Issuu on Google+

Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня

Дата публикации: 2012-02-14

Азербайджанское общество пытается догонять политические цели, поставленные руководством республики. Эта цель – нация. Но оно не только не обладает необходимым потенциалом, но и потерпело поражение на этом пути. Камнем преткновения стал Арцах. В попытках перевернуть колесо истории, азербайджанское руководство наращивает военно-технический потенциал. Этим Баку шантажирует не только НКР и Армению, но и как вовлеченным в процесс урегулирования, так и имеющим в регионе геоэкономические интересы странам. В то же время применяется и углеводородный шантаж. Азербайджанское общество пытается догонять политические цели, поставленные руководством республики. Эта цель – нация! Но оно не только не обладает необходимым потенциалом, но и потерпело поражение на этом пути. Камнем преткновения стал Арцах! В попытках перевернуть колесо истории, азербайджанское руководство наращивает военно-технический потенциал. Этим Баку шантажирует не только НКР и Армению, но и как вовлеченным в процесс урегулирования, так и имеющим в регионе геоэкономические интересы странам. В то же время применяется и углеводородный шантаж. Но проблема Азербайджана не только в этом. Весь комплекс азербайджанских проблем повышает деструктивную “мощь” этой страны в регионе, что не может не вызвать обеспокоенность геополитических и региональных игроков. Недавно в электронных СМИ появилась статья доктора исторических наук, заведующего отделом Института рукописей НАН Азербайджана Фарида Алекперли [1] под названием “Кто такие азербайджанцы? От кого произошли?”. С некоторыми положениями этой статьи можно согласиться, с другими – никак нельзя. Главным, однако, является то, что именно азербайджанцы и в Азербайджане задумываются над вопросом своего происхождения и своей национальной идентификации. Это естественно, поскольку, как определяет нынешнюю ситуацию в Азербайджане сам автор названной статьи: “Если мы будем формировать национальную идеологию, отталкиваясь от этнонима “азербайджанец”, появившегося по инициативе Сталина только в 1930-х гг., получим то, что получили. То есть, зайдем в тупик или сформируем нежизнеспособную, искусственную национальную идею придуманного народа” [2]. С последним утверждением трудно не согласиться! Только во время образования Советского Союза были сформированы административные границы Азербайджана, поскольку в период существования АДР 1918-20гг., правопреемником которой самопровозгласил себя нынешний Азербайджан, не были установлены и уточнены его границы. По этой же причине Лига Наций отказала в членстве Азербайджану (практически в de jure признании этой единицы), обосновав это решение еще и тем, что границы этого государства не определены [3]! Одним из примеров является недавний “Договор между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой о государственной границе”, подписанный в Баку 3 сентября 2010г. Несмотря на то, что Азербайджан отказался от советского наследия Конституционным актом “О государственной независимости Азербайджанской Республики” от 18 октября 1991г., названный договор между РФ и Азербайджаном, был основан на постановлении Совета министров СССР от 1954 года [4]. Выходит, с одной стороны, Азербайджан юридическим актом отказывается от советского наследия, с другой стороны, ссылается на то же самое наследие! Баку ссылается на советское наследие в вопросах о госгранице, потому что Азербайджан имел более или менее четкие границы только в период советской истории. По этой же причине Азербайджан ссылается на тот же период истории и по поводу Нагорного Карабаха, который не был в составе АДР, но был


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня включен в состав АзССР 1921г. Это явная двойная политика, что говорит не в пользу Баку, потому что такая неоднозначность во внешней политике не усиливает позиций страны в международных отношениях! Десятилетия спустя, после создания этой единицы, ей было присвоено название “Азербайджан”. Присвоение этого названия, и собирание этой территории из многих этно-национальных частиц, многие из которых были оторваны от своей родины, имело одну цель: создать новую народность, а далее и азербайджанскую нацию, в результате чего составляющая большинство этой “нации” народность будет оторвана от своих тюркских корней. Эта ситуация дала бы возможность “менеджеру” этого проекта вместо “чужого среди своих”, иметь “своего среди чужих”. Это стало бы плацдармом не только в борьбе с пантюркистской заразой, но и отсюда возможна была бы переброска “десанта коммунистической революции” в соответствующие мусульманские регионы. Удачно или нет, но создана форма, которая, естественно, нуждается в наполнении соответствующей “начинкой”. А таковой для нации, которая не просто объединена физически, но и представляет собой единство в идеологическом и ценностном аспектах, является национальное самосознание, которое приходит, когда проживающие на данной соответствующей территории личности самоидентифицируются в рамках “целевой ценностной системы”. А в нормальных и естественных случаях формирования нации, все переходы и перемены осуществляются почти безо всяких внешних и искусственных вовлечений, поскольку они не эффективны в долгосрочной перспективе. А, как показывает опыт, национальное самосознание приходит тогда, когда эта объединенная масса в течение продолжительного времени совместно создает и творит общую историю, общие ценности, идеалы, вместе разделяя все невзгоды и празднуя победы на этом пути. А что у “азербайджанцев” на этот счет? Азербайджанский автор Фикрин Бекташи говорит: “термин “азербайджанцы” - понятие собирательное даже сегодня. Это не только тюркоязычное население республики, но также и талыши, таты, курды, удины, хыналыгцы, будухцы, крызцы. Азербайджанцы, как и, допустим, американцы или новозеландцы, бывают разного происхождения - тюркского, иранского или кавказоязычного. Но все они вместе образуют азербайджанскую нацию, и со временем в результате постоянного смешения люди уже забывают о своем узко-этническом происхождении, теряют нить своих многочисленных далеких предков и становятся просто азербайджанцами” [5] (здесь даже и не прослеживается какую народность автор считает титульной – Г.Г.). Но в советские годы не только общей истории не было совместно нажито, но и территориально-физическая объединенность была сохранена лишь благодаря вмешательству и жесткому контролю со стороны центра. Поэтому, после распада СССР пришло время борьбы за выживание этой искусственно созданной единицы: дали о себе знать результаты искусственного вмешательства, эффективные только в краткосрочной перспективе. Итак, началась борьба этой единицы за сохранение своих прежних границ, и все это по той причине, что она с самого начала была создана против воли всех меньшинств. Ведь, как отмечает вышеназванный Фарид Алекперли, “”азербайджанец” искусственное и безликое название, под которым скрываются реальные этносы - в основном тюрки, а также курды, талыши, таты, лезгины и т.д.” [2]. Как только появилась возможность выражения собственных истинно-национальных идей и желаний, и когда можно было восстановить ущемленные национальные права, принесенные в жертву квазинациональным интересам и политическим расчетам, эти меньшинства выступили в защиту своих естественных прав. Вот почему Азербайджан не смог реализовать свои претензии на “национальную самоидентификацию” также и этих частиц в рамках АзССР, а далее и на общее “национальное азербайджанское самосознание” как минимум в тех же границах. Итак, при первых же ударах Азербайджан чуть ли не распался на множество государственно-территориальных и этнополитических образований, что указывает на рукотворный характер этой единицы и доказывает, что последняя до тех пор (точнее – до сих пор) так и не стала единой! Но, вопреки неоспоримым фактам, азербайджанское руководство пытается навязать народам, проживающим в нынешних de facto границах этой страны, общую национальность. Но, национальность и ее чувство, также и самоидентификация в рамках той или иной нации нуждаются в опоре на общую национальную историю и, желательно, на ее героические страницы, что призвано способствовать появлению национального духа, веры и гордости. Но и здесь тоже у Азербайджана есть пробел, то есть – тотальная пустота! Была одна возможность “героической” победы над ополчившимися против тирании и ущемления национальных естественных прав армянами Арцаха и одновременно преподать урок другим. Но лавры героев по праву достались тем, за кем были право, правда и справедливость! Так что, сейчас азербайджанцам не то что нечем хвастаться, нечем поднимать и укреплять “национальный” дух, но даже с точностью до наоборот – “азербайджанская нация” начала историю своей свободной и независимой государственности с позорной неудачи, призрак которой будет преследовать не одно поколение азербайджанцев! В этой ситуации остается лишь одно – принизить победу противника: и когда армяне скажут, что они победили, потому что боролись за правое дело, то азербайджанцы будут возражать, что “армяне победили, потому что им помогала Россия”. Но, опять-таки, получается казус, потому что в этих двух утверждениях есть общая, а значит и единственная

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 2


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня правда: так или иначе, армяне победили! Тогда, может быть, руку помощи протянет “национальное достоинство” – углеводород?! У Азербайджана углеводорода столько, что чуть ли не вся Европа, Россия и все соседние государства “зависят” от них. Эта идея проскальзывает в словах И. Алиева: “азербайджанская нефть достигла уже всех континентов”, высказанных 20 октября 2010г. на расширенном заседании Кабинета Министров под председательством президента Азербайджана [6]. Ну и вообще, с помощью этого добра они станут настолько богатыми, что и ту войну и ее окончательные результаты обратят в свою пользу – это ключевая и центральная идея, вокруг которой строятся все современные идеологии в Азербайджане. Вот тогда жизнь удастся: и предмет гордости будет, вот тогда и нация появится! В этом случае возникает правомочный вопрос – “когда”? Хочется, а иногда из-за несдержанности и неосторожности вылетает ответ: “Скоро, очень скоро”. Но, не все так легко и просто из-за очередного казуса: власть обещает, народ требует, но сильные мира сего не допускают, и противник, как назло, не сдается даром на милость Азербайджана, вопреки всем предсказываниям азербайджанских политических “футурологов”, которые думают, что “сами карабахские армяне попросятся в состав Азербайджана” [7], а власть – не может реализовать свои обещания! Интересно, что власть Азербайджана всегда объясняет и обусловливает все меньшие затраты на социальные нужды все большими затратами на военные нужды, что должно привести к перелому в вопросе Карабаха. Но почему-то эта перспектива и “святая” надежда не ограничивает быт и нравы властей и самого президента, о безграничном богатстве которого заместитель посла США в Баку Дональд Лу в депеше от 29 июня 2007 года написал: “Неясно только одно, осознает ли Алиев и беспокоит ли его резкий контраст между его личной роскошью и жизнью простых граждан Азербайджана, многие из которых борются за выживание на фоне растущих макроэкономических показателей страны?” [8]. Хотя достижения в военно-технической сфере тоже не совсем ощутимы [9]. Да и вообще состояние азербайджанской армии расценивается как не самое лучшее [10]. Опять-таки, возникает уже сумевший стать противным для властей Азербайджана извечный вопрос – “Что делать?”. Ведь, как гласит мудрость: “можно обманывать весь народ в течение некоторого ограниченного времени, или часть народа – постоянно. Но обманывать весь народ постоянно – невозможно”. Это означает, что со временем ослабнет не только сама сдерживающая сила, но и страх перед ней в глазах народов страны. А здесь уже яснее ясного, что следующим шагом станет физическая утрата советского наследия, от чего юридически (или - пророчески) отказались лидеры Азербайджана при провозглашении независимости в начале 1990-их, а именно утрата физической-территориальной объединенности ввиду отсутствия духовной и идеологической общности и объединенности в стране! Это закон природы и капризы нациестроения: “не можешь сам, так не мешай другим”! А то, что другие могут, было наглядно продемонстрировано на примере провозглашения Нагорно-Карабахской Республики. Она ныне представляет собой не только динамично развивающуюся государственность, но и является донором региональной безопасности, в отличие от Азербайджана, который является только потребителем этого добра и наращивает свою военную мощь каждодневно, все больше и глубже подрывая спокойствие и стабильность в регионе. А наращивание Азербайджаном вооруженных сил может быть вызвано не только необходимостью подпитывать и подтверждать свои намерения перевернуть колесо фортуны в свою пользу в вопросе НКР, тем самым всегда направляя внимание и настроение своего народа в сторону внешнего врага, но и, с другой стороны, сильная армия может понадобиться в качестве милицейской силы внутри страны, для чего существуют довольно весомые и неоспоримые аргументы. В августе 2011 года начальник Генштаба Вооруженных сил Ирана Сейед Хасан Фирузабади заявил в адрес Азербайджана, что “пробуждение народа не может быть подавлено” [11]. Внимание привлекает то, что Фирузабади практически поднимает вопрос о национальных меньшинствах Азербайджана. А это не искусственная проблема современности, а, наоборот, наследство недавнего исторического периода, о причинах существования которого было уже сказано. Как пишет Абосзода Фармони Фахраддин (считается вторым лицом в Талышском национальном движении): “Талыши лишены возможности учиться и получить образование на своем родном языке, а их численность в переписях населения “умело регулируется” сверху, народ под таким названием то появляется в списках переписи населения страны, то вообще исчезает! А представители талышской интеллигенции, ведущие борьбу за восстановление своей государственности и попранных прав, подвергаются мыслимым и немыслимым репрессиям и преследованиям со стороны властей, многие из них вынуждены эмигрировать и жить вдали от своей Родины” [12]. А председатель Лезгинской Национально-культурной Автономии Тюменской области Вагиф Керимов заявляет: “Не торопитесь нас хоронить, мы живые” и добавляет – “И вы мне будете доказывать, что никто им не запрещает на родном языке говорить? А где школы, преподаватели, учебники, радио, телепрограммы на лезгинском языке? А кто в упрек нам ставит: “разговаривайте на человеческом языке”!” [13]. Это всего лишь два примера о проблемах коренных народов, не говоря уже и об удинах, аварцах, цахурах и других [14]. Правомочность и обоснованность вышеприведённых требований

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 3


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня этнических меньшинств неоднократно защищаются докладами и призывами международных межправительственных и правозащитных организаций. Но вопрос остается открытым. Вместе с тем, давление на соответствующие группы этнических меньшинств со стороны властей все более и более растет, толкая их на отчаянные и решительные шаги в защиту своих неотъемлемых прав. Действие порождает противодействие! С другой стороны, несимпатичное Ирану своими действиями руководство Азербайджана опасается вмешательства со стороны южного соседа во все эти внутренние несогласованности, и в первую очередь изза нарушения и ущемления прав верующих. Об ущемлениях прав верующих еще недавно во всеуслышание заявила группа независимых религиозных деятелей Азербайджана, подчеркивая, что государственные чиновники Азербайджана продолжают преследовать верующих, их арестовывают под различными предлогами, места поклонения незаконно разрушаются, верующие девушки в хиджабах не допускаются в высшие и средние учебные заведения, и самое главное, попытка верующих участвовать в политической и социальной жизни общества грубо пресекается [15]. И, как было отмечено в вышеприведенном заявлении Фирузабади: “Если президент Азербайджана Ильхам Алиев не изменит своей политики в отношении Ислама, то развязка его судьбы будет черной и мрачной” [16]. Итак, Иран не доволен не только тем, что Азербайджан препятствует пробуждению народов, но и политикой Алиева по отношению к исламу. Это не случайно, по мнению ираниста Севака Саруханяна, который заявляет, что “Иран активно внедряет ислам в Азербайджан, поддерживая исламизацию азербайджанского общества, Иран обеспечивает усиление в перспективе своих позиций в этой стране. С этой точки зрения, антиисламская политика шиитского азербайджанского руководства представляет для Ирана определенную угрозу, с точки зрения укрепления своих позиций”. Он также добавляет, что “Иран набирает критическую массу людей, организаций и структур, которые в дальнейшем будут играть ключевую роль в попытках исламской революции в Азербайджане” [17]. Недовольство Ирана усугубляется также и сотрудничеством Баку с Израилем и США [18]. Таким образом, логично, что руководство Азербайджана сегодня пытается и готовится отразить всяческие угрозы своей стабильности и сохранения своей жизнеспособности. Эта подготовка не может быть без военнотехнической составляющей, поскольку масштабы возможных грядущих угроз не оставляют других шансов! Вот и второе направление возможной пригодности азербайджанской армии – сохранение власти за нынешней элитой и подавление возможных проявлений народных пробуждений! Кстати, по “индексу революционности”, составленному американским изданием Wall Street Journal, Азербайджан занимает десятую строчку в списке потенциальных горячих точек [19]. Данное обстоятельство обясняется также и результатами 12-летних исследований, которые показывают, что если карабахский конфликт занимает до 15-20% в списке источников и факторов риска по Азербайджану, то азербайджано-иранские отношения и, особенно, внутриполитические проблемы и отношения власть-оппозиция набирают, соответственно, от 15-20% и до 35-40%. Кроме всего этого, в рамках 5-10% есть риск, связаный с отношениями в рамках администрации, и столько же процентов приходится на долю кризисных явлений в общественной жизни [20]. Таким образом, совокупность внутренних рисков составляет 45-60%, что является исключительным превосходством внутренних рисков по отношению к внешним факторам. Внешняя направленность военно-силового наращивания обращена в сторону Армении и НКР в первую очередь. Но и здесь не все идет гладко и слаженно. Если не ежедневно, то практически всегда, политическая верхушка Азербайджана обещает отнять лавры победы у армян с помощью того вооружения, которое закупается на миллиарды долларов ежегодно. Но … Та же верхушка Азербайджана получила очень четкий сигнал о том, что начав военную авантюру еще раз, потеряет гораздо больше, чем мечтает приобрести. А данный сигнал исходит не только от познания реальной мощи армянской стороны, но и от Москвы, которая совсем недавно выступила с предупреждением устами министра иностранных дел Лаврова, который на 66-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН 27-ого сентября сего года заявил: “В качестве гарантов будем готовы принимать меры по невозобновлению насилия в регионе, а в случае противоправного применения силы любой из сторон – добиваться скорейшего урегулирования ситуации на основе действующих норм международного права” [21]. Соответствующий сигнал в Баку уловили еще задолго до этого. 5-ого августа нынешнего года президент России Дмитрий Медведев дал интервью радиостанции “Эхо Москвы”, телеканалу “Russia Today” и телеканалу “Первый информационный кавказский”, в котором, отвечая на вопрос “Как смотрит на это руководство Армении и Азербайджана, на историю с Абхазией и Осетией?”, в частности, заявил: “Когда это произошло, оба руководителя (и президент Алиев, и президент Саргсян) побывали здесь же, в Сочи. Они знаете мне что сказали? Говорят: “Плохо, конечно, что всё это произошло, для Кавказа это тяжёлая вещь”. Я говорю: “Очень плохо”. – “Но вы знаете, для нас это определённый урок, что лучше вести бесконечные переговоры о том, какова судьба Нагорного Карабаха, будет ли там

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 4


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня референдум когда-то, как нам готовить мирный договор, чем провести эти пять военных дней”. Это был для них очень серьёзный урок. Мне кажется, это очень показательная вещь. Почему? Потому что, если возвращаться к тому, что произошло тогда, ведь если бы хоть немного ума достало нашему грузинскому коллеге, может быть, мы точно так же встречались бы в Сочи, в Казани, ещё где-то и думали о том, каким образом нам искать компромиссы во взаимоотношениях между частями когда-то одного государства, а сейчас Грузии и отколовшимися частями. Но это был бы политический процесс. Я не знаю, с какими перспективами. Может быть, никогда бы не договорились, может быть, что-то пришло бы, может быть, возникла бы какая-то конфедерация. А он взял и порвал свою страну. Вот я считаю, что именно это останется в памяти людей. И это самое главное” [22]. По сути, принимая, что эти слова направлены, в первую очередь, в сторону Баку, поскольку азербайджанское руководство не сдерживает свои эмоции и практически ежедневно выступает с милитаристским тоном, также воодушевленно нарушая режим прекращения огня на границе как с Арменией, так и с Нагорно-Карабахской Республикой. Азербайджанский политолог Вафа Гулузаде называет слова Медведева шантажом в адрес Баку. Он добавляет: “Заявление Медведева говорит о том, что Россия будет ужесточать свое отношение к Азербайджану. Москва разъярена тем, что Азербайджан продолжает свою прозападную ориентацию, а сотрудничество Азербайджан-НАТО с течением времени все более укрепляется, и в Москве чувствуют, что оно завершится вступлением нашей страны в альянс (хотя Азербайджан уже присоединился к движению неприсоединения, что, вообще-то, исключает такую возможность – Г.Г.). Кроме того, Россия озлоблена на Азербайджан за то, что он дал согласие на участие в газопроводе NABUCCO, который идет в обход российской территории. Как вы знаете, Россия предложила Азербайджану отдать ей весь свой газ, но Азербайджан отказался от этого предложения. Так что подобные заявления еще долго будут звучать из уст российских руководителей” [23]. Вот и эта несбывшаяся мечта волей - неволей зарождает антироссийское настроение! Оно выражалось не только в высказываниях тех или иных лиц из Баку, но и в конкретных шагах представителей правящей элиты Азербайджана. В частности, 3-го сентября сего года в Душанбе состоялся саммит глав государств СНГ, от участия в котором Алиев отказался 16-го августа, хотя тремя днями раньше было подтверждено его согласие на участие в саммите. Более того, 2-го сентября в Душанбе прошло заседание Совета министров иностранных дел СНГ (СМИД СНГ), которое согласовывало документы, предназначенные для подписания президентами, где, участвующая в саммите делегация Азербайджана во главе с заместителем министра иностранных дел Халафом Халафовым поставила свои подписи всего под четырьмя из представленных документов. При этом, два документа были подписаны с особым мнением [24]. По-праву это действие экспертами было охарактеризовано и оценено как демарш в адрес Москвы [25]. Все это дополняет слова политолога, члена комитета по международным отношениям парламента Азербайджана Расима Мусабекова, который считает, что “не то что неформальные, даже формальные саммиты СНГ, по существу, превратились в некий клуб постсоветских президентов. На встречах последнего десятилетия на многосторонней основе принимаются и реализуются решения лишь по малозначительным, скорее ритуальным вопросам, типа празднования очередной круглой даты Победы в Великой Отечественной войне. Поэтому саммиты представляют интерес как место для проведения двусторонних встреч. Не секрет, что многие президенты приезжают на саммит СНГ, если имеют предварительную договоренность о встрече с президентом России. В этом смысле для участия президента Алиева в неформальном саммите СНГ в Душанбе мотивации нет” [26]. Принимая во внимание все вышесказанное, можно констатировать, что этот шаг официального Баку можно считать не только демаршем против Москвы, но и претензией на дезавуирование первенства Москвы на постсоветском пространстве, игнорируя и отдаляясь от поддерживаемого Москвой проекта СНГ. Хотя тот же Мусабеков добавляет, что “Азербайджан не игнорирует саммит СНГ и будет представлен на нем на высоком уровне – главой кабинета министров Артуром Расизаде. Не удивлюсь, если аналогично поступят и лидеры некоторых других стран, входящих в СНГ. Такое происходит не в первый раз, поэтому драматизировать ситуацию не стоит” [26]. Но, все-таки, безо всяких резких причин отказ от предварительного согласия не может не иметь подтекст. В таком случае и при более широком обзоре вещей можно наблюдать, что Алиев отказался не только от участия в саммите, но и достаточно испортил настроение президента РФ Медведева своим поведением, особенно в последних турах трехсторонних встреч по разрешению нагорно-карабахского вопроса и после них. Так было и во время, и после встреч в Астане и в Сочи. Невозможно не заметить определенную логику и тенденцию. Если иметь ввиду то, что главы государств других двух стран сопредседателей Минской группы уполномочили Медведева организовать встречи глав Армении и Азербайджана и вести с ними переговоры по урегулированию проблемы, то можно заключить, что какое-то положительное решение в результате всех этих трехсторонних встреч было важно не только для России, но и лично для самого президента Медведева. Но Алиев не только “успешно” испортил всю работу в рамках

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 5


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня посредничества Медведева, но и отказал укреплению российского проекта. Конечно, это все было на руку не только геополитическим конкурентам России, но и политическим конкурентам самого Медведева. В связи с этим, совершенно не случайно было появление сообщений в СМИ о том, что “Сопредседатели Минской группы ОБСЕ по нагорно-карабахскому урегулированию пытаются организовать встречу президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна в рамках 66-ой сессии ООН, которая откроется в Нью-Йорке 13 сентября” [27]. Конечно, такая встреча не состоялась (в противном случае президент Армении тоже оказался бы в рядах поддерживающих политическим конкурентам Медведева и России). Наоборот, очередная трехсторонняя встреча состоялась 23 января 2012 года в Сочи, которая, по всем признакам, будет последней и завершающей цикл этих встреч и призвана сгладить испорченное впечатление от предыдущих раундов. А совместное заявление, принятое после встречи президентов, по сути, является “голом престижа” для уходящего Медведева, поскольку оно является всего-то данью благодарности за проделанную работу [28]. Тем не менее, сообщение о возможной встрече президентов в Нью-Йорке на фоне таких заявлений, как “Эксперты расценивают этот шаг как сигнал Москве – Россия перестает быть в глазах партнеров посредником в урегулировании конфликтов”, все это выглядело не совсем случайно и не без мотивации и конкретной определенной логики. Азербайджанский эксперт Ризван Гусейнов, комментируя отказ Алиева от участия в саммите СНГ, выражает мнение, что “по всей видимости, причиной такого демарша Азербайджана является провал 3-летних российских инициатив по разрешению Карабахского конфликта путем проведения встреч президентов Медведева, Алиева и Саргсяна на российской территории”. И в конце добавляет: “Очевидно, Баку дает понять, что лимит доверия и терпения к российским инициативам исчерпан” [29]. Интересно, что этот азербайджанский эксперт тоже не исключает, что “теперь после России, “эстафету” инициатора дальнейших мирных переговоров на себя возьмет Запад”. Такое единодушие азербайджанского экспертного круга наталкивает на устойчивое мнение, что азербайджанская сторона не только “разочаровалась” в усилиях Медведева, но и заметно способствовала провалу этих усилий, конечно, не без конкретной цели. Примечательно, что уже в июле в азербайджанских СМИ появились такие заголовки, как “Посредническая миссия Медведева провалилась? Если да, то причину, скорее всего, надо искать в действиях самой Москвы”, в которых авторы утверждали, что “Можно со стопроцентной уверенностью сказать, что посредническая миссия президента России Дмитрия Медведева по урегулированию конфликта провалена” [30]. Во всем этом подчеркнуто, но не совсем позитивно представляется имя президента России Медведева. Не случайны выводы, что “Сегодня на карту поставлен личный авторитет Дмитрия Медведева, который был обескуражен провалом саммита в Казани” [31]. Параллельно с этим вопросом обсуждался и не терял актуальности вопрос углеводорода. Практически во всех заявлениях азербайджанских экспертов циркулируется тема NABUCCO, продажи азербайджанского газа и нефти, российского интереса во всем этом и все это связывается с вопросом проблемы Карабаха. Как и в вышеуказанном заявлении Гулузаде, данный вопрос поднимается также и экспертом Гусейновым, который заявляет, что “Фактически Азербайджан еще раз напомнил России, что если Кремль не способен ничего предпринять по мирному разрешению Карабахского конфликта, то и Баку ничем не обязан ей, как в вопросе реализации энерготранзита из Прикаспийского региона в обход территории России, так и в вопросе укрепления российского присутствия на Южном Кавказе” [29]. Все это напоминает об азербайджанском предложении “нефть и газ в обмен на Карабах”. Не довелось долго ждать официального подтверждения этих слов, потому что некие дипломатические источники в Баку заявили: “Мы долгое время ждали ответа Москвы по решению нагорно-карабахской проблемы, но мы так и ее не получили. Правда Баку благодарен президенту Дмитрию Медведеву за активные посреднические усилия, но этого явно мало. Армения в последнее время даже ужесточила свою позицию в переговорном процессе, что заставляет нас задуматься о поиске альтернативных путей решения конфликта. Мы свои предложения Москве передали и ждем от нее конкретных ответов”. Но “Азербайджан откажется от дальнейшего продления аренды Россией Габалинской РЛС и присоединится к проекту NABUCCO, если Москва в ближайшее время не выдвинет новые предложения по урегулированию нагорно-карабахской проблемы” [32]. Конечно, азербайджанский интерес в NABUCCO вызван не столько экономическими соображениями, сколько, в первую очередь, политическими. Россия могла бы закупить намного больше газа у Азербайджана, чем сейчас, о чем заявил торговый представитель РФ в Азербайджане Юрий Щедрин. Более того, “Россия может принять все предназначенные для экспорта азербайджанского газа объемы, будем надеяться, что они будут наращиваться”, - добавил Щедрин. Он подчеркнул, что существующий между Азербайджаном и Россией газопровод способен транспортировать 5 млрд. кубометров газа в год, тогда как по существующим договоренностям ожидается транспортировка не более чем 2 млрд. кубометров [33]. Таким образом, российское направление экспорта азербайджанского газа не является недостаточным, даже наоборот, при

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 6


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня наличии соответствующей политической воли и желании, Баку смог бы экспортировать больше газа в Россию. Но этого не случится, поскольку возможное участие Азербайджана в альтернативных российским маршрутам инфраструктурных геополитических планах является козырной картой в руках Баку в отношениях с Москвой, особенно по вопросу НКР. О чем и было открыто заявлено в вышеприведенной цитате. Такое мнение выражает также и генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности РФ Константин Симонов, который считает, что “на данный момент Азербайджан находится в той ситуации, когда ему нужно подороже продать свой газ, но не экономически, а политически”. “Это сложная игра, в которой Азербайджан ставит себе основной целью Нагорный Карабах и пытается понять, у кого он сможет его выменять. Россия же должна решить вопрос азербайджанского газа, что предопределит успех “Южного Потока”. Идеальным вариантом для России будет решение вопроса финансовым путем, даже если это будет в ущерб себе. Так она сможет заполучить азербайджанский газ и не потерять Армению”, - заявил Симонов. Он считает, что наиболее вероятным развитием ситуации представляется предложение Россией определенной суммы за азербайджанский газ, на что Азербайджан напрямую потребует Нагорный Карабах. “По моим подсчетам, это произойдет примерно в 2016 г. Речь идет о 12-15 млрд. куб. м в год, и Россия встанет перед выбором. Каким он будет – покажет время” [34]. Тогда на что нацелены переговоры по разрешению проблемы Нагорного Карабаха? На этот вопрос отвечает председатель азербайджанской оппозиционной партии “Мусават” Иса Гамбар. Он коротко, но объемно заявляет, что “Азербайджанские власти просто следуют международным инициативам и имитируют участие в переговорном процессе” [35]. Конечно, эти переговоры пока что являются “переговорами ради переговоров”, но их закулисная активность довольно высока. Об этом свидетельствуют также и все дискуссии по углеводороду. Выходит, что в объектив этих переговоров попадает не только проблематика Карабаха, но и проблематика региональных инфраструктур, или они являются взаимодополняющими проблемами. По крайней мере, углеводородное сырье являлось и является довольно значительным фактором для Баку, о чем свидетельствует бывший госсоветник по внешней политике Вафа Гулузаде, который заявляет, что без нефти Азербайджан оказался бы в более затруднительном положении в вопросе Нагорного Карабаха [36]. Выходит, азербайджанский углеводород предназначен для того, кто предложит лучшие условия по вопросу Карабаха, и думается, что Баку захочет все больше и больше завышать свою цену – таким образом шантажируя и заигрывая с геополитическими силовыми центрами. Эту ситуацию политолог Расим Мусабеков представляет следующим образом: “все понимают, что с успешной реализацией нефтяных и газовых проектов Азербайджан развивается и усиливается в военном отношении. Ясно, что если не будет прогресса в мирном урегулировании Карабахского конфликта, Азербайджан для восстановления своей территориальной целостности будет использовать военные средства, что поставит под удар трубопроводы. Поэтому заинтересованные государства стремятся минимизировать вероятность войны. Россия также заинтересована в мире в регионе, ибо там перекрыты и ее коммуникации” [36]. То есть, никто не скрывает, что Азербайджан шантажирует, жонглируя самоубийственной авантюрой, с одной стороны, и, с другой, углеводородами. Конечно, это желанный сценарий для Баку, но, понятно, что насколько различающимися не были бы интересы России и ее геополитических и геоэкономических конкурентов, все таки они не настолько взаимоисключающие, чтобы назло друг другу все больше и больше предлагать азербайджанской стороне. В конце концов, рано или поздно, стороны придут к окончательному согласию и настоятельно предложат эти условия не только к сведению, но и к исполнению Баку. Таким образом, Азербайджан имитирует переговоры, надеясь, что в результате переговоров сможет “выкупить” Карабах у посредников, хотя хорошо понимает, что на это ни Армения, ни НКР не согласятся. Тогда остается один выход - война. В протяжении всего переговорного процесса азербайджанская сторона никогда не воздерживалась от использования или угрозы использования силы, что, по мнению министра иностранных дел Азербайджана Мамедъяров��, является военной дипломатией: “Этот фактор, который поддерживает прогрессивный ход переговоров, всегда существовал, существует и будет существовать” [37]. Имея в виду эту специфику азербайджанской дипломатии, практически все политические деятели и политологи всегда, как и в данный период развития ситуации, пытались пополнить запас военной риторики, что давно успело стать техникой шантажа и давления в практике азербайджанской дипломатии. Довольно искренно звучат слова Ризвана Гусейнова, который заявляет, что “Фактически все инициативы России по переговорному процессу, на деле оказались банальными попытками затянуть время и не дать Азербайджану начать военные действия в этом году”. Развивая идею, он заявляет, “по всей видимости, Азербайджан будет ждать наиболее выгодной политической ситуации, чтобы провести войсковую операцию” [29] - постепенно переходя от военной полемики к подготовке проведения операции [38]. Примечательно, что данная риторика направлена также и в сторону Запада, поскольку при возобновлении военных действий риску подвергнется не только безопасность Армении и НКР и южных границ России, но и стабильность экономических и

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 7


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня инфраструктурных интересов Запада. Таким образом, Азербайджан играет на двух полях одновременно, притом, в одну и ту же игру под названием шантаж! Конечно, азербайджанский военный сценарий развития ситуации не даст, по крайней мере, тех результатов, на которые рассчитывают в Азербайджане. Но факт остается фактом, что Баку не только сам по себе является риском для стабильности и мирного развития кавказского региона и интересов вовлеченных в регион стран, но и все больше и больше создает взрывоопасный потенциал в регионе и вокруг него из-за деструктивного и алчного поведения политических верхушек этой страны. Иногда они настолько запутываются в собственных хитросплетениях, что их поведение можно охарактеризовать как беспринципный! Ни в политических, ни в правово-юридических, ни в экономических отношениях и вопросах они не следуют общепринятым нормам и их общепризнанным трактовкам, а по ходу видоизменяют реалии и их сущности в необходимых для них направлении и форме. В интервью радиостанции “Эхо Москвы” личный представитель президента Азербайджана по решению карабахской проблемы, заместитель министра иностранных дел Араз Азимов, комментируя позицию Азербайджана в отношении признания независимости Абхазии и Южной Осетии, заявляет: “Дело в том, что мы следуем принципам и нормам международного права, и мы не можем поддержать одностороннее отделение от государства. В данном случае правительство Грузии не давало согласия и не выражало согласия на это отделение. Именно по этой причине мы не признаем отделение Косово от Сербии, и мы не признали до сих пор независимость Косово”. И добавляет, что “Она принципиальная позиция. Мы опять еще раз скажу, мы не признаем одностороннего отделения” [39]. В связи с этим не возможно не задавать вопрос: “А получил ли Азербайджан согласие СССР или ее правопреемницы РФ на свое одностороннее отделение от СССР?” Литература и источники 1. Сайт Фарида Алекперли - http://www.alakbarli.aamh.az/index.files/3.htm 2. “Кто такие азербайджанцы? От кого произошли?”, Фарид Алекперли, http://lnka72.ru/lezgistanm/176-Ktotakie-azerbajjdzhancy-Ot-kogo-proizoshli 3. “Лига Нации, Армянский вопрос и Республика Армения”, Гаянэ Махмурян, Армянский Вестник, Общественно-политический журнал, №1-2 2002г., http://www.hayastan.ru/Vestnik/vestnik.phtml?var=Arkhiv/2002/1-2/statya16&number=%B91-2%202002%E3. 4. Российский анклав в Азербайджане http://www.regnum.ru/news/1439780.html

готовится

к

выселению

в

Дагестан,

29.08.2011,

Ализаде,

31.08.2011,

5. http://www.regnum.ru/news/fd-abroad/azeri/1435045.html 6. http://ru.president.az/articles/919?%2Focale=ru 7. Карабахские армяне сами попросятся http://www.regnum.ru/news/1440474.html

в

состав

Азербайджана:

Араз

8. WikiLeaks: Ильхам Алиев смутил роскошью своей дачи друзей из ГУАМ и западных "демократий", 03.09.2011, http://www.regnum.ru/news/1441810.html 9. Подробно см. "Достижения азербайджанской военной промышленности", Арцрун Оганнисян (на арм. языке) (ԱԴՐԲԵՋԱՆԻ ՌԱԶՄԱՐԴՅՈՒՆԱԲԵՐՈՒԹՅԱՆ ՁԵՌՔԲԵՐՈՒՄՆԵՐԸ, Արծրուն Հովհաննիսյան) 07.09.2011, http://www.noravank.am/arm/articles/detail.php?ELEMENT_ID=5984 10. Подробно - «Azerbaijan: Defence Baku/Tbilisi/Brussels, 29 October 2008

Sector

Management

and

Reform»,

Europe

Briefing

N°50,

11. “Генштаб Ирана: развязка судьбы Ильхама Алиева будет черной и мрачной”, 10.08.2011, http://www.regnum.ru/news/1434088.html 12. Ф.Ф. Абосзода: А как быть http://www.regnum.ru/news/1435108.html

с

“азербайджанскими

мифами

о

Талыше”?,

14.08.2011,

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 8


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня 13. “Не торопитесь нас хоронить!”: лезгинский взгляд на армяно-азербайджанскую полемику, 19.08.2011, http://www.regnum.ru/news/1436873.html 14. О проблемах нацменьшинств и коренных народов в Азербайджане более подробно – “Политикоправовые аспекты национальных меньшинств Азербайджанской Республики”, Михаил Агаджанян, “21-й ВЕК”, № 2(4), 2006г., Ереван, стр. 124-153 15. “Религиозные деятели Азербайджана: В Азербайджане преследования верующих продолжаются”, 18.08.2011, http://www.regnum.ru/news/1436653.html 16. Генштаб Ирана: “развязка судьбы Ильхама Алиева будет черной и мрачной”, 10.08.2011, http://www.regnum.ru/news/1434088.html 17. Севак Саруханян: Иран планирует исламскую http://www.armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=49304 18. Эксперт Госдумы России: http://news.am/rus/news/70930.html

Иран

долгие

революцию

годы

в

Азербайджане,

недоволен

Баку,

13.08.2011,

14.08.2011,

19. Introducing the Revolting Index, 25.02.2011, http://blogs.wsj.com/source/2011/02/25/introducing-the-revoltingindex/tab/ 20. “Региональная политика США и Великобритании: Турция-Иран-Южный Кавказ-Черное море”, Игорь Мурадян, Ереван, Антарес, 2008г., стр. 43 21. Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, 27 сентября 2011 года, http://www.mid.ru/brp_4.nsf/0/C09DAE5CD94E1381C32579180057F4FF 22. Интервью президента России Дмитрия Медведева радиостанции «Эхо Москвы», телеканалу «Russia Today» и телеканалу «Первый информационный кавказский», http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/799478echo.phtml 23. В Азербайджане заявления http://www.regnum.ru/news/1432680.html 24. Азербайджан продолжает http://www.regnum.ru/news/1441637.html

демарш

Медведева

на

назвали

саммите

25. Искандарян: Отказ Алиева ехать в http://www.aysor.am/ru/news/2011/08/18/aleksandr-iskandaryan/

СНГ

Душанбе

"шантажом",

в

05.08.2011,

Душанбе,

02.09.2011,

демарш,

18.08.2011,

26. “Период полураспада: Содружество Независимых Государств встречает 20-летие в усеченном составе”, Светлана Гамова, Сохбет Мамедов, 17.08.2011, http://www.ng.ru/cis/2011-08-17/1_sng.html 27. Минская группа хочет провести встречу президентов Армении и Азербайджана в Нью-Йорке – газета, 31.08.2011,http://www.regnum.ru/news/1440643.html 28. Совместное заявление Президентов Азербайджанской Республики, Республики Армения и Российской Федерации по нагорно-карабахскому урегулированию от 23 января 2012 года, http://news.kremlin.ru/ref_notes/1135 29. Азербайджан полностью разочаровался решить Карабахский вопрос миром, 20.08.2011, http://www.hvylya.org/interview/geopolitics/12580-azerbajdzhan-polnostju-razocharovalsja-reshit-karabahskij-voprosmirom.html 30. “Посредническая миссия Медведева провалилась? Если да, то причину, скорее всего, надо искать в действиях самой Москвы”, Р.Миркадыров, 30.07.2011, http://www.zerkalo.az/2011-07-30/politics/21766medvedev-posrednicheskayainisiativa

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 9


Азербайджанский фактор в регионе Южного Кавказа сегодня 31. Нагорный Карабах: секретный http://mediafax.ru/?act=show&newsid=7261

план

Москвы

и

Вашингтона,

15.07.2011,

32. Карабах или NABUCCO: Баку превращает усилия Европы в рычаг шантажа против Москвы, 03.10.2011, http://www.regnum.ru/news/1451625.html 33. Россия готова увеличить http://1news.az/economy/20110928013003273.html

импорт

азербайджанского

газа,

29.08.2011,

34. Азербайджан даст России газ, но взамен потребует Нагорный Карабах, 30.11.2010, http://karabakhnews.com/8476-azerbajdzhan-dast-rossii-gaz-no-vzamen-potrebuet-nagornyj-karabax.html 35. Интервью: Гражданские права и свободы в Азербайджане. Перспективы урегулирования в Нагорном Карабахе и роль России, Иса Гамбар – председатель азербайджанской оппозиционной партии «Мусават», 21.07.2011, http://echo.msk.ru/programs/beseda/794625-echo/ 36. “Если бы не было нефти, то в карабахском вопросе Азербайджан оказался бы в еще более трудном положении”, Эльшад Пашасой, 19.03.2011, http://kavkasia.net/Azerbaijan/article/1300586935.php 37. Мамедъяров: когда территория оккупирована, с чем прийти к людям?, Сюжет: 20 лет без СССР: анализ, комментарии, документы, 25.04.2011, http://ria.ru/interview/20110425/367924605.html 38. Ризван Гусейнов: Арифметика Карабахского конфликта диктует эскалацию напряженности, 11.07.2010, http://www.regnum.ru/news/1303265.html 39. Интервью: Попытки мирного урегулирования в Нагорном Карабахе и роль России в нем, 19.07.2011, http://echo.msk.ru/programs/beseda/794348-echo/#

Автор: Григор Григорян

http://www.csef.ru/index.php/ru/politica-i-geopolitica/project/237-the-russian-armenian-relations/1stati/2736-The-Azerbaijani-factor-in-the-South-Caucasus-region-today Page 10


Азербайджанский фактор в регионе южного кавказа сегодня