Page 1

№ 4 (34)

22 апреля 2012 г.

Н Е З А В И С И М О С Т Ь

Газета Московского научно-практического центра наркологии Выходит один раз в месяц с 2009 г.

ПЛЕННИКИ

СМЕРТИ

Читайте в номере Страница главного редактора стр. 2  Е. А.  Брюн    НА ОСТРИЕ БОЛИ Если бы пригласили на беседу стр. 3  Николай Бердяев    О САМОУБИЙСТВЕ Правда жизни стр. 5  ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

Слово психологу стр. 7  Светлана Сафонцева    СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ Столетие назад стр. 8  Питирим Сорокин    САМОУБИЙСТВО, КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ Друг другу стр. 10  ПОКА НЕ ВСЁ ПОТЕРЯНО?..

И страшно, и смешно… стр. 13  САМОУБИЙСТВО РОНАЛДА ОПУСА

Медуза Горгона www.flickr.com

В нашем храме стр. 14 

Протоиерей Димитрий Арзуманов    АБСОЛЮТНОЕ ЛЕКАРСТВО Первая помощь стр. 16  Татьяна Третьякова    ПЕЧАЛЬ МОЯ… Наша публикация стр. 19  Федор Достоевский    ДВА САМОУБИЙСТВА Биография к размышлению стр. 21  Наталия Волохова    ГЕННАДИЙ ШПАЛИКОВ. БЫВАЕТ ВСЁ НА СВЕТЕ ХОРОШО Спросим мудреца стр. 23 Сухая справка стр. 24  РИТУАЛЬНЫЕ САМОУБИЙСТВА Слово священнику стр. 27  Игумен Валерий (Ларичев)    ЖИЗНЬ БЕЗ БОГА КАК КАТАСТРОФА Литературная страница стр. 29  О. Генри  ЧЬЯ ВИНА? Где помогут? стр. 32  МОСКВА НАРКОЛОГИЧЕСКАЯ


2

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

3

22 апреля 2012 г.

них этапах развития наркологического заболевания, когда критика еще сохра‑ нена, люди понимают так или иначе, что у них есть проблемы. Но они ставят себя внутренне в особое положение, испыты‑ вают какое‑то даже наслаждение, от того, что они живут не так, как обычные обы‑ ватели. У них постоянно присутствует чувство обиды, какое‑то подростковое отношение к близким: пусть мне будет хуже, потому что вы меня не любите. Из-за отсутствия религиозных сдержива‑ ющих факторов, аргументы о греховности самоубийства не находят живого отклика в сердце. Итак, саморазрушающее поведение, понимание осколком сознания, что жизнь не удалась, жизнь бессмысленна, распад смыслообразования, разрыв времен — дальше ничего нет, дальше пустота — это неприятие окружающего мира и приводит к тому, что наши больные кончают жизнь самоубийством. Другой вариант, это когда на пике вле‑ чения к алкоголю или наркотикам, или в связи с психотическими состояниями, связанными с алкоголем и наркотиком, зависимые больные тоже могут кончать самоубийством. Нужно сказать, что у тех, кто прекратил прием алкоголя и наркотиков, резко осла‑ бевает опасность суицида. Она, конечно, сохраняется, поскольку это хроническое заболевание, на их фоне могут вернуться тяга, депрессии, которые часто случа‑ ются у больных в период выздоровления, могут быть срывы и неудачи, но чело‑ век все равно выкарабкивается, выходит в светлый период. Выздоровление — это осмысленная, сознательная деятельность. А когда есть смысл жизни, о суициде чело‑ век не думает. У него есть будущее.

Medusa Bernini Musei Capitolini

страница главного редактора

На острие боли Отчаянье Есть суициды, которые связаны с поня‑ тием, введенным суицидологами — «острая душевная боль». Это кратко‑ временное острое психопатологическое расстройство, когда теряется связь вре‑

мен, и человек совершенно четко, почти на уровне бреда, понимает, что у него нет будущего. Есть некий крах, и единствен‑ ный выход из этой ситуации — покончить жизнь самоубийством. Это такая психо‑ патология. Суицидологи говорят, что это могут быть психически здоровые люди, которые иногда испытывают такие кра‑ тковременные состояния. Суицидентов, которые остались живы после суицида, изучают и ретроспективно восстанавли‑ вают их судьбу. Оказывается, что такие состояния у них не редкость, они их пере‑ живали в прошлом, но они не всегда дохо‑ дят до пикового состояния, когда осущест‑ вляется попытка самоубийства. Такими случаями занимаются непосредственно суицидологические центры и специаль‑ ные службы.

Болезнь Суициды встречаются у душевнобольных с шизофренией, маниакально-депрес‑ сивным психозом, когда глубина депрес‑ сии приводит их к суициду. По бредо‑ вым мотивам человек может покончить с собой, потому что его «все преследуют, загнали в угол, и т. д.». Иногда это бывает расширенное самоубийство, когда уби‑ вают своих детей, жен, но все это проис‑ ходит в рамках основного заболевания. Назло маме отморожу уши И есть группа суицидентов, суицид кото‑ рых вписывается в общую систему само‑ разрушающего поведения и является его верхней точкой. В психиатрии существует понятие аутоагрессивного поведения. Это наши больные в том числе. На ран‑

Е. А. Брюн Директор Московского научно-практического центра наркологии

After Godfried Schalcken. Print made by Robert Williams СУЕТА СУЕТ

Выбор Все суициденты, т. е. люди, в поведении которых есть любые формы суицидаль‑ ных проявлений, в том числе совершение суицидальной попытки или самоубийства, очень разные. Есть люди, которые, стра‑ шась старости, одиночества, мучитель‑ ной болезни, принимают обдуманное, не спонтанное решение уйти из жизни. Таких случаев немало, они не вписыва‑ ются в психопатологию и к болезненным случаям их нельзя относить.

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

Если бы пригласили на беседу

О самоубийстве

Вопросы о жизни и смерти задаем Николаю Бердяеву, русскому религиозному философу, представителю экзистенциализмa.

Почему общество противится само‑ убийствам и человек не вправе распоря‑ жаться своей жизнью? Самоубийство бывает заразительно, и человек, убивающий себя, совершает социальный акт, толкает других на тот же путь, создает психическую атмосферу раз‑ ложения и упадка. Самоубийца имеет дело не только с самим собой, и насильственное уничтожение собственной жизни имеет значение не только для него одного. Само‑ убийца вызывает роковую решимость и в других, он сеет смерть. Вряд ли кто‑нибудь полезет в петлю от избытка счастья…Сочувствие — вот чего достоин этот несчастный… С одной стороны, сам человек, покон‑ чивший с собой, вызывает к себе глубо‑ кую жалость, сострадание к пережитой им муке. Но сам факт самоубийства вызывает ужас, осуждение как грех и даже как пре‑ ступление. Близкие часто хотят скрыть этот страшный факт. Можно сочувствовать самоубийце, но нельзя сочувствовать само‑ убийству. Церковь отказывает самоубийце в христианском погребении, на него смо‑ трят как на обреченного на вечную гибель. Но в этой жестокости и беспощадности есть своя метафизическая глубина. Само‑ убийство вызывает жуткое, почти сверхъе‑

стественное чувство, как нарушение боже‑ ских и человеческих законов, как насилие не только над жизнью, но и над смертью. Трудно иметь дело с человеком, у ко‑ торого суицидальные наклонности. Он не слушает разумных доводов! При строгом и беспощадном к нему отношении он всегда вам ответит, что вы находитесь в более привилегирован‑ ном и счастливом положении и потому не понимаете мучительности и безна‑ дежности его жизни. И нужно, прежде всего, понять человека, понять сочув‑ ственно, поставив себя в его положение. Самое страшное для человека, когда весь окружающий мир — чужой, враждебный, холодный, безучастный к нужде и горю. Не может жить человек в ледяном холоде, он нуждается в тепле. Есть страдания, которые выше чело‑ веческих сил. Не разумнее ли прекра‑ тить их? Человек может выносить страдания, сил у него больше, чем он сам думает, это достаточно доказано войной и рево‑ люцией. Но трудно человеку вынести бессмысленность страданий. Страдание, смысл и цель которого осознаны, есть совсем уже иное страдание, чем стра‑


4

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

5

22 апреля 2012 г.

дание бесцельное и бессмысленное. Героическое переживание самых тяжких испытаний предполагает сознание смысла испытываемого. Что толкает человека на роковой шаг — случайность, минутное помрачение или слабость? Самоубийство совершается в особую, исключительную минуту жизни, когда черные волны заливают душу и теряется всякий луч надежды. Психология само‑ убийства есть прежде всего психология безнадежности. Безнадежность же есть страшное сужение сознания, угасание для него всего богатства Божьего мира, когда солнце не светит и звезд не видно, и замыкание жизни в одной темной точке, невозможность выйти из нее, выйти из себя в Божий мир. Душа целиком делается одержимой одним состоянием, одним помыслом, одним ужасом, которым окутывается вся жизнь, весь мир. Само‑ убийца закупорен в своем «я», в одной темной точке своего «я», и, вместе с тем, он творит не свою волю, он не понимает сатанинской метафизики самоубийства. Жизнь же, закупоренная в себе, замкнутая в самости, есть невыносимая мука. Само‑ убийца — всегда эгоцентрик, для него нет больше Бога, ни мира, ни других людей, а только он сам. Самоубийство — это особое духовное состояние? Психология самоубийства не знает выхода из себя к другим, для нее все теряет ценность. В глубине же человека она видит не Бога, а темную пустоту. Самоубийство по природе своей есть отрицание трех высших христианских

добродетелей — веры, надежды и любви. Самоубийца есть человек, потерявший веру. Бог перестал для него быть реаль‑ ной, благой силой, управляющей жизнью. Вот почему психология самоубийства есть не духовное состояние. Как победить влечение к смерти? Преодолеть волю к самоубийству значит забыть о себе, преодолеть эго‑ центризм, замкнутость в себе, подумать о других и другом, взглянуть на Божий мир, на звездное небо, на страдания других людей и на их радости. Победить волю к самоубийству значит перестать думать главным образом о себе и о своем. В жизни людей есть опасные темные точки, в которых сгущается бездонная тьма. Если человеку удастся вырваться из этой точки, вырваться из себя, то он спасен, и воля к самоубийству у него может пройти. Можно ли помочь потенциальному са‑ моубийце? Один из путей в борьбе против упа‑ дочных настроений, влекущих к само‑ убийству, есть духовное единение людей, духовное содружество. Вот почему в иные минуты так важна бывает помощь чело‑ веку, может спасти сказанное слово или даже взгляд, дающий почувствовать, что человек этот не один на белом свете, который стал для него черным. Многие считают самоубийство прояв‑ лением независимости и мужества. По видимости, самоубийство может производить впечатление силы. Нелегко покончить с собой, нужда безумная решимость. Но в действительности само‑

принятия смерти в час, ниспосылаемый свыше. Самоубийца считает себя един‑ ственным хозяином своей жизни и своей смерти, он не хочет знать Того, Кто создал жизнь и от Кого зависит смерть. Вольное принятие смерти есть вместе с тем приня‑ тие креста жизни. Смерть и есть последний крест жизни. Самоубийство есть не только ложное и греховное отношение к жизни, но также ложное и греховное отноше‑ ние к смерти. Смерть есть великая тайна, такая же глубокая тайна, как и рожде‑ ние. И вот самоубийство есть неуваже‑ ние к тайне смерти, отсутствие религиоз‑ ного благоговения, которое она должна к себе вызывать. В сущности человек всю жизнь должен готовиться к смерти и зна‑ чительность и качественные достижения его жизни определяются тем, готов ли он к смерти. Готовиться к смерти совсем не значит умирать, ослаблять и уничтожать свою жизнь, наоборот, это значит повы‑ шать свою жизнь, внедрять ее в вечность.

Но, в конечном итоге, самоубийца осво‑ бождается от ига жизни и страстей, которые ее сопровождают? Означает ли самоубийство нелюбовь к жизни и ее благам? Поверхностно само‑ убийство может произвести впечатление потери всякого вкуса к земной жизни, окончательной отрешенности от нее. Но в действительности это не так. Самоубий‑ ство есть в большинстве случаев особого рода проявление непросветленной любви к земной жизни и ее благам. Психология самоубийства совсем не означает пре‑ зрения к миру и к хорошей жизни в мире. Наоборот, она означает рабство у мира. Жизнь есть восхождение, самоубий‑ ство есть опускание, ниспадание. Вели‑ кая иллюзия и обман самоубийства есть упование, что самоубийство есть осво‑ бождение, освобождение от муки жизни, от бессмыслицы жизни. В действитель‑ ности самоубийство и есть, прежде всего, и, больше всего, потеря свободы, которая всегда зовет к восхождению, к победе над миром. И в людях, склонных к само‑ убийству, нужно, прежде всего, пробудить достоинство свободных существ, детей Божьих, призванных к высшей жизни. Есть другой способ освободиться от рабства миру? Свобода от мира дается возрастанием в духовной жизни. Когда человек кон‑ чает жизнь самоубийством, то его убивает мир, ставший для него слишком горьким, в то время как сладость мира он считал единственной настоящей и подлинной жизнью. Смерть — неизбежный итог вся‑ кой жизни, какая разница — раньше или позднее?.. Самоубийство есть не только наси‑ лие над жизнью, но есть также насилие над смертью. В самоубийстве нет вольного

Есть ли какие‑то этапы в жизни че‑ ловека, когда он наиболее уязвим для одержимости смертью? Человек в жизненном пути своем пере‑ живает душевные кризисы, иногда очень болезненно и мучительно. Душевный кри‑ зис может представляться человеку насто‑ ящей агонией. Такие бурные душевные кризисы знает молодость. Ими, напри‑ мер, сопровождается половое созревание человека, бурный прилив сил, не находя‑ щих исхода. Молодость знает свою мелан‑ холию, меланхолию от избытка неизжи‑ тых сил, от неуверенности, что удастся их изжить. Молодость более склонна к меланхолии, чем это принято думать, но это не есть меланхолия от бессилия и изжитости, как меланхолия старости. Самоубийство в молодости часто бывает результатом бурных душевных кризи‑ сов, в которых силы человека не находят исхода. Необходимо очень внимательное и бережное отношение к душевным кри‑

Питер Клаец. Vanitas. 1630 НАТЮРМОРТЫ СУЕТА СУЕТ

Альбрех Дюрер МОЛОДАЯ ЖЕНЩИНА, АТАКУЕМАЯ СМЕРТЬЮ, 1495

убийство не есть проявление силы чело‑ веческой личности, оно совершается нечеловеческой силой, которая за чело‑ века совершает это страшное и трудное дело. Самоубийца, все‑таки, есть человек одержимый. Он одержим объявшей его тьмой и утерял свободу. Это типическое явление. Самоубийство есть также прояв‑ ление малодушия, отказ проявить духов‑ ную силу и выдержать испытание, оно есть измена жизни и ее Творцу. Психоло‑ гия самоубийства есть психология обиды, обиды на жизнь, на других людей, на мир, на Бога. Но психология обиды есть рабья психология. Ей противоположна пси‑ хология вины, которая есть психология свободного и ответственного существа. В сознании вины обнаруживается боль‑ шая сила, чем в сознании обиды.

НЕЗАВИСИМОСТЬ зисам. Потеря детской веры, кризис миро‑ созерцания может породить очень бурные душевные процессы и вызвать меланхо‑ лию. Также роковым может быть душев‑ ный кризис, вызванный неудачной любо‑ вью. Особенно тяжки и опасны по своим последствиям бывают душевные кризисы у натур эмоциональных, которыми аффект владеет безраздельно. Кризисы проходят легче у натур, у которых эмоциональный элемент сильно уравновешен элементом интеллектуальным и волевым. Улучшение условий жизни, прогресс в общественных отношениях могли бы остановить самоубийства… Вопрос о самоубийстве есть вопрос о религиозном смысле жизни. Самоубий‑ ство его отрицает. Беспомощны, наивны и безумны те социологи-позитивисты, которые думают, что общество и обще‑ ственные цели могут заменить Бога и божественные цели жизни и дать чело‑ веческой личности смысл жизни. Мысль об обществе и об общественном долге сама по себе никогда и никого не может остановить от самоубийства. Что может значить отвлеченная идея для человека, для которого померкло все в мире? Только память о Боге как о величайшей реально‑ сти, от которой некуда уйти, как об источ‑ нике жизни и источнике смысла, может остановить от самоубийства. От обще‑ ства можно уйти в смерть, в небытие и общество бессильно над вечной судь‑ бой человека. От Бога же и через смерть уйти нельзя и некуда, нельзя избежать Божьего суда и Божьего определения вечных судеб человека. Только Бог дает смысл жизни. И борьба против самоубий‑ ства, против самоубийственных настро‑ ений есть борьба за религиозный смысл жизни, борьба за образ и подобие Божие в человеке. По статье Николая Бердяева «О самоубийстве»

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

правда жизни

ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ

*** Я сказал врачу: «Я за все плачу!» За грехи свои, за распущенность. Уколи меня, — я сказал врачу, — Утоли за все, что пропущено. Пусть другие пьют в семь раз пуще нас. Им и карты все. Мой же кончен бал. Наказали бы меня за распущенность И уважили этим очень бы. Хоть вяжите меня — не заспорю я. Я и буйствовать могу — полезно нам. Набухай, моей болезни история, Состоянием моим, болезненным! Мне колют два месяца кряду — Благо, зрячие. А рядом гуляют по саду Белогорячие. *** Я вам расскажу про то, что будет, Вам такие приоткрою дали!.. Пусть меня историки осудят За непонимание спирали. Возвратятся на свои на круги Ураганы поздно или рано, И, как сыромятные подпруги, Льды затянут брюхо океана. Словно наговоры и наветы, Землю обволакивают вьюги. Дуют, дуют северные ветры, Превращаясь в южные на юге.


НЕЗАВИСИМОСТЬ

Упадут огромной силы токи Со стальной коломенской версты, И высоковольтные потоки Станут током низкой частоты. И завьются бесом у антенны, И, пройдя сквозь омы — на реле, До того ослабнут постепенно, Что лови их стрелкой на шкале! В скрипе, стуке, скрежете и гуде Слышно, как клевещут и судачат. Если плачут северные люди, Значит, скоро южные заплачут. И тогда не орды чингисханов, И не сабель звон, не конский топот, — Миллиарды выпитых стаканов Эту землю грешную затопят. *** У меня запой от одиночества — По ночам я слышу голоса… Слышу — вдруг зовут меня по отчеству, — Глянул — черт, — вот это чудеса! Черт мне корчил рожи и моргал, А я ему тихонечко сказал:

№4 (34)

7

22 апреля 2012 г.

«Я, брат, коньяком напился вот уж как! Ну, ты, наверно, пьешь денатурат… Слушай, черт-чертяка-чертик-чертушка, Сядь со мной — я очень буду рад… Да неужели, черт возьми, ты трус?! Слезь с плеча, а то перекрещусь!»

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

слово психологу

СУИЦИДАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Черт сказал, что он знаком с Борисовым — Это наш запойный управдом, — Черт за обе щеки хлеб уписывал, Брезговать не стал и коньяком. Кончился коньяк — не пропадем, — Съездим к трем вокзалам и возьмем. Я устал, к вокзалам черт мой съездил сам… Просыпаюсь — снова черт, — боюсь: Или он по новой мне пригрезился, Или это я ему кажусь. Черт ругнулся матом, а потом Целоваться лез, вилял хвостом. Насмеялся я над ним до коликов И спросил: «Как там у вас в аду Отношение к нашим алкоголикам — Говорят, их жарят на спирту?» Черт опять ругнулся и сказал: «И там не тот товарищ правит бал!»

НЕЗАВИСИМОСТЬ

…Все кончилось, светлее стало в комнате, — Черта я хотел опохмелять, Но растворился черт как будто в омуте… Я все жду — когда придет опять… Я не то чтоб чокнутый какой, Но лучше — с чертом, чем с самим собой.

Художник BAILLY, David Self-Portrait with Vanitas Symbols 1651

6

*** Попытка самоубийства Подшит крахмальный подворотничок И наглухо застегнут китель серый — И вот легли на спусковой крючок Бескровные фаланги офицера. Пора! Кто знает время сей поры? Но вот она воистину близка: О, как недолог жест от кобуры До выбритого начисто виска! Движение закончилось, и сдуло С назначенной мишени волосок — С улыбкой Смерть уставилась из дула На аккуратно выбритый висок. Виднелась сбоку поднятая бровь, А рядом что‑то билось и дрожало — В виске еще не пущенная кровь Пульсировала, то есть возражала. И перед тем как ринуться посметь От уха в мозг, наискосок к затылку, — Вдруг загляделась пристальная Смерть На жалкую взбесившуюся жилку… Промедлила она — и прогадала: Теперь обратно в кобуру ложись! Так Смерть впервые близко увидала С рожденья ненавидимую Жизнь.

Суицидальное поведение — слож‑ нейший социальный и психологический феномен. В большой мере проблема самоубийства связана с теневой стороной технического прогресса, одиночеством, отчужденностью поколений, падением престижа института брака, нравственных, духовных, традиционных и религиозных устоев. Усложненные производственные отношения, огромный поток трудно усва‑ иваемой информации, стрессы, «скорост‑ ные» темпы жизни, личные сложности, неизбежные в современном мире кон‑ фликты являются причиной неуклонного возрастания количества самоубийств. Критический порог По данным ВОЗ ООН 20 самоубийств в год на 100 тыс. населения считается крити‑ ческим порогом. До революции в импе‑ раторской России было 2,7 самоубий‑ ства на 100 тыс. человек в год. В 2007 г., по данным Федеральной службы госу‑ дарственной статистики, ушло из жизни по своей воле около 29 человек на каж‑ дые 100 тыс. Однако эта статистика не учитывает большое количество самоубийств зама‑ скированных под несчастный случай, а так же неудавшиеся попытки ухода из жизни.

Суицидальный риск Суицидальный риск — готовность человека совершить суицидальный акт. Оценка его сложна и зависит от следующих перемен‑ ных: ◆◆ от возраста: максимальный риск отме‑ чается среди лиц моложе 20 и старше 45 лет; ◆◆ от уровня образования: максимальный риск наблюдается в группах респон‑ дентов со средним и неполным сред‑ ним образованием. Повышение уровня образования снижает суицидальный риск; ◆◆ от профессионального статуса: макси‑ мальный риск отмечается в группе без‑ работных; ◆◆ от совместного влияния образователь‑ ного и профессионального статусов или от так называемого рассогласования этих статусов. Портрет в интерьере Повышенным суицидальным риском харак‑ теризуются подростки, одинокие (холо‑ стые и разведенные) мужчины и женщины, военнослужащие срочной службы, сотруд‑ ники органов внутренних дел. В частно‑ сти, самоубийство — каждая пятая смерть в современной российской армии. Еже‑ годно по причине самоубийств органы вну‑

тренних дел теряют от 200 до 400 сотруд‑ ников (54 % из них 25‑40 летние со стажем работы 3‑10 лет; 62 % из них имели семьи, 63 % — детей). А.  А. Султанов выделяет 3 основные группы факторов, оказывающих воздей‑ ствие на суицидальное поведение лично‑ сти: 1) дезадаптацию как следствие нару‑ шения процессов социализации личности (социализация — процесс усвоения инди‑ видом образцов поведения, социальных норм и ценностей, необходимых для его успешного функционирования в данном обществе); 2) конфликты в семье; 3) про‑ цессы алкоголизации и наркотизации. Прослеживается ряд особенностей личности, предрасполагающих к суициду. К ним часто относят: напряжение потреб‑ ностей и желаний (выражается в необхо‑ димости непременного достижения постав‑ ленной цели), неумение найти способы их удовлетворения, отказ от поиска выхода из сложных ситуаций, низкий уровень самоконтроля, неумение ослабить нервнопсихическое напряжение, эмоциональная нестабильность, импульсивность, повы‑ шенная внушаемость, бескомпромиссность и отсутствие жизненного опыта. Такие характеристики семьи, как отсутствие отца в раннем детстве, «матриархальный» стиль отношений, чрезмерная опека, частые скандалы, развод родителей, попытки и угрозы самоубийства со стороны родных и близких, алкоголизм одного или обоих родителей, являются характеристиками, производящими суицидальный риск. Высоким уровнем самоубийств выделя‑ ются следующие субъекты суицидального риска в российском общества — группы: 1) психически больных людей, 2) употре‑ бляющих алкоголь (91 чел на 100 тыс насе‑ ления), 3) наркозависимых (178 чел на 100 тыс населения), 4) инвалидов (110 чел на 100 тыс населения). Секта — выход в пропасть Очень высок риск суицидального поведе‑ ния у адептов деструктивных религиоз‑ ных культов, которые могут использовать крайние и неэтичные методики манипули‑ рования, чтобы вербовать членов и кон‑ тролировать их мысли, чувства, поведение. Исследователи выявили у них симптомы повышенного риска индивидуального суицида: склонность к бескомпромисс‑


ным решениям и поступкам, рассуждения об отсутствии смысла жизни, отход от забот и тревог повседневной жизни, снижение социального статуса, продажу собственного имущества в пользу общины и т. д. Просле‑ живаются также симптомы группового суи‑ цида, т. е. вынужденного ухода из жизни в связи с подчинением принятым в группе жестким формам и стереотипам поведе‑ ния. Это пассивность и подчинение лидеру, отречение от собственного «я» и полная идентификация с членами группы, неспо‑ собность принятия самостоятельных реше‑ ний и фанатизм, невозможность выбора в критической ситуации и т. д. Скрытое самоубийство Особую группу суицидального риска составляют люди, желающие умереть, но не готовые сознательно осуществить это желание. Такие опасные человеческие привычки, как злоупотребление алкоголем или наркотиками, игнорирование серьез‑ ных болезней, переедание, чрезмерная работа или хроническое курение — формы «хронического» суицида (К. Меннин‑ гер), или непрямого суицида. И сколько угодно можно твердить человеку о том, что все это опасно для жизни: как правило, именно этой опасности и жаждут скрытые суициденты. При скрытом суициде люди ведут себя таким образом, будто боятся не поспеть к возможному несчастному слу‑ чаю, пренебрежительно относятся к меди‑ цинским рекомендациям, направленным на сохранение жизни, следуют неправиль‑ ным формам поведения, сокращающим жизнь. У них как бы действует установка на преждевременное саморазрушение. Примером являются самоубийства, скрытые под видом несчастных случаев. Нередко замаскированным местом само‑ убийства является проезжая часть дороги. Специалисты считают, что невниматель‑ ность, превышение скорости, ошибки в оценке ситуации и управление автомо‑ билем в нетрезвом состоянии, часто явля‑ ются следствием осознанного или бессоз‑ нательного саморазрушающего поведения. Весьма вероятно, что значительный про‑ цент из числа фатальных ДТП с единствен‑ ной жертвой — фактически суициды. Как пример замаскированного само‑ убийства можно рассматривать некото‑ рые так называемые «смертельные игры», к которым, например, относится русская рулетка. Игра со смертью, кроме того, имеет место в некоторых рискованных (экс‑ тремальных) соревнованиях, например, в автомобильных гонках, прыжках с пара‑ шютом. Светлана Сафонцева, к.п.н., медицинский психолог МНПЦ наркологии

№4 (34)

9

22 апреля 2012 г.

столетие назад Питирим Александрович Сорокин — российско-американский со‑ циолог и культуролог. Мы публикуем два отрывка из его работы 1913 года

«Самоубийство, как общественное явление» Отношение духовной и светской власти к самоубийству Христианство, хотя и проповедовало пре‑ зрение к земной жизни, все же очень рано воспретило самоубийство. В 452 г. Арийский собор заявил, что самоубий‑ ство — преступление и что оно есть не что иное, как результат дьявольской злобы. В 1593 г. на Пражском соборе было постановлено, что самоубийцам не будет оказываться «честь поминове‑ ния во время святой службы и что пение псалмов не должно сопровождать их тело до могилы». В дальнейшем наказания самоубийц становятся все более и более жесткими. К религиозной каре присо‑ единяется и светское наказание. Прика‑ зами Карла Великого, Людовика Святого, Эдуарда и др. императоров повелевается считать недействительным завещание, составленное самоубийцей, конфиско‑ вать его имущество; в Бордо труп само‑ убийцы вешали за ноги, в Аббевиле его тащили в плетенке по улицам; в Лилле труп мужчины, протащив на вилах, вешали, а труп женщины сжигали. Само‑ убийца приравнивался к обыкновенным убийцам, ворам и разбойникам, труп его судился формальным порядком теми вла‑ стями, ведению которых подлежали дела об убийствах. В Англии еще до 1823 г. существовал обычай тащить труп само‑ убийцы по улицам, проткнув его колом, и хоронить его при большой дороге без всякой религиозной церемонии. Но в 1789 г. Франция вычеркнула само‑ убийство из числа преступлений и унич‑ тожила все наказания, направленные против самоубийц. Точно также в 1870 г. и Англия смягчила кары самоубийц, хотя и не уничтожила их совсем: еще в 1889 г. в Англии было 106 процессов по само‑ убийству, из которых 84 самоубийства были осуждены, как акты преступления.

Те же строгости по отношению к само‑ убийцам находим в прошлых веках и в Швейцарии, и в Германии, и в Австрии. В настоящее время положение дела здесь следующее. В Пруссии до 1871 г. погре‑ бение самоубийцы должно было про‑ исходить без религиозных церемоний. Новое германское уложение соучастие в самоубийстве наказывает тремя годами тюрьмы (ст.216). В Австрии каноническая строгость осталась почти неприкосно‑ венной. Так же обстоит дело и в Испа‑

НЕЗАВИСИМОСТЬ

нии. Уголовное уложение Нью-йоркского штата, изданное в 1881 г., продолжает рассматривать самоубийство, как престу‑ пление. Находя наказание трупа само‑ убийцы практически бесполезным, оно наказывает лиц, покушавшихся покончить с собой, наказанием в виде тюремного заключения до 2‑х лет, или штрафа до 200 долларов (около 400 руб.). Из сказанного видно, что христиан‑ ские государства чрезвычайно строго порицали и наказывали самоубийц. Только в последнее время обнаружи‑ вается стремление смягчить или вовсе уничтожить наказания за самоубийство. Это стремление проявляется, в частно‑ сти, и в том, что многие авторы, наряду с «правом на жизнь» каждого, начинают требовать и «права на смерть», якобы принадлежащего каждому человеку. Подобное же отрицательное отношение к самоубийству мы находим и у многих нехристианских народов. Самоубийство запрещает, например, Магомет, само‑ убийство запрещается религиозными воззрениями евреев, халдеев и персов. Что же касается Греции и Рима, то здесь запрещалось самоубийство без разреше‑ ния государства, и подобное самоубий‑ ство влекло те или иные издевательства над трупом. Если же человек, вздумавший покончить с собой, обращался к государ‑ ству за разрешением покончить счеты с жизнью и получал подобное разреше‑ ние — то самоубийство рассматривалось, как вполне законный и допустимый акт. Один из законов, касающихся самоубий‑ ства, гласит так: «Пусть тот, кто не хочет больше жить, изложит свои основания Сенату и, получивши разрешение, поки‑ дает жизнь. Если обижен судьбой — пей цикуту (яд). Если ты сломлен горем — оставляй жизнь. Пусть несчастный рас‑ скажет про свои горести, пусть власти дадут ему лекарство, и его беде насту‑ пит конец». То же было и в Риме. Только в последний период жизни греческого и римского общества исчезло отрицатель‑ ное отношение к самоубийству, явивше‑ еся следствием эпидемии самоубийств. Что касается, наконец, России, то и у нас — отказ в христианском погре‑ бении и недействительность завещания — были наказаниями самоубийцы. Статьи 1472 и 1473 старого Уложения о нака‑ заниях лишали самоубийцу церковного покаяния и погребения. Только в 1905 г. из Устава Врачебного исключена была ст. 710, гласившая: «Тело самоубийцы надле‑ жит палачу в безчестное место оттащить и закопать там». Современное уголовное уложение за доставление средств к само‑ убийству карает заключением до 3‑х лет (ст. 462), за подговор — каторгой до 8‑ми

лет (ст. 463), за самоубийство по жре‑ бию согласно условию с противником — каторгой до 8‑ми лет (ст. 488). Таким образом, почти всюду, у всех народов мы встречаем резко отрицатель‑ ное отношение к самоубийству, весьма суровые кары, налагаемые за это «пре‑ ступление» на труп или на покушав‑ шегося самоубийцу; и, однако, ни про‑ клятия, ни кары не уменьшили числа самоубийств; оно растет, и как мы выдели выше, растет с поражающей быстротой, все больше и больше угрожая обществу и его членам. Раз это так, то, очевидно, есть какие‑то особые причины, которые вызывают это «бытовое явление». Чтобы успешно бороться с ним — прежде всего, очевидно, необходимо найти и изучить

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

эти причины; в противном случае всякая борьба с ними будет бесполезной. Из главы «Причина самоубийства» Одной из простейших социальных при‑ чин самоубийства служит так называемое подражание или заражение. Под под‑ ражанием или заражением мы разумеем такой процесс, в силу которого человек бессознательно и механически повторяет тот или иной поступок другого человека. Каждому, вероятно, приходилось видеть такие факты: в каком‑нибудь обществе иногда достаточно зевнуть одному, как за ним зевают и другие; зевают не потому, что хотят сознательно зевать, а зевают без всякого сознания; то же относится и к явлениям смеха, печали, негодования и т. д. Особенно ясны явления подража‑

Альбрехт Дюрер РЫЦАРЬ, СМЕРТЬ И ДЬЯВОЛ, 1513

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Питирим Сорокин

8


Питирим Сорокин с семьей

ния в толпе. Достаточно одному в театре крикнуть «пожар» и броситься из театра, чтобы все остальные, как стадо баранов, бросились, давя друг друга. Достаточно иногда в битве одному солдату броситься в бегство, чтобы и остальные последовали его примеру. То же происходит и при эпи‑ демии самоубийств. Достаточно ино‑ гда бывает одного случая самоубийства, чтобы вызвать ряд других самоубийств — «подражаний». В 1813 г. в одной француз‑ ской деревне повесилась одна женщина, и сразу же после нее повесилась на том же дереве много других женщин. В 1772 г. в доме инвалидов повесился на одном крючке один инвалид, и вслед за ним повесилось один за другим на том же крючке 15 инвалидов. Что здесь дей‑ ствовало простое заражение (также, как и при эпидемии холеры, например), это видно из того, что достаточно было снять крючок, чтобы самоубийства прекрати‑ лись. То же самое повторилось и в одной булонской будке, где повесилось подряд несколько лиц. Таких фактов можно при‑ вести бесконечно много. Во всех этих случаях человек кончает с собой без вся‑ ких оснований, просто в силу заражения примером. Не будь этого примера — едва ли бы произошли и самоубийства. Иногда, как например, в примере с инвалидами, достаточно бывает удалить какой‑нибудь крючок или дерево — чтобы прекратить и самоубийство. Наша недавняя эпидемия самоубийств, особенно в средних учебных заведениях, в значительной степени обя‑ зана своим широким распространением — подражанию. Так же, как в силу под‑ ражания зачитывались Нат-Пинкертоном, так же кончили многие свою жизнь само‑ убийством в силу той же причины.

№4 (34)

11

22 апреля 2012 г.

НЕЗАВИСИМОСТЬ

— я же их не выпиваю — значит, я не алкоголик (А я просто с ним боюсь крепкие напитки пить — он агрес‑ сивным становится, бить не бьет, но резких движений хватает…) А мне страшно… У меня тетка с дядькой год назад от пьянки умерли, и мне кажется, что я просто реально иду по их стопам. Что делать, вообще не представляю… Понимаю, что пора завязывать — дочь скоро начнет все реально понимать, что родители синеботы (а ей тоже уже нравится, что у нас праздник каж‑ дый день — ей подарочки на вечер при‑ пасаем, спать разрешаем ложиться попозже), внешний вид у обоих будет соответствующий, да и здоровье не к черту… Всегда говорила про других (алкоголиков, наркоманов) — как это глупо спустить свою жизнь в унитаз, а сама этим и занимаюсь по полной программе… Помогите разобраться… Буду признательна за участие….

друг другу

ПОКА НЕ ВСЁ ПОТЕРЯНО?..

Анна

А, вообще я понимаю… Вроде, если не пить, то и делать вечером нечего… А тут красота… Прям, слюнки потекли: винцо, конфетки, фрукты, телевизор. Уютный такой вечер… Замените всякими вкусными чаями (так как заменять всё равно чем‑то придётся). Дуся

Мне 40 лет, я замужем, дочь 6 лет. Я уже 4,5 года не работаю — зани‑ маюсь ребенком. С мужем знакома со школы, вместе живем уже больше 20 лет. И соответственно пьем вме‑ сте. Последнее время (где‑то около полугода) каждый день. Начинали с 1,5 л вина, сейчас объем увеличился до 3 л. И пьем‑то мы не от горя, не от усталости или скуки, а потому что все у нас хорошо. Тост за любовь, тост за дом, тост за ребенка, здоровье и т. д., а потом уже не важно. С одной стороны, все чинно, благородно — культурненькая закусочка, фруктики, конфетки — кино смотрим, разговоры

разговариваем — он мне о своих макро‑ проблемах на работе, я ему о своих микропроблемах дома. А с другой сто‑ роны — на утро отекшая морщини‑ стая рожа (по‑другому сказать о своем лице не могу, и чтобы уж совсем не похо‑ дить на пьющую женщину — принимаю мочегонное — отеки спадают, и вроде как все хорошо), вечное чувство жажды, бессонница. Вроде и ничего страш‑ ного, но… стыд и обещание самой себе больше не пить к вечеру ослабевают… С мужем разговаривала пару раз на эту тему — он говорит, я не сопьюсь, у меня все будет ништяк. Вот стоят типа на балконе две бутылки водки

В чем разобраться хотите? Пить дальше или не пить? Вроде и так ясно. Или, наверное, хотите, чтоб мы стали вас раз‑ убеждать и говорить — ничего страшного, само рассосется! Не рассосется. Сформу‑ лируйте намерения.

№4 (34)

Угу. Ну, как раз последнее, чем вы должны быть сейчас озабочены, это убеж‑ дением кого‑либо в чем‑либо. Примите решение и не пейте. А там вполне возможно, что, глядя на вас, и он подтянется Если делать ставку на то, что все вместе, ничего не выйдет. Хотя я вас понимаю, очень страшно бро‑ сать, когда рядом пьют. Но сразу скажу, что алкаша убедить бросить пить нельзя. Принимайте решение для себя. Александр

А никак не убедите. Для любого алко‑ голика процесс торга с самим собой, это естественное проявление болезни. И этот торг может доходить до абсурда. Всегда есть с кем себя сравнить в свою пользу. Даже если это вокзальный бомж, то по сравнению с покойником из морга, он выглядит как огурец и этим гордится. Вы о себе лучше подумайте для начала, и о будущем ребенка. Все изменения нужно начинать с себя. Изменяешь себя — изме‑ няешь мир. Антон

Моя жена говорила мне, что бла‑ годарна, что у меня рано (27‑28 лет) начались сильные проявления проблем с алкоголем. Иначе бы она тоже могла стать зависи‑ мой. Сейчас дочке пять лет, за это время жена выпивала алкоголь не более 20 раз чисто символически (бокал вина  /  шам‑

22 апреля 2012 г.

панского). Сейчас ждем второго ребенка. Если для вас алко-посиделки важнее соб‑ ственного ребенка и здоровья, можете продолжать свои теплые вечера. Если нет, то просто не пейте. Тем более, у вас пока еще не было абстиненции и белки, завя‑ зать проще. Илья

Вы ведь взрослый человек. Мама, дочь воспитываете. Вы уже должны отвечать за СЕБЯ. Не надо мужа ни в чем убеждать! Это пагубный путь, поверьте. Вы прячетесь за мужа от своих проблем. Он не хочет, моя задача — убедить его! А это не ваша задача. Ваша задача — бросить пить, если вы поняли, что алкоголь мешает вам жить. Если нет — пейте дальше и не приста‑ вайте к мужу. Марина

Привет! Полтора литра в день каждый день в одно лицо — очень много. Мы поскромнее с мужем были, и то внешне стали на алкашей походить. Трудно тебе будет тормознуть, приятно время про‑ водите. Но тормозить надо. Для начала скажи себе честно: у меня проблемы с алкоголем, и их надо решать. Собери всю свою силу воли и — не пей. Удачи! Мария

Здесь проблема не с самим алкоголем и не с зависимостью от него. Просто завязав пить — мало что решишь. Здесь — другое…

Антон

А в чем помочь разобраться? Алкого‑ лик ты или нет? Если ты надеешься услы‑ шать, что, мол, фигня какая! Какой же ты алкаш! Алкаши, те под заборами лежат, а ты умница и красавица! Так вот этого ты у нас не услышишь. Дело в том, что забор, под которым мы лежим, у всех свой соб‑ ственный. У кого какой. Если ты осознала и уже видишь свой забор, под которым ты скоро ляжешь, то тогда ты правильно зашла. Заходи! У нас уютно. Мы тут пить бросаем! Мария

Разобраться в том, как мне убедить мужа, что пора бить тревогу… Муж не считает и не будет считать (!!!!!), что мы алкаши!!!!!! Я не смогу ему перечить, и мне не хватит силы воли отказаться от его такого заманчи‑ вого предложения вкусненько посидеть вечерок…. Анна

Герард Терборх Бокал лимонада ,1655

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Герард Терборх Танцевальная пара, 1660 г.

10


НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

3. Решить проблемы с алкоголем. Но уже руководствуясь не старой линией поведения (как бросить, если для мужа это не проблема, а стало быть, и для меня, раз последнее слово за ним), а осознавая собственные интересы в жизни (даже лучше, приоритеты, которые следует заранее очертить), решить, наконец, все те недоразумения, которые уже принес с собой алкоголь и которые ещё принесет, даже если само решение, будет неприем‑ лемо для мужа. Это для начала. Петр

Над этим сейчас думаю больше всего, и мне страшно, но хочу сознаться. Я сейчас договариваюсь сама с собой просто проредить наши вечерние посиделки. Т.е. ограничиться типа пятницей, субботой, воскресеньем. И клятвенно обещаю себе контро‑ лировать дозу выпиваемого: честно, это почти всегда я — инициатор открыть еще пузырек… Я понимаю, как вы сейчас надо мной поглумитесь — типа реже будет не так страшно… Но пока так! если добьюсь этого — я смогу поверить в свои силы… и смогу добиться большего… может быть… Анна

Герард Терборх Дама пьет вино, 1656

Ага, чем дольше не пьешь, тем сильнее организм тебе отомстит. Контролируемое Употребление — это все фигня, пыталась я и так и эдак и только в пятницу, а не каж‑ дый день, но в пятницу напивалась так, что в субботу с кровати встать не могла, и опохмелка была до ночи воскресенья. Ксения

Отсутствие желания жить своими инте‑ ресами. И зависимость от некоего автори‑ тетного лица, в данном случае, мужа. Проще жить при ком — то, руковод‑ ствуясь чужими решениями, нежели соб‑ ственными (ответственности — никакой и возможной критики за выбор собствен‑ ной линии в жизни). За все решения отве‑ чает муж, а я уж… как он скажет. Не удивлюсь, если бы с самого начала отношений, муж вместо алкоголя, вдруг бы зафанател разведением рыбок, через некоторое время и Анна стала бы заядлой аквариумисткой. Это стиль взаимоотношений такой и свойства личности. И муж (изначально) выбирался как человек, который в даль‑ нейшем, сам все будет решать и опреде‑ лять за свою жену. А скорей всего, этот выбор он осуществил сам. Если, сказан‑

ное хотя бы немного близко к правде, то я бы посоветовал вот что. 1. Найти работу, чтобы: а) пере‑ стать зависеть от мужа (финансово и морально), б) чтобы научиться прини‑ мать самостоятельные решения, в) чтобы расширить границы своего собственного мирка (где есть только дочь, муж и алко‑ голь) и увидеть другую жизнь. 2. Решить самую главную проблему — перекладывание ответственности за свою собственную жизнь и перекладывание решений по поводу этой жизни на плечи мужа (это долгий процесс, который может включать в себя и работу с психологом, и самостоятельный поиск нужных отве‑ тов). Необходимо, лучше узнать саму себя — что Вы сами хотите в жизни, что для Вас НА САМОМ ДЕЛЕ действительно важно, помимо посиделок с мужем и пр.

Точно! Но почему‑то все познается исключительно собственным опытом. Мы все обязательно такой метод пробовали лично. А вдруг у меня получится? У всех не получается, но неужели Я! не смогу? Но вы, Анна, вроде вовремя спохватились, может вы и не алкоголик вовсе? Тут же просто, берешь и проверяешь. Сможешь контролировать выпивку без каких либо усилий со своей стороны — да кто бы что сказал? Бокал вина вечерком только на пользу. А если ежедневный бокал спу‑ стя какое‑то время захватывает с собой десяток друзей….. Тады ой! Марина

Вообще сказать про какого‑то опре‑ деленного человека однозначно (ну, по крайней мере не медику), алкого‑ лик он или нет, мне кажется, нельзя. Я знаю очень многих пьющих людей и не потерявших контроль над соб‑ ственной жизнью. Люди все разные — кто‑то в 90 лет гопака отплясывает, а кто‑то в 65 еле ползает.

13

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Я не думаю, что мой муж алкого‑ лик. Для меня есть некая грань между пьющим и алкоголиком. Так вот, мне кажется, он ее еще не переступил. Но нога занесена, как и у меня. Вот я и пытаюсь остановиться, чтобы не переступить эту последнюю черту. Скажу больше, поскольку врать смысла нет, я не могу сказать, что хочу отка‑ заться от алкоголя на 100 %. Я хочу этот процесс, как и все процессы в своей жизни, направить в определен‑ ное русло. Многие говорят, что это утопия. Но… В общем, думаю, пробую, размышляю. Анна

Пока размышляешь — будешь спи‑ ваться. Завязывай, не размышляй. Ничего страшного тут нет, совершенно. А вся‑ кими Контролируемыми Употреблениями и самообманами только время потеря‑ ешь… Дарья

Вчера мы поругались. Он днем как‑то так прозрачно намекнул, типа не плохо было бы вечером посидеть. А я типа не поняла — он приходит с работы, а дома обычный ужин + кружка молока для него. Ну и вижу, что он как‑то внутренне напряжен, такое раздражение в воздухе витает. Но поужинали, и обоим вроде полегчало — мне оттого, что с пути не сбилась, а ему от обильного ужина с молоком — на том и присели к телику… Сегодня великий праздник в нашей семье «ПЯТНИЦА». Без винца не обой‑ тись. По крайней мере, опробую вто‑ рую точку своей теории — контроль дозы. Посмотрим, что получится… Держите за меня кулачки. Анна

Какие уж тут кулачки. Послушал вас, Анна, прикинул длительность употребле‑ ния и динамику. Сделал предположение и думаю, что не ошибся. К сожалению, алкоголизм нашего желания не спрашивает, а развивается безусловно при употреблении. Зная коли‑ чество, частоту употребления, пол клиента с большой долей вероятности можно даже прикинуть срок развития. Всегда прикидываешь вероятность, а решение за вами. Свидетельствую о глубоком сострада‑ нии вашей дочери. «Посеешь ветер — пожнешь бурю». Ничему потом не удив‑ ляйтесь. Петр Собеседников записала Лариса Фарберова

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

и страшно, и смешно… Самоубийство Роналда Опуса — городская легенда о гипотетиче‑ ском самоубийстве вымышленного человека по имени Роналд Опус. Историю сочинил в 1987 году Дон Харпер Миллс, бывший президент Американской Академии Судебной медицины. Предлагая вашему вниманию эту придуманную историю, напоминаем, что жизнь бы‑ вает намного богаче самой буйной фантазии. Шутите с ней осто‑ рожно! Молодой американец по имени Роналд Опус решил покончить с собой. В пред‑ смертной записке было написано, что он, Роналд, пошел на этот шаг из‑за финан‑ совых трудностей и непонимания со сто‑ роны родителей. После написания этого послания мистер Опус залез на подокон‑ ник и бросился вниз с девятого этажа. Маловероятно, что он сделал бы это, если бы знал, что работавшие в тот день в доме мойщики окон натянули на уровне седьмого этажа страховочную сетку. Так что, пролетев два этажа, Опус просто рух‑ нул бы на пружинящую сетку с мокрыми штанами, но вполне живой. Но тут вме‑ шался фантастический случай. Про‑ сто‑таки фатальное невезение! Когда Роналд пролетал мимо окна восьмого этажа, в его голову из комнаты попал заряд дроби, выпущенный жиль‑ цом на восьмом этаже. Пока полиция доставала труп с сетки и устанавливала личность покойного с почти полностью снесенной выстрелом головой, детективы решили, что стрелявшему — нужно предъ‑ являть обвинение в непредумышлен‑ ном убийстве. Ведь если бы не выстрел, Роналд Опус остался жив, упав на сетку. Дальнейшее разбирательство обнару‑ жило новые факты. Оказалось, что старик стрелял в свою жену, но не попал, и заряд угодил в окно. Значит, мелькнуло у детек‑ тивов, нужно корректировать обвине‑ ние — к непредумышленному убийству добавить покушение на убийство (жены).

Просто в моменты гнева и ссор с женой он всегда хватал со стены незаряжен‑ ный дробовик и делал «контрольный выстрел» — пугал жену щелчком курка. Это было уже как бы семейным ритуалом. По утверждению обоих супругов дробо‑ вик всегда висел на стене и никогда никем не заряжался. Значит, в соответствии с американскими законами, обвинение в непреднамеренном убийстве теперь лежало на том, кто тайно зарядил дробо‑ вик. Кто? Выяснив, что свободно войти в комнату задиристых супругов мог только их сын, полицейские детективы связались с его другом и выяснили много интерес‑ ного. Зная, что отец часто угрожает матери висящим на стене оружием, сын тайно зарядил его, надеясь, что при первом скандале тот застрелит мать, а сам попадет за решетку. Однако последние несколько недель супруги жили на удивление мирно, чем несказанно огорчали неудавшегося мстителя. Где он, этот подонок? «Как где? — удивился старик. — Сын живет этажом выше…» Да, искомым сыном оказался сам… Роналд Опус! Это он зарядил дро‑ бовик, а когда месть не удалась, в отчая‑ нии выбросился из окна. И был застрелен своим же зарядом. Своим же отцом. Кото‑ рого хотел засадить в тюрьму. Самоубий‑ ство свершилось, хотя и не совсем так, как этого хотел Опус… Tobar Alonso Miguel de Boy Blowing Soap Bubbles, 1700-1710

12


14

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

15

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

в нашем храме

Абсолютное

лекарство

В суете, в благополучии, в соблазнах человеку свойственно забывать о Боге. Сердце черствеет и успокаивается, дух засыпает, душа увлекается «житейским морем». Но однажды это море вы‑ плескивает человека на скалистый и угрюмый берег отчаяния, одиночества или болезни. И тогда он озирается в поисках спасения и сострадания, и тогда он впервые взывает: «Господи! Не остави мене погибающа!» Это страшный и великий час в жизни человека, когда ему дается шанс приблизиться и вернуться к тому, что делает жизнь осмысленной. Блаженный Августин считал, что слово «рели‑ гия» означает воссоединение, возобновление когда‑то утерянного союза между человеком и Богом.

Трудно найти место, где бы этот крик души был так слышан, как в больнице, и трудно найти место, где бы храм был так уместен и необходим, как в лечебнице, где человек остается один на один со своими немощами. Сегодня с нами и.о. настоятеля храма Святого Праведного Иоанна Кронштадт‑ ского в Жулебино протоиерей Димитрий Арзуманов, окормляющий паству нашего больничного храма Преображения Господня в Московском научно-практиче‑ ском центре наркологии. Должно ли человеку, зависимому от наркотиков или алкоголя, ждать чудесного преображения? Преображение может произойти, а может и не произойти. Не всякий, попадающий на Фаворскую гору даже вместе со Спасителем, преоб‑ ражается. Но в каждом храме должно быть преображение человека, который молится. В нашем храме своя специфика. Все здесь довольно сложно. Люди здесь боля‑ щие, и болящие довольно сложно. У них не только стерты духовные понятия, под‑ час начисто, но часто само осознание и ощущение окружающей жизни отсут‑ ствует, а есть ощущение безысходности. Их нужно пожалеть, постараться напра‑ вить на первый маленький шаг в сторону покаяния и осознания грехов. Сюда люди приходят в основном лечиться. При этом у них в анамнезе нет никакого религиоз‑ ного опыта: ни хождения в храм, ни испо‑ веди, ни молитвы, ни понятия Бога. И вот

в больнице человек попадает в храм, впервые в жизни задает священнику вопросы, исповедуется, осознает свои грехи, кается, плачет, причащается. Цер‑ ковь не ждет от таких несчастных людей ни поста, ни особой подготовки к При‑ частию в виду их глубоко болезненного состояния, но открывает им путь покаяния и спасения. Мы стараемся проводить беседы перед каждой службой. Рассказываем о Боге, о службе, о спасении, о таинствах. Дарим молитвословы, книжки, иконы. Нужно приближать себя к ним с мягкостью и тер‑ пением. Они и так пуганы-перепуганы, плохо им и страшно. Бывает так, что на службе, где стоят эти люди, жестоко болящие, перегруженные за свою жизнь алкоголем, наркотиками, последствием употребления, лекарствами, вдруг возникает атмосфера такого высо‑ кого благоговения, молитвенной тишины, что просто дух захватывает. Обыкновенный приход вмещает в себя определенное количество людей, и это в основном одни и те же. Здесь же люди приходят в больницу и уходят, идет посто‑ янная ротация. За год с небольшим про‑ шло уже большое количество самых раз‑ ных людей. Наверняка половина из них запомнят это событие и, я уверен, выйдя отсюда, призадумаются, вспомнят и най‑ дут дорогу к храму, во всяком случае, бес‑ следно это не пройдет. Служение в больнице, как и в тюрьме — отрадное служение. Спасительное. Здесь особенно можно подумать о себе, о жизни, о страдании, о том, что и сам

можешь оказаться и в болезни, и в заклю‑ чении. Очень полезно, очень нужно почув‑ ствовать себя с ними наравне. У многих наших больных есть родствен‑ ники, которые страдают вместе с ними. Иногда им кажется, что их силы иссякли. Они не знают, что делать со своими близ‑ кими. Что здесь посоветуешь?.. Их нужно любить. Старец Порфирий Афинский говорил о детях, что когда они выхо‑ дят из послушания, и окрики, и жесто‑ кость не действуют, а только ожесточают, а любовь обезоруживает. Только любовь может все — и обличить, и согреть. Это абсолютное лекарство совершенно от всего.


НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

17

22 апреля 2012 г.

Печаль моя…

Художник COLLIER, Edwart Self-Portrait with a Vanitas Still- Life 1684

Темное небо, ощущение темноты внутри, тело словно «съежилось», как сжатая пружина… Похоже на детектив или фильм ужасов? А в действительности это драма одного человека. Его личный счет жизни. В настоящее время проблема суицидального поведения стала настолько насущной, что о ней говорят не только специалисты. Эта тема вызывает разнообразные чувства — от страха, трево‑ ги, тоски и ужаса до отрицания «со мной и моими близкими такое никогда не произойдет».

И такое состояние похоже на своеобраз‑ ное «духовное пике», из которого чело‑ век не видит выход. Внутренние ресурсы истощаются, жизненная энергия иссякает. Вероятно, в подобной ситуации могут воз‑ никнуть «суицидальные мысли» — мысли о смерти. Однако это мысли не о выходе из сложной ситуации, это мысли об уходе. Отказ от жизни «здесь и теперь», является

отказом от полноты ощущения этого мира, пусть в данный момент не в самых радуж‑ ных его проявлениях. Человек, опираясь на свой опыт радостный и печальный, знания, прин‑ ципы соприкасается с самим миром в самом широком понимании этого слова. Вряд ли возможно в полной мере насладиться счастьем, если не прожито

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

и не пережито диаметрально противопо‑ ложное состояние. «Все познается в срав‑ нении» это не просто банальная фраза, это составляющая мироздания, фило‑ софская категория. Трагедия заключается в том, что временные проблемы человек «решает» раз и навсегда. Значение термина суицид (от англ. suicide — самоубийство) — определя‑ ется психической и поведенческой актив‑ ностью, которая направлена на добро‑ вольное самоуничтожение. Суицид это исключительно человеческая модель поведения. У всех живых существ инстинкт самосохранения доминирует, и процессы жизнеобеспечения и жизне‑ деятельности направлены на выживание. И только человек свою жизнь — Божий дар, прерывает так бездумно. Безусловно, оставлять без внимания эту проблему нельзя. Необходимо обла‑ дать информацией, чтобы распознать над‑ вигающуюся беду.

первая помощь

Философские размышления о смысле жизни, о смерти занимали умы людей веками. Но человеческая жизнь в своем многообразии предпочтений, стремле‑ ний, переживаний претерпевает измене‑ ния, а подчас и искажения, в том числе и духовные. Не каждый человек способен конструктивно, позитивно, своевременно найти выход из стрессовой ситуации.

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Признаки опасности ◆◆ Частые жалобы на недомогание (голов‑ ные боли, постоянную усталость, сон‑ ливость). ◆◆ Депрессия (тоска, отчаяние, отсутствие аппетита, безразличие, бессонница, уход от обязанностей, бессмысленное времяпрепровождение, в поведении появляется оцепенение). ◆◆ Социальная изоляция, уход в себя. ◆◆ Поведение, направленное на самораз‑ рушение (аутоагрессия — членовре‑ дительство, употребление алкоголя, наркотиков и т. д.). ◆◆ Безразличие к своему внешнему виду, небрежность в одежде. ◆◆ Раздаривание ценных вещей, составле‑ ние завещания. ◆◆ Устные или письменные намеки (рас‑ суждение о самоубийствах, просьбы о помощи, предпочтение пессимисти‑ ческих, мрачных, суицидальных тем в искусстве, литературе и т. д.) ◆◆ Ощущение скуки при проведении вре‑ мени в обычном окружении или выпол‑ нении работы, которая раньше прино‑ сила удовольствие. ◆◆ Если человек, словно бы невзначай, заводит разговор о самоубийстве, это значит, что он давно уже о нем думает. Важная информация Как правило, суицид не происходит без предупреждения. Большинство людей, почти всегда предупреждают о своем намерении. Говорят либо делают что‑то такое, что служит наме‑ ком о том, что они оказались в безвы‑ ходной ситуации и думают о смерти. ◆◆ Многие из тех, кто решился на такой шаг, представляют особую опасность

Художник HALS, Frans Young Man with a Skull (Vanitas) 1626-28

16

◆◆

◆◆ ◆◆ ◆◆

◆◆

◆◆ ◆◆

◆◆

◆◆

◆◆

для самих себя в промежуток времени — от 24 до 72 часов. Если кто‑то вмешается в их планы и окажет помощь, то они могут больше не покушаться на свою жизнь. О своих планах расстаться с жизнью не делятся лишь единицы. Суицид не передается по наследству. Если кто‑то из членов семьи совершил суицид, то человек находится в зоне повышенного риска. Склонность к суицидальному поведе‑ нию проявляется не только у психи‑ чески больных людей. Нередко чело‑ век находящийся в состоянии острого эмоционального конфликта, в течение короткого промежутка времени может думать о самоубийстве. Тот, кто говорит о суициде, вероятно, может его совершить. Суицид это не просто способ обратить на себя внимание. Это отчаянный, пол‑ ный боли крик о помощи и, может быть, последний. Если человек заговорил о самоубий‑ стве, он, конечно же, хочет привлечь внимание. Но это еще свидетельствует о том, что он попал в беду. Сказанные вовремя добрые слова или дружеская поддержка могут изменить печальную историю. Суицид не является следствием одной неприятности. Как правило, это череда событий негативно влияющих на чело‑

◆◆

◆◆

века, и какое‑нибудь из них является «последней» каплей. Если человек делится с Вами своими мыслями о суициде, то это свидетель‑ ствует о его доверии и о том, что есть потребность выговориться и решение не окончательное. Это можно расцени‑ вать, как своеобразный зов о помощи. Большинство решившихся на суицид, как правило, хотели вовсе не умереть, а только обратить внимание на свои проблемы, позвать на помощь вот таким совершенно непригодным для этого методом. Зачастую не задумываясь о других способах преодоления кри‑ зиса.

Помощь «Я слышу тебя» — готовность под‑ держать «опасную» тему, дать воз‑ можность человеку выговориться, так как нередко высказанные суицидаль‑ ные мысли перестают быть таковыми. Дружеская забота, участие, умение выслушать слова, которые выражают боль, чувства человека, решившегося на столь отчаянный шаг, являются дока‑ зательством вашей поддержки. ◆◆ Лучше всего прислушаться к словам своего друга или знакомого и отнестись к его «угрозам» всерьез. ◆◆ Сосредоточить внимание человека на альтернативных решениях, на пози‑ тивно-значимых моментах в жизни. ◆◆


18

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Балтазар ван дер Аст. Цветы в вазе с раковинами и насекомыми

◆◆

◆◆

◆◆

◆◆ ◆◆

◆◆

◆◆

◆◆

◆◆

Необходимо донести до суицидента, что кризисные проблемы проходящие, а самоубийство бесповоротно. Попытаться оценить степень риска. Серьезность намерений. Они могут быть от мимолетных, расплывчатых до окончательно разработанного плана суицида. Важно установить заботливые взаимо‑ отношения. Не спорить. Постараться максимально спокойно поговорить о тревожащей ситуации. Ваша готовность выслушать и обсудить будет большим облегчением для отчаявшегося человека. Беседу необходимо вести с любовью и забо‑ той. Обратиться к опыту разрешения кри‑ зисных ситуаций в прошлом. Это явля‑ ется оценкой внутренних ресурсов и средств, имеющихся для решения проблемы. Нивелировать «уникальность» ситуа‑ ции — «подобные случаи происходили со многими людьми в разное время», но они находили конструктивно-пози‑ тивный выход. Необходима надежда, которая постро‑ ена не на пустых утешениях, а на обо‑ снованной существующей способности человека желать и достигать. Надежда помогает выйти из поглощенности мыс‑ лями о самоубийстве. В ситуации высокого суицидального риска необходимо оставаться с чело‑

веком как можно дольше и непременно обратиться к специалистам, так как друзья и близкие могут не иметь необходимого опыта действий в подоб‑ ных ситуациях, и нередко эмоцио‑ нально вовлечены в процесс. Не откладывать обращение за помо‑ щью к специалистам, если проявляются любые признаки суицида (антикризис‑ ные центры, телефон доверия и т. д.).

Нельзя: Выражать агрессию, потрясение услышан‑ ным, стыдить, ругать, недооценивать веро‑ ятность суицида, предлагать неоправ‑ данные утешения, банальные решения, не учитывающие конкретную жизненную ситуацию, оставлять человека одного в ситуации риска. Те, кто, когда‑то решился на отчаянный безвозвратный шаг, и кому посчастливи‑ лось уцелеть утверждают, что, подойдя к черте, они неожиданно поняли, что про‑ блемы их не столь велики, чтобы нельзя было их решить. За мгновение до смерти они осознавали, что им хочется ЖИТЬ. Но самое печальное то, что кому‑то не уда‑ лось удержаться над пропастью, к которой они сами себя привели. В суматохе будней, повседневных забот важно не забывать, что самое цен‑ ное это человеческое общение, любовь и забота друг о друге. Жертвы или «заложники» ситуации Рассуждая о действиях человека, попав‑ шего в беду и совершившего суицид, нельзя забывать о его близких, родствен‑ никах. Э. Шнейдман называет родственни‑ ков, друзей, погибшего от суицида чело‑ века — «оставшиеся в живых жертвы». Любая смерть опустошительна, но смерть вследствие суицида для родственников, друзей более травматична по своей сути, так как она не является неизбежной реальностью конечности жизни. Помощь семье, в которой произошел суицид, необходима и осуществляется по тем же психологическим, морально-эти‑ ческим принципам, как и помощь, любому человеку переживающему горе утраты. Э. Линдеманн отмечает, что «работа со скорбящими направлена на освобож‑ дение от связи с умершим, реадаптацию к окружающей реальности, в которой он отсутствует, и формирование новых взаимоотношений». Но следует помнить о специфичности восприятия и пережи‑ вания смерти члена семьи, друга от суи‑ цида. Родственники испытывают «бурю» эмоций: боль, отчаяние, страх, гнев и т. д. Все они вовлечены в кризисную ситуацию и деморализованы. Именно поэтому им крайне важна помощь специалистов.

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

Важно понимать, что горе это не болезнь, а естественное человеческое чувство. Можно сказать, что горем при‑ рода «лечит» разбитое сердце. Близким, родственникам необходимо прожить период горевания, отреагировать эмоции, проработать свои чувства, а не прятать их. «Держаться из последних сил и не пода‑ вать вида» не просто не эффективный способ справиться с ситуацией, а крайне опасный для родственников и близких, так как может приводить к различным психосоматическим заболеваниям. Следует обратиться за профессиональной помощью в случае: ◆◆ депрессии; ◆◆ утраты интереса к любимому делу; ◆◆ проблем со здоровьем; ◆◆ зависимости от лекарств, алкоголя и  т. д.; ◆◆ сужения круга социальных контактов; ◆◆ патологического стремления к одино‑ честву. «Время лечит» — не банальная фраза. Время необходимо, чтобы прожить горе, пройти путь. Период горевания зани‑ мает у разных людей разные временные отрезки. Конечно, одного времени недо‑ статочно, чтобы справиться с последстви‑ ями трагических событий, в этом случае на помощь приходят специалисты. Помощь семьям, пережившим смерть от суицида близкого человека ◆◆ Консультации специалистов суицидо‑ логов, психологов, врачей. ◆◆ Посещение семинаров, групп взаимо‑ помощи для поддержки семей в ситуа‑ ции суицида. ◆◆ Оказание помощи скорбящим. Эту помощь могут оказывать и те, кто уже имеет аналогичный опыт проживания горя. ◆◆ Необходимо проявление любви, заботы, поддержки от друзей, знако‑ мых. ◆◆ Медико-психосоциальное сопрово‑ ждение на протяжении всего периода горевания. ◆◆ Важно использовать опыт горя, для того чтобы прошлое не стало роковым для человека в настоящем и в будущем. У человека есть способность постро‑ ить «храм завтрашней светлой мечты» вопреки страданиям и боли. По словам Тортона Уайлдера: «Един‑ ственный путь к спасению, единственный мост — это любовь». Третьякова Татьяна, медицинский психолог МНПЦ наркологии

19

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

наша публикация

Федор Достоевский

Два самоубийства Недавно как‑то мне случилось гово‑ рить с одним из наших писателей (боль‑ шим художником) о комизме в жизни, о трудности определить явление, назвать его настоящим словом. Я именно заметил ему перед этим, что я, чуть не сорок лет знающий «Горе от ума», только в этом году понял как следует один из самых ярких типов этой комедии, Молчалина, и понял именно, когда он же, то есть этот самый писатель, с которым я говорил, разъяснил мне Молчалина, вдруг выведя его в одном из своих сатирических очерков. (Об Мол‑ чалине я еще когда‑нибудь поговорю, тема знатная). —  А знаете ли вы, — вдруг сказал мне мой собеседник, видимо давно уже и глу‑ боко пораженный своей идеей, — зна‑ ете ли, что, что бы вы ни написали, что бы ни вывели, что бы ни отметили в худо‑ жественном произведении, — никогда вы не сравняетесь с действительностью. Что бы вы ни изобразили — все выйдет слабее, чем в действительности. Вы вот думаете, что достигли в произведении самого комического в известном явле‑ нии жизни, поймали самую уродливую его сторону, — ничуть! Действительность тотчас же представит вам в этом же роде такой фазис, какой вы и еще и не пред‑ лагали и превышающий всё, что могло создать ваше собственное наблюдение и воображение!.. Это я знал еще с 46‑го года, когда начал писать, а может быть и раньше, — и факт этот не раз поражал меня и ставил меня в недоумение о полезности искусства при таком видимом его бессилии. Дей‑ ствительно, проследите иной, даже вовсе и не такой яркий на первый взгляд факт действительной жизни, — и если только вы в силах и имеете глаз, то найдете в нем глубину, какой нет у Шекспира. Но ведь в том‑то и весь вопрос: чей глаз и кто в силах? Ведь не только чтоб создавать и писать художественные произведения, но и чтоб только приметить факт, нужно тоже в своем роде художника. Для иного наблюдателя все явления жизни про‑ ходят в самой трогательной простоте и до того понятны, что и думать не о чем,


20

НЕЗАВИСИМОСТЬ

смотреть даже не на что и не стоит. Дру‑ гого же наблюдателя те же самые явления до того иной раз озаботят, что (случается даже и нередко) — не в силах, наконец, их обобщить и упростить, вытянуть в пря‑ мую линию и на том успокоиться, — он прибегает к другого рода упрощению и просто-запросто сажает себе пулю в лоб, чтоб погасить свой измученный ум вместе со всеми вопросами разом. Это только две противуположности, но между ними помещается весь наличный смысл чело‑ веческий. Но, разумеется, никогда нам не исчерпать всего явления, не добраться до конца и начала его. Нам знакомо одно лишь насущное видимо-текущее, да и то понаглядке, а концы и начала — это все еще пока для человека фантастиче‑ ское. Кстати, один из уважаемых моих кор‑ респондентов сообщил мне еще летом об одном странном и неразгаданном самоубийстве, и я все хотел говорить о нем. В этом самоубийстве все, и сна‑ ружи и внутри, — загадка. Эту загадку я, по свойству человеческой природы, конечно, постарался как‑нибудь разга‑ дать, чтоб на чем‑нибудь «остановиться и успокоиться». Самоубийца — молодая девушка лет двадцати трех или четырех не больше, дочь одного слишком извест‑ ного русского эмигранта и родившаяся за границей, русская по крови, но почти уже совсем не русская по воспитанию. В газетах, кажется, смутно упоминалось о ней в свое время, но очень любопытны подробности: «Она намочила вату хлоро‑ формом, обвязала себе этим лицо и легла на кровать… Так и умерла. Перед смертью написала следующую записку: «Je m›en vais entreprendre un long voyage. Si cela ne réussit pas qu›on se rassemble pour fêter ma résurrection avec du Cliquot. Si cela réussit, je prie qu›on ne me laisse enterrer que tout à fait morte, puisqu›il est très désagréable de se réveiller dans un cercueil sous terra. Ce n›est pas Chic!»» To есть по‑русски: «Предпринимаю длинное путешествие. Если самоубий‑ ство не удастся, то пусть соберутся все отпраздновать мое воскресение из мерт‑ вых бокалами Клика. А если удастся, то я прошу только, чтоб схоронили меня, вполне убедясь, что я мертвая, потому что совсем неприятно проснуться в гробу под землею. Очень даже не шикарно вый‑ дет!» В этом гадком, грубом шике, по‑моему, слышится вызов, может быть негодова‑ ние, злоба, — но на что же? Просто гру‑ бые натуры истребляют себя самоубий‑ ством лишь от материальной, видимой, внешней причины, а по тону записки видно, что у нее не могло быть такой при‑ чины. На что же могло быть негодова‑

ние?.. на простоту представляющегося, на бессодержательность жизни? Это те, слишком известные, судьи и отрицатели жизни, негодующие на «глупость» появ‑ ления человека на земле, на бестолковую случайность этого появления, на тира‑ нию косной причины, с которою нельзя помириться? Тут слышится душа именно возмутившаяся против «прямолиней‑ ности» явлений, не вынесшая этой пря‑ молинейности, сообщившейся ей в доме отца еще с детства. И безобразнее всего то, что ведь она, конечно, умерла без вся‑ кого отчетливого сомнения. Сознатель‑ ного сомнения, так называемых вопросов, вероятнее всего, не было в душе ее; всему она, чему научена была с детства, верила прямо, на слово, и это вернее всего. Зна‑ чит, просто умерла от «холодного мрака и скуки», с страданием, так сказать, животным и безотчетным, просто стало душно жить, вроде того, как бы воздуху недостало. Душа не вынесла прямолиней‑ ности безотчетно и безотчетно потребо‑ вала чего‑нибудь более сложного… С месяц тому назад, во всех петер‑ бургских газетах появилось несколько коротеньких строчек мелким шрифтом об одном петербургском самоубийстве:

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

выбросилась из окна, из четвертого этажа, одна бедная молодая девушка, швея, — «потому что никак не могла при‑ искать себе для пропитания работы». Прибавлялось, что выбросилась она и упала на землю, держа в руках образ. Этот образ в руках — странная и неслы‑ ханная еще в самоубийстве черта! Это уж какое‑то кроткое, смиренное само‑ убийство. Тут даже, видимо, не было никакого ропота или попрека: просто — стало нельзя жить. «Бог не захотел» и — умерла, помолившись. Об иных вещах, как они с виду ни просты, долго не пере‑ стается думать, как‑то мерещится, и даже точно вы в них виноваты. Эта кроткая, истребившая себя душа невольно мучает мысль. Вот эта‑то смерть и напомнила мне о сообщенном мне еще летом само‑ убийстве дочери эмигранта. Но какие, однако же, два разные создания, точно обе с двух разных планет! И какие две разные смерти! А которая из этих душ больше мучилась на земле, если только приличен и позволителен такой праздный вопрос?

21

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

биография к размышлению

Бывает все

на свете хорошо

1876 год

И правда, бывает все хорошо. Бывает, все складывается к пользе, и вероломная судьба уступает место Фортуне. Травма колена лишила армию перспективного офицера, но подарила кинематографу отличного сценариста и поэта. И как сво‑ евременно, как промыслительно привела его дорога во ВГИК! Какие собратья – соперники-соратники были ему дарованы здесь! Так они и стоят теперь все вместе у порога альма-матер – полубоги, подранки, гении… Рыцари кино… Не картонными ли оказались ваши мечи? Не Росинанты ли таскали вас на спине? Не медный ли таз украшал гордые головы? Кровь-то, во всяком случае, была настоящей, боль была настоящей, и битва была стоящей. И земли, завоеванные вами, и свободное

слово и чувство – все это осталось нам, таинственно запечатленное пленкой. Каждый поодиночке горел, как свеча на ветру, но какой костер сложили они из своих судеб! До сих пор мы можем обо‑ греться возле него. Геннадий Шпаликов подкупал откры‑ тостью, лиризмом и мужественностью. Его взгляд на мир был свеж и необычен. Он старался жить и поступать по-мужски дерзко, не угодничая и не подличая перед власть имущими. Геннадию не исполнилось семи лет, когда на фронте погиб отец, было десять, когда его направили в суворовское учи‑ лище, где он начинает писать стихи и вести дневник. В 1955 году – первая публикация стихов в центральной печати. В девятнад‑ цать младший сержант Шпаликов назна‑

чен командиром отделения. Возможно, он стал бы генералом, а возможно, навсегда заглох бы в каком-нибудь захолустном военном городке. «Я жил, как жил, Спешил, смешил, И даже в армии служил И тем нисколько не горжусь, Что в лейтенанты не гожусь». Случайная травма — и полная перемена участи. В 1959 году он студент сценарного отделения института кинематографии. Первый же фильм «Застава Ильича» под‑ вергся нападкам критики, и, жестоко порезанный, увидел свет только через несколько лет под названием «Мне двад‑ цать лет». Но 1964 году на экраны вышел


НЕЗАВИСИМОСТЬ

фильм «Я шагаю по Москве», и открыл новую эпоху не только в отечественном кино, но и в умонастроениях молодежи, а Геннадий Шпаликов стал одним из симво‑ лов 60-х. Его имя звучало рядом с Возне‑ сенским, Евтушенко, Аксеновым. Были написаны сценарии, которые легли в основу фильмов: «Я родом из дет‑ ства» (1966), «Ты и я» (1972), «Пой песню, поэт» (1973). А в 1967 году вышла первая и единственная режиссерская работа Шпаликова — фильм «Долгая счастливая жизнь». Во многих картинах звучали его песни. В разлетающемся белом плаще он шел по Москве как победитель, блистал остро‑ умием, покорял размахом, щедро делился идеями… В 1962 году его женой стала Инна Гулая, с блеском начавшая свой актерский путь картиной «Тучи над Борском». Но настоящая слава пришла с фильмом «Когда деревья были большими». Список ее ролей невелик, но все они свидетельствуют об огромном таланте. Юрий Никулин с первых дней работы оценил молодую актрису: «Репетировать с ней было до безумия интересно. Она умела захватывать так, что забывалось обо всем на свете. И её огром‑ ные, чистые, пронизывающие душу глаза! В том, что такую актрису ждет только вели‑ кое будущее, никто не сомневался. Не знал человека, который мог бы не любить ее. И я был лишь одним из многочисленной армии почитателей». Брак начинался большой любовью, они были молоды, темпераментны, талантливы. Они были красивы, пользовались попу‑ лярностью, бешено ревновали друг друга. Родилась дочь, но … маховик времени уже раскручивался в обратную сторону, а дик‑ татура советской бюрократии устанавли‑ вала свои правила игры.

После яркого и быстрого взлета начался период стагнации. Все меньше было фильмов у обоих, все реже они были востребованы в кино. Зарплата Инны в театре киноактера была единственным стабильным источником денег. Недавние веселые кутежи Шпаликова в компании стали перерастать в тихое без‑ надежное пьянство. Он говорил: «В СССР нет выбора вне выбора. Или ты пьешь, или ты подличаешь, или тебя не печатают. Чет‑ вертого не дано». Инна отличалась повышенной эмо‑ циональностью, неуравновешенностью, она болезненно реагировала на запои мужа и на его исчезновения. В какой-то период, желая снизить для него «алко‑ гольную нагрузку», она стала выпивать вместе с ним, и эта, такая распростра‑ ненная ошибка любящих женщин, тоже способствовала расшатыванию ее пси‑ хики. По воспоминаниям дочери, она не была пьющим человеком, но многочис‑ ленные странности и неровность харак‑ тера делали ее очень уязвимой для уда‑ ров жизни. В семье начались скандалы, выяснения отношений, два максималиста наносили друг другу тяжелые раны, и даже маленькая дочь уже не могла скре‑ пить их союз двух блуждающих «безза‑ конных комет». Семья распалась. Шпали‑ ков скитался по квартирам и дачам своих друзей, изредка встречаясь с дочерью. И он, и Инна тяжело переживали разрыв, но слишком мало земли было под ногами, чтобы пытаться выстроить на ней дом. Не склонный к компромиссам Шпали‑ ков все больше оказывался отгорожен от кинопроцесса глухой стеной идеологиче‑ ского курса партии. Инна знала, что про‑ стой съедает ее лучшие актерские годы. Круг друзей сужался, круг собутыльников ширился.

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

За последний год Шпаликов сильно сдал, он обрюзг, потерял свою прежде хорошую физическую форму, стал осо‑ бенно мрачен. Последний напи‑ санный им сценарий «Девочка Надя, чего тебе надо» был заведомо непроходным и звучал как вызов советской идеологии. Тридцати семи лет от роду, в 1974 году Геннадий Шпаликов повесился на одной из переделкинских дач, отброшен‑ ный прочь с дороги в светлое будущее бодрым локомотивом социалистического реализма. Потерявшийся в тумане идео‑ логического цинизма подранок большой войны, так и не смог примерить на себя добропорядочный пиджачок придворного ловца почестей и примирить свое роман‑ тическое сердце с кривыми зеркалами жизни. Инна Гулай пережила его на 16 лет. Она мало снималась в кино, ее почти забыл зритель. Она жила вдвоем с доче‑ рью, ожидая ролей, переходя от отчаяния к надежде, от надежды к равнодушию. По-прежнему нервная, ранимая, неустро‑ енная она не выдержала натиска жизни. Таблетки снотворного положили конец ее борьбе. Они ушли самовольно, почти случайно, оставив фильмы, стихи, дочь, разбитые надежды, недоумение. Возможно, им не хватило земли под ногами… Отпоют нас деревья, кусты, Люди, те, что во сне не заметим, Отпоют окружные мосты, Или Киевский, или ветер. Да и степь отпоет, отпоет, И товарищи, кто поумнее, А еще на реке пароход, Если голос, конечно, имеет. Наталия Волохова

23

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

спросим мудреца Есть лишь одна по‑настоящему серьез‑ ная философская проблема — проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, — значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное — имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью катего‑ риями — второстепенно. Альбер Камю

Нет, пожалуй, ни одного думающего человека, который, хотя бы раз в жизни, не задумывался о самоубийстве. Уильям Джеймс

«Ты согласен с тем, что самоубий‑ ство — это постоянное решение времен‑ ной проблемы? «- «Я буддист, и думаю, что самоубийство — это временное реше‑ ние постоянной проблемы». Кто‑то из буддистов

Мы не можем вырвать ни одной стра‑ ницы из нашей жизни, хотя легко можем бросить в огонь саму книгу.

After Nicolas Lancret СУЕТА

22

Жорж Санд

Мысль о самоубийстве — могучее уте‑ шение, с ней проживаешь много трудных ночей. Фридрих Ницше

Самоубийца именно потому и пере‑ стает жить, что не может перестать хотеть. Артур Шопенгауэр

Самоубийство — следствие ощущения личного краха. Фазиль Искандер

Вполне возможно, что человек кончает с собой из чувства самосохранения. Халиль Джебран

Многие не смеют покончить с собой из страха вызвать неодобрение у соседей. Сирилл Коннолли

Лошади никогда не кончают самоубий‑ ством, потому что, будучи лишены дара речи, они не имеют возможность выяснять отношения.

один путь появления на свет, но указала нам тысячи способов, как уйти из жизни. Мишель Монтень

Тот, кто не может пережить приступ меланхолии и убивает себя сегодня, захо‑ тел бы жить, если бы у него хватило терпе‑ ния подождать.

Убийца убивает человека, самоубийца — человечество.

Вольтер

Гилберт Честертон

Каждому из нас суждено умереть — но не стоит класть голову в пасть льву.

Самоубийство — мольба о помощи, которую никто не услышал.

Саади

Равиль Алеев

↑Перед удачливыми открыты все двери, перед неудачливыми — все окна.

Ничто так не утомляет, как ожидание поезда, особенно когда лежишь на рель‑ сах.

В. Верховский

Дон-Аминадо

Самоубийца: человек, погибший при попытке бегства от себя самого. Веслав Брудзиньский

У молодых самоубийство — мольба о помощи, у стариков — только мольба о смерти. Антоний Кэмпиньский

Самоубийство убивает двоих.

Тот, кто кончает с собой одновременно и очень труслив и очень смел: он не смеет бороться со временем, но не боится веч‑ ности. Пьер Буаст

Владимир Маяковский

Генри Миллер

Лучший дар, который мы получили от природы и который лишает нас всякого права жаловаться — это возможность сбежать. Природа назначила нам лишь

Между тех, кто ищет смерти, мало тех, кто находит ее в то самое время, когда она была бы им на пользу. Наполеон

Не будь у меня свободы покончить самоубийством, я бы уже давно застре‑ лился. Эмиль Сьоран


24

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

сухая справка

Ритуальные самоубийства

Добровольно-принудительно Исторически первыми формами самоубийств были так называемые ритуальные самоубийства. Это установили археологи, изучавшие гробницы древних царей Шумера и Аккада (третье тысячелетие до н.э., территория современного Ирака). В последний путь вместе с властителем отправлялись воины его личной охраны, принимавшие смертельный яд и навеки застывавшие у врат вечности. Индивидуальным следует считать такое самоубийство, когда человек осоз‑ нает свое дальнейшее существование несовместимым с определенными жиз‑ ненными обстоятельствами, кардинально противоречащими его принципам, идеа‑ лам и убеждениям. Ритуальное же само‑ убийство происходит как раз по обратной причине — когда общество считает, что при определенных ситуациях и обсто‑ ятельствах человек не имеет права на дальнейшее существование и должен покончить с собой тем или иным (обычно строго регламентированным) способом, и отношение самого человека к поступку, который он должен совершить, не имеет никакого значения. У древних кельтов доживание до немощной старости считалось позором для воина. Добровольно обретших смерть ожидало блаженное существование, и, напротив, для того, кто умер от болезни или старческой дряхлости уготована преисподняя. Датские воины считали позором для себя умереть на своей постели или закончить свои дни от болезни и в глубокой старости и для того, чтобы избежать такого позора, сами кончали с собой. На границе вестготских владений возвышалась высокая скала, носившая название «скала предков», с которой старики бросались вниз и умирали, когда жизнь становилась им в тягость.

25

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Индивидуальный самоубийца до последней минуты, до самого послед‑ него вдоха имеет выбор: совершать или не совершать самоубийство. В силу нали‑ чия этой альтернативы большее, если не подавляющее число индивидуальных самоубийц так и не осуществляют свое намерение, предпочтя жизнь смерти. Ритуальный самоубийца лишен воз‑ можности выбора не только с момента, когда произошло роковое событие, кото‑ рое должно повлечь за собой самоубий‑ ство (например, смерть мужа для индий‑ ской женщины или поражение на войне для самурая), — ритуальный самоубийца лишен возможности выбора с той самой минуты, когда он появился на свет. Девочка из касты браминов в Индии должна выйти замуж только за брамина и обязана была покончить с собой опре‑ деленным образом, сгорев вместе с телом мужа на ритуальном костре. В Японии мальчик, рожденный самураем, с самого раннего детства знал, что когда вырастет, он обязательно станет самураем и в его жизни может возникнуть ряд ситуаций, когда он должен будет покончить с собой, совершив ритуальный обряд харакири. То же самое знала и его жена, которая в дни больших смут постоянно носила при себе ритуальный меч, которым она должна была перерезать себе горло в том случае, если ее муж совершал харакири. И для того, чтобы она смогла это сделать, девочек, достигших определенного воз‑ раста, также специально обучали этому. В разных культурах Дикша — религиозное самоубийство в Индии. Способы, причины и объекты поклонения были самые различные. Чаще всего дикша совершался путем сожжения или утопления. Нередко они становились массовыми мероприятиями. Дикша совершался во искупление грехов и для достижения мокши — полной свободы от страданий земной жизни. Массовые паломничества к священным рекам — тиртхам, заканчивались не менее массовыми самоутоплениями. В Древнем Риме и Древней Греции кодекс чести предлагал самоубийство, как искупление позора военных поражений или позора бесчестных деяний. Клеомен, царь Спарты умер от удара Пантея, своего любимца, находясь в безвыходном положении. Клеомен, Пантей и еще несколько спартанцев вырвались из заключения и попытались поднять восстание, но не смогли и в отчаянии, решив не сдаваться в руки палачей, перебили друг друга. Марк Юний Брут бросился на меч, после поражения во второй битве при Филлипах. Он попросил своих

друзей заколоть его, но никто не согласился. Немалую роль в распространенности самоубийств в Римской империи сыграл обычай, согласно которому провинившиеся должностные лица своей добровольной смертью как бы «искупали вину», судебное преследование уже не грозило их семьям. Более десяти тысяч старообрядцев в России сожгли себя и своих близких. Благословляли на самосожжение и высшие авторитеты раскола, такие, как протопоп Аввакум. В XIX столетии возникают движения, провозглашающие, что ежели кто себя пожжет или постом заморит, то станет таким же угодником, как святые. Камикадзе — божественный ветер. Во время второй мировой войны так назывались японские летчики, направлявшие свои нагруженные взрывчаткой самолеты на военные объекты (в основном это были корабли) противника. Японская авиация никогда не имела проблем с нехваткой лётчиков-камикадзе, наоборот, добровольцев было в три раза больше, чем самолётов. Основная масса камикадзе были двадцатилетними студентами университетов, причины вступления в отряды смертников варьировались от патриотизма до желания прославить свой род. И всё же глубинные причины этого феномена заложены в самой культуре Японии, в традициях бусидо и средневековых самураев. Расцвет философии, искусства зача‑ стую даже в рамках одной субкультуры сочетается с весьма архаичными веро‑ ваниями, предрассудками, обычаями. Именно этим обусловлено длительное существование феномена ритуального самоубийства. Так, два классических вида ритуальных самоубийств — сати и хара‑

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

кири — имели самое широкое распро‑ странение вплоть до конца XIX века. Сати —  ритуальное самосожжение индий‑ ских вдов после смерти мужа — является наряду с харакири одним из самых рас‑ пространенных в свое время и широко известных видов ритуального самоубий‑ ства. В четырех книгах Вед о сожжении вдов не упоминается ни слова. Уильсон — луч‑ ший индолог и санскритист своего вре‑ мени, рылся в самых древних рукописях, пока не убедился, что нигде в гимнах Вед нет такого постановления — сжигать вдов после смерти мужа. И вот что он нашел наконец: Ригведа повелевает брамину класть вдову до зажжения костра рядом с трупом мужа, а по совершении опреде‑ ленных обрядов свести с костра. Доказав это, Уильсон в середине XIX века подгото‑ вил почву для запрещения ритуала сати на территории практически всей Индии. Однако существует и другая точка зрения, согласно которой этот обычай существовал в Индии в самый древней‑ ший период ее истории и, быть может, с поднятием культуры в эпоху издания Вед был отменен. Доказательство этому видят в том факте, что подобного же обы‑ чая придерживались в древности мно‑ гие индо-германские племена в самой Европе. Для жен правителей и знатных людей исключения не существовало, и они не могли уклониться от смерти на костре. Именно в этих случаях мы можем смело говорить о чисто ритуальных самоубий‑ ствах, так как в этих случаях ни о каком выборе речи быть и не могло. При этом сам взгляд на значение этого обычая изменился по сравнению


26

НЕЗАВИСИМОСТЬ

с древними временами. В нем перестали видеть только удовлетворение чувствен‑ ных потребностей покойника в загроб‑ ной жизни. Жена, добровольно всходив‑ шая на костер, делала это в убеждении, что этим она смывает не только свои грехи, но и грехи своего мужа, очищает их обоих и тем самым приуготовляет бла‑ женную жизнь на небесах. Это побуждало многих вдов действительно добровольно всходить на костер или позволять зары‑ вать себя заживо вместе с покойником. По сути, ритуальное самоубийство представляет собой разновидность сцени‑ ческого искусства, театрального действия, где имеются главный герой и актеры, дей‑ ствие и зрители, пристально следящие за ним. Роль главного персонажа испол‑ няет жертва, и в ее обязанности входит достойно сыграть свою роль. В большинстве случаев индусские вдовы выдерживали мучительную смерть в пламени с невероятной твердостью. Однако, известно много примеров, когда родные сыновья связывали жертву, несмотря на ее отчаянное сопротивление, и бросали в пламя. Такая бесчеловеч‑ ная жестокость, заглушающая все есте‑ ственные чувства, находит себе объяс‑ нение только в народных предрассудках, в боязни, что отказ вдовы от сожжения навлечет на ее семью неизгладимый позор и исключение из касты. Нередки случаи сожжения десяти- и даже восьми‑ летних девочек вместе с трупом мальчика, с которым они были соединены браком в раннем детстве по индусскому обычаю. Вдовы-дети отрывались от кукол, уводи‑ мые на костер. Доблесть самурая Японцы довели до совершенства два самых сложных, два самых необычных способа самоубийства: харакири и отку‑ сывание собственного языка, возведя их практически в ранг искусства. Оба способа самоубийства практиковались за редкими исключениями только среди

самураев. Полное презрение к собствен‑ ной жизни, к собственным страданиям, к боли, железная воля, формирующаяся с детства духом бусидо, позволяли саму‑ раю уходить из жизни так, как это не умел никто (харакири), и тогда, когда этого не мог никто (откусывание собственного языка). В чем особенность самоубийства с помощью откусывания собственного языка? Самоубийство таким способом, как мы уже говорили, практически невоз‑ можно предотвратить. Именно в этом и состояло назначение этого редкого и изощренного способа самоубийства, которому самурая, как и ритуалу хара‑ кири, учили с детства, — научиться обрывать свою жизнь в таких условиях, когда другие способы самоубийства по каким‑либо причинам невозможны, а дальнейшее продолжение жизни может повлечь за собой преступление против духа бусидо, например, слабость перед пыткой и выдача военной тайны. Поэтому самурая с детства учили, что в случае возникновения такой необходи‑ мости, он должен будет аккуратно, неза‑ метно, чтобы не дрогнул ни один мускул на лице, в присутствии возможной стражи, у основания откусить себе язык, прогло‑ тить его и, не открывая рта, глотать соб‑ ственную кровь до тех пор, пока не насту‑ пит смерть от потери крови. Поскольку подобный поступок практически невоз‑ можен без соответствующей тренировки, а тренироваться на собственном языке по понятным причинам долго невоз‑ можно, самураи тренировались на живот‑ ных. Они откусывали у несчастных жертв, как это и требовалось искусством, язык у основания и пили кровь, максимально заполняя ею свой желудок. Слово «харакири» чаще используется в народном языке, на языке культурного класса оно именуется сэппуку. Обычай харакири неразрывно связан с кодексом чести японских воинов бусидо. Саму‑ раи совершали самоубийство с помощью харакири в случаях оскорбления их чести, совершения недостойного поступка (позорящего в соответствии с нормами бусидо честь воина), в случае смерти своего сюзерена или же, в более позднее время, по приговору суда как наказание за совершенное преступление. Вполне закономерен тот факт, что обряд начал развиваться у воинов — людей, находившихся в постоянной боевой готовности и всегда носивших при себе оружие, — средство для веде‑ ния войны и орудие для самоубийства. В Европе, в Древнем Риме был распро‑ странен обычай бросаться на свой меч, причем также среди той прослойки обще‑

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

ства, которая постоянно имела при себе меч, то есть среди профессиональных воинов. Часто самураи совершали харакири по самым незначительным поводам. На лестнице сегуна встретились два при‑ дворных, причем один, считая другого ниже себя по происхождению, не покло‑ нился ему. Тогда тот тут же обнажает кин‑ жал и совершает над собой харакири. «Пусть мой оскорбитель знает, — сказал он, умирая, — что мое мужество не ниже его!» Узнав, по окончании аудиенции, об этих словах, оскорбитель вскричал: «Моя кровь не ниже его!» И тут же, при‑ сев на пятки, вскрыл себе живот. Подобная легкость лишения себя жизни объясняется полнейшим прене‑ брежением к ней, выработанным в русле дзэновского учения, а также наличием культа смерти, создававшего вокруг при‑ бегнувшего к сэппуку ореол мужествен‑ ности. К тому же в феодальное время самоубийство стало у воинов настолько распространенным, что превратилось по существу в настоящий культ харакири, почти манию. Для жен и дочерей воинов харакири также не являлось чем‑то особенным, однако женщины, в отличие от мужчин, разрезали себе не живот, а только горло, или наносили смертельный удар кинжа‑ лом в сердце. Тем не менее этот процесс также назывался харакири. Самоубийство посредством перерезания исполнялось женами самураев специальным кинжалом кайкэн — свадебным подарком мужа, — или коротким мечом, вручаемым каждой дочери самурая во время обряда совер‑ шеннолетия. В соответствии с нормами кодекса бусидо для жены самурая считалось позором не суметь покончить с собой при необходимости, поэтому женщин также учили правильному исполнению самоубийства. Они должны были уметь перерезать артерии на шее, знать, как сле‑ дует связать себе колени перед смертью, чтобы тело было найдено затем в целому‑ дренной позе. Важнейшими побуждени‑ ями к совершению самоубийства женами самураев были обычно смерть мужа, оскорбление самолюбия или нарушение данного мужем слова. Для предотвращения «некрасивых» действий и поведения самурая во время харакири, когда он, потеряв контроль, мог упасть навзничь с выражением страдания на лице, с криком и т. д. и тем самым опо‑ зорить свой род, и была введена долж‑ ность ассистента, в обязанность которого входило прекратить мучения самурая, вскрывшего живот, посредством отделе‑ ния головы от туловища.

27

НЕЗАВИСИМОСТЬ

Материнская жертва В Китае существовал древний обычай: если во внутреннем [императорском] дворе рождался сын, которого намеревались возвести в наследники престола, его мать предавали смерти. Как правило, матрицид осуществлялся как добровольное самоубийство. При передаче власти между поколениями суицид чужеродной матери наследника престола исключал узурпацию власти ее консортным кланом и, одновременно, утверждал легитимность нового наследника, нередко усыновлявшегося доминирующим консортным кланом. Необходимость ритуального самоубийства приводила к тому, что жены и наложницы, не желая приносить себя в жертву престолонаследию, соглашались рожать принцев и принцесс, но избегали производить на свет наследника. Поскольку подобное поведение было жестко регламентировано писа‑ ными и неписаными законами общества, человек не имел возможности посту‑ пить исходя из собственных желаний и побуждений. Отношение ритуальных самоубийц к совершаемому ими обряду никого не интересовало. Таким образом, ритуальное самоубийство требует почти полного отсутствия свободы воли и под‑ чинения принятым в обществе жестким формам и стереотипам поведения, нахо‑ дящим свое полное и логическое завер‑ шение в тотальной ритуализации жизни и смерти. Понятно, что ритуальное самоубийство может существовать только в таком обще‑ стве, в котором ценность индивидуальной человеческой личности практически све‑ дена к нулю. При подготовке материала использована работа Л. Трегубова, Ю. Вагина «Эстетика самоубийства», интернет-источники

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

слово священнику

ИГУМЕН ВАЛЕРИЙ (ЛАРИЧЕВ)

ЖИЗНЬ БЕЗ  БОГА КАК КАТАСТРОФА (в сокращении)

Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога» Псал. 52, 2 Вследствие значительных перемен в основах жизни российского обще‑ ства после разрушения государства одной из самых жгучих проблем стало огромное распространение алкоголизма среди населения страны. Миллионы людей остались без работы и без особых надежд на перемены к лучшему: начиная с 1990‑го года, каждый новый год прино‑ сит все большее обнищание населения и, как следствие, голод, болезни, невидан‑ ный рост преступности. В этих условиях все больше становится мужчин, столкнув‑ шихся с невозможностью не только содер‑ жать семьи, но и просто прокормить самих себя; они пытаются забыть о мучительных проблемах с помощью алкоголя — самого распространенного «продукта» на тепе‑ решнем российском рынке. В результате наблюдается массовое разрушение семей, умственная и физическая деградация миллионов людей, рождение больных

и умственно неполноценных детей. Все это уже принимает характер националь‑ ной катастрофы: который год население страны значительно убывает, происходит резкое сокращение продолжительности жизни. Но при всей важности экономических причин трагедии они являются лишь внешней стороной проблемы, представ‑ ляя собой как бы вершину айсберга, а в глубине находится то, что определяет не только истоки повального алкоголизма, но и саму экономику страны. Основания всякой жизни коренятся в духовном мире. Алкоголизм как болезнь имеет две составляющие: соматическую и духовную. Первая связана с привыканием организма к алкоголю и изменившимся из‑за этого обменом веществ, с нарушением психики и поражением всех органов. Поэтому можно и нужно использовать лекарствен‑ ные средства. Но на другую сторону —


28

НЕЗАВИСИМОСТЬ

духовную — необходимо воздействовать только духовными средствами, богатство и возможности которых в Православии безграничны. Исцеление от алкоголизма, как и от любого иного вида бесоодержимо‑ сти, возможно только с помощью Церкви и только духовными усилиями. Без Бога ни о каком исцелении говорить невоз‑ можно. А таблетки и психологические методики помогают снимать соматические и психические последствия алкоголизма. Алкоголизм — это прежде всего грехов‑ ная болезнь, страсть, но за каждой стра‑ стью, как известно, стоит бес. Для того чтобы понять, как помочь одержимому страстью к спиртному, нужно уяснить тот грех, который мешает боль‑ ному освободиться от алкогольной зави‑ симости. Этот грех именуется непослу‑ шанием. Корень его — гордыня, но грех гордыни имеет множество проявлений. Алкоголику говоришь: «Не пей, брось, тебе говорит это священник, занимаю‑ щийся проблемой лечения алкоголизма более сорока лет. Ты должен до конца жизни своей прекратить употреблять спиртное, иначе снова и снова будешь падать и двигаться к погибели, к разло‑ жению личности». На это он, как правило, отвечает так: «Я смогу бросить, когда захочу, — или, — нет, я месяц продержусь, а потом буду пить как все, воздержанно, культурно, без запоев».

Но страсть‑то остается, она внутри человека, она ждет своего часа, и от нее никуда не денешься. Пьющий не пони‑ мает, что имеет дело с хитроумным и злоб‑ ным бесом, который просчитывает его действия и действия лечащих его врачей на несколько ходов вперед. Потом же, уловив их в свои сети, смеется и «поти‑ рает копытами» от удовольствия в бесов‑ ской своей радости. Многолетний психотерапевтический и священнический опыт позволяет с уве‑ ренностью утверждать: пристрастие к винопитию — это проблема духов‑ ная и справляться с нею надо, прежде всего, на духовном уровне. Несмотря на явно видимые всеми знаки грядущей катастрофы, в России до сего дня отсут‑ ствуют структуры и организации, которые могли бы помочь желающим исцелиться от страшной болезни пристрастия к алко‑ голю. А таких людей очень и очень много. Десятки, сотни тысяч мужчин, потерявших семьи, дома, детей, не могут найти места, где им была бы дана хоть малая возмож‑ ность изменить свою жизнь. Ныне настало время вспомнить то положительное, что уже было в России, а именно, — возродить при православных приходах Братства трезвости. Во время каждой Божественной литур‑ гии священник вынимает из просфоры частички за всех членов Братства. Таким образом, Сам Господь помогает каждому,

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

кто борется с этой страстью. После прича‑ щения верующих в конце Божественной литургии священник погружает все выну‑ тые частички в Чашу со Святыми Дарами, произнося слова: «Отмый (омой), Господи, грехи поминавшихся зде (здесь) кровию Твоею честною, молитвами святых Твоих». Нет и не может быть большей помощи человеку, чем такое поминовение и очи‑ щение, совершаемое, практически, еже‑ дневно. Оно укрепляет и поддерживает членов Братства в их подвиге. Действительно, чтобы исцелиться от страсти пьянства, требуется подвиг, который человек несет до конца жизни. И совершить этот подвиг невозможно без решимости бороться со своим неду‑ гом. На вопрос, чем отличается человек, находящийся на пути спасения, от других людей, преподобный Серафим Саровский сказал — решимостью! Решимостью жить по заповедям Господним, неся свой крест. Так и в Братстве, — если человек твердо решится бросить пить, то Господь обя‑ зательно поможет: ведь Он — любящий Отец наш. Борьба с грехом должна продолжаться до последнего мгновения жизни чело‑ века. Алкоголь, наркотики, курение, чре‑ воугодие — это саморазрушение и духов‑ ное самоубийство, только замедленное. Нельзя остановиться на пути борьбы с грехом или говорить: «выпью рюмку — и больше не буду!» Обязательно будешь! Не пей именно эту рюмку — и тогда нач‑ нется новый отсчет жизни. Иначе грех побеждает человека, — каждый знает, что впереди погибель, но остановиться не может. Грех сидит внутри нас самих, поэтому, удаляя внешний раздражитель, мы лишь отчасти помогаем себе, помогаем вну‑ тренне собраться и воздерживаться от гнетущей нас страсти. Блудник остается блудником, будь у него одна женщина или двадцать. То же самое и с алкоголи‑ ком или наркоманом. А результат один: духовная смерть, за которой неизбежно следует и физическая. Мы должны научиться отделять чело‑ века от мучающего его греха. Когда человек воздерживается от винопития или наркотиков, его уже нельзя называть алкоголиком или наркоманом. Мы сер‑ димся, раздражаемся, злимся на человека, гнушаемся грешника. Но Сам Господь никого не гнушается, Он говорит: «Наша брань не против крови и плоти, но про‑ тив властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебес‑ ных» (Еф. 6, 12). Злые духи насилуют человека, а мы часто вместо того, чтобы помочь несчаст‑ ному, проявить любовь и участие в его

29

НЕЗАВИСИМОСТЬ

жизни, начинаем ненавидеть человека, созданного по образу и подобию Божию. Нужно сначала хотя бы пожалеть его. Из жалости может вырасти терпение и любовь к страждущим брату или сестре. Жизнь без Бога — это саморазруше‑ ние жизни и самоубийство. Но видов саморазрушающего поведения значи‑ тельно больше, чем прямых попыток самоубийства. Сюда входят алкоголизм, наркомания, страсть к азартным играм, да и вообще любая страсть, ибо это есть ничто иное, как бесоодержимость. Известно, что в католических странах уровень самоубийств значительно ниже, чем в демократических протестантских странах. Это, безусловно, связано с рели‑ гиозными основами жизни. Там, где пози‑ ции религии сильны, иные принципы жизни и поведения. Мы превзошли всех — и католиков, и протестантов, и любые латиноамериканские и африканские режимы, занимая с огромным отрывом первую строку по числу самоубийств. И снова назовем причину этого печаль‑ ного первенства: жизнь без Бога; когда Его отрицают, идет вымирание и само‑ уничтожение народа. Но без Бога ничего не получится: ни создать, ни восстановить, ни постро‑ ить. Об этом сказал тысячи лет назад по вдохновению Божию пророк Давид: «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строющие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Псал. 126, 1). По-человечески ситуация в нашей Отчизне видится ката‑ строфической. Но Господь может повер‑ нуть всю нашу жизнь по Своему плану, разрушив планы того, кто принесет с собой гибель и ужас. На этом основано наше упование, наша надежда, наша вера в милосердие Божие и любовь к нам Его Пречистой Матери. Слава Богу за всё! Игумен Валерий (Ларичев) Настоятель храма во имя свв. мучеников Флора и Лавра села Ям Домодедовского района Московской обл.

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

литературная страница

О. Генри

Чья вина?

В качалке у окна сидел рыжий, небри‑ тый; неряшливый, мужчина. Он только что закурил трубку и с удовольствием пускал синие клубы дыма. Он снял баш‑ маки и надел выцветшие синие ночные туфли. — Сложив пополам вечернюю газету, он с угрюмой жадностью запой‑ ного потребителя новостей глотал жирные черные заголовки, предвкушая, как будет запивать их более мелким шрифтом тек‑ ста. В соседней комнате женщина готовила ужин. Запахи жареной грудинки и кипя‑ щего, кофе состязались с крепким духом трубочного табака. Окно выходило на одну из тех густо населенных улиц Ист-Сайда, где с насту‑ плением сумерек открывает свой вербо‑ вочный пункт Сатана. На улице плясало, бегало, играло множество ребятишек. Одни были в лохмотьях, другие — в чистых белых платьях и с ленточками в косах; одни — дикие и беспокойные, как ястре‑ бята, другие — застенчивые и тихие; одни выкрикивали грубые, непристойные

слова, другие слушали, замирая от ужаса, но скоро должны были к ним привыкнуть. Толпа детей резвилась в обители Порока. Над этой площадкою для игр всегда реяла большая птица. Юмористы утверждали, что это аист. Но жители Кристи-стрит лучше разбирались в орнитологии: они называли ее коршуном. К мужчине, читавшему у окна, робко подошла двенадцатилетняя девочка — и сказала: — Папа, поиграй со мной в шашки, если ты не очень устал. Рыжий, небритый, неряшливый муж‑ чина, сидевший без сапог у окна, ответил, нахмурившись: — В шашки? Вот еще! Целый день работаешь, так нет же, и дома не дают отдохнуть. Отчего ты не идешь на улицу, играть с другими детьми? Женщина, которая стряпала ужин, подошла к дверям. — Джон, — сказала она, — я не люблю, когда Лиззи играет на улице. Дети набираются там чего не следует. Она


НЕЗАВИСИМОСТЬ

Автохром Люмьер ЖЕНСКОЕ ЛИЦО, 1915 год

30

весь день просидела в комнатах. Неужели ты не можешь уделить ей немножко вре‑ мени и заняться с ней, когда ты дома? —  Если ей нужны развлечения, пусть идет на улицу и играет, как все дети, — сказал рыжий, небритый, неряшливый мужчина. — И оставьте меня в покое. *** —  Ах, так? — сказал Малыш Меллали. — Ставлю пятьдесят долларов против двадцати пяти, что Энни пойдет со мной на танцульку. Раскошеливайтесь. Малыш был задет и уязвлен, черные глаза его сверкали. Он вытащил пачку денег и отсчитал на стойку бара пять деся‑ ток. Три или четыре молодых человека, которых он поймал на слове, тоже выло‑ жили свои ставки, хотя и не так поспешно. Бармен, он же третейский судья, собрал деньги, тщательно завернул их в бумагу, записал на ней условия пари огрызком карандаша и засунул пакет в уголок кассы. —  Ну и достанется тебе на орехи, — сказал один из приятелей, явно предвку‑ шая удовольствие. —  Это уж моя забота, — сурово отре‑ зал Малыш. — Наливай, Майк. Когда все выпили, Бэрк — прихлеба‑ тель, секундант, друг и великий визирь Малыша вывел его на улицу, к ларьку чистильщика сапог на углу, где решались все важнейшие дела Клуба Полуночни‑

ков. Пока Тони в пятый раз за этот день наводил глянец на желтые ботинки пред‑ седателя и секретаря клуба, Бэрк пытался образумить своего начальника. — Брось эту блондинку, Малыш, — советовал он, — наживешь неприятно‑ стей. Тебе что же, твоя‑то уже нехороша стала? Где ты найдешь другую, чтобы тряс‑ лась над тобой так, как Лиззи? Она стоит сотни этих Энни. —  Да мне Энни вовсе и не нравится, — сказал Малыш. Он стряхнул пепел от папиросы на сверкающий носок своего башмака и вытер его о плечо Тони. — Но я хочу проучить Лиззи. Она вообразила, что я — ее собственность. Бахвалится, будто я не смею и заговорить с другой девушкой. Лиззи вообще‑то молодец. Только слишком много стала выпивать в последнее время. И ругается она непо‑ добающим образом. — Ведь вы с ней вроде как жених и невеста? — спросил Бэрк. —  Ну да. На будущий год, может быть, поженимся. —  Я видел, как ты заставил ее в пер‑ вый раз выпить стакан пива, — сказал Бэрк. — Это было два года назад, когда она, простоволосая, выходила после ужина на угол встречать тебя. Скромная она тогда была девчонка, слова не могла сказать, не покраснев.

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

—  Теперь‑то язык у нее — ого! — ска‑ зал Малыш. — Терпеть не могу ревности. Поэтому‑то я и пойду на танцульку с Энни. Надо малость вправить Лиззи мозги. — Ну, смотри, будь поосторожнее, — сказал на прощанье Бэрк. — Если бы Лиззи была моя девушка и я вздумал бы тайком удрать от нее на танцульку с какой‑нибудь Энни, непременно под‑ дел бы кольчугу под парадный пиджак. Лиззи брела по владениям аиста-кор‑ шуна. Ее черные глаза сердито, но рас‑ сеянно искали кого‑то в толпе прохожих. По временам она напевала отрывки глу‑ пых песенок, а в промежутках стискивала свои мелкие белые зубы и цедила грубые слова, привнесенные в язык обитателями Ист-Сайда. На Лиззи была зеленая шелковая юбка. Блузка в крупную коричневую с розовым клетку ловко сидела на ней. На пальце поблескивало кольцо с огромными фаль‑ шивыми рубинами, а с шеи до самых колен свисал медальон на серебряной цепочке. Ее туфли со сбившимися на сторону высо‑ кими каблуками давно не видели щетки. Ее шляпа вряд ли влезла бы в бочку из‑под муки. Лиззи вошла в кафе «Синяя сойка» с заднего хода. Она села за столик и нажала кнопку с видом знатной леди, которая звонит, чтобы ей подали эки‑ паж. Подошел слуга. Его широкая улыбка и тихий голос выражали почтительную фамильярность. Лиззи довольным жестом пригладила свою шелковую юбку. Она наслаждалась. Здесь она могла давать распоряжения и ей прислуживали. Это было все, что предложила ей жизнь по части женских привилегий. —  Виски, Томми, — сказала она. Так ее сестры в богатых кварталах лепечут: «Шампанского, Джеймс». —  Слушаю, мисс Лиззи. С чем прика‑ жете? — С сельтерской. Скажите, Томми, Малыш сегодня заходил? — Нет, мисс Лиззи, я его сегодня не видел. Слуга не скупился на «мисс Лиззи»: все знали, что Малыш не простит тому, кто уронит достоинство его невесты. —  Я ищу его, — сказала Лиззи, глот‑ нув из стакана. — До меня дошло, будто он говорил, что пойдет на танцульку с Энни Карлсон. Пусть только посмеет! Красноглазая белая крыса! Я его ищу. Вы меня знаете, Томми. Мы с Малышом уже два года как обручились. Посмотрите, вот кольцо. Он сказал, что оно стоит пятьсот долларов. Пусть только посмеет пойти с ней на танцульку. Что я сделаю? Сердце вырежу у него из груди. Еще виски, Томми. —  Стоит ли обращать внимание на эти сплетни, мисс Лиззи,

31

НЕЗАВИСИМОСТЬ

— сказал слуга, мягко выдавливая слова из щели над подбородком. — Не может Малыш Меллали бросить такую девушку, как вы. Еще сельтерской? — Да, уже два года, — повторила Лиззи, понемногу смягчаясь под маги‑ ческим действием алкоголя. — Я всегда играла по вечерам на улице, потому что дома делать было нечего. Сначала я только сидела на крыльце и все смо‑ трела на огни и на прохожих. А потом как‑то вечером прошел мимо Малыш и взглянул на меня, и я сразу в него втю‑ рилась. Когда он в первый раз напоил меня, я потом дома проплакала всю ночь и получила трепку за то, что не давала другим спать. А теперь… Скажите, Томми, вы когда‑нибудь видели эту Энни Карл‑ сон? Только и есть красоты, что перекись. Да, я ищу его. Вы скажите Малышу, если он зайдет. Что сделаю? Сердце вырежу у него из груди. Так и знайте. Еще виски, Томми. Нетвердой походкой, но настороженно блестя глазами, Лиззи шла по улице. На пороге кирпичного дома дешевых квартир сидела кудрявая девочка и задум‑ чиво рассматривала спутанный моток веревки. Лиззи плюхнулась на порог рядом с ребенком. Кривая, неверная улыбка бродила по ее разгоряченному лицу, но глаза вдруг стали ясными и бесхитростными. — Давай я тебе покажу, как играть в веревочку, — сказала она, пряча пыль‑ ные туфли под зеленой шелковой юбкой. Пока они сидели там, в Клубе Полу‑ ночников зажглись огни для бала. Такой бал устраивался раз в два месяца, и члены клуба очень дорожили этим днем и стара‑ лись, чтобы все было обставлено парадно и с шиком. В девять часов в зале появился пред‑ седатель. Малыш Меллали, под руку с дамой. Волосы у нее были золотые, как у Лорелеи. Она говорила с ирландским акцентом, но никто не принял бы ее «да» за отказ. Она путалась в своей длинной юбке, краснела и улыбалась-улыбалась, глядя в глаза Малышу Меллали. И когда они остановились посреди комнаты, на навощенном полу произо‑ шло то, для предотвращения чего много ламп горит по ночам во многих кабинетах и библиотеках. Из круга зрителей выбежала Судьба в зеленой шелковой юбке, принявшая псевдоним «Лиззи». Глаза у нее были жесткие и чернее агата. Она не кричала, не колебалась. Совсем не по‑женски она бросила одно-единственное ругатель‑ ство — любимое ругательство Малыша — таким же, как у него, грубым голосом. А потом, к великому ужасу и смятению Клуба Полуночников, она исполнила хвастливое обещание, которое дала

Томми, исполнила, насколько хватило длины ее ножа и силы ее руки. Затем в ней проснулся инстинкт само‑ сохранения или инстинкт самоуничтоже‑ ния, который общество привило к дереву природы? Лиззи выбежала на улицу и помчалась по ней стрелою, как в сумерки вальдшнеп летит через молодой лесок. И тут началось нечто — величайший позор большого города, его застарелая язва, его скверна и унижение, его тем‑ ное пятно, его навечное бесчестье и пре‑ ступление, поощряемое, ненаказуемое, унаследованное от времен самого глу‑ бокого варварства, — началась травля человека. Только в больших городах и сохранился еще этот страшный обычай, в больших городах, где в травле участвует то, что зовется утонченностью, граждан‑ ственностью и высокой культурой. Они гнались за ней — вопящая толпа отцов, матерей, любовников и девушек, — они выли, визжали, свистели, звали на подмогу, требовали крови. Хорошо зная дорогу, с одной мыслью — скорее бы конец — Лиззи мчалась по знакомым ули‑ цам, пока не почувствовала под ногами подгнившие доски старой пристани. Еще несколько шагов — и добрая мать Восточная река приняла Лиззи в свои объятия, тинистые, но надежные, и в пять минут разрешила задачу, над которой бьются в тысячах пасторатов и колледжей, где горят по ночам огни. Забавные иногда снятся сны. Поэты называют их видениями, но видение — это только сон белыми стихами. Мне при‑ снился конец этой истории. Мне приснилось, что я на том свете. Не знаю, как я туда попал. Вероятно, ехал поездом надземной железной дороги по Девятой авеню, или принял патенто‑ ванное лекарство, или пытался потянуть за нос Джима Джеффриса*, или предпри‑ нял еще какой‑нибудь неосмотритель‑ ный шаг. Как бы то ни было, я очутился там, среди большой толпы, у входа в зал суда, где шло заседание. И время от вре‑ мени красивый, величественный ангел — судебный пристав — появлялся в дверях и вызывал: «Следующее дело!» Пока я перебирал в уме свои земные прегрешения и раздумывал, не попы‑ таться ли мне доказать свое алиби, сослав‑ шись на то, что я жил в штате Нью-Джерси, — судебный пристав в ангельском чине приоткрыл дверь и возгласил: —  Дело № 99852743. Из толпы бодро вышел сыщик в штат‑ ском — их там была целая куча, одетых в черное, совсем как пасторы, и они рас‑ талкивали нас точь‑в-точь так же, как, бывало, полисмены на грешной земле, —

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

и за руку он тащил… кого бы вы думали? Лиззи! Судебный пристав увел ее в зал и затворил дверь. Я подошел к крылатому агенту и спро‑ сил его, что это за дело. — Очень прискорбный случай, — ответил он, соединив вместе кончики пальцев с наманикюренными ногтями. — Совершенно неисправимая девица. Я специальный агент по земным делам, преподобный Джонс. Девушка убила сво‑ его жениха и лишила себя жизни. Оправ‑ даний у нее никаких. В докладе, кото‑ рый я представил суду, факты изложены во всех подробностях, и все они подкре‑ плены надежными свидетелями. Возмез‑ дие за грех — смерть. Хвала создателю! Из дверей зала вышел судебный при‑ став. —  Бедная девушка, — сказал специ‑ альный агент по земным делам, преподоб‑ ный Джонс, смахивая слезу. — Это один из самых прискорбных случаев, какие мне попадались. Разумеется, она… — …Оправдана, — сказал судеб‑ ный пристав. — Ну‑ка, подойди сюда, Джонси. Смотри, как бы не перевели тебя в миссионерскую команду да не послали в Полинезию, что ты тогда запоешь? Чтобы не было больше этих неправых арестов, не то берегись. По этому делу тебе следует арестовать рыжего, небритого, неряш‑ ливого мужчину, который сидит в одних носках у окна и читает книгу, пока его дети играют на мостовой. Ну, живей, поворачи‑ вайся! Глупый сон, правда? Перевод под ред. М. Лорие

Известный американский боксер

*


32

НЕЗАВИСИМОСТЬ

№4 (34)

22 апреля 2012 г.

МОСКОВСКАЯ НАРКОЛОГИЯ

Что делать, если потребовалась помощь нарколога?

1. Найдите свой наркологический диспансер по месту регистрации. 2. Позвоните в справочную, уточните, когда можно прийти на прием к врачу-наркологу.

3. Не забудьте паспорт и страховой полис.

4. Если необходима анонимная помощь (любой район Москвы), звоните

ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ: (495) 709‑6404

Московский научно-практический центр наркологии: (499) 178‑3505

ЦАО:  (499) 245‑1781 (Филиал № 2 МНПЦ наркологии) ЮВАО:  (499) 178‑3194 (Филиал № 5 МНПЦ наркологии) СЗАО:  (495) 491‑6682 (Филиал № 9 МНПЦ наркологии) ЮАО:  (495) 675‑8409 (Филиал № 6 МНПЦ наркологии) Наркологическая служба Москвы построена по территориальному принципу. Каждый москвич может обратиться в окружной филиал МНПЦ нарколо‑ гии и получить квалифицированную помощь. Все хотят лечиться у хороших врачей. Спрашивают у знакомых, ищут в Интернете информацию о «про‑ веренных» специалистах и медучреждениях. Это правильно. К своему здоровью нужно относиться с осторожностью и уважением. Исчерпывающая информация о филиалах МНПЦ наркологии на территории города Москвы представлена здесь. Следует отметить, что по российскому законодательству лечение наркомании, в отличие от лечения алкоголизма, может осуществляться только государственными наркологическими учреждениями, а частные клиники имеют право предоставлять только реабилитационные программы. Система московских филиалов МНПЦ наркологии ориентирована на ока‑ зание современной помощи всем пациентам, страдающим наркотической и алкогольной зависимостью, игроманией, другими видами зависимостей. Московский научно-практический центр наркологии Адрес: 109390, Москва, ул. Люблинская, д. 37 / 1 Директор — Брюн Евгений Алексеевич Телефон: (499) 178‑35‑05; (495) 660‑20‑56; (495) 709‑64‑05 Городской организационнометодический отдел по наркологии Адрес: 113149, Москва, ул. Болотниковская, д. 16 Зав. отделом — Михайлова Валентина Алексеевна Телефон — (499) 317‑2044 Факс — (499) 610‑3811 Наркологическая больница № 17 Адрес: 113149, Москва, ул. Болотниковская, д. 16 Главный врач — Шуляк Юрий Алексеевич Телефон — (499) 619‑3311 Факс — (499) 794‑6610 Приемное отделение — (499) 613‑6911

Восточный административный окруГ Филиал № 4 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 105187, г. Москва, ул. Щербаковская д. 57 / 20 Заведующая филиалом — Ибрагимова Марина Владимировна Телефоны — (495) 366‑0769; (499) 166‑7638 Факс — (499) 166‑7354 Юго-Восточный административный округ

Филиал № 1 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: Москва, Садовническая ул., д. 73, стр. 2. Заведующая филиалом — Глазкова Людмила Ивановна Контактный телефон — (495) 951‑8501 Регистратура — (495) 951‑8387

Филиал № 5 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 109462, Москва, ул. Маршала Чуйкова, д. 24 Заведующий филиалом — Власовских Роман Владимирович Контактный телефон — (499) 178‑1845 Факс — (499) 178‑1845 Регистратура — (499) 178‑3194 Анонимные бесплатные консультации— (499) 179‑7409

Северный административный округ

Южный административный округ

Филиал № 2 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 125130, г. Москва, ул. Куусинена, д. 4, корп. 3 Заведующий филиалом- Долгий Сергей Владимирович Регистратура- (499) 195‑30‑05 Телефоны — (499) 195‑0050; (499) 195‑0051 Отделение медико-социальной помощи детям и подросткам: улица 3. и А. Космодемьянских, 6. Контактный телефон — (495) 159‑2165

Филиал № 6 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 115280, Москва, 2‑й Автозаводский проезд, д.4 Заведующий филиалом — Бегунов Валентин Иванович Регистратура — (495) 675‑2446 Дневной наркологический стационар — (495) 675‑1101 Телефон доверия — (495) 675‑8409 Телефон, факс — (495) 675‑4597

Центральный административный округ

Северо-Восточный административный округ Филиал № 3 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 129327, Москва, ул. Таймырская, д. 8, корп. 1 Заведующая филиалом — Зимина Татьяна Анатольевна Телефон — (495) 474‑7838 Факс — (495) 474‑4427 Регистратура — (495) 474‑7701 Отделение медико-социальной помощи детям и подросткам: Адрес: 127018, г. Москва, Сущевский вал, д. 41 / 45 Контактный телефон — (495) 689‑5347 Факс — (495) 689‑3558 Регистратура — (495) 689‑4445

Юго-Западный административный округ Филиал № 7 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 117449, Москва, Шверника ул., д. 10 «А» Заведующий филиалом — Зыков Олег Владимирович Телефон — (499) 126‑3475 Факс — (499) 126‑1084 Регистратура — (499) 1262501 Западный административный округ Филиал № 8 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 121096, ул. Барклая, д. 5, стр. б. Заведующий филиалом — Трухачев Сергей Васильевич Контактный телефон — (499) 145‑0044 Факс — (499) 145‑0033 Регистратура — (499) 145‑00‑11

Северо-Западный административный округ Филиал № 9 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 125362, Москва, ул. Мещерякова, д. 4, корп. 1. Заведующая филиалом — Панченко Светлана Эдуардовна Телефон — (495) 491‑6414 Регистратура — (495) 491‑6682 Служба доверия — (495) 491‑6682 Зеленоградский административный округ Филиал № 10 ГКУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ» Адрес: 124489, Москва, Зеленоград, Каштановая аллея, д. 8, стр. 1. Главный врач — Голубятникова Виолетта Алексеевна Регистратура — (499) 536‑4762 Телефон, факс — (499) 534‑9133 Центр по профилактике и лечению табачной и нехимических зависимостей Адрес: 119034, г. Москва, ул. Остоженка, д. 53А Заведующий — Кутушев Олег Талгатович Контактный телефон — (499) 245‑07‑48 Регистратура — (499) 245‑03‑85 Адрес газеты: 109390, Москва, ул. Люблинская, 37 / 1 МНПЦ наркологии. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77‑36701 от 29 июня 2009 г. nlgazeta@li.ru Учредитель «Московский научно-практический центр наркологии» Редакция газеты «Независимость личности» Главный редактор Евгений Брюн Ответственный редактор Наталия Волохова Редактор-координатор, художественный редактор Лариса Фарберова Консультант редакции Нина Гордовская Дизайн и верстка Арсений Пе’трович Оригинал-макет Игорь Ермолаев Предпечатная подготовка и печать ООО «НЬЮ ТЕРРА» Газета издается при поддержке:

www.r-n-l.ru Тираж 999 экземпляров Выходит один раз в месяц Распространяется бесплатно Перепечатка материалов газеты возможна только с письменного согласия редакции Отпечатано в типографии «П-Центр» Заказ № 199, подписано в печать 19 апреля 2012 Бумага мелованная 115 г / м2


gazeta34  

gazeta 3 4

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you