревню совсем другого

наполнения.

она

почти

как

благодатная

В

нашей

традиционно

фотожурналистов,

тема

стране

используется для

молодых

отправляющихся

в

провинцию чаще всего именно в поиске

острых

социальных

практике

нередко

сюжетов,

на

оказывающихся

весьма банальными. " Беларусь

была и остается самой неснятой страной мира " ,- утверждает в одном из интервью

фотограф

" Нашай

Нiвы"

Сергей

Гудилин. И нам ничего не остается, как печально с ним согласиться. Но, как ни грустно это констатировать, предмет

интереса

белорусских

фото-

графов в семантическом поле провинции

в

последние

десятилетия

действительно не отличается большим разнообразием,

фиксируя тональности

повествований исключительно в коор-

более земными словами – " деревня " , в визуальном

Однако неоспоримый оптимизм и вол-

динатах вызывающих сочувствие деревенских

пенсионеров

или

слегка

лубочных, почти карнавального уровня реальности,

языческих праздников.

И

поэтому деревня, несмотря на ее социально-культурное

доминирование

масштабе

пока

страны,

остается

в для

белорусского зрителя истинной исчезающей “ terra не

incognita ”.

находится

места ни

Чаще всего ей на страницах


специализированных изданий, ни в галереях, занятых изучением более безопасных тем. А тем временем пока горожане заняты просмотром и обсуждением артхаузных кинолент и потреблением коктейлей в модных лофтах, " люди

га "

продолжают не

не нашего кру-

только

мечтать

о

столице, но и активно осваивать урбанистическую бициозные

среду.

Любопытные

" колхозники "

с

ам-

каждым

новым учебным годом заполняют все больше мест на университетской скамье, вгрызаясь в гранит если не науки, то живой практики, находя в столице работу

и

закономерно

пуская

в

ней

корни. Провинция

сегодня

бодро

диалог с Минском “ на

осваивает

ты ”,

вот только

кто из консерваторов белорусской реальности наконец возьмет на себя инициативу

сойти

пьедестала

круга "

со

столичного

представителей

" своего

и рассказать правдивую историю

тихого успеха провинциалов? Социум сегодня остается четко сегментированным, равно как и фотографическое поле,

где

в

оказывается сноб

с

эпицентре

событий

косноязыкий

миром,

замкнутым

фейсбучных баталий.

чаще

столичный на

поле


Четвертый

номер нашего журнала -

портфолио-выпуск.

Это значит, что к участию принимаются законченные или находящиеся на финальной стадии реализации поекты на любую тему. Прием работ до Условия

3-го января 2015 года. подачи

работ

на

нашем

сайте

:

http: //www. imbalancemagazine. com/submission/. Если у вас есть вопросы, комментарии и пожелания, мы всегда рады ответить на них, пишите нам:

imbalancemagazine@gmail.com.


www.imbalancemagazine.com

IMBALANCE magazine выпуск 3 | осень 2014 - "Провинция"  

Интернет журнал о беларуской арт и документальной фотографии

IMBALANCE magazine выпуск 3 | осень 2014 - "Провинция"  

Интернет журнал о беларуской арт и документальной фотографии

Advertisement