Page 1

№3 / май 2009

Города и веси

Усолье. На распутье времен / 8


Геннадий Александрович Фукалов,

ветеран Великой Отечественной войны (стр. 30)


Содержание / Выходные данные

нное реме / 38 ов с яков амье Прик и для земл т с о в Но У Прикамья есть ген высоты ство 0 Надежда Беляева. Эссе о Пермском крае / 4 Обще частья / 42 ом / 5 с смотр я / 54 и и р к п о р д и У о н Герма ники п Города и веси Памят границей. а з / 58 Усолье. На распутье времен / 8 Наши ы узеев льтур ый день м 62 у к я тори родн …» / / 66 ждуна Терри и тела — Ме ругие част жном море я а м д и 18 н и к а ан в , лиц я «Лица фил». Лоцм рик амь о П и я л и б р «Би И с то 8 рь ь / 14 .. / 6 Календа мский календар знь. р и е п ж я Листа з всю чере — И кой я рее. е / 16 Событи дист земли Русс Татищев е о Шп е п ч о д и л т к и и х к ц и Эн иН ки юдс о Васили нистов / 20 ьба Заметки то Суд чки Чел е ь л 4 е ф я е дл т/7 24 От р «Пища» мис строфа / 30 и та а т к я п а к / йо Пермс mit uns! тер мски ог! Gott Мас -ха, пер С нами Б / 78 Лёха ам..? д р еко Дела... ем р рт д / 34 Спо отим вс Кын-заво ие х ньш 2 Мы е м ши р/8 я на аракте ь т а х Бр ский м Пер / 86 юдо л б ое ня Кух ерсальн мы – ЗЕМЛЯКИ в и н У Журнал о Пермском крае и его жителях ке... лоч аст / 88 о п №3 / май 2009 т х на фан Сме енный м Пла Учредитель: ООО «Строй-Сервис» Главный редактор: Галина Костарева Директор: Ксения Шлыкова Литературный редактор: Михаил Калих Дизайн, верстка: Мария Лактионова-Горбатовская Журналисты: Ирина Кизилова, Сергей Тупицын, Александр Киселев, Марина Шумихина, Екатерина Зайцева, Полина Попова, Артем Жаворонков, Вячеслав Запольских, Роза Савукова Корректор: Юлия Пастухова Фотограф: Дмитрий Копп, Роман Горбатовский, Валерий Воробьев Иллюстратор: Мария Мякишева От редактора Здравствуйте, земляки! / 3

Тираж 3 000 экземпляров. Распространяется бесплатно.

Журнал зарегистрирован в Управлении Федеральной службы по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций по Пермскому краю. Свидетельство о регистации средства массовой информации ПИ 59-0157. Перепечатка, использование материалов, опубликованных в журнале «Мы — земляки», возможны только в случае предварительного согласования с редакцией. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Адрес редакции и издательства: 614000, г. Пермь, ул. Газеты «Звезда», 66, тел. (342) 294 58 23, e-mail: zemlaki@mail.ru Отпечатано в типографии «Астер», г. Пермь, ул. Усольская, 15, тел. (342) 249 53 98.

2


От редактора

Здравствуйте, земляки! Каждая встреча с читателем — это радостное и волнующее событие. Верю, что и вы ждали выход третьего номера нашего журнала. В майском выпуске будут уже полюбившиеся вам рубрики, рассказывающие об истории и сегодняшнем дне Пермского края, о судьбах его жителей и о многом другом. Вы побываете в Усолье, узнаете некоторые факты из его богатого прошлого и сложного настоящего. Познакомитесь с судьбой чугунолитейного и железоделательного завода в п. Кын Лысьвенского района — предприятия уникального прежде всего тем, какой огромный вклад внесло оно в экономическое и социальное развитие далекой уральской глубинки. Но есть тема, которую мы совершенно точно не могли обойти вниманием именно в этом номере журнала. Май  — месяц, в котором есть особая дата и для пермяков, и для жителей всей нашей страны. Праздник, признанный всеми и каждым, волнующий, щемящий, вызывающий чувство бесконечной гордости, любимый всеми поколениями — День Победы... На мой взгляд, сегодня День Победы — это не только празднование нашей победы над фашизмом в Великой Отечественной войне, этот день стал своеобразным символом величия народного духа, торжества человеческого подвига, справедливости, победы жизни над смертью... На территории Пермского края не было военных действий, но разве есть здесь хотя бы один дом, где в семейных альбомах не было бы пожелтевших фронтовых снимков из героических 40-х? Та война прошла по судьбе каждой семьи. В майские дни мы, прежде всего, склоняем головы перед ветеранами, чья молодость прошла на передовой, или в горячих цехах с круглосуточным режимом работы, или в операционных, где спасали жизни раненых в боях бойцов... Мы в неоплатном долгу перед всем военным поколением, и сколько бы слов благодарности и уважения наши дорогие старики не слы-

Галина Костарева

шали в своей жизни, их, этих слов, все равно будет мало. Они вырвали эту победу вопреки всему... Показали нам пример, как надо жить, сражаться с врагами и любить! Несколько материалов майского номера нашего журнала рассказывают о ветеранахземляках — об их военной молодости, о дальнейшей судьбе, после Великой Победы. И сейчас их жизнь нельзя назвать безоблачной, но они по-прежнему преподают своим потомкам уроки непобедимости, стойкости, воли к победе над трудностями и бесконечной любви к жизни. Пожалуйста, живите долго, в окружении любящих и благодарных детей, внуков, правнуков... Вы нам очень нужны!

журнал о пермском крае и его жителях


Наш Пермский край

Эссе о Пермском крае

У Прикамья есть ген высоты И житель степей, и горец скажут, что нет на свете лучшего места, чем то, где он родился и рос. Но любить свой край — не означает говорить обо всем, что в нем есть, только в превосходной степени и не замечать недостатков. Мне кажется, должны быть какие-то пределы восхищения своим, родным, чтобы оно не стало меньше в следующем поколении. Тем более, что ценности и приоритеты меняются...

Надежда Беляева, директор Пермской государственной художественной галереи, заслуженный работник культуры РФ, член Президиума Российского отделения Международного Совета музеев, член Президиума Союза музеев России Раньше было достаточно того, чего сегодня уже мало. А чего-то из этого уже совсем нет. Или что-то уже не кажется столь важным, и на первое место выходят какие-то другие вещи и явления.

4

Еще несколько десятилетий назад мы гордились пермской книгой. Сегодня пермская книга затерялась среди изданий других регионов России. Мы гордились Пермской галереей. Сейчас для


Наш Пермский край

кого-то это уже не первостепенная ценность. Мы гордились пермской балетной школой, оставленной нам в наследство эвакуированным в наш город в годы Великой Отечественной войны Мариинским театром. А вот теперь внимание к пермской балетной школе снижено. И это больно, это печально... Нужно давно уже, мне кажется, из этого печального опыта извлечь уроки. Да, я прекрасно понимаю, что в культуре есть взлеты и падения. Иначе, наверное, и не может быть. Наступает период стагнации. Но потом должен снова начаться какой-то рост, если для этого есть база, если сохранился ген высоты. Хотелось бы думать, что он жив у наших культурных «высоток». Но чтобы сохранить его на все оставшееся время, необходимо особое, бережное к нему отношение. Такое, какое было, например, еще не в столь далекие времена.

...Мы гордились Пермской галереей. Сейчас для кого-то это уже не первостепенная ценность... Вот лишь небольшой эпизод. Лет 20 назад пермские власти провели специальное совещание по поводу того, что наши балерины стали полнеть. Сейчас можно улыбаться, да и тогда, когда это происходило, многим было смешно: власть, мол, должна заниматься дорогами, социалкой, строительством зданий, а никак не аппетитом балерин. А вот сейчас, по прошествии лет, я вижу в этом особый смысл. Если балерины прибавляют в весе, это может повлиять на их выступление. Значит, нужно изменить питание! Так что даже мелочи для театра оперы и балета, которым мы гордились и хотим гордиться впредь, да и для имиджа всего Пермского края — судьбоносны. Так к ним и надо относиться. Проблемы Пермской художественной галереи тоже требуют самого пристального внимания. Я помню, когда мы в 87-м году задумали первую выставку, посвященную Сергею Дягилеву, мало кто верил, что наше на-

журнал о пермском крае и его жителях


Наш Пермский край

чинание увенчается успехом. Ведь до этого в нашей стране он был под запретом. Лишь где-то в узком кругу, в научном докладе, могло прозвучать его имя. Но нам удалось своей выставкой распахнуть для Дягилева двери в нашу страну. Он шагнул в нее из провинции, из Перми, чем я чрезвычайно горжусь. Его имя появилось на афишах нашей выставки и сопутствующей ей научной конференции. Выставка имела огромный резонанс. Вся пресса: профессиональная, искусствоведческая и общедоступная, пермская и центральная, газеты и журналы — все писали об этом событии.

...Мы гордились пермской балетной школой, оставленной нам в наследство эвакуированным в наш город в годы Великой Отечественной войны Мариинским театром...

Пермь еще была практически закрытым городом, а сюда уже приехали из-за рубежа первые исследователи творчества Дягилева. К нам приезжали люди из Москвы и Ленинграда, которые организовывали дягилевские товарищества и просили помочь содействовать им в этом. У меня даже остались их уставы. Представляете: это движение пошло от нас, из провинции. Пермские власти явно не ожидали такого успеха. Сегодня имя Дягилева неотъемлемо от России. Многим кажется, так было всегда... Понимаете, в том времени было не меньше рисков, и не меньше открытий нам удавалось сделать, чем сейчас. Хотелось бы, чтобы сегодняшние пермяки в своем стремлении вперед, к новым от-

...«С Пермского края начинается Европа», «Мы вам солнышко в Европу передаем»...

6


Наш Пермский край

...В мировой топонимике 75 наименований, терминов начинаются со слова «пермский»... крытиям об этом не забывали и брали из нашего опыта все лучшее. Мне жаль, что сегодня из нашей жизни уходит какая-то устойчивость. Но мне очень нравится динамика. Ругая дома, в России, какие-то неприятные моменты из нашего сегодняшнего бытия (тут грязно, там свалка, в трамваях на ноги наступают...), за рубежом я бросаюсь в спор с любым, кто говорит, что у нас все плохо. «С Пермского края начинается Европа», «Мы вам солнышко в Европу передаем» — это мои первые аргументы. Но много и других. В мировой топонимике 75 наименований, терминов начинаются со слова «пермский»: пермский геологический период, пермский звериный стиль, пермский балет, пермская галерея, пермская деревянная скульптура, пермская водка... А по всему миру на любую другую территорию или город приходится, в среднем, по 19 терминов с ее именем.

...наша культура нуждается в большей адресности. Для каждого конкретного учреждения культуры, театра нужна своя концепция...

Я горжусь тем, что в Москве есть пермское землячество. А когда узнала, что таковые есть и в других регионах, нахожу новые объекты для гордости. Горжусь, что многие люди летают на самолетах с нашими моторами. А какие имена сияют на нашем небосклоне! Кроме имени Сергея Дягилева, святитель Стефан Великопермский, Строгановы... От Строгановых пошла наша культура. Я словно чувствую их дыхание, их присутствие

в этом крае. Строгановы открывали школы, рисовальные классы, театры, строили храмы. Культура, образование, религия и потом — работа как результат. Они так управляли, не землей, не заводами, а человеком, что процент миграций был на их землях очень низкий. Слава Богу, что сегодня в поселке Ильинском существует музей Строгановых. Когда Пермь посетили члены президиума международного Союза музеев, мы повезли их в Ильинский. Там гости смотрели на все круглыми от удивления глазами. И именно там они обратились ко мне: «Надя, послушай, давай учредим на ежегодной ярмарке «Интермузей» новую номинацию для провинциальных музеев. Назовем ее «Музей в городе N». И первым представим ваш музей в Ильинском».

...наша культура сегодня нуждается в переселении из барака, да не в общежитие, а во дворец...

У нас немного театров. Один работает для детей, другой работает для взрослых зрителей. Третий и четвертый — для всех: есть и детские спектакли, и взрослые, есть балет, и музыка, и опера, и снова музыка. А мне кажется, что наша культура нуждается в большей адресности. Для каждого конкретного учреждения культуры, театра нужна своя концепция. И конечно, наша культура сегодня нуждается в переселении из барака, да не в общежитие, а во дворец. Потому что культура сохраняет народ — ее носителя. Я очень рада, что у нас сегодня открываются новые музеи и храмы, пишутся книги  — об Ильинском, о Чердыни, о Чермозе. Значит, сегодняшнее общество понимает, что культура — это способ оздоровления. В каждом из этих городков и поселков есть свои прелести. Надо уметь видеть их. А если видеть в жизни только черное, никогда не сделаешь его светлым...

журнал о пермском крае и его жителях


Города и веси

Усолье. на распутье времен Усольский район с центром в г. Усолье расположился в подбрюшье индустриальных Березников, создавая тем самым наглядную иллюстрацию прошлого и настоящего севера Пермского края. Район сугубо сельскохозяйственный и глубоко дотационный. Из 78 населенных пунктов, кроме самого районного центра, интерес представляют поселок Пыскор и Орел-городок. Да и то только славным историческим прошлым. Настоящего у них нет, будущее туманно…

Получив в 1558 г. жалованную грамоту Ивана Грозного, сольвычегодские купцы Строгановы именно из этих мест начали свой путь к мировой славе. Орел-городок, прозванный местными жителями Кергеданом (Город в устье реки), так как построен был в месте впадения р. Яйвы в Каму, был первым административным центром Строгановых на Урале. А духовным центром стал Пыскорский Спасо-Преображенский ставропигиальный мужской монастырь. Ставропигиальный — это означает, что монастырь управлялся непосредственно патриархом и пользовался особыми привилегиями. Для содержания обители Аника Строганов, первым пришедший на Урал, выделил пахотные земли, покосы на речке Пыскорке и соляные варницы на Березовом острове, от которого и примет по наследству свое название г. Березники. Сегодня на том месте, где стоял когда-то Орелгородок, торчит посреди водохранилища живописный островок, а сам поселок перенесен

8

автор: Cергей Тупицын

на новое место. Главной и, пожалуй, единственной достопримечательностью его является храм Похвалы Богородицы с уникальным иконостасом, составленным из икон Строгановского письма. Недалеко от храма — барельеф Ермака. Именно в Орел-городок привел атаман по зову Строгановых свою дружину. Строгановы не только неустанно преумножали свои материальные богатства, но и щедро делились ими с государственной властью, помогая ей в трудные минуты. Так, во время Великой смуты 1612 года Строгановы, выступая за целостность государства, оказали значительную поддержку царю Василию Шуйскому, за что он первым на Руси даровал им статус «именитых людей», предполагающий почетное право называться на «ич», то есть полным именем и отчеством (сейчас все мы на «ич», а кто именитый? — ну, разве что, Абрамович...). Не следует забывать и того, что Строгановы отличались и высотой духа. Они были рев-


Города и веси

Григорий и Сергей Строгановы

ностными христианами, собирателями книг, покровителями искусств. Любимым занятием всех Строгановых было церковное песнопение. Отсюда понятно, почему Аника Федорович, помимо просьб о деньгах, получал от Ивана Грозного и такие письма: «Как известно, у тебя есть киевского пения спиваки, так прислал бы из них в Москву двух лучших басистов и двух же самых лучших альтистов, и за сие ожидал бы царской милости». Именно в Пыскорский монастырь удалился в конце жизни зачинатель родового промысла Аника Строганов. Когда в 1790-х годах в новом губернском городе Перми начали возводить кафедральный Спасо-Преображенский собор, для его строительства начали перевозить крепкий кирпич старинного Пыскорского монастыря. Сюда же перевезли двадцатиметровый иконостас середины XVIII века. Надеемся, что вопрос об освобождении здания Кафедрального собора когда-нибудь решится окончательно, и древний иконостас предстанет перед пермяками во всем его непреходящем величии... По преданию Г. Д. Строганов, оставшись к началу XVIII века единственным наследником родовых богатств, потчуя Петра I на бочке, набитой золотом, говаривал, что не потчует государя своего вполовину, а просит смотреть на бочку как на часть угощения. И в благодарность Петр вводит для его детей, опять же впервые в России, звание баронов.

Один из храмов Усольского архитектурного ансамбля

Вот в такой золотой дождь превращались ежедневные 100-120 пудов соли, знаменитой «пермянки», добыча которой была, конечно же, истязающим трудом. Это отсюда, с Усольской вотчины, впервые пошла дразнилка: «пермяк — соленые уши». А сами солевары отвечали на нее невеселой шуткой: «Не тряси землю — Строганов соль меряет».

..сольвычегодские купцы Строгановы именно из этих мест начали свой путь к мировой славе...

Была такая примечательная история. Григорий Строганов имел обыкновение ежегодно весной посылать с людьми на Новоусольские промыслы значительные денежные суммы для расходов и расплаты с наемными рабочими. В 1712 г. было послано 50 000 рублей. К строгановским людям присоединился еще приказчик московского купца Евреинова с 10 тысячами рублей. Поднимаясь на стругах, посланные встретились со славным вором Коньковым, предводителем шайки в 60 человек. После небольшой перестрелки разбойники пленили строгановских людей и отобрали деньги. Но узнав, чьи это люди и кому принадлежит награбленное, Коньков тот час всех освободил, возвратил деньги и «весь шкарб до малейшей вещи», при этом заявив: «Нам ли батюшку нашего, Григо-

журнал о пермском крае и его жителях


Города и веси

Cпасо-Преображенский собор

рия Дмитриевича, обидеть?» Деньги же Евреинова оставил у себя. И верно, лучше было не связываться. Григорий Дмитриевич сам мог кого угодно обидеть, что и проделывал не единожды. Материальным памятником одной из таких обид служат останки Ленвинской церкви, которые внимательный путник может разглядеть в придорожных кустах на пути из Березников в Усолье. На этом месте вели соляной промысел купцы Шустовы. А Григорий Дмитриевич положил на них глаз, развязав против Шустовых настоящую войну. В дело вмешалась прибывшая из столицы межевая (так и хочется сказать — межведомственная) комиссия. И победа досталась... думаете, тому, кто прав? Нет, конечно! Тому, кто богаче. Ленвинские промыслы отошли к Новому Усолью. И, вместе с тем, Г. Д. Строганов активно продолжал заложенную в роду традицию  — культурно-просветительскую деятельность. Я испытал невольную оторопь, когда в Березниковском историко-культурном музее перелистывал страницы вынесенного из хранилища древнего фолианта, на полях которого рукой самого Григория Дмитриевича (!) было начертано: «Григорий Дмитриевич Строганов в вотчину свою на Орле-городке». После его смерти один из сыновей — Сергей Григорьевич, исполняя волю отца, перенес сто-

10

...По ценности архитектурноградостроительного наследия Усолье отнесено к самой высокой группе «А», наравне с такими городами, как Суздаль, Углич, Великий Устюг...


Города и веси

них творческие навыки. А еще эти учителя, возрождая старую строгановскую традицию, создали хор. Мне посчастливилось слышать исполняемые им церковные песнопения...

лицу Прикамских вотчин из Орла-городка в Новое Усолье. Более того, молодой барон решил возвести в Усолье целый городок с церковью, боярскими закромами, хозяйственными службами. Так появился этот историко-архитектурный ансамбль, который и сегодня не потерял своего былого величия. По ценности архитектурноградостроительного наследия Усолье отнесено к самой высокой группе «А», наравне с такими городами, как Суздаль, Углич, Великий Устюг. Главная достопримечательность комплекса — Спасо-Преображенский собор с его чуть покосившейся колокольней. Когда-то колокольню венчал иглообразный шпиль. Потом — просто купол. Сейчас она вообще стоит обезглавленная. Правда, новый купол, с поблескивающими на солнце боками, уже доставлен и лежит рядом с колокольней, но завершить реставрацию не позволяет банальнейшая и, вместе с тем, самая весомая из причин — отсутствие финансирования. Периодическую помощь в восстановлении исторического комплекса оказывают нефтяники, а вот нынешние солепромышленники, добывающие калийные удобрения, не спешат подставить плечо пошатнувшемуся Усолью. Несколькими годами раньше здесь работал педагогический десант из Перми, который, помимо общепринятых предметов, прививал ученикам школ знания латыни, древнегреческого и церковнославянского языков, развивал в

Существует красивая идея: заставить работать две триады. Первая из них — географическая: ПетербургПермь-Усолье. На зеркальную похожесть старой Перми на Санкт-Петербург обращал внимание еще неистовый исследователь земных недр шотландец Родерик Мэрчисон, а Усолье вплетается в эту триаду именами Строгановых, Голицыных, Воронихина. Не зря жива в этих местах присказка: «Усолье-град — Петербургу брат». Вторая триада — социально-культурная: предполагалось создать на Усольском полуострове академический центр, душой которого стал бы монастырь, сердцем — существующий здесь же

...Одна из последних энтузиасток возрождения Усолья — настоятельница СпасоПреображенского монастыря матушка Ариадна... филиал Березниковского музея, а разумом  — выросший на базе школы университет. Ах, какая была привлекательная идея! Только скончалась она еще в зародыше. По поводу школы светские и церковные власти не нашли взаимопонимания, и в результате она вообще закрылась, а молодые учителя уехали... в Черногорию, в расположенный в горах монастырь Прекобже. И приходят иногда в далекое теперь для них Усолье писаные бывшими учителями иконы. Одна из последних энтузиасток возрождения Усолья  — настоятельница СпасоПреображенского монастыря матушка Ариадна. В миру — кандидат технических наук, доцент кафедры водоснабжения и канализации, она с горсткой последователей взялась за это трудновыполнимое дело. Но последователей у нее с каждым годом становится все меньше... В 2006 году, когда Усолье отмечало свое 400летие, его посетила баронесса Элен де Люден-

журнал о пермском крае и его жителях


Города и веси

Праздник в Орле-городке 400-летие Усолья. 2006 г.

Баронесса Элен де Люден-Гаузен и матушка Ариадна

Гаузен. Пожилая парижанка, блестяще говорящая по-русски, настойчиво просила называть себя Еленой Андреевной. Она — последняя представительница когда-то славного рода Строгановых. Уходит род. А его соляная столица замерла, как бы раздумывая: куда вынесут ее обступившие воды рукотворного Камского моря?.. Вот и глава района Г. П. Шехматов начал беседу со мной с истории. С тех времен, когда, закончив пединститут, прибыл сюда по распределению из Саратова. Тогда, в 1967 году, в Спасо-Преображенском соборе был пивоваренный завод. Пиво, говорят, варили отличное. Но женщины завод подожгли. То ли боролись с пьянством, то ли посчитали кощунственным такое соседство. Геннадий Петрович 24 года руководит районом и все эти годы Усолье ведет вялотекущую тяжбу с Березниками  — за землю, за власть. Ну, точно, как при Строгановых. И, хотя глава

12

района гордится его независимостью, независимость эта напомнила мне отчего-то неуловимость Билла из ковбойского анекдота. Дескать, не потому Билл неуловимый, что его никто поймать не может, а потому, что он... никому не нужен. И рассказ главы района подтверждал эту ассоциацию. Сельское хозяйство, которым жил когда-то район, сначала поддерживалось шефской помощью предприятий все тех же Березников, потом было переведено в разряд подсобных хозяйств. А в лихие перестроечные вообще практически приказало долго жить. Что и неудивительно, когда себестоимость продукции в несколько раз превышает ее товарную стоимость. Вот и едет население работать в Березники. Ведется в районе строительство жилья, только заселять его некому. В 1945 году, сразу после войны, в районе насчитывалось

...Уходит род. А его соляная столица замерла, как бы раздумывая: куда вынесут ее обступившие воды рукотворного Камского моря?.. 42 тысячи жителей. Сегодня только 14. Да и качество населения меняется: лучшие перебираются в Березники и дальше, а оттуда идет отсев тех, кто похуже. Правда, недавно обнаружены на территории района три месторождения калийных солей, с владельцем одного из которых — новгородским ОАО «Акрон»  — в районе связывают надежды. Но строительство


Города и веси

Усольская регата Фестиваль колокольных звонов

начнется только в 2014 году. Да и то, если кризис не внесет свои коррективы. И снова разговор возвращается к Старому Усолью и к перспективам развития туризма. Конечно, прогресс в этом деле очевиден: начали регулярно проводиться Фестивали колокольных звонов, растут масштабы «Усольской регаты». Но ведь и эти дела требуют регулярной финансовой подпитки. А мне все время вспоминался золотистый купол, лежащий рядом с покосившейся колокольней...

...у жизни всегда есть готовность, пусть к небольшому, но чуду...

Сплав во время Усольской регаты

Когда я несколько лет назад впервые побывал в Усолье, величие его архитектурного ансамбля вызвало у меня чувство радостной одухотворенности. В этот раз уезжал с некоторой грустью. Развеять ее помогла нечаянная встреча. На одной из остановок автобуса, идущего из Березников в Пермь, в салон вошла девушка, прижимающая к себе, как мне сначала показалось, щеночка. Но нет, к ее груди доверчиво прильнул маленький кролик, беленький, с темными кончиками ушей. Скажите, вам часто встречаются в автобусах кролики в объятьях девушек?

Купол колокольни Спасо-Преображенского храма

А вспомнил я эту встречу только потому, что она помогла победить уныние напоминанием о том, что у жизни всегда есть готовность, пусть к небольшому, но чуду. И, может быть, возрождение Усолья станет одним из таких чудес?..

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / календарь

Листая Пермский календарь... Май 2009 года начинается с юбилейной даты, связанной с писателем, чье имя прочно вошло в анналы не только российской, но и мировой литературы.

Виктор Астафьев

1 мая исполняется 85 лет со дня рождения В. П. Астафьева, писателя, Героя Социалистического Труда, почетного гражданина Пермской области. Виктор Петрович родился в с. Овсянка Краснодарского края. Но второе его рождение, как писателя, состоялось в г. Чусовом, куда он приехал с женой Марией Семеновной Корякиной после войны. В Чусовом, где он прожил около 18 лет, написаны первые рассказы В. Астафьева. Этот период жизни писатель отразил в романе «Веселый солдат». С 2002 г. в Перми регулярно проходят «Астафьевские чтения», а в Чусовом с 2004 г. начали проводить «Малые Астафьевские чтения» для юных литераторов.

Пермский университет

5 мая 1917 г. Указом Временного правительства Пермское отделение Петроградского университета преобразовано в самостоятельный Пермский университет. Вот видите: просуществовало Временное правительство чуть больше полугода, а какой подарок Перми успело сделать. Так и хочется крикнуть: «Вся власть Учредительному собранию!»

«Cкорбящая»

9 мая 1975 г. на воинском кладбище Перми, где похоронены солдаты Великой Отечественной войны, умершие от ран в госпиталях города, состоялось торжественное открытие памятника «Скорбящая» (скульптор — Ю. Екубенко, архитекторы — А. Загородников, М. Футлик). Возле этого монумента хочется молча склонить голову. А вот открытый десятью годами позже — 9 мая 1985 года, в день 40-летия Победы, на эспланаде монумент «Героям фронта и тыла» известного московского скульптора В. Клыкова пользуется у пермяков гораздо меньшим почтением. Может, просто не там поставили? 13 мая 1996 г. Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II посетил Пермь и Белогорский Свято-Николаевский монастырь.

Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II

Празднование дня города

14

15 (или 4 по ст.ст.) мая 1723 г. — День основания города Перми. В этот день состоялась закладка Егошихинского медеплавильного завода. Место для него было избрано В.Н. Татищевым. А в 1780 г. по указу Екатерины II на месте заводского поселка Егошиха был учрежден губернский город Пермь. 18 октября 1781 г. состоялось торжественное открытие Пермского наместничества и губернского города Перми. Так у Перми оказалось две даты рождения, что послужило поводом для долгих научных баталий. Нынешние же власти приняли соломоново решение: объединили День рождения города с Днем независимости — 12 июня. Правда, эта дата к основанию Перми не имеет никакого отношения, зато и споров никаких. 20 мая 1979 г. Пермь стала девятнадцатым миллионным городом в стране. Стать миллионными жителями посчастливилось трем малышам, появившимся на свет в этот день: Алеше Алалыкину, Васе Маланухину и Любе Пономаревой. 1 июня состоялся праздник, посвященный этому событию. Интересно, как поживают сегодня первые пермские «миллионеры»?


21 мая 1837 г. в Пермь прибыл наследник престола, будущий император Александр II, совершавший поездку по России. В состав свиты входил наставник цесаревича поэт В. А. Жуковский. Впечатления о Перми поэт оставил в своем дневнике.

Александр II

22 мая 1934 г. в Перми скончался С. А. Окулов, легендарный (в нашем, пермском масштабе) герой Гражданской войны. Похороны его вылились в массовую демонстрацию. Впоследствии отношение к уровню легендарности личности Степана Акимовича было пересмотрено. В этом году исполняется 90 лет со дня завершения периода Гражданской войны в Перми и Пермском крае. Этим событиям мы посвятим подробную статью в нашем журнале.

Гражданская война 1918 г.

23 мая 1878 г. родился Ю. Н. Верховский, филолог, литературовед, известный пушкинист, профессор Пермского университета в 1918-1921 г.г. С именем Юрия Никандровича связана одна из версий названия города Юрятин в знаменитом романе Б. Пастернака «Доктор Живаго». Якобы поэт А. Блок, хорошо знакомый с Юрием Верховским, назвал как-то далекую Пермь «Юрятиным городом». Пастернаку название понравилось, и он его позаимствовал. Вот один из многих примеров, когда слава намного переживает тех, кто дал ей повод появиться.

Юрий Верховский

24 мая 1911 г. состоялся спортивный праздник, на котором жители города впервые увидели игру в футбол. Фанаты «Амкара», запомните эту дату: 24 мая — День рождения пермского футбола! 30 мая 1851 г. родился Н. В. Мешков, предприниматель, пароходчик. До революции 1905 г. регулярно снабжал деньгами революционеров, за что у советских историков получил звание «пермский Савва Морозов». Широко известен своей благотворительной деятельностью. Именно ему в большей степени Пермь обязана открытием в 1916 г. университета. В отреставрированном доме Мешкова с весны этого года начал функционировать Пермский краевой музей.

Николай Мешков

С последним весенним днем в Перми связан целый ряд примечательных событий. 31 мая 1892 г. родился К. Г. Паустовский, известный советский писатель. В 1932 г. Константин Георгиевич побывал в Березниках, где познакомился с местными краеведами. Свои впечатления от поездки описал в очерках и воспоминаниях.

Константин Паустовский

31 мая 1928 г. родился С. А. Торопов, педагог, краевед, один из организаторов туристического дела на Урале. В 1979-1986 г.г. был директором Областной станции юных туристов. Создал сеть краеведческих клубов и обществ по всей Пермской области, а в апреле 1990 г. возглавил областное общество «Краевед Прикамья». Сегодня краеведение в Перми уже не имеет того размаха, а жаль... 31 мая 1933 г. родился известный киноактер, заслуженный артист РСФСР Георгий Бурков. Театральное образование Георгий Иванович получил в театральной студии при Пермском Доме офицеров. В 1958 г. поступил в труппу Березниковского драматического театра, а в 1958 г. был приглашен в Пермский драматический театр. С 1964 г. работал в Московском драматическом театре им. К.С. Станиславского, затем во МХАТе. Известность приобрел, снимаясь в фильмах своего друга В. Шукшина «Печки-лавочки» и «Калина красная». И, наконец, 31 мая 1996 г. в Перми, в рамках предвыборной президентской компании, побывал Б. Н. Ельцин.

Георгий Бурков

Борис Ельцин

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / события

Энциклопедист земли Русской

автор: Cергей Тупицын

Заметки о Василии Никитиче Татищеве Василий Никитич Татищев — один из достойнейших «птенцов гнезда Петрова», участник всех знаменитых военных походов Петра I. Выдающийся государственный деятель, разносторонний ученый, сделавший ряд знаменательных открытий в самых разных областях человеческих знаний. По универсальности и глубине знаний этого человека без преувеличения можно поставить в один ряд с Аристотелем и Леонардо да Винчи. Увы, славы их наш энциклопедист не удостоился. Наверное, основная беда Василия Никитича, как и многих выдающихся соотечественников, в том, что он родился в России. Однако сделать для нее он успел многое. Для нас, пермяков, В. Н. Татищев интересен, прежде всего, как основатель столицы Пермского края. Хотя, строго говоря, основал Василий Никитич не город Пермь, а Егошихинский медеплавильный завод, строительство которого началось в мае 1723 года. Но настолько удачно выбрано было место для завода, что это дало основание Екатерине II почти на четыре десятилетия позже  — в ноябре 1780 года  — подписать Указ, в котором говорилось: «Уважая выгодность положения Егошихинского завода и способность места сего для губернского города... предписываем... город для Пермского наместничества назначить в сем месте, наименовав оный город Пермь». Увы, сам Татищев об этом уже не узнал. Как не узнал он и того, что разведанная им тайная дорога через Кунгур в Сибирь приобретет все-таки статус государственной под именем Сибирского тракта и отодвинет на задний план Бабиновскую дорогу, идущую через Соликамск на Верхотурье. Так что же привело Татищева на Урал? Хотя нет, название Урал за этими горами закрепилось в русском языке тоже благодаря Василию Никитичу: «За наилучшее природное разделение из двух сих частей мира сии горы, по древним Рифейские, Татарский Урал, по-русски Пояс имянуемые, полагаю». Он же выдвинул гипотезу о том, что граница между Азией и Европой проходит именно по этому Каменному поясу.

16

А приезд его сюда был обусловлен обстоятельствами, вполне соответствующими русской пословице «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Дело в том, что известные солепромышленники Строгановы, давно и прочно обосновавшиеся на землях по Чусовой и Лысьве, весьма лукавили, называя в отчетах царю эти земли пустопорожними. Рудознатцы уже поняли, сколько богатств таят недра этих гор. Но Строгановы, а вослед за ними и первые уральские горнозаводчики Демидовы, вовсе не хотели делится этими открытиями с центральной властью. Однако слухи до царя доходили, и, наконец, количество их перешло в качество: Петр I отправил своего верного последователя В. Татищева наводить порядок. Василий Никитич начал с того, что, приехав в 1720 году в Кунгур, собрал рудознатцев, оформил их на государеву службу и разослал на поиск новых месторождений. Так, по его инициативе на Урале были открыты асбест, мрамор, горный хрусталь, новые залежи меди на реках Мулянка и Егошиха, что и способствовало строительству медеплавильного завода в устье Егошихи. В. Татищева по праву можно назвать и первым российским экологом. Он составил трактат «О сбережении лесов», в котором впервые высказал опасение о том, что бездумное использование леса в окрестностях заводских территорий может нанести ему непоправимый ущерб.


история прикамья /события

Неистовая энергетика, присущая натуре петровского посланца, заставляла его совершать все новые открытия. Проезжая село Ключи, Василий Никитич обратил внимание на минеральные источники, бьющие в его окрестностях, и дал поручение обследовать их для выявления лечебных свойств. Потому можно без преувеличения сказать, что появлением в нашем крае знаменитого курорта мы тоже обязаны Татищеву. Исследуя Кунгурскую пещеру, Татищев пришел к выводу, что ее гроты созданы путем миграции подземных вод. Ранее же образование пещер связывали с действием подземного огня. В народных страшилках их вообще называли «подземными ходами зверя мамонта». Но герой Полтавской битвы мамонта не испугался, как не испугался он и козней со стороны Строгановых и Демидовых. Но они покруче мамонта оказались. Отношения чиновника, блюдущего государственные интересы, с «частным предпринимателем» Никитой Демидовым стразу же приобрели трагикомический оттенок. Стоило Василию Никитичу отбыть в Петербург, чаще всего для упорядочивания отношений с тем же Демидовым, как Никита Акинфиевич начинал проявлять к нему самые теплые чувства, которые выражались в задаривании горным инструментом, часами, деликатесными продуктами и мехами. Сие красноречиво склоняло к мысли: сиди у себя в столице и будешь «в шоколаде». Согласитесь, каждый нормальный чиновник так бы и поступил. Но не таков был Василий Никитич. Он возвращался. И дрязги начинались с новой силой. Первым делом Татищев принялся за восстановление Пыскорского завода. От этого, самого старого в Пермском крае медеплавильного заг. Пермь. Разгуляй

вода, до сегодняшнего дня сохранились лишь останки плотины, которые можно обнаружить, лишь прибегнув к помощи местных ребятишек. Татищев завод восстановил, но на открытии его не присутствовал: находился в Петербурге на дознании, в результате доноса Н. Демидова, выступившего, говоря языком сегодняшней судебной казуистики, «в защиту своих чести и достоинства», и даже сумевшего на первых порах заполучить с Василия Никитича солидную сумму в качестве моральной компенсации. Татищеву удалось доказать свою правоту, Демидов деньги ему вернул, но, как говорится в старом анекдоте, «ложечку мы нашли, но осадок остался». Петр I, чтобы не дразнить гусей, присвоил любимцу чин полковника и отправил его в почетную ссылку: назначил послом в Швецию. На место В. Татищева на Урал прибыл де Геннин. Вот это «правильный» человек оказался! Тут же отправил государю челобитную с просьбой государственные заводы передать в частные владения... ему, де Геннину. А в финансовые подельники себе он предложил Строгановых! То есть, налицо первая в истории Пермского края попытка создания олигархической структуры — слияния капитала с государственной властью. Царь оставил письмо без внимания. Но, как говорится, факт имел место. Поражаешься, как многое из времен оных напоминает реалии сегодняшнего дня! Здесь и борьба частных интересов с государственными, и рейдерские атаки на чужие предприятия, и холуйское подражание «забугорью», и никому не удобные правдоискатели. В Швеции Татищева застает известие о кончине любимого императора и о восшествии на престол Екатерины I. Видимо, новость эта была для верного сподвижника Петра I шоком  — женщина на троне, Петр I причем женщина, об истории восхождения которой до статуса императрицы он знал не понаслышке! И Василий Никитич допускает непростительную для царедворца и дипломата промашку. В тот день, когда

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / события

вся российская диаспора собралась в православном храме Стокгольма, чтобы присягнуть на верность императрице, не приходит только один — Татищев! Немедленно следует донос. Ну, не мог не знать Василий Никитич, что венЭрнст Иоганн ценосные дамы такого не Бирон прощают! Следует еще более жесткая опала, которая завершается с воцарением императрицы Анны Иоанновны. И Татищев во второй раз отправляется на Урал в чине генерал-поручика и в должности руководителя Канцелярии главного управителя сибирских и казанских заводов. Тут уж, наученный горьким опытом, Василий Никитич изо всех сил старается продемонстрировать верноподданнические чувства. Так, открытую им богатую ценными ископаемыми гору он называет Благодатной, напоминая в донесении императрице, что Благодать в переводе с еврейского  — Анна. Не помогло! У Татищева появился новый, более серьезный враг  — фаворит Анны Иоанновны — Бирон. При Бироне в горнозаводском деле, как, впрочем, и во всех других сферах государственной деятельности, началось плотное засилье неметчины и в кадрах, и в терминологии. А Василий Никитич с этим активно боролся. Настолько активно, что заслужил из уст фаворита реплику: «Татищев  — самый страшный враг немцев». Нужен был повод, чтобы расправиться со строптивцем. И повод не заставил себя долго ждать. На сей раз авторами доноса были Строгановы. Дело в том, что, помимо дороги в Сибирь, Татищев активно разрабатывал идею освоения пути на север Прикамья, то есть в те вотчины, которые исстари находились в сфере влияния знаменитых солепромышленников. Татищев начал прокладывать гужевой путь, но его остановил Указ императрицы. Следует хотя бы в вкратце ознакомить читателя с его доводами, чтобы лишний раз убедиться в том, что присказка о дураках и дорогах, родилась не в воспаленных мозгах нигилистов, а пышным цветом расцвела в государственных формулярах.

18

О, как это напоминает рассуждения попечителя богоугодных заведений А. Ф. Земляники из бессмертного «Ревизора» Николая Васильевича Гоголя, чье 200-летие мы недавно отметили: «Человек простой: если умрет, то и так умрет; если выздоровеет, то и так выздоровеет». К слову сказать, дорога, о которой мечтал Татищев, была завершена лишь в 1997 году, с окончанием строительства моста через Чусовую, позволившего вдвое сократить путь из губернской столицы в Березники, Соликамск и Чердынь. Вот как далеко смотрел Василий Никитич! А в те времена его ждала новая опала. В. Н. Татищев доживал свой век в подмосковном имении Болдино. Накануне смерти его посетил курьер от новой императрицы — Елизаветы. Он сообщил Татищеву, что тот полностью оправдан и вручил орден Александра Невского. Семейное предание гласит, что гордый старик отказался от награды. Мы не склонны полностью доверять легенде. Слишком надломлен был в ту пору Василий Никитич, чтобы


история прикамья /события

решиться на эпатажный шаг. Более достоверно то, что он сам съездил на кладбище и указал место своей могилы. 15 мая 1750 года В. Н. Татищева не стало... Основателя города в Перми почтили памятником, на взгляд многих, крайне неудачным. Сутуловатой фигурой скульптурный В. Н. Татищев напоминает оживший памятник Старого Шкипера из мультфильма нашего детства о Нильсе и гусях. Здесь Василий Никитич какойто никакой. Нет в этом скульптурном портрете неистовости, с которой подвижник Петра I, когда ему отказали ноги, заставлял на носилках нести себя на гору Благодатную! А вот место для памятника выбрали правильное. Если пройти метров пятьсот далее, то очутишься на бывшем трамвайном мостике. Именно там открывается панорама места, с которого и начиналась Пермь. Прочел гдето, что на этот мостик любит приходить наш губернатор и даже водит сюда иностранные делегации. Скорее всего, автор выдал желаемое за действительное. Если такие факты и имели место, то пока как единичные. С логом, с которого начиналась Пермь, издавна связывают маниловские проекты. Собирались здесь создать геологический парк и зону отдыха, о чем свидетельствовала схема, висевшая сзади и чуть правее от скульптуры Татищева. Теперь она исчезла, но появился проект превратить знаменитый мостик в крытый музей деревянной скульптуры. На картинке он выглядит очень привлекательно... Пока же пятачок, с которого начиналась столица края, красноречиво отражает сгусток проблем, характерных для Перми. ПетропавПермь. Отсюда начинался город

ловский собор — первое каменное здание Перми, а вокруг него деревянные трущобы, в которые с недавних пор затесались несколько элитных особняков. Видимо, хозяева строили их в расчете на ожидаемое на этом месте строительство здания новой городской администрации. Но грянул кризис. Планы, если и не рухнули, то отодвинулись на труднообозримое будущее. Поэтому на одном из особняков уже несколько месяцев весит весьма внушительный плакат: «Продается». Но обитатели окружающих трущоб почему-то не проявляют к особняку интереса. А подступы к чудо-мостику и по сегодняшний день плотно завалены отходами их жизнедеятельности. Как уж сюда иностранцев водить?! Перед тем, как завершить эти заметки, я еще раз сходил на трамвайный мостик. Посмотрел на лог, густо утыканный останками дачных домиков,  — перманентных жертв подросткового вандализма. А в традиционно грязных водах Егошихи заметил вдруг пернатую пару: утку и селезня. Гоголь! И стало спокойно и весело. Вот такая она, Россия. Неповторимая в своей нелепости, потому, наверное, и живая!


история прикамья / события

«ПИЩА» ДЛЯ ФЕЛЬЕТОНИСТОВ

автор: Екатерина Зайцева

и луны, звёзд, н Нет ни т фонари, ся! Не горя т-разливает ё ль ще-то уха. А дожди чь темна и гл Но … и до зар ся Далеко тилает с с а р м о г язи кру Море гр

Так жаловался на освещение пермских улиц фельетонист в начале прошлого века. Причём этот вопль души исторгся у автора «Пермских губернских ведомостей» аж через восемь десятилетий после того, как местные власти начали заботиться о внедрении этого дара цивилизации в губернскую столицу.

20


история прикамья /события

...Планы у главы губернии были поначалу — хоть бы и самому Парижу не постыдиться: поставить 1069 фонарей, «полагая расстояние между ними в 20 сажен...»

В 1825 году губернатор К. Тюфяев предписал архитектору Васильеву «сделать исчисление на постройку и крашение столбов для освещения города». Планы у главы губернии были поначалу — хоть бы и самому Парижу не постыдиться: поставить 1069 фонарей, «полагая расстояние между ними в 20 сажен». Но тогдашняя «вертикаль», а именно Министерство внутренних дел (оно в результате всё решало) определило, что Перми и ста фонарей будет «позаглаза». Подряд получили пермский мещанин Корзухин и крестьянин Никитин. К апрелю 1826 года они часть заказа изготовили, но вместо светлых стёкол вставили бутылочно-зелёные, не дававшие света. Опять задержка! Да ещё потребовалось утверждение в упомянутом Министерстве «Табели о количестве масла и фитиля» — кладите ещё полгода... Короче говоря, фонари к 1827 году были оборудованы, но затеплились лишь в сентябре 1829 года. Поскольку уже в самом городе никак не могли решить, кто же будет их зажигать и гасить. Наконец, решилась на этот подвиг городская полиция («посредством будочников»), затребовав и дополнительные средства, и лестницы, и «фляжки, мерки, воронки». Тот слабый свет вперемежку с копотью нам сейчас трудно себе представить. Без луны на небе всё равно, наверное, можно было и лоб расшибить, и в трухлявом деревянном тротуаре застрять, и вляпаться в знаменитую пермскую грязь. А знаменита она была своей зловонностью, ибо многие обыватели держали всевозможную живность (включая свиней) и отпускали её прогуливаться по улицам. Думается, немногие в те годы отваживались на ночные прогулки. Тем более, что в любую непроглядную темень фонари

всё равно было положено в 12 часов ночи гасить. Масло пытались экономить, но даже при самом прижимистом использовании всё равно требовались пуды этого ценного продукта. Только в июле 1863 года Пермь приступила к замене масляного освещения керосиновым. Прогресс налицо, но света, как можно догадаться, прибавилось не так уж много. Об электрическом свете возмечтали в конце ХIХ века. Это было чуть ли не главной темой разговоров в гостиных, бурных дебатов в городской Думе и, конечно, — опять же стихотворных фельетонов: Я вот к новому столетью — Побожуся в том — Электрическою сетью Обложусь кругом... 29 июля 1901 года на Оханской улице (ныне ул. Газеты «Звезда») была совершена закладка одной из первых в России (!) городских электростанций. 10 февраля 1902 года произошло её торжественное открытие и молебен. А накануне «Пермские губернские ведомости» описали пробный пуск: «28 января на городской электрической станции впервые была пущена в ход пародинамическая машина, а 29 января состоялась проба освещения. Она была сделана днём, и освещена была лишь часть Сибирской улицы, где поставлены обыкновенные дуговые фонари. После 12 часов ночи вся Сибирская была освещена и стала неузнаваемою. Свету масса...» Правда, на фельетонистов, как водится, угодить было трудно. Уже в июле хроникёр Александр Скугарёв сетовал, что свет «первого сорта» только на Сибирской  — для чиновников, купечества, для «дам фельетонного

...Только в июле 1863 года Пермь приступила к замене масляного освещения керосиновым...

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / события

...29 июля 1901 года на Оханской улице (ныне ул. Газеты «Звезда») была совершена закладка одной из первых в России (!) городских электростанций...

направления»... От вокзала же — для шика: «Для первого впечатления, так сказать! Едет с вокзала какой-нибудь «знатный иностранец» или какая-нибудь «столичная штучка», а мы его, по первому абцугу, и ошарашим электричеством. Он, может быть, думал, что в Перми свиньи пополам с медведями ходят по улицам... а у нас, «гликося», «листричество»... цивилизация!»

Освещение «второго сорта», как пишет тот же автор, «какими-то мудрёными лампочками в колпачках», могли похвастаться ещё несколько улиц. К примеру, Красноуфимская (ныне Куйбышева): по ней в те годы ездили в больницу. Фельетонист язвит: «Но тогда возникает вопрос, почему не освещена Екатерининская (Свердлова), по которой возят на кладбище? Ведь из больницы — прямой путь к «месту успокое-

22

ния»... К третьему сорту критически настроенный репортёр отнёс ещё сохранявшиеся на многих улицах губернской столицы «керосиновые коптелки». «А что, — продолжал он иронизировать, — хорошее это освещение! При нём не видно ни безобразий, ни грязи, ни спящих сторожей, словом, ничего такого, что могло бы скомпрометировать наш богоспасаемый град в глазах «знатного иностранца»... А если обыватель при освещении «третьим сортом» тонет в грязи, натыкается на столбы, кто ж ему велит ходить по окраинам? Гуляй по Сибирской! Не жирно ли будет для обывателя, если Слудку да Слободку озарить электричеством?» Эта же мысль  — в блистательном стихотворном фельетоне С. Ильина (брата писателя М. Осоргина). Сергей Ильин тоже сетует, что городская Дума «осторожности полна,

...Об электрическом свете возмечтали в конце ХIХ века. Это было чуть ли не главной темой разговоров в гостиных, бурных дебатов в городской Думе...


история прикамья /события

...К 1913 году были освещены «первым сортом» уже многие улицы нашего города...

благоговея пред бюджетом, пока лишь центр Перми она снабдила этим модным светом». И вот результат: Ещё мрачнее, прах возьми, Теперь окраины Перми! Но!!! К 1913 году были освещены «первым сортом» уже многие улицы нашего города. И, если до сих пор речь шла о недостатке света в ночное время, то следует учесть, что по-

добное положение наблюдалось и в других городах. Мало того! Накануне Первой мировой войны пермяки могли «задаваться» даже перед москвичами. Неутомимый фельетонист Гамма был патриотом Перми, хотя и москвичом по рождению: Первопрестольной не мешает С Перми во многом взять пример

И поучиться: например, Почти полгорода сияет Здесь электричеством. У вас — Коптящий, устарелый газ. Таким образом, мы видим, что губернские начальники учитывали тягу своих сограждан к свету и имели, может быть, даже некую программу: деятельная власть плюс электрификация всей Перми. Особенно это относится к губернатору Д. Арсеньеву, вероятно, сияющему лицом на молебне в 1902 году (при пуске станции) ярче самого электричества. Обыватели, надо полагать, в массе своей преисполнялись благодарности к попечительным начальникам и грезили о воистину

светлом будущем. Правда, шуточки среди зубоскалов не прекращались. И не одни фельетонисты точили языки! Записные остряки посмеивались над тягой к освещению. В этом ли счастье человеческое? Вот ведь девицы пермские хоть в потёмках, хоть на свету — всё равно без кавалеров и женихов сохнут... Лучше бы полк гусарский в город на постой пригласили!

журнал о пермском крае и его жителях


прикамья / события cистория любимыми не расставайтесь…

Пермская катастрофа автор: Cергей Тупицын

1 июля 2009 года пермякам предстоит отметить весьма знаменательную дату в истории города. Ровно 90 лет назад произошло то, что еще недавно в советской историографии называлось «освобождение Перми от белогвардейских банд адмирала Колчака». Сегодня событие требует более нейтральной формулировки. Назовем так: 90-летие завершения Гражданской войны на территории Пермского края. Хотя отголоски ее звучали еще некоторое время в виде боев в Чердынском уезде, ликвидации бандформирваний дезертиров под Осой… Но ровно 90 лет назад свершилось главное: Пермь навсегда (надеемся, что навсегда) освободилась от самой нелепой и страшной бойни в своей истории.

Весь период Гражданской войны в Прикамье можно разделить на три этапа: установление советской власти, постепенно перерождающееся в большевистский террор; полугодовое присутствие в Перми Сибирской армии Колчака и красный реванш, установивший на долгие десятилетия власть, называвшуюся советской. «Пермской катастрофой» в этом периоде является лишь один эпизод: позорное бегство из Перми Красной армии в декабре 1918 года. Но мы решили распространить этот термин на весь этап Гражданской войны в Прикамье, потому что убеждены — нет и не может быть

более бессмысленной и жестокой смуты, чем братоубийственная война. Многие сегодняшние историки вообще подвергают сомнению правомерность такого термина, как «пермская катастрофа», считая его художественной гиперболой. Однако, с ними трудно согласиться, если вспомнить, какое значение для страны имел в то время Пермский железнодорожный узел. Пермский участок железной дороги — это и сегодня транзитный коридор, связывающий Центр с огромными просторами Сибири и Дальнего Востока. А в то время, когда Гражданская война была, по сути, рельсовой вой-

Красная казачья сотня. Ноябрь 1918 г.

Бронепоезд генерала Гайды на ст. Оловянная

26 24


история прикамья /события

...в то время, когда Гражданская война была, по сути, рельсовой войной, тот, кто владел Пермью — владел ключом к Тихому океану... ной, тот, кто владел Пермью — владел ключом к Тихому океану. Поэтому, как белые, так и впоследствии красные, штурмуя Пермь, главными целями захвата ставили станции Пермь-I и Пермь-II. Но сначала в двух словах о первом периоде большевистского правления в Перми. Он ознаменовался тремя наиболее значимыми событиями. Первое и по времени, и по значимости  — похищение и убийство брата последнего российского императора, великого князя Михаила, положившее начало уничтожению всей царской семьи. Умеем, когда захотим, быть первыми! Покончив с властью государственной (напомню, что Николай II отрекся от престола в пользу брата Михаила), большевики принялись за власть духовную: по тому же сценарию расправились с архиепископом Пермским и Кунгурским Андроником. Но, как оказалось, расстреливать по ночам и проявить доблесть в открытом бою — не одно и то же. Для красных этот период завершился беспорядочным бегством, причины которого до сих пор выясняют историки. Александр Колчак

Об убийстве Михаила Романова мы уже рассказывали в первом номере журнала. Хочется лишь добавить, что видимых причин для расправы с ним не было. Михаил вел в Перми созерцательный образ жизни: посещал театр, катался по Каме на моторной лодке в сопровождении секретаря — англичанина Брайана Джонсона, совершал длительные прогулки по городу. Вот это досадное мельтешение двух нелепых, нездешних фигур перед глазами новой власти и стало главной психологической причиной убийства. Так школьники жестоко глумятся над прилежной красавицей-отличницей только за то, что она не такая, как они! Следует еще добавить, что по инициативе председателя Пермского отделения ВООПИиК Льва Перескокова этим летом к поискам захоронения останков Михаила подключатся представители следственных органов Перми и Москвы (об этом подробно — в рубрике «Новости»). Но, на наш взгляд, шансы на успех невелики. Большевики тщательно затирали следы убийства представителей монархической династии, опасаясь, что даже мощи их могут стать знаменем русской Вандеи. А убивать им нравилось. Показательно, что один из участников убийства Михаила  — Н. Жужгов, занимавший в то время должность заместителя начальника Мотовилихинской милиции, сам напросился на участие в убийстве архиепископа Андроника. Андроник истово защищал от расхищения церковное имущество. В храм войдете... «только перешагнув через мой труп»,  — предупреждал он наделенных властью мародеров, чем и подсказал им путь решения «проблемы». Последней каплей стал призыв архиепископа к отказу от проведения богослужений в знак протеста против захвата церковных зданий и ареста священнослужителей. Эта акция была названа в советской прессе «Забастовкой попов». Попробуем составить картину убийства Андроника, перетасовав фрагменты показаний двух его участников, — начальника конной милиции Платунова и уже упомянутого Жужгова. Им ассистировали два милиционера-латыша. Платунов: «В первом часу ночи заехали на двор ЧК, вывели Андроника, который мне по-

журнал о пермском крае и его жителях


прикамья / события cистория любимыми не расставайтесь…

Шестнадцать лет. Весна. Голова кружится, сердце ноет, хочется любви. Правда, Иринка не понимала, что именно любви, просто птицы звонче петь стали, солнце ярче светить, сон ушел... Да и мальчишки — друзья — как-то по другому относиться стали. Подобрели, что  ли. Но  ведь они — такие знакомые, что для любви и вовсе не  подходят. С  экзаменами весна пролетела, пришло лето. Без любви. Все понимающая мама решила, что дочь устала от  напряженного выпускного учебного года и отправила отдыхать. Далеко, к сестре, в южный город. Город сразу очаровал обилием цветов, гортанной речью и белыми каменными зданиями. Он  такой и  был  — весь белый и  голубой  — от огромного неба, не омрачаемого дождями. Тетя встретила радушно, старший брат  — покровительственно. Пообещал познакомить с друзьями. Усталая с дороги — три дня на поезде!  — Иринка задремала. Проснулась Андроник и Варлаам от громких голосов — пришли друзья. Выглянула за дверь — и пропала. Он стоял, прислонившись к стене и обняв гитару. Черные кудри, казался довольно странным, в черной одежде карие глаза. Единственный. с Потом высокой на южное голове лето. камилавкой, посохом в было Днем —сзнакомство руках, и блестел на — груди большой крест на с  городом. Вечером  свидания с  любимым. толстой цепи. Старый и дряхлый человек. То  есть, для нее  — свидания. А  он  просто заНиколай со мной присутходил по Жужгов пути за попросился братом и  Иринкой. Вместе ствовать на похоронах шли на  школьный дворАндроника». по  соседству, за  таЖужгов: «Проехали по Сибирскому за инственность и  обилие фруктовыхтракту деревьев 5 верст, свернули в лесАфрикой, на левую сторону, отъеласково прозванный где уже ждала хали сажень сто, остановили прикомпания таких же влюбленныхлошадей. в гитару Яребят. казал дать Андронику лопату». Звучала музыка, вперемешку дворовые песни Платунов: «Андроник безоговорочно взялсязнакои артистическое исполнение песен разных пать подрок-групп. высокими Он был елями. Грунт земли попался менитых рядом — и это было крепкий  — красная глина. Для ускорения дела главным. пришлось копать латышам». Жужгов: «Затем я сказал: «Давай, ложись». МоБеда обрушилась внезапно. Вместе с  яркой гила оказалась коротка. Он подрылтакже в ногах, лег брюнеткой из Воронежа, которая приево второй раз — еще коротка. Еще рыл — хала к родне на каникулы. Любимый сталмогиухола готова. помолился на все стороны, я ему дить вместеОнс новенькой, и встречи в Африке потеряли привлекательность. Было тоскливо, хотелось уехать, хотелось его увидеть еще раз, убедиться, что не любит, не нужна... Или — ...Андроник истовочто защищал от нужна? Ведь сегодня он приходил и так посморасхищения церковное имущество. трел! А может, любовь все же взаимна? В храм войдете... «только перешагнув

через мой труп», — предупреждал он

Наверно, это ожидание настоящей любнаделенных властью мародеров... ви — и  есть счастье. Просто Ирина об  этом еще не знала. Но уже любила. Навсегда. Захо-

28 26

тел бы — И к черту условности, не мешал. на край Затем онсвета. сказал: «Я готов». маму и  папу, Разве это не важно? Я сказал, чтоучебу. расстреливать буду, а Важно, живым чтобы он рядом. закопаю, пока ты не снимешь постановление о забастовке. Но он сказал, что не будет того. А он с другой. Затем мы его забросали землей и я произвел несколько выстрелов». Женщины даже юном возрасте коварны Платунов: «Я дал в  два выстрела. Жужгов один и  изобретательны. И  могут закрутить легкий выстрел в голову. Наследство осталось от роман с другим, чтобы любимый Андроника  — чугунные часы иприревновал. серебряный Ведь не  учил девочку премудростям крестникто с изображением Богородицы под синей любви. Новый кавалер был эмалью,Сама цепь научилась. и крест под золотом. Процесс мастером спорта, красив и  умен, дарил цвепохорон окончился». ты и  игрушки, водил в  кино и  жарко целовал в Что тениеще виноградной лозы. После каждого породнит убийства Романова и Анцелуя хотелось вытереть губы. Но ведь в пяти дроника  — алчность подельников, которые метрах — он видит,вещи. как она желанснимали скареглазый, жертв все ценные В первом на, а потому стоитзолотые потерпеть поцелуи нелюбислучае это были часы Михаила и семого. ребряные Брайена. Правда, тогда убийцы не погнушались даже штиблетами. ... До  отъезда в  уральский город, в  промозглую осень оставался один день. Вечердля выдалСразу же после гибели Андроника, расся долгим и этого скучным, любимый не  появился, следования «обстоятельства» в Перми спортсмен провожал домойви составе целовал,членов а  она начала работать комиссия мечтала лишь об  одном  — как  бы побыстрее Поместного собора: архиепископа Черниговдобраться до  дома. Через пять минут Пермпосле ского Василия, архимандрита, ректора того, как за спортсменом дверь, ской духовной семинарии захлопнулась Матфея, миссионера раздался звонок. Уверенная, чторасстреляли. нелюбимый А. Д. Зверева. 27 августа их тоже что-то забыл, раздосадованная Иринка расПермской епархией стал управлять епископ пахнула На пороге стоял Он. Феофан. дверь. Большевики утопили его в Каме 24 декабря 1918 года — как раз накануне своего — Хочешь, бегства. я  почитаю тебе стихи про меня бесславного и про тебя, про город Пермь и про дождик? Пермь была взята, по сути, силами 4-го Енисей— Хочу... ского полка Северной группы Сибирской армии. А это — около 500 человек и всего одна (!) пуш— Погуляем? чонка. Правда, выйдя на окраину Перми на рассвете 24 декабря, енисейцы застали врасплох — Да...красноармейцев, расквартированных в спящих Они бродили по  микрорайону говорили, Красных казармах, и захватили у них и  сразу три баговорили. Робко держались за поруки, прятатареи. Их пушки сразу же ударили Перми-II. лись в  тени, если видели прохожих. никак Однако, в районе станции красные И  оказали не  могли расстаться. Растерянная и  счастлиожесточенное сопротивление. Сутки продолвая, домой вернулась утро. Со слегка прижался кровавый бой, под но 25 декабря к белым пухшими губами  — вкус пришла поддержка: две поцелуев роты 5-го любимого Томского был Тетя Они и  брат даже руполканеобыкновенным. и штурмовой батальон. и довершили гаться не стали,сходу глядявступил на нее. Она бы равно дело. Батальон в бой увсе женского их не услышала. монастыря. Одна из его рот, незаметно перейдя на правый берег Камы, захватила в целости жеА на следующий день он не пришел. И снова лезнодорожный мост через реку, который крастомительная прогулка со  спортсменом, отгоные планировали взорвать. По одним сведени-


история прикамья /события

ям рота, его оборонявшая разбежалась, по другим — была полностью уничтожена штурмовиками. Таким образом, эвакуация вагонов с имуществом, которых на станции скопилось великое множество, была уже невозможна. Оборона станции для красных потеряла смысл. И, хотя основную тяжесть борьбы за освобождение города вынес 4-й Енисейский полк 1-ой Сибирской стрелковой дивизии, слава освободителя досталась именно штурмовому батальону, командир которого полковник Е. Урбанковский, автор знаменитых психических атак, стал кумиром местной публики. По иронии судьбы, точно так же, полгода спустя, вся слава освободителя Перми от колчаковцев на долгие годы была приписана Степану Окулову, который при оставлении Перми показал себя не с лучшей стороны. Это другой красный командир, почти его однофа-

Евгений Урбанковский

...Пермь была взята, по сути, силами 4-го Енисейского полка Северной группы Сибирской армии. А это — около 500 человек и всего одна пушчонка... милец, Филипп Акулов, организовал героическую оборону станции Пермь-2, а Степан Окулов, пообещав командиру ударного батальона «Красных орлов», позвонившему из Мотовилихи, немедленно придти на помощь, собрал отряд, выехал, но не в Мотовилиху, а в Култаево, захватив деньги и продукты. Нам трудно, по прошествии многих лет, давать оценку тем поступкам. Возможно, С. Окулов был по-своему прав, решив, на фоне массовой паники, сохранить жизни своих бойцов, а не бросать их в жертву обреченному городу. Наверное, так же решила комиссия, возглавляемая Дзержинским и Сталиным, которая разбиралась в причинах «Пермской катастрофы». Окулова не расстреляли, а отправили на фронт. Как это ни парадоксально, выжить помогло ему массовое предательство, которым сопровождалось взятие Перми. На фоне перехода красных на сторону колчаковцев целыми полками, просто бегство смотрелось не так уж и плохо. А тем временем Пермь хлебом-солью встречала белую армию, кропила святой водой помещение ЧК и расстреливала пленных красноармейцев. Жизнь входила в привычную колею, чем сразу же воспользовались ушлые конъюнктурщики, в том числе и представители творческой интеллигенции: «На днях военной цензурой разрешена к печатанью новая злободневная драма в три действия «Зверства большевиков», сочинение известного актера МорозоваЧертороева». Александр Васильевич Колчак посетил Пермь дважды. Первый раз в феврале 1919 года. Мне посчастливилось быть знакомым с пермячкой Марией Хоробрых, которая в тот год, когда Земля всту-

Филипп Акулов

Степан Окулов

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / события

Радола Гайда

пала в новый, XXI век, отметила свой столетний юбилей. М. Хоробрых была последней живой пермячкой, видевшей Колчака. Правда, семнадцатилетняя гимназистка хорошо запомнила лишь конфуз, произошедший с ней во время выступления перед верховным главнокомандующим: девушка танцевала Золушку, и у нее с ноги, как и у самой сказочной героини, слетела туфелька. Во второй раз поезд Колчака прибыл в Пермь в ночь с 31 мая на 1 июня. Верховный правитель приехал разбираться с командующим Сибирской армией Радолой Гайдой. Этот чешский авантюрист из бывших военнопленных, которого сам адмирал произвел из капитанов в генерал-лейтенанты, достоин отдельного рассказа, не предусмотренного объемом этих заметок. Скажем только, что Гайда постоянно пытался вести двойную игру, и в этот раз Колчак прибыл, чтобы обвинить его в попытке поднять Совет министров против Верховной власти. Он предложил Гайде сдать командование и отбыть в Омск для дальнейшего решения своей судьбы. Любопытную характеристику адмирала Колчака оставил известный публицист Н. Устрялов, накануне гражданской войны работавший в Пермском университете, а потом связавший свою судьбу с белым движением: «Дикта-

28

тор... Я всматривался в него вчера, вслушивался в каждое его слово. Трезвый, нервный ум, чуткий, усложненный. Видимо лозунг: «Цель оправдывает средства» ему слишком чужд, органически неприемлем, хотя умом, быть может, он и осознает все его значение. В этом отношении другой величайший человек современности, тоже, к гордости нашей, русский, — Ленин  — является ему живым и разительным контрастом. Я боюсь, слишком честен, слишком тонок, слишком хрупок адмирал Колчак для героя истории...» Дальнейшие события подтвердили правоту предположений Н. Устрялова. Неудачи на фронте способствовали частым срывам верховного главнокомандующего в истерики, злоупотреблениям алкоголем. В конце концов, он был предан теми же представителями Антанты, которые привели его к власти. Последним своим долгом Александр Колчак посчитал достойную смерть. И с этой задачей он справился. В начале марта белые еще раз сделали попытку повести наступление в направлении Вятки. На короткое время были заняты Оса, Оханск, Воткинск, Ижевск. Самый дальний на западном направлении пункт  — Глазов  — белые продержали десять дней. Но с 21 июня красные войска начали Пермскую наступательную операцию. И уже для белых наступило время Пермской катастрофы. Колчак во время визита в штаб Сибирской армии. 1919 г.


прикамья /события cистория любимыми не расставайтесь…

Однако в том, как оставляли город красные и белые, была существенная разница. Белым удалось то, что не сумели красные: взорвать железнодорожный мост. Красные бросили на станции Пермь-II десятки эшелонов, среди них 10 вагонов с ранеными. Потеряли более 20 тысяч убитыми, взятыми в плен и без вести пропавшими. Оставили оружие, боеприпасы, миллионы пудов сырья и продовольствия. Когда же они вернули Пермь, им достался пустой город. Ни один бронепоезд не попал к ним в руки. Не был взят ни один пленный. Камская флотилия, которая еще 26 июня принимала участие в боевых действиях, была полностью разоружена, а ее пароходы затоплены. Были эвакуированы почти все специалисты. Богатые квартиры опустели. На станции Пермь-2 не осталось ни одного исправного паровоза. Показательно, что Пермский университет эвакуировался целым железнодорожным составом.

Символичная картина: по железной дороге едут забитые награбленным барахлом вагоны белочехов. А рядом, по бездорожью, утопая в снегу, идут пешком остатки колчаковских войск под командованием генерала Каппеля. Тоже, кстати, пермяка. После его смерти главкомом стал генерал-лейтенант Войцеховский. После окончания Гражданской войны С. Н. Войцеховский проживал с семьей в Праге. С приходом в 1945 году Красной армии был арестован Смершем и отправлен на Родину, в лагеря.

По красной легенде С. Окулов въехал в Пермь на белом коне. Но это вряд ли. Петроградский полк, которым он командовал, форсировал Каму напротив Кафедрального собора. Так что логичнее предположить, что Степан Акимович переплыл Каму в какой-нибудь лодке. И первые, с кем красные части столкнулись в городе, были мародеры.

Показательна картина одного из последних дней жизни последнего главнокомандующего колчаковских войск. Такой ее увидел советский публицист Борис Дьяков в марте 1951 года: «За гробом умершего в лагере коммуниста Драбкина идет белогвардейский генерал Войцеховский, опирающийся на палку и занятый своими мыслями...»

Исход остатков войск Колчака из России был страшен.

Смерть готова примирить всех. Жаль, что этого не умеет делать жизнь!

Молебен 19 февраля1919 г. в честь визита Колчака

...Последним своим долгом Александр Колчак посчитал достойную смерть. И с этой задачей он справился...

Взорванный мост

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / события

С нами Бог! Gott mit uns!

автор: Полина Попова

Это аксиома: в погоне за материальными ценностями человек теряет ценности духовные. Современное политическое, экономическое, общественное устройство в России, со всеми своими достоинствами и «прелестями», к сожалению, имеет самое, пожалуй, негативное — способствует «стиранию» чувства патриотизма, любви к Родине... Герой нашего материала — человек другого поколения, поколения наших дедов. А когда он был молодым, таким же, как миллионы современных юношей, он сражался за Родину. И его закаляла сталь. В годы Великой отечественной Геннадий Фукалов верил в Бога... И был командиром «машины боевой».

Геннадий Александрович поскромничал перечислять все свои награды. Но самые значительные из них — Орден Красной Звезды и три медали «За отвагу»

30


история прикамья /события

...Положенные перед битвой «100 грамм» не спасают ни от жары, ни от напряжения...

шись домой, у нашего танкиста обнаружат язву желудка. Врачи спишут это не на голод… На стресс. Снова бой. Танк подбит. Ранен заряжающий. Нужно срочно покидать машину. С трудом вытащив друга, они (встав — упав — встав — упав) побежали по гусеничному следу к своим. Среди взрывающихся снарядов Геннадий Александрович тащит побледневшего от потери крови товарища. —...И как раз идет санитар, но не из нашей части. Я его подзываю: «Окажи помощь, погибнет он у меня». А тот махнул рукой, мол, своих полно... Я тут же кобуру открыл, пистолет достал: «Перевязываешь?» — Ужас!!! Застрелили??? Лето 43-го на Орловско-Курской дуге выдалось жарким. В его танке 114 зарядов, 25 гранат и 45 осветительных ракет. Только заряжай. Целься. Пли. Два вентилятора не успевают вытягивать пороховые газы. Положенные перед битвой «100 грамм» не спасают ни от жары, ни от напряжения. — Когда из боя выходишь,  — вспоминает Геннадий Александрович,  — гимнастерка полностью сырая. Мало того, вся покрыта солью. Даже хрустит... Хрустели на войне не только гимнастерками. Сухарями тоже хрустели. Неприкосновенный запас выдавался на 3-5 суток  — консервы. Сначала пытались растягивать удовольствие. Но однажды машина сгорела вместе с НЗ. Теперь решили съедать все сразу, а там не важно — переживем. Правда, мешок с сухарями на десантном люке всегда стоял. Молодые, растущие, голодные... Но никакая болячка не брала. Все держались. Уже потом, вернув-

— Нет. Он достал инструменты и перевязал руку. Идем дальше. Когда ранен — мучает жажда. В низине стоят три солдата. У них термосы. Просим воды. «Нет у нас»,  — отвечают. «А вот мы вчера вашему солдату последнюю каплю отдали, а вам сейчас жалко»,  — говорим им. Ну, налили… Протягивают  — улыбаются. Раненый мой выпил, еще попросил... Потом мне передает... Я пью и понимаю, что водку глотаю... Наступила морозная зима 44-го. Ленинградский фронт. Геннадий Фукалов участвует в разрыве блокадного кольца, почти три года

...Летом в танке очень жарко, зимой жутко холодно. Термоса нет, чтоб горячий чай хранить, и нет подогревателя. Железо промерзает...

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / события

сковывавшего культурную столицу. Январь, февраль, март...

...В начале войны командира танка наказывали за то, что он оставлял подбитую машину. К концу Великой Отечественной ситуация изменилась. Танков стало больше. Экипажей — меньше. Начали ценить бойцов...

32 34

— Летом в танке очень жарко, зимой жутко холодно. Термоса нет, чтоб горячий чай хранить, и нет подогревателя. Железо промерзает. Все же из-под топора сделано, но зато по-русски. Надежно. Апрель. В грудь нашего танкиста немец всадил осколок. Но промахнулся. Сердце продолжало биться. После госпиталя Геннадия Фукалова отправили в тыл — обучать молодое поколение. Потом был Украинский фронт. На одном из Карпатских плато он встретил победу.


история прикамья /события

*** В начале войны командира танка наказывали за то, что он оставлял подбитую машину. К концу Великой Отечественной ситуация изменилась. Танков стало больше. Экипажей — меньше. Начали ценить бойцов. Но главное в другом. Что помогало нашим солдатам выживать? Какие чувства двигали этими 20-летними парнями? Ведь противники сбрасывали с самолетов не только бомбы, но и агитационные листовки. Переходите, мол,

...все, кто со мной служили, ненавидели немцев! Мы готовы были их растерзать! Нам помогала сплоченность...

на нашу сторону. И живите как сыр в масле. Но тогда, 54 года назад, в слово, которое скоро можно будет вносить в словарь архаизмов, «па-три-о-тизм» — вкладывали душу... — Я и все, кто со мной служили, ненавидели немцев! Мы готовы были их растерзать! Нам помогала сплоченность. И Левитан заряжал: «Наше дело правое. Враг будет разбит! Победа будет за нами! Смерть немецким оккупантам!»

...немцы носили Бога снаружи — на бляхах их ремней было написано: «Gott mit uns!». А наш танкист  — в душе, в сердце... Глаза матери, встречающей Геннадия Фукалова с фронта, блестели слезами горькой радости. Обняв повзрослевшего и возмужавшего сына, она сказала: «Бог есть! Я всю войну молилась за тебя!» Его должны были убить три раза. Но каждый раз он оставался жив. Почему? Кто знает, может быть, потому что немцы носили Бога снаружи — на бляхах их ремней было написано: «Gott mit uns!». А наш танкист  — в душе, в сердце... P.S. Танки на исходном рубеже сигнал к атаке терпеливо ожидают, Что бой тяжелый предстоит, об этом все танкисты знают. Не знают только одного: кто с поля боя не вернется, Потеря друга для меня тяжелой болью в сердце отзовется. Так было каждый день, когда в атаках мы друзей теряли. Но что победа к нам придет, мы в это верили и знали... (Г. Фукалов)

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / дела

Кын-завод Урал — родина горнозаводской промышленности, сделавшей Россию крупнейшей индустриальной державой. XVIII век стал периодом бурного роста как добывающей, так и обрабатывающей промышленности, а строящиеся в большом количестве казенные и частные заводы положили начало своеобразному типу поселения людей — заводскому поселку, городу-заводу. Наиболее крупные и удачно расположенные из них — такие как Егошиха (Пермь), Екатеринбург и другие — превратились в настоящие города, другие, поменьше, в городки (Очер, Добрянка, Суксун), часть просто исчезла с карты страны, а самая малая часть сохранилась в том виде, в котором была основана. К этой самой малой части относится и Кыновской завод в Лысьвенском районе, расположенный при впадении речки Кын в Чусовую. Строительство Кыновского чугунолитейного и железоделательного завода барона Николая Строганова разрешено указом Берг-коллегии от 16 февраля 1759 г. Для отвода места под будущий завод в поселок был послан маркшейдер Сергей Кравцов, который выбрал место «где плотине быть» на р. Кын. В то время эти места были не заселены, пространства дики. Возведение завода началось в 1760 г., уже в следующем году закончено строительство Кын-завод, фото Прокудина-Горского. 1912 г.

34

плотины, а в 1762 г. — первой доменной печи. автор: Плотина — самое важное Александр Киселев заводское строение, т. к. основным источником энергии в XVIII столетии являлась сила падающей воды. Все производственные корпуса располагались ниже плотины вдоль реки, а вода самотеком проходила по специальным лоткам, вращая механизмы воздуходувок и молотов. В начальный период своей работы завод производил до 100 000 пудов чугуна в год. Часть этого чугуна отправлялась на доделку в Елизавето-Нердвинский завод, а оставшийся перековывался в железо. Весной и летом в коломенках (тип судов для перевозки грузов по реке) по р. Чусовой, Каме и Обве товар везли на Макарьевскую ярмарку, на соляные промыслы, в другие места  — для продажи. В документе того времени читаем: «Кыновская и Бабенковская Барона Строганова пристани на р. Чусовой, из коих при первой чугун и железо, а при последней руду нагружают в строимыя коломенки». Заводская пристань представляет собой просто стенку из гранитных боков, скрепленных металлическими скобами, к которой швартовались суда. На сегодня в Пермском крае Кыновская пристань — единственная сохранившаяся конструкция подобного рода. К концу XVIII века (1799 г.) при заводе жило 500 человек. Весь заводской поселок состоял из заводских деревянных корпусов, церкви, трех господских строений, 93 «мастеровых и обывательских домов». Как отмечалось в статистических отчетах, «земледелие в здешних


история прикамья /дела Григорий Строганов

каменистых и лесистых местах, исполненных чрезвычайной величины горами, невозможно. Почему жители... растениями, кроме огородных, не занимаются. Низкое сырое и окруженное горами местоположение сего завода не весьма выгодно для его жителей, в рассуждении почти всегдашней грязи и сырого воздуха». В 1804 г. тогдашний владелец завода барон Григорий Александрович Строганов сдает его в аренду московскому купцу А. А. Кнауфу, который эксплуатировал завод «на износ» до 1817 г. Получив от арендатора изрядно потрепанный завод, Строганов решает провести его реконструкцию. В 1818-1819 гг. возводится вторая Григорьевская плотина, получившая в просторечии название верхней. При этой плотине возводится новая домна взамен пришедшей в ветхость старой. На месте старых деревянных корпусов начинают возводиться каменные, причем эстетика производства требовала приданию заводским, утилитарным постройкам классического облика — здания имеют симметричные фасады, декорированные рустованными лопатками и наличниками, их расположение создает заводскую площадь не перед, а внутри производственной зоны. К концу 1830-х годов завод бы полностью реконструирован и имел в своем составе каменные корпуса: кричной фабрики, катальной фабрики, проволочной фабрики, двух железосодержательных магазинов, чугуносодержательного магазина с караульной, слесарню и кузницу при нем, корпус для паровой машины, провиантский магазин и 2-этажную заводскую контору. Завод стал приносить владельцам до 100% прибыли, что считается весьма рентабельным и сегодня, а в те годы было совершенно великолепно. Эта реконструкция привела к значительному росту заводского поселка. Так строительство третьей Григорьевской плотины и доменной фабрики в 1,5 верстах выше по течению р. Кын послужило стимулом к расселению жителей вдоль заводского пруда выше Средней плоти-

Николай Рогов

Река Чусовая

ны. Часть людей расселялась вниз по течению р. Чусовой. В 1860-е годы происходит еще одна реконструкция, в результате которой завод существенно модернизирован, в ассортимент его продукции вошли новые товары — проволока и кровельное железо. Эта реконструкция оказалась возможной благодаря активной деятельности возглавившего завод в 1856 г. управляющего Николая Абрамовича Рогова (1825-1905). Строгановский крепостной, благодаря своим способностям и упорству, сумел окончить Ильинскую гимназию и Санкт-Петербургскую школу сельского хозяйства и горнозаводских наук. Кроме производственных нужд, новый управляющий занимался и социальными вопросами. К его заслугам относится открытие мужской и женской школ, «общественного собрания». В помещении чертежной, построенной в 1869 г., функционировал театр на более чем 100 мест, в поселке был учрежден «домашний суд» по принципу суда чести, разработан пенсионный устав, который хотя и не был утвержден, позднее использовался в работе Пермского земства. Наиболее известным детищем Н. Рогова стало открытие первого в России потребительского общества и принятие его устава (по одним данным

журнал о пермском крае и его жителях


история прикамья / дела

Свято-Троицкая церковь

Река Чусовая близ поселка Кын

это произошло в 1864 г., по другим — в 1870 г.). Как исследователь, а таковыми становилось большинство Строгановских высших служащих, Н. А. Рогов избрал этнографию и язык комипермяцкого народа. Им был составлен один из первых пермяцко-русских и русско-пермяцких словарей, выполнено весьма профессиональное описание быта коми-пермяков. В 1864 г. завершается строительство, и освящается новая каменная церковь во имя Святой Троицы, сразу ставшая главной изюминкой этих диких мест. К 1910-м годам завод исчерпал свои технические возможности, упала прибыль, вследствие чего тогдашний владелец — граф Сергей Александрович Строганов — принял решение о закрытии завода. К этому времени при заводе числилось «собственно живущих... 2920 душ обоего пола, из них 1464 муж. и 1456 жен.» Как отмечалось в докладе специальной губернской комиссии, «в настоящее время кроме заводской работы, других источников для заработка мастеровых не имеется… положение здесь будет более тяжелым, чем в других осмотренных Комиссией заводах». Эти выводы комиссии подтвердились сразу  — небольшая часть мастеровых создала на базе своего потребительского общества кустарную артель, производящую шанцевый инструмент, снаряжение для пожарных обозов и т.п., а большая часть населения покинула обжитое пространство, отправившись на поиски лучшей доли на другие заводы или в Сибирь, осваивать ее бескрайние просторы. Несмотря на упадок промышленности и невыгодность сельского хозяйства, поселок не

36

Пристань Кыновского завода

умер, а продолжал существовать. Кустарное производство, сельскохозяйственная кооперация, поддержка со стороны Советской власти сохранили до наших дней этот уникальный уголок, где очарование уральской природы сочетается с богатейшим пластом материальной культуры, зримым свидетельством становления «опорного края Державы». Сам заводской поселок расположен по обеим сторонам р. Кын и по левому берегу р. Чусовой между гор. Местоположение и отсутствие удобных мест для застройки предопределило его нерегулярную (стихийную) планировку. Редкий случай в планировочной практике заводских поселков, когда три заводские плотины не играют существенной роли в его внешнем облике. Организующим центром служит заводской комплекс у Средней плотины, с предзаводской площади которого идет главная улица к Верхней (Григорьевской) плотине и заводской пристани на р. Чусовой. Комплекс сохранившихся заводских зданий сегодня состоит из каменных: провиантского магазина, корпуса паровой машины, корпуса кузницы и слесарни, пожарного депо, деревянных чертежной и караульной избы. Театральное прошлое чертежной не пропало, сейчас здесь — сельский дом культуры, в котором есть и зрительный зал, и небольшой музей. И, наконец, в состав завода входит каменная стенка пристани на р. Чусовой  — единственная из сохранившихся в нашем крае. Высотным центром ансамбля поселка является здание Свято-Троицкой церкви. Пятиглавая, с шатровой колокольней, она белым кораблем плывет над поселком, создавая образ воздуш-


история прикамья /дела

ного движения. После закрытия церкви в ее стенах поочередно находились цех ширпотреба, колхозный склад, а в обширном подвале — колхозная кузница. Литые плиты церковного пола  — их и сейчас можно увидеть у порогов некоторых домов  — использовались и как печные плиты. Находились охотники до кирпича, но кладка затвердела в монолит: легче сломать, чем разобрать. А один кыновлянин перевез узорные решетки ограды... на кладбище, огородив место для могилы. Его могила сейчас заросла сорняками и давно уже никем не посещается. Старые люди говорят: все, кто разорял церковь, умерли плохой смертью, а их дети и внуки пошли кривой дорогой. Сегодня можно вновь говорить о возрождении храма после долгих лет запустения — в прошлом году закрыта провалившаяся крыша, очищены залы, закрыты двери и окна от вездесущих коз. Сохранившиеся дома заводских рабочих и крестьян относятся к концу XIX — первой половине XX вв. и представляют собой бревенчатые, в основном одноэтажные, здания с двухчетырехскатными стропильными крышами. Дома расставлены вдоль дороги (встречается и поперечная застройка) по обе стороны. К большому сожалению, каменное здание заводской конторы, использовавшееся долгое время для размещения школы, снесено в начале 1970-х годов, а на его месте, отнюдь не украшая поселок, расположилось новое школьное здание из силикатного кирпича. Не зря мы говорим о синтезе природы и культуры в этом замечательном месте. Река Чусовая славится своими прибрежными скалами, переливающимися оттенками известняка и вкраплениями охристого железа и серозеленых мхов. Скалы эти издавна делятся на «бойцов» и «камни». Первые — наиболее опасные для речных судов, располагаются у крутых поворотов, быстрин и служили местом наиболее частых крушений — «боев». Вторые — более «дружелюбны» к сплавщикам. Недалеко от Кына, выше по течению Чусовой, стоит известный «боец» Печка. По словам Д. Н. Мамина-Сибиряка «свое название этот боец получил от глубокой пещеры..., бурлаки нашли, что эта пещера походит на чело печки». Наиболее приметен в этом районе Высокий Камень  — «Великан» в современной топони-

Караульная изба

Кузница

Корпус паровой машины

мике. Это очень крупная скала, имеющая в длину 2 км, а в высоту — 120 м. После Великана перед Кыном встают «бойцы» Денежный и Воробей, а за поселком — «боец» Стеновой. В этих живописнейших местах каждое лето сплавляются сотни туристов. Чусовая предоставляет два различных маршрута, сходящихся в Кыну. Верхний — более сложный — здесь заканчивается, а нижний — попроще — начинается. Все дело в том, что в 15 км от поселка находится железнодорожная станция Кын, позволяющая без труда добраться до цивилизации. Это место с манящим названием Кын ждет своих гостей, чтобы подарить им частицу себя, своих гор и рек, приобщить к красотам уральской природы и богатству уральской истории...

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / общество

Новости для земляков Новый прожиточный минимум Правительство Пермского края установило величину прожиточного минимума в расчете на душу населения на II квартал 2009 года. В среднем по региону она составила 5407 рублей. Для трудоспособного населения прожиточный минимум на апрель-июнь текущего года определен в 5810 руб., для пенсионеров — 4292 руб., для детей  — 5170 руб., в т.ч. для детей до 6 лет — 4587 руб., от 7 до 15 лет — 5211 руб. В сравнении с первым кварталом этого года прожиточный минимум вырос на 420 руб. Основной прирост приходится на услуги — 14% и продукты питания — 5%. Исполнительные органы госвласти и местного самоуправления будут использовать величину прожиточного минимума для расчета мер по социальной защите и поддержке населения Пермского края.

На авиарейсе «Пермь-Москва-Пермь» пополнение С 25 мая в аэропорт «Большое Савино» приходит пятый перевозчик — авиакомпания «Трансаэро». Для перевозки пассажиров компания предоставит лайнеры Boeing-737. В самолетах будут оборудованы три салона: бизнес-класс, премиум-эконом и туристический. Цены на билеты бизнес-класса перед началом летнего сезона «Трансаэро» снизило более чем в полтора раза, они являются наиболее конкурентоспособными на внутрироссийских маршрутах. Сейчас пока на московском направлении «работает» четыре авиакомпании  — «Аэрофлот», S7, «Скай-Экспресс» и «ЮТэйр».

Пермский край пополнится вековыми долгожителями В Пермском крае в этом году 24 пенсионера отметят свой вековой юбилей. В столице Прикамья 100 лет исполнится 13 пенсионерам. В Лысьве и в Верещагинском районе эту дату отметят 8 долгожителей, в Чайковском — трое. Всего же в Пермском крае проживает более 738 тысяч пенсионеров.

Новая социальная сеть в Интернете помогает избежать аварий и пробок на дорогах Пермские автомобилисты запустили новую социальную сеть «Засада», участники которой могут предупреждать друг друга о стоянках передвижных постов ДПС, пробках, авариях и опасностях.

38


прикамье современное / общество

Идея создания такой сети появилась около года назад и в этом виде не имеет аналогов. Сам проект является федеральным, на данный момент в нем уже около 20 городов России, однако в Перми и Ижевске он стал работать раньше всех. Кстати, регистрироваться в сети могут жители любых городов. «Засада» призвана помочь участникам дорожного движения избежать аварий и штрафов, пробок и дорожных работ, заранее предупредив участника о дорожном событии. Автолюбитель, являющийся зарегистрированным пользователем, получает всю эту информацию при помощи КПК или сотового телефона и сам имеет возможность делиться своими наблюдениями. Все события распространяются в сети практически моментально. «Засада» включает в себя сайт и программы для карманного компьютера и сотового телефона. Регистрация и использование основных функций — бесплатны. «Это основной принцип работы проекта, — поясняет Иван Долгов, — таким он останется и в дальнейшем, но будут вводиться и дополнительные платные услуги». «Автомобилисты  — это готовая социальная сеть. Есть уже известные способы общения в дороге — к примеру, помигать фарами. Но теперь можно не мигать фарами за 500 метров от опасности, а предупредить об этом участников сети за 5 километров», — говорит Иван. Кроме того, «Засада» позволяет участникам общаться между собой с помощью быстрых сообщений, назначать встречи, видеть расположение друзей на карте, сообщать о том, что им требуется помощь. На данный момент в Перми зарегистрировались уже более 400 автомобилистов. Адрес сайта: http://zasada.com/.

Памятник Дягилеву вынесут из гимназии на открытый воздух Скульптура Сергея Дягилева работы Эрнста Неизвестного будет перенесена из гимназии №11 на пересечение улиц Луначарского и Сибирской. Она была временно установлена в учебном заведении 2 года назад из-за невозможности эксплуатации на открытом воздухе. По словам министра культуры и массовых коммуникаций Пермского края Бориса Мильграма, в зале памятнику не место, и пришло время показать его народу, где горожане по достоинству смогут оценить работу.

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / общество

Скульптура переедет 16 мая, к открытию «Дягилевских сезонов» в Перми. Однако пока решается вопрос о том, как «укрыть» памятник от погодных условий. По словам Мильграма, сейчас об этом проводятся консультации с московскими специалистами. Возможно, будет установлена специальная беседка или стеклянный куб для защиты скульптуры. Кроме того, в Италию отправится специалист для изучения опыта сохранения произведений искусства в открытом пространстве.

Пермские уфологи представят фильм о древней цивилизации Этим летом пермские уфологи покажут зрителям новый документальный фильм «Гиперборея: забытая история» — о цивилизации, погибшей много тысячелетий назад. Он снят по итогам экспедиции RUFORS (Русская уфологическая исследовательская станция), организованной в декабре прошлого года. Съемки велись на Кольском полуострове в апатитовых шахтах, связанных с историей Гипербореи, на глубине около 1300 метров, сообщает режиссер и сценарист фильма — директор RUFORS, уфолог Николай Субботин. Он утверждает, что во время самой экспедиции было обнаружено несколько интересных находок.

Холодный май может сорвать посевную в Пермском крае В Пермском крае посевной в этом году может помешать погода. Синоптики прогнозируют холодный май, а также дожди, что, вероятно, не позволит вовремя завершить сев. Отметим, что посевные площади в Прикамье сокращаются в связи с медленным «умиранием» сельских хозяйств. Так, в прошлом году пахотный клин урезали на 2%. Всего же в этом году, как и в прошлом, планируют засеять 850 тысяч гектаров пашни. При этом 330 тысяч гектаров отведут под яровые, еще 30 тысяч — под картофель и овощи.

Церковь благословляет поиск останков последнего российского императора Михаила Романова В конце мая-начале июня в Перми начнет работу экспедиция, организованная следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре РФ. Цель исследования — поиски останков последнего российского царя Михаила Романова. Михаил Романов формально был самодержцем всего 10 часов. В его пользу отрекся от престола старший брат, император Николай II.

40


прикамье современное / общество

Михаил тоже отрекся от власти, передав ее Учредительному собранию. С приходом большевиков, он был сослан в Пермь и здесь ожидал своей участи. Однако в местном ЧК посчитали, что представитель императорской фамилии может стать знаменем белого движения. Скорее всего, полагают следователи, решение убить его было принято именно по этой причине. Произошло это по одной версии на Соликамском тракте, по другой — в Запруде. Пермяки смогут помочь найти останки Михаила Романова. Как сообщил Председатель Пермского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Лев Перескоков, если кто-либо из жителей города обладает информацией о примерном месте расположения останков (например, имеются архивные материалы и пр.), он может сообщить об этом пермскому отделению ВООПИК. Конфиденциальность гарантируется. Участники экспедиции уже получили благословение на исследовательскую работу Епископа Пермского и Соликамского Иринарха, а также Митрополита Ювеналия, Патриаршего наместника Московской епархии.

В Перми началась реконструкция Соборной площади В сквере напротив Пермской государственной художественной галереи создаётся новый ландшафтный комплекс. Ещё в прошлом году Совет по топонимике постановил вернуть скверу им. Мамина-Сибиряка его историческое название — Соборная площадь, сообщают в Пермской епархии РПЦ. Согласно первоначальному намерению, все зелёные насаждения на территории площади предполагалось сохранить, но после консультации с экспертами-экологами это решение было изменено: большинство деревьев в этом сквере находятся в плохом состоянии и проживут от силы ещё несколько лет. Поэтому был составлен новый дендроплан, предполагающий создание здесь нескольких зелёных куртин и клумб, а также высадку новых деревьев, преимущественно хвойных пород. Кроме того, будут отремонтированы все лестницы, ведущие на территорию сквера, по-новому оформлен вход со стороны улицы Орджоникидзе, отремонтирована и благоустроена смотровая площадка на берегу Камы. На новом месте и с новым пьедесталом будет установлен памятник Николаю Святителю. Все работы планируется завершить к 31 июля.

В Прикамье дайверы обнаружили новую подводную пещеру В поселке Пермь-Серьга Кунгурского района дайверы открыли новую подводную пещеру. Это произошло во время обследования Андроновского грота группой любителей подводного плавания. Руководили заплывом Андрей Горбунов и Ольга Кадебская. Дайверы прошли 30 метров. Глубина пещеры — 10 метров. Исследования будут продолжены.

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / общество

Уроки счастья Я встретила счастливого человека! Давненько на моем пути не попадались счастливые люди. Не те, кто по любому мало-мальски удачному поводу, эмоционально жестикулируя от переполняющих его чувств, делятся со всеми подряд: «Я счастлив! Какое счастье!» Нет, я встретила по-настоящему счастливого человека. Спокойного, уверенного в себе, каждый день творящего нужные и добрые дела — для других, а значит, и для себя, и, может, даже не задумывающегося над тем, счастлив ли он. Но с каждой минутой нашего общения я все больше и больше укреплялась в своем «подозрении»: нет, мне не показалось — он действительно счастлив! И делится своим счастьем щедро. И мне перепало... автор: Роза Савукова

...День складывался с самого начала как-то необычайно хорошо: ранний подъем для меня, сони, не показался трагедией, яркое солнце, прозрачный весенний воздух еще больше взбодрили. Потом — двухчасовая поездка на автомобиле (обожаю путешествовать!), конечным пунктом которого был совершенно незнакомый мне город Верещагино. К сожалению, и сейчас, после его посещения, я с трудом вспоминаю, как он выглядит. Зато, словно фотографии передо мной разложены, — так отчетливо вижу Храм Александра Невского, аккуратный домик невдалеке  — пока единственное здание самого молодого в Пермском крае монастыря — Свято-Лазаревской женской обители, скит в деревне Гаревка и еще одно монастырское подворье, называемое посовременному конно-спортивной школой. И, кажется, что весь небольшой уральский городок с его деревянными и пятиэтажными домами, с железной дорогой, разрезающей его почти пополам, с людьми, спешащими по своим делам, при этом с улыбкой приветствующими друг друга, «сгрудился» вокруг храма и монастырских подворий. В церкви шла утренняя воскресная служба. Тихо (помню, в церкви шуметь нельзя!) войдя внутрь, я с удивлением заметила, как много детей на службе,

42


прикамье современное / общество

как они веселы, смело ходят по храму, а взрослые оберегают малышей, своих и не своих, заботливо подхватывая их у порога, чтобы не споткнулись и не упали. Еще одна группа — девочки и мальчики разного возраста  — стоят на улице, у входа в церковь, с листочками бумаги в руках и... поют. Это ученики воскресной школы из Лобаново приехали в гости к прихожанам одноименного храма: церковь в поселке Лобаново, как и верещагинская, тоже названа в честь Александра Невского. Затем, во главе со своим духовным наставником, отцом Михаилом, они отправились в конно-спортивную школу на детский праздник Благовещенья. Мы тоже там побываем, но чуть позже.

...вопреки общепринятым правилам, когда приюты открывались при монастырях, у нас сначала появился приют, а уж потом — сам монастырь... А пока, дождавшись настоятеля Верещагинского Храма отца Бориса после службы и беседы с прихожанами, мы отправляемся в монастырь. Светлый, по-современному отделанный двухэтажный дом. На первом этаже учебные классы воскресной школы, где отец Александр как раз проводит занятие. Здесь же библиотека, трапезная, где нас ждет постный, но очень вкусный обед. На столе продукты с монастырского подворья: овощи свежие и заготовленные с прошлой осени соленья, грибные пироги, мед с собственной пасеки  — всего и не перечислишь! На втором этаже  — жилые комнаты монахинь и девочек из монастырского приюта. Подозреваю, что вы уже представили себе аскетически обставленные кельи, сумрачные, с множеством икон на стенах. Иконы есть, это правда. Но на столе стоит компьютер, на аккуратно убранных красивыми покрывалами кроватях — мягкие игрушки. И везде такая чистота! Девочки улыбаются: они уже привыкли к многочисленным посетителям этого необычного для многих детского приюта. На миг показалась и настоятельница монастыря — такое светлое и доброе лицо! Но, увидев посторонних, вернулась в свою комнату. Боясь потревожить привычный уклад монастырской жизни, мы не задерживаемся тут надолго. Пока едем в конно-спортивную школу, отец Борис рассказывает, как все начиналось. 17 лет назад молодой священник был назначен

настоятелем Верещагинского Храма. Приехал на новое место службы с матушкой и двумя малыми детьми... — Церковь была закрыта, запущена, службы в ней не велись. Вокруг — заросли лопуха, а из них выскакивают мальчишки и кричат: «Поп, поп  — толоконный лоб!» Сейчас вместо лопухов  — спортивная площадка, зимой  — каток. При храме мы создали общину, при общине сумели организовать приют для детей. Потом я понял, что специфика деятельности общины отличается от монастырского уклада. И тогда было принято решение создать монастырь для того, чтобы работать с детьми, чтобы дети жили, как в семье. Так, вопреки общепринятым правилам, когда приюты открывались при монастырях, у нас сначала появился приют, а уж потом — сам монастырь. К этому времени здесь уже жили монахини и послушницы из других обителей, я пригласил их сюда. А 31 декабря 1999 года был подписан Указ Святейшим патриархом Алексием, покойным, о том, чтобы нас утвердить в Верещагино Монастырем. Нынче нам исполняется 10 лет. Сегодня отец Борис, духовник СвятоЛазаревского женского монастыря, носит высокий и ответственный сан Благочинного храмов Верещагинского округа, в который входят восемь районов Пермского края: Большесосновский, Карагайский, Нытвенский, Оханский, Очерский, Сивинский, Частинский и сам Верещагинский. В ведении Благочинного 32 храма. У самого священника уже шестеро детей: старшая дочь, двадцати лет, замужем, самому младшему всего полтора года. 18-летний сын — за рулем автомобиля, подрабатывает по выходным, когда водитель отдыхает, поясняет отец Борис. Есть приемные дети — двенадцать, некоторые до сих пор живут в приюте — дом отца Бориса невелик, а новый только-только начинает строиться. А в приюте при монастыре проживает сегодня сорок семь мальчишек и девчонок! — Мы как-то побывали в гостях в женском монастыре в Костроме, там тоже есть приют. Спрашиваем у сестер: — Сколько у вас детей? — Двадцать. — А сколько у вас монахинь? — Семьдесят. — И как? — Тяжело, еле управляемся с детьми. А потом они спросили, сколько у нас детей? Мы отвечаем:

журнал о пермском крае и его жителях


— Сорок семь. — А сестер? — Двадцать. Они, знаете, с удивлением уставились на нас: — Как же вы управляетесь? — Легко! Это как в большой дружной семье: чем больше детей, тем легче. Детей люблю, не делю на своих и чужих. У моей бабки была многодетная семья. У нее очень много было детей-подкидышей, она всех принимала. Возможно, мне от нее это и передалось. Приют отец Борис организовал в 1995 году. Противников в то время было много, ведь церковь по закону отделена от государства и школы. Отца Бориса даже судили. Но судья, женщина мудрая, внимательно выслушав его, прекратила судебный процесс. — Было и такое, что прокурор приказывает закрыть приют, а его заместитель, человек верующий, издает уже другой приказ — приостановить действие прокурорского приказа на полгода. А за эти полгода воды утекло много, и мы снова живы и снова стоим. Ну, а сейчас, когда прошло столько времени, на нас по-другому смотрят. Помощников теперь у монастыря и у приюта великое множество! Во многом благодаря им удалось и конно-спортивную школу построить: новое двухэтажное здание с кухней, столовой и жилыми комнатами для мальчиков. К нему пристроен манеж — для занятий с лошадьми в любую погоду. Правда, строительные работы еще не окончены, пока здесь склад: теплицы сложены, их на днях вынесут в огороды и соберут. Манеж еще называют в шутку Царскими конюшнями. Может, из-за огромной, роскошной, еще сталинских времен, люстры, которая висит под потолком, явно выбиваясь из общего интерьера. Раньше она украшала местный Дом культуры, но после ремонта ее отда-

44

ли отцу Борису. В хозяйстве все пригодится, шутит священник: может, поменяем на что-нибудь, а может, и себе оставим. Будет здесь и спортзал. — Строительство конно-спортивной школы было вынужденным, скажем, мероприятием. В свое время управление образования нас не пускало в школы для того, чтобы мы работали с молодежью, с подростками. Как они это объясняли? Пустить вас, придется пускать старообрядцев, пустим старообрядцев, придется пускать сектантов. Никого пускать не будем! И мы тогда взяли эту заброшенную опторговскую базу, разгребли помойку, отремонтировали гаражи — сейчас там конюшня, с двух сторон сделали прудики. Теперь сюда с удовольствием приезжают верещагинские подростки, чтобы покататься на лошадях. Сегодня праздник  — Благовещенье. И детей здесь очень много. Был организован праздничный концерт. А потом и дети, и взрослые собрались на улице, чтобы выпустить в небо разноцветные воздушные шары. К каждому шарику привязан бумажный голубь. И вот целая птичья стая взмыла под облака, оживив ослепительно голубое весеннее небо! Господи, как красиво! Как хорошо! «Спустившись с небес на землю», мы продолжаем с любопытством, переходящим в восхищение, осматривать хозяйство отца Бориса. Да тут целый зоопарк! Лошадей (мы уже выяснили) почти сорок голов, налажено уже собственное воспроизводство. Они заняты в хозяйстве, как и положено: огород, к примеру, пашут на лошадях. Верховой езде ребят обучают тренеры. Сам отец Борис очень хорошо разбирается в лошадях и очень их любит. Не мудрено — потомственный казак, с детства обучен обхождению с этими животными. За конюшней — загончики, в одном парочка енотовидных собак, в другом — песец Пушка. Сегодня они не выходят из своих домиков: слишком мно-


го посторонних, слишком шумно. А вот двухгодовалый медвежонок Хомка — тот радуется множеству зрителей, радуется весеннему солнышку. В отличие от своих собратьев, живущих в зоопарке, которые после зимней спячки выглядят похудевшими, взъерошенными, Хомочка толстый, гладкий и пушистый. Взяли его совсем малюсеньким, пеленали как куклу, кормили из соски, научили качаться на качелях и звонить в колокол  — он висит у него в клетке. С Алтая (специально за ним туда ездили) привезли верблюжонка, живет здесь и молодая маралиха, и ослик Ишка. История его появления в верещагинской конно-спортивной школе и вовсе забавная... — Наши пермские милиционеры, когда из Чечни улетали на вертолете, по аэродрому бегал этот ослик, увязался за ними. Они его на борт, так Ишка и оказался у нас. Я его поэтому и называю военнопленным чеченцем. Лет десять живет у нас. Животные, как и дети, появляются здесь поразному: кого привели, а кого, голодного, израненного, подобрали на улице. Подобрали и обогрели. Ухаживают за ними сами ребята, но под руководством специалиста — одна из сотрудниц школы в прошлом работала с хищниками в зоопарке. Дети в приюте, в основном, из детдома. Их приглашают сюда на каникулы, в летние лагеря, ребятам так нравится здесь, что просятся в приют жить. Приходят сами, что называется, с улицы,  — это дети, лишенные родительского внимания, заботы. Вот, мальчишка пришел сюда, пожил здесь какое-то время и говорит: «Батюшка, я хотел бы остаться здесь и, если получится, с вашей помощью получить образование». Родители спиваются, а ребенок — умница, но понимает, что семья ничего ему не даст. Некоторых привозят сами родители. Издалека. Мимо нас прошмыгнул пацанчик лет 10-12.

Старается не попасться на глаза. Может, набедокурил? — Это шпана с Алтая! Отец спился, мать видит, что мальчишка совсем отбивается от рук. А у нее еще двое маленьких. Услышала про нас, привезла сына: «Возьмите, ради Бога! А нет, я его потеряю, сядет в тюрьму...» Откуда такая популярность? Ведь это не единственный приют в стране. Просто по телевизору часто показывают, объясняет отец Борис. Удивительно: в тот день, когда мы познакомились, как раз по телевизору, на православном канале «Спас» в очередной раз показывали верещагинский приют! Я, честно признаюсь, почти и не смотрю этот канал, а тут словно толкнуло: привычно переключая кнопки пульта, задержалась на «Спасе», и вот вам — отец Борис собственной персоной! Так вот, узнав про приют «из телевизора», родители едут сюда в надежде, что их отбившиеся от рук дети здесь исправятся. Исправляются! — Мальчика из Санкт-Петербурга привезли, наркомана. Он все семейное старинное серебро продал. Никакие врачи не сумели с ним справиться. Наш приют стал для его родителей последней надеждой. Два года здесь он жил. А родители тем временем поменяли квартиру. Уехали от греха подальше, чтобы сын не знался с прежними

журнал о пермском крае и его жителях


дружками. Сейчас мальчишка снова в семье, отказался от наркотиков, стал жить по-другому. Мальчишка обрел веру! — Но ведь для того, чтобы излечить человека от наркомании, нужны специалисты — врачи, психологи?

...узнав про приют «из телевизора», родители едут сюда в надежде, что их отбившиеся от рук дети здесь исправятся. Исправляются!.. — Согласен. Но я вот что вам скажу. Каждый священник — он уже психолог, потому что работать приходится с человеческой душой. Атмосфера, окружающие тебя люди и, самое главное, вера  — это ведь тоже немаловажно. С верой в Бога человек может совершить многое. Недаром в Священном Писании говорится: по вере вашей и воздастся. А специалисты и у нас есть. Вот матушка моя  — она педагог по образованию. Еще Людмила Юрьевна, воспитатель у мальчиков, она раньше иностранные языки преподавала. У нас она помогает мальчишкам учить уроки, выполнять домашнее задание. Все время, пока мы беседуем с отцом Борисом, он успевает на ходу заметить все мелочи по хозяйству. Мы в столовой... — Что на обед? — Уха, рис. — А с редькой что будете делать? — Салат. — Нет, лучше окрошечку приготовьте. Сварите картошки, положите капусту, лучок. Квас готов. Очень часто приходится прерывать нашу беседу и по другой причине: к отцу Борису подходят дети

46

за благословением. Помните: «Поп, поп — толоконный лоб»? Все изменилось за эти годы. — Сейчас, где бы я ни был: в больницу иду, в магазин, ко мне подбегают дети: «Батюшка, здравствуйте!» и сразу складывают руки: «Батюшка, благословите!» Они просят благословения священника. Мне нравится. Но это огромный труд, это годы упорного труда! Изменилось и отношение властей к монастырю. Монастырь, как говорит отец Борис, принимает активное участие в жизни города. И с гордостью добавляет: — Мы самые первые во всем Пермском крае стали справлять Рождество всем городом. Мало того, мы первые ушли от традиционных проводов зимы к проводам Масленицы, как это и было всегда на Руси. И мы первые, кто на городском уровне начал отмечать праздник Святой Пасхи. Так и гуляем (смеется) от Рождества до Пасхи! Я заметила, вокруг отца Бориса много молодых и среднего возраста людей, с детьми. Женщины все, как на подбор, красивые! По-особенному красивые, светом и теплом дарят. Приход у Верещагинского Храма довольно молодой. И многочисленный. В старом храме уже тесновато, начали строить второй. — Это потому что у нас хорошо поставлена работа с молодежью, с детьми, с людьми среднего возраста. — А что скрывается за фразой «поставлена работа»? — Ну, лекции в школах проводим на православную тему. Открыли воскресную школу для малышей, подростков, взрослых. Конно-спортивная школа — тоже для всех. Те же праздники. И работаем вместе. Да много всего! — Не слишком ли активно монастырь ведет свою «пропагандистскую» работу? Вот, дети, к


прикамье современное / общество

примеру... Воспитывая их в монастырских стенах, по монастырским правилам, не отвращаете ли вы их от мирской жизни? — У нас нет цели вырастить из детей монахов и монахинь. Мы, прежде всего, помогаем ребенку устоять в этой жизни, учим жить. Ребенок вырастет, он сам сделает свой выбор. Не под давлением, ни в коем случае! Но под нашим влиянием. Влияние мы все же оказываем, мы воспитываем, ведем за собой: если хочешь, иди, но никогда не толкаем в спину. Лошадь можно привести на водопой, но нельзя заставить ее напиться. Точно так же и мы ведем к водопою, мы учим, но не заставляем. А вере своей мы должны учить обязательно. Как учить математике, физике, литературе. Именно утрата веры наших предков и опустошила наши души, умы, сделала нас бедными в материальном смысле, наконец. А так называемые выпускники нашего приюта и в институтах учатся, и в семинариях, и работают, кто где. И женятся, и замуж выходят. Вот сегодня на службе... Паренек наш бывший стоит, в отпуск из армии пришел, рядом девушка, стоят в храме, за руки держатся. Девчонка ждет его из армии. Значит, не напрасно мы работали с этими детьми, не напрасно их воспитывали, не напрасно их учили. Конечно, можно было бы и пикник устроить, и в кафе посидеть, но они в воскресный день пришли в храм. И мне приятно это видеть. Монастырь и приют отец Борис называет большой семьей, где каждый — добровольно! — вы-

... У нас нет цели вырастить из детей монахов и монахинь. Мы, прежде всего, помогаем ребенку устоять в этой жизни, учим жить... полняет домашние обязанности. И наказывают провинившихся, как и положено в семье. В первую очередь, лишают занятий на лошадях. Для мальчишек и девчонок это самое страшное наказание, после этого они готовы и посуду мыть, и огород пахать, и уроки учить как следует, смеется отец Борис. Конечно, не от хорошей жизни оказываются дети в монастырском приюте. С трудом вживаются в новую семью. — С чем я сравниваю простую церковь и монастырь? При стационаре есть амбулатория,

приходишь на прием, тебя выслушали, выписали лекарство, но ты дома лечишься сам. Это легко. Потому что вокруг тебя нет других больных. Другое — больничная палата. И у тебя болит, и у соседа. Ты должен терпеть его, он — тебя. Так вот монастырь — это стационар, потому что все, кто пришли сюда жить, они все вместе и должны, работая над собой, научиться терпеть, прощать и любить. Мы их любим, дорожим ими. — А как с деньгами обращаются в этой семье? Есть ли у ребят свои личные вещи: компьютеры, плееры, мобильные телефоны? — Карманных денег нет. Ну, во-первых, монастырь не так богат. Во-вторых, дети с трудом отвыкают от своих прежних привычек и могут потратить деньги на те же сигареты. Мы, таким образом, стараемся оградить их от соблазна. Со всеми потребностями они обращаются к монахиням, они их всем необходимым обеспечивают. Как только ребенку исполняется 16 лет, мы обязательно дарим ему телефон. — Монастырь как-то зарабатывает деньги? — Практически нет. — А как жить-то? — Свое хозяйство, люди помогают, Епархия. Как говорится, с миру по нитке. Как во все времена и было. Как и во всякой семье, здесь бывают и отпуска. Семейные, разумеется. Летом все вместе отправляются в лагеря. Почти два месяца живут в лесу, на берегу пруда, есть большая поляна рядом — для выпаса лошадей. Дети купаются, загорают, проводят спортивные соревнования. Расстояние в 30 километров преодолевают конным маршем. В обозе  — телеги, нагруженные необходимым скарбом, кибитки, две полевые кухни. Про них — отдельный разговор. — Эта кухня — на два котла — времен Великой Отечественной войны. До сих пор служит. А вторая  — настоящая русская печка на колесах. Мы на природе печем хлеб, стряпаем пироги и даже пирожные. В лесу. Представляете? — Местные не беспокоят? — У нас такого нет. А если и случится, то наши пацаны растут как казаки, они всегда смогут постоять за себя. А местные приходят к нам в любое время. Друга навестить? Пожалуйста, но если пришел сюда, будь добр, живи по нашим правилам. Как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не лезь. Вот и деревня Гарёвка — последняя остановка на нашем пути — монастырский скит. Здесь все и

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / общество

начиналось: здесь жили первые приютские дети, здесь зародилось монашество. Монастырю отдали здание заброшенной начальной школы — без окон и дверей. Сами ребята и восстанавливали его. Потом и церковь построили  — деревянную, уютную такую! Колокольня отдельно стоит. Свое монастырское кладбище, небольшое. Это основное хозяйство отца Бориса: ферма, птичник (куры, гуси, даже индюков разводят!), пасека. Пруд в аренду взяли — будут рыб разводить. Вот откуда изобилие на столе! Все заведено не только для того, чтобы обеспечить себя продуктами, но, прежде всего, для того, чтобы приучить детей к разнообразному крестьянскому труду. Пахнет душистым сеном, оттаивающей под лучами весеннего солнца землей. Тихо, просторно. Хо-ро-шо! Стены фермы теплые, внутри — все бело и чисто. С одной стороны — важные такие, сытые, с круглыми боками  — коровы, с другой  — стадо овец в загонах. В отдельном загончике — моло-

...Все заведено не только для того, чтобы обеспечить себя продуктами, но, прежде всего, для того, чтобы приучить детей к разнообразному крестьянскому труду...

48

дая мамаша с самым маленьким ягненком. Тот, не раздумывая, прыгает на руки к отцу Борису. И мамка не волнуется. Узнают! Я заметила, как вдруг изменилось лицо священника — словно ребенка на руки взял. — Я хоть и городской, папа мой  — пермяк, а мама из Очера, но все каникулы проводил у бабки в деревне. Я очень любил ухаживать за животными. Снова интересуюсь: а как местные? Не злятся на ваше «богачество»? — Сначала тоже было непонимание, но сейчас дружим. Единственное — до сих пор недоумевают: как так, у нас хозяйство валится, а монастырское подымается? Я всегда объясняю: что такое монастырь? Такой же колхоз. Но в чем разница? У нас подход к работе добросовестный, здесь никто не ворует. Какое воровство более тяжкое, спрашиваю: когда ты у вдовы украл, у сироты или в колхозе? Все отвечают: конечно, у сироты, у вдовы. Нет, тяжелее грех, когда ты воруешь в колхозе. Почему? Потому что ты берешь сразу у всех. Если бы колхоз не растаскивали, он помогал бы и вдовам, и сиротам. О помощи. В монастыре живут старики, за ними ухаживают. Монахиня, уже сгорбившаяся, тихо подходит к отцу Борису за благословением. Она за эти годы выходила, отогрела многих ребятишек, вынянчила и батюшкиных детей. Теперь — на заслуженном отдыхе. Старый священник (мы его не видели, он как раз отдыхал) овдовел, позвали в скит, окружили заботой. Иногда он проводит службы в скитской церкви. К нему в дом и направился отец Борис, чтобы поздороваться, а заодно и посмотреть, как принялась помидорная рассада. Ящики с рассадой — на каждом подоконнике. Живут здесь и монахини, и послушницы — старшая, Света, ведает всем хозяйством, и девочки из приюта  — в такой же уютной комнате, как в городском монастырском доме: книги, игрушки, пианино. Грудного младенца, только что проснувшегося, вынесли отцу Борису показать. — Девочка воспитывалась в детдоме, пришел срок  — выпустилась, устроилась на работу, подружилась с парнем, родила. Ей сказали: ты бывшая детдомовская, жилья у тебя нет, родственников тоже, давай ребенка заберем в детдом. Она к нам: батюшка, не хочу отдавать сына в чужие руки, приюти. Теперь у нас живет, работает, сына воспитывает. Молодая мамочка между тем сноровисто накрывает на стол. Угощенье для гостей! Для нас, то есть.


прикамье современное / общество

Как будто и не проголодались толком после монастырского обеда, но как глянули на это изобилие, слюнки потекли! Так, за чаем — с собственным вареньем, медом, сыром (сами варят из крупного творога, пояснил отец Борис)  — и «добеседовали» мы. Об отце Борисе узнали напоследок. — Я наследственный казак, из уральских казаков. У меня дома на стене висит шашка, дедом подаренная. И для сыновей приготовил казачье оружие: как 18 исполнится, подарю. У нас ведь как: рождается сын, шашка переходит к нему, нет сыновей — к внуку или кладется в гроб с казаком: только в этом случае ее сначала переламывают через колено. Священнослужителей в моей семье не было. Но бабушка с детских лет воспитала меня в православии. Ходил с ней в церковь. Потом и сам, один. Помню, как меня не раз выводили за руку из церкви строгие дядьки. С самого раннего детства хотел стать священником. Я, знаете, даже играл в священника. Досталось, конечно, отцу Борису в те годы за его религиозные убеждения. Но он вспоминать

...Разве все перечисленное нельзя назвать одним словом — счастье? И почему мы стали так бояться этого слова? об этом не любит, никого не винит, ни на что не жалуется. Ведь главное, его мечта сбылась! Он занимается любимым делом, живет в гармонии с собой и окружающим миром. Вокруг — дети — неиссякаемый источник любви и радости! Когда я озвучила одному из своих коллег предполагаемое начало этой, теперь уже написанной  — писалось легко, с удовольствием! — статьи (слово какое-то, на мой взгляд, неподходящее для изложения этой удивительной встречи), ну, помните, — про то, что я встретила по-настоящему счастливого человека? — коллега несколько остудил мой пыл: дескать, про счастье — это перебор. Ну, да, живет человек, занимается любимым делом, получает удовольствие от этого, так что  — сразу и счастлив? Конечно! Разве все перечисленное нельзя назвать одним словом — счастье? И почему мы стали так бояться этого слова?

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / общество

памятники под присмотром

автор: Роза Савукова

В центре Перми, на улице Ленина, в небольшом старинном дворике (так и хочется добавить: «чудом сохранившемся», но не будем о грустном) размещается Муниципальное учреждение культуры «Городской центр охраны памятников». Размещается, кстати, в здании-памятнике — бывшем особняке купчихи Киселевой, которому нынче исполняется 205 лет! Пока среди множества домиков, пристроек, дверей нахожу Центр, фантазирую: вот я въехала в дворик в экипаже (хотя мне трудно сейчас определить, проезжали ли конные экипажи под этой аркой). Ну, ладно, по-другому: я, выйдя из экипажа, который остановился на улице Покровской (теперь Ленина), вошла в дворик. Вместо асфальта под ногами утрамбованная земля, вместо припаркованных автомобилей — те же экипажи (все-таки очень хочется, чтобы они проезжали под аркой). Люди — дворовые — снуют туда-сюда, каждый занятый своим делом. Купчиха Киселева ожидает гостей...

Валерий Демидов, директор Городского центра охраны памятников

...Меня ожидает директор Городского центра охраны памятников Валерий Анатольевич Демидов. В его маленьком кабинете только-только помещаются два стола. На стене полки с книгами о Перми. Тесновато, но совсем скоро Центр переедет в другое здание, на Луначарского.

Экскурсия по исторической Перми Городской центр охраны памятников был создан 12 марта 2002 года. Если в двух словах, его назначение — организация содержания, сохранения, изучения и популяризации объектов культурного наследия. А много ли таких объектов осталось в современной Перми, там и сям застроенной высотками, которые, словно вражеские стрелы, пронзают те самые старинные дворики тех самых старинных домов, составляющих историческую Пермь? И сохранилась ли, вообще-то говоря, историческая Пермь? В ответ на мои вопросы Валерий Демидов предлагает совершить прогулку сию минуту, не выходя из кабинета, так сказать, виртуальную пешеходную экскурсию, например, от Перми-I вверх по ул. Орджони-

50

кидзе, бывшей Монастырской. Обязанности экскурсовода он любезно берет на себя. Итак, мы «стоим» на площади двух вокзалов: железнодорожного и речного, каждый из которых является памятником. Речной вокзал построен в 1940 году и был на тот момент одним из лучших общественных зданий города. Вокзал железнодорожный возвели гораздо раньше, еще в 1878 году, вместе с другими зданиями Уральской и горнозаводской железной дороги. Башенки на вокзале помню с детства: тогда мне казалось, что там сидят специальные железнодорожные работники, которые с высоты первыми видят приближающийся поезд и сообщают нам об этом по радио. «Идем» вверх по Орджоникидзе. Слева — Дом Мешкова, памятник архитектуры, построенный в 1820 году по проекту архитектора Ивана Свиязева. В конце 2007 года это здание было передано краеведческому музею. Сейчас Дом Мешкова стоит в лесах, там идет ремонт. Дальше — памятники, связанные с духовной жизнью Перми: здание бывшей духовной консистории, в котором сегодня размещается физкультурно-врачебный диспансер, под пермским зоопарком покоится Архиерейский сад (памятник, которого нет?), Дом архиерея, за ним — Спасо-Преображенский кафедральный собор, или краеведческий музей и художественная галерея. Сегодня оба здания — снова собственность Пермской епархии. В следующем квартале здание бывшей духовной семинарии, в котором


прикамье современное / общество

в советские годы семинаристов сменили курсанты теперь уже тоже бывшего ракетного училища. А впереди — обе одинаково хорошо видны — Пермская соборная мечеть, построенная в 1903 году, и Слудская церковь, правильнее — Кафедральный собор Троицы Живоначальной. — И ваш центр все эти здания охраняет? — В основном, это памятники федерального и краевого значения, они внесены в Государственные списки памятников истории и культуры Пермского края, перечень которых утвержден Указом Президента Российской Федерации и распоряжением губернатора Пермского края. Этими памятниками занимаются наши коллеги из краевого центра охраны памятников. В ведении же городского центра — в большей степени так называемая «монументалка» — памятники, многие из которых не являются объектами культурного наследия. Просто памятники, находящиеся в муниципальной собственности. Таких чуть больше сотни. Но список пополняется — за счет передачи городу бесхозных памятников. Памятники к смотру готовы! Быстро «шагая» по улице Орджоникидзе, «рассматривая» старинные здания, мы не уделили

должного внимания другим памятникам, которые как раз и находятся в ведении Городского центра охраны памятников. К примеру, монументу героям Гражданской войны в сквере Решетникова, напротив Главснаба. Его в прошлом году капитально отремонтировали, залатав новыми черными плитами из гранита много лет зиявшие дыры на фасаде. Валерий Анатольевич подчеркивает, что ремонт сделали накануне юбилея: нынче исполняется 90 лет освобождения Перми от Колчака, о чем свидетельствует и надпись на памятнике — выдержки из телеграммы Ленина. Впрочем, шутит господин Демидов, сейчас все прошлые события оцениваются весьма неоднозначно: то ли освобождение города от белогвардейцев, то ли захват его красными. Тем не менее, памятник стоит, и его надо содержать в надлежащем виде. Это и есть один из объектов, занесенных в реестр муниципальной собственности. Дальше по Орджоникидзе памятник НиколаюСвятителю — подарок пермского землячества. Он был установлен ко Дню города у Кафедрального собора. Отремонтировали в прошлом году и памятник Героям фронта и тыла на эспланаде: там фасад высокий и его сделали вентилируемым. Теперь

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / общество

плитка на фасаде не будет так интенсивно отваливаться, заверяет Валерий Анатольевич. И подсветку скульптурной группы наладили. Сделать художественную подсветку всех памятников — это мечта Демидова. Этот монумент, наряду с Татищевым в Разгуляе и легендарным танком Т-34 на Сибирской, мой собеседник чаще всего упоминает в рассказе о деятельности Центра: памятники являются самыми крупными и самыми значительными для пермяков. С них и начинается так называемый весенне-летний сезон активной работы сотрудников Центра. Вот и ответ на мой следующий вопрос: почему так тихо в помещениях Центра? Оказывается, застать в эти дни в своих кабинетах коллег Валерия Анатольевича практически невозможно. Надо отметить, что их всего-то шесть человек, и лишь трое занимаются непосредственно памятниками. Сегодня они работают «в поле»: вооружившись фотоаппаратами, измерительными инструментами, ручкой и бумагой. Хранители памятников обследуют свои объекты, отмечают повреждения, нанесенные долгой уральской зимой и местными вандалами, чтобы потом — в течение лета — заняться устранением неполадок. Первым в очереди на осмотр, по

54

традиции, «стоит» Татищев. Его обычно «готовят» к 19 апреля — к Международному дню памятных мест. Затем — в преддверии первомайских праздников и Дня Победы — ежегодно приводят в порядок памятник героям фронта и тыла и «тридцатьчетверку»... И «Пермяку» почистят уши! Яркое, солнечное апрельское утро. Такой погоды мы ждали почти две недели, чтобы отмыть Татищева от зимней грязи. К памятнику, поглядеть, как заблестит в солнечных лучах обновленный основатель Перми, съехались практически все телекомпании города. Пока Валерия Анатольевича Демидова «передают» от одного микрофона к другому, мы наблюдаем, как работают сотрудницы одной из пермских клининговых компаний: ловко орудуют на опасной высоте щетками, наводя глянец на суровое лицо Василия Никитича Татищева, с помощью специального (его состав мойщицы хранят в секрете) пенного раствора приводят в порядок его «костюм». Вот уже и постамент помыт и высушен, и лицо героя екатерининских времен натерто специальной пастой, чтобы еще ярче сияло. Теперь до осени его оставят в покое. Официаль-


прикамье современное / общество

Дмитрий Заваруха, сотрудник Городского центра охраны памятников

ные инспекции — с составлением актов — проводятся дважды в год. Весной надо проверить, как памятники перезимовали. А осенью — насколько готовы к предстоящей зимовке. Но это не значит, что в остальное время сотрудники Центра обделяют их вниманием: охрана памятников — процесс непрекращающийся. Попрощавшись с Татищевым, едем на Сибирскую. Там, уже склонившись над постаментом, сотрудник Городского центра охраны памятников Дмитрий Петрович Заваруха с досадой отмечает сколы на плите, которые к 9 Мая надо обязательно ликвидировать. Да и орден на танке нужно обновить — подкрасить. Все изъяны снимает на фотоаппарат — это называется фотофиксацией. Знакомимся. Дмитрий Петрович — бывший офицер. Теперь понятно, почему он предложил проехать к танку — этот памятник ему особенно дорог. Крупнейший в Перми мемориальный комплекс тоже нуждается в капитальном ремонте. Тут вот какая трудность: учитывая капризы уральской погоды, провести такой ремонт до 9 мая не представляется возможным — слишком мало времени. Отложили на лето, так что к следующему, юбилейному, Дню Победы обновленный памятник порадует ветеранов. Если, конечно, снова кто-нибудь не испортит его всякими надписями, не станет «ковырять» плитку. Среди сотни объектов Городского центра охраны памятников есть и небольшие, легко вписавшиеся в шумные улицы Перми и порой не замечаемые нами. В сквере на Комсомольском проспекте в прошлом году появились так называемые скульптуры малых форм — «Ангел Камы» и «Парма-бриз». Это работа участников конкурса парковой скульптуры из металла. С согласия авторов, творения передали в муниципальную собственность. Установкой памятников, опять же по согласованию

с авторами, занимался Городской центр охраны памятников. К таким же малым формам относится уже полюбившийся пермякам и гостям города «Пермяк — соленые уши», работа молодого скульптора Рустама Исмагилова. Там часто, рядом с бронзовым фотографом со старинным фотоаппаратом, можно увидеть современных фотографовлюбителей, предлагающих своим знакомым примерить «соленые уши» на себя. Всем этим памятникам тоже устроят банный день. И уши «пермяку» непременно почистят! Хотя этот памятник в муниципальную собственность еще не передан. Но содержать в должном состоянии все установленные в Перми памятники, кому бы они не принадлежали, — обязанность Центра. Согласно Федеральному закону №131, который регламентирует полномочия городских округов, за памятниками, находящимися на территории этих округов, мэрия должна в любом случае следить. Пермякам и гостям города, собственно, все равно, чей он, а вот как выглядит, это важно! *** Валерий Анатольевич Демидов был готов провести такую же виртуальную экскурсию и по старой Мотовилихе с ее сохранившейся почти в первозданном виде улицей 1905 года, восстановленным Свято-Троице Стефановым мужским монастырем и более поздними постройками Рабочего поселка, которые относятся к памятникам архитектуры эпохи индустриализации. Хорошо он знает и историческую Заимку, где расположены здания госуниверситета, в одном из корпусов которого — на улице Генкеля — раньше размещался ночлежный дом, построенный предпринимателем и меценатом Николаем Мешковым, в другом он же планировал открыть ночлежный дом для неимущих водников, но так и не достроил его из-за начавшейся Первой мировой войны. Да и на территории машиностроительного завода имени Дзержинского, который нынче отмечает 150-летний юбилей, сохранились кое-какие старинные постройки. Как единый исторический комплекс оценивает Валерий Анатольевич и улицу Ленина: несмотря на стрелы-высотки, здесь, кроме уже упомянутого мной особняка купчихи Киселевой, все же сохранилось множество старинных зданий. Обо всем этом мы обязательно постараемся рассказать в нашем журнале.

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / общество

Наши за границей автор: Сергей Тупицын

Лиза Нецветаева

Охота, нет, даже страсть к перемене мест — вот одна из черт характера героини нашего рассказа, пермячки Лизы Нецветаевой. В 2007 году девушка закончила факультет иностранных языков ПГПУ и сразу же уехала на работу в США. Через семь месяцев вернулась в Пермь, устроилась на типичную скучную офисную работу с 9-ти до 18-ти. Продержалась дома год и, не выдержав, опять уехала. На сей раз в Германию. Мы пообщались с Лизой с помощью интернета, попросили рассказать о своих «похождениях». Вот что из этого получилось...

...Желание уехать за границу возникло у меня давно и периодически осуществлялось: выезжать «подальше» и на отдых, и на работу я начала еще в студенческие годы. В Америке была 2 раза. Впервые — в 2006 году благодаря популярной студенческой программе Work&Travel. Тогда я провела в Америке четыре месяца, три с половиной из которых работала. Сначала официанткой в кафе, потом оператором игр в парке развлечений. Порой приходилось вкалывать по 15-16 часов в сутки. Проработав таким образом пару месяцев, я из парка развлечений уволилась, решив поберечь свое физическое и психическое здоровье. В первую очередь даже психическое: надоело по полмесяца скалиться в доброжелательной улыбке. Начало казаться, что эта маска навсегда прирастет к лицу. Зато последние 2 недели вдоволь попутешествовала на заработанные деньги по восточному побережью США. Заезжала в Вашингтон, в Бостон, в Нью-Йорк, побывала на Ниагарском водопаде. Тогда, конечно, Америка сильно впечатлила, и по приезду домой я испытала некоторый шок от столкновения с подзабытой российской действительностью. После окончания ВУЗа в 2007 году я нанялась работать официанткой на круизный лайнер одной американской компании. Продержалась 7 месяцев. Лайнер курсировал по Карибскому морю и заходил в порты Багамских и Каймано-

54

вых островов, Мексики, Белиза, Гондураса. Так что прошла всеми маршрутами знаменитого пирата Джека Воробья. Подавляющее большинство туристов — американцы, поэтому я имела возможность еще раз соприкоснуться с американской жизнью. Так что, оказавшись через какое-то время в Германии, ничему уже особо не удивлялась, ничто не впечатляло. Тем более, что жизнь этой страны более похожа на нашу, чем, допустим, все тех же американцев. На мой субъективный взгляд, в Германии русскому человеку адаптироваться легче, чем в Америке. Но слышала мнение, что в разных землях Германии люди и живут, и ведут себя совершенно по-разному, к тому же там, как, впрочем, и у нас, жители городские мало схожи с деревенскими. Я живу в южной части Германии, в сельской местности, поэтому говорить буду только за свой регион. Здесь люди неплохие, с ними легко найти контакт. И в душу они не лезут со свойственной американцам агрессивной слащавостью. В общем-то, что и надо русскому человеку. *** Уехала я в Германию по программе Au pair с целью изучения немецкого языка и культуры. Шанс выпал замечательный  — пожить в другой стране целый год без финансовых затрат! Предполагается, что за это время девушка (или


прикамье современное / общество

молодой человек, такое тоже бывает) интегрируется в немецкую семью, изучит язык (через общение, а также посещая языковые курсы), культуру, образ жизни принимающей семьи и страны в целом. По условиям программы, девушка должна присматривать за детьми, если требуется, выполняет легкую работу по дому, за это семья обеспечивает ее жильем и питанием и выдает деньги на карманные расходы. Установленный минимум для Германии — 260 евро в месяц, именно столько я и получаю. 260 евро в месяц — это ничтожно мало. Глава принимающей меня семьи зарабатывает, как мне представляется, несколько тысяч евро в месяц, т.к. только при такой зарплате можно содержать семью в одиночку (жена умерла несколько лет назад) и иметь все то, что они имеют.

Баден-Вюрттемберг

Отца семейства зовут Юрген, ему 46 лет, он работает в большой компании, продает автомобили. Высшего образования он не имеет и работает далеко не на самой высокой должности. С первого дня у нас с ним установились чисто деловые отношения и, конечно же, нет и речи о каких-либо заигрываниях или приставаниях. Хотя сам Юрген — интересный, привлекательный мужчина, женщины у него в данный момент нет, объясняется это, скорее всего, наличием детей — пока что они являются главным приоритетом для отца. Шутки ради (а может, и всерьез?) он зарегистрировался на сайте знакомств, где ищет себе вторую половинку, но, как сам говорит, пока заманчивых предложений нет... В семье два ребенка: Лена, 9 лет и Ян, 12 лет. Это семья среднего достатка. У них свой дом, точнее, не весь дом, а только половина. Это так

называемый, doppelhaus, то есть дом на две семьи, каждой из которых принадлежит ровно половина дома, имеется отдельный вход, свой гараж, придомовая территория. В доме 3 этажа и подвал. Такое жилье очень распространено в Германии. Наш дом не напичкан новейшей техникой и аппаратурой, хотя имеется все необходимое. Такова политика в семье — иметь все, что нужно, но без изысков. Например, и отец, и дети имеют сотовые телефоны самых простых моделей (ведь сотовый нужен лишь для связи, а не для понтов, как у многих в России), в гостиной стоит обычный небольшой телевизор (наверняка куплен с десяток лет назад), уборка делается обычным, а не моющим пылесосом. Вот с этим я бы поспорила! Автомобиль отец семейства время от време-

Лиза

ни имеет возможность менять на более новый. Несколько раз в год они ездят в отпуск в одну из европейских стран (в основном южных — Испания, Италия). А еще у них есть возможность содержать au pair, то есть — меня. Дети, надо сказать, несколько избалованы. Хотя отец старается воспитывать их в строгости, но, фактически, этим детям не знакомо слово «нет», они всегда имеют то, что хотят, благо финансовое положение отца этому не противоречит. Но это касается только каких-то материальных благ. В остальном же дети достаточно серьезно настроены на учебу, в школе учатся хорошо, с удовольствием посещают спортивные секции  — в общем, разносторонне развиты. Дети уже достаточно самостоятельны, им не требуется моя опека в той мере, в какой ее предполагает программа, поэтому наши отно-

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / общество

шения с ними можно, отчасти, тоже определить термином «деловые». Хотя, конечно же, Лене иногда очень не хватает женского, маминого тепла (мама умерла, когда девочка была совсем маленькая) — в такие моменты, когда ей требуется чисто женское внимание и забота, она обращается не к папе, а ко мне. Нахожусь в Германии почти 2 месяца. В свободное время (которого достаточно много) стараюсь поездить по округе. Это хорошая возможность увидеть не только страну проживания, но и многие другие страны Европы, ведь границ нет! Как я уже сказала, денег, выделяемых мне семьей на карманные расходы, очень немного. Но ведь я нахожусь на их полном обеспечении. Следовательно, заработанное трачу только на личные нужды и, опять же, — на путешествия. Именно путешествия съедают львиную долю моих доходов. Здесь это дорого. Например, билет на поезд до крупного города Ульма стоит 13,30 евро в один конец. А дорога занимает всего минут 50! Проезд на городском автобусе в городке Бад Вальдзее, где я живу, стоит 55 центов, но это маленький город! Общественный транспорт в более крупных городах стоит еще дороже. Пока что ездила только по округе. Проживаю я на юге Германии, в земле Баден-Вюрттемберг, неподалеку от Боденского озера. Посетила город Ульм — там, оказывается, находится самая высокая церковь в мире — Ульмский собор, высота более 160 метров. Что самое интересное, можно подняться на самый верх, причем нет никаких лифтов — только узкая винтовая лестница. Удовольствие, конечно, не для слабонервных и не для страдающих авитаминозом, но я поднялась, посмотрела на город и реку Дунай с высоты птичьего полета. Ничего так, картинки. Но птицы, наверное, уже привыкли. Была в городе Фридрихсхафен, он находится на берегу Боденского озера. Там есть музей дирижаблей. Из Фридрихсхафена паромом можно отправиться в Швейцарию, которая находится по другую сторону озера. Ездила в южную Баварию — туда, где начинаются Альпы. Горы потрясают!.. Если я выезжаю куда-нибудь на выходные самостоятельно, то, соответственно, и питаюсь сама: чашка кофе — 2,5 евро, хот-дог — 2,5 евро, пыталась как-то сэкономить и поесть в Макдональдсе — вышло на 7 евро. Так по-немногу и

56

Ульмский собор

набегает в день евро 10-15. И это — на весьма скромную еду. Однако, по сравнению с зарплатами немцев, а не нас, гастарбайтеров, цены эти вполне адекватны: пойти в супермаркет и закупить еды на неделю на 100 евро — это для них сущий пустяк. Конечно, многое, что говорят о немцах, правда. В гости без приглашения они действительно не ходят. Бабушки-дедушки

Ульм

ухаживают за внуками только при крайней необходимости и, что называется, «от сих до сих». Воду-электричество-газ педантично экономят, расходы скрупулезно просчитывают. Из показательных случаев могу припомнить, как Юрген ненавязчиво посоветовал мне не открывать форточку для проветривания, если в комнате жарко, а уменьшить температуру в отопительной батарее. Или, например, если что-то необходимо разморозить для приготовления обеда, лучше это достать из морозилки с утра, чтобы процесс шел естественным путем, т.к. при размораживании в микроволновой печи происходит расход электричества. Итак, немцы неохотно тратят, но много и хорошо работают... Как мне кажется, в подобных «мелочах» суть германского характера. При этом


прикамье современное / общество

человеческие взаимоотношения они, в большинстве своем, умеют не только не испортить, а и укрепить своими «национальными особенностями». Так что скажу точно: есть среди немцев замечательные люди и, как и везде, — их больше! *** В основном привыкла ко всему, только немного скучаю по русской кухне... В «моей» семье совсем не едят супов, а если и едят, то раз в полгода — быстрорастворимый из пакетика. Я такой и в поезд не беру. Дневной рацион отличается от нашего. У немцев принят плотный обед и очень легкий «холодный» ужин, состоящий в основном из бутербродов с колбасой, коей здесь изготовляется неимоверное количество сортов. Также, по желанию, на ужин — просто йогурт или мюсли.

Альпы

А дома я привыкла ужинать основательно, хоть и знаю, что это противопоказано. Здешнее разнообразие колбас и, кстати, хлеба, меня радует. Впечатляет обилие всевозможных булочек, штруделей. Короче, сплошная провокация в отношении фигуры! Еще отмечу: свои блюда немцы обильно снабжают различными приправами. А я привыкла наслаждаться вкусом самих ингредиентов, как говорится, в чистом виде. *** Хочется ли поехать еще куда-нибудь? Да, надо бы посмотреть как можно больше всего.... Но, наверное, уже в качестве туриста. Пора уже определяться с местом жительства, чтобы точно знать, когда и куда возвращаться. Только вот определиться-то я пока и не готова. Нравится

вот Германия. Здесь, на мой взгляд, острые углы несколько сглажены, по сравнению с Америкой. Люди улыбаются, но не столь фальшиво, сервис хорош, но ненавязчив. Ощущается достаток, но нет всеобъемлющего общества потребления... В общем, так, наверное, могли бы жить и мы... Многие иностранные юноши и девушки, начав с au pair, после оседают здесь, поступают в университеты и остаются жить насовсем. Но я пока для себя не решила, готова ли пожертвовать всем, что осталось дома, ради переезда в Германию: образованием (ведь здесь придется учиться с нуля, т. к. наши дипломы о высшем образовании не котируются), друзьями, семьей... В Германии привлекает, прежде всего, уровень жизни, чувство определенной защищенности и безопасности. То есть пока все устраивает, но не исключаю вероятности возникновения «син-

Оберстауфен

дрома отвращения» (назовем его так), как было в случае с Америкой. Ведь и в 1-й, и во 2-й раз, под конец своего пребывания в штатах, я просто мечтала о возвращении домой, та страна стала мне почти ненавистной. Пока таких симптомов не наблюдаю, но кто знает... Все-таки, Россия — это Родина. А Родину, как сказал Дантон, не унесешь на подошвах сапог. Хотя... сапоги мы часто меняем. Тем же, кто решит отправиться за границу, посоветовать могу только одно: не ждите слишком многого от новой страны и ее людей — и не разочаруетесь! Умейте приспосабливаться, но не терять при этом себя! Эту грань столь же трудно заметить, сколь и необходимо сохранить...

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / территория культуры

18 мая —

автор: Роза Савукова

Международный день музеев День музеев — праздник не самый заметный, но важный. И он всегда отмечается в Прикамье, крае, богатом своим историческим прошлым. Свидетельства этого прошлого — археологические, документальные, архитектурные и прочие — удается сохранять усилиями тысяч замечательных людей, музейных работников. Мы поздравляем вас с праздником, дорогие земляки!

Музей завода имени Дзержинского

*** При слове «музей» каждому пермяку сразу представляются главные хранилища истории нашего края: Хохловка — замечательная коллекция уральского деревянного зодчества под открытым небом, художественная галерея, краеведческий музей с его филиалом  — диорамой на Вышке... Перечисленное  — «вершина айсберга», то, что на устах у каждого пермяка. Именно сюда мы в первую очередь стараемся привести наших гостей. Даже кое-что вспомним и расскажем  — на правах интеллигентного хозяина и экскурсовода. Но есть менее заметные «герои» Международного дня музеев.

58

Раньше их называли общественными, потом ведомственными. Сегодня это — корпоративные музеи. Их стало гораздо меньше, чем в былые времена. Те же, что чудом «держатся на плаву», стараются не только выживать, но и выполнять свою миссию — хранить и представлять историю своего предприятия. ...1980 год. Молодая сотрудница Пермского областного управления по охране государственных тайн в печати, бывший школьный учитель истории, Нина Ефимова проверяет работу музея завода имени Дзержинского. К слову, музей давно не работает, экспозиция — и так довольно бедная — долгое время


прикамье современное / территория культуры

Стенд, посвященный Филиппу Чикирисову

...Директор Владимир Алексеевич Михеев говорит мне: «А что, Нина Федоровна, сделаете его самым лучшим?» «Сделаю», — пообещала я. И... началось! не обновляется, да и сам экспозиционный зал в запущенном состоянии. «Ваш музей самый худший в городе!»  — категорично заявляет проверяющая директору завода. Сейчас Ефимова вспоминает тот разговор, ставший в ее жизни эпохальным: — Директор Владимир Алексеевич Михеев говорит мне: «А что, Нина Федоровна, сделаете его самым лучшим?» «Сделаю», — пообещала я. И... началось! Четыре года велась полная реконструкция музея, размещавшегося тогда в заводском Дворце культуры. Пока шел ремонт, Нина Ефимова успевала еще и просмотреть музейные экспонаты, документы. С учительской педантичностью прочитывала каждую бумажку, разглядывала каждую фотографию. — И вот мне в руки попалось письмо, судя по дате, написанное несколько лет назад в адрес руководства и парткома завода. Письмо из Москвы, от бывшего работника нашего завода Филиппа Ивановича Чикирисова, который сетовал на ошибку, допущенную в книге «Завод

на Каме», посвященной истории предприятия: «...у вас в книге помещена фотография, и подписано «Филипп Иванович Чикирисов». Так вот, фотография-то не моя, а моего брата Алексея Ивановича Чикирисова. Он не то, что на вашем заводе не работал, он даже в Перми ни разу не был. Это я у вас работал». А письмо осталось без внимания. Я поняла: это судьба! Письмо было как будто оставлено специально для меня. Решила: надо исправить ошибку... Нина Федоровна написала в Москву, подробно рассказала Филиппу Ивановичу о реконструкции музея и подготовке новой экспозиции, о готовящейся к изданию новой книги об истории завода, пообещав, что в ней обязательно появится его фотография. Письмо, как видно, настолько тронуло сердце ветерана, что он тут же пригласил нового директора музея к себе в гости. Завязалась переписка. В 1984 году состоялось личное знакомство Нины Федоровны с профессиональным революционером, участником всех революций, Гражданской и Великой Отечественной войн, работавшем на пермском заводе в 1914-1917 годах, находясь в то время на нелегальном положении, но продолжавшем вести активную большевистскую работу, — Филиппом Ивановичем Чикирисовым, которому было уже 90 лет. Об этом было написано несколько строк и в книге «Завод на Каме». Но никто и не знал, что бывший завод-

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / территория культуры

чанин впоследствии находился на дипломатической работе за рубежом и был первым советским консулом в Голландии. Обо всем этом Филипп Иванович рассказал уже при встрече. В командировку в Москву Нина Федоровна поехала с маленьким магнитофоном, часами записывала воспоминания ветерана. — В гостиницу Филипп Иванович с женой меня не отпустили. Мы засиживались до пяти утра. Кроме магнитофонных записей я привезла в музей и подарки от Чикирисова. Самый главный — медаль, подаренная ему лично королевой Голландии, с изображением двух королев — матери и дочери  — с одной стороны, и голландской короны  — с другой. Чеканку подарил, на которой — Рыцарский зал, в нем заседает Парламент Нидерландов, фотографии у Посольства СССР в Нидерландах и во Дворце мира в Гааге, где заседал Международный суд ООН с участием представителей СССР. Эти уникальные экспонаты выставлены в музее — целый стенд посвящен бывшему нашему работнику. Остались и несколько писем. Нина Федоровна мечтает: хорошему бы журналисту отдать эту переписку, чтобы он написал большую, серьезную статью об этом незаурядном человеке, встречу с которым она помнит до сих пор. А ошибку исправили. В новой книге о заводе, названной «Рабочая высота», появилась не одна, а несколько фотографий Филиппа Ива-

...В 1988 году Министерство культуры СССР присваивает музею завода Дзержинского звание Народного...

60

Директор Народного музея завода им. Дзержинского Нина Ефимова с руководством предприятия

новича Чикирисова и более подробные сведения о нем. Когда Филипп Иванович получил эту книгу в подарок, он написал: я счастлив, теперь можно спокойно умереть. *** Как только музей открылся, энергичная и неугомонная Ефимова, помня, что обещала директору завода сделать музей лучшим в городе, тут же «включилась» во все объявляемые конкурсы и смотры. Конкурс среди ведомственных музеев Перми в честь 40-летия Победы (1985 г.) принес ей первую победу. На конкурс, посвященный 70-летию Октябрьской революции (1987 г.), она представила авторскую пластинку, созданную совместно с Центральным государственным архивом звукозаписи СССР и Всесоюзной фирмой «Мелодия», и заняла первое место. В 1988 году Министерство культуры СССР присваивает музею завода Дзержинского звание Народного. Нина Федоровна с гордостью заявляет, что в городе из 60-ти тогда существовавших ведомственных музеев лишь два были удостоены столь высокого звания. А она уже «стучится» в директорские кабинеты с новыми предложениями. — Прихожу к замдиректора по общим вопросам Борису Федоровичу Бобылкину: давайте еще одну пластинку выпустим к юбилею завода. Он в ответ: «хорошее дело». И снова — Москва, архив звукозаписи, фирма «Мелодия». Не один год мы работали над документальнохудожественной композицией по истории завода «Судьба твоя, родной завод».


прикамье современное / территория культуры

Василий Лановой в музее завода

Сначала сценарий. Потом каждого ветерана (не забывайте, что все они были людьми пожилыми, часто немощными) надо было привезти на студию Пермского телевидения («Там уже меня в лицо узнавали», — смеется Нина Федоровна), чтобы записать его голос — фирма «Мелодия» признавала только студийные записи. — До сих пор не понимаю, как мне удалось уговорить, заставить фирму «Мелодия» включить в пластинку мои любительские записи воспоминаний Филиппа Ивановича Чикирисова. А дикторский текст для пластинки озвучили актер Василий Лановой и популярная ведущая центрального телевидения Анна Шатилова!

...Нерадостна современная ситуация, сложившаяся в ведомственном музейном деле... Авторская работа Нины Ефимовой — документально-художественная композиция по истории завода имени Дзержинского «Судьба твоя, родной завод», альбом из двух пластинок,  — была и до сих пор остается единственным подобного рода опытом в стране. За что заводской музей был в очередной раз назван лучшим. Так что свое обещание превратить отстающий музей в «отличника» (исправить «двойки» на «пятерки») Нина Федоровна сдержала! *** В 2007 г. дворец культуры был передан другому собственнику. Новый хозяин попросил музей освободить помещение...

Переживать было некогда. Нина Федоровна лихорадочно размещала ценные экспонаты по складским помещениям завода. Некоторые из них, к сожалению, пострадали во время переезда. Многие все же удалось чудом сохранить. Опять — ремонт абсолютно неприспособленного для музея помещения бывшей кулинарии. На полу выбитая плитка, ржавые трубы, годами накопленная сырость... Небольшое, по сравнению с дворцовским, помещение вынудило Нину Федоровну при создании новой экспозиции обратиться к современным музейным технологиям: чтобы разместить побольше материала, был смонтирован блок выдвижных планшетов (как в музее Пушкина). И музей завода Дзержинского  — заново, с нуля построенный,  — снова заработал! *** Таковы лишь несколько эпизодов из ежедневной кропотливой работы хранителя заводского музея. Нерадостна современная ситуация, сложившаяся в ведомственном музейном деле. А ведь Пермский край исстари с гордостью звался промышленным, индустриальным. И заводы  — старинные, современные  — неотъемлемая часть нашей жизни, нашей истории. То, что сумели сохранить в заводских музеях энтузиасты — тоже история Прикамья. И, может, стоит, посетив великолепные залы краеведческого музея, художественной галереи, заглянуть и в эти небольшие хранилища. И узнать много нового, интересного о нашей родине, о нас самих, земляки!

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / территория культуры

«Лица, лица и другие части тела…» автор: Полина Попова

Признаться, уже давно душа изъедена желанием постигнуть азы разглядывания мира сквозь объектив фотокамеры. И вот редактор дает задание: написать о фотовыставке. С особым трепетом и некоторым волнением приближалась я к стенам здания, где на три недели поселились фотографии.

Достаточно быстро двигаюсь по весенней новой дамбе. Конец рабочего дня. Суета. Все бегут в гипермаркет за хлебом насущным, но мало кто знает, что практически напротив можно подкрепиться духовной пищей. Фотографии живут в новом бизнес-центре «Парус». Главное не волнуйся — убеждаю себя. Почемуто всегда страшно заходить в подобные помпезные архитектурные устройства. В небольшом холле яркий свет и традиционно поднятые уголки губ девушки у ресепшена.

62

— Вы фотограф? — косясь на рыжий футляр, спросила она. — Нет, журналист. В футляре диктофон, а не фотоаппарат. — Сегодня только фотографы проходят бесплатно. Но о журналисте меня предупреждали. Так что — прямо и налево... В лифт. Фотографии забрались высоко. Пока поднималась, вспомнила «Маленького принца» Экзюпери: «Я знаю одну планету, там живет такой господин с багровым лицом. Он за всю свою жизнь ни разу не понюхал цветка. Ни


прикамье современное / территория территориякультуры культуры

разу не поглядел на звезду. Он никогда никого не любил. Он занят только одним: он складывает цифры. И с утра до ночи твердит одно: «Я человек серьезный! Я человек серьезный!» И прямо раздувается от гордости. А на самом деле он не человек. Он — гриб...» Лифт шикарный. Светлый. Зеркальный. Мне бы хотелось провести день-другой в подобном лифте. По ту сторону зеркала. Представьте, какими бывают забавными люди, оставаясь один на один с отражением себя! Бизнесмен. Куда уж серьезней. Одни калькуляции в голове. Минуту назад был деловитым, неприступным… Зашел в лифт, и «грибные» признаки пропадают. Он начинает корчить рожицы или оценивать, как сидят его брюки. Именно в это время нужно оказаться за зеркалом лифта. С фотокамерой! Милейшая картина! На циферблате высветилось 14. Двери открылись. Глазу предстали серые бетонные стены. Куда дальше? Из пустоты доносятся родные сердцу звуки джаза. Шла на фотовыставку, попала на концерт? Надо разобраться… За стеклянной дверью, наконец, нашлись фотографии. Войдя в зал, очутилась в некотором ступоре. Чего-чего, а такого мне

точно не представлялось. Концептуалисты! — пронеслось в голове. Представьте себе парус, наполненный ветром. Теперь сделайте его бетонным и заберитесь внутрь. Такой формы был фотозал. Ремонт отсутствует. Обычные бетонные серые стены. С них то цветными, то черно-белыми пятнами глядели на меня порядка семидесяти фотографий. Именно глядели, потому что выставка называется «Лица, лица и другие части тела». Вот удачный ряд фотографий обычного деревенского дедушки. Время потрудилось над его лицом, но в глазах остался огонек озорства. А здесь картина из южной страны. Губы загорелого человека в двух сантиметрах от языка змеи. Много красивых фотографий. Объектив художника остановил время и высветил, укрупнил те элементы тела, которые наше внимание обходит стороной в повседневной жизни. Например, посмотрите, сколь грациозна может быть женская стопа. Чуть левее почти блоковская «Незнакомка»: девушка в голубых одеждах. Ветер закрывает ее лицо вуалью. Под портретом знакомое имя автора... — Как тесен мир! — делюсь я с организатором выставки Марией Долгих,  — автор этой работы был фотокорреспондентом, когда из-

журнал о пермском крае и его жителях


66


прикамье современное / территория территориякультуры культуры

вестный тележурналист Леонид Парфенов снимал фильм о Прикамье. Очень талантливая фотография! — Да, новые талантливые фотографы — это залог успеха. Выставка специализируется на новичках. Собственно, я такая же. — Любите останавливать мгновенья и восклицать, как оно прекрасно? — Да. Но вообще я агент по коммерческой недвижимости. Каждый день приходила сюда. Смотрела и думала: «Что-то здесь должно случиться». Я это помещение сдавала в аренду. — Так вот почему здесь стиль «Hi-Tech»: стены не облицованы, потолок не покрашен, пол не покрыт… Оно сдается… — Да, но скоро все приведут в порядок. Здесь будет кафе. Пока мы с Марией болтаем, сидя за стильным столиком, зал наполняется молодыми художниками. Яркие, неординарные, творческие люди. Сегодня их день — открытие выставки. У кого-то дебют. Одни рассматривают фотографии своих коллег. Другие обсуждают творческую жизнь, усевшись на соседнем диванчике.

Завтра их работы оценят любители фотоискусства. Это уже третья выставка за последний год. Прежние имели колоссальный успех. Наверное, еще и потому что это не просто показ фотографий. Это клуб по интересам. — Мы сделали творческий симбиоз,  — говорит Мария.  — Здесь есть бар. Практически каждый день будут играть молодые пермские музыканты. Есть возможность «потусоваться» на концертах до девяти-десяти вечера. Обсудить работы начинающих фотохудожников. Здесь, кстати, можно посмотреть не только на части тела. Представьте 15-метровую застекленную лоджию. Это длина окна фотозала. С высоты птичьего полета открывается оживленный городской пейзаж. 8 вечера. Звуки рок-нролла сливаются с шепотом и криком посетителей. Ниже на 14 этажей — суетное движение города. Застыли только лица фотографий. Они как бы свысока наблюдают за этим ритмом. Они не складывают цифры, как и их создатели, еще раз напоминая нам о том, что порой стоит подавлять в себе серьезного человека. Гриба. Прикасаясь к вечности, любви, красоте...

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное / библиофил

ЛОЦМАН В КНИЖНОМ МОРЕ

автор: Екатерина Зайцева

Можно порадоваться обилию книг, которые поступают в «горьковку» и становятся доступны пермякам. О многих изданиях апрельского ящичка каталогов стоило бы поговорить, но для нас с вами важнее всё-таки книги пермских авторов и о Перми. Итак…

«СТРАШНУШШИЕ ЧЕРТОЗНАИ»

«Старина села Торговище» — книга об этом старинном поселении на реке Сылве Суксунского района. Дата основания села, как говорится, «теряется в глубине веков». Исследователи относят её к XVI веку, когда многих других сёл и городов Прикамья и в зачатке не было. Краевед А. Гладких с великой дотошностью и любовью описывал местные обряды и верования ещё в 1913 году. В книгу как раз входит этот любопытный материал старинного собирателя фольклора. Вот, к примеру, пишет он о поверьях про всяких чародеев: «Помимо колдунов здесь, взамен ведьм, были «вещицы», тоже летавшие в трубы и занимавшиеся добыванием «у баб с брюхами»... младенцев из чрева и заменявших их в лучшем случае краюхой хлеба, а в худшем — голиком. В теперешние времена,  — продолжает А. Гладких,  — под лучами света грамотности, проникающими во мрак тёмных закоулков деревни,  — чему виновницей является земская школа,  — таких, по-старинному «страшнушших» чертознаев и их безобразных деяний хотя и нет, но насиженные веками верования... не оставлены, конечно, ещё народом».

ОТ АТЕИЗМА — К НАБОЖНОСТИ

В издательстве ПГТУ напечатана «Социология религии». Актуальность подобных книг несомненна, ибо поворот на 180 градусов в нашей стране «победившего атеизма» требует глубокого исследования и осмысления. Страна вдруг неистово закрестилась, хотя и не всегда нужной рукой с правильного плеча. Тем не менее, официально в Прикамье — более 30 конфессий, то есть половина от всей

66

«номенклатуры» религий по России. К нынешнему времени 18,7% считают себя убеждённо верующими, 30,6 — верующими по традиции, 18,8 — колеблющимися в своей вере. Индифферентны как к религии, так и к атеизму  — 11,7, неверующих — 14,4, убежденных же атеистов — всего 2,6 процента. По исследованиям, наиболее высок уровень религиозности в рабочих посёлках Прикамья, где особенно остры проявления безработицы и иные негативные процессы российского кризиса. В составе верующих резко (более чем в полтора раза) преобладают женщины. Обратившихся к религии больше в малообеспеченных семьях, но в тех, кто живет совсем на грани нищеты  — как ни покажется парадоксальным, уровень религиозности гораздо ниже. Отчаяние приводит к потере надежд и на Бога.

РЫБА В КАМЕ — БЫЛА!

«Город счастливых надежд» — большой краеведческий очерк Н. Авериной, изданный с благословения епископа Пермского и Соликамского Иринарха. В книге подарочного оформления рассказывается о событиях в Прикамье в конце XVIII-начале XIX вв., о преобразовании рабочего посёлка при Егошихинском заводе в Пермь, столицу губернии. Очень медленном преобразовании! Ведь ещё в 1835 году Герцен, будучи в ссылке, в письме к друзьям жаловался на горестное здесь пребывание: «Пермь — странная вещь... Пермь есть присутственное место + несколько домов + несколько семейств; но это не город губернии, не центр, не средоточие чувств целой губернии, решительное отсутствие всякой жизни».


прикамье современное /библиофил

Зато очень чувствительно патриотически настроенному сердцу будет читать, что в Каме в те поры (и вплоть, как мы знаем, до того времени, как она стала «народным достоянием») — была рыба! Стерлядь, белуга, осётр, форель, нельма, таймень, белорыбица, щука, судак, карась и так далее. Книга Н. Авериной подробно повествует о становлении и развитии промышленности, торговли, врачебного дела и, конечно, о людях, трудившихся на благо города в те времена.

ДОМА С «КИКИМОРОЙ» И БЕЗ…

Весьма примечательна книга «Пермский дом в истории и культуре края». Она издана по материалам научно-практической конференции. Составитель и редактор Т.И. Быстрых констатирует: «Не случайно учёные говорят сейчас о возникновении устойчивого интереса к тому, что можно назвать «микроисторией», к частным историческим событиям, к «малым жизненным мирам». Интерес к прошлому уже не ограничивается мировыми проблемами, политической историей. Нас всё больше привлекают повседневный быт, опыт выживания людей в различные переломные эпохи». Читатель узнает о самых первых домах города, о жилых домах в Перми второй половины XIX века. В разделе «Замечательные дома Перми» — о «музыкальных» домах, о генералгубернаторском доме, о «доме с кикиморой» (на углу ул. Петропавловской и Театральной площади), о здании первой земской аптеки (ныне Ленина, 30), об архиерейском доме, о доме Дягилевых, о доме Мешкова и о многих других.

А СРЕДИ «ОБЫВАТЕЛЬСКИХ МАСС»…

Агентство по делам архивов Пермского края и ГКУ «Государственный архив Пермского края» издали сборник документов «Гражданская война в Прикамье. Май 1918 — январь 1920 гг.» В очередной раз можно убедиться, что нет ничего красноречивей документов или обыденной переписки между ведомствами. Вот только несколько фрагментов этой страшной войны. 3-й очередной съезд Советов Осинского уезда, 16-17 октября 1918 года. Доклады с мест: «...сообщают, что избранные первоначально на местах Советы не соответствовали

своему назначению, так как преимущественно состояли из буржуазного элемента. Путём неоднократных перевыборов и партийной фильтровки удалось, наконец, добиться более или менее желаемого состава». Есть и документы с другой стороны баррикад. Можно процитировать «Обращение Всероссийского национального союза к красноармейцам», ноябрь 1918 года: «Одумайтесь! Из-за чего вы льёте братскую кровь? Ведь ваши начальники, большевики, кругом обманули вас... Большевики уверяли, что они сторонники мира и протестовали против войны... А теперь только вы одни воюете, весь же свет замирился… Вам обещали не только землю и волю, но прямо молочные реки в кисельных берегах, если вы уничтожите «буржуя». Ну-ка! Какие у вас молочные реки в кисельных берегах? Не только молока и киселя, хлеба насущного нет у вас в Советской республике». А население? Вот сводка, составленная губернским ЧК 24 декабря 1919 года: «Среди обывательских масс: ...отношение к Советской власти недовольное, частью враждебное».

И СТИКС, И ЧУДЬ, И ТРИ СЕСТРЫ

Наконец вышло второе (и дополненное) издание книги профессора В.В. Абашева «Пермь как текст». В 2000 году о первом издании с большим пиететом писали не только у нас, но и в столице. Считали событием далеко не для одной Перми — для любой провинции, озабоченной поисками собственной идентичности. В «горьковке» несколько экземпляров книги, но не каждый раз удаётся её получить: сколькото уже на руках — дожидайтесь очереди. Мнение многих, что Пермь даже коренным жителям после прочтения книги открылась заново. Хотя, вроде бы, кто же не знал о «многомерных реалиях» её «текста»? Ручье Стиксе, Стефане Пермском, Каме, пермском геологическом периоде, Башне смерти, пастернаковском Юрятине, пермском зверином стиле, пермской деревянной скульптуре, камском мосте, пермском ГУЛАГЕ, преданиях о чуди? Но вот обо всём этом как об общности «семантических констант», которые «приобщают Пермь к порядку культуры», о взаимодействии ландшафта и культуры, обратной связи между ними,  — многие задумались впервые.

журнал о пермском крае и его жителях


ОТ РЕЧКИ ЧЕЛЮДСКИХ ДО ШПРЕЕ. И — ЧЕРЕЗ ВСЮ ЖИЗНЬ…

автор: Ирина Кизилова

Кто может похвастаться тем, что на карте России есть его фамилия? Считанные единицы, наверное. Среди них ветеран Великой Отечественной войны, кавалер трех боевых орденов и множества медалей, пермяк Исаак Владимирович Челюдских. Правда, об этом факте знают только самые близкие люди да друзья. Горжусь, что вхожу в их число. огромную рукотворную схему родословной, выполненную в виде множества соединенных между собой кирпичиков. От самого верхнего кирпичика лучики тянутся вниз и в бока, снова — вниз, и снова — в бока... И в самом низу четыре имени: Федор — правнук Исаака Владимировича, Ярослава, Елизавета, Ольга — правнучки.

Семья Челюдских. 1935 г.

Исаак родство помнящий

Исаак Владимирович от отца слыхал, что его предки с давних пор были старателями (так в старину на Урале звали золотодобытчиков). Дед, Александр Васильевич Челюдских, в своих походах по таежным дебрям однажды набрел на небольшую безымянную речушку. Попробовал мыть золото, и старателю немножко повезло. Вернувшись домой, не стал таиться от соседей и держать только для себя знание заповедного места. Наоборот, повел их к золотоносной речушке, и стала она общим достоянием. Земляки начали ее звать речкой Челюдских. А потом и на всех топографических картах появилось обозначение «р. Челюдских». Это лишь один эпизод из жизни предков Исаака Владимировича, которых он знает восемь поколений, начиная с восемнадцатого века. Долгие годы он собирал материал к родословной семьи Челюдских (по отцу) и Андреевых (по матери). И вот я разглядываю

68

— Удивительно редкое для русского человека у Вас имя, — говорю Исааку Владимировичу, — такого не вижу больше ни у кого на Вашей родословной. — А это по святцам так выпало. В день, когда меня крестили, поминают Исаака. Отец протестовал: «Что за имя такое, нерусское?!» А матушка настояла: «Как в святцах записано, так и должно быть», — рассказывает владелец богатой родословной, смеясь. Мой собеседник вообще охотно смеется, даже когда говорит о не очень веселых событиях. Может быть, это опять-таки связано с именем: Исаак в переводе с иврита — «смех». По Библии, у Авраама и Сары долго, до глубокой старости, не было детей. Но вот Бог пообещал подарить им ребенка. Сара выслушала это предсказание и засмеялась. Сын родился и был назван именно так: Исаак — Смех. Иногда это имя выходило боком Исааку Владимировичу, когда антисемиты принимали его за еврея. Кое-кто советовал: поменяй, зовись Иваном или Ильёй. Но он считал, от имени не отрекаются, как и от родителей, и от Родины. И


Cудьба

строго запрещены. Но многие эпизоды солдатской жизни держатся в памяти ветерана войны, пожалуй, не менее прочно, нежели в дневнике. — После короткой учебы в запасном полку я оказался под Москвой, — вспоминает Исаак Владимирович.  — Тяжелые оборонительные бои, ранения, медсанбаты, снова бои... Потом мы обрели силы и пошли на Запад...

...за проявленный героизм и мужество получил столько наград, что они с трудом умещаются на широкой ленте, накинутой через плечо ветерана...

Исаак Владимирович

продолжал оставаться Исааком родство помнящим, пронеся свое имя от крохотной речки Челюдских до полноводной немецкой реки Шпрее и потом через всю жизнь.

День Победы порохом пропах

В число защитников Отечества от фашистов Исаак Челюдских попал лишь в 1943 году. До этого армейская медицинская комиссия браковала его по зрению, которое он напрочь испортил, с детства запоем читая книжки при тусклом свете керосиновой коптилки. В страшной кровавой бойне первых лет войны полегло огромное количество советских солдат, и чтобы пополнять ряды выбывших, стали брать на фронт ранее забракованных. Еще до войны он начал вести дневник, который продолжает и сейчас. Вынужденный перерыв делал только с сорок третьего по сорок пятый — на фронте дневниковые записи были

За долгие годы войны он трижды был ранен и дважды контужен. За проявленный героизм и мужество получил столько наград, что они с трудом умещаются на широкой ленте, накинутой через плечо ветерана. Орденом Красного Знамени его наградили после успешно выполненного задания в одном из эпизодов борьбы за освобождение Белоруссии. А дело было так. Исааку Челюдских поручили возглавить группу саперов, взять мины и, пробравшись с ними в тыл немцев, взорвать вражеский окоп. Все было сделано, как надо. Но, отходя, саперам пришлось ползти через простреливаемое поле. Сколько ребят полегло и в этой операции, и за всю Великую Отечественную! Иные говорят: «А что делать? Война». А он до сих пор скорбит о своих погибших однополчанах и считает, что многих жертв удалось бы избежать, если бы накануне войны не были бы уничтожены по злой воле Сталина лучшие командиры Красной армии и если бы не слепая вера вождя, что Гитлер не нападет на Советский Союз. Перебирая в памяти огневые дни и годы, ветеран не считает нужным просеивать их через сито внутренней самоцензуры, до сих пор сидящей в головах многих бывших советских людей: — Когда говорят о войне, большинство из оставшихся в живых ее участников стараются выпятить побольше геройского. Дескать, и у нас в дивизии были свои Александры Матро-

журнал о пермском крае и его жителях


совы, и мы со связками гранат бросались под танки. Слов нет, геройские поступки наши солдаты совершали, хотя не в таких массовых масштабах, как сообщалось в официальной военной хронике. А ведь больше-то на войне было горького, смешного и печального, грязного и просто жестокого.

От смешного до великого...

Ничего не слышала о войне более смешного, чем рассказ Челюдских о том, как начальник финчасти добыл «языка», сидя в туалете. — Это уже в Польше было. Какой-то Ганс или Фриц выбрался зачем-то на опушку из леса, в который были загнаны остатки разгромленной немецкой части. Видит — рядом польский хутор. А около самого леса — «одноместный» туалет. И никого вокруг. Откуда было знать Гансу (или Фрицу), что в хуторе разместилась финчасть советской стрелковой дивизии? А начальник этой части при капитанских погонах как раз в это время справлял нужду в том самом отхожем месте. Ни о чем не беспокоясь, капитан даже не задвинул защелку у входной дверцы. Вдруг дверь туалета распахнулась и пред очами начфина возник самый что ни на есть натуральный фашист. В полном вооружении. Оба обалдело смотрели друг на друга, не зная, что предпринять. Первым нашелся начфин. «Хенде хох!»   — громко скомандовал

...Вдруг дверь туалета распахнулась и пред очами начфина возник самый что ни на есть натуральный фашист. В полном вооружении. Оба обалдело смотрели друг на друга, не зная, что предпринять... он, вставая с «очка» и подтягивая брюки. Немцу, видно, было совсем невтерпеж. Он быстро снял с себя все боеприпасы, сложил их на землю возле туалета и, поджав обеими руками живот, пролепетал: «Гитлер капут! Биттэ... Биттэ...» (освободите, мол, пожалуйста, это место поскорее). Начфин выскочил наружу. Тут же, хлопнув дверцей туалета, очко занял не-

70

1943 г.

Германия. Август 1945 г.

мец. А дальше начфину ничего не стоило взять «языка». Долго над этим смеялась вся дивизия. Вот еще один из реальных эпизодов войны, оставшийся в памяти Исаака Владимировича: — Только что наш батальон ворвался в большое смоленское село. Оно горит. Пылают хаты, подожженные специальными отрядами отступающих фашистов. Один из поджигателей валяется на улице раненый в ногу. Около него еще дымится на снегу факел. К истекающему кровью немцу подбежала наша сестричка, вытащила из сумки перевязочный пакет, наклонилась, чтобы наложить жгут. В это время фашист выхватил откуда-то финку и ткнул ее в бок медсестры. «Ах ты, сволота по-


Cудьба

ганая!» — закричали мои однополчане. «Хлопцы, хватайте этого ублюдка», — скомандовал старшина. Солдаты швырнули фашиста в жарко горящую избу, которую он же и подпалил. А сестричку нашу — до сих пор помню, звали Катюшей — так и не удалось спасти, рана оказалась смертельной.

Привет из довоенного детства

В одну из коротких передышек между боями почтальон принес старшине Челюдских толстый пакет. Боец с удивлением открыл его и увидел книгу под названием «Урал — земля золотая». В сопроводительном письме от директора школы, в которой когда-то учился Исаак, говорилось: «Наша школьная библиотека получила новые книги. Среди них несколько экземпляров сборника, в котором напечатан Ваш рассказ. Решили один из них послать Вам на фронт...» На фронте

Исаак в школе был юнкором детской газеты «Всходы комунны». В ней он однажды прочитал обращение к школьникам присылать свои рассказы, стихи, рисунки для будущего сборника. Мальчик послал в редакцию смешной рассказ «Шишкарь» — о том, как заготовитель кедровых шишек залез за ними на дерево, а на соседнем кедре оказался медведь, и как шишкарь напугал медведя до сердечного приступа. Сборник долго не выходил, а уж когда началась война, Исаак про него и думать забыл. Но, несмотря на военное лихолетье, книга, оказывается, всё же вышла. Очень порадовала та бандероль солдата. Да и не только его. Он вспоминает: — Вечерами при свете коптилки, сделанной из снарядной гильзы, я доставал из своего «сидора» (вещмешка) заветную книжку и читал фронтовым товарищам немудреные ребячьи рассказы об Урале. Сидели, слушали они меня, а слышали, наверное, родные голоса своих детишек или младших братьев и сестер, оставшихся где-то в дальней дали... В апреле 1945-го часть, в которой воевал наш земляк, с боями пробилась к реке Одер и начала ее форсировать. Снова передаю слово своему герою:

...В 1946 году студентки филфака Пермского пединститута испытывали большое душевное волнение — их почти абсолютно женский коллектив пополнился бравыми фронтовиками... — Огромный фонтан вдруг взметнулся перед нашим понтоном. Я почувствовал удар в бок и оказался в ледяной воде. Слава Богу, нас сбросило вблизи берега, когда мы уже почти переплыли реку. Может быть, это только и спасло нас. Вдвоем с моим другом Виктором Максимовым, захлебываясь и помогая друг другу, выбрались на скользкую глинистую отмель. А вот вещмешок утонул в мутных водах Одера вместе с приветом из довоенного детства. После того боя, Исаак написал в издательство, выпустившее сборник, письмо с просьбой выслать еще один экземпляр, уже не ему,

журнал о пермском крае и его жителях


Исаак Челюдских и Владлена Рапопорт

а на адрес родителей, чтобы было сохраннее. Издательство выслало два экземпляра — и родителям, и нашему гвардейцу на фронт. Но и второй посланник из детства погиб на фронтовых дорогах. Остался невредимым только родительский экземпляр. И сегодня в домашней библиотеке Челюдских — это одна из самых памятных и ценных книг.

Сваха-чернильница

В 1946 году студентки филфака Пермского пединститута испытывали большое душевное волнение — их почти абсолютно женский коллектив пополнился бравыми фронтовиками. Один из них с непривычным именем Исаак попал в группу, где училась стройная, красивая («при этом еще и умная»,  — добавляет Исаак Владимирович) Владлена Рапопорт. Молодежь не только грызла гранит наук, но, подчиняясь закону природы, не забывала и о других делах: девушки ненавязчиво (по их мнению) кокетничали, юноши ненавязчиво (по их мнению) демонстрировали твердость характера, армейскую дисциплинированность. Возможно, у Исаака и Владлены все началось с чернильницы-непроливайки. Ведь в

72

ту пору все писали (подумать только!) перьевыми ручками, и студентам приходилось носить в вуз чернильницы. А Владлена очень не любила таскаться с такой обузой, часто забывала «непроливайку» дома. Исаак же, напротив, никогда не приходил на лекции без этого предмета. Кончилось тем, что Владлена однажды пересела со своего прежнего места за стол Исаака («попользоваться его «непроливайкой»), да так и просидела рядом с ним до окончания института. Чернильница — это, конечно, лишь повод, с которого началась их совместная дорога по жизни. Она не продлилась бы столько десятилетий, если бы не было у них общих жизненных ценностей, общих увлечений. Владлена — дочь военного  — постоянно переезжала с родителями из одного гарнизона в другой. Во время войны, когда отец ушел на фронт, эвакуировалась в Пермь. Осталась в нашем городе и после Победы. Исаак же с юношеских лет нагляделся на страдания, кровь и смерть. Оба они жаждали покончить с одиночеством, создать семью как островок спокойствия, уюта, теплоты... Окончив институт, оба многие десятилетия проработали на педагогической ниве. Ученики Владлены Зиновьевны и сегодня нет-нет да и напомнят ей о себе: то звонком, то письмом, то коробкой конфет на день рождения. Исаак Владимирович в качестве инспектора облоно, объездил всё Прикамье, добиваясь от районных и сельских школ качественной работы. А еще он многие годы был народным заседа-

...началась их совместная дорога по жизни. Она не продлилась бы столько десятилетий, если бы не было у них общих жизненных ценностей, общих увлечений... телем в суде и нештатным корреспондентом нескольких пермских и центральных газет. И даже когда вышел на пенсию, не распрощался с журналистикой, а возглавил общественную приемную газеты «Звезда», куда пермяки приходили со своими невзгодами. Сегодня той приемной, увы, уже нет.


Cудьба

...В сорок девять лет пробудилась в Исааке Владимировиче страсть к дальним странствиям по огромной, ныне уже не существующей стране СССР... И еще их объединила любовь к музыке. Владлена Зиновьевна играла на аккордеоне и на пианино. Исаак Владимирович — на баяне, на трофейной губной гармошке и на скрипке. Оба замечательно пели.

Где нас черти носят...

...В сорок девять лет пробудилась в Исааке Владимировиче страсть к дальним странствиям по огромной, ныне уже не существующей стране СССР. Однажды во время летнего отпуска сели они с другом на велосипеды и отправились путешествовать по Молдавии. На другое лето поехали в Белоруссию, на Украину и снова «прихватили» часть Молдавии. С тех пор двенадцать лет подряд каждое лето седлал он двухколесного «коня» и уезжал с кем-нибудь из друзей в новое путешествие, накатывая за месяц по две тысячи, а то и более километров. Объездил, кроме уже названных трех республик, Урал, среднюю часть России, Прибалтику, Закарпатье, Кубань, Кавказ. Одолел ряд горных перевалов. Ездил и по таким большим автомагистралям, как Москва-Симферополь, Киев-Львов, Свердловск-Челябинск, КишиневОдесса, Ростов-Махачкала и т. п., и по проселочным дорогам. Бродил по партизанским катакомбам под Одессой и по Ильменскому минералогическому заповеднику, слушал концерты в Домском соборе Риги и тревожные колокола белорусской Хатыни, заглянул в Бердичевский костел, где венчался великий Бальзак, побывал в Гоголевской Диканьке и возле бывшей ставки Гитлера под Винницей, в каунасском «Музее чертей» Чурлениса... Готовясь к путешествию по какой-нибудь из республик, Исаак Владимирович обязательно учил язык ее народа, так чтобы смочь хоть немного на нем пообщаться... С молдаванами говорил по-молдавски, с украинцами — поукраински, с грузинами  — по-грузински... Это так трогало местных жителей, что они проявля-

Из дорожных снимков. Июль 1979 г.

ли чудеса гостеприимства. С собой наш путешественник неизменно брал фотоаппарат и ручку с блокнотом. Все, что встречал примечательного, фотографировал, а на привалах описывал увиденное. Особенно подробно им описаны памятники на братских могилах безымянных героев Великой Отечественной. Итогом этих

...Готовясь к путешествию по какой-нибудь из республик, Исаак Владимирович обязательно учил язык ее народа... путешествий стала его собственная, рукотворная книга под названием «Где нас черти носят», изданная в единственном экземпляре. В книге 250 страниц машинописного текста. Жаль, что не находится для нее издатель, готовый выпустить тираж хотя бы в тысячу экземпляров. Уверяю вас, это увлекательное чтение.

***

Дом Исаака Владимировича и Владлены Зиновьевны по сей день, несмотря на донимающие хозяев хвори, открыт для друзей, внуков и правнуков. Только единственный сын Володя больше никогда не придет, семнадцать лет назад он ушел из жизни из-за быстротекущей коварной болезни. Как им удалось пережить это, знают только они двое. Наверное, помогла выстоять закалка военными годами...

журнал о пермском крае и его жителях


Мастер

Лёха-ха, пермский оптимист

автор: Михаил Калих

Кто такой Лёха-ха? Вот сижу, напрягаюсь, думаю, как вам объяснить... Начну с образов и ощущений! Пожалуйста, закройте глаза. Представьте лимон. Постарайтесь почувствовать его вкус. Во рту стало кисло? Не открывайте глаза! Теперь думайте, например, о меде. Сладкий, тягучий... И вот уже челюсти как будто завязли в густой ароматной массе, правда? Можете не продолжать эксперимент. И так понятно, что воображение напомнит каждому из нас вкус какого-нибудь известного продукта или запах цветка, или ощущение прикосновения. А вот что вы могли бы представить, чтобы на душе стало спокойнее, легче, веселее? Лично у меня такой «рефлекс» выработался уже давно. Я мысленно усаживаю перед собой моего старого знакомого Лёху. И сразу все становится на свои места — солнце светит, птицы поют, люди улыбаются… Лёха, он такой. Он даже воображаемый  — и то поднимает настроение. А уж наяву...  — это поток житейской мудрости и оптимизма!

Лёха-ха — это творческий псевдоним Алексея Кивокурцева, пермского художникакарикатуриста. Он так расписывается на своих работах, так обозначает свою интеллектуальную собственность, под этим псевдонимом представляет свой город, свой край, свою страну на многочисленных творческих конкурсах российского, европейского и мирового уровня. И очень часто бывает: церемония награждения, ведущий объявляет победителей и, коверкая звуки, по слогам, обязательно запинаясь, начинает медленно произносить «kivo... kur... tseff...». А потом машет рукой и просто говорит: «Лёха-ха». И всё! Переводчика не надо, все знают, кто сейчас выйдет за призом! Потому что «Лёха-ха»  — это уже и международный бренд. И переводить не надо — «ха-ха», оно и в Африке «ха-ха», и на

74

всех языках вызывает одни и те же эмоции... К мировой славе Алексей шел тернистой дорогой. За свои «художества» сначала пострадал. В тетрадке восьмиклассник Кивокурцев нарисовал шаржи на всех учителей, и, естественно, творения попали в руки педагогов. — Почти все смеялись над собой, некоторые даже свои карикатуры в рамочке повесили на стену... А вот у двоих с юмором оказалось туго. Они написали жалобу директору, заявив, что не хотят больше работать в этой школе. В общем, ультиматум: или выгоняют меня, или увольняются они... Директором у нас был Борис Николаевич Подосёновик. Участник Великой Отечественной войны, бывший летчик-истребитель. Мудрый, хороший мужик. Он сначала не поверил, что я могу так рисовать. Говорит: «Сейчас в учи-


Мастер

тельскую зайдет моя жена (преподаватель биологии), нарисуй-ка ее!» Когда взял мою работу, я даже такого еще не видел, просто сполз со стула, трясясь от смеха! Следующий его монолог был такой: «Что же мне делать? Оставить тебя в школе — уволятся учителя, сразу два предмета останутся без преподавателей посреди учебного года... Выгнать тебя? А вдруг ты  — будущий Рембрандт. Ты же во всех своих мемуарах напишешь, что я — такой гад... Ладно, наказываю тебя так: будешь рисовать стенгазету общешкольную до конца учебы!» Сейчас Лёха-ха  — уже маститый художник. Правда, в Перми его знают, по большей части, «в определенных творческих кругах». Одно время он много печатался в местных изданиях, оформлял газеты, работал на телевидении. Сейчас — просто творит для души и участвует только в тех проектах, которые ему нравятся. А это, среди прочего, — многочисленные конкурсы, фестивали, чемпионаты, олимпиады... Да, наш земляк, не очень-то известный в родном городе,  — многократный чемпион Европы, мира и Олимпийских игр! Не спортивных, конечно, а «карикатуристических». На всех подобных «соревнованиях», кстати, накал страстей у художников ничуть не меньший, и победы достаются тоже в очень нелегкой борьбе... — Куба, Франция, Германия, Китай, Россия, Индия, Италия, Греция, Бельгия... Не помню все страны... Всего первых призов у меня где-то около 16. Посылаешь рисунки, ждешь ответа от организаторов. Они в это время «филь-

труют» примерно 3 тысячи работ! Это даже трудно представить, насколько тяжело быть членом жюри такого фестиваля. И совершенно не могу понять, как среди шести или трех лауреатских оказываются мои работы... Вот один из рисунков-победителей — «Буратино». Папа Карло строгает очередного деревянного человечка, а «ранее сделанные» старшие братья думают, что отец мастерит им дом... — Смешно, Лёха! Смешно и немножко груст-

журнал о пермском крае и его жителях


Мастер

но. Жаль «бездомных» буратин! — А знаешь, сюжет рисунка — из моей личной жизни. Я тогда напряженно искал квартиру, думал только о жилье. А тут приглашение приходит от министерства культуры Греции принять участие в международном конкурсе карикатуристов под названием «Дети — наше будущее». Ну что еще я мог придумать про детей и про их будущее? Потом сам греческий министр культуры мне вручал награду, жал руку, говорил, что я замечательно отразил общемировую проблему  — обеспечение достойным жильем детей всего мира. Он сказал, что все серьезные и ответственные люди, посмотрев на мою работу, должны задуматься... — Скажи, а что для тебя важнее, чтобы те, кто увидят твою работу, рассмеялись или задумались? — Сначала — чтобы задумались! Это самое главное в карикатуре! В это, наверное, трудно поверить. Допускаю, наш жанр кажется кому-то слишком легким, несерьезным, но это обманчивое впечатление. Только с помощью карикатуры, как мне кажется, можно быстро и доходчиво представить злободневную мысль, идею. И карикатура — это высокое искусство, стоящее на одном уровне с «большим художеством»! — А какие идеи ты хотел бы донести до людей? Что бы тебе хотелось сказать миру? — Не миру, а, скорее,  — тем «серьезным и ответственным» людям, что принимают

76

решения, руководят. Помнишь фильм «Тот самый Мюнхаузен»? Последние слова главного героя перед отлетом на Луну: «...Улыбайтесь, господа, самые глупые дела на Земле делаются с серьезным выражением лица». Что тут добавишь? Только еще одно классическое высказывание: «Мир уцелел, потому что умел смеяться». В общем, я думаю, что мир спасет не только красота, но и улыбка! Лёха-ха говорит, что не знает, как в его голове серьезная проблема перевоплощается в смешную картинку. Этот свой мыслительный процесс он называет как-то очень витиевато: «прерывание и переворачивание логической цепочки». Прошу объяснить на понятном примере. И — «помедленнее, пожалуйста, я ведь записываю...» — Ну, не знаю с чем сравнить. Вот возьмем какой-нибудь парламент. Сидят депутаты, решают важные дела, обсуждают и принимают законы. Фиксирую это в голове как логическую цепочку, останавливаю и переворачиваю. И я бы сейчас стал рисовать очень серьёзных людей, таких солидных и важных, слушающих и записывающих выступление! Все они как нечто огромное и серое, а докладчик такой убедительный, но весь цветной, красноносый клоун, рассказывающий о цветных воздушных пузырьках! Мысль — поменьше надо болтать, больше делать реальные дела. Доволен таким объяснением?


Мастер

— Доволен. А депутаты уверены, что как раз они-то — не клоуны и занимаются самыми что ни на есть важными и нужными делами... Ты, вообще, часто в своих работах обижаешь людей? — Бывает такое. Но это же всегда образ! Если кто-то обижается на образ, значит, вопервых, у него «напряженка» с чувством юмора, во-вторых, — выходит, что он задумался над тем, какими глазами на него смотрит общественность. Обидно, что тебя изображают клоуном  — докажи, что это не так, сделай что-то, чтобы в глазах карикатуриста ты выглядел супер-героем, например! — Так ты, Алексей, еще и моралист, изобличитель общественных язв! Сам-то в депутаты не пойдешь? — Издеваешься?!.. Я — просто пермяк. Я, как и все мои земляки, хочу, чтобы в нашем городе, в нашем крае, было комфортно и уютно жить и работать. Добиваюсь я этого теми средствами, которые есть в моем распоряжении, т. е. я рисую. Лёха-ха утверждает, что его работы понятны людям и, в первую очередь, — землякам, всем тем, кого называют «пермяк — соленые уши». Кстати, по поводу этого выражения. У Алексея есть свое объяснение. С точки зрения карикатуриста, нас так называют не зря. «Это значит,  — говорит Лёха-ха, — что во всем мире понимают: наши уши особенные. Мы через них, когда слушаем, пропускаем все сладкое, ненужное. Задерживается только

соль, т. е. суть, самое важное из сказанного». Вот еще из его мыслей о пермяках... — Когда я служил в армии, нас называли... спермяками или спермиками. Я сначала обижался, а потом понял: таким образом, все признают нашу особую любвеобильность! То есть пермяки — это те, кто любят любить. И речь, думаю, не только о «плотских утехах». Мы любим жить и созидать, любим нашу малую Родину, любим людей. Мы — оптимисты. Пермские оптимисты! — Пермские оптимисты — это новая порода людей? — Нет. Это — состояние души! Разговаривать с Лёхой можно столетиями. Из него, кажется, бьет фонтан оригинальных мыслей, странных идей, необычных образов. Большая часть всего этого воплощается в карикатурах  — в маленьких, казалось бы, смешливых, дурацких картинках. Посмотрите и Вы на Лехины работы. Жаль, что нельзя напечатать в журнале даже их сотую часть. Да, наверное, и незачем... Главное, знайте, есть среди нас вот такой человек, которого можно всего лишь вообразить, представить себе в трудную минуту. И сразу полегчает. Проверено на мне. Попробуйте! Часть работ представлена на последнем развороте нашего журнала.

журнал о пермском крае и его жителях


Спорт

мы хотим всем рекордам..?

автор: Артем Жаворонков

Последние секунды напряженного хоккейного поединка. Тысячи зрителей на трибунах, миллионы — у экранов телевизоров. Счет для хоккея нетипичный, удивительный даже: 1-0. Страсти хлещут через край… потасовка между хоккеистами… проигрывающие меняют вратаря на полевого игрока… Но! Финальная сирена сливается с фанфарами казанскому Ак Барсу, первому победителю КХЛ и обладателю Кубка Гагарина. И эта победа только на первый взгляд к нам, пермякам, не имеет никакого отношения… За несколько месяцев до описанного момента золотые футболки и тюбетейки чемпионов России по футболу примерили игроки казанского же «Рубина». Родился исторический прецедент — в двух популярнейших видах спорта чемпионами стали команды из одного города. Провинциального города! Злые языки до сих пор не унимаются — дескать в Татарстане юбилей на юбилее! То 1000-летие Казани, то, если не изменяет память, 60-летие республики. Вот, мол, к круглым датам и стараются. Игры покупают, результаты подтасовывают… Но отчего-то кажется, что дело здесь... в ином, нежели во многих других регионах, подходе к финансированию спорта и спортивной инфраструктуры. Конечно, идеализировать картину не стоит. Проблем и в Татарстане, уверен, хватает. Тем не менее, именно здесь кропотливо развиваются и теперь, в условиях кризиса, показывают высокий результат и в футболе, и в хоккее, и в баскетболе (казанский «Уникс» продолжает борьбу в плей-офф Суперлиги). Но все это прелюдия. Какое же это имеет отношение к нашей с вами малой Родине? А дело в том, что на Западном Урале, как ни странно, были все предпосылки для рождения схожей ситуации. Причем без всяких юбилеев и намного раньше, нежели у наших соседей. В разное время «Молот-Прикамье», «Урал-Грейт» и результаты показывали, и в табеле о рангах находились выше своих оппонентов из Татарстана. Исключение составляет разве что «Амкар». Скорее вопреки, чем благодаря, с одним из самых скромных бюджетов в Премьер-Лиге, все-

78

рьез боровшийся за медали Чемпионата России и завоевавший право выступать в Лиге Европы. Правда, казанцы стали в том же году чемпионами, но здесь, как говорится, смотри выше — скромный бюджет. Хотя к этому еще вернемся. В последнее время все чаще можно слышать, что спорт высших достижений — удел частных капиталовложений. Мол, карман бюджета государственного, регионального и прочих не рассчитан на содержание крайне дорогостоящих команд. Бесспорно. Краевой, в нашем случае, казне действительно есть куда деньги девать: всевозможные социальные программы, пособия и борьба с безработицей, 7 важных дел  — дороги, Город сердца, строительство спортивных площадок, пермская картошка… Или вот, например, имя Перми Великой — хочется просто поинтересоваться, а «Амкар» не имя Великой Перми? Или, допустим, «УралГрейт»? Хорошо, не имя, понимаю, там речь идет об исторической составляющей. Пусть будет «бренд»... Но картошка — бренд, а «МолотПрикамье» значит не «бренд»?.. Кстати, был в Казани  — дороги лучше. Нет, правда, лучше, чем у нас! На улицах чисто. При этом ничего не слышал о казанской фасоли, зато «Ак Барс», «Рубин», «Уникс»!.. Поэтому пусть вышесказанное будет первым лирическим отступлением. Безусловно, край помогает и деньги на спорт выделяет, надо сказать, немалые. А профессиональный спорт — это вложения капитальные. И часто крайне невыгодные, просто потому, что не приносят ничего, кроме морального удовлетворения. Дорогостоящие же легионеры


Спорт

...Высокий результат «УралГрейта» вдохновит заниматься баскетболом на порядок больше детей, чем одна новая спортивная площадка...

на денежки налогоплательщиков и спонсоров живут вполне себе неплохо. Но! Обратите внимание! Купленные «Амкаром» бразильцы обошлись клубу в сумму чуть ли не в несколько раз меньшую, чем один воспитанник российского футбола. И лимит на легионеров здесь ни при чем. Просто и раньше найти достойного игрока дома, по приемлемой цене было крайне непросто. Это, знаете, из той же оперы маразма, когда однокомнатная хрущевка в центре Перми стоит дороже, чем дом на побережье Адриатического моря... А мы витиевато рассуждаем о достойном жилье для пермяков! Но это не только наша — всей страны проблема. Главный вопрос, по-моему, — для чего профессиональный спорт нужен? Ответ прост: для развития того самого спорта массового и детского, за который так ратуют руководители региона. В чем связь? Элементарно! Высокий результат, например, «Урал-Грейта» вдохновит заниматься баскетболом на порядок больше детей, чем одна новая спортивная площадка. Готов поспорить с любым, кто имеет другое мнение!

Вовсе без площадки тоже нельзя, но это лишь инструмент для занятия спортом, а не аргумент или побуждающий фактор! Представьте разговор подростков: «Пойдем, мяч побросаем? — Пойдем, только ведь баскетбольной площадки нет и мячика... А, ну тогда пошли траву дуть... в подвал». Абсурд! Кто уже решил в баскетбол поиграть, место найдет! (Лучше, когда этих мест много, идеально — в каждом дворе). А что такое успех любимой команды? Это символ! Как гимн, как флаг, как «Родину любить»! Что-то все забыли, что после удачного выступления любимой команды производительность на предприятиях росла в геометрической прогрессии. Пример, любой — и плохой, и хороший — сами знаете, заразителен. А если, скажем, Андрей Кириленко в твоей любимой команде играет или Костя Зырянов, Яромир Ягр... Здесь, в Перми, у тебя под боком! И ты своих спортивных кумиров в магазине через дорогу можешь встретить, он к тебе в школу может приехать, на тренировку прийти... Не задумывались, почему Гуус Хиддинк ездит фут-

журнал о пермском крае и его жителях


Спорт

...после удачного выступления любимой команды производительность на предприятиях росла в геометрической прогрессии... больные поля по всей стране открывать? Хотя его зарплата, думаю, никак не меньше, чем все запланированные краевые вложения в строительство спортивных площадок на этот год! А потому что он — хоругвь! Некоторые полагают, что его на поле как икону можно выносить и будет положительный результат. Тьфу-тьфутьфу, конечно... Это я к вопросу о значении символов и положительном влиянии достижений профессиональных спортсменов на увлечение спортом — и наших, и легионеров. В этой связи аксиома «нет денег — нет результата» приобретает несколько иное значение. Но вот где их взять? Кроме краевого бюджета есть еще частные инвесторы. Они в природе есть, в Прикамье  — тоже. Мини-футбольный «Арсенал» живет на деньги частного инвестора. То же  — с женским футбольным клубом «Звезда-2005». Последний так и вообще, без особого пафоса, добрался до финала женского кубка УЕФА. В общем, получается почти по Черномырдину  — героически преодолеваем трудности, из последних сил умудряемся показывать высокие результаты, действуя при этом вопреки здравому смыслу и с дыркой в кармане. Повторю чужую мысль, но так бесконечно продолжаться не может! Так вот, о частных инвесторах. Добровольно выкладывать кровные никто не станет — бизнес есть бизнес. А «раскрутить» толстосумов, думается, можно только двумя способами — силой и выгодой. Первое в наше время не актуально, просто так приказы типа: «давай, «вкладывайся» в спорт!» уже не пройдут. Если на такое у властей пока сил (или желания) не хватает, что уж говорить обо всем остальном. Спортивные комплексы нефтяники, конечно, строят. И не в пример многим  — реальные комплексы. Но, тем не менее... Гложет странное чувство, что уж очень этого мало за эксплуатацию природнонародных богатств… Но это все опять лирика и размышления не «по» теме, а «на» нее.

80

Второй способ проще и цивилизованней. Но разные льготы — это пока единственный инструмент воздействия, карта в игре с инвесторами, которую власти не спешат разменивать на спорт. А вдруг для чего-то более важного пригодится? Не секрет, были же потенциальные спонсоры, готовые поддержать «Молот», когда тому совсем было худо. Когда в клубном автобусе стекло не на что было вставить... Но с условиями инвесторов власти тогда не согласились. Может, первые многого хотели, может, не так просили, кто их сейчас разберет — дела давно минувших дней. Будем надеяться, что причины отказа были действительно веские. А между тем, в Прикамье профессиональные команды не могут существовать параллельно, и параллельно же добиваться высоких результатов. Странный и грустный парадокс. Вспомните, в 90-ые хорошие результаты показывал «Молот». Его закат по времени практически совпал с восхождением «Урал-Грейта». А в год, когда у баскетбольного клуба начались проблемы, на

...одних финансов недостаточно, нужно грамотное управление. А это тоже денег стоит... авансцену вышел «Амкар»... Даже как-то страшно за красно-черных становится. В последние годы клуб терял то в спонсорских ассигнованиях, то главных тренеров или и то, и другое одновременно. «Финалист кубка России, 4-ое место в Премьер-лиге и путевка в Лигу Европы — результат 15-летнего самоотверженного труда руководителей, администрации и игроков команды...»  — фраза, которая не говорит нам о том, каким трудом все это далось. За кадром то, что даже в Перми некоторые называют не жизнью, а выживанием. Но назло всем президент красно-черных Валерий Чупраков, кстати, никогда не скрывавший, что денег мало и хотелось бы больше, этот паровоз тащит на себе. При поддержке краевого бюджета, конечно, на условиях «рубль на рубль», что спокойствия не добавляет, но какую-то уверенность в завтрашнем дне дает. И всем опять-таки очевидно, бесконечно так продолжаться не может. И нужны другие, совсем другие деньги. Найти их провин-


Спорт

..спорт высших достижений — еще и показатель экономической состоятельности региона... циальной команде и раньше-то было трудно, а сейчас, в кризис... Хм, — только и всех слов... А представьте (честно, даже думать об этом не хочется)  — если завтра Пермь потеряет «Амкар»? Что тогда? Масштабы последствий, думаю, будут как от кризиса — если не безработица, то всплеск молодежной преступности как минимум! Потеря «Молота», в принципе никогда не блиставшего, стала серьезным испытанием для пермских любителей спорта. С серьезными последствиями. Кто из родителей сегодня стремится отдать своих детей в хоккейную секцию? А они, эти секции, вообще есть? Повторюсь, но именно от показателей и даже самого факта наличия профессионального спортивного клуба того или иного вида спорта зависит степень увлеченности этим видом местной молодежи. Почему у нас нет школы регби или бейсбола? А в США или, скажем, Новой Зеландии, эти виды спорта, между тем, стадионы собирают! Да потому что вида такого нет, вот и весь ответ. До появления «Урал-Грейта» Пермь была великим баскетбольным городом? Нет. Но зато потом, хоть на короткое время, но стала чуть ли не столицей российского баскетбола. Клуб неоднократно становился чемпионом страны, обладателем престижных европейских трофеев, за команду выступали игроки национальной сборной. В Перми проводились международные баскетбольные соревнования, гости высокие приезжали... Кстати, многие связывают такой успех с личностями Сергея Кущенко и Павла Ляха. Мол, ушли грамотные спортивные менеджеры, и настали тяжелые времена. А куда ушли? Почему ушли? Экспортируем квалифицированные кадры. Надо задуматься, почему не можем сохранить. Сегодня «Урал-Грейт», с объявленным самым крупным за всю историю клуба зарплатным бюджетом, трудно назвать даже крепким середняком. Вот и вырисовывается очередное обстоятельство  — одних финансов недостаточно,

нужно грамотное управление. А это тоже денег стоит. Разве нет? Пермский баскетбольный клуб показателен и еще в одном контексте — развитие массового и детского спорта. Какой был всплеск популярности этой игры в Перми, помните? Всевозможные турниры, кольца во дворах... Все вышесказанное смахивает на ностальгию по временам, когда деревья были выше, а реки глубже... Нет, это не ностальгия, а очередное лирическое отступление, сути вопроса не меняющее — Прикамью нужен профессиональный спорт. А профессиональному спорту — большие деньги, чтобы оставаться профессиональным и увлекать, как говорится, массы. Статей дохода у прикамского спорта две, как впрочем, и везде — скупой и небездонный региональный бюджет и, с серьезными оговорками, карманы спонсоров. Но почему в Казани есть, а у нас нет? Живем в одной стране, да и не беднее Татарстана, ко всему прочему. Вопрос оказывается риторический... И в заключении, не стоит забывать: спорт высших достижений, в дополнение ко всему,  — еще и показатель экономической состоятельности региона. За примерами далеко ходить не надо, это — опять же наши ближайшие соседи. Про Казань уже сказано достаточно. В Екатеринбурге — «Урал», «Университет», супер-центр игровых видов спорта и серьезные амбиции. А что в Кирове, Ижевске или Сыктывкаре? Думаю, ход мысли ясен... Не дай Бог и нам растерять оставшееся! На чьей базе мы еще сможем возродить или развивать то, до чего было, есть и будет дело всем жителям Прикамья?

журнал о пермском крае и его жителях


Братья наши меньшие

Пермский характер автор: Галина Костарева

Все-таки не перестаю удивляться тому, какие потрясающие у нас живут люди! Смотрите сами: кругом кризис, рост безработицы, биржевые сводки зачастую напоминают фронтовые, а 14 наших земляков со своими любимцами взяли, да и поехали на... международную выставку кошек «Евразия-2009»!

Ничто не может подавить в нас потребность наслаждаться красотой, грацией, возможность заниматься любимым хобби и получать эстетическое удовольствие! Еще в нашем увлечении очень важны азарт и трудолюбие — ведь для того, чтобы вырастить четвероногих чемпионов, нужно приложить немало труда, узнать множество «секретов». Последними, кстати, все участники активно делились между собой, нисколько не боясь конкуренции... Видимо, уверенность в собственных силах и нежная любовь к питом-

82


прикамье современное / территория культуры

цам корректируют даже законы рыночной экономики! Это был настоящий праздник, украшенный ясной и солнечной погодой, радостными улыбками, благодарным мяуканьем — да вы все сами видите на фотографиях! А судьи кто? Выставка получилась действительно международной: эксперты из Австрии, Италии, Нидерландов, Японии. И, конечно, наши специалисты по кошачьей красоте. Наверное, самые счастливые люди — те,

журнал о пермском крае и его жителях


прикамье современное /территория культуры

84


Братья наши меньшие

у кого есть увлеченность, кто умеет дарить любовь и заботу, внимание и ласку... А еще они счастливые потому, что добрые... На эти два дня для участников и посетителей выставки «земные» проблемы остались «за кадром», а «в кадре» только хорошее настроение, надежда на победу, красота, любовь и доброта. Нет, кризисом, если уж мы чем-то серьезно увлечемся, нас не возьмешь!

журнал о пермском крае и его жителях


Кухня

Универсальное

блюдо

автор: Марина Шумихина

Ни одно блюдо не вызывает у меня такого восторга, как оладьи. При минимуме затрат — максимум вкуса. И на завтрак, и на обед, и на ужин — хороши! Можно жарить с «таком», можно с припеком, а можно — с начинкой. И сладкие варианты есть, и остренькие…Впрочем, обо всем по порядку.

Есть два варианта приготовления теста на оладьи — дрожжевой и бездрожжевой. Первому предпочитаю второй, так как времени на готовку уходит меньше. Для теста подходит любой кисло-молочный продукт, завалявшийся в холодильнике. Например, кефир, простокваша, скисшее молоко, даже сметана, слишком долго стоящая на полке. В общем, надо провести утилизацию — готовьте оладьи. Тесто. В принципе, у каждого есть любимый рецепт теста на оладьи. Мой рецепт: 500 г кефира, чуть соли, два яйца, ст. л. сахара, а иногда и без этого обходимся, мука — столько, чтобы тесто было чуть гуще сметаны, этак вяло стекало с ложки. И разрыхлитель для теста либо сода. Уксуса не надо — кисломолочные продукты с этой функцией справляются. А дальше — варианты на тему. Начнем с привычных сладких оладушек. Здесь сахар в тесто можно добавить. Поставить разогревать сковородку, налить растительного масла. Если сковорода с тефлоновым покрытием или антипригарная, то одной порции масла будет достаточно. Но стоит налить в тесто столовую ложку растительного масла и хорошенько размешать.

ОЛАДЬИ С ПОВИДЛОМ, ДЖЕМОМ И ТАК ДАЛЕЕ…

Действовать надо быстро. Наливаем ДЕСЕРТНОЙ ложкой тесто на сковороду, ТУТ ЖЕ ЧАЙНОЙ ЛОЖКОЙ кладем сверху повидло или джем, снова наливаем тесто на оладью, чтобы закрыть начинку. Только в такой последовательности. Не стоит сначала налить пять ложек

86

теста, а затем пытаться разложить начинку — все поплывет. А так, пока вы до последней оладьи доберетесь, первая уже поджарится, и пора ее переворачивать. С накалом сковороды придется поэкспериментировать — чтобы оладьи не горели и пропекались. Но приноровитесь быстро — поверьте опыту.

ОЛАДЬИ С ЯБЛОКОМ

Все то же самое, но в тесто положить побольше сахара и добавить тертые яблоки, штучки три. Неважно, какой сорт — все равно оладьи будут вкусными, с яблочным духом, чуть похрустывающие на зубах.

БАНАНОВЫЕ ОЛАДУШКИ

К вышеперечисленному понадобится три банана. Два трем на терке и добавляем в тесто, один режем тонкими ломтиками. Теперь по уже приведенной технологии — ложка теста, ломтик банана, чуть теста, чтобы закрыть начинку. Ну а подавать — кто как любит — подойдет все: сметана, сливки, подливы, конфитюры, варенье и так далее.

ОЛАДЬИ С МАНКОЙ

Безусловно, хороши. Вместо муки в тесто насыпаем манки, а муки добавляем совсем чуть-чуть: две-три столовых ложки. Размешиваем, даем постоять с полчаса, чтобы манка разбухла и — жарим. Кстати, сюда можно в качестве начинки также положить варенье, повидло или дольки яблока, банана... От сладких оладий переходим к овощным. Для разнообразия вовсе неплохо их отведать хотя бы раз в месяц.


Кухня

Оладьи капустные

Нам понадобится 1 кг капусты, 5 средних луковиц, 3 яйца, 1 ст. л. манки, 3 ст. л. муки, по одному кубику куриного и грибного бульона, 2 г соли, 1 г перца, 100 г растительного масла для жарки. Мелко нашинковать капусту, помять с небольшим количеством соли до выделения сока. Мелко порезать лук. Все смешать и добавить яйца, манку, муку, измельченные кубики, перец. Полученную массу перемешать ложкой и дать настояться 10-15 минут. В сковороде раскалить масло, затем ложкой выкладывать массу в виде оладьев и обжаривать с обеих сторон под крышкой.

ОЛАДЬИ ИЗ КАРТОФЕЛЯ, или драники

Взять 5-6 средних картофелин, 1 яйцо, 1 луковицу, 2 ст. л. муки, соль по вкусу. Очищенный сырой картофель и лук натереть на самой мелкой терке, добавить яйцо, муку, соль, перемешать. Смесь выкладывать на сковороду с раскаленным маслом, как оладьи, и жарить до готовности.

ОЛАДЬИ ИЗ ПЕЧЕНИ

На 250 г печени — лучше свежей, еще лучше — куриной (тогда оладушки получаются нежнее), 1 яйцо, 1 ст. л. муки, 1 луковица, соль и перец по вкусу. Печень с луком пропустить через мясорубку, добавить остальные ингредиенты и тщательно перемешать. С мукой поосторожнее — если ее слишком мало, оладьи будут разваливаться, слишком много — будут жестковаты.

ОЛАДЬИ ИЗ РЫБЫ

Филе любой рыбки, примерно 350 г, режем мелкими кусочками и добавляем 100 г майонеза. Можно оставить промариноваться, а можно жарить сразу. В замариновавшуюся массу добавляем 1 яйцо, соль, перец и муку. Тесто должно быть, как на оладьи. Выкладываем ложкой на прогретую сковороду и обжариваем с двух сторон.

торой тщательно размять вилкой. Добавить два яйца, тертую на мелкой терке луковицу, 1 ст. л. муки и жарить. Не солить! Консервированная рыба — соленая.

ОЛАДЬИ НА ЛЮБИТЕЛЯ, ПОСТНЫЕ

Овсяные хлопья замочить в грибном бульоне (просто развести кубик грибного бульона в горячей воде). На стакан бульона примерно полстакана хлопьев. Луковицу и одну картошку натереть на мелкой терке, смешать с хлопьями, добавить яйцо (можно не добавлять, если действительно постные оладьи делать), немного муки, рубленой петрушки и обжарить, как оладьи. И апофеоз всех оладушек —

ОЛАДЬИ С ПРИПЕКОМ

Тесто — как на обычные оладьи. А вот припек может быть самым разным. Варианты — мелко покрошенные маринованные огурчики, мелко покрошенная вареная курица (из супа, к примеру, достать кусочек...). К этому добавить мелко порезанную зелень и чуть майонеза, чтобы масса стала единой. Можно сделать начинку из вареных яиц с зеленым луком. Из паштетов из печени или курицы. Или, например, для гурманов — креветки, майонез, кукуруза консервированная. Схема выпечки также схожа с банановыми оладушками. Но — сверху тестом НЕ ЗАЛИВАЕМ. Десертной ложкой тесто на сковороду, сверху чайной ложкой начинку и чуть вдавливаем ее в тесто. Не бойтесь переворачивать — начинка не выпадет! Оладьи хороши и для завтраков, и как быстрое блюдо к приходу гостей, и для романтического ужина с любимым... Например, банановые оладушки, терпкое вино и бананы на блюде... А для детей — всегда привлекательны. Впрочем, для маленьких приверед и готовить следует особые блюда. Привлекательные внешне. Например, вместо манной каши приготовить пудинг... Но об этом — в следующий раз.

ОЛАДЬИ ИЗ РЫБНЫХ КОНСЕРВОВ

Нам понадобится одна банка скумбрии в масле или тунца, или — по вкусу, содержимое ко-

журнал о пермском крае и его жителях


«Смех на полочке...»

ПЛАМЕННЫЙ ФАНТАСТ

автор: Вячеслав Запольских

Незадолго до того, как на СССР обрушился книжный дефицит, книг в продаже было полно. Даже фантастика: Стругацкие, Ефремов, Лем. Цены копеечные — в отличие от крабов и коньяка, которые тоже загромождали магазинные прилавки. Молодежь, конечно, хватала научную фантастику. Старшее поколение сердилось.

— Читаешь всякую чушь, — подняв взгляд над «Фараоном» Болеслава Пруса, сказал своему сыну Директор (именно так, с большой буквы; и хотя он был уже бывший Директор, бывших в этой профессии на самом деле не бывает). — А кандидатская, я уверен, недописанной валяется. — Это не чушь, — возразил довольно-таки уже взрослый сын Директора, начинающий инженер-теплотехник. — Фантастика содержит алгоритмы для решения инженерных задач. Это литература эпохи НТР! Он принялся было рассуждать про раскрепощение творческой фантазии и необходимость парадоксального мышления. Но тут суровый взгляд папы случайно упал на книжку в руках сына. На фронтиспис. С фотографией автора. — Что-о? — ужасным голосом воскликнул он. — Как его фамилия?! Сын инстинктивно струхнул. А папаДиректор смутился. Потом развеселился. — Этого пижона, — мемуарным тоном заметил он, — я еще в начале тридцатых гонял в хвост и в гриву на Лысьвенском металлургическом заводе.

88

*** ...Крестьяне в окрестных деревнях за первые годы после революционных потрясений кое-как поднялись и стали привередничать. Черную, неэмалированную посуду брать не хотели. А печи для обжига эмали выдавали стопроцентный брак. Поэтому завод, в отличие от трудового окрестного крестьянства, не мог встать с колен до тех пор, пока печи не заработают. А они работать не хотели. И специалистов, чтобы наладить, не имелось. Но тут, как водится, повезло. Из Москвы, из Всесоюзного теплотехнического института прибыл командированный. Типа ревизора. С пустячным заданием определить основные источники производственных теплопотерь. И сразу угодил в капкан. Еще молодому, но уже тогда строгому Директору столичный шалопай сразу не понравился: цыплячья шкиперская бородка и буржуазный галстучек. В глазах научная надменность. — Меня источники теплопотерь не интересуют, — ледяным тоном заявил Директор командированному. — Меня интересует, почему печи для обжига брак дают. Поэтому, товарищ ученый, пока вы мне обжиг не наладите, я вам командировочное удостоверение не подпишу, и никуда вы отсюда не уедете.


иллюстратор: Мария Мякишева

«Смех на полочке...»

— А!.. — взвился было сухопутный теплотехнический шкипер. — И, — закончил за него Директор, — вам будет выделена комната в доме приезжих. А также и печь для необходимых экспериментов. — Я поставлю в известность лично профессора Рамзина, директора института, о вашем самоупра... — Хоть черта лысого! — с удовольствием перебил столичного пижона Директор. — Ставьте в известность, но чтоб печь работала. Мне здесь гастролеры не нужны.

...Крестьяне в окрестных деревнях за первые годы после революционных потрясений кое-как поднялись и стали привередничать. Черную, неэмалированную посуду брать не хотели. А печи для обжига эмали выдавали стопроцентный брак...

Москвич не сдавался. Через два дня он ворвался в кабинет с институтской телеграммой. На бланке плясали серые буковки: «Вернуться в первобытное состояние». — Меня отзывают, — надменно истолковал он загадочный текст. У Директора было иное мнение. Он объяснил, что данная телеграмма дает ему право посадить столичного теплотехника в клетку как первобытную обезьяну. Если тот еще позволит себе кляузничать в Москву вместо того, чтобы дневать и ночевать у печей. Командированный сломался. Получил в завкоме талоны на столовские обеды. Притащил из библиотеки в свою общежитскую комнату классически объемистую монографию профессора Грум-Гржимайло «Пламенные печи». Дневал и ночевал на заводе. Попробовал было поухаживать за местными барышнями, но испугался: чего это они все время руками всплескивают, будто оркестром дирижируют? «А это, — объяснили ему, — рефлекс такой. Они в чан со шликером черные миски макают. Макают, макают. Норма — шестьсот кило за смену. Даже за проходной никак остановиться не могут».

журнал о пермском крае и его жителях


«Смех на полочке...»

А потом все эти покрытые эмальраствором миски идут в брак. Тут пижон едва не заплакал и принял на себя повышенное обязательство досрочно взять анализы газов из различных точек дымохода. А когда анализы взял, то объявил, что горение идет совсем не там, где нужно. А где нужно? Не знаю. Так вот узнай! И в трехдневный срок предоставь эскиз переделки печи. Шкипер скрылся в заводской библиотеке, а когда вышел оттуда, объявил, что эскиз он разработал, но для переделки печи потребуется на несколько суток остановить ее работу. Директор, когда услышал такой технический прогноз, дружелюбно улыбнулся и поиграл ручкой от ящика своего письменного стола. Повыдвигал ящик туда-сюда. В те годы все знали, что у директоров в верхних ящиках обычно хранится именной браунинг с гравировкой «За меткую стрельбу по врагам республики». Печь остановили. Командированный в ней три дня ковырялся. Потом вылез и дал команду разжигать. Дождался, пока установится нужная температура, и велел загружать продукцию. Тоскливо посмотрел вослед уходящим в пламя черным мискам, втянул голову в плечи и нетвердой походкой отправился спать. К нему пришли на следующий день. На прикоечной табуретке лежал увязанный в платочек скарб с переменой белья и несъеденным вчерашним столовским ужином. — Передайте жене Люле... — голос его дрогнул. — Дорогой вы наш! — успокоили его. — Уже несколько партий посуды прошли обжиг. Брака ноль процентов. Окрестные крестьяне рвут с руками эмалированную посуду. Это теперь наша лысьвенская валюта. В столовой сегодня молоко, сметана, картошка и говяжье рагу.

...Шкипер скрылся в заводской библиотеке, а когда вышел оттуда, объявил, что эскиз он разработал, но для переделки печи потребуется на несколько суток остановить ее работу...

90

Некоторые говорят, что московский командированный после этого заплакал. Некоторые, что снова уснул. В любом случае, в полдень он был в кабинете у Директора и вид имел какой-то нестолично притихший, усталый и житейски умудренный. Директор вручил ему подписанное командировочное удостоверение и подарочный набор эмалированной посуды, который и


«Смех на полочке...»

...Уже несколько партий посуды прошли обжиг. Брака ноль процентов. Окрестные крестьяне рвут с руками эмалированную посуду. Это теперь наша лысьвенская валюта...

в Москве можно было обменять на что угодно, хоть на заграничный костюм и штиблеты. *** — Так как, говоришь, его фамилия? — повторил Директор, ныне уже Персональный Пенсионер. — Варшавский. Илья. Очень хороший фантаст. У меня несколько его книжек есть: «Восход солнца в Дономаге», «Тревожных симптомов нет», «Петля гистерезиса»... Хочешь дам почитать? — предложил сын.

— Да ну его, — вальяжно махнул рукой папа. — Читать нужно классику. Я вот классиков сильно уважаю, и есть за что. Их по периферийным заводам в командировки не гоняли, в железную клетку как питекантропов посадить не грозились. Потому и писали: «Война и мир», «Цусима», «Собака Баскервилей»... — Кстати, — припомнил сын. — Что это за телеграмма такая странная была, «Вернуться в первобытное состояние»? Директор ухмыльнулся. — Был у меня случай это выяснить, — он снова погружался в Болеслава Пруса. — Как-то в Москве на Всесоюзном совещании встретил профессора Рамзина, рассказал ему эту историю, вместе посмеялись. Он говорит, что телеграмму отправлял такую: «Разрешаю вернуться, если помочь не в состоянии».

журнал о пермском крае и его жителях


Подробнее читайте в материале «Леха-ха, пермский оптимист» (стр. 74)


mizamlyaki_may_2009  

mizamlyaki_may_2009

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you