Page 1

Валерий Шамшурин

Обнажённые корни

Нижний Новгород · 2012


УДК 82-1 ББК 84(2Рос=Рус)6-5 Ш 19

ШАМШУРИН В.А. Обнажённые корни: стихотворения. – Нижний Новгород: издательство «Кириллица», 2012. – 112 стр. В новую книгу стихов известного поэта, лауреата Большой литературной премии России вошли произведения, написанные в последнее время и, за малым исключением, ещё нигде не опубликованные. В книге использованы работы Заслуженного художника России Павла Рыбакова.

© Шамшурин В.А. 2012 © Рыбаков П.К. 2012


Валерий Шамшурин

Обнажённые корни Ст и хо т в ор ен и я

Нижний Новгород · 2012


ОТ АВТОРА Эту книгу-исповедь в стихах я писал в преддверии знаменательного события – четырехсотлетия великого деяния нашего земляка Кузьмы Минина, взявшегося собирать народное ополчение, чтобы изгнать из России сильного и коварного врага, нагрянувшего из-за рубежа, и унять смуту в Российском государстве. Этому подвигу нет равных в истории всех земель, о чем свидетельствовали даже иностранные знатоки истории. Подвиг Минина воодушевляет истинных патриотов, верных сынов своего Отечества и в наши дни. И если восстановить все доброе и разумное, что было у нас в прошлом, не пришлось бы нам метаться из стороны в сторону, чтобы определить свои духовные координаты и свой путь. Минин всецело соответствует нашему идеалу, когда верность родной земле определяет все поступки, воззрения и духовные стремления. Учатся не на ошибках – учатся на преодолениях и победах. О том я и старался поведать.

Обнажённые корни

5


*** Вился туман над стогами. Мягко пошумливал лес. Речка журчала стихами, Синь отражая небес. Что же ещё тебе надо? Чем подивить тебя вновь? Есть только эта отрада. Есть только эта любовь. Эта до слез дорогая, Эта с бедой и тоской... А никакая другая И в стороне не другой.

6

Обнажённые корни


Обнажённые корни

7


8

Обнажённые корни


*** Просквозит до костей Лютой стужею чуть ли не с полюса. И оглянешься ты, В забытьи ни к чему не готов, Чтоб увидеть фонарь Простучавшего в полночи поезда Из забытых почти, Из далёкого детства годов. Не на этой планете – другой Это было с тобою, растерянным. Пахло скоростью, ветром И в топке сгоравшим углём... Все пропало, избыто, ушло. Так какого же мерина Вспоминать, узнавать, воскрешать, Что уже прорастает быльём? И минута, и век – Жизнь в едином мгновении спарена. Гром – летящего мимо состава… И только! Иного уже не дано. А в груди – пустота. А на лбу – ледяная испарина. Как мы жили недавно. Как было недавним давно.

Обнажённые корни

9


ПО МАЛИНУ Памяти моего друга детства Жени Ермакова

По малину, по малину Через поле, через лес. Вязкой топью, луговиной, Тропками наперерез. Вдоль рябинового склона И по склону кувырком. И повдоль Буреполома – Мимо вышек теремком. Поутру в туманах белых Зорька пряталась вдали... На телегах трупы беглых Под рогожами везли. Сторонился бор несмело. Затихало разом всё. И какое-то скрипело, Скрежетало колесо. И не зная с миром мира, Сапоги грязня в пыли, Вольным шагом конвоиры Вдоль дороги цепью шли. И запомнились до дрожи, Через ночи, через дни,

10

Обнажённые корни


Из-под встрёпанной рогожи Две лиловые ступни. Страх и боль царили в мире, Жить с оглядкою веля. И всё глубже, и всё шире Становилась колея. Только знаю, чья-то мука, Чьи-то слёзы и позор Никакая не наука, Если точат до сих пор.

Обнажённые корни

11


В ЛЕСНОМ ПОСЁЛКЕ Посёлок спит. А тьма кругом густая. Ни фонаря, ни светлого окна. И бродит за тобой собачья стая. Но не она страшна, а тишина. Та, что не зря зовется гробовою, Что, словно чёрный омут, глубока, Что тянет, увлекая за собою В губительную топь наверняка. И ничего не стоит заблудиться, Не отыскав знакомого пути... А время длится, безысходно длится, Как будто бы увязнув позади. Не уловить отчаявшимся взглядом Видений смутных – призраков беды. А ужас ждёт... Он тут, он где-то рядом – К нему твои проложены следы.

12

Обнажённые корни


*** Не менялся облик древний: Хата, банька, огород... И не диво, что в деревне Весь повывелся народ. Ни забот и ни печалей. Ни геранек на окне. Но вокруг – такие дали В непробудной тишине!.. Чьё тут горе? На просторе Опьяняют без вина Фантастические зори, Чародейная луна. И застынешь среди трав ты То ли в яви, то ль во сне, Видя, бродят космонавты По земле, как по луне.

Обнажённые корни

13


*** В заповедные тянет места: На Суру, на Усту, на Ветлугу, Где забудешь унынье и скуку, Где тебя окрылит широта. Воля!.. Там она воля – бери, Сколько сможешь, до самого края, У святых родников обмирая, Загораясь от ясной зари. Всё иное как есть – суета. Потому-то, краса дорогая, Я молю, чтоб тебя никакая Не сгубила нежданно беда.

14

Обнажённые корни


*** За спин у торбу, посох в руку И, как в былые времена, – К истокам. Постигать науку, Что только странникам дана. И званы были, и желанны, Кого об этом ни спроси, Волхвы, пророки и бояны, Кто в путь пускался по Руси. Не надо было торопиться Скитальцам, помышляя впредь Воды колодезной напиться, В кругу с народом посидеть. И только! Никакой корысти. Ни власть, ни слава не нужны. Лишь шорохи травы и листьев. Лишь шёпот мудрой тишины. И высь ночная, и планеты, Куда вовек не добрести, Где все последние ответы И все конечные пути.

Обнажённые корни

15


ХМЕЛЕВИЦЫ Есть ещё чему дивиться: Ни с того и ни с сего Мне приснились Хмелевицы, Заветлужское село. Века буйного начало. А кругом – снега, тоска. И чтоб молодь не скучала, В школе сходка драмкружка. Глушь!.. А только нет застоя. И под ночь в осьмом часу Тут учительство младое Репетирует «Грозу». Замело к селу дороги. Лес угрюм. Морозы злы... Как бесстрашны монологи! И как реплики смелы! Жарко, пылко, вдохновенно Слово судит и грозит... Школьный класс – не класс, а сцена. Стол и парты – реквизит. С молоком топлёным кринка Позабыта у окна.

16

Обнажённые корни


Обнажённые корни

17


18

Обнажённые корни


Синий томик Метерлинка. Синий сумрак и луна. А по тракту мимо, мимо Мчится тройка, взяв разбег. И уже необратимо – На дворе двадцатый век!

Обнажённые корни

19


*** Рябиновый закат в осенней чаще, Смороды куст, мосток через ручей Живут во мне красой непреходящей, Не ведая восторженных речей. Тропинку, где я детство догоняю, Припав к велосипедному рулю, Ни на какой паркет не променяю И ни в каких краях не разлюблю. Куда б ни занесло, останусь частью Наличников с кудрявою резьбой, Той старины, что сохранилась, к счастью, Чтоб озарить судьбу мою собой. Любою мерой – старой или новой – Жизнь измеряй, но хаять не спеши. Да, не скорбеть нам о Руси кондовой!.. Но как мне без Есенина, скажи?

20

Обнажённые корни


*** Что-то всё маятно, что-то всё горько. Жизнь – не восторг, а глухая тоска. Тут-то и вспомнится Красная Горка, Липы в цвету да Ветлуга-река. И городок заповедный Варнавин. Стёжки-дорожки, в сиренях дворы. Где ни решёток на окнах, ни ставен. И ни рекламной нигде мишуры. Там уж никто тишины не нарушит, Добрые встречи и речи даря. Там моя юность по улицам кружит и, догорая, не гаснет заря.

Обнажённые корни

21


В ГЛУБИНКЕ Огородами пленённый Городок районный. Забегаловка. И сонный Пруд уединённый. И тоска по дальним странам Среди гряд укропу. И призыв на иностранном Посетить Европу.

22

Обнажённые корни


*** В ночи горящее окно За полем далеко-далёко. На всю вселенную одно, Но с ним уже не одиноко. Шаг убыстряя на тропе, Идёшь по луговинам талым. И свет его звучит в тебе Всё громче. Чуть ли не хоралом. Хвала тебе, что ты не сник, Хоть встречен Только пёсьим лаем, Что мятой пахнущий сенник Стал для тебя блаженным раем.

Обнажённые корни

23


МЕЖДУ ПРОЧИМ Нет, не грустить нам о лучине – Зачем на щепки тратить лес? Компьютерное время ныне, Жизнь убыстряющий прогресс. Какие найдены резервы!.. Но вспомним прошлое добром: Пером написаны шедевры, Гусиным пушкинским пером.

24

Обнажённые корни


*** Где те апрели и где те капели, Слёзы – не слёзы, беда – не беда? Всё позади... А грачи прилетели И ожила подо льдами вода. Сны по утрам, словно с юностью встречи. Мысли томящие. Смейся и плачь. Боже, да ты не в себе, человече, В дождь позабыв про фуражку и плащ. То, что не смели, но то, что хотели, Нам не вернут никакие года. Всё позади. А грачи прилетели. Всё позади. Ну а ты-то куда?..

Обнажённые корни

25


*** Тянет в Кинешму, где вольно Распахнулись даль и высь, Где ныряют чайки в волны, А века в клубок сплелись. Где не делают карьеру У крылатых дум в плену, Где в обычае по скверу Прогуляться в старину. Здесь душе не будет встряски, Очарована она: В ней Кустодиева краски, В ней распев Бородина. Ну а годы – мимо, мимо, Тот ли век или не тот... Всё, что было сердцу мило, Мимо сердца не пройдёт.

26

Обнажённые корни


*** Далёкий гудок паровозный – И снова в глазах до сих пор Крапивник серебряно-росный, Мощёный булыжником двор. Не знаю, к чему мне всё это, К чему, для какой маяты Обычные вовсе приметы, Случайные вовсе черты? Чем вид этот скромный мне дорог, Скупым освещённый лучом? Ведь, вроде, не бред и не морок, И всё, что вокруг, не причём. Но, право, легчайшего вздоха Достаточно будет вполне, Чтоб целая в жизни эпоха Зажглась и потухла во мне.

Обнажённые корни

27


*** Памяти мамы

Горе не горе, беда не беда – Вечными были заботы. В доме икону держали всегда. Даже в советские годы. Зло укротить И гордыню смирить, Жизнь выпрямляя кривую, Значило: Дверцу в шкафу отворить. Свечку зажечь восковую. Нет, не давали поблажки тоске Жить безнадёжно и серо И золотой огонёк в тайнике, И негасимая вера.

28

Обнажённые корни


БЕЗ ВЫБОРА Где-то хлипко, где-то топко, Где-то заросли стеной... Но бежит – не медлит тропка, Напрямик и стороной. Проклиная всё на свете – Даже то, что впереди, Прёшь дуром, как будто в сети. Но иного нет пути. Видно, так оно и надо – Для глупца и мудреца: Всё-то в жизни без возврата, От начала до конца.

Обнажённые корни

29


ЗАБЫТЫЙ ПАРК К ветхой ротонде ведут не ступени – Воспоминанья и тягость в груди. Нет уже чеховской нотки в сирени, Скрипки с фаготами – всё позади. Было да сплыло, влекло да пропало. Недалеко до последней черты. Боже, так где же они – идеалы? Слёзные клятвы? Благие мечты? Воспоминанья – совсем не опора. Не утешение – сладкая ложь. Буйно крапива растёт у забора. Ну, а вокруг – одуванчики сплошь. Что же над Волгою чайка кричала? В далях о чём прогремел бубенец?.. Нового века глухое начало. Старого века печальный конец.

30

Обнажённые корни


Обнажённые корни

31


32

Обнажённые корни


*** На границе времён Жить, конечно, опасно. И сноровка сгодилась бы, Чтоб не сплошать невзначай. То ли бред, то ли сон, То ли все распрекрасно... Только будь начеку И старое с новым сличай. Да, граница времён Не амвон для молитвы. Это прошлого с будущим Без объявленья война. Почему ж до сих пор Повторяются битвы, И случается то, Что явлено было сполна?

Обнажённые корни

33


*** Мог и отчаялся, начал и бросил. Взялся легко, не сумел одолеть. Вот и несёт меня в лодке без вёсел, чтоб не мечтал о несбыточном впредь. Все, что наследовал, – мимо да мимо, будто напрасно хранил и берёг. Мимо да мимо и необратимо что было впрок и что стало не впрок. Мало ль о чём мне когда-то мечталось! Всё – за спиной, ничего впереди. Только б осталась мне самая малость, самая малость, что бьётся в груди.

34

Обнажённые корни


*** Вдосталь мне родного неба, Хоть жара, хоть стужа вей. Для меня спешить нелепо К вольной воле не своей. Видно, корни держат крепко. Вон тоска – и та сладка. Не бокал – сгодится кепка Зачерпнуть из родника. Пусть летит за стаей стая По кривой и по прямой... Я спокоен, жизнь листая: Им – где лучше, мне – домой.

Обнажённые корни

35


*** Голос беспечный, рассыпчатый смех, скороговоркой пустые рассказы... Что с нас возьмёшь, молодых неумех? Мы о любви не сказали ни разу. Не заикнулись о самом таком, что не могло, не хотело таиться... Где ж это было? В столетье каком? И почему не забылось, а длится? Видно, мы зря испугались любви. Время назад пробегает по кругу. Вот они – жаркие губы твои. Вот оно, счастье – лишь вытяни руку.

36

Обнажённые корни


*** Бродить бы по лесам, По бархатным полянам, Отдавшись тишине И помня старину, Не веря ни на грош Кривым телеэкранам, Где сроду не признать Родимую страну. Не там, не там она, Где модные витии Клянут ушедший век, Не ведая греха. Она среди лесов В привычном коллективе, Где ясень и сосна, Берёза и ольха. Услышала душа Далёкий зов свирели, Чтоб отозваться ей, Как вести дорогой О том, что в рощах здесь Не молкли птичьи трели И не было вовек Напасти никакой.

Обнажённые корни

37


Но вот смотри: огонь Бушует разъярённый. Везде одна судьба, Одна вокруг беда. И посреди страны, До края разорённой, Горит, горит душа, Сгорая, как звезда.

38

Обнажённые корни


ЯРОСЛАВСКАЯ ВЫРУЧКА Еле выжили в блокаду, Не надеясь на «авось». Но – беда: по Ленинграду Крыс несчётно развелось. За оравою орава Из подполий прёт и прёт. И ни пуля, ни отрава Эту нечисть не берёт. Им капканы не мешают. Как тут быть, помилуй Бог? Всё подряд уничтожают, Всё – от мыла до сапог. Злобы с яростью излишек Не дает залечь в тени. И уже на ребятишек Покушаются они. Не спасут от полчищ, право, Разведённые мосты... Впрочем, есть на них управа – Ярославские коты. Гнусных тварей рвать готовы От зари и до зари

Обнажённые корни

39


Удалые крысоловы, Не коты – богатыри. Их растили год от года С незапамятных времён. И размножилась порода, Нанося врагу урон. Что зима им? Что им лето? Нечисть рвут – и все дела!.. И, конечно, слава эта До блокадников дошла. Всё решилось, как и надо: Стаю васек завезли. Гуси Рим спасли когда-то, Ленинград коты спасли. Не затмить ничем их славу. Не забыть заслугу ту... Где же памятник, по праву, Ярославскому коту?!

40

Обнажённые корни


Обнажённые корни

41


42

Обнажённые корни


*** То, что не вянет, Всходов не даст. Жизнь не обманет, Смерть не предаст. Значит, лукавить Нечего, брат: Попусту славить, Лишнего брать. Коршуны вьются, Стелется путь. Не увернуться И не свернуть.

Обнажённые корни

43


В недобрый час Да, где тонко – там и рвётся. Видно, ниточка гнила. Что не спелось – не споётся. Видно, песня не мила. Ах, дорожки стали узки, Хоть ездок у нас лихой. Всё-то мелем не по-русски, Всё-то сорим шелухой. Нас эпоха пролистала, В уголочек замела. То ли Мининых не стало, То ль запал сгорел дотла.

44

Обнажённые корни


Покуда бог хранит Е.П.Титкову

Настал последний срок – Над бездною Россия. Разбиты все полки, Все стяги у врага. Найдутся ли они, Живительные силы, Чтоб тех поднять, кому Россия дорога? И загремел набат, И обратился Минин К согражданам своим, К народу своему: «Отечество в беде, И мы беды не минем. Так выручим его, Так подсобим ему!..» Откликнулись на зов И города, и веси, И снарядили рать Всем миром, как велось. Соединились все Для подвига и чести. И враг был побеждён, И солнце поднялось.

Обнажённые корни

45


Покуда Бог хранит, В сплоченье наша сила Всегда из века в век, Всегда из года в год. А коль случится так, Как в Смуту это было, Не подкачает, нет Воспрянувший народ. Прочнее, чем булат, Надёжней, чем кольчуга, От всех наветов нас Согласье оградит. И за Отчизну встав, Мы встанем друг за друга. Россию не сломить. Россия победит!

46

Обнажённые корни


О слове Слово дают и берут. Держат и ведают слово. Слово – награда и труд, И благодать, и основа. То веселясь, то в тоске Кружит оно по планете И на бумажном листке И в мировом интернете. Было бы только оно Не затрапезно, а свято. Это немногим дано, Это немногих отрада. Им среди вихрей и гроз, Что налетали сурово, Точно узнать довелось Цену бесстрашного слова.

Обнажённые корни

47


*** Был в своих воззреньях точен, Был в своих оценках строг И кривить душой не мог Николай Иваныч Кочин. Потому-то в годы злые, В роковую пору ту, Пострадав за прямоту, Угодил в края гнилые. Только был на диво прочен, Зная точно свой предел, И все беды одолел Николай Иваныч Кочин. Так за что ж ему, о Боже, Страхи, пытки, маята?! А за то, что прямота Всякой гибкости дороже.

48

Обнажённые корни


Разменная жизнь «А для низкой жизни были числа, Как домашний, подъярёмный скот...» Николай Гумилев

Уже не провожают поезда – Расчет не уважает ритуала. Известно, уезжать привычкой стало, Второй натурой вашей, господа. Набив мошну, несётесь без возврата, Чтоб жизнь была – не жизнь, а ого-го! А Родина, бесспорно, виновата, Что ей живётся очень нелегко. На Родине теперь кругом беда. Неправедные, суетные годы... И в никуда уходят поезда. И в никуда взлетают самолёты. Да, в никуда, в чужое никуда. Где от всего, что свято было, чисто. И только числа, числа, числа, числа – Для беглецов привычная среда.

Обнажённые корни

49


*** Все получат по заслугам – Кто зорил, а кто блудил, Кто, собравшись тесным кругом, Чёрту лысому кадил. Кто погряз во лжи и блуде, Непотребства вытворял. Кто из танковых орудий Честь и совесть расстрелял. Нет, не быть такому чуду, Чтоб воспрять от их брехни. И смердит от них повсюду, Где бы ни были они.

50

Обнажённые корни


Ростов великий Не краской – патиной покрыты Ограды, вывески, дома... Тут все тропинки знамениты, Тут всё история сама. И многое, что в прошлом было, Не стёрлось в памяти вполне, Сумятицам не уступило, Не изменило старине. Нет, это вовсе не химера: Густые пряди ковыля, Покой оцепенелый Неро И мощь дремотного кремля. Века не оставляют терний, Ни на кого не держат зла. Приветно на заре вечерней Разносят звон колокола. И память воскрешает лики Всех тех, кем этот мир храним. И славен вновь Ростов Великий Великодушием своим?

Обнажённые корни

51


*** Как бы в руки удача ни шла, Как бы чаша была ни полна, Настоящая жизнь тяжела И уловок не знает она. У неё нет безоблачных дней, Рай земной ей совсем не знаком. А ведь, надо ж, завидуют ей Кто открыто, а кто и тайком. Вверх стремиться и падать на дно, И страдать от ошибки любой... Но не всякому это дано – До конца оставаться собой. Да, он знал: до конца – самому! ...Сквер заброшенный, серая ночь. И лохматая псина ему Лижет руку, не в силах помочь.

52

Обнажённые корни


Обнажённые корни

53


54

Обнажённые корни


*** На широких лугах у начала Половодьем залитой земли Одинокая птица летала. Временами теряясь вдали. День стоял по-весеннему ладный, И хватало дерзанья и сил. Верно, этот простор неоглядный Неспроста её здесь возносил. Головой бы о стенку не биться, Этих строк бы не знать ни одной, А владеть небесами, как птица, В половодье бездомной весной. Для того, чтобы не было поздно, Как завещано предками, жить И беречь свои старые гнёзда, И дозорно над ними кружить.

Обнажённые корни

55


Потерянный Мир до окраинной улочки сужен. Вместе с твоими нуждой и тоской В этой стране Никому ты не нужен. И потому-то Не нужен в другой. Кто ты, страдалец, Без племени-роду, Вне притязаний, Вне наций и благ?.. Как же случилось, Что отдал свободу, Честь и достоинство, Память и флаг? Невмоготу жить постыло и куцо, Где лишь одной суеты образцы... В кузнях остывших Мечи не куются, В строй не встают На поверку бойцы.

56

Обнажённые корни


Дар Был вне разборок и слухов, В мятый плащишко одет, Фёдор Григорьевич Сухов, Милостью Божьей поэт. Домик бревенчатый с садом, Но ни двора, ни кола. Взгорье крутое, А рядом Волга, как песня, текла. Где только он ни скитался, Многие знал города, Всё же привязан остался К этим местам навсегда. К этой красе, что веками Многих вскрыляла не зря... Часто бродил он лугами, Душу простору даря. Что ещё нужно поэту, Если раздолье кругом? И рассылал он по свету В письмах Гвоздичку с вьюнком.

Обнажённые корни

57


Вился туман над стогами, Мягко пошумливал лес. Всё изъяснялось стихами, Всё ожидало чудес. И, как под чуткой рукою, Под голубой пеленой Грезило вечным покоем, Жило усладой одной. Здесь, где – на счастье – родился, Где ликовал и скорбел, С той высотой он сроднился, Ту он безмерность воспел. Ну, а иного не надо, Что там судьба ни готовь, Высшая будет отрада, Верная будет любовь. Эта – до слёз дорогая, Эта – с бедой и тоской. А никакая другая И в стороне не другой.

58

Обнажённые корни


Графоман Сорняк растёт легко и густо. Но там, где всходят Имена, Не резвость правит, А Искусство, Не время судит – Времена. Он знает это, Боже правый. И никому не хочет зла… Но славы! Как он жаждет славы! Дешёвой пусть, Но чтоб была.

Обнажённые корни

59


Мои деревья Исполнены радушья и доверья, Нависнув над сараями шатром, Как няньки, задичавшие деревья Толпятся у ограды за двором. В них свет и тени совместились разом, Рябя в листве, от солнца золотясь. И старым тополям, и старым вязам Не в тягость лет незыблемая связь. Они кивают кронами густыми, Приветствуют, под сень свою маня. Кто, как не я, их помнит молодыми? Кого они зовут, как не меня?

60

Обнажённые корни


Уеду в болдино Андрею Шацкову

Уеду в Болдино – подальше От жизни, что душе тесна. Уеду к Пушкину от фальши И лжи с утра и допоздна. Кому могу я быть полезен Там, где самих себя крадут, Где от своих отвыкли песен И где на плаху честь кладут? А к Пушкину пути открыты. Горит в окне его свеча. И в парке шелестят ракиты О чём-то ямбами шепча. Ни Лондоны и ни Парижи Мне не отрада, ни приют. Уеду в Болдино – там ближе К сердцам, что стынуть не дают.

Обнажённые корни

61


Военные песни Немыми останемся, если Теперь замолчим навсегда... Какие прекрасные песни Звучали в лихие года! Да, были и страх, и остуда, И слава была на крови. Но всё же мы верили в чудо Вселенской высокой любви. И вера горячая эта Нам в окна светила с утра, Ведь всем обещала Победа Счастливую эру Добра. Что ныне? Корысть лишь и зависть. Ни чести, ни славных имён. А песни?.. А песни остались, Как отсвет победных знамён.

62

Обнажённые корни


*** Не о славе – о долге Помышлять – не забыть, Если думать о Волге, Если Волгою плыть. От лесного истока, Ей доверясь сполна, Плыть далёко-далёко Через все времена. Через славу и боли, Через песню и стон, Где и воля с неволей, И разбег под уклон. Если думать о Волге, Если Волгою плыть – Значит, путь её долгий Всей судьбой повторить. И навек с нею слиться, Теша сердце своё, Чтоб в родник обратиться, В малый ключик её.

Обнажённые корни

63


*** Дорога как строка Летит через снега Туда, где жизнь назад По льду коньки скользят, Где в хлипком пальтеце С задором на лице, Неловкостью смеша, Ты мчишь, моя душа... Давно на свете нет Тех невозвратных лет: Снегами занесло, Травою заросло. Сотлело пальтецо, Истаяло лицо. И не найти следа В далекое туда. Вздохнуть бы тяжело, Да на душе светло.

64

Обнажённые корни


Однако Там, где означен переход, На красный свет бежит собака. Могла бы переждать однако. Тогда иным бы стал исход. Ох, сам не чту я свой совет Не лезть туда, куда не надо, Как расшалившееся чадо... А всё же пру на красный свет.

Обнажённые корни

65


О добре и зле Добро должно быть с кулаками. Ст.Куняев.1959. Неграмотные формулы свои я помню... Ст.Куняев.1965

Обидами я не обижен. Наветами не обделён. Но всё же добротою движим И от неё не отделён. Река роднится с берегами, Зарю легко сменяет мгла, Добро должно быть с кулаками, Но кулаки – причина зла. Между добром и злом границы Исчезли в мареве веков. И всё же пусть добро продлится, То самое, без кулаков. Да, пусть оно всегда пребудет И в этом времени, и в том, Само решит, само рассудит, Чтобы не каяться потом.

66

Обнажённые корни


Обнажённые корни

67


68

Обнажённые корни


Мой город Не был я здесь одиноким и лишним. Город мне свой – не чужой. Есть еще старые улочки в Нижнем, где отдыхаю душой. Словно чудесную книгу, листаю наши с ним дни и года. Каждой строкою в него я врастаю. Им становлюсь навсегда.

Обнажённые корни

69


*** Это жизнь назад, Наверно, было. И сгореть бы этому дотла. Только не сгорело, Не остыло. Вот и ночь Безоблачно светла. Явь ли, сон ли – Что за наказанье! Нет покоя Встрёпанной душе. Так и тянет Снова на свиданья. И как будто Молод ты уже. Будет снег идти И дождик литься, Будут зори, Будет шум листвы. Только Ничего не повторится. Жизнь не повторяется, Увы.

70

Обнажённые корни


*** Не все заполнены страницы, Не все потушены огни... Всё больше тянет отстраниться От суесловья и грызни. Всё тянет – нет, не на Гавайи, – На чистый свет родных полей, Где, к светлым именам взывая, Мы все становимся светлей. Где и не нашей, и не вашей Сверяют вечности часы. Где вестью будет лист опавший И счастьем капелька росы.

Обнажённые корни

71


*** Ладе

Моя судьба – моя дорога, Моя отрада и беда… Молюсь у волжского истока, Как было в юные года. Под вечер на исходе лета Здесь у часовенки простой Прошу поддержки и совета Над родниковой чистотой. Над сохранённою веками Смиренной тишиной молюсь, Чтоб никогда не иссякали Твои ключи, святая Русь. И наполняется любовью Моя смиренная душа... Россия. Волгино Верховье. Глоток водицы из ковша.

72

Обнажённые корни


Школа пильника «Обойдёмся как-нибудь без славы, Но не обойдёмся без друзей». Борис Пильник

Нами правил классический стих, Лёгких ямбов блескучая призма. Но при этом в пенатах своих Не чурались мы чар символизма. Позабыв про костыль, в кожушке Нам являлся средь полок непыльных, На одной ковыляя ноге, С лёгкой клюшкой и в шапочке Пильник. Он к столу пробирался бочком, О манерах заботясь едва ли, Называя себя Стариком – Так и все мы его называли. Это круг был ретивых, шальных Острословов, ценителей, судий, Кто, набрав междометий одних, Бил по целям из мощных орудий. Да, мы были круты и резки, Понимая, что Слово есть Дело.

Обнажённые корни

73


Знал Старик, что ему мы близки И, конечно, его это грело. И любого из нас у стола Не чуждались ни гнев, ни крамола. Исповедной и честной была Школа Пильника – высшая школа. Жили мы среди света и тьмы, Где мечтали, страдали, любили. Нас немного осталось, но мы Про пенаты свои не забыли. В жизни новой корпим – не снуём, Верность Слову – одна нам награда. Только культ Старика признаём, А другого нам культа не надо.

74

Обнажённые корни


Старые деревья Они не ведали кочевья, Не испытали долю ту. Им – только б в небо. И деревья Возносят кроны в высоту. Пусть здесь не рай. Пусть непогода: То зной, то стужа, то гроза, Но им в любое время года Одна отрада – небеса. Да, суета им незнакома. И даже в тишине немой Невнятный шелест их не дрёма. А вздохи Вечности самой.

Обнажённые корни

75


Родное Памяти А. Плотникова

Речка Тёша, а за Тёшей, Где в лугах светлым-светло, Блеск навел денёк погожий На Абрамово-село. Что за чудо панорама! Нет роднее красоты: Серебрится купол храма И кудрявятся сады. Облака толпятся паствой, Льются воды не спеша... Александр Иваныч, здравствуй, Исповедная душа! Мой товарищ светлоокий, Это здесь твои края, Твои песенные строки, Муза прыткая твоя. Здесь тебе хватало счастья, Без оркестров, но сполна. Здесь тебя любила Настя, Всем стихам твоим верна.

76

Обнажённые корни


Обнажённые корни

77


78

Обнажённые корни


И куда б ни заносило, И куда бы ни влекло, Вновь тебя земная сила Выводила на село. На Абрамово родное, На тропинку вдоль стерни, На исконное ржаное – Все-то годы. Все-то дни.

Обнажённые корни

79


*** Не понять, как такое случилось – Злая воля страшнее войны. И гнетёт, позабывшее милость, Неотвязное чувство вины. На земле заповедной и древней, Где с душою роднилась краса, Умирают покорно деревни, Затихают в тиши голоса. Зарастают весёлые тропки. Никуда не приводят пути. И уже никакие раскопки Не помогут былого найти. Не от воли беда – от неволи. Ветер катит пустой туесок. И маячит в непаханном поле Горемычный один колосок.

80

Обнажённые корни


Кержачка Керженец. Старая вера. Ликом суровый Господь. Вот они – правда и мера, И укрощённая плоть. Плат, телогрея, панёвка, И ничего нараспах. Это отнюдь не рисовка – Строгость на сжатых губах. Выше закона и власти, Где справедливости нет, Вечно суровое счастье, Вечны судьба и завет. Сгинут вруны-лицемеры, Кто отрекаться горазд. Сгинут, а Старая вера Не подведёт, не предаст.

Обнажённые корни

81


*** Я не пользователь интернета, Но меня осуждать за это, Сомневаюсь, что кто-то будет, Потому что не все еще люди, Словно мухи, прилипли к нему, Заключив себя как бы в тюрьму. Много фактов мне недоступно. Только разве это преступно Не входить вообще в интернет, А бродить лесами, где нет Никаких хитроумных ловушек, Кроме дивных, как сны, опушек Да считающих годы кукушек, И порою сидеть у реки, Где ныряют в глубь поплавки, Где ничей не сгодится опыт, Чтоб листвы уяснить себе шёпот, Где отмолишь свои грехи, Вспомнив пушкинские стихи?

82

Обнажённые корни


*** У истока века, У его начала Что-то человека Оказалось мало. Если верить ГОСТам, То и мы запишем: Стал он, вроде, ростом На порядок выше. Дорога минута Для большого дела. И живет он круто, И вершит он смело. Баксы – не бумажки, Быть ему богаче. Для него – Юдашкин, Для него – Версаче. Дело ладит бойко, А не как попало. Всем он взял, но только Человека мало. Интервью, аншлаги, Встреч и спичей много...

Обнажённые корни

83


А ему, бедняге, Тошно и убого. У истока века, У его начала Вовсе человека, Может быть, не стало.

84

Обнажённые корни


Встреча с незнакомкой И каждый вечер, в час назначенный (Иль это только снится мне?), Девичий стан, шелками схваченный, В туманном движется окне. Александр Блок

В этом месте, от центра далёком, Здесь, где вырос стандартный квартал, Незнакомку прекрасную Блока Неожиданно я увидал. В перфокартах панельных светилась, Догорая, электрозаря. Незабвенная чудом явилась На забытой тропе пустыря. Шла она по окраине мрачной В полутьме ни жива, ни мертва К заболоченной местности дачной, Головою кивая едва. Я хотел ей сказать: «Обождите», Чтобы что-то услышать в ответ. Но опомнился: это ж наитье, А чудес не бывало и нет.

Обнажённые корни

85


Ну, а если и есть, то едва ли Подходящее место для них В неухоженном этом квартале Среди серых высоток одних. ...Прошуршали шелка её рядом, Как знамёна неясной судьбы. И, не смея с ней встретиться взглядом, Я сошёл с заповедной тропы.

86

Обнажённые корни


Обнажённые корни

87


88

Обнажённые корни


*** Господи, сколько уже за плечами Шумных застолий, разлук и потерь!.. Век – позади, но остались печали Те же, что были и будут теперь. И ничего мне не стало милее, Чтобы поладить с былою тоской, Этой к реке уходящей аллеи, Этих мерцающих звезд за рекой. Сердце уняв и порывы смиряя, Будто не веря ни в ад и ни в рай, Так и шагать бы до самого края, Чтобы взглянуть ненароком за край.

Обнажённые корни

89


*** Что, жить разучились? И только одно Нам всем предназначено ныне: Себя осадив, Опускаться на дно, Чтоб не было чести в помине? Как будто меняли Мы рожь на овёс, Как будто шутя отдавали Страну, как одёжку, На стыд, на износ, Не глядя в широкие дали. На свалках пируем. На тризнах поём, Безумствуя в шуме и гаме. И пляшем, и пьём, И себя продаём... И молча разводим руками.

90

Обнажённые корни


*** Хочется петь – не поётся, хоть плачь. Хочется плакать, а слёзы не льются. Время пришло роковых неудач. Всё перемешено, серо и куцо. Сколько еще стынуть мне на ветру? Сколько еще замерзать у дороги? И без конца провожать ввечеру Эти такси И рыдваны, и дроги. Быстро темнеет, а было светло. То ли напасть, то ль испытанный метод. Боже, куда же меня занесло: тот это век, или, может быть, этот?..

Обнажённые корни

91


*** Киму Шихову

Незабвенная Лапшиха – Для художников приют. Здесь пейзажи пишет Шихов И всегда тебе нальют. Это рай для всех счастливцев. Не на «вы» тут, а на «ты»… Мастерские живописцев – Кисти, краски и холсты. Кто не с «этими», тот с «теми», Честь не в честь – один союз… Ах, какое было время, Время наших братских уз! Где не знали протокола Наши юные года. Где крамола – не крамола, А обиды – не беда. Смех и слёзы в полной мере, Рвётся сердце из груди… Не страшны ещё потери И все казни впереди.

92

Обнажённые корни


Разговор – Евпистиния, батюшки-светы, Ты куда со своею клюкой? – Да уж больно сугревисто лето, День-от, Фёклушка, баской какой! – Так лежала бы. – Много ли толку? – Ох, нечистый тобой овладел. – Ну, а кто же докончит прополку? Вон их сколь, не управиться, дел! – Я гляжу, надсадиться ты рада. Нет бы в радость жила да жила. – Как сгубила война Калистрата, С тех времён лишь работа мила. Красит зорька тесовые крыши, Росы ало горят на меже... А беседа всё тише и тише, За околицей где-то уже. И как в зной пересохшие реки, Как спаленные искрой леса. Имена исчезают навеки, Умолкают навек голоса. Воскресить бы – напрасна попытка. И, ни в ком не оставив вины,

Обнажённые корни

93


Рвётся-рвётся суровая нитка Покидающей нас старины... Всё спокойно в лесной деревушке. Лишь тихонько шумят тополя. И все дальше уходят старушки Мимо старых омётов в поля.

94

Обнажённые корни


Люкину Не выносил застольной скуки И анекдотной шелухи. – А ну-ка почитаем, други, По кругу новые стихи. В помятый пиджачок одетый, Дымя дешёвой сигаретой, На заседанье литкружка Он приходил к нам от станка. В стихах не мудрствовал лукаво, Смысл обнажая догола. И сногсшибательная слава Его нисколько не влекла. И было столько в нем горячей Любви к поэзии, что мог Он восхищаться, чувств не пряча, Как будто собственной удачей, Блеснувшей чьей-то парой строк. Была в нём крепкая порода, Что не страшилась ничего. Не выходил он из народа, А вот народ входил в него.

Обнажённые корни

95


*** Тот путь или не тот – Шагай, мой Росинант, Туда, куда ведёт Бесхитростный талант. Какого нам рожна, Что сбудется в конце. Едва ль она нужна, Навязанная цель. Ни план и ни проект В наитье не причём. Кому судить свой век, Тень подпирать плечом? Рассвет или закат, Стило или кайло – Мы едем наугад, Чтоб вышло набело!

96

Обнажённые корни


*** Тамаре

Где они, те сладостные годы? Где они, безоблачные дни?.. Впрочем, от любой тогда погоды Мы с тобою прятались в тени. Говорили, словно в водевиле, Не стараясь подражать отнюдь. А слова заветные таили. Чтобы наше счастье не спугнуть. Их сказать нам духу не хватало. Были мы неловкими, увы. И когда меня ты целовала, То роняла шапку с головы.

Обнажённые корни

97


*** Когда засыпаешь, не кутая плеч, И лунные блики ложатся на грудь, Я думаю, Как мне навеки сберечь Улыбку твою, Где печали чуть-чуть. Признанья И святость доверчивых тайн, Застенчивость нежности, Ласки тепло – Всё это уже неподвластно летам. Всё это ко мне от тебя перешло. Меня согревая дыханьем своим., Ты спишь, как в таёжных озёрах вода. А ночь бесконечна. И только двоим Нам светит Плывущая в небе звезда.

98

Обнажённые корни


*** Что проку нетленные строки кропать Под шум заоконный трамвая, Не лучше ль на даче землицу копать, На лавры не уповая? Копать, никаких не готовя атак, На тусклую жизнь не в обиде, Как делал когда-то Борис Пастернак, А ранее – ссыльный Овидий. Ни с кем не ловчить, никого не судить, Не брать ни пера и ни кисти. А всё по окольным дорожкам бродить, Сминая опавшие листья. Так нет же! Рискуешь: была – не была. Налево палишь и направо. И вновь – обличенья, наветы, хула... А после, быть может, – и слава.

Обнажённые корни

99


*** Что ныне взять с поэта, Чья песенка не спета, И в никуда дорога Без прока петли вьёт? С вельможами не дружен Да и толпе не нужен. Гордец! Но он у Бога За пазухой живёт. Зачем он новой жизни, Где горько, как на тризне, Где ничего не светит Ему и никому? Не обойтись без срама, Но он творит упрямо У неба на примете, Чтобы развеять тьму. О чём несчастный пишет, Чьи голоса он слышит, Слоняясь бестолково, Не находя угла? Ни власти и ни права, Ни чести и ни славы... Но без него б такого Сплошная темь была.

100

Обнажённые корни


*** Сколько ж чёрному ворону виться, Чтобы воли вовек не видать?.. Стариков отстранённые лица Потрошат мою душу опять. Всё предсказано было заране. Всё сосчитано и учтено: Даже пыльные эти герани, Даже серое это окно. Что таить, мы стремились в герои, Будто было нам всё нипочём. А итог: у разрушенной Трои Подпираем былое плечом. Не хватило столетий нам целых. Чтобы прах всех напастей осел. И опять мы меж красных и белых, И опять нас ведут на расстрел. Кто помирит и кто нас рассудит – Не подскажет душа ни одна. То ли будет, а то ли не будет Пусть не рай, пусть хотя б тишина.

Обнажённые корни

101


Снежное Моим сверстникам

Это, видно, навеки в крови. Это, верно, и было, И будет: Первый снег, Как признанье в любви, Что в тебе сокровенное будит. С первым снегом На сердце легко, Словно всё Возвращается снова, Что осталось Уже далеко, Что хранят только память и слово.

102

Обнажённые корни


*** Вспомнятся милые лица. Вспомнится давний рассвет... То-то полынь серебрится В сумерках прожитых лет. То-то мерцает поныне, Путь свой в туманах стеля Вдоль по широкой равнине Через пустые поля. То-то загаснуть не может В искрах обильной росы. И веселит, и тревожит В предгрозовые часы. То ль наяву, то ли снится В далях затерянный след... Где они – светлые лица? Где он – счастливый рассвет?

Обнажённые корни

103


*** Александру Кердану

Пишу без подтекста, Живу без подтекста – Мне это в наследство Оставило детство. С терпеньем суровым, С войной и нуждою, С доверчивым словом И правдой крутою. Мне нечего прятать, Не надо таиться – Хранит моя память Открытые лица. Мне виделись с детства Не тайные клады, Хранит моё сердце Горячие клятвы. Там жар за словами – Пришёл я оттуда. И ни перед кем Я сгибаться не буду.

104

Обнажённые корни


*** Вот она – музыка Ветреных лет. Сходни и пристани. Юности бред. И танцплощадка На лёгкой волне. И в комнатушке Герань на окне. Вальсы и танго, И быстрый фокстрот. Это не тайна – Судьбы поворот. Хоть и печально, Это не тайна, Это случайно И скоро пройдёт. Сходни и пристани. Больше их нет. Музыка кончилась. Выключен свет. Сон неотвязный. Рассветная рань. А на окошке Седая герань.

Обнажённые корни

105


*** Да, конечно, всё проходит. Всё проходит и пройдёт, Потому-то грусть находит, Словно дождь весь день идёт. Что-то там в окне маячит, То ли манит, то ль грозит. И с намёком – не иначе – Где-то рядышком сквозит. Ныне думы стали ломки. Истончилась жизни нить. Подстелить пора соломки Да и кровлю починить. Пыл унялся, не балуя. Благодать кругом и тишь... Но живёшь напропалую, Словно в космосе летишь.

106

Обнажённые корни


Содержание «Вился туман над стогами...» . . . . . . . . . 6 «Просквозит до костей...» . . . . . . . . . . . . 9 По малину . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10 В лесном посёлке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12 «Не менялся облик древний...» . . . . . . . 13 «В заповедные тянет места...» . . . . . . . 14 «За спину торбу, посох в руку...» . . . . . . . 15 Хмелевицы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16 «Рябиновый закат в осенней чаще…» . . 20 «Что-то всё маятно...» . . . . . . . . . . . . . . . 21 В глубинке . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22 «В ночи горящее окно...» . . . . . . . . . . . . 23 Между прочим . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24 «Где те апрели и где те капели…» . . . . . . 25 «Тянет в Кинешму, где вольно...» . . . . . . 26 «Далекий гудок паровозный...» . . . . . . . 27 «Горе не горе, беда не беда...» . . . . . . . . 28 Без выбора . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 29 Забытый парк . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30 «На границе времён...» . . . . . . . . . . . . . . 33 «Мог и отчаялся...» . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34 «Вдосталь мне родного неба...» . . . . . . . 35 «Голос беспечный...» . . . . . . . . . . . . . . . . 36 «Бродить бы по лесам...» . . . . . . . . . . . . . 37 Ярославская выручка . . . . . . . . . . . . . . . . 39

Обнажённые корни

107


«То, что не вянет...» . . . . . . . . . . . . . . . . . В недобрый час . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Покуда Бог хранит . . . . . . . . . . . . . . . . . . О слове . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Был в своих воззреньях точен...» . . . . . Разменная жизнь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Все получат по заслугам...» . . . . . . . . . Ростов Великий . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Как бы в руки удача ни шла...» . . . . . . . «На широких лугах у начала...» . . . . . . . Потерянный . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Дар . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Графоман . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Мои деревья . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Уеду в Болдино . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Военные песни . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Не о славе – о долге...» . . . . . . . . . . . . . «Дорога как строка...» . . . . . . . . . . . . . . . Однако . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . О добре и зле . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Мой город . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Это жизнь назад...» . . . . . . . . . . . . . . . . «Не все заполнены страницы...» . . . . . . «Моя судьба – моя дорога...» . . . . . . . . . Школа Пильника . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Старые деревья . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Родное . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . «Не понять, как такое случилось…» . . . . Кержачка . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

108

Обнажённые корни

43 44 45 47 48 49 50 51 52 55 56 57 59 60 61 62 63 64 65 66 69 70 71 72 73 75 76 80 81


«Я не пользователь интернета...» . . . . . . 82 «У истока века...» . . . . . . . . . . . . . . . . . . 83 Встреча с Незнакомкой . . . . . . . . . . . . . . 85 «Господи, сколько уже за плечами…» . . 89 «Что, жить разучились?..» . . . . . . . . . . . 90 «Хочется петь...» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 91 «Незабвенная Лапшиха…» . . . . . . . . . . . 92 Разговор . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 93 Люкину . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 95 «Тот путь или не тот…» . . . . . . . . . . . . . . . 96 «Где они, те сладостные годы…» . . . . . . 97 «Когда засыпаешь, не кутая плеч…» . . . 98 «Что проку нетленные строки кропать…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 99 «Что нынче взять с поэта…» . . . . . . . . . 100 «Сколько ж чёрному ворону виться…» 101 Снежное . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 102 «Вспомнятся милые лица…» . . . . . . . . . 103 «Пишу без подтекста...» . . . . . . . . . . . . 104 «Вот она – музыка…» . . . . . . . . . . . . . . . 105 «Да, конечно, всё проходит...» . . . . . . . 106

Обнажённые корни 109


Посвящения Виктор Боков

***

Валерию Шамшурину

Милый Валера, Не сворачивай налево, Ты не Пикассо, У тебя есть Лев Толстой. У тебя есть Волга И ещё чего много! Стерляди, осётры, Жигулёвские высоты, И рожь, и пшеница, Морковь в темнице С зелёной косой, Луг с росой, Поле с картошкой, Родничок в ладошке, Плюс к тому Нижний Новгород. Ходи гоголем!

110

Из книги «Любовь моя, Россия». 1994

Обнажённые корни


Юрий Адрианов

***

В.Шамшурину

…Люблю своих друзей, рождённых ветром сильным, С которыми идти вперёд к руке рука. Я знаю, в их стихах слова «Моя Россия» Есть исповедь души от днесь и на века.

1987

Юрий Паркаев

* *Валерию * Шамшурину Деревня без гармошки оскудела: Здесь больше не поют по вечерам… А что ж гармонь? Лежит себе без дела, Забытая, как некий старый хлам. Бывало, ни гулянки и ни свадьбы Вовек не обходились без неё. Уважить бы родимую, Позвать бы, Да вспомнить имя-отчество своё. Из книги «Ветер перемен». 2006

Обнажённые корни

111


Валерий Шамшурин

ОБНАЖЁННЫЕ КОРНИ Стихотворения

Оформление и верстка Вертьянов Н.Е. Подписано в печать 28.11.12. Формат 70х100/16 Бумага EVEREST FINE SILK. Печать офсетная. Усл. печ.л. 5,2 Тираж 300 экз. Формат 70х108/32. Заказ 2741. Типография и издательство «Кириллица», Н.Новгород, переулок Бойновский, 9 тел. (831) 428-51-36, факс 428-51-37

Намшурин  

Обнаженные корни

Advertisement