Page 1

В С Е М И Р Н О Е Д В И Ж Е Н И Е П Р О Г Р Е С С И В Н О ГО И УД А И З М А

№9 (7)

издаётся с ноября 2010 года БЕСЕДЫ С АРКАДИЕМ ЛЬВОВЫМ с. 4-5

НАЧАТЬ С СЕБЯ

ИНТЕРВЬЮ С ТАМАРОЙ ХМИАДАШВИЛИ с. 8

с. 3

Шана Това в Матука! ОСЕНЬ В ОДЕССЕ...

Tischre 5772 сентябрь 2011

В НОМЕРЕ: ВЫСТАВКА РАБОТ ЭСФИРИ СЕРПИОНОВОЙ

с. 2

ОДЕССКАЯ КИНОСТУДИЯ: «МОТОР», «ДУБЛЬ», «КАДР»... с. 7

Под таким названием в течение целого месяца в зале общины « Иману – Эль» проходила выставка картин художника очень интересной творческой и жизненной судьбы – Серпионовой–Варшавской Эсфири Наумовны. Выставка вызвала огромный интерес, и на ее открытии едва ли журналистов и телевизионщиков было меньше, чем посетителей. Интерес к творчеству Эсфири не случаен. Благодаря особенному чувству природы, тонкому пониманию характера и настроения людей, живущих на ее полотнах, Серпионовой удается приобщить зрителя к таинству настоящей живописи. Герои художника - простые люди, наполненные чувством собственного достоинства, люди труда, живущие в гармонии с окружающим миром. Ее картины – это философия жизни, умелыми мягкими и светлыми мазками положенная на холст. Не менее искусно выполнены и гобелены, в

ОДЕССКИЕ НОВОСТИ

КТО ТАКИЕ ПАПУДОВЫ?

ОТКРЫТИЕ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕИ «МК»

с. 3

с. 6

с. 9

ОДИССЕАС ЭЛИТИС - ПЕВЕЦ ЭЛЛАДЫ XX ВЕКА с. 9

ЕВГЕНИЙ ДЕМЕНОК: ИЗ ЦИКЛА «ОЗ» ОДЕССКИЕ ЗАМЕТКИ с. 10

БАБУШКА СОНЯ СИОНИСТ

НОВОСТИ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ которых, так же как и в картинах, чувствуется душа Мастера. Творчество Серпионовой никого не оставляет равнодушным, заставляет задуматься о смысле жизни, помогает разглядеть в окружающих нас людях доброту и милосердие. Виктор Зонис

с. 12

с. 11

РЕЦЕПТЫ ТЁТИ СОНИ с. 12

ТВОРЧЕСТВО НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ с. 12


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

ЭСФИРЬ СЕРПИОНОВА:

История жизни этой неординарной, удивительно талантливой женщины настолько насыщена и богата событиями, что о ней можно написать целый роман. Эсфирь Серпионова не только монахиня, но и талантливый художник, резчик по дереву, мастер гобелена, поэтесса. А еще она кандидат педагогических наук, доцент кафедры графики художественно-графического факультета Южноукраинского национального педагогического университета и руководитель иконописной мастерской одесского Свято-Архангело-Михайловского женского монастыря. Ее жизнь до монастыря была очень активной и яркой, но и сейчас можно сказать, что Эсфирь Серпионова ведет достаточно деятельный образ жизни. -Эсфирь Серпионова – звучит очень красиво и необычно. Это Ваше настоящее имя или псевдоним? -Да, это мое настоящее имя. Назвали меня Эсфирь в честь одной из бабушек. -А Вы одесситка? -Родители мои – да. А я родилась на Урале. Вообще, корни у меня одесские, варшавские и греческие. -Как Ваши родители оказались на Урале? Как прошло Ваше детство? -Отца после института по распределению направили работать на Урал, куда он и уехал вместе с моей мамой еще в мирное время. С началом войны в Нижний Тагил из Харькова эвакуировали тракторный завод и переоборудовали его в танковый. Там и работали мои родители. Я родилась в 1943 году. Через 27 дней после рождения меня, как и других детей разного возраста забрали на «Пихтовку» – в лес в глубоком тылу. Это был интернат под открытым небом. Родителям лишь изредка разрешали туда приезжать. Война, большое количество детей, полуголодное существование в лесу – и я тяжело заболела. Следствием болезни стала полная слепота. И уже после окончания войны моей маме посоветовали вернуться в Одессу и обратиться к Владимиру Филатову. До Одессы мы добирались поездом, в теплушке, стоя на ногах сутками. В клинике В. Филатов взял меня на руки, посадил на стол, а я даже не могла сидеть. У меня была сильнейшая дистрофия – ни ходить, ни сидеть

я не могла, а о восстановлении зрения речь даже не шла. И В. Филатов предложил моей маме попробовать применить лекарство, разработанное им самим, но испытанное пока только на животных. И мама согласилась рискнуть – ведь это был единственный шанс спасти мне жизнь. Эксперимент заключался в том, что нужно было сделать 100 уколов из экстракта алоэ. А алоэ тогда еще не было в препарате, он был только в листочках, из которых ежедневно готовили свежий экстракт и ставили мне уколы в живот, потому что больше было некуда. К окончанию эксперимента я уже не только твердо стояла на ногах, но и видела. Поначалу я еще носила очки, а потом очень долго к ним не возвращалась. Вот так В. Филатов вернул мне не только зрение, а вообще жизнь. - Удивительная история. Скажите, пожалуйста, Вы разносторонне творческий человек – и пишите картины, и создаете гобелены, и занимаетесь резьбой по дереву, и сочиняете стихи. Это у Вас наследственный талант? -Да, наследственный. Не было рукоделия, которое бы моя мама не могла сделать. Отец хорошо рисовал, но стал инженером. Его младший брат, Исаак, закончил Одесское художественное училище в 1941 году и его дипломная работа – батальная сцена – до сих пор там хранится. Он так выделялся среди студентов, что был рекомендован преподавателями в студию Грекова, имя которого носит сейчас наше училище. Но началась война и он, призванный на фронт, пропал без вести. Ему было 19 лет. В этом же училище учились еще два папиных брата – Григории. Один родной, один двоюродный. Но никого из них я, к сожалению, не знала. Только недавно выяснилось, что мой родной дядя – Григорий Варшавский – после сталинских лагерей стал известным поэтом и жил в Свердловске. Я выросла с братом, он сейчас живет в Харькове. По образованию он, как и отец, инженеризобретатель, но всю жизнь рисует, умеет играть на нескольких музыкальных инструментах. Мама моя из детдома, поэтому о родственниках по ее линии я знаю только то, что моя бабушка – гречанка. -Когда Вам пришлось определяться с профессией, Вы стояли перед выбором – Художественное училище или какое-то другое? Как у Вас складывалась жизнь? -В детстве я много времени проводила в пионерлагерях, где рисовала альбомы и стенгазеты. В тот же период занялась резьбой по дереву. Тогда вышел фильм «Кортик», и я делала кортики, шпаги. На карнавалы нескольким девочкам полностью сшила и расписала костюмы. Т.е. были у меня уже такие театральные проявления. Ходила в лагере в самые разные кружки: и судомоделирования, и авиамоделирования, и другие. Меня так восхитили инструменты, что я выстругала из дерева пилу, топорик, молоток и складной ножик. Потом сделала деревянные стеки для лепки. Эти инструменты выставили

«МОЙ УХОД В МОНАСТЫРЬ НЕ СВЯЗАН НИ С КАКОЙ ЖИЗНЕННОЙ ДРАМОЙ, Я ШЛА К ЭТОМУ МНОГО ЛЕТ» на стенде. Мне все очень легко давалось, я совсем не помню труда. Когда я училась в пятом классе, учительница увидела мои рисунки и сказала, что мне нужно идти учиться в художественную школу. Моя мама всегда дружила с художниками, и один из них посоветовал то же самое. Так началось мое профопределение. В художественную школу меня приняли сразу во второй класс. Я училась с очень хорошими ребятами, они все уже стали известнейшими художниками мира. После школы другого пути, кроме как в Художественное училище, я себе уже не представляла. Выпускная работа в художественной школе была серьезной – портрет на холсте, который мне самой нужно было натянуть, загрунтовать, сделать подрамник. Можно сказать, что нас полностью готовыми «выпускали в искусство». Например, Валентин Хрущ – известный художник, мы с ним в одном классе учились, только художественную школу и закончил. Из-за того, что в общеобразовательной школе он проучился только пять классов, в училище поступить не мог. Потом, конечно, он совершенствовался. Приезжал и жил с нами в Питере, ходил каждый день в Эрмитаж. Благодаря тому, что в школе была такая основательная база, очень серьезные преподаватели (просто большие художники Одессы), поставившие процесс обучения на высокий профессиональный уровень, дальше он уже мог учиться самостоятельно. Поступив в училище, я даже не замечала, что делала. Давали новые задания, подсказывали, как можно сделать – так или этак, но не помню, чтобы я прикладывала особый труд, все как-то легко давалось, я была очень увлечена. Тогда же я побывала в Питере, и мне там очень понравилось, многие мои друзья уже там учились. Закончив училище, я уехала в Ленинград поступать в Мухинку, но, проявив творчество на экзамене по скульптуре вместо ожидаемой демонстрации академических знаний, которые нам, кстати, давали основательные, я не набрала нужных баллов и не поступила. Ждать целый год, чтобы пробовать снова туда поступить, мне не хотелось. В тот же период я посещала студию Зои Ивницкой (позднее я создала такую же студию). Один из выпускников этой студии уже учился в Ленинградском государственном институте театра, музыки и кинематографии. Он и рассказал мне о нем. Раз я скульптор, то решила идти учиться на скульпторакукольника, но набор туда производился раз в два года. Ждать я не хотела. И пошла на постановочный факультет, о котором вообще ничего не знала. Очень интересно, как при поступлении нам выставляли балы – преподаватели делали обход и выставляли одну оценку, а к ней еще целый список дополнительных. Например, можно было получить тройку, но за юмор отлично. Оценка нужна была для журнала, а главным было выявить качества абитуриентов, кто в чем силен. Это стало для меня еще и очень хорошей педагогической школой. Я ведь специально не училась на педагога. Как когда-то учили меня, так я сегодня обучаю и своих студентов: делаю спектакль, откровенно с ними говорю. И я поступила в этот институт. Учиться было

очень интересно. Во-первых, мы каждый день могли ходить в театр (раз в неделю просто обязаны!), нам давали контрамарки или покупали один билет на десятерых на галерке. У нас была возможность увидеть все премьеры, включая зарубежные постановки. Были очень интересные практики. В то время на нашем постановочном факультете объединили две театральные профессии, которым в Москве готовили два разных факультета – это заведующий постановочной частью и художникпостановщик. И мы одновременно учились этим двум специальностям. После окончания учебы я работала художникомпостановщиком в театрах Оренбурга, Барнаула, Днепропетровска. В Питере прошли мои первые выставки графики. -А как сложилась Ваша семейная жизнь? -Я была замужем, муж был актером. Сейчас мы в разводе, он живет в Оренбурге. - Когда Вас заинтересовала иконопись? -Она мне всегда была интересна. И еще до монастыря я писала иконы, но это было совсем не то. Чтобы правильно, грамотно писать иконы, нужно знать богословие, ведь существуют определенные каноны. Есть историческая сторона, т.е. каким был этот святой при жизни, есть художественная сторона самого образа и есть богословская, которую нельзя нарушать. - Как Вам работать с учениками? Ведь это две разные аудитории – здесь, в иконописной мастерской в монастыре и в университете, где Вы преподаете. -Я преподаю в педагогическом университете. А там подбираются такие люди, которые хотят работать с детьми, в общем, достаточно положительные. Среди них много верующих. И они понимают, что не они изобрели мир и не все в их руках. -Эсфирь Наумовна, Вы были абсолютно мирским человеком, вели светский образ жизни, а сегодня Вы монахиня, живете в монастыре. Как Вы перешли этот мостик? Что все-таки Вас привело в монастырь? -Я и сама не могу проследить. Этот переход происходил очень медленно, постепенно. Однажды я смотрела телепередачу о восстановлении храма. Работали и простые люди, и школьники, и монахини. Когда у одной из них брали интервью, она сказала такую фразу: «А мы здесь все художницы». Меня так поразило и заинтересовало, что где-то живут одни художники, живут в своем интересном мире, что-то создают, да еще и понимают друг друга. Это впечатление глубоко засело во мне. Потому что, когда я работала в театре, там было очень мало художников. Жизнь сама меня привела в монастырь, как мы говорим: «Господь благословил». У меня уже были приятные ассоциации, не пугающие, мне было интересно хотя бы поехать в монастырь, хотя бы посмотреть, и я ездила. В Ростове я целый месяц прожила в средневековом монастыре. Мне разрешили там находиться, писать картины в интерьере. Я была уже пропитана всем этим духом. Я, действительно, была морально подготовлена к уходу в монастырь. Мой уход не связан ни с какой жизненной драмой, я шла к этому много лет. Как уверенно я пошла в художественную школу, так же с верой вступила в монастырь. Это оказался мой путь, здесь я среди своих. Беседовала Виктория Воронкова


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

Начать с себя

Наступает новый 5772 год по еврейскому календарю. Еврейский новый год отличается от европейского не только тем, что отмечается в начале осени, а не в середине зимы. Еврейский новый год – это не просто повод встретиться с друзьями, выпить и повеселиться. Еврейский новый год – это не «пять минут», как поется в знаменитой песенке, когда бьют кремлевские куранты и все поднимают бокалы с шампанским. И даже не пять дней. Готовиться к еврейскому новому году начинают заранее, как минимум за месяц, и приготовления эти заключаются не в закупке спиртного и приготовлении салатов. Когда наступает месяц элуль – месяц, предшествующий в еврейском календаре новому году, мы начинаем анализировать свои поступки за истекший год, приводить в порядок свои отношения с окружающими нас людьми, просить прощения за неблаговидные дела перед Богом и перед своими близкими. Сам еврейский новый год не исчерпывается двумя днями 1-го и 2-го тишрея. Первые десять дней года, дни между Рош ха-шана и Йом-Кипуром (Судным днем), именуются в еврейской традиции Грозные дни или Десять дней покаяния. По традиции, в Йом-Кипур на небесах решаются судьбы всех пребывающих в этом мире. А искреннее раскаяние, как известно, облегчает приговор любого, в том числе небесного суда. Поэтому покаяние является центральным мотивом духовной жизни каждого еврея в начале года. Оно позволяет нам встретить ЙомКипур, важнейшую из дат еврейского календаря, как говорится, в полной боевой готовности. В еврейском календаре можно выделить два центральных полюса – осенний (с праздниками Рош ха-шана, Йом-Кипур и Суккот) и весенний (с праздниками Песах и Шавуот). В эпоху существования Иерусалимского Храма и осенью, и весной паломники со всех концов Земли Израиля и из-за ее пределов собирались в Иерусалиме для того, чтобы отметить эти замечательные даты. Но есть между

двумя этими точками и существенное отличие. Песах – праздник национальный, отмечающийся в память об Исходе евреев из Египта, событии, сформировавшем еврейский народ как единую национальную общность. Рош ха-шана, хоть и считается еврейским новым годом, на самом деле, является праздником универсальным, отмечающимся в память о Сотворении мира и первого человека Адама, от которого произошли не только евреи, но и все другие народы, населяющие нашу планету. В махзоре, в тексте молитв, которые мы читаем в эти Грозные дни, можно найти такие строки: «В день суда на Рош ха-шана решается, а в Йом-Кипур утверждается и скрепляется печатью: скольким отойти и скольким быть сотворенными, кому жить и кому умереть, кому благоденствие и кому мучения, кто возвысится, и кто будет унижен, кому богатство и кому бедность...» И это касается не только евреев, но и всего человечества. А про государства и страны решается в этот день: кому безмятежность (в наши дни вряд ли найдется такое государство), а кому тревога, кому покой, а кому разрушение... В Талмуде сказано, что три книги открываются на небесах в Рош ха-шана: книга полных праведников, книга законченных злодеев и самая толстая книга – книга всех остальных. С полными праведниками и законченными злодеями – все ясно. Первые удостаиваются жизни, вторых ожидает смерть. А что делать с теми, которые ни то, ни се, ни рыба, ни мясо, ни праведники, ни грешники, то есть с большей частью человечества? А вот в отношении них, по словам Талмуда, принятие окончательного решения откладывается до Йом-Кипура. И в эти Десять дней подводится годовой баланс грехов и заслуг. Все наши дела лежат на чаше весов. И, как утверждает Рамбам, любое доброе дело может склонить чашу весов в сторону заслуг, а любой проступок – склонит чашу весов в сторону грехов. И поэтому каждый из нас в эти дни

ответственен буквально за каждое свое действие – ведь оно может дать перевес той или другой стороне. Более того, определяется годовой баланс поступков не только каждого человека в отдельности, но и народов, стран и даже всего человечества. Поэтому каждый наш поступок может склонить и чашу весов всего нашего народа, нашей страны, нашего мира в сторону безмятежности или тревоги, покоя или разрушения. Осознаем ли мы в полной мере степень этой личной ответственности, возлагаемой на каждого из нас? Нам часто кажется, что от сделанного каждым из нас в отдельности мало что зависит. Все равно, мы ни на что повлиять не можем. На самом деле это совсем не так. В моей любимой хасидской притче конца 19-го века раввин объясняет своим ученикам, что они должны извлекать уроки из последних технических достижений человечества. И когда изумленные хасиды спрашивают, чему же они могут научиться у поезда, телефона и телеграфа, раввин отвечает: поезд учит нас, что, опоздав на минуту, можно потерять все; телефон учит нас тому, что ты говоришь здесь, а слышно везде; ну, а телеграф учит тому, что за каждое слово нужно платить. Продолжив эту аналогию можно спросить, а чему учит нас последнее из великих научнотехнических достижений – компьютер? Компьютер учит нас тому, что в системе все взаимосвязано. И маленький сбой одного из элементов может вывести из строя всю систему. В мире, созданном Всевышним, тоже все взаимосвязано. И от поступков каждого из нас зависит дальнейшее состояние всего окружающего мира. Мы ответственны не только за себя и за свою семью, но и за весь еврейский народ, за все человечество в целом. При этом, однако, мы не должны забывать об опыте раввина Шмелке из Никольсбурга. Тот, желая приблизить приход Мессии, решил изменить весь мир. Но затем, уразумев, что мир слишком велик, решил начать со своей страны. Когда и это оказалось ему не по силам, он решил изменить свой город, свою улицу, свой дом, свою семью. И, наконец, понял, изменить он может только самого себя. Итак, лучше всего начать с себя. Но не следует забывать при этом: меняя себя, мы меняем весь мир. Успехов вам на этом пути в новом 5772 году! Счастья и здоровья! Шана това! Раввин Григорий Котляр

ОДЕССКИЕ НОВОСТИ Одесситов ждет концерт всемирно известного пианиста Сэма Хэйвуда 29 и 30 октября в 19.00 Национальный Одесский филармонический оркестр презентует новую концертную программу. Художественный руководитель и главный дирижер - заслуженный артист Украины Хобарт Эрл. Солист - всемирно известный пианист Сэм Хэйвуд (Великобритания). В программе концерта - следующие музыкальные произведения: Фредерик Шопен - Концерт №1 для фортепиано с оркестром; Антонин Дворжак - Симфония №6. Сэм Хэйвуд начал играть на фортепиано в 4 года. В 13 лет успешно выступил на конкурсе Би-Би-Си «Молодой музыкант года» после чего был удостоен премии британского Королевского филармонического общества. В дальнейшем учился в Вене у П.БадураШкоды и в лондонской Королевской академии музыки у М.Курцио. Концертирует как солист (часто включая в свои программы малоизвестные публике сочинения) и как ансамблист - его постоянными партнерами по ансамблю являются Дж.Белл и С.Иссерлис. Имеет записи на радио и компакт-дисках (последний альбом музыканта записан, впервые в истории, на инструменте Шопена Pleyel 1846 года). Является автором ряда сочинений, соавтором детской оперы.

Есть женщины в наших селеньях 14 октября, заместитель председателя Одесской областной государственной администрации Дмитрий Волошенков вручил правительственные знаки отличия «Мать-героиня» ряду жительниц Одесской области. Так, «за материнскую самоотверженность, рождение и образцовое воспитание детей, обеспечение условий для всестороннего их развития», почетные звания «Мать-героиня» получили 2 матери из Беляевского, 4 — из Кодымского, 2 — из Котовского, 10 — из Измаильского, 1 — из Балтского, 2 — из Ивановского, 2 — из Арцизкого, 2 — из Беляевского, 1 — из Ренийского, 2 — из Болградского, 2 — из БелгородДнестровского, 2 — из Савранского, 1 — из Овидиопольского районов; 14 — из Одессы, 1— из Измаила, 4 — из Рени, 2 — из Балты, 2 — из Килии, 1 — из Ивановки, 2 — из Саврани, 1 — из Фрунзовки. «Сегодня вопрос демографии, вопрос культуры, вопрос уважения к материнству — это еще и вопрос национальной политики, поэтому одна из обязанностей власти ― поддерживать матерей», — отметил Д. Волошенков.

15 октября на Приморском бульваре Одессы состоялся первый областной открытый казаческий фестиваль «Покрова» Цель фестиваля, - возрождение и развитие исторических, культурных традиций Украинского казачества; объединение казацких организаций; воспитание патриотизма, национального достоинства и уважения к знаковым событиям украинской истории. Фестиваль прошёл на Приморском бульваре Одессы не случайно. Это любимое место отдыха многих горожан и гостей города. Тут всегда проходят самые интересные культурные акции. Достаточно вспомнить «Вышиванковый фестиваль», День города и многие другие. Гости фестиваля стали зрителями показательного выступления мастеров боевых искусств, концерта кобзарей и других представлений. www.allnews.od.ua


БЕСЕДЫ С АРКАДИЕМ ЛЬВОВЫМ

Аркадий Львович Львов – «высокий блондин с голубыми глазами» - как он сам любит себя называть. Писатель с большой буквы, одессит до мозга костей, «последний из могикан» великой когорты литераторов двадцатого века. В 1970 году по доносу руководства одесского отделения Союза Писателей СССР был обвинен КГБ в антисоветской сионисткой деятельности. С тех пор становится в писательской среде «персоной нон грата», его перестают публиковать, книги изымаются из библиотек… В 1976 году уезжает в США, вывозит рукописи своих опубликованных произведений. Роман «Двор», изданный огромными тиражами на всех европейских языках (в т.ч. и на русском), стал основанием для выдвижения правительством Франции Аркадия Львовича на получение Нобелевской премии. Еврейско – русско – советский(?) писатель Львов, живущий в Америке, становится главным кандидатом для получения этой самой высокой в мире награды. Уже написана и сдана в Комитет Нобелевская речь, но титанические усилия, предпринятые деятелями советской литературы, лишили его заслуженной награды… Энциклопедически эрудирован, остроумен, ироничен, по мудрому циничен… В свои 84 года ведет авторскую программу на американском телевидении и пишет заключительную часть литературной эпопеи «Двор»… В теплое сентябрьское одесское «бабье лето» мы провели с Аркадием Львовичем несколько дней и говорили, говорили, говорили… Виктор Зонис: - Что или кто привели Вас на этот раз в родной город? Аркадий Львов: - Родной город и привел, и, конечно, открытие памятника Бабелю. Еще я здесь кое-что снимаю для американского телевидения. Виктор Зонис: - Вы приехали один? Аркадий Львов: - Раньше я приезжал со своей женой. К сожалению, я оказался мужем с хорошей памятью. А теперь вдовцом. Я каждый день хожу на кладбище. Жены нет уже полтора года. За это время мимо меня прошло полторы тысячи похоронных процессий… Виктор Зонис: - Но все равно жизнь продолжается… К сожалению, никому не удается прожить ее без утраты родных, близких… Аркадий Львов: - Да, я, конечно, живу, но это уже совсем не то. Виктор Зонис: - Сколько лет Вы прожили вместе? Аркадий Львов: - 18 лет. Это у меня был уже третий брак. Виктор Зонис: - Аркадий Львович, я бы не хотел задавать стандартные, обычные вопросы. О Вас очень много известно, даже известно, наверное, то, что Вы сами о себе не знаете. Но я в Википедии прочел: «Аркадий Львович Львов – русский писатель». Дальше читать не стал, на этом остановился и задумался – вот Вас называют русский писатель… Аркадий Львов: - Это смотря кто (улыбается). Виктор Зонис: - Википедия. Это такой монстр, беспристрастный, из которой все черпают информацию. Я подумал, если придерживаться строгой географии, то Вы жили в Советском Союзе… Аркадий Львов: - Придерживаясь даже не столько географии, сколько истории… Виктор Зонис: - Да, согласен – и географически, и исторически. Почему русский писатель, а не хотя бы пообъемней – советский, я уже не говорю – еврейский? Аркадий Львов: - Во-первых, сейчас считается пристойным определять принадлежность автора по языку, которым он пользуется. Меня печатал с очень большой, лестной статьей некий Станислав Куняев в «Нашем Современнике». И там он указал – еврейский писатель, пишу-

щий по-русски. Проханов – Вы его знаете, есть такой. Прихожу я однажды в синагогу, там Бен Лазар, там Проханов в синагоге в Марьиной роще. Проханов довольно известная фигура, антисемит, кстати, небездарный человек. И там собралась толпа, как он туда попал я толком не знаю, тем более, что главный раввин там присутствовал, все освещал. Он подошел ко мне и говорит: «Я знаю Вас. Сейчас Вы начнете доказывать, что евреи появились на территории России одновременно с русскими». Я ответил ему: «Я не начну доказывать, что мы появились здесь одновременно, я даже не стану доказывать, что мы были раньше Вас. Я просто хочу сказать, что мы здесь были, когда Вас не только еще не было, но никто еще и не думал, что Вы когда-нибудь будете». Я – аш-

«мы прожили с ней 18 лет»... кеназ. Мои предки приехали в Одессу в начале 19 века из Регензбурга – одна ветвь – Бирштейны, а Львовы – по материнской линии – Аарон Моисей бен-Цеви Гирш Львов жил в тогдашней Австро-Венгрии, был даяном. Я задумался все-таки, как же это обилие светловолосых и светлоглазых встречается среди ашкеназов? Нет в мире ни одного народа, который бы так разительно отличался внешне внутри популяции и одной веры... Виктор Зонис: - Ну, несмотря на то, что мы «внутри популяции» так сильно отличаемся, нас всех объединяют общие «добродеятели» типа Проханова и иже с ним… Аркадий Львов: - Я, например, считаю, что существует только один вид добродетели, я неверующий человек. Есть то, что не должно зависеть от ваших эмоцио-

№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

нальных установок. Еще в студенческие годы я пришел к выводу, что существует только одна подлинная добродетель – это интеллектуальная честность, все остальное сомнения. Виктор Зонис: - Интеллектуальная честность? Это интересная мысль. Поясните, что это означает для Вас. Аркадий Львов: - Я не считаю возможным обманывать. Когда я начал писать роман «Двор», а я уже получил тогда известность, печатался в Москве в «Неделе», вообще, я во многих изданиях печатался, но дело в том, что «Неделя» была тиражом от 3 до 5 миллионов экземпляров, а я там опубликовал 30 вещей. Ни у кого такого не было. Фазиль Искандер какое-то время печатался там, но потом перестал. Виктор Зонис: - Вы знакомы с ним? Аркадий Львов: - Да, конечно, это мой друг. Сейчас он уже не в той форме, как раньше. А как я сохранился? Я бегал. Я начал бегать после болезни. Виктор Зонис: - Это в молодые годы была болезнь? Аркадий Львов: - В 29 лет я заболел. Причем, не могли поставить точный диагноз. У меня сначала не стало пульса на левой ноге, даже не исключали возможность ампутации. Потом я был на обследовании в Москве у академика Василенко, замечательный был человек. Он же проходил по «делу врачей» в 1952 году. Он возглавлял советскую делегацию в Китае. А ему срочно велели вернуться. Как только он вернулся, на него надели кандалы. Я думал, что это вранье. Посмотрите четырехтомник воспоминаний Никиты Хрущева, выпущенный его сыном Сергеем, там написано об этом. С Сергеем Хрущевым я тоже знаком. Сложный человек, как и его отец, с разными задатками. Ну вот, был еще такой знаменитый профессор Франкенберг здесь, в Одессе. Состояние мое ухудшалось, было системное поражение организма, думали, что я не выживу. Но, наверное, вмешались высшие силы… Виктор Зонис: - А помнится, говорили, что Вы неверующий человек. Вы скорее нерелигиозный. Ведь что-то Вам помогло выжить. Аркадий Львов: - Да, я нерелигиозный, а с Суперинтендатном у меня свои отношения. Но это не значит, что я не читал Тору, не интересуюсь этим. Виктор Зонис: - На протяжении многих лет, со времени наступления «просвещенного века», по мере развития наук религии, как институту, предрекали гибель. Но мы уже в веке 21-ом, и вряд ли кто-то осмелится сказать, что

религии канули в Лету. Скорее, наоборот, – чем больше наука развивается, тем больше люди начинают понимать, что без высшего обустройства уж никак не могло обойтись. И думаю, что и следующий век ничего в этом не изменит… Аркадий Львов: - Но это последний век. Имейте ввиду. Виктор Зонис: - Вы думаете? Это из серии календаря Майя и пророчеств астрологов – сектантов? Аркадий Львов: - Нет, это из серии серьезной научной литературы. Впервые эта книга вышла в Англии, на русском языке она не издавалась, по крайней мере, я не видел, потом она вышла в США, буквально несколько лет назад, книга Мартина Риса «Наш последний час». Я давно говорил, что я убежден, что это последнее столетие, что цивилизации не станет. И когда я прочел эту книгу, то получил огромную поддержку, ведь он крупнейший астрофизик, один из самых известных астрофизиков современности. Виктор Зонис: - И это говорите Вы, всемирно известный писательфантаст. А как же далекое будущее, которое Вы описывали? А книга эта художественная? Аркадий Львов: - Нет, научная. И его прогноз такой – он считает, что к концу 21 века от самой планеты Земля останется только половина, что не станет Земли, планета разлетится. Виктор Зонис: - Это всего лишь один из множества прогнозов более или менее правдоподобный, но, к счастью, субъективный. А объективно то, что нам не дано знать наше будущее, как и прошлое, впрочем. Аркадий Львов: - Да, с прошлым я, наверное, с Вами соглашусь. В том числе и с нашим еврейским прошлым, которое чем дальше, тем неясней. Вот язык идиш, например. Ведь идиш долго не включали в число языков, Вы же помните, там же долго сомнения были включать его или нет… Достаточно почитать Греца, которого я очень люблю, он основатель новой еврейской историографии. И его работы не всегда лестны для евреев. К чему я это говорю? То, что я говорю – интеллектуальная четность. Кстати, есть такое объяснение понятия «ашкеназ». Я читал русского историка, саратовского профессора, так вот он говорит, что были Понт Аксинский и Эвксинский – негостеприимный и гостеприимный. Так вот теория этого специалиста по языку, абсолютно русского, православного, он говорит, что это


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011) название было просто искаженное имя Ашкеназ, он утверждает, что это так. Точно так же я встречал у православных данные – первые четыре святых Борис, Глеб, Никита Затворник… Так, Малашевский, профессор Киевской духовной академии последней трети 19 века, говорит – Никита Затворник киевский еврей! А он входит в число первых святых у православных! Вот вам и история народа…Вот вам и интеллектуальная честность авторов. Виктор Зонис: - Иоанн Златоуст, кстати, тоже еврей, был такой ревнитель православной веры. Я читал у некоторых серьезных исследователей, что когда князь Владимир решил ввести единобожие на Руси – он большая умница был, он понимал, что это дисциплина, это управление, это власть. И он пригласил Византийских священников, пригласил раввинов из Испании и мулл. Владимир, выслушав всех, решил, что иудаизм своей стройностью, простотой (а они ему дали суть, его не пичкали запретами, что можно кушать, что нельзя) подходит больше всего. Владимир спросил: «Коротко, в чем суть иудаизма?» Ему ответили: «Суть иудаизма в том, что относись к людям так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе». Это знаменитая фраза, по-моему, Захарии, и Владимир решил принять иудаизм. Но евреи сами себя перехитрили – они решили, что здесь уже все решено, и поехали дальше к хазарам. Хазары на сотни лет приняли иудаизм, но от хазар они не вернулись, погибли. Владимир ждал какое-то время, а византийцы тут как тут, и так Россия получила христианство. Аркадий Львов: - Позвольте добавить, сославшись на то, что истории известно. Я знаю еще кое-что о Владимире. Он же, придя в Кремль, устроил массовое побоище христиан, резал их, убивал. Потом, значит, в равноапостольную. Кто у Владимира мама была? Виктор Зонис: - По-моему, гречанка. Аркадий Львов: - Они называли ее Малуша, а ее имя Малка, и она была еврейкой. И самое любопытное, что в летописях сохранилось ее уменьшительное имя Малуша, она с Ольгой все время сражалась. Архангелогородские летописи, которые не подверглись всякой порче, потому что монголы же туда не добрались, там очень четко указано имя Малка. И они говорят Малка-королева. Мейлах - король, Малка – королева. Виктор Зонис: - Аркадий Львович, часами можно с Вами разговаривать, узнавать много нового, но я бы хотел задать еще такой вопрос. Скажите, вот Вы с детства пишете. Когда, в какой момент Вы поняли, сами для себя решили – я писатель, а не просто пишущий человек? Аркадий Львов: - Стихи я стал писать в 9 лет. Я даже написал стихотворение «Товарищ Сталин»: Товарищ Сталин, за рабочих Вы стояли, Вы буржуев не боялись, И рабочим счастье дали За это спасибо Вам от пап и мам. Спустя несколько лет я уже стал постарше, стал читать, я вообще был активным читателем в библиотеках, тем более я жил через дорогу, наш дом был №14 по

Авчинниковскому переулку, по Троицкой №54, а через дорогу находилась библиотека им. Крупской. Я там всегда сидел, у меня даже свое место было, возле рояля, рядом фикус какой-то стоял. Ну, мальчик своеобразный – библиотекари считали так. Я был очень рослым, высоким, абсолютный блондин, голубые глаза. И тогда я написал другие стихи:

Товарищ Сталин, великий закон На радость людям создал Ваш гений За это Вам земной поклон И наших, и грядущих поколений. Это 12-й год мне шел. А потом уже, конечно, были другие стихи. Я Вам сейчас прочту одно стихотворение. Я писал стихи, но поэтом мне не хотелось быть. Меня привлекала проза. И когда в 11 лет я впервые прочел «Человек-невидимка», я стал писать. 40 страниц фантастики написал. Самое удивительное, что я не находил слушателей, никто не хотел это слушать. Когда меня спрашивают, почему у меня такой суровый подход к этому, то я говорю, что в Одессе каждый второй мальчик писал стихи, а что касается девочек, то каждая первая девочка писала стихи. У меня сохранились прозаические вещи, которые я написал еще задолго до того, как стал публиковаться. Бабеля я прочитал первый раз в 13 лет – довольно поздно. Дюма я читал, Диккенс был мой любимый писатель. Виктор Зонис: - Сложновато Диккенс для 13 лет… Аркадий Львов: - Не один я, все мы читали. В том то и вся штука. Я смотрю, что сейчас уже книги так не читают. А уже позднее, когда я закончил школу в 16 лет, поступил в университет, я приходил в научную библиотеку, то меня принимали за школьника и говорили: «Уходи, мы здесь школьников не обслуживаем». А я отвечал, что не школьник, а студент, и показывал свой студенческий билет. Чтобы пользоваться дореволюционными газетами, требовалось специальное разрешение, а мне их выдавали просто так. Я помню момент, когда я стал интересоваться потемкинцами, и когда я получил газеты и прочитал, что они спускались по Приморской улице, в фурах выезжали на Привоз заготавливать и экспроприировать продукты, то, как Вы понимаете, совершенно другими глазами посмотрел на всю эту революцию. Я говорил потом с Леонидом Осиповичем Утесовым… Виктор Зонис: - Вы и с ним общались? Аркадий Львов: - Да, 10 лет. С ним, с его дочерью Эдит. Четверостишие о ней было очень популярно: Утесова Эдит Отец твой Леонид, А как скажи звать, Эдит, Твою мать? Виктор Зонис: - Мне Ваши стихи про

Сталина больше понравились. Аркадий Львов: - А стихи ко мне приходили, когда я набирался ими уже, причем они сами стучали, вот это интересно, просто надо было их записывать. Я довольно рано пришел к заключению, которое согласовалось с тем, что я позднее встретил в дневниках Василия Осиповича Ключевского, великого русского историка, который писал, что если вы работали меньше 10 часов сегодня, считайте, что день пропал. Хочу вам прочесть еще одно стихотворение о Сталине. В детстве я его идеализировал, но когда начал взрослеть, читать, больше узнавать и понимать, я его возненавидел. За это же меня и из университета исключили, как врага народа. Потом я в Черновцах был, меня там даже оставили на кафедре, профессор Дмитриев меня оставил на кафедре истории. А все время шло следствие, я все время был под следствием. Тогдашний начальник милиции в Одессе был поклонником Михаила Водяного, а я с Мишей был в приятельских отношениях, и он нас познакомил. Два года мне не давали уехать из страны… Виктор Зонис: - Хотя персона Вы здесь были нежелательная, а выехать все-таки не разрешали… Аркадий Львов: - Так вот он меня вызвал и сказал: «Имейте в виду, это делаю не я, это КГБ, и в ближайшие дни вас арестуют». Это он мне сообщил. Его фамилия Буланенко. Он пообещал мне сделать все возможное, чтобы помочь. И, действительно, через день-два я получил визу, собрал все свои вещи, руко-

энциклопедия Брокгауза и Эфрона писи опубликованных книг, шесть книг на тот момент уже было опубликовано. А на таможне офицер КГБ все эти рукописи разбрасывал. Я спросил: «Почему Вы это делаете?» А он отвечает: «Это принадлежит народу. Вы должны были получить разрешение от Министерства культуры на вывоз этого». К нему подошел таможенный офицер и сказал: «Что ты делаешь? Что ты делаешь? Это же ты человеческие мозги разбрасываешь!» Потом Сергей Боруздник, когда выходила моя первая книга в «Художественной литературе» в Москве, мне же не разрешали приезжать сюда, меня публиковали уже по решению Политбюро о возвращении моих книг… Виктор Зонис: - Даже было специальное разрешение? Аркадий Львов: - Да, оно у меня сохранилось. А неопубликованные рукописи к тому времени вывезли. 26 человек помогали мне – и Солженицын, и Аксенов, и Володя Войнович, мой приятель. Я же сам не вывозил свои неизданные рукописи. А сделали более 2000 кадров микропленок, и в щетках – обувных и гардеробных - вывозили, другие, не я, я в этом смысле ничего не сделал, только то, что

было опубликовано, вывез. Виктор Зонис: - Аркадий Львович, в связи с этими просто потрясающими вещами, не приходило в голову написать автобиографический роман? Вы со столькими столпами литературы и искусства общались, дружили. Наверняка и влияние было взаимным. Аркадий Львов: - Да он давно уже написан в различных интервью, в моих книгах, устами их героев. Да о многом и вспоминать горько. Когда я писал рассказы «Большое солнце Одессы», потом «Крах патента», фантастические вещи, шесть книг уже вышло тогда. И вдруг все остановилось. Я встретился тогда с Симоновым. Я был близок к самоубийству. Я приезжал в Москву, а меня не печатали, я ничего не мог сделать. Я однажды ночью шел, как интересно, все дело случая, и встретил Симонова… Как Саул, когда гнался за Давидом, а Давид спрятался в пещере… Он мне тогда здорово помог, спас, наверное. Виктор Зонис: - Хочу напомнить. Вы обещали прочесть последнее стихотворение о Сталине, написанное тогда, когда мнение о нем кардинально изменилось. Аркадий Львов: - Ах, да. Ну, попробую вспомнить… Я стар, я умудрен, величьем упоен, Мне почесть воздает людское стадо, Восьмую сотню валит миллион баранов и ослов. Отрадно мне, Джугашвили, это сознавать, Но я хочу две тысячи мильонов Иметь баранов и ослов, Но стонов и всяких прочих оскорблений Величью царскому не перенесть. Поток приветствий, гимны песнопений Вот это делает баранам честь. Народ голоден - надо воздержаться; Веселья жаждет – надо попоститься: Во-первых, мы должны вооружаться, А во-вторых, вассалов снарядить. Мы на Земле - планете дрянной, Людскому стаду мир дадим, И будет царь не иностранный, а Свой советский властелин. Помогут в этом Запада бараны – Тольятти, Готвальд, Бейрут и Торез. С Востока ясного китайские болваны – политик Мао, Ким-головорез. А коль игрок не выразит смиренья, Он Коминформом будет бит, Тому пример для поученья Наш сербский тезка и бандит. Владыки и вожди, Вам, говорю я, горе Нью-Йорк низвергну, Лондон, Вашингтон, А камни городов я брошу в море – Таков святой истории закон. Восьмой десяток – время отлетает, Но есть во мне еще величья мощь, И мой народ в восторге восклицает – Генералиссимус и Вождь! Не Македонский я – державы все же пали, Не Ассирийский царь – величьем упоен, Я – Генеральный секретарь, я – вождь Иосиф Сталин Тиран из Грузии и поп-хамелеон. (Продолжение следует…)


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

КТО ТАКИЕ ПАПУДОВЫ? Как бы ни были долгоживущи городские названиясимволы: Косарка, Канава, Майдан, дом Папудовых, но и им выходит срок. Кто теперь вспомнит, что на Косарке нанимали косарей, по Канаве (Карантинной балке) возили в порт подольское зерно на "биндюгах", а на Майдане (танцплощадка в Александровском парке) трепыхались под чарльстон, твист, шейк, обоюдно били лица, взрослели целые поколения юных одесситов? Другое дело — дом Папудовых. Огромный домина, собственно, комплекс домов с обширным внутренним двором, выходящий одновременно на Соборную и бывшую Полицейскую площади. Что за Папудовы? Кто такие? Старожилы и "домочадцы папудовские" скажут, что богатые купцы туточки жили, да и все, пожалуй. Константин Фотьевич Папудов (Папудов — русифицированная версия греческой Пападзис; его дальние родственники носили фамилию Папудогло) — почетный гражданин, купец первой гильдии и прочее, и прочее, был одним из "китов" хлебного экспорта, которым Одесса промышляла многие десятилетия, снискав славу мирового экспортера зерна и сделавшись, собственно, Южной Пальмирой и тем легендарным "Золотым городом", о котором столько говорено. Интересующий нас дом изначально представлял собой вместительные (тогда говорили "поместительные") хлебные амбары, где зерно складировалось, сортировалось, просушивалось и т. д. перед отправкой в гавань. Как указано в реестре объектов культурного наследия, этот комплекс на Полицейской площади строился видным архитектором Иваном Козловым (1843 — 1846 гг.). Впоследствии он неоднократно перестраивался, в том числе — Францем Моранди. В 1848 году "дом и магазин почетного гражданина Константина Папудова" были оценены в сравнительно скромную сумму — 7800 рублей. Пионеры хлебного бизнеса сильно отличались от нынешних. Жили не то чтобы скромно, но без показной роскоши, рационально, рачительно, в соответствии с вековечными средиземноморскими традициями. Небольшие двухэтажные дома левантийского покроя с внутренними двориками, облицованная мрамором ци-

стерна для сбора дождевой воды, деревянные галереи, сводчатые подвальчики, в которых располагались традиционные кофейни, харчевни, ресторанчики. Баклажаны по-гречески, многочисленные рыбные блюда, ароматный мокко, едкая мастика и терпкое кипрское. Непременная сиеста. Застой в хлебной торговле вследствие не счастливой Крымской войны временно расстроил дела хлебопромышленников; в данном "военном контексте" очень негативно сказалась и существовавшая тогда система портофранко. Кое-кто совсем ушел из этого бизнеса, кое-кто передислоцировался в Европу. Какоето время пробыл в европейских столицах и Папудов, что отчетливо отразилось на самой стилистике его быта. Во втором браке (первую жену Папудова, тоже гречанку, звали Деспина Пантелеевна, она активно участвовала в филантропической деятельности Одесского женского благотворительного общества во второй половине 1830-х гг.) супругой его стала знаменитая одесская красавица, дочь купца первой гильдии Ариадна Евстратьевна Севастопуло, много моложе его. Торговый дом Севастопуло официально функционировал в Одессе с 1822 года. Бракосочетание состоялось 21 апреля 1844 года. На тот момент Константину Фотьевичу было 47 лет, а его невесте — 20. Дочь Папудова от первого брака, Каллиопа, умерла 13 июля 1850 года в возрасте 16 лет, а дочь от второго брака, Евгения, скончалась 28 апреля 1852 года в возрасте 8 лет. От первого брака у К.Ф. Папудова был еще сын Александр, умерший в начале 1874 года в Каннах. Впрочем, от второго брака были еще сын Анатолий, дочери Ольга и Ариадна. Последняя удачно вышла замуж за генерала Андрея Дмитриевича Мартынова. Да и сам Папудов счастливо дожил до весьма почтенных лет. Ариадна Севастопуло получила блестящее по тем временам образование, музицировала, была хорошей вокалисткой, отлично танцевала и

к тому же выделялась в своем кругу умом и вкусом. Ей было уже за сорок, когда она с большим успехом концертировала во Франции, где исполняла итальянские оперные арии, русские романсы и песни. В Париже в разные годы Ариадна Папудова пленяла множество именитых кавалеров, а юный барон Ротшильд влюбился в нее настолько, что по-

моделировал Одессу в миниатюре, состоя из совершенно не схожих ни функционально, ни даже по внешнему облику частей. Пристойные магазины (писчебумажный — Ивана Маха, мануфактурный — братьев Самсоновых) и прочие заведения по торцу, обращенному к улице Преображенской. Величественный барский особняк — со стороны

дарил ей особняк герцога де Саган на Елисейских Полях. Некоторые подробности последнего сюжета рассказаны старейшим одесским библиографом, первым лауреатом Дерибасовской премии Виктором Семеновичем Фельдманом. По его словам, Ротшильд увидел Папудовых в ложе Гранд-опера, отчаянно увлекся красавицей-гречанкой и стал наводить справки о финансовом положении одесской четы. А оно было далеко не блестящим. Протежирование крупнейшего банкира обеспечило Папудову соответствующее реноме, и он сумел получить необходимые ему кредиты. Что касается упомянутого герцогского особняка на Елисейских полях, то накануне возвращения в Одессу он был продан со всей обстановкой, исключая... девять дверей от внутренних входов. Дело в том, что двери эти были не простыми, а красного дерева, с резными бронзовыми ручками и фарфоровыми медальонами, украшенными рисунками знаменитого Ватто. Двери доставили в Южную Пальмиру, а впоследствии установили в верхних этажах того самого дома Папудовых, о котором идет речь. Разумеется, после того, как весь комплекс амбарных строений был дважды основательно переформирован: сначала архитектором Боффо, а впоследствии — Мазировым и Рейнгерцем. "Городок Папудовых" как бы

Соборной площади. Неладно скроенный, но крепко сшитый доходный дом — со стороны Полицейской площади. Разнообразные службы — во дворе. Если в высоких парадных залах "барского особняка" собиралась исключительно "чистая публика", весь бомонд, зверинец светских львов и львиц (здесь задавались балы, на которых танцевали по 120 пар, на манер Аничкова дворца!), то буквально через стену, в доходном доме, ютились конторщики и счетоводы, младшие приказчики и многочисленные "погибшие, но милые создания". Между прочим, даже в середине 1870-х гг. во втором — третьем этажах все еще располагались хлебные магазины, причем в газетных заметках указывается, что обрушение перегруженных перекрытий угрожает жильцам первых этажей. Впрочем, через некоторое время хлебные магазины были удалены, и весь дом стал поистине доходным. Это последнее обстоятельство, собственно говоря, и придало особый, специфический смысл народному названию "Соборка". Аллея (проезд) между домом Папудовых и собором сделался биржей упомянутых созданий, а равно — готовых к их услугам извозчиков. Фразеологизм "ей остается только пойти на Соборку" означал крайнюю степень нужды. В газетных хрониках происшествий того времени зафиксированы де-

сятки скандалов, мордобоев, поножовщины в доходной части папудовского дома. Столь же громогласны и печатно отмечены баснословные приемы, маскарады в парадной части дома, на которые, будто в Аничков дворец, съезжались до 500 — 600 персон. Мемуаристы описывают мазурки при участии нескольких сот пар! Здесь бывали Воронцовы, Нарышкины, Гагарины, Толстые... О хозяйке этого крупнейшего в городе светского салона говорили, что для Одессы 1860-х гг. она была "тем же предметом эстетического обожания", каким была в пушкинские времена незабвенная "мадам Ризнич с римским носом". Но канула в лету щедрая к прелестной Ариадне эпоха. Не помогла и операция, блестяще проведенная самим Н.В. Склифосовским. На местный олимп пришла новая фаворитка, госпожа Бушен — дочь небезызвестного городского головы Н.А. Новосельского. Потом — другие. Много видных персонажей отечественной истории перевидали старые стены. Между прочим, несколько февральских дней 1919 года прожила тут и "звезда" немого кинематографа Вера Холодная. Несколько своих последних дней. Сохранившаяся кинопленка о многолюдных похоронах культовой, как нынче принято говорить, актрисы запечатлела и несохранившуюся часть дома Папудовых, где Холодная так недолго обитала, с популярным тогда магазином мод Оржеровского на переднем плане. А что же мемориальные двери с миниатюрами Ватто? Дверям этим выпала судьба путешествовать. Унаследовавшая дом дочь Папудовых вышла замуж за генерала Мартынова, который, занимаясь обустройством собственного особняка на Каменном острове в северной столице, перевез замечательные сагановские двери в новое обиталище. Но самое занимательное — впереди! Накануне I мировой войны эти антикварные изделия освидетельствовали опытные эксперты, двери были проданы за огромные деньги и водворены... на своей исторической родине, в фамильном владении де Саганов.

Олег Губарь


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011) Когда-то Одесская киностудия гремела по всему Советскому Союзу своими фильмами. Самые известные режиссеры считали за честь поработать на этой легендарной фабрике киноискусства. Потом наступили долгие годы застоя, упадка. Само существование ее было под угрозой. Но в последнее время в павильонах киностудии забрезжил свет, послышались деловые, характерные для кино команды – «мотор», «дубль», «кадр»… Может быть это начало возрождения?

ЛЮДМИЛА СОКОЛОВА ЛИЛИЯ СОЛДАТЕНКО Людмила Соколова и Лилия Солдатенко – выпускницы Одесской киношколы имени Веры Холодной. Жизнедеятельные, позитивные, целеустремленные, они рассказали нам о своей режиссерской работе. - Расскажите, пожалуйста, о «Парусе», что это за студия, с какой целью она была создана и когда? Людмила: - Студия «Парус» изначально создавалась для режиссеров, которые прошли определенное обучение и решили продолжить свой творческий путь. Быть разрозненными - это не очень хорошо в наше время, надо объединяться. У нас с Лилей было большое желание снимать кино. Поскольку мы учились у одного преподавателя - Садомского Юрия Викторовича – определенное взаимопонимание между нами уже появилось. И почти год назад мы объединились – нашу студию зарегистрировали при Одесском отделении Союза кинематографистов. Снимаем мы фильмы или нет, зависит только от нашего желания и возможностей. Есть определенные задумки. Я сейчас сняла короткометражку по своему сценарию. Лиля сейчас тоже снимает фильм по своему сценарию. Мне пока комфортней работать с коротким метром. Лиля созрела на большой фильм, это будет полнометражный детский художественный фильм, музыкальная сказка «Истории старого волшебника». В этой студии нас пока только двое. Мы сейчас ее переименовываем. «Парус» - это рабочее название. Лилия: - Мы хотели бы, чтобы к нам еще кто-то присоединился из режиссеров, но чтобы у этих режиссеров была снята уже хотя бы одна картина, пусть даже короткометражная. Потому что можно снимать, можно работать, но никогда не довести дело до конца. - Лилия, почему Вы решили снять именно сказку? Лилия: - Потому что детских фильмов нет, потому что очень давно хотела. - А о чем эта сказка? Лилия: - Эта сказка об иллюзорном мире. Я считаю, что это очень современно, потому что все дети «сидят» в компьютере, в интернете, играют в компьютерные игры. Хочется оторвать их от мира нереального и показать, что есть другой мир – реальный. В фильме есть и волшебники - и злой, и добрый, есть и музыка, и танцы. По сценарию добрый волшебник Доктор Гольф живет в своей подземной лаборатории, постоянно работает над чудесными формулами эликсиров и хочет сделать весь мир добрее и лучше. Он очень любит рассказывать волшебные истории, которые долгие столетия собирает по всему свету и записывает

:

в свои книги. И вот с помощью его историй я хочу рассказать детям, как можно измениться благодаря окружающему нас миру, даже если тебя захватил мир иллюзорный, как сделать шаг к настоящей жизни, не боясь разрушить привычный и удобный способ существования. Они должны задуматься, что пока они бесконечно сидят перед компьютером и телевизором, может быть, в это время самое интересное проходит мимо них. - Как Вы искали актеров? Лилия: - У нас был серьезный, сложный кастинг. Мы просмотрели большое количество детей, большое количество актеров. Главным условием было - это очень приятные светлые лица. Дети обязательно должны уметь петь, танцевать. Роли волшебников достались Владимиру Горянскому и Алексею Агопяну, главная детская роль – роль правителя Унура – Александру Ильвахину. - Вам нравится работать с детьми? Лилия: - Мне очень нравится работать с детьми – это мое. У меня у самой их трое. - Чем, по-Вашему, можно заинтересовать современных детей? Лилия: - Современным детям интересно все, другое дело, что им навязывать и показывать. Я, например, своим детям строго не рекомендую телевидение. - В чем, на Ваш взгляд, секрет долголетия старых советских сказок, большинство из которых и маленькие, и большие зрители смотрят с удовольствием до сих пор? Лилия: - Это касается не только сказок, а и любого фильма, любой картины, которая сделана по-настоящему, в которую вложена душа, вложены самые лучшие общечеловеческие ценности. Плюс к этому очень хорошее визуальное решение. - А какие фильмы Вы снимали до этого? Лилия: - До этого я снимала короткометражные, очень легкие картины. Люся снимает больше авторское, арт-хаузное кино, его можно увидеть в маленьких кинотеатрах, в U-синема на киностудии. Ее фильм «Справка» был на множестве фестивалей и даже получал призы. На Каннском кинофестивале была презентация целого блока под названием «У каждого свой Чехов», в него вошло несколько короткометражек, и Люсин фильм «Справка» по Чехову тоже был там представлен. Людмила: - Да, выпускники нашей киношколы решили создать цикл короткометражек под общим названием «У каждого свой Чехов» и предложили мне поучаствовать в проекте со своим фильмом «Справка». Фрагменты этого киноальманаха и были представлены в мае на Каннском кинофестивале и заинтересовали наших французских коллег. Так что

«МЫ ПРИГЛАШАЕМ РЕЖИССЕРОВ В СВОЮ СТУДИЮ, ВСЕХ, КТО ХОЧЕТ СНИМАТЬ КИНО» первым успехом проекта стала предварительная договоренность о прокате фильма в некоторых кинотеатрах Франции после его завершения. А отдельно у фильма «Справка» судьба сложилась, я считаю, хорошая. Было несколько показов в U-синема, его показывали на фестивале «Молодость» в Одессе в прошлом году, на Днепропетровском кинофестивале профессионального кино, и были хорошие отзывы. - Какую цель Вы ставите перед собой, снимая кино? Людмила: - Поговорить со зрителем. У любого человека внутри есть содержание и каждый самовыражается по-своему. Я сейчас сняла новый короткометражный фильм под рабочим названием «Заказ на убийство». Это комедия. Насмотревшись современного кино, где все с такой легкостью хватаются за оружие, выслеживают, убивают, и для нас это уже стало привычным, обыденным, я решила снять свой фильм. Мне кажется, что это не совсем правильно, даже не то, что неправильно, а не так-то и легко замахнуться на человеческую жизнь, и даже мысли такой не должно возникать у человека. И вот моя героиня решила, что она, злясь на своего «бывшего», готова его убить, но насколько далеки оказались друг от друга ее слова, и реальная готовность совершить убийство. По-моему, любой конфликт, какие-то нереализованные ожидания можно решить цивилизованным путем, необязательно хвататься за оружие. - Как Вы попали в профессию? Людмила: - Неожиданно. Это, наверное, было просто как заполнение того, чего не хватало, потому что обыденная жизнь, рутина очень затягивает. Для меня кино – это отдушина, это возможность выразить себя. Потому что в повседневных заботах – семья, дом, работа - не получается рассказать о себе, о том, что у тебя на душе. Не будешь же с какими-то своими вопросами лезть в душу к комуто. А здесь такая великолепная возможность снять фильм, сделать это красиво, эстетично, благодаря нашим преподавателям, которые прививают нам вкус, за что я им очень благодарна. Хорошо, когда ты знаешь, что есть будни, а есть время, которое ты можешь уделить себе. Когда я смотрю чужие фильмы, то понимаю, что сделала бы как-то по-другому, у меня идут определенные ожидания. Хочется смотреть больше доброго, хорошего кино. Когда мы с Лилей организовывали студию, то договорились, что будем снимать только доброе кино, что в наших фильмах не будет никакой злобы, никакой крови, потому что этого и так слишком много сейчас и в жизни, и

на экране. Я не тот человек, который мог бы заниматься политикой, но все-таки мне хочется что-то делать, что-то менять, и вот через фильмы, мне кажется, можно повлиять на людей, на детей, на подрастающее поколение, в частности. Вообще, никому никогда не помешает посмотреть доброе, хорошее кино. - Ваше мнение, помогает ли Одесский кинофестиваль в возрождении и развитии украинского кино? Лилия: - Люди, съезжающиеся на кинофестиваль, тем или иным образом хотят участвовать в кинопроизводстве – актеры, режиссеры, продюсеры. Они все общаются. Происходят большие изменения в понимании каждым того, что он хочет делать, мастер-классы очень помогают. Если раньше было просто ничего, то сейчас началось движение. Люди выходят уже на определенный уровень, они уже знают с кем общаться. Людмила: - Фестиваль, как мне кажется, исходя из того, что я увидела, когда ходила на мастер-классы, на демонстрации фильмов, выявляет у нас много талантливых молодых людей, которые могли бы снимать хорошее кино. Только им надо оторваться от своей самодеятельности. Да, можно снять короткометражный фильм на мобильный телефон, но нужно идти дальше, а для этого необходимо приобретать определенные профессиональные навыки. Кино – это многогранное искусство. Одними мастер-классами, конечно, не обойдешься, но начать через вот такие встречи-занятия, чтобы понять свои желания и возможности, очень важно. Потому что тот же Марк Тревис в конце мастер-класса спросил: «Ну что, режиссеры здесь еще есть?» Рук было уже в три раза меньше. Лилия: - Да, мы приглашаем режиссеров в свою студию, всех, кто хочет снимать кино. Мы всегда советуемся, помогаем друг другу, читаем сценарии друг друга. Когда кто-то со стороны оценивает, подсказывает – это всегда полезно. Записала Виктория Воронкова


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

Любимый город

ТАМАРА ХМИАДАШВИЛИ:

Тамара Гавриловна Хмиадашвили – главный редактор Одесской киностудии и директор Одесской киношколы им. Веры Холодной. За ее плечами работа в более, чем 30 художественных кинолентах, среди которых такие известные, как «Военно-полевой роман», «Мушкетеры 20 лет спустя», «Тайна королевы Анны, или Мушкетеры 30 лет спустя», «Искусство жить в Одессе» и многие другие. Она застала киностудию в период ее расцвета, когда здесь один за другим выпускали киношедевры и работали те, кто по нынешним меркам – легенды. Сейчас же Одесская киностудия в основном обеспечивает нужды российских съемочных групп, работающих над сериалами, которые отдают предпочтение нашей кинофабрике из-за относительно низкой цены. Но работники студии не отчаиваются и надеются на то, что в скором времени кино в Одессе начнет возрождаться, и можно будет работать дальше. А для того, чтобы было кому возрождать и работать, они – преданные мастера своего дела - не уходят с киностудии, а готовят себе достойную смену. Поэтому в Одессе на базе Одесской киностудии уже 12 лет работает киношкола имени Веры Холодной, где занимаются подготовкой кинематографистов – режиссеров, сценаристов, операторов, звукорежиссеров, художников по костюмам, монтажеров, актеров, а помимо этого есть еще курсы теле-, радиожурналистики и ораторского искусства, а также детские и юношеские мастерские. Будем надеяться и с нетерпением ждать, что вскоре перед началом нового фильма на голубых экранах наших телевизоров появится синь родного Черного моря, легендарный белый парусник и пробьют знаменитые корабельные склянки. - Тамара Гавриловна, расскажите, пожалуйста, о киношколе. Как и с чего все начиналось? - Вначале были курсы, причем курсы телеведущих. С этого в 1997 году мы и начали. Инициатором выступила Альбина Петровна Овчинникова – профессор, доктор искусствоведения. К ней обратились за помощью с одного из одесских телеканалов организовать какие-то курсы, чтобы на работу приходили люди подготовленные, имеющие о ней представление. Так появились курсы, и телеканалы начали с удовольствием принимать на работу наших ребят. А через год я поняла, что надо, наконец, задуматься о подготовке профильных работников для кинопроизводства. Понимая, что в Одессе нет специального учебного заведения, которое бы готовило наших профильных специалистов: режиссеров, операторов, звукооператоров, монтажеров, художников-декораторов, мы должны создать киношколу, мы должны готовить смену. Так при Союзе кинематографистов на базе Одесской киностудии уже 12 лет работает киношкола им. Веры Холодной. У нас преподавала режиссуру Наталья Амировна Збандут, очень хороший режиссер, к сожалению, год назад ушедшая из жизни. Потом мы открыли актерский курс. Его вели Самуил Михайлович Имас, Семен Крупник. В школе также преподавали и Ярослав Васильевич Лупий – режиссер, сценарист, и Велен Захаро-

«КОГДА Я ЗНАЮ, ЧТО СНИМАЮТ НАШИ РЕБЯТА, МНЕ ЭТО ДОРОЖЕ ВСЕГО»

вич Новак – режиссер, актер – люди, прожившие жизнь в кино, знающие, разбирающиеся. Но они ушли снимать кино. И тогда я подумала, что надо брать педагогов, которые из школы не будут уходить, которые без школы не смогут. Они очень хорошо преподавали, замечательные, талантливые люди, но им дороже съемочный процесс, они могут без школы. Вот у нас сейчас есть преподаватель Березина Галина Ивановна – педагог по актерскому мастерству и сценической речи, педагог Ленинградской школы, у нее удивительно тонкое понимание актерской профессии, очень сильный педагог. Есть у нас такие дисциплины на актерском мастерстве, как сценическое движение, сценическая речь. У нас сейчас два замечательных педагога по речи – это Валентина Даниловна Максимова, она мастер сцены, 40 лет проработала в театре, и Галина Ивановна Березина с прекраснейшим, превосходнейшим русским языком. У нее, действительно, можно правильно, грамотно учить русскую речь. Актер без речи и без движений – не актер. Он не должен думать о том, как он говорит и как движется – это должно быть автоматически. Поэтому очень большая нагрузка на сценическое движение – жонглирование, верховая езда, фехтование. На режиссерском отделении сначала были только основы режиссуры, операторского мастерства и художественное искусство, но без сценарного мастерства режиссера быть не может. Он должен знать, что такое сценарий, как подходить к законам драмы. Если ты сам не пишешь сценарий, то, как найти нужный, как понять, что это профессиональный сценарий? Сейчас режиссерские курсы имеют около 7-8 педагогов и включают в себя: основы режиссуры, основы операторского мастерства, сценарное мастерство, актерское мастерство, историю кино, изобразительное искусство, звукорежиссуру, монтаж и даже авторское право. Т.е. у нас больше дисциплин, чем во ВГИКе. - Но, кроме того, что Вы заведуете школой, Вы еще и преподаете в ней? - Да, я педагог по сценарному мастерству. Когда начались перемены в стране, у меня появилось желание уже что-то давать. Профессиональный опыт нужно передавать. Тору передавали из уст в уста, и все надо так. Почему Одесская киностудия - единственная в Украине, где жизнь еще теплится? Одесситы изнутри другие люди, они все-таки жизнедеятельные, более позитивные. И поэтому Одесская киностудия не умрет. Это просто такой период. Кино – это огромный рынок. Если правильно его построить, то после торговли оружием это самый лучший бизнес во всем мире. У руководства нашей страны позиция такая: «В Зимбабве кино нет, и люди живут!» Вот и все. В России понимают, что самым важным из искусств является кино, ведь это пропаганда твоей страны, поскольку это массовое искусство. Действительно, лучший агитатор – кино. И американцы это поняли лучше всех. Они внушили самим себе, что американец с белозубой улыбкой – самый лучший человек в мире – он женщину спас, ребенка из огня вынес, он семьянин, он патриот. И они внедрили это в массы, они внедрили это в наше сознание. А сделали они это с помощью чего? С помощью кинематографа. Нация торговцев, а кинематограф внушил нам, что они лучшие. Да, все картины сегодня создаются по американским законам. Но, я думаю, для переходного периода это не самый худший путь, потому что американцы этот путь заимствовали у нас – мы так раньше кино строили, мы так готовили процессы, как они сейчас. Они приняли наш стиль, наши нормы, просчитали, развили и поняли, как построить картину так, чтобы зритель от тебя не ускользнул. Мы что так же не можем? Да мы лучше можем, ведь это все мы придумали. Поэтому надо просто вернуть киностудию киносту-

дии, и кино в Одессу. Когда я знаю, что снимают наши ребята, мне это дороже всего. Я даже не хожу на съемочную площадку, чтобы потом спокойно, объективно посмотреть и оценить картину. Это главное – что есть ученики, продолжатели дела. Мы стараемся поддерживать своих лучших выпускников, если нужно помочь – по возможности помогаем. Режиссер - это авторская профессия. Очень важно, есть ли тебе что сказать, и знаешь ли ты, как это сказать. Почему я люблю Александра Митту, потому что он понял, что в кино нельзя говорить: «Я снимаю для себя». Это непрофессионально. Там, где должен быть зритель – в театре и в кино – для себя поставить и снять нельзя. Должен быть обязательный диалог с залом, должна быть обратная эмоция. - А где в Украине еще работают киношколы? И поддерживаете ли Вы с ними связи, обмениваетесь ли опытом? - Киношколы существуют в Польше, во Франции, в Москве, в Питере. А в Украине? В Харькове есть киношкола. Киев поет и танцует, кино там кончилось. - Совсем недавно в нашем городе прошел II Одесский международный кинофестиваль. Ваше отношение к нему, насколько профессионально он был организован? - Во-первых, я не поняла направление этого кинофестиваля. Фестиваль состоял из картин, непонятно по какому принципу собранных. Есть фестивали зрительского кино – кино, которое любят зрители, это жанровое кино – приключения, детектив, комедия. Есть фестивали элитарного кино – арт-фестивали. А здесь были собраны просто разные картины со всего мира. Так фестиваль не делается. Во-вторых, если в таком городе делается кинофестиваль, то не иметь в виду кинематографистов вообще – нельзя. Это то же самое, как если режиссер не имеет в виду зрителей. Это просто неуважение. У нас же есть режиссеры, народные артисты, заслуженные деятели культуры - люди, заслужившие уважительное отношение к себе. По красной дорожке шел, кто попало – это стыдно. Там должны были пройти главные люди – кинематографисты всех стран, и одесситы тоже. Ведь это люди, отдавшие жизнь музе кино. А это кровавая муза, это очень тяжелая муза. Здесь тяжелей работать, чем в театре, чем в изобразительном искусстве, в музыкальном искусстве. Нельзя не знать, что Алан Останин, который пытался быть учеником нашей школы, но так и не стал им до конца, бросив обучение, что он не режиссер, а его представляли как режиссера, причем, как ведущего режиссера Одесской киностудии. Надо знать эти вещи прежде, чем допускать их в масштабах фестиваля. Все режиссеры дрогнули, когда узнали, что Алан Останин - режиссер. Ну, как им, снявшим массу картин, знать, что этот человек, который толком еще ничего не снял, а его представляли как режиссера. Надо изнутри знать ситуацию. Узнайте, кто есть кто, почитайте об этих людях, посмотрите их картины. Почему народные артисты, режиссеры должны ходить и просить себе пригласительные в Оперный театр? И не ходили, и не просили, но им должны были их дать, они этого заслужили, они имеют на это право. Поэтому вот это плохо, а сам факт, что фестиваль есть – это они молодцы, это здорово. В любом случае фестиваль – это хорошо, даже если он неудачный. Фестиваль – это привлечение внимания разных людей, людей богатых, которым, может быть, захочется вложить деньги в кино; это привлечение внимания к Украине, что здесь был кинематограф, и вполне может быть и сейчас на очень высоком уровне. То, что явно удалось – это мастер-классы. Они получились очень хорошие, безусловно, за счет уровня приехавших личностей – Отар Иоселиани, Сергей Соловьев, Александр Митта, Ежи Штур, другие – личности разнообразные, интересные, непохожие. Кинофестиваль нужен, и многое получилось. Я не считаю, что он провалился, он просто постепенно набирает обороты, и скоро Одесса станет хорошим фестивальным городом. Фестивали необходимы для творческой жизни Одессы. Записала Виктория Воронкова


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

Любимый город

ОТКРЫТИЕ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕИ «МК»

Седьмого октября на Итальянском бульваре без излишней помпезности и массированной рекламы открылась картинная галерея известного в Украине коллекционера и мецената Михаила Кнобеля. В просторном зале помещения, поднятого Михаилом Зиновьевичем из руин одесского подвала, собрались друзья, близкие люди, сподвижники и журналисты. Много искренних и теплых слов было сказано за бокалом шампанского среди подлинных шедевров южнорусской школы живописи… Впрочем, наши читатели могут убедиться в этом сами, прочтя только малую толику из них…

Михаил Кнобель: …Несколько лет тому назад, примерно в таком количестве, как сегодня, мы встречались, и я Вам обещал, что у меня будет новая галерея. Это мое, но дарю это Вам. Я Вас собрал сейчас, и буду собирать снова и снова, потому что Вы – мои друзья уже на протяжении 20 – 30 лет. Я вырос на этом искусстве, я люблю это искусство, я люблю Одессу. Сейчас это модно говорить, но я действительно люблю Одессу и не боюсь этого говорить. Я ни на что не променял бы мой родной город. Вся моя новая коллекция здесь не помещается, представлена только лишь ее третья часть, но я надеюсь, что городские власти мне дадут еще одну большую комнату, примыкающую к галерее. Сейчас она пустует и никому не нужна, а мне очень нужна. Эта коллекция собрана примерно за два года и насчитывает примерно 450 работ. Мне помогали самые близкие люди, в последнее время было очень тяжело, но мы никуда не ходили, ни на что не жаловались, и мы сделали, я думаю, хороший подарок Вам. Я хочу, чтобы сюда

приходили, чтобы другие люди тоже жили искусством, как и я. Ян Железняк - олимпийский чемпион, легенда Советского спорта : Так сложилось, что Михаил Зиновьевич ворвался в мою жизнь, как врываются партизаны, когда освобождают что-то, но вместе с тем очень мягко, очень корректно, очень приятно. И, действительно, окунул в новый для меня мир современной живописи. Он мне уже очень много рассказывал о том, как собирал свою коллекцию, мне было очень интересно и познавательно, несмотря на то, что у меня тоже уже возраст солидный. Я хотел бы сказать, что приобщаться к прекрасному никогда не поздно, поэтому призываю одесситов – знайте, что в Одессе уже есть галерея «МК», куда они

могут прийти и получить то удовольствие, которое получаем сегодня мы с вами. Чтобы эта галерея увеличивалась, улучшалась, чтобы она приносила пользу! Спасибо, Михаил Зиновьевич, за то, что Вы сделали для Одессы, это, наверное, больше, чем в свое время делали олимпийские чемпионы! Виктор Зонис

ОДИССЕАС ЭЛИТИС ПЕВЕЦ ЭЛЛАДЫ ХХ ВЕКА

Сегодня литературные произведения на новогреческом языке гораздо менее известны и востребованы, чем их предшественники античных времен. Если имена Гомера и Эзопа на слуху у многих поколений во всем мире, то имена Одиссеаса Элитиса и Георгоса Сефериса мало что говорят широкому кругу читателей. Их творчество до сих пор остается в тени, даже несмотря на две высшие литературные награды мира – Нобелевские премии, врученные этим поэтам Эллады ХХ века. Но чтобы восстановить справедливость и, наконец, познакомить нас с жизнью и творчеством одного из этих мастеров слова 13 октября в Греческом фонде культуры открылась выставка, посвященная поэту, художнику, переводчику Одиссеасу Элитису - «Одиссеас Элитис. 100 лет со дня рождения». Экспозиция документальных фотоиллюстраций с описаниями и информацией о жизненном и творческом пути О.Элитиса, его живописные работы можно будет увидеть до 19 ноября по адресу Красный переулок, 20 в выставочном зале филиала Греческого фонда культуры. Последний отпрыск старинной семьи с острова Лесбос, Одиссеас родился на Крите, жил в Афинах, где изучал юриспруденцию, в детские годы лето проводил на острове Спецес, а позже на разных островах Эгейского моря. Будучи уже зрелым поэтом, он сам так говорит о своем происхождении: «Мои детские годы проходили в камышах. Много ветров обдувало меня, пока я вырос. Однако только так я научился различать самые незначительные звуки, точно выражаться среди необъяснимого» («Юнга»). Волшебный мир поэзии увлек Одиссеаса, когда ему было 20. Он начинает взахлеб зачитываться французскими авторами, в частности, Полем Элюаром, в честь которого и берет псевдоним Элитис (настоящая фамилия – Алепуделис), увлекается тогда еще только зарождающимся сюрреализмом. Одиссеас Элитис вошел в группу литераторов, связанных с журналом «Новое литературное обозрение», где печатались произведения поэтов (в том числе и Георгоса Сефериса), которым было суждено сформировать новое поколение греческой литературы. Эти писатели выступали против искусственно архаизированного, официального и отчасти литературного языка, созданного на основе классического греческого, предпочитая ему живую разговорную речь. Творчество некоторых национальных авторов-сюрреалистов вызывало насмешки общественности, но поэзию Элитиса гре-

ки приняли с самого начала благосклонно – удивительным образом ему удалось соединить приемы сюрреалистической школы с греческой ментальностью. Как позднее объяснял сам поэт: «Я никогда не был ортодоксальным сюрреалистом». Мобилизуя все богатство греческого языка в разных фазах его истории, Одиссеас добивается новых языковых структур, возвращение древних средневековых слов в основную массу греческого языка приводит к тому, что вместе с ними обновляется наша мысль, обостряется наша способность восприятия. В то же время Элитис – поэт-европеец, осознававший свою задачу – и задачу своего поколения – в том, чтобы «достичь некого синтеза, который включал бы в себя, с одной стороны, элементы греческой традиции, а с другой, отражал бы социальные и психологические запросы нашей эпохи». В 1979 году Одиссеас Элитис получил Нобелевскую премию в области литературы. Премия была присуждена «за его поэзию, которая, опираясь на греческие традиции, с вдохновенно эмоциональной мощью и проницательностью духа отражает борьбу современного человека за свободу и творчество». Университеты Сорбонны, Лондона, Рима, Салоник, Афин присудили ему звание почетного доктора филологии. Поэт счел награду Шведской академии честью не только для себя, но и для Греции, с ее многовековой историей - самой древней в Европе. Сегодня она хранится в одном из музеев страны. На церемонии вручения премии Одиссеас Элитис произнес: «…Дорогие друзья, мне была дарована возможность писать на языке, на котором говорят только несколько миллионов человек. Тем не менее, этот язык использовался без перерывов и лишь с небольшими различиями на протяжении двух с половиной тысяч лет. Удивительно, эта нелогичность и расхождения проявляются и в материально-духовной сущности моей страны, у которой совсем небольшая площадь, но бесконечно богатая история. И я напоминаю вам об этом совсем не из гордыни, а чтобы продемонстрировать с какими сложностями сталкивается поэт, когда использует для обозначения дорогих ему вещей и понятий те же самые слова, что и Сапфо, например, или Пиндар, не имея, однако, того признания, которое имели они в лице всего цивилизованного мира. Если бы язык был просто средством общения, никакой проблемы бы не существовало. Но вышло так, что он является и «магическим» инструментом, и способом передачи моральных ценностей. С течением веков язык приобрел определенный характер. И этот характер рождает обязательства. Давайте не будем забывать, что на протяжении двадцати пяти веков, без перерывов на греческом языке создавались поэтические произведения. И современная греческая поэзия несет на себе этот огромный груз традиций языка». Виктория Воронкова


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

Евгений Деменок

ИЗ ЦИКЛА «ОЗ» - Одесские заметки Портрет

Резо Габриадзе нарисовал мой портрет. Портрет очень разноцветный и, честно говоря, узнать меня на нём сложно. Резо рисовал фломастером, пером, но больше всего – пальцем, обмакнутым в акварельные краски. Точно мой на портрете хохолок – или вихор – на голове. Он всегда торчит, когда меня коротко подстригут. А ещё у меня на портрете большие зелёные глаза с уголками, опущенными вниз. То есть глаза нарисованы зелёной краской и очень грустные. Менделеевич с Аркадием – директор Клуба одесситов и его первый зам - увидели портрет первыми и тут же позвонили мне. Аркадий сказал, что Резо, как настоящий мастер, видит то, чего не видят другие. То есть печаль в моих глазах. А точнее – всю скорбь еврейского народа. Честно говоря, эту скорбь не видят не то что окружающие – даже я её не вижу. Но спорить было бесполезно. Я заметил только, что еврейской скорби во мне – ровно на четверть, а остальные три четверти – украинская, русская и даже польская скорбь. Что тоже, в общем, неплохо.

груши, виноград, лук и помидоры. Их было много и они были очень разные. Я сразу понял, что сегодня хочу именно оранжевые микадо, и стал выбирать самые красивые из них. Почти все они были немного мягкие и потрескавшиеся. - Берите эти, с порепанными попками! Они самые вкусные! – видя мои сомнения, уверенно и с улыбкой сказала женщина. Я взял. Потом взял ещё виноград, яблоки, лук. - А-а! Яма! Мой бедный тухес! – громко сказал кто-то у меня за спиной. Я обернулся. По дороге на велосипеде ехали два пацана. Голос принадлежал сидевшему на раме. С грохотом они влетели в яму, но благополучно вылетели. В детстве у меня не было велосипеда, и я хорошо знаю, как жёстко сидеть на раме. Я улыбнулся – было приятно, что молодёжь знает такие слова. Темнело. Пора было ехать домой – делать салат из помидоров и лука со вкусной салатной заправкой, которую привезли вчера из Израиля друзья.

У входа в Русский драматический теВ Одессе растут самые вкусные в мире атр объявление: «Вход в театр в шортах помидоры – микадо. Красные, оранже- и майках запрещён». Типично одесский вые и жёлтые. Никакие другие поми- вариант. доры – пусть даже самые разитальянские черри - по вкусноте не сравнятся с Набитый битком зал филармонии. Выними. Да-да, именно по вкусноте. Плот- ступает молодёжный симфонический ные, сочные, сахаристые… Вкуснее оркестр Армении, с ним два солиста всего есть их прямо с грядки – тёплые, – наш Алексей Ботвинов и Юлия Зальсогретые солнцем, они действительно берквит из Штатов. Ряды приставных тают во рту, оставляя сладко-солёное стульев заполнены. Основные места, естественно, тоже. Это создаёт неудобпослевкусие. Чубаевка, улица Ромашковая, частный ства всегдашним посетителям концерсектор. У нас частные дома разбросаны тов – женщинам разного, чаще всего по всему городу. Даже в Красном пере- пенсионного, возраста, которых провоулке, рядом с Дерибасовской и со спины дят в зал билетёрши и смотрительниГреческой площади стоит частный дом. цы и которые заполняют оставшиеся Как он туда затесался – ума не прило- свободными места. Сегодня свободных жу. Живут там, конечно, счастливчики. мест не предвидится, и они растерянно Такие же счастливчики живут в Шён- перемещаются по залу или сидят, забрунне – императорском дворце в Вене. таившись, надеясь на везение. Прямо После падения империи новые демо- перед началом концерта к моему ряду кратические австрийские власти отдали подходят две девушки и недоумённо хозяйственные постройки дворца под смотрят то на билеты, то на двух женквартиры. Они передаются по наслед- щин, сидящих рядом со мной. Наконец, ству, как передавались когда-то в СССР одна из них обращается к моим соседдо приватизации квартиры. Представь- кам: те себе – вы выходите из дома, а вокруг - Простите, это места 27 и 29? – дворцовые сады и роскошь. Это как - Да, - обречённо отвечают соседки, понимая, что нужно уходить. Но ухожить в Эрмитаже. Нет, даже круче. На Ромашковой вдоль дороги местные дить не хочется, а главное – некуда. жительницы выкладывают деликате- - Девушки, а вы вдвоём? – вдруг спрасы, выращенные на своих огородах. шивает одна из них, ещё надеясь на Как говорится, «я торгую кулумбнику, чудо. выращенную собственными руками». - Нет, мы одна, – хором отвечают деПерсики, огурцы, лук, ежевику и, ко- вушки. нечно, помидоры. Я заехал туда вече- Соседки обиженно поднимаются. ром, около восьми. К счастью, не все «Ишь, юмористки выискались», - борещё разошлись – прямо у поворота, в мочет одна из них. самом выгодном для торговли месте, на раскладном стульчике сидела женщина День города в Одессе. Как всегда, много приезжих. Центральные сопостбальзаковского возраста. - Вечерний базар, - сказала она и улыб- бытия разворачиваются, конечно, на Приморском бульваре. Мама с дочкой нулась. Перед женщиной на картонных ко- рассматривают накрытый стеклянным робках красовались: яблоки, персики, куполом фрагмент раскопок древне-

греческого поселения. Дочка, глядя на амфоры, тоном знатока объясняет маме: - От, дивись, в цих глечиках хранили кутью, масло всякое… - Понимаю, - задумчиво отвечает мама. Редкий одессит добежит до пешеходного перехода. Это ниже нашего достоинства. Одесские водители и пешеходы любят испытывать друг друга, проверяя реакцию и крепость нервов. Кто первым даст слабину – вот какой вопрос ежеминутно решается на дорогах. Смелый пешеход неожиданно выбегает изза припаркованной машины, стараясь поразить водителя внезапностью; водитель же, в свою очередь, не сбавляет скорость, пытаясь пешехода запугать. Кончается всё привычными дружескими оскорблениями. Как говорится: «Здесь покрыты покупатели и матом, и загаром». Если во время вкусного обеда – или ужина, - в одном из отличных одесских кафе или ресторанов вас будет обслуживать неулыбчивая официантка, на лице которой будет явно выражена досада и отвращение к работе, и вы весь вечер не сможете избавиться от чувства вины за то, что пришли поесть и тем самым вынудили это хрупкое, нежное существо вас обслуживать, не удивляйтесь. В официанты наши девушки идут с единственной целью – выйти замуж. Профессия ведь публичная – можно и себя показать, и на мужчин посмотреть. К сожалению, достижение такой благородной цели сопряжено с неприятной необходимостью носить тяжёлые и – о, ужас! - часто грязные тарелки. Наличие кривой неискренней улыбки на лице девушки-официанта свидетельствует о том, что в шкале её ценностей вы как потенциальный жених имеете слабые, но шансы. Немногие искренние, улыбчивые, любезные девушки – это ничтожный процент уже нашедших себе мужа. Они, как правило, на работе не задерживаются. Нет смысла – цель уже достигнута. Удивительное дело пришлось недавно расследовать сотрудникам одесской милиции. Знаменитый памятник двенадцатому стулу, что в Горсаду, был осквернён. Хотя нет – стул осквернить нельзя. Пожалуй, изуродован. Помните, как недавно был взорван памятник Ленину на Финляндском вокзале в Питере? От попы и вперёд зияла большая сквозная дыра. Так и со стулом – его сиденье было варварски разрушено, пробито насквозь. За дело взялись лучшие следователи. Очень быстро виновник был найден. Им оказался юный житель Приднестровья. Назовём его Игорем. Вот что выяснилось. Приехав в Одессу на экскурсию, он от гида узнал о том, что в центре Одессы установлен стул, в котором спрятаны сокровища какой-то умершей старухи. Причём стул сделан так, чтобы никто не смог эти сокровища достать.

Из бронзы. В том, что это правда, Игорь не усомнился – около стула постоянно была очередь из желающих на нём посидеть и сфотографироваться. Тогда-то у него созрел план ночного взлома. Искатель сокровищ был приговорён к штрафу и общественным работам – на пятнадцать суток. За пятнадцать суток он должен будет прочесть полное собрание сочинений Ильфа и Петрова. Привлечён ли к ответственности экскурсовод, в милиции не сообщают. Настоящая сушимания охватила и без того беспокойную Одессу. Через десять лет после открытия первого ресторана японской кухни, в котором одно время действительно хорошо кормили и все, кто этого хотел, успели попробовать настоящую японскую еду, одесситов вдруг охватила необъяснимая любовь к суши, сашими и роллам. Их теперь предлагают не то, что в каждом кафе – в каждой забегаловке. Суши-меню можно встретить в заведениях итальянской, тайской и даже одесской кухни – пиплтаки «хавает», несмотря на качество. А несколько дней назад на мой телефон пришла смс: «Ресторан «Вечерний Баку» предлагает широкий выбор блюд японской кухни». Ну, просто нечего добавить. Подъезжаю к перекрёстку. Передо мной стоит маршрутка, на ней – реклама фирмы по изготовлению бронированных дверей. И адрес: ул. Героев Сталлинграда. Видимо, создатель рекламы родом из Таллинна. Всем известно, что туристический бизнес в Одессе – серьёзный источник пополнения бюджета, как городского, так и бюджетов многих простых и не очень одесситов. То есть, чем больше туристов к нам приедет, тем лучше. А что может привлечь их к нам, кроме моря? Конечно, одесский колорит. Учитывая всё это, на очередной сессии горсовета было принято важное решение. Содержание его вкратце таково: В каждом одесском дворике должно быть развешено бельё для сушки. Жители домов должны установить график дежурств во дворах. Во время дежурства они должны ругаться между собой, лузгать семечки и есть рачки. Одесситы должны общаться друг с другом и с туристами исключительно на «одесском» языке. Из открытых окон квартир должны звучать исключительно одесские песни. Гоп-стоп в лёгкой форме (при наличии соответствующей лицензии) разрешен по выходным с 11 вечера до 2 часов ночи. При этом пострадавшему возвращается 80 процентов от полученного. Остальные 20 процентов распределяются так: половина идёт самим налётчикам как плата за услуги, половина – городу в виде налога на предпринимательскую деятельность. Покрывать покупателей «матом и загаром» разрешено не только на территории Привоза и Нового базара, но и на территории других торговых павильонов и магазинов. В случае предъявления покупателями претензий необходимо давать ссылку на соответствующую песню.


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

НОВОСТИ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ Израильтяне создали электронный мозжечок 14 октября 2011. «Израильские специалисты научились с помощью компьютерной мыши управлять живой крысой. Этот эксперимент может помочь тем, кто болен эпилепсией или перенёс инсульт», — сообщает в пятницу корреспондент 1 канала российского телевидения Ирада Зейналова. Российская журналистка красочно описала интересные эксперименты по созданию «электронного мозжечка», проводимые учеными Тель-Авивского университета. Израильские исследователи показали съемочной группе российского ТВ парализованную белую крысу по имени Эксперимент-47 с полностью разрушенным мозжечком, которую «научили» моргать по команде «электронного мозжечка». Исследователи Рони Хогре и Ракефет Альмог рассказали, что крысам с разрушенным мозжечком вживляют электроды, с помощью которых импульсы неповрежденных отделов мозга передаются на микрочип. Компьютер расшифровывает эти импульсы и передает соответствующие команды нервной системе. Таким образом восстанавливается утраченная способность мозга управлять моторными функциями. Пока крыса Эксперимент-47 может только моргать, но без «электронного мозжечка» она была бы не в состоянии сделать и этого. Тель-авивские ученые надеются в дальнейшем обучить свое устройство расшифровке других моторных импульсов, чтобы парализованное животное могло начать двигаться. Из-за поражения мозжечка в результате инсульта или травмы мозг лишается возможности управлять телом. «Речь идет о крошечном участке мозга, устроенном сравнительно просто и изученном сравнительно хорошо, но отвечающем за качество жизни, — пояснил журналистам профессор университета Тель-Авива Мати Майнц. «Если нам удастся заставить крысу двигаться по команде её кибермозга, то это будет победа, шанс для тех, кто остался

без движения», — говорит профессор. Метод электронного «протезирования» функций головного мозга имеет перспективы лишь в качестве временного, паллиативного средства, которое может помочь парализованным людям дожить до прорыва в биоинженерных технологиях, обещающих возможность восстановления живых тканей мозга.

В Иерусалиме уберут барьеры между мужчинами и женщинами Муниципалитет Иерусалима и столичная полиция объявили, что уберут барьеры, разделяющие в религиозном районе Меа Шеарим мужчин и женщин. Каждый праздник, когда на улицы выходят массы ортодоксов обоего пола, раввины принимают меры к тому, чтобы контакты между ними не были слишком тесными. Суд неизменно запрещает такие попытки гендерной сегрегации, но они все равно продолжаются. В прошлом делались попытки отрегулировать движение так, чтобы женщины ходили по одним улицам, а мужчины по другим. Это оказалось не слишком удобным, как и деление улицы вдоль, чтобы женщины ходили по одной стороне, а мужчины по другой. В этом году на улицах установили разделительные барьеры, которые полиция и обязалась снять в самом ближайшем будущем.

Десятый Нобелевский лауреат в истории Израиля 05 октября 2011. 70-летний профессор хайфского Техниона Дан Шехтман удостоен Нобелевской премии по химии за его революционное открытие в области строения кристаллов. Шехтман стал десятым нобелевским лауреатом в истории Государства Израиль и четвертым израильским химиком, удостоенным высшей научной награды. В сообщении Нобелевского комитета отмечается, что сделанное Шехтманом в 1982 году открытие вызвало ожесточенные споры в научной среде: «квази-

кристаллы» Шехтмана противоречили фундаментальным научным аксиомам своего времени, и ученого даже попросили уйти из его исследовательской группы. Шехтман и его коллеги открыли в кристаллических телах «запрещенную» симметрию пятого порядка: атомы в квазикристалле упакованы в икосаэдр – правильный десятигранник. Такими десятигранниками невозможно заполнить пространство без зазоров и перекрытий, поэтому считалось, что в кристаллических структурах икосаэдры невозможны (так же, как невозможен паркет в виде правильных пятиугольников). Давиду Шехтману пришлось отстаивать свое открытие в упорной борьбе,

и в конце концов его работа заставила ученых пересмотреть самые фундаментальные взгляды на структуру вещества, — подчеркивает Нобелевский комитет. В результате открытий Шехтмана родилась новая область физической химии, занимающаяся изучением квазипериодических кристаллов. Два года назад Нобелевскую премию по химии получила израильтянка Ада Йонат. До нее Нобелевскими лауреатами стали восемь израильтян: Шмуэль Йосеф Агнон (литература), Авраам Гершко и Аарон Чехановер (химия), Роберт Ауман и Даниэль Канеман (экономика). Менахем Бегин, Ицхак Рабин и Шимон Перес стали лауреатами Нобелевской премии мира.

Израильтяне на 9-м месте в мире по удовлетворенности жизнью Согласно результатам исследований, проведенных среди жителей развитых стран, входящих в OECD, израильтяне оказались на 9-м месте по степени удовлетворенности жизнью, опередив такие страны, как Франция, Бельгия и Бразилия. Кроме них позади Израиля остались еще 28 стран. Рейтинг возглавляют самые удовлетворенные датчане, набравшие 7.8 балла по 10-балльной шкале. Затем идут канадцы, норвежцы и швейцарцы. Израиль занял место сразу за Австралией, а замыкают список Китай и Венгрия. www.lenta.co.il


№9(7) tischre 5772 (сентябрь 2011)

Рецепты тети Сони КУРИЦА С ГРАНАТОМ

Для приготовления вам понадобится: Курица — 1 шт. Луковица — 1 шт. Гранатовый сок — 1/2 стакана Гранат — 1 Белое вино — 1/2 стакана Розмарин Мука Оливковое масло

ЗАПЕКАНКА ИЗ ТЫКВЫ

Для приготовления вам понадобится:

тыква – 400 г, манка или рис – 100 г, сахар – 100 г, яйца – 3 шт., сливочное масло – 3 ст.л., рубленые орехи или тыквенные семечки, цедра лимона, ванилин или корица.

Разделить курицу на части, обвалять в муке и отложить в сторону. В широкой кастрюле нагреть 3 ложки оливкового масла и жарить в нем мелко нарезанный лук и розмарин до приобретения золотистого цвета. Положить в кастрюлю куски курицы и все это размешать. Вытащить розмарин. Налить в кастрюлю сок и вино. Размешать и ждать, пока жидкость уменьшится наполовину. Уменьшить огонь до минимума, закрыть крышкой и варить 45 минут. Снять с огня, добавить зерна граната, хорошо перемешать и через 5 минут подавать на стол. 1. Очищаем тыкву от корочки, натираем на терке с мелкими отверстиями. 2. Разбиваем яйца, разделяя желтки и белки. 3. Смешиваем: размягченное масло, сахар, желтки, натертую тыкву, подогретую кашу, орехи (семечки), цедру, корицу, ванилин. 4. Взбиваем в отдельной посуде белки (до образования пены), добавляем на кончике ножа соль. 5. Добавляем белки к остальной массе и аккуратно перемешиваем. 6. На смазанный (жиром, сливочным или растительным маслом) противень или в смазанную форму выкладываем массу. Кладем сверху на нее кусочки масла. 7. Запекаем до образования румяной корочки. 8. Данное блюдо из тыквы подаем на стол с вареньем, фруктовым соусом, сметаной, медом, сгущенкой.

ЦИМЕС Протушите морковь, нарезанную кружочками (можно взять беби-морковь) в сливочном масле с медом в течение 20 минут, чтобы она стала мягкой. Для приготовления вам понадобится:

Морковь 100 г Изюм 50 г Курага 40 г Cок половины апельсина Мед 50 г Маринованная или свежая груша 0,5 шт.

После чего морковь, изюм, курагу, грушу потушите в течение 5 минут на сковороде. Полейте апельсиновым соком и медом. Выложите на тарелку, украсив мятой.

ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!

Главный редактор ВИКТОР ЗОНИС Учредитель - Одесская религиозная община прогрессивного иудаизма «Иману - Эль»

ТВОРЧЕСТВО БАБУШКА СОНЯ –

наших читателей *** Кем-то брошенная фраза в памяти повисла. Поначалу показалось – никакого смысла. Но назойливо качаясь на ветру событий, Оказалась очень важной для больших открытий.

Скульптор Бронза и камень, Рук прикасанье. Трепетной музы Слышно дыханье. Звуки рожденья, Муки сомненья, Длится веками Время творенья. *** Светится окно напротив – Там еще не спят. Книгу до утра читают, Или говорят… Говорят о чем-то важном, Так, что не уснуть. Или вещи собирают, Отправляясь в путь. Иль наедине, средь ночи, Когда день затих, Душу Богу открывая, Первый пишут стих. *** То слышу живописное, И вижу прозвучавшее. Вдруг осязаю запахи И обоняю свет. Зову, кого не ведомо, И жду давно прошедшее, Читаю в дни ненастные, Дождями смытый след. Печалями обрадуюсь, И загрущу в удаче я. Не откажусь от милости, Ниспосланных мне бед. Разъемлю нераздельное, Соединю несхожее, Упьюсь ветрами дальними В тиши, на склоне лет. Эсфирь Серпионова

СИОНИСТ

Бабушка Соня была ровесником 20-го века, и в отличие от своей легендарной тезки рыбачки Сони любила не море, а горы. Но где в Одессе взять горы, особенно еврею? Кроме Чумки, куда никто не восходил с времен последней эпидемии и двух картин сомнительных авторов в галерее на Канатной, гор в Одессе не было. Другой человек на ее месте в связи с таким экзотическим дефицитом поменял бы ориентацию, но только не Соня! И она шаг за шагом с самой пионерской юности упорно брала доступные в Одессе вершины. К 30-ти годам наша Соня гордо, и не снимая даже на ночь, носила на своих грудях, каждая из которых к тому времени как две капли воды напоминала гору Эверест по размеру и наполненности, на зависть всей остальной Молдаванке, заслуженные награды, а именно: Ворошиловский стрелок, Готов к Труду и Обороне, Активный член ОСОВИАХИМ, Член Красного Креста, Почетный Донор, и Юный Пограничник. Выйдя в перерывах между очередной сдачей крови и нормативов ГТО замуж и родив двух детей, Соня дожила до сорока лет, когда, как известно, жизнь только начинается. Но началась в ее сорок лет не жизнь, а совсем наоборот, война. К этому времени, легко расставшись с мужем, о котором истории известно только одно – он даже на цыпочках не доставал до Сониных Эверестов, - забрав в охапку детей, она уехала на Урал, своим трудом и донорским опытом ковать оружие победы. И там Соня, наконец, увидела живые горы! О трудовом подвиге Сони мы мало что знаем, но доподлинно известно, что в Одессу она вернулась с пополнившим ее иконостас на груди блестящим знаком – Альпинист 3-го разряда! Так и не дождавшись, когда все же начнется жизнь, Соня как-то незаметно для себя самой дождалась старости. А старость, это, как известно, тоже вершина, только по телевизору и с радикулитом, и внуки, которые любят тебя в день получения пенсии. Когда по необъятным просторам СССР прокатилось шепотом - « ехать надо»! старший внук Аркаша пришел к бабушке на переговоры. Патриотом Израиля он еще не был, но авторитетные люди говорили, что в Израиле есть джинсы, жвачка и Мальборо, причем завались, даром и прямо в аэропорту, а в Одессе мало, дорого и не фирма. В общем, Аркаша пошел к бабушке на очень трудные переговоры, так как Соня была советским человеком до мозга костей, хотя все знают, что в мозгу кости попадаются редко. Через неполных пять часов бабушка Соня знала, что Израиль это страна, расположенная вокруг высокой горы Сион, которую она будет видеть каждый день из любого окна, а прямо рядом находится другая страна Голландия, и Аркаша клятвенно обещал, что не реже раза в неделю будет возить ее на Голландские высоты.Эти аргументы были настолько неотразимы, что всю ночь бабушка Соня промечтала над заявлением в ОВИР, и к утру изящно вывела под совершенно нестандартным текстом, полным ненужных подробностей и перечислением заслуг, подпись – Соня Буцис. Потом, немного подумав, добавила для убедительности – альпинист. Потом, еще немного подумав - до давления 220 х 220 - заменила слово альпинист на понравившееся ей название израильской горы – сионист. Начальник овира не знал точно, что такое сионист, но имел четкое письменное разъяснение, что люди это опасные для советской страны, но очень ценные для Моссада, Сохнута и Хабата, и от них нужно в срочном порядке избавляться в первую очередь. В общем, бабушка Соня быстро и со всей мишпухой благополучно достигла Эреца Исраэля. Двадцатый век умер, а бабушка Соня – сионист еще жива! Она сидит в своей маленькой квартирке в Беер Шеве у окна, и все никак не может разглядеть своими натруженными и уставшими глазами ту самую гору Сион. И если случайно будете в тех краях, передайте ей привет и скажите, что мы в Одессе ее помним и любим! Виктор Зонис

Наш адрес:65011 г.Одесса, переулок Нины Ониловой, 16, тел:+38(048)795-52-62, e-mail:emanu-el@ukr.net, сайт: www.emanu-el.od.ua. Газета зарегистрирована в Министерстве юстиции Украины. Регистрационное свидетельство ОД №1470-341-Р от 23.11.2010.

При перепечатке ссылка на «Emanu-EL» обязательна. Редакция не несёт ответственность за содержание рекламных объявлений и не ведёт переписку с читателями. Рукописи не рецензируются и не возвращаются. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций. Газета отпечатана в ИПП ООО «Печатный дом» г.Одесса, ул. Садовая, 3. Тираж 1000 Распространяется бесплатно.

Emanu9  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you