Issuu on Google+

Катрин Веллман Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10


Катрин Веллман Однажды повезло


Глава 1 Я и Джон Смоллвуд только что распили бутылку виски с Диксоном, закадычным дружком Джона с тех пор, как оба о они приехали из Кардиффа. Диксон, малый очень спортивного типа, открыл недавно на Лисли-Стрит ночной клуб под названием «Танго», который пользовался прямо-таки фантастическим успехом. Все золотые мальчики Лондона слетались сюда, чтобы почувствовать себя крутыми парнями; оркестр был что надо, выпивка не разбавлена водой и шоу первоклассное. Все это привлекало каждый вечер массу народа. Был конец июня и в кои-то веки жаркий день. Я оставил свою квартиру в СвиссКоттедж, чтобы подышать свежим воздухом. Вечер был словно создан для любви, и проституток высыпало видимо-невидимо. Потом я встретился с Джоном, мы заглянули в «Танго», потом отправились на Кэмбридж-Циркус, а оттуда двинулись вниз по Чэринг-Кросс-Роуд. Вдруг Джон встал, словно врезался лбом в кирпичную стену. Это случилось у входа в «Табу», клуба, который принадлежал Гансу из Гамбурга. Этот Ганс был главой местных гангстеров, полицейским информатором и вообще дерьмом. — Чего ты там углядел? — поинтересовался я, — «Спутник-4» или задницу Бриджит Бардо? Он не сдвинулся с места ни на дюйм, только подозвал меня жестом. От того, что я увидел, сердце мое учащенно забилось. — Кто такие? Ты видел этих крошек раньше? Как знаток, я сразу их оценил и присвистнул от восторга. Таких, и в самом деле, я давно не видывал. Но какого черта они здесь делают? Совершенно очевидно, что место для них самое неподходящее. Две великолепные молоденькие курочки, модели «де люкс» в специальном исполнении. Одна брюнетка лет двадцати, другая — блондинка лет восемнадцати. Платья простые, но настоящего класса, возможно, модельные. Это было видно с первого взгляда, как и то, что одеты они были не какими-то там дядями, а настоящими папочками, и папочками отнюдь не нищими. — Заглянем? — Давай… Мы вошли и сразу почувствовали, что в обычной атмосфере , бара что-то изменилось. Какая-то настороженность витала в воздухе. Бар был заполнен завсегдатаями бегов, но не крупной рыбой, а так, мелюзгой. Еще я приметил двух крутых ребят, Альфонсо и Джузеппе. — Добрый вечер, джентльмены! Альфонсо ухмыльнулся, обнажив желтые порченые зубы. Мы присели возле столика с двумя соблазнительными пташками и стали ждать. — Два пива! Похоже, наш заказ никому не был нужен и прибытия пива предстояло ждать целую вечность. Но и мы никуда не спешили. Меж тем девушки изящно сосали через соломинку свою кока-колу и время от времени перемигивались. Они уж, точно, находили здешнюю атмосферу очень возбуждающей.


И тут эти двое крутых ребят стали проявлять бурную активность, стараясь привлечь к себе внимание. Они обменивались грязными шуточками, которые были стары еще тогда, когда Адам был младенцем, и от которых за милю несло бахвальством. — А я тебе говорю, парень, что только итальянцы умеют трахаться по-настоящему. У англичан нет яиц, стоит им только дотронуться головкой, как они уже кончают. Вот я, слава богу, если женщина мне нравится, могу трахнуть ее шесть раз подряд. Хвастаясь так, Альфонсо все время косил глазом в сторону девушек. А они, бедняжки, явно теряли душевное равновесие. Особенно, когда Джузеппе, чтобы заметили его присутствие, заявил, что любая женщина, с которой он трахался, будет кончать до конца своих дней от одних воспоминаний. Эти обормоты срывали нам наши планы. Я бросил в сторону девушек продолжительный взгляд: они, действительно, были очень-очень, совершенно разные, но настоящего класса. Должно быть, из хороших семей, хотя бы потому, что обладали той свежестью, которую никогда не встретишь у женщины на содержании, даже самой сногсшибательной. Они, безусловно, были хорошо сложены, особенно блондинка. Достаточно было взглянуть на ее вызывающие груди и округлую попку, чтобы у меня потекли слюнки. Меж тем, эти два типа начали шушукаться, то и дело поглядывая в сторону девушек. Я никак не мог взять в толк, какого черта эти созданьица сюда заявились? Просто любопытство, тяга к острым ощущениям? Возможно. Если они здесь еще немного задержатся, они ИХ, несомненно, получат. Меж тем, два крутых парня завершили свое совещание. Куколки тоже заметили, что в баре стали сгущаться тучи, нависло многозначительное молчание. Они стали собирать свои сумочки и звать официанта, который сосредоточенно смотрел в другую сторону. Он шевельнулся лишь по взгляду Джузеппе, и то, лишь для того, чтобы плотно закрыть дверь. Француз за стойкой, то еще дерьмо, смылся куда-то, пусть дорогуши сами о себе побеспокоятся, он не пожарная команда. Джузеппе и Альфонсо встали из-за стола и пошли к девушкам. Так-то, птенчики, это движется к вам завершение вечера. Я моргнул Джону, и мы оба изготовились: этот материал был слишком хорош для налитых пивом итальянцев. Девочки уже явно паниковали. Этот момент стал для нас сигналом, мы тут же пересели за их столик. — Можно? Спасибо. И в сторону этих: — Леди с нами, ребята. Итальянцы стали перешептываться. Я встал и спокойно взглянул на Джузеппе. Его лицо не выражало большой радости, похоже, он думал о бритве в своем кармане, не пора ли пустить ее в ход. Он не казался очень уж решительным, но на всякий случай я держал под рукой сифон с содовой. Джон тоже опустил руку в карман и, попыхивая сигаретой, настороженно следил за Альфонсо. Джузеппе очень не хотелось терять лицо перед всей этой публикой, еще меньше ему нравилось видеть, как двух птенчиков уводят у него из-под самого носа. Не выпуская руки из кармана, он колебался… По части бритвы он был мастак, но знал также, что со мной связываться опасно. У меня перед ним преимущество в десять фунтов веса и несколько дюймов в росте.


Если бы взглядом можно было убить, от меня уже осталась бы горстка пепла. — О'кей, Рид. Я ошибся. Встретимся в другой раз… — Если это доставит тебе удовольствие, приятель. Они спокойно вернулись к своему столику и спокойно уселись. Ну а мы получили возможность разглядеть наших красоток и дать им возможность перевести дыхание. — Леди, я не знаю, поняли ли вы, к чему шло дело, но без нас вам бы пришлось плохо. Эти двое самые отъявленные негодяи во всем Сохо, и они ничего не боятся. Руки блондинки дрожали, похоже, до нее дошло, в каком положении они очутились. Джон вступил в беседу: — Вообще-то, я думаю, следовало им врезать как следует, но на их стороне тут слишком много шпаны. Брюнетка сказала: — Но они не посмеют, ведь Чэринг-Кросс совсем рядом. — Дорогая, вы что, газеты не читаете? Они посмеют даже рядом с полицейским участком! Это их территория, и они творят здесь все, что им вздумается. При малейших признаках неприятностей местные власти смываются, словно ничего не видели и не слышали. Знаете, осторожность лучшая часть доблести. — Но что в таких случаях полиция делает? — Она ничего не может сделать. Полицейские предпочитают вручать штрафные квитанции за парковку в неположенном месте. Это не так опасно. Но вы что-то обе побледнели. Пойдемте в более приятное место, перемена воздуха будет нам всем полезна. Мы вам позже представимся.


Глава 2 Мы повели их вниз, к Мэйфер. Прогулка, похоже, их успокоила и внушила к нам некоторое доверие. Мы зашли в маленькую пивную, я заказал четыре бренди и представился: — Мартин Рид, инженер-электронщик, а это мой друг Джон Смоллвуд, студент-медик. Девушки кивнули и улыбнулись. — Анджела Фитц-Брэдинг, — сказала брюнетка. Я взглянул на блондинку, которая явно пыталась придумать себе имя. — Это моя подруга Фрэнсис Смит, — Анджела помогла ей выйти из затруднительного положения. — Она немного расстроена, потому что вышла из дома, не предупредив родителей. Про себя я подумал: «Ты, дорогуша, возможно и Фрэнсис, но ни в коем случае не Смит, и ты, конечно, не хочешь, чтобы твоя семья знала, куда ты забрела…» — Что ж, все хорошо, что хорошо кончается, как сказал бы епископ. Давайте поскорее забудем этот досадный инцидент. И мы, как крутые парни, чокнулись нашими стаканами. — Я хотел бы заказать виски, но они бы подали нечто отвратное. В этом районе трудно найти хороший скотч. Джон, который понимал меня с полуслова, немедленно подал голос: — Скотч… Я знаю местечко, где можно получить настоящий «Мак-Кой», к тому же неразбавленный. — Где это? — Маленький клуб, прямо за углом на Курзон-Стрит. Клуб маленький и забавный, во всяком случае, к вашей жизни и достоинству там относятся с уважением. — Пошли? Анджела, брюнетка, которая, казалось, из двоих была более решительной, кивнула головой. Фрэнсис последовала за ней, не сказав ни слова. Джон, разумеется, не сообщил им, что не каждый день нам выпадает удача заполучить такого свежачка и что мы не намерены упустить свой шанс. …Небольшой зал, когда мы в него вошли, был наполовину пуст, где-то в глубине наигрывал оркестр, создавая приятную обстановку. На танцевальном пятачке прижимались друг к другу редкие парочки. Нам подали виски, оно оказалось совсем недурным. Девушки почувствовали себя лучше, глаза их заблестели, они стали разговорчивее. Джон предложил Анджеле потанцевать. Она согласилась немедленно. Они направились к пятачку. По тому, как она прижалась к Джону, закинув ему руку за шею, я понял, что Анджела не прочь оставить нас наедине до конца вечера. Я заказал еще виски и завязал беседу с Фрэнсис. — Но как вы вообще решились забрести в такой притон? Вы когда-нибудь раньше в таких местах бывали? — Анджела бывала, а я нет. Это ей пришла в голову идея показать, мне некоторые злачные места с волнующей атмосферой… И я никогда теперь эту атмосферу не забуду. Перед этим были на одной ужасной вечеринке с коктейлями, разговоры такие утонченные, мы начали потихоньку сходить с ума. Анджела предложила удрать оттуда и поискать что-то возбуждающее…


— Она оказалась права, в атмосфере «Табу» вам скучать не пришлось. Анджела знала, куда направляется? — Она говорила, что провела там как-то несколько часов, еще она говорила, что там люди занимаются любовью, словно животные и что это восхитительно возбуждает… Я не должна была идти с ней туда. — Не надо так говорить. Ведь если бы вы туда не пошли, мы бы с вами не познакомились. — Извините, я не это имела в виду. Чтобы подтвердить эти слова, она протянула мне руку и улыбнулась. Я взял ее пальчики в свою лапу и прижал к губам. Она не отдернула руку… Я посмотрел на танцевальный пятачок. Анджела, закрыв глаза, обнимала Джона за шею и тесно прижималась к нему живот о живот. Я хорошо знал Джона — через час он будет танцевать с ней по-другому, и одеты они при этом будут более чем скудно, и в менее людном месте. Я снова внимательно посмотрел на Фрэнсис. Она и в самом деле произвела на меня впечатление, особенно ее роскошная попка. Теперь мне предстояло решить великую проблему: должен ли я утащить ее прямо сейчас или лучше ее еще немного разогреть. Ладно, пожалуй, лучше не тянуть, а там посмотрим, что получится. Возможно, ей, как и Анджеле, нравятся сюрпризы. — Тебе не кажется, что наше присутствие стесняет твою подругу? Давай проявим рассудительность и оставим их одних. Она оценит это. Фрэнсис взглянула на танцующих: — Думаю, вы правы. Я расплатился за выпивку, подмигнул Джону, и мы ушли. На тротуаре я взял ее под руку. — Я хочу показать тебе здешние места, со мной тебя никто и пальцем не тронет. Мы прошли вдоль Парк-Лейн и вниз, к Бейсуотер-Роуд. Милая девочка здесь никогда не бывала. Кое-что ее поразило: — Что все эти белые девушки здесь делают с цветными мужчинами? — Они работают на них, радость моя, и работают тяжело. — Но почему они этим занимаются? — Девушки или запуганы чем-нибудь, или их бьют. Эти выходцы из Западной Индии могут быть очень жестокими. К тому же девушки получают от цветных мужчин больше удовольствия. — А как к этому относятся родственники? — О! Обычно это весьма респектабельные провинциалы, они и не подозревают, что их дочери сделали любовь своей профессией. На нас глазели все встречные сутенеры, маленькая красотка, которую я держал под руку, разжигала у них огонь между ног, девушки кидали взгляды, пронзительные, словно кинжальные удары. Некоторые из этих ребят пытались преградить мне дорогу, но поспешно отстранялись, встретившись со мной глазами. У меня уже созрело решение, как провести остаток вечера. Я остановился, рывком повернул ее к себе и поцеловал в губы, долго и страстно. Она не уклонилась, и я понял, что дело в шляпе. Мы пошли дальше, я знал невдалеке от Холланд-Парк лучший в округе отель под


названием «Эксельсиор» . Еще несколько шагов, и мы у цели. Перед входом в отель она вдруг заупрямилась. Это не входило в программу. Я взял ее под локоток и легонько подтолкнул. — Нет, я не хочу… Молодой бездельник, проходивший мимо, уставился на нас, прикидывая, стоит ли ему проявлять героизм, чтобы спасти молодую девицу. Я выдал ему должный взгляд, и он немедленно испарился. Из него мог бы получиться хороший полицейский… Очень благоразумный. Мы не могли здесь долго торчать. — Зайдем, Фрэнсис. У меня наверху есть потрясающие пластинки, ранний Армстронг. Ты не должна пропустить такую возможность. — Но… — Но никаких «но»… Я заставил ее переступить порог, и мы двинулись по лестнице, ведущей в рай. Она шла безмолвно, не в состоянии сопротивляться, а я подталкивал ее, придерживая восхитительный зад. Горничная Мэри шустро открыла дверь моего любимого номера — тринадцатого. Она определенно оценила по достоинству мою добычу на этот вечер и одобрительно присвистнула, когда я сунул ей в руку положенные чаевые. Я запер дверь и повернулся к Фрэнсис, она не выглядела очень радостной. Затем посыпались вопросы: — В чем дело? Где твои пластинки и где твой проигрыватель? И вообще, что это за шутки? — Можешь называть это шуткой, что же до музыки, не беспокойся, ты на пути к тому, чтобы самой сыграть. Камерная музыка! Ха-ха! Неплохо, а? Песни тоже хороши. Ты будешь петь, а я отлажу инструмент. Ты слышала о кларнете с противовесом? Эксперты говорят, что я маэстро, настоящий художник… Иди сюда. Не будем терять времени, ибо жизнь коротка… Ты не пожалеешь ни о чем. Я сел на кровать, скинул ботинки и носки. Такой вот парень, терпеть не могу обувь, люблю чувствовать ковер под ступнями. Я снял также пиджак и галстук. Теперь следовало продолжение моего специального стриптиза — долой рубашку… Обнажился мой мощный торс. Но эта куколка была какая-то странная… Что с ней? Обычно на этой стадии раздевания девочки уже кидались на меня. Я глянул в зеркало — такой же мускулистый, как всегда, шесть футов роста и сто восемьдесят фунтов с отменным загаром. Может быть, она уже вдоволь нагляделась на атлетически сложенных мужчин? Тогда, девочка, подожди минутку, я покажу тебе еще кое-что, мое секретное оружие, которому даже в его походном состоянии не могла сопротивляться, чтобы уйти невредимой, ни одна женщина. Она прижалась спиной к стене, словно хотела пройти сквозь нее. Ничего подобного я до сих пор не видел, обычно на этой стадии они сами бросались расстегивать мне ширинку, если я не был достаточно расторопен. — Что с тобой? В чем дело? Пора приступать… Если ты что-то скрываешь, не переживай, никто не совершенен, если хочешь, можешь оставить лифчик… Я расстегнул свои брюки, и они скользнули на пол, потом избавился и от трусов.


— Ох! Она онемела, моя курочка. Уставилась расширенными главами, словно на нее направили базуку. — А! Кажется, я понял, в чем дело. Госпожа не захватила cвою служанку и теперь не знает, как самой раздеться. Ладно, я тебе помогу. Я двинулся к ней с уже поднявшимся наизготовку членом. Фрэнсис в ужасе отскочила, по-прежнему не сводя глаз с моего инструмента, и попыталась открыть дверь. — Не старайся, она заперта на ключ. — Не подходите ко мне! Выпустите меня! — И не мечтай, дорогуша! Здесь в кредит не верят, здесь или удовольствие немедленно, или деньги назад. В этом доме» никто никогда не жаловался. Посетители всегда получали свое удовлетворение… Верь мне. С тобой будет то же самое! — Я хочу уйти. — Если ты не идешь на сотрудничество, я могу и по-иному. Я схватил ее за платье, сшитое трапецией, — очень удобная одежда — и мгновенно сорвал, словно шкурку с кролика, несмотря на сопротивление. Оставшись в лифчике без бретелек, в штанишках, спереди размером с почтовую марку, пояске с подвязками и в чулках, она выглядела очень аппетитно, хоть к столу подавай. — И ты хотела скрыть от меня эту красоту? С ума сошла, ты же великолепно сложена, ну-ка, дай разглядеть получше. Я сел на кровать и с восхищением уставился на нее. — Да… У тебя все в порядке, и мордашка прелестная, и все остальное. Но больше всего мне в тебе нравится другое. У тебя есть класс. Тебе не надо шляться по улицам, ты сразу выглядишь классно с этой твоей выпуклой попкой. Давай, снимай же, наконец, штанишки… Я собираюсь дать тебе немного той атмосферы, которую ты искала… Мне будет очень интересно увидеть, как это воспримет такая классная дама… Фрэнсис оставалась тихой и неподвижной, ее глаза ни на миг не отрывались от моей полевой артиллерии. — Не волнуйся, крошка, он не кусается. Прими его спокойно. Я встал, и в этот момент Фрэнсис проскользнула мимо меня и кинулась к окну. Я едва успел в последний момент поймать ее за волосы. — Что с тобой? Я знавал хорошеньких женщин со странностями, но никто из них не вел себя как ты. — Выпустите меня! Иначе я разобью стекло и позову на помощь! — Валяй! Я растворил окно. — Пожалуйста! Вопи так громко, как можешь. А потом расскажешь полицейским, что ты в таком виде делала в отеле с голым мужчиной. Давай, зови, они будут счастливы узнать, кто ты такая. Я закрыл окно. Разумеется, ее папочка не хотел бы подобного скандала. — Иди сюда, девочка. Нам и в самом деле пора соединиться… Она все еще не решалась. — Да не нервничай так, никаких оснований для тревоги нет. У меня есть все, что требуется… Она не молвила ни слова. — Знаешь, ты не первая, кто так себя чувствует поначалу. Некоторые женщины тоже


волновались, но когда я демонстрировал им в первый раз свою добрую волю, они уже потом не могли оторваться… Они могли довести до изнеможения шестерых мужчин, и все им было мало. — В последний раз: дайте ключ, я хочу уйти. — Слишком поздно, взгляни только, до какого состояния ты меня довела. Я говорил искренне, потому что мой горн уже торчал торчком, а яйца ломило от нетерпе��ия. Но я должен был успокоить Фрэнсис, чтобы избежать неприятностей. — Знаешь, в тебе, действительно, что-то есть, ты мне очень нравишься. Я протянул руку к плечу Фрэнсис, но она ее тут же сбросила. Это не лучший способ обращаться со мной, я такого не допускал. Пришлось тут же сорвать с нее лифчик — и вот они уже передо мной, две дерзкие грудки, твердые, с розовыми, устремленными вверх сосками. Фрэнсис испуганно прикрыла крест-накрест груди руками, и я использовал этот момент, чтобы сдернуть вниз ее трусики. Однако в последний момент она этому помешала, успев широко раздвинуть ноги. Скверно, значит, придется разорвать ткань. Я схватил трусишки обеими руками, и — р-р-раз! — они разлетелись. Теперь на ней оставались только поясок и чулки. Ну и пусть остаются, это только сильнее возбуждает. Эта девчонка не подходила ни под какую схему. Только что она широко раздвигала ноги, а теперь сжала их плотно, словно «железный занавес». Но теперь, по крайней мере, мне не составляло никакого труда отнести ее на кровать. Я положил ее и стал целовать повсюду. Глупая девчонка все еще пыталась сопротивляться. Я прижался сильнее своей грудью к ее маленьким грудкам. Это было приятно. Но она не позволяла целовать их. Это было неприятно. Я сжал ее сосок пальцами, в ответ она оцарапала меня. Это всегда выводило меня из терпения, потому что кожа у меня тонкая. Тем не менее, я должен был соблюдать нежность, однако мой Малыш-Джонни требовал соблюдения и его прав. Попытаюсь воззвать к ее разуму. — Да не воюй ты со мной, глупышка, расслабься, и ты увидишь, как тебе будет хорошо… Ты находишь, что мой Малыш слишком велик для тебя, что он причинит боль? Вы все так думаете поначалу, а на самом деле все происходит наоборот, очень хорошо… Я снова попытался ее поцеловать, и она снова не далась. До сих пор я старался не слишком агрессивно вести себя, но теперь мне уже не терпелось ворваться, наконец, в ее маленький замок. Я схватил обе ее ляжки изнутри и раздвинул их, она обладала хорошими мускулами, и мне пришлось изрядно приложить силу. Медленно открылась золотистая рощица… Еще одно усилие, и вот оно, прелестное маленькое влагалище и розовый носик, торчащий под тугими завитками волос. Эта картина заслуживала кисти гения, и мой Малыш-Джонни задрожал от восторга, завидев полураскрытые темно-розовые губы. Я направил его между ляжек вперед и ввел а чуть распахнутую дверцу. Как только его обнаженная булава коснулась деликатных мест, Фрэнсис отреагировала весьма неожиданно: она вцепилась мне в лицо раньше, чем я успел увернуться. Теперь я уже разозлился по-настоящему: — Если сделаешь так еще раз, ты об этом сильно пожалеешь! Чтобы такое больше не случилось, я захватил ее руки, приехал спину и зад к краю матраса, а ноги перекинул через края кровати. Тут уже она взорвалась и яростно; завопила:


— Ты свинья! И ты поплатишься за это! Она попыталась плюнуть в меня, но слюна упала ей же на нос. — Свинья! Свинья! Но плеваться больше не стала. Я попытался снова войти в розовую щель, но она так извивалась, что у меня опять ничего не получилось. К этому моменту она здорово устала, и я смог зажать правой рукой оба ее запястья, а левую послал на разведку. Я ласкал ее упругий лобок, Такой нежный, сразу чувствовалось, что с ним не часто так обращались, можно сказать, на нем еще сохранялась магазинная этикетка. Я опустил руку ниже и коснулся влагалища, но Фрэнсис на это даже не отреагировала, а губы были сухи и сжаты. Я раздвинул их пальцами и обследовал изнутри, они были мягкими, потом нащупал маленький клитор, он был хорошего размера и удачно расположен — с таким она должна здорово кончать. Я стал легонько ласкать клитор, это заставило ее подпрыгнуть, потом распространил ласки ниже и глубже. И изумился снова — все было абсолютно сухим! Если не применить какую-нибудь смазку, то поршень просто застрянет в цилиндре. Я сплюнул на ладонь и смочил слюной свое обнаженное орудие. Теперь все было готово к решительным действиям. Держа двумя пальцами губы влагалища раскрытыми, я прижал коленями ее ляжки так, чтобы она не могла их сдвинуть, и ввел головку члена в лоно… Потом мягко продвинул вперед. Вернее, попытался продвинуть, потому что встретил неожиданно препятствие…


Глава 3 Ну и глупый же я негодяй! Я даже не подумал об этом — она же девственница! Но теперь поздно. Я уже здесь и должен здесь остаться до конца. Я сделаю это, даже если это моя последняя возможность в жизни и мне за это придется попасть за решетку. И преисполненный восторга Малыш-Джонни бросился силой пробивать себе дорогу. Фрэнсис продолжала кричать: — Ты животное, мне больно! Я не хочу этого, отпусти меня! Она крутила бедрами, пытаясь сбросить меня, но этим только помогала мне проникать в нее все глубже и глубже. Я нажал ее чуть-чуть, и головка моего члена почти целиком погрузилась в ее лоно. Да, не часто выпадает случай трахать женщину с таким узким влагалищем, как у Фрэнсис, это в самом деле что-то особенное в смысле ощущений. Просто здорово. Я убрал ладонь с ее влагалища и снова сжал обе ее руки. В этой позиции я чувствовал себя уверенно, но решил чуть-чуть повременить, мне вовсе не хотелось быть зверем и разрывать ее на части. Распластанная на кровати, Фрэнсис походила на гигантскую бабочку, пришпиленную к доске. Она перестала бороться, только кусала губы, чтобы удержаться от плача, из-под зажмуренных глаз по молочно-розовой коже стекали слезы. Господи, что же за красавица лежала подо мной! И черный поясок на животе делал ее еще более соблазнительной. От нашей возни чулки отстегнулись и сползли, так что теперь я мог видеть ее чудесные бедра. Да… Она была самой красивой штучкой, которую я когдалибо трахал. Закинутые руки заставили ее твердые груди с маленькими темно-розовыми сосками еще сильнее податься вперед, мне так и хотелось разгрызть один из сосков, словно зрелую клубничку. Я не мог больше терпеть, яйца горели уже совсем нестерпимо. Еще одно усилие, еще один толчок бедрами… И вдруг — проскочил! И тут же раздался пронзительный крик: — А-а-а! Но я уже был в самой глубине ее лона. Сначала она громко кричала, потом застонала, как ребенок, у которого что-то болит, но что именно, он не понимает. Теперь, когда преграда была разрушена, Фрэнсис перестала сопротивляться, только слезы продолжали струиться по щекам, может быть, от боли, но скорее ярости и унижения от того, что такое с ней проделал самый обыкновенный мужчина. Но теперь поздно… Она дефлорирована, а я чувствовал себя слишком хорошо в этой новенькой, узенькой, маленькой щелке, чтобы остановиться… Я сгреб ее попку, потом отпустил, я врубался в нее мощными ударами своих ягодиц все быстрее и быстрее, я чувствовал так тверд мой член и как туги яйца, я ощущал себя королем… Я уже не контролировал себя… Я кончал, кончал и — а! — я кончил! Горячая струя ударила в ее кровоточащее лоно… Господи, до чего же хорошо! Оно того стоило… Я лежал на ней совершенно опустошенный и лихорадочно размышлял. Эта девушка —


несовершеннолетняя. Все может завершиться спокойно, но могут и быть неприятности. Я бы предпочел их не иметь. Когда я расстанусь с ней позднее, я должен расстаться с ней дружелюбной, хорошо удовлетворенной, желающей все повторить опять. Сейчас главная проблема заключалась в том, что она пребывала в состоянии какой-то заторможенности. По счастью, мой член еще оставался в ней, и теперь я мог и должен был проявить весь свой артистизм. Я начал ласкать ее шею и плечи, потом надолго задержался на сладких подрагивающих грудях и твердых сосках. Похоже, она стала понемногу успокаиваться. — Фрэнсис, дорогая, пожалуйста, прости меня… Я не знал… Но ты так прекрасна… Ты должна понять… Я целовал ее в губы и пытался протолкнуть язык между зубов. Очень медленно и деликатно я начал двигать членом, следя, чтобы не причинить ей боль… Малыш-Джонни немного ужался в размерах, теперь ему было в ее лоне не так тесно. Я осторожно вводил и выводил его, но влагалища не покидал, старался также не очень тревожить ранку в плевре. Глаза Фрэнсис по-прежнему были закрыты, но она хоть уже не плакала. Я внимательно следил за ее лицом, чтобы не упустить изменений в его выражении. И тут момент наступил — дыхание стало более тяжелым, кисти сжались в кулачки. Я продолжал движения членом очень размеренно и все время ласкал ее ягодицы, ляжки, груди, а одним пальцем неотрывно играл маленькой пуговкой под влажными волосами… И вот уже по всему телу девушки пробежала дрожь, она застонала — но на сей раз не от боли. Битва была выиграна. Я видел, как напряглось ее лицо, как расширились ноздри, стоны участились. Этот момент нельзя было упустить — я крепче сжал ее бедра и усилил ритм движений членом. И вот уже Фрэнсис обеими руками закрыла лицо, а изо рта ее вырвался низкий протяжный крик. Ее живот стал отвечать на мои толчки, а крик перешел в громкие стоны… — Вот видишь, — прошептал я ей на ухо, — я тебе говорил… Ведь хорошо, не так ли? Теперь только не сбавлять темп, она еще не испытала настоящего оргазма, только прелюдию… Я работал все быстрее и быстрее, вбивал в нее член все глубже и глубже мощными ударами бедер. Голова Фрэнсис моталась по подушке из сторо��ы в сторону, должно быть, она думала, что умирает и — кончила! Ее живот содрогался в конвульсиях оргазма, и снова крик — крик изумления «О-о-о!», перешедший в протяжный стон облегчения «А-а-а!» Она лежала навзничь, широко раскинув ноги, недвижно, белокурые волосы рассыпались по подушке. Между ляжек на простыне расплывалось пятно свежей крови. Я не сомневался, что горничная отеля будет этим весьма раздражена. Мы оба молчали. Спустя некоторое время я раскрыл рот: — Тебе было хорошо, правда? Я провел пальцем по ее соскам, и она медленно стала приходить в себя. Потом, не произнеся ни слова, потянулась к своей одежде. Я ничего больше не сказал, да и говорить было не о чем. Я уже или выиграл, или проиграл. Либо завтра она снова будет в моей постели, либо я — в дерьме. Фрэнсис и рта не раскрыла, пока одевалась. Но когда она уже была почти на пороге, я схватил ее, привлек к себе и выдал долгий поцелуй.


— Я дам тебе номер телефона, спросишь мистера Рида, скажешь, что ты Фрэнсис, они передадут мне сообщение… Ты только выжди… В следующий раз будет много лучше, верь мне. Я распахнул дверь, и неблагодарная девчонка ушла, так и не сказав ни слова. Похоже, я в чем-то ошибся… Прошло уже пять дней с момента нашей игры в наперсток, а я все еще не имел никаких неприятностей. Но и телефонных звонков не было. Похоже, я еще должен кое-что изучить в поведении женщин, а данный случай отослать доктору Кинси (Альфред Кинси — американский ученый, один из основателей современной сексологии). Каждый день я заходил в «Эль-Тропико», и женщина за стойкой уже начала уставать от меня. — Нет, мистер Рид, вам никто не звонил. Все это произносилось, конечно, весьма вежливо, но с каким-то подтекстом, меня такой тон всегда раздражал. Если она и впредь будет так со мной разговаривать, придется ее проучить. Невзирая на это, я продолжал исправно угощать ее выпивкой. Она была очень заинтригована, но не задавала никаких вопросов. Мы в нашем мире никогда не задаем лишних вопросов. Я ушел из бара, потому что должен был встретиться с Джоном Смоллвудом. Он хороший парень, этот Джон, серьезный и честный с ног до головы, по-настоящему приятный малый. Я уже говорил, что он приехал в Лондон как студент, но, подобно мне, обратился к другой деятельности, более доходной, где и обзавелся нужной клиентурой. У него были две девушки, работавшие распорядительницами в ночном клубе. Чтобы ублажить его, они даже оставались на сверхурочные часы в качестве наемных партнерш в танцах. Ему вполне хватало на пиво, и он имел все основания быть довольным жизнью. — Привет, Джон! Как у тебя прошло с той штучкой, нормально? Она выглядела честной давалкой… — Черт, лучше не напоминай. То был настоящий бой быков, и первый шаг сделала она… Никогда не встречал такой ненасытной бабы. Она распалилась до каления еще на танцах, а когда увидела, что вы уходите, чуть не уложила меня прямо на площадке. Потом мы сразу уехали на такси. — К ней? — Ты с ума сошел. Нет, в один тихий отель. Как только мы вошли в номер, она кинулась меня так целовать, как меня еще никто не целовал. Затем она пустила в ход артиллерию своих рук. Прежде, чем я успел чертыхнуться, она распахнула мою ширинку, и так энергично, что я лишился нескольких пуговиц. Как только я был раздет, она сорвала с себя всю одежду и стала исполнять передо мной что-то вроде самбы. Страшное дело! При этом они вопила, как оглашенная. Слава богу, в этом номере стены звуконепроницаемые. За час эта маленькая шлюха кончила четыре раза. В конце я уже ничего не мог и хотел смыться, но она не позволила и снова накинулась на меня. Я тебя не разыгрываю, но мы трахались во всех известных позициях и в еще нескольких сверх того. Конечно, это было здорово, но всему есть предел. А у этой девки темперамент, как у солдата морской пехоты, и выносливость тоже.


Когда она, наконец, насытилась, то снова превратилась в леди. Напудрила свой носик и была такова. — Ты не совсем правильно повел себя с ней. Нужно было узнать ее имя. Глядишь, это бы нам пригодилось: — Возможно, но эта чертова кукла так высосала меня, что вытянуть из нее что-нибудь еще означало для меня самоубийство… К слову сказать, эти пять дней означали также, что я пять дней не занимался любовью, и низ живота уже начал наливаться тяжестью. Мои распухшие яйца так и стучали по ногам, было от чего прийти в раздражение. Самым простым выходом из положения было пойти и разыскать Лолу, местную проститутку, но бизнес святое дело, и я не хотел прививать ей дурных привычек. Но женщина нужна мне была позарез, иначе я просто бы лопнул. Поэтому я взял такси и поехал к Селфбриджес (Селфбриджес — самый большой лондонский магазин). Так случилось, что был базарный день, и домохозяйки торговались и цапались словно кошки, пытаясь урвать что-нибудь и где-нибудь за полцены. Выбор аппетитных ягодиц был достаточно велик, чтобы возбудить даже евнуха. Я хорошо разглядел весь этот товар и наконец сделал выбор в пользу великолепного зада в придачу с приятным личиком и хорошо скроенным костюмом, ладно облегающим все контуры. Что же касается остального телосложения, то все было что надо, включая принадлежащие ей же пышные груди. Она направлялась в сторону отдела дамского белья. Использовать свой обычный подход здесь было просто невозможно она бы не расслышала моих слов из-за несусветного гама. Я должен был выждать, пока она закончит возиться со всей этой кружевной дребеденью и решит, что ей ничего не подходит. Наконец она вышла из магазина и перешла улицу. Я кинулся за нею, но чуть опоздал, и нас разъединил поток машин. Все же я разглядел ее на той стороне — она направлялась в кафе Олд — Оак. Я было хотел уже на все махнуть рукой, но мой Малыш-Джонни воспротивился и вынудил меня принять решение. Вперед, за дело! Зажегся красный свет, я перешел улицу и — в кафе. Теперь посмотрим, что будет дальше. Мне повезло, зал был полон народа, я выглядел всего лишь одно свободное место как раз возле красотки, за которой и охотился. — Извините, вы не будете возражать, если я присяду? — Очень сожалею, но я жду другую леди. — Обещаю, как только она подойдет, я немедленно освобожу место. Я присел рядом, заказал чай и стал наблюдать, как она пьет свой. Похоже, я не ошибся в выборе цели. Женщины с таким ищущим взглядом часто действительно представляют в постели нечто особенное. Размышляя об этом, я разглядывал выпирающие сквозь блузку с оборками сочные груди, мне так захотелось сунуть туда свой нос, что мой член аж вздрогнул от вожделения. — Вы не возражаете, если я закурю? — Вовсе нет. — А можно и вам предложить сигарету? Минутное колебание, и она приняла решение.


— Благодарю вас. Я вынул свой «ронсон», она нагнулась к зажигалке, при этом мне открылась восхитительная ложбинка между двумя холмами. Прикуривая, она сжала пальцами мою руку. Я взглянул ей прямо в глаза, и она не отвела взгляд. Да, эта женщина явно не из тех, кто идет на попятный. — Спасибо. — Я буду очень огорчен, когда придет ваша подруга. — О! Она всегда опаздывает. Так что у вас достаточно времени, чтобы допить свой чай. Если она не придет в ближайшие полчаса, я должна буду уйти. Мы начали болтать. Минуты летели за минутами, и я умело направлял наш разговор, который должен был завершиться определенной сделкой. Я узнал, что она замужем за человеком очень заурядным, который зарабатывает для нее кучу денег, но оставляет желать много лучшего в любовных утехах. Подруга, которую она ждет, помогает ей, когда напряжение становится совсем уж невыносимым. Все эти доверительные вещи были рассказаны, разумеется, не впрямую, а иносказательно, намеками. — Я не сомневаюсь, что ваша подруга очаровательна. Но не предпочли бы вы все же мужчину? — Я ненавижу усложнения… А мужчины глупы и любят командовать, а я не хочу нанести ущерб моим отношениям с мужем… Но, согласна, иногда мне бы хотелось когонибудь другого… — В таком случае, мадам, я к вашим услугам! Можете использовать меня, как вам будет угодно. — Я должна вернуться домой в семь часов. — Времени более, чем достаточно, чтобы доставить вам удовольствие. Вы получите полное удовлетворение. — А вы хвастунишка, сэр. — Испытайте меня. — Это сложно, потому что моя подруга все же должна прийти. — Так предложите ей присоединиться к нам! Уверяю вас, что вы ничего не потеряете. Я чувствую себя в хорошей форме, вы обе получите то, что хотите, и вам не придется ревновать меня друг к другу. — А вот и она! — Что ж, уступаю место. Начните разговор на эту тему деликатно. Уверен, что она согласится. Я буду ждать вас у дверей. Я поднялся и уступил кресло высокой, стройной девушке. Настоящий лакомый кусочек. Хотелось надеяться, что она согласится. Мне не пришлось долго заниматься игрой в карманный биллиард. Вскоре ко мне подошли обе девушки. Глаза у них блестели. — Хочу представить вам мою подругу Марсию, — Очень рад познакомиться с вами, мисс. — Миссис, к сожалению, я замужем. — Мартин Рид, холостяк. Если мое предложение приемлемо для вас, то я знаю тут неподалеку вполне комфортабельный отель… — У моей подруги есть прекрасная студия, полагаю, там нам будет лучше.


Я поймал такси, и мы поехали в Челси, где находилось это любовное гнездышко. Я сидел межд�� двумя красотками и предвкушал предстоящее развлечение. Я никогда никого не обманываю — это мой твердый принцип. Малыш-Джонни по дороге в цирк уже начал понастоящему возбуждаться. Он стал настолько твердым, что это причиняло мне боль, а брюки оттопырились под его напором. Это не осталось незамеченным, и девушки обменялись многозначительными довольными взглядами. Мы прибыли к месту назначения, вышли из машины и на лифте поднялись на шестой этаж. Все складывалось как нельзя лучше, и я сразу принялся за брюнетку из Селфбриджес. — Подожди минутку, я должна причесаться. Ну, если она так хочет, не буду ей мешать. Я остался наедине с Марсией, которая, похоже, оробела, когда ее подруга покинула нас. Я понял, что она так скована, видимо, потому, что впервые принимает участие в таком деле втроем и, естественно, волнуется. Это пройдет, очень скоро все встанет на свои места. Из ванной донесся шум льющейся воды, потом звяканье пузырьков — дорогая брюнетка, видимо, готовилась к нашей игре «Стук почтальона». Дверь распахнулась, и она вошла, благоухая парфюмерией. Как я и ожидал, это была пышущая здоровьем женщина, с крепким телом, мягкой и свежей кожей. Бедра были сильные, груди немного тяжеловатые, но твердые, с крупными сосками в центре коричневых кружков. Зеркало на стене комнаты показало мне обратную, поистине царственную, сторону картины роскошные ягодицы, которым я вознамерился чуть позже воздать должное. Женщина обладала всеми достоинствами настоящей воительницы. — Эй, вы оба, чего ждете и зря теряете время? — Я думаю, леди немного смущена и нуждается в некоторой помощи. — Вставай, Марсия, пора приступать к делу. Марсия немного поломалась для проформы, и мы занялись ею вдвоем. Брюнетка сняла с нее юбку, я блузку. Пока я освобождал девушку от лифчика, подруга спустила с нее трусики и сняла пояс с подвязками… Теперь Марсия осталась в чем появилась на свет. Затем они принялись за меня, соперничая, кто быстрее. Не успела одна расстегнуть ремень, как вторая уже спустила с меня брюки. Когда на мне остались только трусы, брюнетка попыталась стянуть их, но ей помешал мой восставший член. Пришлось помочь ей. Теперь мы все трое были в чем мать родила, и наступил самый подходящий момент, чтобы разглядеть друг друга. Брюнетка обняла подругу за талию и спросила: — Ну, что ты о нас думаешь? Кто тебе больше нравится? Я втиснулся между ними, обнял за талии и подвел к зеркалу. Все трое мы изучали друг друга, ощущая тела друг друга и сравнивая их. У меня в руках были акции биржи грудей. Слева — хороший товар, немного мягкий, но тяжелый, налитый сладостью. Справа — чуть меньше размером, но зато твердый как мрамор. Я опустил руки и ощупал ягодицы — тут выбора не было, у обеих твердые попки, обтянутые мягким атласом. Блондинка справа — совершенная красота среднего размера с безупречными грудями, длинными вьющимися волосами и ангельским личиком. Но брюнетка слева обладает


потрясающим темпераментом и прямо-таки выдающимся умением подыгрывать партнеру движениями роскошного зада. Я дал десять из десяти каждой из них. — Вы все одинаково прекрасны, и все, о чем бы я только мог мечтать, так это иметь дело с каждой из вас. Я опустился в большое кресло, а девушки уселись мне на колени. Подушки аж просели под тройной тяжестью. Мы так сплелись телами, что трудно было разобрать, где и чьи это руки, стремящиеся удовлетворить свою любознательность. В моем рту оказалась грудь блондинки, и я нежно перебирал губами маленький, твердый сосок. Одна рука была стиснута горячими ляжками, и я чувствовал кончиками пальцев гостеприимную киску («pussy» — «киска» — в английском разговорном языке ласковое обозначение женского полового органа в целом), хорошо очерченную и расположенную. Я не должен был даже раскрывать ее губы, женщина была уже так возбуждена, что губы влагалища раскрылись сами. Мне понадобилось лишь чуть разобрать тонкие, упругие волосы на пути пальцев, чтобы начать свое сафари. Это была киска брюнетки… Я ввел во влагалище указательный палец, и тут же был укушен в шею. Потом почувствовал ладонью возбужденный клитор и стал ласкать его. — О! О! Продолжай! Она схватила мой член и оттянула кожу с головки, потом стала тереться о него животом, но тут блондинка, ощутив, что выпадает из картины, захотела получить свою долю на пиршестве. Их руки смешались в моих сокровищах: одна сжимала и разжимала член, другая активно перебирала яички, пока я не застонал от удовольствия. Должно быть, мы представляли изумительное зрелище! Единственное, о чем я сожалел, что у меня нет четырех рук и двух Малышей-Джонни. Вот уж для них нашлось бы, где и чем достойно заняться! Одной рукой я по-прежнему орудовал между ляжками брюнетки, которая уже сладко стонала, другой ласкал упругую попку блондинки. Я раздвинул ей ягодицы, ввел ладонь в ложбинку между ними и стал щекотать маленькое тугое отверстие. Марсия затряслась как в лихорадке и впилась зубами в мое плечо. Я не стал долго задерживаться на этой точке и переключил внимание на набухшее влагалище. Тут уже все было в порядке и готово ко встрече со мной, так мокро, как в Гайд-Парке после дождя. Девочки заводились все сильнее и сильнее. Брюнетка стала отталкивать блондинку, вырывать из моих губ ее сосок и подставлять взамен свой. Блондинка, в свою очередь, невзирая на немой протест подруги, стала овладевать частью ствола моего члена. Все шло к тому, что, если я не возьму ситуацию под контроль, начнутся осложнения. — Подождите минутку! Вы говорили, что я должен сказать, кто из вас лучшая любовница. — Мы готовы! Мы перевели дыхание и встали. — Кто начнет? — Я! — Нет, я первая! — Не надо спорить, девочки. Меня хватит на обеих. Давайте бросим… Выиграла брюнетка. Мы стояли перед зеркалом, тесно прижавшись друг к другу. Мои руки были заняты ее


грудями, ее ягодицами, ее раскрытой щелью, а она так же самозабвенно занималась мной. Малыш-Джонни в своем поиске рыскал вокруг, словно потерянная душа, тыкаясь носом в ее влажные волосы. Я подтащил стул от туалетного столика и сел на него. Я хотел, чтобы она расположилась на моих коленях лицом к лицу, но она, наоборот, предпочла усесться спиной к моей груди. Я не возражал. Мягкая тяжесть ее зада на моих бедрах вызвала во мне изумительное чувство. Она плотно придвинулась всем крупом к низу моего живота, пропустив вздыбленный член между ягодиц сзади к лобку. Зеркало на стене отражало эту эротичную картину. Брюнетка с раздвинутыми бедрами, перекинутыми через мои колени длинными ногами, едва касающимися пола, выглядела в нем отличной наездницей. Ее набухшие груди так и взывали к ласкам, и я играл отвердевшими под моими пальцами крупными сосками. Покачивая бедрами, она терлась об меня, одновременно лаская руками мой член, несколько раз она, оттягивая крайнюю плоть, обнажала его головку, а потом снова отпускала кожицу. Потом она расположила головку между губами влагалища и зажала его в этом положении ляжками, а подержав так несколько секунд, стала медленно вращать задом в разных направлениях, извлекая, похоже, из этой игры массу удовольствия. При соприкосновении с влагалищем головка моего члена сразу покрылась ее любовным соком… Между тем движения сильного тела становились все более резкими, наконец, я услышал прерывистое дыхание и придушенные слова: — О! Какой он большой! Дорогой, какой у него прекрасный наконечник! Я не могу этому поверить… Как хорошо… Я с тобой кончу… О, какой ты сильный! Мне тоже было очень хорошо. Я испытывал изумительное ощущение, оно начиналось в кончике члена и распространялось дальше по его стволу к яичкам… Если она будет так продолжать и дальше, я кончу где-то поверх ее волос, и это уже будет не очень хорошо. Меж тем, обхватив член ладонью, она стала тереть им свой клитор. Потом я почувствовал, что тяжесть на моих коленях уменьшилась — это она, привстав, ввела, наконец, мое оружие туда, где ему и надлежало находиться, и — хлоп! — загнала его в себя так глубоко, как только было возможно. Удар моего калибра был столь силен, что она буквально задохнулась и, испустив стон, замерла на какое-то мгновение. Потом она стала осторожно приподниматься и опускаться, растягивая стенки влагалища так, чтобы они соответствовали размерам члена. На это ушло не так уж много времени. Движения снова стали быстрыми и сильными, стоны боли перешли в стоны наслаждения, а затем в крики: — О! Какой ты сильный! Как хорошо с тобой! Мне никогда раньше не было так хорошо! О-о-о! А-а! Я едва удерживал ее круп на своих коленях, но, конвульсивно схватив мои запястья, она решительно вела в танце. Она взвивалась и опускалась на мои бедра, грозя раздавить ударами ягодиц мои яички, буквально втирая их в мои же собственные жесткие волосы. Из горла ее вырывались страстные слова: — О! Какой замечательный член! Не вынимай его, оставь там подольше! Напряги его еще сильнее! О! Как хорошо! Ты разрываешь меня на части! Еще! Еще! Я хочу еще! Я сейчас кончу!


Она делала всю работу, а воображала, что ее делаю я! Однако, я не стал развеивать ее иллюзии. Она была столь возбуждена, что мои волосы пропитались ее соком, можно было подумать, что она описалась на мне, так много излилось и�� нее этой влаги. Движения ее стали просто бешеными, это была уже настоящая тигрица. Наконец она исторгла низкий, животный вопль: — Все! Все! Теперь хватит! Я видел, что Марсия неотрывно смотрит на нас, несомненно, она находила, что мы трахаемся слишком долго. Глаза ее блестели от нетерпения и возбуждения от развернувшегося перед ней зрелища. Одной рукой Марсия сжимала и разжимала свои груди, другая была зажата в промежности. Было неразумно и дальше оставлять ее в таком состоянии. Это поняла и моя наездница: — Марсия, дорогая, иди к нам! Девушка приблизилась к нам, и брюнетка отпустила мои руки. Должно быть, у них был какой-то свой язык знаков, потому что блондинка, словно повинуясь незримому для меня сигналу, сразу опустилась перед нами на колени, так что ее голова очутилась между нашими разверстыми бедрами. Я не мог видеть, что она делает, но полагаю, что занялась ювелирной работой языком, лаская им клитор, потому что моя возлюбленная брюнетка впала в состояние настоящей истерики. Моей мошонке тоже выпало несколько ласковых прикосновений. Эти девушки, действительно, обе были что-то особенное, они показывали достоинства классного образования. Брюнетка теперь уже являла бьющееся в лихорадке тело, вращающееся на оси моего члена и испускающее вопли наслаждения. Флоп! Флоп! Я видел капельки пота, скатывавшиеся по ее спине. Зеркало отражало эту картину спереди: напрягшийся живот, трепещущие груди, искаженное прелестное лицо. Когда напряжение достигло апогея, ее бедра сжались, влагалище стиснуло до боли член, ногти впились в мои запястья. Крик взвился до предельной ноты: — А-а-а-а! Я кончаю, кончаю, кончаю! Она не смогла справиться со спазмом, содрогнувшим ее тело, словно электрический ток. Я тоже уже не мог удерживать контроль над собой, наслаждение сильнейшим разрядом взорвалось в моих чреслах, и я выбросил мощную струю в ее лоно… Это было действительно здорово. Она привела меня к финишу с подлинным артистизмом. Мы лежали рядом, приходя в себя и восстанавливая дыхание. Я зашевелился первым: — Слушай, я вовсе не хочу беспокоить тебя, ты знаешь, как хорошо я кончил. Если ты хочешь так оставаться — никаких проблем… Тогда она извлекла предмет моей гордости и радости из своей сокровищницы и глубоко вздохнула: — Жаль… Было так хорошо… — Не расстраивайся, ты можешь пользоваться им столько, сколько захочешь, но теперь очередь Марсии. Блондинку не пришлось приглашать дважды. Не успела ее подруга уйти в ванную, как она уже сидела на мне и гладила мою пушку. Она умела обращаться с оружием. Как и брюнетка, Марсия любила быть сверху, но, в отличие от нее, предпочитала позицию лицом к


лицу. Марсия закинула руки мне за шею и стала тереться своими маленькими грудками о мою мускулистую грудь так, что ее чувствительные соски сразу пришли в состояние эрекции. Мой член к этому моменту несколько ослаб, и Марсия стала одной рукой нежно стимулировать его, чтобы вернуть нужную твердость. Малыш-Джонни отреагировал благодарно — получив заряд энергии, он моментально снова превратился в могучего и жесткого дефлоратора девушек. Это с очевидностью обрадовало Марсию, видимо, опасавшуюся остаться голодной. — Вот видишь, я легко могу управиться с вами обеими. Знаешь, что китайцы говорят о чае: первая чашка не стоит, чтобы ее выпили, зато вторая нечто особенное. Что ты скажешь по этому поводу? — А-а-а! Поскольку Марсия явно не собиралась обсуждать эту притчу, я аккуратно разместил свой член между ее ляжек. Потом одной рукой развел волосы на киске, а другой крепко охватил ее ягодицы. Затем одним толчком коленей враз осадил ее на себя и тесно прижал к животу, ощущая яичками ее промежность. Несомненно, Марсия поняла: то, что проникло в глубину ее лона, отнюдь не соломинка для коктейля… Ляжки Марсии забились на моих бедрах, из горла вырвался хриплый стон. Удовольствия или боли? Возможны были оба варианта, потому что ее влагалище и вагина были слишком узким стойлом для моего жеребца. Эту девочку, похоже, еще не распахали, как следует. — Тебя беспокоят размеры моего члена? — Немного… — Вынуть? — Нет, нет! Только делай все чуть медленнее, а то ты все там разорвешь… Я не люблю причинять страдания женщинам, если в этом нет необходимости. Поэтому я немного отодвинул Марсию от себя и, плотно придерживая за бедра, стал очень медленно работать коленями вверх-вниз, словно укачивал маленького ребенка. Но даже теперь она держалась очень напряженно, боясь боли, но тут уж я не намерен был принимать новые жалобы. Мне нравилось трахать эту, действительно, очень узкую в лоне девушку, было чувство, словно натягивал на ладонь новую, еще не разношенную перчатку. Марсия была более сдержана, чем ее подруга, она не выкрикивала никакие слова, только прерывисто дышала. Глаза все время держала закрытыми. Я продолжал трахать ее своим методом «кресла-качалки», осторожно, девушка постепенно стала успокаиваться. — Тебя никогда не трахали таким большим членом, да? Потерпи немного, и ты научишься им пользоваться… Чувствуешь, как он заполняет всю твою щель? Сейчас вернется твоя подружка, она поможет тебе кончить… Тут распахнулась дверь ванной, и вошла моя сказочная волшебница, напудренная и надушенная, свежая, как роза. Я подмигнул ей, она все поняла без дополнительных пояснений. Наша умница прижалась грудями к спине Марсии, высунув язык, стала лизать ее шею и уши, одновременно лаская руками груди, потом живот, затем ее умелые пальцы разобрали волосы на лобке и нащупали маленькую розовую пуговку… Она хорошо знала свое дело, потому что Марсия тут же прижалась к моей груди, ее вагинальный проход расширился, и


мой член смог двигаться в ней гораздо свободнее. Теперь девушка получала уже настоящее удовольствие, она стала сладко постанывать. Я ускорил ритм движений, и Марсия принимала их все лучше и лучше. И вот уже она разразилась долгим, хриплым криком: — А-а-а! Любовный сок девушки окропил мои колени. Она кончила по-настоящему, не знаю только, благодаря ли моему инструменту или пальцам брюнетки. Но это произошло, Марсия кончила. Похоже, в этих делах у нее не было большой практики, и кончала она не часто. Чтобы сделать девушкам приятное, после нашего изумительного трахания я объявил, что они в любви равны… Хотя, честно признаюсь, если бы у меня было немного лишнего времени, я бы еще раз трахнул брюнетку. Право же, она того стоила… Мы расстались лучшими друзьями в мире, пообещав друг другу вскоре встретиться опять. Я непременно напомню им об этом как-нибудь в дождливый день…


Глава 4 В то утро лишь только я вошел в «Эль-Тропико», меня окликнула моя знакомая за стойкой: — Мистер Рид, вам звонила дама. Она не назвала свое имя, но я сделала так, как вы велели и просила перезвонить в десять часов. Что ей сказать? — Скажи так: тот же отель, тот же номер, я буду там в четыре часа. Запомнила? — Все передам в лучшем виде. У нее приятный голос, должно быть, она очень хорошенькая. Женщина глядела на меня с нескрываемым любопытством. Она уже давно делала пасы в мою сторону, и если бы была лет на десять моложе, я бы выдал ей то, чего она так хотела. — Свяжусь с тобой позднее… В три часа дня я позвонил в «Эль-Тропико». — Ну, как? — Она звонила, я передала ваше сообщение, и она повесила трубку, ничего не сказав. Она будет там вовремя! Так всегда бывает. Когда девушка хочет получить свой овес, ничто на свете не может ее остановить. Нет, это вы, женщины, ведете нас, мужчин, в счастливом танце… Мне надо было убить час времени, и я решил, что лучше всего, если я вздремну в отеле. Я снял свой любимый номер, тринадцатый. Отель был не так уж плох для этого района. Конечно, мой дом много лучше, но если бы я привел Фрэнсис туда, Мэри вьшрыгнула прямо сквозь крышу. Я снял пальто, расслабился и прилег покемарить. Какая забавная штука жизнь. Я закрыл глаза, и все замелькало передо мной, словно в кино. Я видел себя молодым пареньком с сопливым носом в Бристоле на площадке для игр. Мой отец был почтальоном, а мать работала на дому у разных людей. Заветной мечтой моего отца было увидеть меня на службе в главной почтовой конторе Бристоля. Я не очень этому противился, но на уроки в начальной школе ходил лишь время от времени. Отец из-за этого страшно злился, но я не обращал на него внимания. Потом я обнаружил, что на свете существуют более интересные и выгодные занятия, чем работа на почте, что, в конце концов заставило меня навострить лыжи. Мне было восемнадцать, я был интеллигентнее других, потому что закончил школу, посему и решил отправиться в Лондон, чтобы получить там какое-нибудь образование. Когда я вышел с Паддингтонского вокзала, моей единственной реакцией было — послать все к черту. Грязный серый город напугал меня… Если это то, что называют великим городом, мне тоже можно сказать кое-что… На следующий день после прибытия я испытал самое большое изумление в своей жизни. Вы должны это услышать, если хотите мне поверить. Утром я вышел из своей комнаты, чтобы позавтракать внизу в «Лионе». И на лестничной площадке врезался в белую девушку. Что-то заставило меня заглянуть к квартирохозяину и спросить его: — Я думал, что здесь, кроме меня, живут только африканцы. Ра��ве не так?


— Да, я сдаю им комнаты. — Что же, в таком случае, здесь делает белая девушка? — А! Должно быть, вы имеете в виду Дороти. Она принадлежит парню, который живет в соседней с вами комнате. Почти все эти ребята имеют белых подружек, которые приходят сюда, чтобы проявить свою привязанность. Так уж здесь повелось. Меня это потрясло. В Бристоле я не видел ничего подобного. Когда я спустился в «Лион», то увидел все воочию: очаровательные куколки, сливки округи, сидели за столиками рядом с цветными мужчинами. Местные ребята, видимо, вполне смирились с тем, что лучших девочек уводили у них из-под самого носа, и радовались хоть тому, что им осталось. Здесь, похоже, авторитет негров был на высоте, а белых мужчин — скатился далеко вниз. Девушки это чувствовали, они не были глупышками и делали свои выводы. Кроме того, они обладали вагинальным инстинктом. Единственной проблемой были дети, которые с невероятной готовностью появлялись на свет от слияния чресел совершенных физически экземпляров. На той же самой неделе я одержал свою первую победу. Весьма искушенная женщина буквально умыкнула меня и перевезла на свою квартиру в Кенсингтоне. Бог ты мой! Что это была за женщина! Мы трахались каждый день и каждую ночь на кровати, в кресле, на ковре, стоя… В конце концов я понял, что загнусь, если не окажу хоть чуточку сопротивления. Так я и сделал однажды. Результат был поразительным. Она вышла, чтобы «припудрить нос», а когда вернулась, вручила мне купюру в десять фунтов. То был для меня момент истины: нет никакого смысла грызть науки, если я могу легко заработать на жизнь своими социальными талантами. Приятель познакомил меня со студенткой юридического, которая, похоже, втюрилась в меня. Не могу похвастаться, что это я подтолкнул ее на путь особых сексуальных наслаждений, хотя относительно меня она нисколько не заблуждалась. Именно она была тем человеком, который завершил мое образование. Мы были вместе уже две недели. И вот однажды мы лежали в постели, приходя в себя от усердной игры в «папу и маму». — Мартин, я бы хотела выкурить сигарету. Некоторое время она развлекалась тем, что пускала кольца дыма в потолок. Потом сказала: — Я хотела бы предложить тебе кое-что… — Слушаю. — Ты не находишь, что любовь вдвоем может стать очень уж монотонным занятием? — Допускаю, но это очень приятная монотонность. Впрочем, я человек широких взглядов. Если Тебе хочется какого-то разнообразия, то у меня есть друг, который будет счастлив помочь тебе. — Нет, дорогой. Она приподнялась на локтях и легла на меня сверху, одна грудь точно над моим ртом. — Нет, Мартин. Как мужчины мне вполне достаточно тебя, никто другой мне не нужен. Чего я хочу, так это еще одну женщину, в этом есть что-то особенное. — Ты уже пробовала? — Да…


— Ладно, больше вопросов не имею. Кроме одного: у тебя есть кто-нибудь на примете? — Да, студентка-филолог… Я ее пожираю каждый день глазами. Очень хорошенькая блондинка с голубыми глазами, тебе понравится. — Она готова к этому? — Ну, я ее еще не испытывала, но почему-то уверена, что она дойдет нам навстречу. Во всяком случае, она мне нравится, и я попытаюсь завлечь ее к нам. — Ты ее уже пригласила? — Нет еще. Она немного наивна, возможно, даже еще девственница. — В таком случае, тебе не повезло. При всей своей наивности она не пойдет на такую вечеринку, ты просто спятила. — Сразу видно, что ты знаешь женщин недостаточно хорошо. Их любопытство не имеет пределов. — Ладно, сдаюсь и полагаюсь на тебя. В этот момент она стала развлекаться моим колуном и клевать его, словно курица, нашедшая червяка. Курица делала свое дело так хорошо, что колун, не теряя времени, превратился в добрый, сильный, твердый член, который она обсосала и облизала со всех сторон. Идея хорошенькой блондинки, присоединившейся к нам, уже запала в мою голову, я представил, что это она сейчас заводит меня, и так зримо, что моя девушка вскорости получила в рот весь мой заряд. Она проглотила его, словно воду. О, дорогой, как ты любишь меня! Если бы она знала, что в этот момент я думал о ее приятельнице, то, наверное, подавилась бы.


Глава 5 Я встретил ее снова в «Лионе». — Ну, как? — Все в порядке, вот-вот она будет здесь. — Ты ей сказала, в чем дело? — Ты с ума сошел! Я представлю тебя как старого друга, который тут проездом, а у меня вроде бы день рождения, и мы устроим маленькую вечеринку. Ты придешь ко мне… Купи бутылку скотча и принеси несколько пластинок для атмосферы, в остальном положись на меня. Я преподнесу ее тебе готовенькую на серебряном поднесшее. — Держу пари на фунт, ничего не выйдет. — Заметано! А теперь иди и не возвращайся с пустыми руками. Через полчаса я вернулся. Моя Хелен болтала с блондинкой, о которой шла речь… Аппетитное кушанье с голубыми глазами, тип девушки из хорошей семьи. — Привет, Мартин! Как жизнь? Сюзан, позволь представить тебе моего доброго друга Мартина, у него есть потрясающие пластинки и всегда найдется для друзей бутылочка. — Раз познакомиться, Сюзан. — Спасибо, Мартин. — Ну, дети мои, сегодня у меня день рождения, и я прощаюсь с моими «тинами»( В английском языке числительные от 13 до 19 (включительно) заканчиваются на «teen» — «тин». Отсюда выражение «teenager», т.е. «возраст — тин» — от 13 до 19. Хелен хочет сказать, что ей исполняется двадцать лет). Это нужно отпраздновать. Приглашаю вас к себе. Покурим, выпьем, потанцуем, словом, немного развлечемся. Ты согласен, Мартин? — Не могу отказать старому другу. Надеюсь, у тебя найдутся три стакана? — Кажется, только три у меня и есть. А ты найдешь какую-нибудь влагу? — «Хэйг энд Хэйг»( Марка довольно дорогого шотландского виски.). — Великолепно! Тогда пошли… Хелен жила вблизи вокзала Виктории, на последнем этаже большого старого дома, в маленькой квартирке, которую сама же декорировала. С девушкой на каждой руке я бодро поднимался по лестнице, словно собираясь в охотничью экспедицию. Наше маленькое торжество началось без проволочек. Девушки, похоже, в смысле выпить имели изрядную практику, судя по тому, с какой скоростью понижался уровень виски в бутылке. Я выложил несколько пластинок — их предстояло крутить на проигрывателе несколько часов кряду. Танцевал по очереди с обеими, приберегая танго и другие медленные танцы для Сюзан. С каждым разом она расслаблялась все больше и больше. Это уловила и Хелен. В какой-то момент она бросила мне с дразнящим коротким смешком: — Отдохни, Мартин… А я потанцую с Сюзан. Ладно, Сю? — Конечно… — Я покажу вам, что не только мужчина может хорошо вести в танго. Мне было забавно наблюдать за ее работой. Хелен, действительно, вела хорошо. Одной рукой она прижимала Сюзан к себе, причем, руку держала очень низко, фактически, на ягодицах, выделывая па ногами, прижималась к телу партнерши намного плотнее, нежели это дозволялось правилами хорошего тона. Блондинку, похоже, это нисколько не


шокировало, должно быть, благодаря выпитому виски. Впрочем, мы все уже изрядно разгорячились. — Ребята, здесь так жарко, — сказала Хелен, — Мартин, почему бы тебе не снять пиджак. Я тоже намерена устроить маленький стрип. Но не волнуйтесь, лифчик и трусики я оставлю. Чулки тоже. Сю, ты не возражаешь? — Нисколько! — Тогда будем, как дома! Сказано — сделано, а вскоре в комнате стало, действительно, жарко. И Хелен сделала следующий ход: — Сю! Ты, должно быть, умираешь в своем костюме. Сними жакет! — Я бы давно сняла, но на мне нет рубашки, костюм надет прямо на тело. — Но лифчик-то на тебе есть? — Есть. — В таком случае твоя честь не пострадает. Снимай! Сюзан немного поломалась для приличия, но жакет сняла. Смотрелась она очень-очень. Прелестно округленные плечи, тонкая талия. А если ее лифчик не слишком вводил в заблуждение, то под ним скрывалось кое-что более чем приемлемое. Хелен пригласила ее еще на одно танго. На этот раз она действовала смелее: поглаживала плечи партнерши, подсовывала пальцы под эластичный лифчик. Я не знаю, что при этом она нашептывала приятельнице на ухо, должно быть, что-то неприличное, потому что Сюзан зарделась, словно свекла, но при этом вовсе не казалась оскорбленной. Когда танго закончилось, я вручил им стаканы с очередной порцией, они выпили ее одним глотком. — Мартин, — заявила Хелен, — ты достаточно прохлаждался, потанцуй со мной, а Сю пусть немного отдохнет. Сю, я передам его тебе через несколько минут. Мы обнялись, и она зашептала мне на ухо: — Все идет как по маслу, Сю уже заводится, давай покажем ей кусочек стиля… Поддай мне, как следует. И мы закатили самбу, очень далекую от ортодоксального танца под этим названием. Наши па никогда не были завизированы его изобретателем. В результате мои брюки взбугрились в положенном месте. Делая вид, что не замечаем присутствия Сю, мы чувствовали, что она не упускает ни одного момента развернувшегося перед ней зрелища. Закончили мы танец долгим и откровенным поцелуем. — Теперь твоя очередь, Сю, — крикнула Хелен, — он танцует самбу просто обалденно! Не повезло… На следующей пластинке оказалось танго, но все же, я выдал, как говорится, ей сполна за ее деньги. Я все время заводил ногу между ее бедер и заставлял непрерывно ощущать прикосновение моего члена. Как благовоспитанная девочка, она вспыхнула… Я не стал настаивать на дальнейшем. Хелен действовала достаточно хорошо» чтобы я делал за нее ее работу. — Передышка, ребята! Как насчет выпить? Хелен наполнила стаканы. В бутылке уже оставалось чуть-чуть. — Ну, по-русски, до дна! Если Сюзан не дозреет за несколько минут, то я уж не знаю, что и делать. Но Хелен знала…


— Ты не находишь, Сюзан, что стало слишком уж жарко? С этими словами она сорвала с себя всю верхнюю одежду, оставив лишь тот минимум, что допустил бы и Лорд-Канцлер. Господи, ну и лакомый же кусочек она была! Если бы я уже не видел Хелен в таком виде раньше, я бы расстелил ее тут же и немедленно. — Сю! Да сними же ты свою юбку, она тебе только мешает! — Нет, спасибо. Мне хорошо… — Не будь глупышкой! Тебя никто не укусит! Дай взглянуть на твои ноги, они у тебя великолепны. Разве не так? Если бы ты понимала, как они хороши. Мартин, поставь что-нибудь медленное, я хочу танцевать с Сю… Было слишком много света, и Хелен выключила люстру и включила лампу у постели. Мягкая музыка, мягкий свет, все, что нужно для успеха. — Пошли, Сю. Сюзан немного колебалась, она уловила изменение атмосферы, и это беспокоило ее. Хелен взяла ее руку так нежно, как раньше я не видел. Коварство ее ласковых прикосновений уже не маскировалось. Тем не менее, Сюзан все же утратила бдительность. Пластинка кончилась, но, понимая, что ход обольщения нельзя прерывать ни на момент, я снова поставил иглу адаптера на начало. Хелен играла в забавную игру: она прижала губы к уху Сюзан и нашептывала что-то, одновременно медленно расстегивая молнию на ее юбке. То была мастерская игра! Сюзан так и не почувствовала, что происходит, пока не поняла, что мы уже обозреваем ее попку сквозь прозрачные трусики. Она попыталась поднять юбку с пола, но Хелен отшвырнула ее ногой в сторону. Я тоже не мешкал и мгновенно запрятал юбку подальше. Две девушки медленно двигались в такт мелодии, звучащей уже третий раз подряд. Глаза их блестели. Как оказалось, Хелен и я были уже способны понимать друг друга телепатически. Я заметил ее безмолвный знак, подошел поближе и, приняв самый невинный вид, расстегнул лифчик на ее спине. Именно этого Хелен и хотела. В свою очередь она опытной рукой расстегнула лифчик Сюзан. Весь маневр был осуществлен нами просто с восхитительной легкостью. Чуть поведя плечами, Хелен сбросила бретельки, одновременно она проделала это с лифчиком Сюзан, да так, что та ничего не заметила. Я осознал, что «Хейг энд Хейг» имел к этому прямое отношение. Внезапно Хелен резко отстранилась от Сюзан, и в тот же миг оба лифчика одновременно упали на пол. Хоп! В следующую секунду Хелен уже груди в груди тесно прижалась к партнерше. Превосходная работа! Растерянная Сюзан утратила контроль за ситуацией. Захваченная ходом событий, она не думала, что ей может грозить какая-то опасность. К тому же, все было так приятно! А Хелен уже терлась не только грудями о груди, но и животом о живот. У меня пересохло во рту… Под финальные такты Хелен подсунула сзади ладонь под эластичный пояс трусиков и откровенно ласкала полушария зада Сюзан. Музыка умолкла, очарование прервалось. Девушки с усилием оторвались друг от друга. Хелен села на диван. — Хочешь сигарету, Сю? Подойди сюда, сядь рядом… Да оставь в покое свой лифчик.


Когда обладаешь такой грудью, как у тебя, ты не имеешь права ее прятать. Правда, Мартин? — Да, я бы издал такой закон. — Еще раз повторяю, оставь свой лифчик в покое. Дай его сюда… И сиди спокойно. Мартин, у нас еще осталась какая-нибудь отрава? — Хотелось бы, но… — Пойди и поищи в кухонном шкафчике. Там должно быть что-то спиртное. Высматривай бутылку бренди. Надеюсь, там найдется глоток для меня и глоток для Сю… Сю, крошка, ты мне очень нравишься, и я докажу тебе это… Хелен завалила Сюзан на диван, лаская без стеснений. Девушка изворачивалась, как мне показалось, лишь из-за моего присутствия. Хелен это тоже уловила: — Тебя что, Мартин беспокоит? Не обращай на него внимания, Мартин человек широких взглядов и настоящий Друг. Он мне тоже нравится… — Ты станцуешь со мной танго, Хелен? — Только после того, как допью свою каплю. Я приволок из кухни остатки бренди, мы их допили, после чего Хелен соизволила потанцевать со мной. К концу танца она скомандовала подруге: — Сю, повтори это танго, просто переставь иголку на начало, мы скажем тебе, когда хватит. Если соскучишься, развлекайся, глядя на нас. Шепотом она дала инструкции и мне: — А теперь, дорогой, давай… Начинай работать надо мной как мужчина, а я буду играть в романтику. Если после этого она не захочет, клянусь тебе прожить без траханья целых три дня… Мы кружили по полу под звуки музыки. — А теперь спусти с меня трусики, но оставь пояс и чулки, это ее сильнее возбудит… Я сделал, как она сказала, и оборчатые трусики упали на пол, словно сорванный цветок. — О! Что это! Слабый протест исходил от Сюзан. — Не переживай, дорогая, — отозвалась Хелен, — я покажу ему, как быть дерзким, и сделаю с ним то же самое… Она расстегнула ремень моих брюк. — Это научит тебя, как снимать с меня белье… Брюки упали на пол. — Видишь, Сю, я не собираюсь оставлять его поведение без последствий. Он научится уважать меня… С нарочито зверским выражением лица она попыталась сорвать с меня трусы, и в конце концов это ей удалось. Моя волшебная палочка, которая так долго находилась в угнетенном состоянии, выскочила наружу, словно чертик из коробочки. Казалось, все это должно было сильнейшим образом шокировать Сюзан, но она, окаменев, не спускала с нас широко раскрытых глаз. — Сю, дорогая, музыку! Снова зазвучали чарующие звуки, и мы закружили по комнате, тесно прижимаясь друг к другу и выделывая ногами немыслимые па, при этом моя маленькая третья нога тыкалась носом то в живот Хелен, то в бедро. — Ну, давай, дорогой! Хелен приостановилась, взяла в руку мой член, оттянула на нем кожицу, обнажив головку, и, расставив ноги, направила к себе в промежность. — Входи в меня, о-о-ох! Долгий стон вырвался из ее рта.


— Сю! Сю! Смотри на нас! Если бы ты знала, как это прекрacно! О-о-о! Если б ты только знала! От остроты ощущений Хелен впала в экстаз, зажмурив глаза, туго сжав, кулачки, она беспрерывно выкрикивала: — О! Сю, дорогая! Потерпи немного, и я отдам его тебе! Мартин, поддай еще, еще, еще! О-о-о! А теперь хватит, оставь что-нибудь для Сюзан! Продолжая танцевать, я извлек свой могучий инструмент из места, где ему было так вольготно. — Теперь твоя очередь, Сюзан! Попробуй это с Мартином! Я не ревнива. Нет? Но почему? Шепни мне на ухо… Не может быть! Мартин, уходи! Тебе здесь нечего делать — она еще девушка! Да-да, старина, именно так… Я тоже сказал несколько слов: — Поздравляю, Сюзан, сегодня вокруг нас не так уж много девственниц. Хелен, разумеется, не собиралась сдаваться. У нее все было рассчитано, поскольку о девичестве подруги она догадывалась с самого начала: — Сюзан, дорогая, я хочу кое-что сделать для тебя, о чем ты никогда не пожалеешь… Иди сюда… Знаешь, женщины могут делать некоторые вещи, и очень хорошо… Да не бойся! Просто ляг на спину… Вот так. И не сжимай бедра, ты раздавишь мне голову… Какая у тебя восхитительная маленькая попка, не напрягай ягодицы, расслабься… Хелен была настоящим экспертом, она склонила таки Сюзан к тому, чтобы та подставила свое влагалище под ее ищущий наслаждения язык. То было живописное зрелище: Сюзан, распростертая на спине с поднятыми и широко разведенными ногами, сжимающая руками свои груди и стонущая от неизведанных дотоле ощущений. И Хелен, удобно расположившаяся между ляжек девушки и бешено ласкающая острым языком ее влагалище и чувствительную пуговку клитора. Чтобы иметь хорошую опору, Хелен не легла на диван, а встала на колени, при этом ее розовые бедра оказались соблазнительно раздвинуты. Я воспринял это как открытый вызов. Правда, влагалище ее в этой позе было труднодоступно, зато хорошо обозревалось маленькое темное отверстие между ягодиц, игриво подмигивавшее мне при каждом шевелении сильного крупа. Я полагал, что это ей понравится… Дольше терпеть я все равно уже не мог. Я опустился на колени сзади Хелен, положил обе руки на бедра чуть ниже талии, направил головку члена и — марш, вперед! Хелен была согласна! И в знак согласия еще шире развела ноги, чтобы нам обоим было удобнее. Но сначала нужно было преодолеть маленькое препятствие. Я смочил слюной головку члена, затем узкий проход, затем снова приложил наконечник своего инструмента к центру мишени и надавил… Несколько осторожных усилий, и мой член до основания погрузился в ее попку. Не знаю, ощутила ли Хелен при этом какую-нибудь боль, но факт, что ей понравилось, очень может быть, что раньше она так не пробовала или не, допускала. Я трахал ее по-настоящему, сильными ударами бедер. Она бешено поддавала задом и все более интенсивно лизала и сосала влагалище и клитор Сюзан, которая буквально корчилась в экстазе на сбившейся простыне. Три стона вырвались одновременно из трех глоток… Мы кончили разом, и невозможно было определить, чей вопль был громче…


Хелен и я лежали расслабившись, но Сюзан вдруг захотела надеть свои трусики. Мы остановили ее. — Успокойся, Сю, — промурлыкала Хелен, — посмотри н�� нас. Разве мы уроды? Только им подобает застенчивость, а тебе стесняться нечего. Мартин, ты не находишь, что она прелестна? — Честно, Сюзан, ты прекрасна. Да вы обе сногсшибательны. Тут нет никаких проблем. Тебе понравилось то, что ты испытала с Хелен? Ответа не последовало. — Ну, иди сюда… Будь откровенна… Я слышал, как ты кричала. Значит, тебе было очень хорошо. Это, в конце концов, единственная настоящая вещь в жизни… А теперь давайте прикончим бутылку. Мы встали и пошли к столу, я обнял их за плечи и прижал друг к другу. Когда они оказались лицом к лицу, я взял их груди и приложил маленький розовый сосок к более крупному коричневому… Оба соска вмиг отвердели… Я подержал их так некоторое время, чтобы доставить всем удовольствие, потом отстранил Хелен от подруги. Ты выдала Сюзан слишком большую дозу удовольствия, оставь ее в покое на некоторое время и восстанови мои силы… Хелен была согласна. Она прильнула ко мне, словно пиявка, засунула язык мне в рот до самой гортани, одновременно лаская шаловливыми пальчиками мою поникшую барабанную палочку и опустошенные яички. Особенно нежно Хелен обрабатывала головку, попеременно обнажая ее и вновь укрывая крайней плотью. Умелым рукам Хелен не потребовалось много времени чтобы вдохнуть в мой инструмент первые признаки жизни. Но эта девушка относилась к своему делу серьезно: достигнув определенных результатов, она опустилась на колени и взяла мой член в рот, чтобы добиться максимального эффекта и поставить последнюю точку. Оторвавшись на секунду от меня, она спросила: — Так хорошо, Мартин? — Ты, настоящая прелесть… Все это время я не спускал глаз с Сюзан: она не пропустила ни одного момента новой для нее операции. Несомненно, зрелище восполняло существенный пробел в ее образовании. Хелен думала точно так же: — Сю! Ты должна посмотреть на это поближе. Подойди, дорогая, прими участие, испытай себя, смотри, какой он гладкий! Теперь она уже массировала член по всей его длине ладонями, любуясь им, получая удовольствие от зримых результатов своих усилий. — Хочешь попробовать с Мартином? Он очень нежный и не причинит тебе боли… — Нет… — чуть слышно выдохнула Сюзан. — Ладно, тогда наблюдай за нами! Балансируя на каблуках, Хелен вернулась к постели, легла на спину и широко развела ноги, предложив мне свое влагалище. Я опустился над ней, наши тела сблизились. Хелен взяла в руки мой член и стала медленно водить по уже влажным половым губам. Зажмурив глаза, она постанывала от удовольствия, когда головка касалась клитора. Наконец прошептала: — Вводи его в меня, Мартин, вводи сильно! Один удар бедрами, и я уже в ней.


— О, дорогой! Как это хорошо! Сю, если бы ты только знала, как много теряешь! Хелен плотно прижимала меня к себе и была по-настоящему искренна, я мог об этом судить по тому, как пульсировало ее мокрое и горячее влагалище. — А-а-а! Мартин! Хелен вертелась подо мной, как угорь, подбрасывала над собой сильными толчками бедер и сокращениями мышц упругого живота. Краем глаза я наблюдал за Сюзан, ради которой; собственно, мы так старались. Девственница была целиком захвачена зрелищем. Потом я перестал смотреть на нее, потому что подступил кульминационный момент с Хелен. Сжимая ее ягодицы, я наносил мощные удары, при этом мой член почти выскакивал Из влагалища, но только почти, и тут же погружался вглубь. Именно так она любила. — Я хорошо трахаю тебя, дорогая? Ты ведь так любишь, правда? Я вгоняю в тебя до упора… Ты по-прежнему любишь мой большой член, да? Хелен только простонала: — Сю, Сю! Подойди, поцелуй меня! Сюзен подошла… Но вовсе не для того, чтобы выполнить просьбу подруги. Я слышал ее тяжелое, прерывистое дыхание за своей спиной, потом почувствовал, как ее руки гладят мои плечи. Неожиданно она набросилась на меня, как дикая кошка. Ее руки охватили уже мою талию, а низ живота прижался — и это было восхитительно — к моим ягодицам. Потом Сюзан широко раздвинула ляжки и прямо-таки присосалась к моему кобчику раскрывшимися губами влагалища… Я слышал ее тяжелые вздохи, ощущал, как она движется взад и вперед в одном ритме со мной, и волосы на ее лобке восхитительно щекотали мою спину. Вся ситуация вышла из-под контроля. Скрюченными пальцами я по-прежнему впивался в напрягшиеся ягодицы Хелен и как бешеный бил членом ее влагалище, казалось, объятое огнем. По щекам ее катились слезы наслаждения. В то же время я чувствовал, как руки Сюзан скользнули вниз по моему животу и зарылись в волосы на лобке, потом она стала ритмично сжимать мои яички и основание члена. От двойного воздействия на мои органы я взвился как ракета, мой член выскочил из влагалища Хелен и выбросил на ее живот и волосы лобка молочно-белую струю… Я хотел придержать Сюзан, но она уже соскочила с меня и отбежала в сторону. Между тем, Хелен раскрыла глаза, перешла с кровати на стол и села на его угол, раскинув в стороны ноги и выставив перед нашими похотливыми взорами еще не остывшее влагалище. — Сюзан, — сказала она, — теперь твоя очередь… Делай мне то, что я делала тебе… Сюзан послушно повиновалась и, надо признать, для начинающей любительницы она действовала совсем неплохо и пальцами, и языком. Зрелище это вновь пробудило во мне аппетит, и, глубоко вздохнув несколько раз, я уже был готов к следующему раунду схватки. Хелен правильно оценила мои Возрожденные возможности и, указав на обращенные в мою сторону полушария подруги, воскликнула: — Чего ты ждешь? Пользуйся моментом, а я помогу тебе… Меня не надо было приглашать дважды. Я опустился на пол сзади Сюзан, сунул руку в ее промежность и стал ласкать влагалище с еще несорванной пломбой. Сюзан задрожала, но не отдернулась. Хелен же активно делала свою работу — обеими руками она тискала груди Сюзан и щекотала


пришедшие в состояние эрекции розовые соски. Меж тем я осторожно раздвинул пальцем губы, подготавливая и лаская вход… Теперь можно, самое время. Я убрал палец и вставил в замок настоящий ключ. Потом крепко сжал ее бедра и — р-раз! — врубился во влагалище так сильно, как только мог. — Нет! Нет! Я не хочу… Поздно, дорогая, я уже вошел. Я стад вращать член в лоне, пока не почувствовал, что прорвал девственную плевру. Еще один хороший толчок, и член погрузился полностью. Сюзан вскрикнула от боли и попыталась выскользнуть из-под меня, но Хелен, сильно сжав ляжками голову девушки, не позволила ей освободиться. Войдя в азарт, она шлепнула меня рукой по плечу и закричала: — Ну, давай же! Трахай ее сильнее, заставь ее кончить, как меня заставил! Трахай же! Вот так, так, чтобы ей понравилось! Я не нуждался в каких-либо поощрениях… Стоны и всхлипы Сюзан постепенно затихали, потом наступил момент — я это почувствовал — когда она стала возбуждаться. Я продолжал ритмично качать ее, невзирая на то, что ягодицы девушки покрылись мазками яркой свежей крови. — Первоклассная работа, сэр! — услышал я ликующее поздравление со стороны Хелен, продолжавшей ласкать соски подруги. И тут изо рта Сюзан вырвался крик… Он прозвучал по-новому. Это был крик уже сладостного изумления. — А-а-а! Боль уступила место наслаждению. Хелен ликовала: — Вот видишь, дорогая, что такое любовь… Прекрасно, не правда ли? Вот что может дать его большой член… Раскройся, как только можешь, тебе не часто придется принимать член таких размеров… Давай, дорогая, давай… Можешь прихватить зубами мой клитор, если хочешь, я не возражаю… Ты видишь, как я хочу помочь тебе… Мартин, продолжай! Трахай, еще, еще, она уже идет к оргазму! И в самом деле, я сделал еще несколько ударов, как Сюзан вдруг задрожала, словно тополь на ветру, и испустила вопль, которым возвестила о полученном наслаждении всю округу… Потом был глубокий обморок. Мы подняли ее и перенесли на диван. — Ты большое животное, смотри, до какого состояния довел девушку, дубина! — выговаривала Хелен, заботливо обтирая с ягодиц и бедер Сюзан капли крови и смазывая лосьоном больные места. Наконец девушка открыла глаза, и Хелен поспешила успокоить ее: — Ничего серьезного, дорогая, тебе будет немного больно при ходьбе, но завтра все пройдет… А ты (это ко мне) не слушай, это только для женщин… Тебе понравилось, дорогая? Тебе было хорошо, не правда ли? Понимаешь, это то, на чем вращается мир, и вращается очень приятно. Как насчет того, чтобы попробовать еще раз? Он немного повредил тебя, потому что слишком хорошо вооружен… Но, в конце концов, ты найдешь в этом свои достоинства. Они лежали на диване, заключив друг друга в объятья, сомкнувшись животами, грудями, губами, только ноги их свешивались на пол. Потом Сюзан согнула свои в коленях и обхватила ими бедра Хелен. В результате глазам моим предстало чудное зрелище — два


полураскрытых влагалища… Этим я никак не мог пренебречь, если бы оставил без внимания, могли бы последовать какие-нибудь осложнения для моего здоровья. Тем более, что во влагалище Сюзан я ведь так ни разу сегодня и не кончил. Не мешая девушкам нежно целовать друг друга, я обнял их обеих и — совокупился с Хелен, которая вскрикнула от неожиданности. Я протаранил ее несколько раз, потом выдернул член и тут же погрузил его во влагалище Сюзан… Так я и трахал их поочередно, и это удовлетворяло обеих подруг. Когда же почувствовал, что сперма во мне начинает закипать, я вернулся к Хелен, чтобы остаться в ней до конца. — Я кончу на тебе, шлюха… Не вертись… Я вобью в тебя этот заряд… Держи его! Вот! Это все тебе! На этот раз я кончил совершенно роскошно. Сперма влетела в ее лоно в то самое мгновенье, когда и она достигла пика своего оргазма. Стоны нашего облегчения прозвучали одновременно. Теперь, когда обе девушки получили то, что им причиталось, я чувствовал себя совершенно истощенным. Единственная персона, которая не получила в тот день удовлетворения, был малый в соседней квартире, который из-за нашего шума не мог заснуть. Надеюсь, что это его подвигнуло трахнуть свою жену. Мы допили остатки бренди в бутылке, и я развез девушек по домам. Прощаясь, мы договорились вскоре встретиться снова.


Глава 6 Иногда приятно отдаться воспоминаниям. У меня было еще несколько приключений, подобных описанному, до того, как я был призван для отбытия воинской повинности. У меня не было никаких особых планов, и я выбрал Малайю. Меня определили в пехоту, и я надеялся посмотреть страну. В конце концов, все оказывается полезным в жизни. Меня научили метко стрелять и оказывать первую помощь. Неплохое образование. Пройдя курс первоначальной подготовки, я начал развивать свои природные способности. Я немного боксировал, и этого оказалось достаточным, чтобы стать чемпионом Дальнего Востока в тяжелом весе. Это сослужило мне хорошую службу, когда я вернулся домой и подцепил блондинку по имени Нэнси, которая обслуживала улицы невдалеке от Марбл-Арч (Марбл-Арч-Корнер — «Угол Мраморной Арки» — место слияния Эдвар-Роуд и Оксфорд-Стрит Здесь расположено множество магазинов, контор, а также кинотеатр «Одеон»). Несколько местных парней пытались прихватить ее, и мне пришлось привести их в порядок. Теперь мне достаточно было разок прошвырнуться по моему сектору, чтобы они испарились. Нэнси была работящей девушкой: ей потребовалось всего два месяца, чтобы мне набралось на машину. Потом в пару к ней я подцепил Марин, а вскоре довел комплект до трех, и жизнь стала просто отличной. Но были вещи, о которых следовало думать. Я обещал одной девушке в Бристоле, что женюсь на ней. Поэтому, как человек долга, я отправился туда. Мы поженились и обзавелись жильем в Лондоне. У нас родилось двое детей, и мне пора было обеспечить семье респектабельную жизнь. И Фрэнсис должна была мне в этом помочь… Стук в дверь положил конец моим медитациям. Я повернул ключ, и Фрэнсис, явно обуреваемая противоречивыми эмоциями, вошла в номер. — Привет, дорогая! Я обнял ее за талию, потом крепко поцеловал в губы. — Значит, ты, наконец, решилась! Не видел тебя целую неделю. Она закусила губу, потом, пересилив себя, сказала: — Я не хотела снова встречаться с тобой, но больше не могла.. Я не спала даже, только и думала об этом. Что ты сделал со мной тогда? — Лишил тебя невинности. Дорогая, только и всего. Тебе это понравилось, что естественно. Она схватила меня за ворот рубашки и ткнулась лицом в грудь. Я еле расслышал ее шепот: — Мне стыдно за себя… — Не стоит переживать. Все было нормально. Чем больше ты будешь этим заниматься, тем больше тебе это будет нравиться… Изрекая эти мудрые слова, я не терял времени даром и снимал с нее один предмет туалета за другим. Когда она осталась в одних прозрачных трусиках, я смог, наконец, разглядеть ее как следует. — В прошлый раз я тебя толком и не видел… Стой спокойно, чтобы мои глаза могли нарадоваться…


Не знаю, может быть, потому, что я ждал так долго, но она мне показалась даже лучше сложенной, чем в тот первый день. Чертовски хорошенькая, Фрэнсис закружилась на месте, и от одного вида ее мелькающих ягодиц мой член поднялся и отвердел. Я никогда не видел такой совершенной попки, сочетающей свежесть юности с возбуждающей полнотой. Если я не возьму себя в руки, то трахну ее немедленно. Ноги тоже были великолепны: стройные и мускулистые в голенях, с длинными бедрами, настоящие ноги танцовщицы. Груди небольшие, но твердые и восхитительной формы. Не в состоянии больше сдерживать себя, я сгреб ее в охапку и перенес на кровать. На сей раз сопротивления не было. Фрэнсис сама сорвала с себя остатки одежды, и я видел, как взлетели и опустились бабочкой на пол ее черные штанишки. Я лег между ее ног, раздвинул бедра и приник губами к ее половым губам. Потом высунул язык и обследовал им всю доступную ему территорию. Я лизал и сосал губы, вход во влагалище, клитор, все… Она уже стонала: — О! Мартин! Еще! Еще! Я приподнял ее за ягодицы и проник языком в крохотное отверстие, которое также намеревался атаковать. — О, Мартин! Что ты делаешь? Я продолжал его вылизывать еще некоторое время, потом снова вернулся к хорошо раскрывшемуся влагалищу, это заставило ее громко застонать от наслаждения… Потом я поднялся на локтях и стал ласкать соски ее маленьких, но хорошо развитых грудей, затем целовать ее шею, губы… Потом я возлег на ее ставшие каменно — твердыми грудки, она за плечи крепко прижала меня к себе. Глаза Фрэнсис были полузакрыты, губы дрожали от возбуждения. Так мы лежали, должно быть, с полминуты. Затем я осторожно высвободился из ее объятий, встал на колени, раздвинул ляжки и ввел член в жаркое влагалище. Оно было еще очень узким, Фрэнсис не смогла удержаться от стона, но тут же мужественно шепнула, чтобы я продолжал. Я продолжал… Мой член двигался в ее лоне медленно и ритмично, взад и вперед, раз за разом растягивая стенки вагины. Фрэнсис закрыла глаза, дыхание ее стало учащаться, и вот уже с каждым толчком моих чресел с губ ее начали срываться стоны наслаждения. — О! О! О! Ее голова металась по подушке из стороны в сторону, ладони стискивали и мяли груди, живот пульсировал, словно жил своей собственной жизнью. Мы бились друг о друга и одновременно шли к оргазму. Наши любовные стоны звучали все громче и громче. — О, Мартин! Это прекрасно! Еще, еще! Фрэнсис выкрикивала бессвязные фразы, какие-то бессмысленные слова: — О-о! А-а-а! Да! Еще! Снова! Мама! Я приостановился на мгновенье, не вынимая, однако, твердый как дерево член из все еще узкого, упругого, как резина, отверстия. Лицо Фрэнсис искажала гримаса боли, казалось, она задыхается, столь сильными были ее ощущения. Я не хотел, чтобы она сейчас пришла в себя, и поэтому снова яростно вонзился в нее. — О-о! Песня зазвучала вновь. Теперь я делал свою работу ровными, сильными толчками в


одном ритме, крепко держа ее за бедра, Через считанные секунды она напряглась до предела и взорвалась с диким вскриком: — А-а-а! Да, эта девочка родилась со способностью кончать быстро. Я бы еще с удовольствием продолжил греблю, но пока с нее было достаточно. Она и сама поняла, что необходима передышка: — Все… Пожалуйста… Больше не надо… Я вежливо вышел из нее. Мы лежали рядом, не шевелясь, ее голова покоилась на моей груди, подрагивающая грудь — в моей ладони. Я чувствовал, как часто бьется ее сердце — единственный признак, что Фрэнсис еще жива. Потом ее веки дрогнули, она немного подтянулась и поцеловала меня робким поцелуем застенчивой девочки. Я перевернул ее снова на спину и посмотрел в глаза: — Это ведь хорошо, не так ли? — Ты выиграл… Было хорошо, много лучше, чем в первый раз. Мне всегда будет так хорошо? — Это зависит от многого… Иногда бывает лучше, иногда хуже. Если бы всегда было одинаково, то быстро бы надоело. И тебе еще предстоит многому научиться. Многому? Это замечательно! И обещаю, что буду старательной ученицей! Мой твердый член был еще достаточно силен, чтобы овладеть крепостью, но я не спешил, ее нужно было к этому подготовить. Влагалище Фрэнсис должно было прийти в рабочее состояние. Обычно я этим не очень любил заниматься. Все, что я читал по этому поводу, вызывало у меня только улыбку: все эти книжки с идиотскими названиями, вроде «Сладостная долина» или «Таинственный цветок». Полное дерьмо. Я знал свою линию в этом мире. Я многое исследовал по любовной части и не встретил ничего похожего, никаких таинственных цветков или иного подобного дерьма. Мне достаточно было взглянуть на эту прелестную атласную попку, такую свежую и розовую, чтобы поверить словам поэта: «Такое встречается редко, но оно существует». Проснувшийся вновь интерес требовал реализации. Я перевернул Фрэнсис на живот и стал медленно и нежно ласкать ее зад. Он походил на большой зрелый персик, и мне приходилось сдерживать себя, чтобы не впиться в него зубами. Осторожно я развел ее ягодицы. Конечно, там не было ничего таинственного. Но, разумеется, было нечто, похожее на цветок. Маленький темный цветок. Такой чистенький и свежий, что невольно забылось, для чего он предназначался. Я приблизил к нему свои губы и высунул язык… В этом месте Фрэнсис тоже была надушена. Тот же самый мятный аромат. Я начал лизать, и ей это понравилось, она так и сказала. Я должен был собрать всю свою железную волю, чтобы немедленно не задвинуть туда свой член. Это еще успеется, а сегодня эдак можно ее лишь напугать. Все это возбудило меня настолько, что Малыш-Джонни безоговорочно потребовал удовлетворения его законных прав. Пришлось снова перевернуть ее на спину и вложить мое оружие в щель под золотистым кустиком. Неско��ько осторожных ласк с моим обычным милосердием и — хлоп! — я уже в ней. На этот раз я заботился уже о себе, я достаточно потрудился на Фрэнсис, а МалышДжонни тоже заслужил праздник.


Боже, до чего ж хорошо! Я слышал ее стоны и не знал, как долго смогу сдерживать себя, оргазм подступал, я чувствовал его приближение. А-а-а! — теперь мой черед испустить любовный сок: Девка! Ты довела меня до этого, теперь получи! Я вцепился в ее ягодицы и кончил как бык одним мощным ударом. Фрэнсис была удивлена, когда я остановился… Ведь все шло так хорошо. Она еще ничего не понимала… Я принадлежу к парням хорошего сорта и потому не собирался оставлять ее в подвешенном состоянии. Такого рода акцию вежливости я совершал не впервые, хотя и без восторга — эти губы и влагалище, полное спермы… Но сегодня мне этого хотелось. Губы у нее такие вкусные и душистые, а сама она юная и свежая… Я коснулся языком ее клитора, и она снова взвилась с громким криком. Потом я целовал всю ее влажную и широко раскрытую киску, я входил в нее языком, лизал и сосал… Она уже не могла сдерживать себя, и тогда я стиснул ее клитор губами и прижал сверху языком. Я слышал, как она вначале задохнулась, а потом тело ее забилось на кровати… Раздался протяжный стон. Она кончила. На сегодня было довольно.


Глава 7 Теперь Фрэнсис уже сама звонила мне каждый день. Она полностью утратила контроль над своим поведением, Я таки разжег костер в ее лоне. Мне было чем гордиться: это меня она хотела, мой член и ничей другой. Должен признаться, мне это льстило. Я должен был действовать очень осторожно, чтобы держать девочку в своих руках как следует, в повиновении и послушании. Она должна была чувствовать, что я — ее хозяин. Я дал поручение женщине в «Эль-Тропико»; чтобы в следующий раз она сказала Фрэнсис, что я очень занят и чтобы она теперь позвонила через три дня. Потом у нас была встреча, на которой я отказал ей во всем. Сука в период течки показалась бы более скромной, чем она… Я хотел заставить Фрэнсис ждать еще некоторое время, но тут у меня наметились коекакие дела, и я велел ей прийти завтра. Теперь, когда началась настоящая дрессировка, я не намеревался рисковать своей шкурой. Она должна была заплатить за получаемое наслаждение. Я еще не знал, чем, но собирался уделить этой проблеме все свое внимание. В любом случае следовало показать Фрэнсис, что бесплатно ничего не дается. У меня не было и мысли пустить ее на панель. Я знал одного малого, который заставил так на себя работать графиню. Но подобное случается раз в миллион лет. Я размышлял над другим вариантом: как много я смогу вытряхнуть из папочки… Возможно, она даже обручена. Это будет уже кое-что, если вылезет наружу, что девочка уже повидала виды. …Фрэнсис выглядела изумительно свеженькой в легком платьице, позволявшем вполне реально видеть ее контуры. Да, такая могла бы с легкостью закадрить кого угодно. Прямо с порога она кинулась мне на шею, — Дорогой, четыре дня без тебя показались мне целой вечностью! Заставь же меня побыстрее забыть об этом… — Согласен! У меня как раз случайно есть кое-что, требующее места для парковки! Она задрожала от страсти и разделась в три момента. Фрэнсис не заботилась о своей одежде: платье, чулки, нижнее белье полетели через всю комнату. Она была готова куда раньше меня и теперь ждала, сидя на кровати, отведя руки назад, так что максимально выдвинулись вперед ее эффектные груди. Сегодня я намеревался показать девушке нечто для нее новенькое — способ в кресле. Я сел рядом с ней и привлек к себе. — Слушай меня… Сядь ко мне на колени, словно ты моя внучка. Я хочу сделать коечто, чего ты еще не знаешь. Фрэнсис послушно опустилась теплой попкой мне на колени, лицом к лицу, и положила руки на плечи. Ее ляжки раздвинулись, и влагалище было готово принять мою атаку. Я обнял ее за ягодицы и привлек к себе. Она доверчиво спросила: — Это будет хорошо? — Подожди, и ты сама увидишь. Я придвинул ее ягодицы так, чтобы мой член мог бы легко раздвинуть губы влагалища. Она зажмурила глаза в предвкушении новых ощущений. Своими бедрами я еще чуть развел ей ляжки, рукой подправил напрягшийся член и внезапно насадил ее на себя, словно на кол. И тут же раздался восторженный крик: — О! Как хорошо! Мне нравится! Сделай так еще! Я повторил этот прием добрую


дюжину раз и повторил хорошо. Я насаживал ее на член так плотно, что волосы на наших лобках переплелись. Нужный эффект был достигнут. Фрэнсис тут же сомкнула руки вокруг моей шеи и стала бешено действовать животом и бедрами: вверх-вниз, вверх-вниз. Она отдавалась так самозабвенно, что мне следовало проследить за тем, как бы кобылица не выскочила из упряжки. Чтобы не слететь с меня, она впилась в мою кожу ногтями, губы ее покрылись пеной, волосы бились по моему лицу, вся она походила на молодую ведьму, стонущую на помеле. — У тебя изумительный член, дорогой… Я чувствую, как он достает меня всю и везде! О! У Фрэнсис явно развивался вкус, и я воспользовался этим, чтобы укрепить ее доверие и поощрить комплиментом. — У тебя тоже дорогая, чудесное, мягкое, горячее, маленькое влагалище! Хочешь, мы кончим вместе? — О, да! Конечно! Вместе! Я накрыл ладонью одну ее грудь и стал щекотать сосок и тут же ощутил, как ее пальцы ласкают мою мошонку и яички. Этих движений оказалось достаточно, чтобы я стал приближаться к финишу. И, наконец — хлоп! — я кончил. Потом, лаская пальцами клитор, я помог кончить ей. Она издала несколько стонов и, конвульсивно содрогаясь, уронила голову мне на плечо, словно мертвая. Так, тесно прижавшись друг к другу, мы оставались некоторое время. Я чувствовал, как пульсируют стенки ее вагины, сжимаясь и разжимаясь, словно пытаясь исторгнуть из себя мое, ставшее бесполезным орудие. Я много размышлял эти дни, чувствовал, что девочка теперь в моей власти, но еще не видел, что могу извлечь из этого. Меж тем Фрэнсис стала возвращаться к жизни, она шевельнулась, открыла глаза, улыбнулась и поцеловала меня. — Как хорошо ты занимаешься любовью. Мне по-настоящему повезло, что я встретила тебя. Забавно было наблюдать, как, чуть отстранившись от моей груди, она смотрит вниз, на наши слипшиеся волосы, черные и белокурые. Потом Фрэнсис приподнялась немного и увидела штуку, благодаря которой она только что кончила. — Бог мой! Какой он длинный! Неужели все это умещается в моем животе? Поразительно! Знаешь, в первый раз он мне там что-то поранил… Она снова изменила положение бедер, и теперь головка члена, блестящая от любовного сока нас обоих, улеглась вдоль губ влагалища. Вздох сожаления всколыхнул ее грудь. — Мне было так хорошо… Сложив ладони лодочкой, она приподняла мой член и стала нежно ласкать его. Размякший Малыш-Джонни впал в подлинное блаженство. Фрэнсис снова изумилась новой игрушке: — Какой он стал смирный! — Есть способ снова сделать его твердым. Хочешь узнать, какой? — О! Конечно!


Я поднял ее с колен и опустил на пол между своих ног так, что ее голова очутилась на уровне моего живота. На лице Фрэнсис отразилась странная смесь эмоций — вожделения и опасения. Я положил руку ей на затылок, чуть надавил, и ту она мгновенно уловила идею. Девочка взяла, мою радость и гордость в пальцы, поднесла ко рту, раскрыла губы и — всосала в себя, словно самое вкусное лакомство на свете. Для начинающей любовницы Фрэнсис оказалась очень способной. Некоторое неудобство она доставляла мне только первые секунды, потом освоилась, я почувствовал вначале, как кровь стала приливать к стволу члена, а вскоре он снова пришел в боевую готовность… Фрэнсис осваивала новую технику прямо на глазах, язык ее и губы двигались все быстрее и точнее, от удовольствия она зажмурилась, особенно, когда почувствовала, как член увеличивается в размерах и твердеет благодаря ее собственным усилиям. Пора было вмешиваться… — Взвод, стой! Если ты будешь так продолжать и дальше, то получишь нежданный сюрприз! Я повел бедрами назад. Глаза Фрэнсис блестели от восторга, когда она, гордая своим успехом, взирала, как я извлекаю мощный и твердый член из ее рта. — Ну вот, теперь ты знаешь, как эффективен этот способ! — И он так же приятен, как когда ты трахаешь меня… Я хочу, чтобы в следующий раз ты кончил прямо в мой рот… — Согласен… Я поднял Фрэнсис с пола и снова усадил к себе на колени. Она тут же придвинулась низом живота, чтобы принять в себя член. — Подожди минутку, не спеши… Сначала немного поиграем. Ладно? Молчание было знаком согласия. Я начал ласкать ее сзади, разводя и сжимая ягодицы, гладя ложбинку между ними. Кажется, ей это понравилось. — Знаешь, твое образование еще далеко не завершено. Хочешь испробовать еще чтонибудь новенькое? В очередной раз знаком согласия стало молчание. Я перенес Фрэнсис на кровать. — Повернись! Она послушно легла на живот. Обращенная ко мне попка ввергла меня в дьявольское волнение. Я медленно стал водить пальцем по ложбинке между ягодицами. Постепенно мускулы расслабились. Как добрый малый, я должен был предупредить Фрэнсис: — Вначале ты ощутишь некоторое неудобство, но потом тебе понравится, как понравилось все, что мы уже делали. Я снова стал гладить ягодицы девушки, чтобы совсем успокоить ее, потом пальцем, как мог, раскрыл немного маленькое тугое отверстие. Затем я раздвинул ее ноги, занял между ними нужную позицию и, смочив член слюной, стал осторожно вдавливать его в дырочкуцветок. Шея Фрэнсис сразу напряглась, она зарылась лицом в подушку и издала приглушенный стон. Я видел, как ее пальцы судорожно вцепились в покрывало на постели. — Остановиться? Фрэнсис замотала головой из стороны в сторону: «Нет!» Я нажал сильнее, но этого она уже выдержать не сумела и вскрикнула:


— Хватит! Ты сведешь меня с ума! Я тут же вышел из нее, перевернул на спину и одним ударом снова вошел в нее, уже по обычному адресу. Только что предпринятая мною попытка, хоть и не завершилась успехом, но сильно возбудила девушку: ее алчно раскрытое влагалище даже сочилось от желания. Я довел ее до кипения настолько, что покрывало под ней намокло. Фрэнсис запела в тот же миг, как я ввел в нее свой член: — О! Как хорошо, как хорошо! О-о-о! Ее стоны разносились по всей комнате, боюсь, что их было слышно и на лестничной площадке. Если так пойдет и дальше, эта девушка создаст мне здесь ужасную репутацию. — О! Мартин! Дорогой! Охватив сильными ногами мою талию, она кусала мои плечи, ногтями разрывала кожу на ягодицах и беспрерывно кричала: — Еще! Еще! Еще! Она вцепилась в меня всем, чем только могла, еще немного, и я бы задохнулся, но, слава богу, тело ее, наконец, содрогнулось в оргазме. Раздался последний крик: — О! Мартин! Не уходи! Оставь его во мне! Фрэнсис уронила на постель враз утратившие силу руки и ноги, только грудь и живот ее подрагивали в последних конвульсиях. Я не вышел из нее, как она и просила. Более того — я еще раз довел ее до полного экстаза и оставил распростертой на постели в совершенной прострации. Именно сейчас, когда я трахал ее, у меня созрел маленький и четкий план. Я подошел к столу, открыл ее сумочку и вынул из маленького отделения водительскую лицензию: Фрэнсис Ворфингтон, Парк-Лэйн, 7. Ворфингтон? Парк-Лэйн?.. Бог мой, это его дочь! Мартин, Мартин, малыш, да ты, действительно, попал в самую десятку! Я аккуратно положил лицензию на место, вернулся к кровати и лег рядом с Фрэнсис. Я ласкал и дразнил ее очень нежно, прямо-таки как заботливый старший братец. — Дорогая, уже шесть часов, ты не боишься, что вернешься домой слишком поздно? — К черту все! Мне так хорошо! — Парк-Лэйн, аристократическая улица в центре Лондона, образует восточную границу Гайд-Парка. Тем не менее, она встала и с явным сожалением оделась. С таким же видимым сожалением я сказал: — Знаешь, милая, я должен на неделю уехать по делам. Ты будешь скучать по мне? — А ты мне обещаешь, что даже не взглянешь на других женщин? — Готов побожиться… В тот момент она восприняла мои слова о поездке беззаботно, но я знал, что через два или три дня она на стенку полезет. Именно это мне и требовалось. — Отвезти тебя домой? — Нет, не беспокойся. Я возьму такси. — Какое там беспокойство… — Спасибо, но не надо. Ах, ты, маленькая распутница… Я вытащу тебя из-за спины папочки.


Глава 8 По частным каналам я попытался узнать, кто живет на Парк-Лейн, 7. Безуспешно. Проверить помог счастливый случай. Некоторое время я заигрывал с девушкой, которая работала на почте. Я попросил ее оказать мне эту услугу, и она не смогла отказать мне, дорогая малышка. В рекордное время я получил всю информацию. Я немедленно набрал номер телефона. — Я хотел бы поговорить с мистером Ворфингтоном. Мне ответил приторный голос (ну и сучка, должно быть): — Крайне сожалею, но мистера нет дома. Я могу передать ему сообщение. Пожалуйста, назовите себя. Я повесил трубку. Потрясающий мужик этот Ворфингтон. Перед войной он был всего лишь занюханным мелким налоговым инспектором, за которым не стоял никто. Вначале войны он оказался вовлеченным в какое-то темное дело, из которого вышел с репутацией тайного сторонника коммунистов. После того, как мы подписали договор со Сталиным, он, конечно, оказался на коне. Теперь он, казалось, стер с себя старое клеймо и сделался внушающим уважение, хотя вовсе не уважаемым консерватором. Эдакое воплощение национального типа. Но ходил слух, по крайней мере, просочился до меня, что он добился нынешнего кресла в кабинете довольно сомнительной деятельностью и темным шантажом. Недавно он снова женился. Итак, я решился испробовать на нем его собственные снадобья. Но надо быть очень осторожным. Малейшее неверное движение, и я загремлю далеко. Он может сковырнуть меня одним шевелением пальца… Я работал с Фрэнсис очень терпеливо. Это оказалось не так уж трудно, потому что теперь она постоянно нуждалась в мужчине под боком, способным справиться с потребностями ее желез внутренней секреции. Я растягивал продолжительность наших сеансов до тех пор, «пока она не начинала задыхаться. Но настало время и остановиться. Я и сам стал уставать от ее очень уж алчного влагалища. Словом, я поработал на славу. Все, что теперь мне требовалось, это портативная камера и хороший фотограф. Достать камеру проблему не составило, с фотографом дело обстояло сложнее. Я не мог использовать кого попало. Я встретился с одной дурочкой, работавшей на меня, и изложил ей идею. Объяснил все в малейших подробностях. При этом пользовался самыми простыми, односложными словами, чтобы она поняла. Однако, доходить до нее что-то стало лишь тогда, когда я дал ей десятку. — Ты встанешь за портьерой, лицом к кровати. Девушки не бойся, когда она кончает, то вообще ничего не видит. В этот момент ты отведешь портьеру в сторонку и нажмешь кнопку. Это очень просто. Только постарайся все же остаться незамеченной. — А как я узнаю, что нужно снимать? — Не волнуйся, когда она будет кончать, ты услышишь. Тут уж не ошибешься. Я велел Фрэнсис прийти в семь часов, потому что сумерки наступали получасом


раньше. Следовательно, ее не удивит, что портьеры задернуты и включен свет. Портьеры доходили до самого, пола, так что можно было не опасаться, что она заметит что-то подозрительное. Чтобы отвлечь внимание Фрэнсис от всего, не относящегося к работе, я решил встретить ее, лежа в постели и совершенно раздетым. Услышав, как она поднимается по лестнице, я, чтобы быть вежливым и показать, с каким нетерпением жду ее, повозился немного с членом и привел его в боевое состояние. Тут-тук… Она вошла в комнату и, как я и рассчитал, уставилась на один-единственный предмет… — О, дорогой! Как же ты нетерпелив! Неужели я так много значу для тебя?! Она целовала меня, одновременно лаская Малыша-Джонни. — Ты, действительно, любишь меня так сильно, дорогой… Сейчас нам будет очень хорошо… Я помог ей раздеться. Несколько продуманных ласк, и Фрэнсис уже была готова проглотить меня целиком. Она вела себя со мной как настоящая шлюха. — Дорогой, я хочу кончить… Я лег на спину, приподнял ее за ягодицы и привел в позицию для наших занятий гимнастикой. — Я направлю тебя на член, а ты медленно опускайся. Введи его в себя и садись на него, как на кол… Только действуй осторожно, не повреди ни себя, ни меня… Фрэнсис меня уже не слышала. Выбросив руки вперед, она вцепилась в мои плечи и накинулась на меня, как брыкливая дикая лошадь. — Возьми мои грудки, дорогой, сожми их… Я это люблю… Вот так… Да… Да… Да! Я кончаю! От одной только мысли о том, что должно произойти, меня бросило в дрожь. Я уже видел, как из ее влагалища сыплются деньги. Больше никакой работы. Уеду с женой и детьми в Южную Францию, и — развеселая жизнь! Мечты, мечты… Но я должен был позаботиться и о текущем деле, потому что девушка уже выходила из-под контроля. Ее влагалище сжималось вокруг моего члена и двигалось по нему ; вверх и вниз так упоенно, как никогда раньше. Ее глаза закрылись, плоский живот напрягся, потом расслабился и вдруг задрожал в спазмах настоящей бури. — О-о! Я кончаю, кончаю! Я тоже почувствовал приближение оргазма, ударил яростно ей навстречу и изверг из горячих яиц кипящую струю спермы.


Глава 9 Как оказалось, я рано пересчитывал своих цыплят. Моя дура-девка полностью оконфузилась. Я готов был разорвать ее. — Ты идиотка! Я же тебе говорил: прежде, чем нажать кнопку, раздвинь портьеры! Именно этого ты не сделала и все провалила! — Я все делала, как ты велел… Я никогда раньше не держала камеру в руках.. Она была слишком глупа, даже лупить ее было бесполезным делом. — Убирайся с глаз моих!» Она умчалась, зажав хвост между ног. Вся работа пошла насмарку. Отснятая пленка не стоила и фартинга (Фартинг — в те времена самая мелкая английская монета достоинством в 1/4 пенса). Все нужно было начинать по новой. На сей раз с более разумным существом. Единственный человек, которого я мог бы привлечь, была моя жена. Я рассказал ей обо веем, но она не слишком загорелась моей идеей. — Мне все это не нравится. Если затея кончится плохо, я влипну вместе с тобой, а на мне двое детей. — Нам нечего бояться! Если фотографии получатся, то дело в шляпе. Они будут принимать корм из наших рук. И подумай о своем брате… Она очень переживала за своего брата, и это перевесило чашу весов. Он никак не мог пробиться в торговое, дело, а ей очень хотелось видеть его владельцем маленького магазина. Жена практиковалась, снимая кадр за кадром, целую неделю. В конце концов у нее стало получаться вполне профессионально. Фрэнсис зво��ила мне каждый день. Прошло уже изрядно времени с той встречи, когда я в последний раз удовлетворил се потребности. Если я буду тянуть дальше, кто знает, на что она способна пойти. Я изменил всю программу будущих действий. В частности, пришел к выводу, что для получения хороших фотографий мы оба должны стоять к камере боком и не слишком далеко от объектива. Жене следовало нажать на кнопку, когда я чем-нибудь стукну или стану кончать. На сей раз я встретил Фрэнсис одетым. Я взял ее на руки и крепко поцеловал, при этом ввел язык так глубоко в ее рот, как только мог. Фрэнсис сразу тяжело и Прерывисто задышала. Раздевая, я повернул ее к камере. Сначала снял юбку и ударом ноги отшвырнул в сторону. За юбкой последовала нижняя рубашка. Потом расстегнул крючок бра и обнажил две груди, которым позавидовала бы Лоллобриджида. Затем настала очередь эластичного пояска с подвязками… И вот Фрэнсис в моих руках совершенно обнаженная, светлокожая, томная и жаждущая… Ее влагалище было уже широко раскрыто и взывало к удовлетворению. Я немного поласкал губы, чуть-чуть коснулся клитора. — О! Мартин! Пришлось напрячь силы, чтобы удержать ее в руках. Она была так голодна, что способна свалить меня на пол. Я перестал ласкать ее. Теперь была очередь Фрэнсис раздеть меня, это распалит ее еще сильнее. Фрэнсис справилась с этой задачей очень хорошо. Галстук, рубашка, брюки были


сорваны с меня молниеносно. Повозиться пришлось лишь с трусами — она не могла удержаться, чтобы сначала не запустить туда руку и не поиграть немного с волосами на лобке и членом. Фрэнсис извлекла его из трусов и тесно сжала, словно опасаясь, что он куда-нибудь улетит. Я пощекотал ее в нужном месте, она зажмурилась. Щелк!.. Первый снимок. Фрэнсис, наконец, сняла с меня и трусы. Теперь мы оба были в наших «рабочих костюмах». Она обняла меня и, чтобы возбудить еще сильнее, стала тереться лобком о мой вставший и одеревеневший член. — О! Мартин! Не заставляй меня так долго ждать тебя! Нет уж, потаскушка, сегодня как раз заставлю… Я гладил и теребил ее ягодицы, груди, влагалище, но не спешил с дальнейшим. Фрэнсис завелась совершенно, привстав на цыпочки, она попыталась зажать мой член между ляжками. Я не помогал ей, наоборот, делал все, чтобы раздразнить еще сильнее — накусал сосок так, что он превратился в крохотный торчащий член. Это возбудило ее до предела. Мои тренировки теперь приносили свои плоды. Фрэнсис молила об удовлетворении, готовая ради этого на все: Ну возьми же меня, Мартин! Ради бога! Или я уйду! — Теперь пора. Я взял ее под ягодицы и приподнял над полом так, что ее ноги свисали, раздвинувшись, вдоль моих ног. — Обними меня за шею! Теперь она как бы сидела в своеобразном кресле и в пред — , вкушении новых ощущений непрерывно терлась чувствительными сосками о мою грудь. Я же вел свою игру и прижимал ее к себе снизу так, что мой член касался ее влагалища, но не проникал в него. Фрэнсис уже была близка к тому, чтобы потерять сознание. Щелк!.. Следующий снимок. Продолжаю игру. Подвожу Фрэнсис к ощущению близости райского блаженства, но в последний момент иду на попятную. Несколько раз я вводил головку члена во влагалище, буквально истекающее от желания, и тут же выдергивал. Фрэнсис скрежетала зубами, царапала мои плечи, но в этой позиции, лишенная опоры, ничего поделать не могла. В конце концов она совершенно обезумела и закричала: — Пожалуйста, ради бога, трахни же меня! Делай со мной, что хочешь, только трахни! Я схожу с ума! Из меня уже течет! Ну, трахни же! Щелк!.. Третий снимок. У Фрэнсис уже начинался истерический припадок, если я ее сейчас выпущу, она все разнесет в клочья. Я подразнил ее еще немного, а затем — трах! — резко всадил в нее член. Из глаз девушки заструились слезы, она издала пронзительный крик. Щелк! Я вывел из нее член, и — трах! — снова ввел, и снова резко. Ее крики становились все громче и громче, а потом перешли в сплошной долгий стон. Я крепко удерживал ее руками под ягодицы и трахал, трахал, трахал. От наслаждения Фрэнсис, полностью утратив контроль над собой, уже выла. Думаю, она уже не разбирала» то ли достигла оргазма, то ли бесконечно приближалась к нему. Внутри ее тела бушевал настоящий шторм, и все это вызвал я с великим Малышом-Джонни, это мы открыли ей врата в Рай. Не в «состоянии больше удерживать Фрэнсис на руках, я обрушился с нею на кровать,


теперь уже я сам врубался в нее, как в самку при течке, бешеными ударами, и она принимала их как высшую награду. Облегчение к нам обоим пришло синхронно — мы кончили одновременно. Приняв с последним ударом весь заряд моей спермы, Фрэнсис замерла… Щелк… Щелк… Она лежала совершенно измученная, ничего не видящая и не слышащая. Я оторвался от нее и знаком велел жене уходить. Она исчезла бесшумно.


Глава 10 Несмотря на довольно слабое освещение, из сверхчувствительной пленки после проявки получился хороший негатив. Моя жена оказалась молодцом. Из отснятых кадров три были особенно удачны, Фрэнсис на них — абсолютно узнаваема. Да, я владел настоящим динамитом, поэтому негативы следовало спрятать в надежном месте: они стоили больше, чем моя жизнь. Один из моих друзей изготовил с каждого негатива по четыре отпечатка. Один комплект я отправил Джону с инструкцией на случай, если со мной что-нибудь случится. Еще один комплект — моему адвокату с просьбой вскрыть конверт в случае моей смерти. Еще один пакет я послал до востребования на собственное имя. Теперь я был готов… Настал день, когда я сделал первую вылазку. Я позвонил в дом отца Фрэнсис на Парк-Лэйн. — Я хотел бы переговорить с Фрэнсис, пожалуйста. — Сейчас посмотрю, дома ли она. А кто говорит? — Просто скажите, что звонит друг. Я ждал немыслимо долго. Должно быть, дом на Парк-Лэйн был огромным. — Слушаю вас! Кто это? Сухой, очень воспитанный голос настоящей леди. — Я просил Фрэнсис… — У телефона. Но кто это? — Не волнуйся, дорогая. Это Мартин. Мертвая тишина. Девочка просто онемела. Конечно, для нее это удар, понять, что я знаю, кто она. — Тебе что — нечего сказать? — Да-да, все в порядке, сэр, благодарю вас. — Понял. Кто-то стоит рядом? — Конечно, да. — Я должен срочно увидеть тебя. В четыре часа в» Эль-Тропико «. Ты должна быть. Дошло? — Благодарю вас, сэр. Примите мои лучшие пожелания. Она повесила трубку… А моя еще долго издавала чудесные звуки — словно клацанье падающих монет! Фрэнсис пришла в «Эль-Тропико» в назначенное время. Она выглядела очень беспечной для девушки, ступившей на минное поле. Она поцеловала меня и села рядом, — Ты не должен был звонить мне, мать стояла рядом, и я должна была придумать какое-то объяснение. — Ты имеешь в виду мачеху? — О! Значит тебе все известно? — Я знаю все. Я обладаю двойным зрением. Благодаря ему я знаю, что твой отец заключил очень выгодный брак пять лет назад. — Зачем ты просил меня прийти? — Ладно, скажу тебе. Я нахожусь в затруднительном поло-жжении. Рассчитывал на деньги, которые, увы, еще не материализовались… А у меня обязательства… Словом, мне


нужен человек, который помог бы выпутаться. — Дорогой, если бы только я могла что-нибудь сделать. Я получаю немного денег на тряпки и могла бы… Я оборвал ее. — Я знаю, крошка. Никогда не сомневался в твоем добром ко мне отношении. Но никогда не думал о тебе в этой связи. Но, возможно, ты можешь посоветовать… — Конечно! — У меня есть несколько фотографий, полагаю, очень ценных, и я рассчитываю продать их. Если предложенная цена, конечно, будет достаточно высока. Возможно, ты знаешь людей, которых заинтересуют эти редкие произведения искусства. Хочешь взглянуть на них? — Я немного спешу… — Это не займет много времени. Ты только взгляни… Я достал фотографии и разложил перед ней. Она оцепенела. — Это ты их сделал? — Нет, моя жена. Она настоящая тигрица. Поверь, лучше иметь дело со мной, чем с ней. Фрэнсис схватила фотографии и мгновенно разорвала их на мелкие кусочки. — Жалко, конечно, но не волнуйся. Я пришлю тебе завтра такую же серию. Уронив голову на стол, Фрэнсис стала беззвучно плакать. Пошло, конечно, но такова жизнь… — Не тяни долго, потому что могут найтись другие люди, кого это заинтересует. Я думаю, сыщется журналист, который возьмет такую серию для кого-нибудь из друзей твоего отца. Это очень огорчит папочку… Поверь мне, только из чистой дружбы я говорю с тобой первой. — Что ты хочешь, чтобы я сделала? — Это твое дело. Но я полагаю, что твоя мачеха прекрасно все устроит. Женщины понимают друг друга. Хочешь, я переговорю с ней? — Нет, свинья! Она поднялась, холодная и непроницаемая. Взгляд, которым она смерила меня, заставил бы съежиться саму Медузу Горгону. Я понял, что теперь мне следует быть очень осмотрительным. — О-о… Почти забыл. Я очень хорошо застраховал свою жизнь. Один комплект снимков находится у моего адвоката, еще один… кое узкого. Обезопасил себя со всех сторон. А теперь, до свидания, дорогая! У нас были прекрасные мгновения, не правда ли? …Я получил желанный подарок. Маленький, аккуратный пакет, прямо из банка ее мачехи. Очень чувствительная женщина, она посчитала, что положение ее мужа оправдает эту маленькую жертву.


Odnazhdi povezlo