Page 1

№39 осень – зима 2011


EV 011 EV 005

EV 010

EV 006

EV 004

EV 002


Коллекция

ЭВОЛЮЦИЯ

Коллекция «Эволюция» заняла первое место на выставке «Junwex Москва 2011», в номинации «Коллекция сезона». Сергей Королев, ведущий дизайнер ювелирного холдинга РИНГО

Сергей, вы давно работаете в ювелирном холдинге «РИНГО», стали автором многих коллекций, которые сейчас уже считаются легендами российского дизайна. Расскажите какие образы заложены в новую коллекцию «Эволюшн» ? Так получилось, что EVOLUTION является логическим продолжением предыдущей коллекции Distant Galaxies. В ней речь шла о других мирах во вселенной, а здесь я хотел представить себе процесс зарождения жизни из сгустков энергии, появления новых форм существования, отличных от наших земных или возникновения каких-то мыслей, идей и их дальнейшего развития. Согласен, чтобы проследить логическую цепочку моих размышлений нужно до известной степени абстрагироваться, но это делать даже не обязательно, можно просто наслаждаться игрой фактур и неожиданными сочленениями сложных форм и блеском бриллиантов. Расскажите о мировых тенденциях в ювелирном дизайне? Насколько ваши работы отражают общее настроение моды? Сейчас ювелирное искусство все больше тяготеет к сложным , необычным формам, но с новым прочтением – с применением в изделиях глубоких, активных фактур, не без использования анималистических мотивов, пятен леопарда или узора кожи рептилий. Это веяние можно проследить и в новой коллекции EVOLUTION.

EV 003

Ваши планы на предстоящий, 2012 год? В следующем году , думаю, будем придерживаться уже сложившегося порядка действий. Сейчас мы презентуем полную коллекцию Distant Galaxies и предлагаем вниманию первые новинки из EVOLUTION, к февральской выставке основательно углубим её, а в следующем сентябре покажем в полном объеме, ну и, разумеется, удивим чем-то новеньким. А лично я, думаю всё также путешествовать по свету и писать для родной компании РИНГО, из самых разных уголков.


10 лет спустя.

Красота спасет мир? Леонид Салмин

11 сентября 2001 года, отмеченный скромным номером «0», вышел в свет пилотный номер нашего журнала. По странной прихоти судьбы PLATINUM начал свой путь в тот страшный день, когда на глазах у всей планеты, погребая под собой надежды на лучшее будущее, рушились символы мирового прогресса и, казалось бы, неколебимого могущества евроатлантической цивилизации. Словно говоря об эфемерности всего земного, уходили в  небытие многие сотни человеческих жизней, знаменитые архитектурные сооружения, их экстрамодные интерьеры, выдающиеся произведения искусства, великолепные книги и  ювелирные драгоценности… С тех пор прошло десять лет. Срок ничтожный по меркам истории, но в масштабах жизни печатного издания вполне достаточный для того, чтобы попытаться осмыслить прожитое. Исторические события десятилетней давности заставили задуматься о великом значении для всякой человеческой деятельности того, что можно назвать «эсхатологической перспективой», что существует в  коллективном и  индивидуальном сознании как представление о «Конце Света». Если попытаться определить, в чем состоит главное отличие современного мастера от средневекового ремесленника, то очевидно, что у нашего современника, в  отличие от его средневекового предка, отсутствует эсхатологическая перспектива. Еще каких-нибудь 500-600 лет назад всякий профессионал своего дела знал, что за качество продуктов своего труда он отвечает не столько перед заказчиком, сколько перед Богом. Неотвратимость Страшного суда делала мастера нравственно обязательной персоной. Делать что-либо недостаточно хорошо означало собственными руками подписывать себе путевку в ад. Наш современник не боится ада. Прошедший школу атеизма, беззаветно верящий во всесилие технического прогресса, вкусивший сладких плодов мирового глобализма и  потому смело зачеркнувший одновременно и  прошлое, и  будущее, он весь – в точке настоящего, в пространстве нуля. Он абсолютно свободен. У него нет ни родины, ни семьи. До него Потоп, и после него Потоп… Когда десять лет назад

мы затевали PLATINUM, символически обозначив пространство нуля номером «пилотника», мы хотели начать разговор об этом. Мы создали площадку, где специалисты по драгоценностям могли бы вести между собой диалоги не столько о том, как делаются деньги на ювелирном рынке, сколько о тех внеденежных ДРАГО-ЦЕННОСТЯХ человеческого мира, которые они воплощают в  своем творчестве языком символов, образов, знаков. Нам казалось важным поднять тему культурно-исторического и  этического самоопределения современного мастера, будь то художник-ювелир, камнерез или  огранщик. Мы видели свою миссию в  том, чтобы провоцировать и  вдохновлять непрерывный дискурс, предметом которого стали бы многообразные проявления, формы и  смыслы ювелирной культуры. Мы бы никогда не  взялись делать PLATINUM, если бы не  имели намерения с  помощью публикуемых статей, мнений, точек зрения, проектов шаг за шагом изменять сознание профессионалов ювелирного дела. За десять лет мы не раз слышали мудро-пессимистичные мнения о бесперспективности этой задачи, не раз встречали подтверждения небезосновательности такого пессимизма. Но, постоянно расширяя рамки видения ситуации, все время оставаясь в диалоге с художниками, дизайнерами, искусствоведами, музейными специалистами, коллекционерами, предпринимателями и  менеджерами ювелирных производств, мы не теряли уверенности в том, что делаем, ни в дни успехов, ни в годы кризиса. Когда во время вузовских защит мы неизменно видим публикации нашего журнала в  списках литературы студенческих дипломных работ, когда обнаруживаем подборки номеров, трудолюбиво собранные и бережно выложенные робин-гудами Интернета на торрентах для всенародного просвещения, мы понимаем: десять лет прошли не зря. Ювелирный мир как, быть может, никакой другой сталкивается с  острейшими противоречиями современности. Размышляющий мастер драгоценностей не  может не  видеть драматического контраста между размазанной по бесконечным простран-

ствам бедностью и концентрированным в миниатюрном теле ювелирной вещи фантастическим богатством, между эстетическим убожеством безличного ширпотреба и  художественной ценностью уникального произведения, созданного руками автора. Все десять лет мы говорили о красоте. О красоте – не только как эстетической, но и как этической категории. О красоте как об альтернативе миру самоценного потребления. Мы стремились актуализировать нравственную и  эстетическую ответственность не  только отдельного мастера-ювелира, но и  ювелирного бизнеса, всей экономики ювелирного производства. Все это время мы искали гармонию смысловой общности между золотом ювелирных драгоценностей и золотом добрых и справедливых человеческих отношений. Через 10 лет после возникновения зияющей пустоты на месте башен Всемирного торгового центра в Нью-Йорке человечество все еще не осознало, что помимо торговли и  ценностей экономического прогресса есть в  этом мире куда более важные материи и ценности. Эсхатологическая перспектива все еще остается темой для масс-медийной «щекотки нервов», а не инструментом гуманитарного самосознания и  осмысления планетарной ответственности каждого. Ход мировых событий не обещает нам легкого будущего. Будущее уже невозможно перекроить с помощью устаревших лекал индустриально-потребительской ментальности. Необходимо кардинальное расширение сознания. Во всех сферах, включая ювелирную. Мастера драгоценностей должны понять, что их древнейшее искусство принадлежит мировой истории гораздо больше, чем их клиентам, и чем даже им самим. Нужно начать жить во времени, нужно начать стратегически мыслить, нужно осознать великую силу красоты и великую ответственность художника… Похоже, нам есть чем заняться в следующие десять лет.

39

от редактора

5


Журнал «ГРАФО PLATINUM» №39, осень – зима 2011 Выходит 1 раз в три месяца. Издается с сентября 2001 года. Цена свободная. Учредитель и издатель: ООО Студия ГРАФО Директор студии Леонид Салмин Адрес редакции 620078 Екатеринбург, пер. Отдельный 8, оф. 12 тел. (343) 374 46 10, факс (343) 374 23 44 e-mail: grafo-platinum@mail.ru vkontakte.ru/club17337084 facebook.com/home.php?sk=group_213061305382018 руководитель проекта, главный редактор – Леонид Салмин руководитель проекта, арт-директор – Лариса Левицкая дизайн – Азат Арсланов, Студия ГРАФО фото – Леонид Салмин, Студия ГРАФО Тираж 1000 экз. Отпечатано в типографии ООО «ПК Артикул» Екатеринбург, ул. Декабристов, 20 Номер заказа 22782/1 Представители: в Москве – Виталий Целуйко (фотограф), тел. 8 926 237 48 07 Елена Целуйко, тел. 8 985 448 47 40 e-mail: promfoto@mail.ru, www.zolotoepole.ru, Ольга Боброва, тел. 8 926 76 48 928 Максим Толстой, тел. 8 915 124 94 66 в Ростове-на-Дону – Василий Макухин тел. 8 909 420 18 78, e-mail: troglodit@narod.ru в Костроме – Илья Локтионов, Мария Моклокова тел. (4942) 33 42 52, e-mail: daiko@inbox.ru в Иркутске – Александр Смирнов (ООО «Байкальские самоцветы») тел. 8 914 887 37 65, e-mail: smirnov@petrographica.ru в Кургане – Сергей Потоскуев, тел. (3522) 56 52 77 в Санкт-Петербурге – Фонд «Форма», тел. (812) 235 05 09 в Самаре – Василий Лаврентьев, тел. (846) 951 48 45, e-mail: vas.lavr@rambler.ru в Ижевске – Владимир Сенькин тел. 8 9222 700 200, e-mail: 9222700200@mail.ru в Хабаровске – Алексей Бабуров, тел. 8 962 501 74 44, e-mail: baburov.a@mail.ru, www.baburov.ru в Нижнем Тагиле – Сергей Бусыгин, Cалон «Долина камней» (Музей Природы), тел. 8 922 229 83 67, e-mail: ardli@rambler.ru в Лос-Анджелесе – Константин Сутягин, Лариса Сутягина e-mail: design@logoboom.com Свидетельство о регистрации СМИ ПИ 11-0671 от 18 мая 2001 г. выдано Уральским окружным межрегиональным управлением Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов.

В композиции обложки использован рисунок Ларисы Левицкой.

39

6

Содержание 10

Ювелир Сергей Игошин — человек и… велосипед!

14 17 20 22 23 24 30 34 36 40 44 46 50 54 56 60 61 62 63

Железные игрушки

64 68 70 72

Урал и камень?

Самый минимум Прошлое для будущего К Востоку от Запада У детства есть крылья Археология копейки Тайна лося Обереги рода Бог из дерева В недрах Большого Урала Кощей и компания Знак вождя Имя. Время. Серебро. Камень. Меж морем и полем Третья сторона золотой медали Кунгурская ветвь Легкое дыхание У дальнего моря «Иллюзии реальности» в Гродековском музее

Континуум воображения Смысл линий Resume


Ювелирные украшения с демантоидами в золоте и серебре Демантоид – самый блистательный, редкий и драгоценный в семействе гранатов. Веселый зелен-камень ярчайших свежих оттенков – темных, травяных, желтоватых, из единственного коренного Каркодинского месторождения (Челябинская область) – в уникальных украшениях работы уральских мастеров.

Ювелирный салон «Вертье» Екатеринбург, ул. Маршала Жукова, дом 11 Тел. (343) 358 13 11 www.gran-expo.ru e-mail: vertier@mail.ru


10 лет.

Лица

Platinum.


Ювелир Сергей Игошин —  человек и…  велосипед! Татьяна Игошина

Сергей Игошин – один из немногих, кто стоял у истоков создания журнала PLATINUM. Вместе с  руководителями Cтудии ГРАФО он принимал участие в  разработке концепции первого ювелирного издания на Урале. С  2001 по 2003 год сотрудничал с редакцией в качестве ювелираэксперта. Сергей подготовил несколько статей в  рубрике «Ювелирный всеобуч»: «Азбука пробы» PLATINUM № 1-2001; «Душевные советы ювелира» № 2-2002; «Выбираем серьги» №4-2002; «Начало кольца» №5-2002.

мастер

10

39

Кольцо «Квадратура» Серебро, фианиты

Гарнитур «Контраст» Золото, бриллианты, эмаль «ARTIGIANO»

Кольцо «Верде» Турмалин, золото, бриллианты, сапфиры Уральская Ювелирная Компания

Кольцо «Пифагор» Изумруд природный, золото, бриллианты Уральская Ювелирная Компания

Кольцо «Царский перстень» Изумруд природный, золото, бриллианты Уральская Ювелирная Компания

Фото © Студия ГРАФО и предоставлены автором

За плечами у Сергея два профильных ювелирных образования – он закончил отделение художественной обработки металла в Уральском училище прикладного искусства (Нижний Тагил, выпуск 1991 года) и кафедру Декоративно-прикладного искусства Уральской государственной архитектурнохудожественной академии (Екатеринбург, выпуск 1998 года). Сегодня Сергей Игошин  – заметная фигура в  профессиональном ювелирном сообществе Екатеринбурга. Его ювелирные произведения не  раз отмечены дипломами престижных международных и  общероссийских конкурсов и  выставок как изделия, обладающие художественной ценностью. Неповторимый «игошинский» ювелирный стиль формировался постепенно, эволюционировав из уральской ювелирной традиции с  ее узнаваемой «завитушечной» декоративностью, через поиск своей собственной идеологии образной выразительности. Для Сергея характерно стремление к созданию лаконичной, четко спропорционированной формы, он в  постоянном поиске динамических, пластических и  технологических инноваций при создании единичных ювелирных украшений, называемых «авторским эксклюзивом». По словам самого Сергея, одним из первых знаковых изделий в его творческой судьбе можно считать кольцо «Викинг»

Кольцо «Викинг» Золото, цитрины, бриллианты «Ювелирный дом»


Кольцо «Радуга» Турмалин, золото, бриллианты Уральская Ювелирная Компания

Кольцо «Рената» Аметрин, золото, бриллианты

Кольцо «Страсть» Золото, рубины, демантоид, бриллианты «ARTIGIANO»

Кольцо «Фарисей» Кунцит, золото, бриллианты Уральская Ювелирная Компания

Кольцо Кварц-волосатик, золото, бриллианты

(опубликовано в PLATINUM № 1, 2001 год). В  нем проявились узнаваемые черты авторского подхода – ажурная, многослойная и  многозначная форма изделия, в  которой угадываются, на уровне смутного намека, тонкие образные ассоциации с культурным прототипом, трактующиеся автором своеобразно и  актуально. Остроумный динамический «тайник»  – три маленьких золотых шара, на которых закреплены тридцать три бриллианта. Шарики перекатываются внутри выгнутой трубки с  разновеликими отверстиями. По замыслу автора, обладатель украшения сможет любоваться движением блестящих шариков, живущих в его кольце. С  таким ювелирным артефактом человеку никогда не  будет скучно: кольцо способно привлечь внимание и снять стресс. Идея затаенного движения получила развитие в кольце «Медиум» (2008 год). Поиск альтернативной игровой функции ювелирного украшения лег в основу концепции этого изделия. В закрытом виде это – привлекательное кольцо-раковина; стоит нажать на потаенную кнопку  – ракушка раскроется, и  зритель увидит вращающийся диск, поделенный на «черное» и  «белое». Контрольным маркером в  гадании посредством «Медиума» служит розовый гранат треугольной формы, венчающий затворный механизм кольца. Каким цветом повернется половинка диска в  конце вращения, таким и  будет ответ на заданный кольцу вопрос: белым – «да», черным – «нет». Захватывающий интерактив! Неоспоримое достоинство и  конкурентное преимущество Сергея Игошина как мастера-ювелира, в  ремесленном аспекте профессии – способность создать ювелирное изделие «от А до Я», от идеи до финишной полировки, включая все стадии ручной работы с  драгоценными металлами и  камнями. Особый «конёк» и профессиональная гордость автора  – владение уникальными видами ручной закрепки. Все камни в  своих изделиях Сергей закрепляет только сам. Грамотно произведенная «разделка» тыльной поверхности изделия зачастую претендует на собственную художественную выразительность. В  кольце «Страсть» оборотная сторона обладает самодостаточной эстетической ценностью. Если смотреть на просвет, рубины сияют, и возникает ощущение воздушности, ажура. В самом деле  – при общем количестве камней около 500 штук, вес «Страсти» не более десяти граммов. Можно принять в качестве одного из показателей эксклюзивности авторского произведения его способность быть привлекательным со всех сторон и  точек обозрения. Внимательное отношение к «изнанке» изделия и  многие другие секреты мастерства открыл мэтр уральской ювелирной школы Владимир Николаевич Сочнев, с которым Сергею посчастливилось общаться в студенческие годы.


Кольцо «Пьеро» из серии «Венецианские маски» Золото, изумруды, родолиты, бриллианты, чернение «ARTIGIANO»

Кольцо «O Sole Mio» из серии «Венецианские маски» Золото, рубины, бриллианты, чернение «ARTIGIANO»

Сергей никогда не работает по чужим эскизам, причем делает это из принципиальных соображений. Он всегда в  состоянии отстоять свою идею в  разговоре с  заказчиком, представив качественно проработанный эскиз в  технике ручной карандашной графики. Образы будущих творений рождаются по-разному, иногда мгновенно, иногда мучительно, в  ряде случаев решение подсказывает заглавный камень, нередко появляются конкретные культурноисторические ассоциации, иногда прототип изделия оказывается буквально «под рукой». Например, наше комнатное растение Антуриум воплотилось в кольце «Страсть». Идея великолепной серии колец «Венецианские маски» родилась под впечатлением от фотографий  – в  процессе совместного просмотра фотоотчета о моем путешествии в  Италию. Музейная практика со студентами УралГАХА оказалась вдвойне полезной: море забавных кадров с бесконечно разнообразными по пластике масками дало толчок вдохновению ювелира. Мысль воплотить маски в  бриллиантовые кольца оказалась блестящей ходожественной интуицией. В последние годы Сергей, с  присущей ему одержимостью, занимается велосипедным спортом, буквально не слезает с седла круглый год, в  любую погоду. И  кто знает, на какие новые шедевры вдохновит его это увлечение, ведь в велосипеде тоже просматривается ювелирная тема – у него, как известно, два кольца, вполне драгоценно переливающихся игрой спиц… мастер

12

39

Кольцо «Коломбина» из серии «Венецианские маски» Золото, рубин, сапфиры, бриллианты, чернение «ARTIGIANO»

Кольцо «Арлекин» из серии «Венецианские маски» Золото, сапфиры, бриллианты, горячая эмаль «ARTIGIANO»

Кольцо «Медиум» Золото, сапфиры, жемчуг, родолит, бриллианты «ARTIGIANO»


Железные игрушки Рита Рауди

Вот смотрю и думаю: откуда взялись игрушки? Из детства, вестимо. А еще из прошлого, из очень далекого  – того, которое называют «детством человечества». Однако тут любой археолог скажет вам, что далеко не  всегда можно отличить именно игрушку от культового предмета. Так что настоящая игрушка – это всегда немного магии и немного святости. Игрушки делали взрослые для детей, игрушки делали дети для самих себя, и (иногда) дети – в подарок взрослым. Есть игрушка как изделие народных промыслов  – Дымковская игрушка, Абашевская игрушка… Но увы, ими давно уже никто не играет. Их аграрно-патриархальная поэтика адресует в  прошлое. Они дорогие. Они хрупкие. Они утратили связь с реальной жизнью, приобрели сувенирный лоск и перестали быть «живыми». Есть игрушка массовая, индустриальная. Из таких быстро вырастают, они ломаются. Их забывают, отдают кому-нибудь или  выбрасывают. Исключения, конечно, бывают  – для особенно любимого плюшевого медведя, например, или  для несокрушимого дюралевого танка, которым еще

Фото © Студия ГРАФО

Алексей Потоскуев родился в 1968 году. Учился в Уральской государственной архитектурно-художественной академии на факультете гражданской архитектуры. С 1995 года работает в «Кузне» на озере Шарташ под руководством известного уральского художника по металлу А.А. Лысякова.


папа в детстве играл. Но это уже игрушка историческая, готовая превратиться в  коллекционную. Где же они – игрушки идеальные, чтоб все в  них было: и  тепло рук сотворивших, и  сакральность, и  универсальность, и  великая сопротивляемость времени и  реальным игровым нагрузкам? Где такие игрушки – равно любимые и неизбежно взрослеющими детьми, и  неизбежно стареющими родителями?.. Внимание! Маэстро  – туш! Вот они! Узнаёте? Это же практически «СБЫЧА МЕЧТ». Таким, например, автомобильчикам не  страшны никакие ДТП на ковре в  детской. Не  будет горьких слез из-за отпавшего колесика. Никто не  порежется ими, ни  один малыш не  проглотит мелкую детальку. И они однозначно живые – и жирафы, и клоуны, и паровозики. И лишь только одно «нельзя» – нельзя купаться с ними в  ванной. Потому что они железные. Точнее – стальные. «Папа» этих игрушек, художник Алексей Потоскуев признался мне по секрету, что стальными они сделались не сразу. Вначале они были фанерными или деревянными. Но лет двенадцать назад Алексей пришел в знаменитую екатеринбургскую «Кузню» на берегу озера Шарташ и… – почему бы и  нет? Выпиливание лобзиком сменилось просечкой. А вот клепка  – прием уже полноправно кузнечный. Правда, в  некоторых игрушках видна еще и сварка, и она по-своему тоже красива. Впрочем, Алексей считает более «честным» пользоваться для соединения деталей только клепкой. Клепка у Алексея универсальна, это и надежное соединение, и шарнир, и декоративная деталь. Впрочем, хватит мучить клавиатуру. Пойду поиграю. В  машинки и  в зоопарк. А вы, дорогие наши читатели, отцы и дети, попробуйте поиграть ими сами. или научитесь их делать – это сложно, но можно. Ведь работа кузнеца – для самых терпеливых и самых любящих.


Самый минимум

Кольца из коллекцим «When the Ice is Melting» («Когда плавится лед») Серебро, горный хрусталь

Екатерина Сисфонтес родилась в Москве и переехала в Швецию в восемнадцать лет. В двадцать два года начала работать на поприще ювелирного дизайна, теперь она владеет собственной мастерской в  Стокгольме и  брендом  – SisKaDesign  – c легко узнаваемым минималистическим стилем. Помимо ювелирного дизайна, Екатерина занимается предметами обихода, интерьерными объектами и интерьером как таковым. И всюду есть ее узнаваемый стиль и особая концепция формотворчества. Екатерина постоянно ищет новые способы для описания собственной субъективной версии мира. Интерес к пространственно-временному восприятию реальности оказался существенным фактором в  развитии ее творчества. За пять лет фирма Екатерины успела принять участие в  многочисленных ярмарках дизайна Японии, Великобритании, Дании, США, Швеции. Благодаря этому Екатерина получила шанс выставить свои работы в  таких музейных бутиках, как салоны Музея современного искусства Нью-Йорка, Британской академии искусств, Шведского музея современного искусства и Шведского национального музея.

С Екатериной Сисфонтес беседует Ольга Боброва ОБ: С чего начался ваш ювелирный путь? ЕС: Случайные вечерние курсы для шведских домохозяек в  уже вполне взрослом возрасте двадцати двух лет. Но если честно, уже спустя много времени я вспомнила: В шесть лет мне попался клад, оставленный в наследство бабушкой. Клад состоял из стеклянного бисера еще дореволю-

Подвеска «Планета» из коллекцим «When the Ice is Melting» («Когда плавится лед») Серебро, горный хрусталь «Подарок года – 2011» Национального музея Швеции

ционного производства. Я проводила часы за перебиранием бисера, его переустройством. Кто знает, может именно там родился интерес? Когда же я попала на курсы по ювелирному мастерству, мне хватило трех дней, чтобы решительно потребовать себе место подмастерья, что я и получила. ОБ: Ваши украшения… Как вы охарактеризуете, что это? Мода? Стиль? Или  – «невозможность иначе»? ЕС: Для меня это искусство. Достаточно высокое инженерное строительство технических деталей в сочетании с композиционной проработкой форм, новизной и тематикой не может быть ничем другим. Но, конечно, это, в первую очередь, именно стиль для покупателя. ОБ: Почему минимализм? Откуда корни четко выбранного стиля, который вы развиваете? ЕС: Видимо, мое изначальное стремление к чистоте формы берет начало в самом детстве. Бабушка моя – архитектор, она обладала прекрасным вкусом и не терпела излишеств. Переезд в Швецию и влияние протестантской культуры и холодного климата довершили мое становление как художника основ. Если обычно дизайнеру приходится сначала нарисовать форму и потом чистить ее от ненужных деталей, то мне подчас приходится добавлять детали в уже готовую работу. Так что я считаю это собственной генетической особенностью в  соединении с удачно сложившимися обстоятельствами. ОБ: Вы четко следуете признакам этого стиля или привносите что-то свое? ЕС: Проблема в минимализме – это его недостаточная «одноформенность». Мне кажется, что чувство юмора в  соединении с  четким концептом коллекции дают мне новую перспективу развития стиля и  пре-

вращают его в новое направление. Я называю его «лаконикой». Но, конечно, это моя субъективная точка зрения на собственный вклад в будущее ювелирного дизайна. ОБ: В ваших точно выверенных по форме изделиях цвет буйствует смело и  новаторски. Это вписывается в  стиль минимализма? ЕС: Не  думаю, что именно сохранение чистоты стиля является для меня главной задачей. Скорее знание о его основах дает мне возможность нарушать их и создавать что-то новое. ОБ: Вы читаете по всему миру лекции по минимализму в ювелирном дизайне. Это ваша миссия? ЕС: Да! И  довольно эгоистичная. Мое стремление к футуристическому окружению безусловно. Развивая понимание чистоты линий в  других, я смогу окружить себя предметами красоты до самого горизонта. Но, шутки в  сторону, безусловно, знание – это долг. Достигнув определенного уровня знаний, человек обязан передать его дальше и учиться в процессе обучения других. Возможность дать людям еще одну альтернативу видения приносит мне бесконечное удовлетворение. Кроме лекций по всему миру, я веду предмет «Технологии ювелирного искусства» для студентов Стокгольмской академии прикладных искусств. ОБ: С вашей точки зрения, минимализм в  ювелирном дизайне актуален для России? Ведь специфика восприятия и привычки к определенному роду изделий у каждой страны свои. ЕС: Я считаю, что необходим переходный стиль в украшениях. Оставлять ювелирное направление в том виде, в котором она досталась русскому мастеру от советского фабричного производства, конечно, не сто-


Двойная подвеска из коллекцим «When the Ice is Melting» («Когда плавится лед») Серебро, горный хрусталь «Подарок года – 2009» Национального музея Швеции

Из коллекцим «When the Ice is Melting» («Когда плавится лед») Серебро, горный хрусталь

Подвеска «Amazing Time 2009» Из коллекции «Timeless» («Вечность») Серебро, часовой механизм

Ожерелье из коллекции «Timeless» («Вечность») Серебро, часовой механизм

штабирование. Я работаю в той же основной форме, следуя все тем же нерушимым принципам чистых линий, четких форм, функционализма и  пространственных пропорций, как при создании стула, так и  при создании подвески. ОБ: С какими материалами вы работаете? ЕС: Со всем, что под руку попадется. Сейчас сделана коллекция из крашеной в яркие цвета валяной шерсти. Назвала я ее задорно «Валенки». Работаю много с  пластиком, оргстеклом, сталью; безусловно  – с  серебром и  золотом. Но на деле мне совершенно все равно, насколько ценен изначальный материал. Главное, чтобы он соответствовал идее, которую я хочу воплотить. ОБ: Коллекция «Валенки», не  навеяна ли она русскими зимами? ЕС: Идея этой коллекция возникла при виде красивых ярких валяных бусин на столе у моей ученицы. Я никогда не могу уследить, откуда идеи появляются, но потом все становится на свои места. Вдруг у готовой формы появляется значение и  смысл. И  я,

описывая и называя коллекцию, понимаю, что причины ее появления более глубинные, нежели я сама предполагала. ОБ: Считаете ли Вы, что ценность изделия напрямую зависит от цены материала? ЕС: В  какой-то степени, несомненно. В чисто практической форме – за золото я беру дополнительную цену за вес. ОБ: Есть ли любимый материал? ЕС: Любимого материала я не  назову, они все равнозначны для меня. Но плексиглас стал для меня знаковым. Я нашла для него несколько кардинально новых способов обработки и сильно горжусь этим. ОБ: Что вы считаете своим личным достижением в ювелирном дизайне? ЕС: Наверное, мои бесконечные замоч-

Фото: Екатерина Сисфонтес

ит. Прыгать сразу на европейскую форму минималистических серебряных украшений кажется мне тоже не слишком продуманной тактикой. Но знание основ и  стремление к отточенности форм при сохранении самобытности русского узорочья все-таки имеет смысл. Российский покупатель недоверчив к нововведениям. И  все же я уверена, что красота пропорций и  точность форм привлечет нового молодого покупателя в  русские ювелирные дома. Но, безусловно, всему новому необходимо время. ОБ: Считаете ли вы, что ювелирный стиль обусловливается страной? ЕС: Время изменилось. Благодаря возможности путешествий границы стран перестали быть столь безусловными рамками сознания. Национальные особенности все больше отодвигаются в  сторону фольклора, и  в большинстве западных стран сразу несколько стилей существуют параллельно. Другое дело с постсоветскими странами, в  которых огромное влияние оказали фабричные условия разработки ювелирных украшений и огражденность творческого процесса от западного дизайна. Мы скорее являемся заложниками политического, нежели этнического, развития. ОБ: Как на вас повлияла Швеция и влияет ли Россия на видение ювелирных форм? ЕС: Швеция дала мне возможность развиваться в свободном полете. В России это было бы намного сложнее для девушки, лишенной экономической поддержки. С точки зрения стиля, я не могу отрицать, что Швеция оказалась для меня открытием: самое простое может быть и самым привлекательным. Российское же, или еще точнее – советское, воспитание наградило меня очень своеобразным чувством юмора и  желанием влиять на покупателя и его выбор путем провокации в  форме и  выборе материала. Без обеих составляющих вряд ли я стала бы тем, кем я сейчас являюсь. ОБ: Екатерина, ваше творчество охватывает многие направления дизайна, от ювелирного до интерьерного. Трудно ли вам переключаться от малых форм к масштабным? ЕС: Если честно, это есть именно мас-


Коллекция «Валенки» Серебро, валеная шерсть

ки. Они вырастают из необходимости закончить объект достойно. И, конечно, коллекция «Timeless» («Вечность») которая давно вышла за рамки обычного прикладного искусства и является для меня вызовом. Дело в  том, что я решила сделать коллекциюдесятитысячник. Сто названий, связанных со временем: Open Time (Открытое Время), Buisness Time (Время Работы) и  так далее, и  под каждым названием будет по сто вещей, отличных друг от друга. На самом деле каждое изделие в  момент разработки – самое главное достижение, и лишь ретроспектива дает понимание, что стало вехами, а что просто развитие уже продуманных ранее идей. ОБ: Вас глубоко интересует Время… Как вы отображаете это в ювелирных украшениях? ЕС: Меня интересует скорее факт того, как люди подчинили себя собственному представлению о Времени. Для меня время это нелинейное, абстрактное понятие. Для меня время как форма не  существует. Это, наверное, и стало основой для коллекции «Timeless», где сочетается понимание мастерства работы над самим часовым механизмом, оценка времени, затраченного на это, момент работы часов, их субъективная историческая ценность, момент поломки – завершенность и лишение смысловой нагрузки механизма и, наконец, превращение механизма в  украшение, вовсе лишенное временной привязки. Для меня будущее уже наступило, а прошлое никуда не ушло. ОБ: Какой Ваш любимый ювелирный дизайнер? Почему? ЕС: Сложно сказать, их много. Но в  основе моего становления  – Вивианна Торун (Vivianna Torun)  – первая женщинаювелир и дизайнер Швеции. Несколько медалей различных экспо, в  том числе золотая медаль Миланского триеннале в  1960 году. Выставка, организованная в  ее честь Пикассо. Формы бесконечно четкие, провокационные и одновременно пригодные для ношения. Торун успела создать бесконечное множество великолепных образов в металле и использовала все качества матери-

алов бескомпромиссно. Она – своеобразное божество на небе минимализма и мой личный кумир. OБ: Чем мастер-классы в России отличаются от мастер-классов других стран? ЕС: Неподготовленностью российских студентов и их неподдельным интересом. Хочется делиться и помогать, до боли в  сердце. Лекция для московских профессионалов запомнилась реальной заинтересованностью и пониманием необходимости нового направления. Очень порадовали работы, которые получились в результате. ОБ: Как вы видите ювелирную жизнь России? ЕС: Я предполагаю несколько дорог. После столь глубокого застоя в  бизнесе и  дизайне первым вариантом будет создание хорошей мужской коллекции, которой я в России пока не вижу. Безусловно, новые электронные техники быстро завоюют свое место в футуристическом развитии ювелирного искусства. И волна копирования и преображения современных, уже установившихся западных брендов. Так же как и развитие русского узорочья для российского покупателя на более технологичном уровне. ОБ: Вы готовите сейчас новый проект? ЕС: Я готовлю скульптурный проект под названием «Архетипы Сознания. (Зарисовки в железе)». Это рассказ о тех образах, которые современный мир выработал в большинстве из нас, и нашем невольном подчинении им наподобие собаки Павлова. Это круговая композиция из крупных плоскост-

Подвеска из коллекции «Валенки» Серебро, валеная шерсть

ных скульптур, каждая будет соответствовать одному из образов, навязанных нам обществом, традициями и ритмом жизни. ОБ: Найдет ли этот проект продолжение в ювелирном воплощении? ЕС: Безусловно. Все, что я делаю, в итоге отражается в прикладном творчестве. Вот и эта коллекция будет так воспроизведена – как напоминание о мысли.

Браслет из коллекции «Валенки» Серебро, валеная шерсть

Серьги из коллекции «Валенки» Серебро, валеная шерсть


Прошлое

для будущего Сегодня ювелирная марка LORIE знакома лишь коллекционерам, знатокам антикварного рынка и музейным специалистам. В  хронологических реестрах Российской империи история одной из самых лучших и известных русских ювелирных фирм длилась чуть менее полувека. В  1871 году Федор Анатольевич Лорие основал в  Москве ювелирную фабрику. На предприятии выпускали cтоловое серебро, драгоценные украшения, ювелирную галантерею, чеканные оправы для различных изделий из стекла и  хрусталя. Мастера фирмы виртуозно обрабатывали металл, гранили камни, применяли полихромные эмали. В  наследии фирмы LORIE особенно ярко воплотился стиль Art Nouveau. Изделия предприятия отмечались на различных художественнопромышленных выставках. На Первой Международной Художественно-промышленной выставке изделий из металла и  камня, состоявшей под покровительством Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны, которая проходила в  Санкт-Петербурге в  1904 году, фирма Ф.А.Лорие завоевала серебряную медаль и была удостоена звания «Поставщик Двора Его Императорского Величества». Изящные по дизайну и  виртуозные по исполнению, изделия фирмы Ф.А.Лорие не  уступали по ценам изделиям Фаберже. В  кругах просвещенной аристократии и  дворянства, которые покровительствовали искусствам, марка LORIE и вовсе считалась эталоном вкуса. Обе фирмы успешно конкурировали на российском дореволюционном рынке ювелирной продукции, развиваясь буквально бок о бок. В  Москве LORIE и FABERGE находились в одном здании, в  доме Купеческого общества на углу Кузнецкого моста и  Неглинки. Взлет LORIE приходится на десятые годы прошлого столетия, когда главным мастером фирмы был один из лучших ювелиров России – Егор Черятов. Тогда же Лорие связывается со специалистами Фаберже Джулио Гверриери и Алексеем Лемкулeм. В 1912 году они учредили торговый дом «Ф.А.Лорие». Но в 1916 году фирма прекратила свою деятельность. Международное признание марка LORIE получила во второй половине ХХ столетия благодаря интуиции комиссаров французских аукционных домов. Изделия бренд

20

39

Фото предоставлены LORIE™, дизайн изделий: Ольга Боброва

Светлана Соловьева


Фото предоставлены LORIE™, дизайн изделий: Ольга Боброва

LORIE выставлялись и продавались на аукционах Christie's и  Sotheby's, экспонировались в  Эрмитаже, свою коллекцию изделий фирмы комплектуют музеи Московского Кремля. В этом году исполнилось 160 лет со дня основания фирмы LORIE. Знаменательный юбилей отмечен возрождением прославленной марки. Но это уже совсем другая история, заслуживающая отдельного и самого пристального внимания. Новейшая история LORIE творится сегодня, нашими современниками и  соотечественниками, не менее талантливыми, ответственными и  амбициозными, чем их предшественники полтора века назад.

Автор проекта, художник-ювелир Ольга Боброва: Наша работа с возрожденной ювелирной фирмой LORIE оказалась чрезвычайно интересной. Задача была такова: создать коллекции столовых приборов (современные изделия нынешнего века), сохранив стилевые черты фирмы LORIE. Сложно и безумно интересно! Мы предусмотрели ипользование только самых современных технологий и материалов. Каждый миллиметр изделия прорисовывался, выстраивался и выращивался многократно, прежде чем мы приступили к изготовлению мастер-моделей. Сам путь построения предмета от эскиза до прототипа был выдержан в строгих технологических канонах XIX века. Была поставлена и такая важная задача: из одной исходной идеи развить два направления – создать столовое серебро как для повседневного использования, так и для больших, экстраординарных событий в жизни семьи. Часть вещей придумано было сделать с использованием эмалей (авторская разработка), а другую часть – в более простом техническом исполнении. Создавая коллекции столовых приборов, мы максимально старались выдержать «дух времени» в предметах, которые захочется хранить и передавать следующему поколению. Не каждый художник может похвастаться свободой осуществления своих идей, но мне, положа руку на сердце, в этом очень повезло: фирма LORIE поддержала мои идеи, мы думали и действовали на одной волне. Конечно, можно создавать и далекое будущее. Но как все же приятно сохранять кусочки прошлого для будущего в настоящем!

39

бренд

21


К ВОСТОКУ ОТ ЗАПАДА

Хабаровск часто называют столицей Дальнего Востока, но как культурный центр он только формируется. Редкий художник международного уровня заедет в России восточнее Урала или западнее Владивостока. Хабаровский художник-ювелир Алексей Бабуров считает, что дальневосточной столице необходимо привлекать культурные инвестиции и  создавать новые фестивальные проекты. Алексей пригласил в Хабаровск американского художника и дизайнера Лису Вершбоу, автора с мировым именем в  области современного ювелирного искусства. Госпожа Вершбоу согласилась. Совместная выставка хабаровского и  американского художников пройдет в  августесентябре 2012 года, в стенах Дальневосточного художественного музея. Своему коллеге из Хабаровска Лиса Вершбоу пишет следующее: «Самым удобным временем будут дни с  25 августа по 8 сентября. Сожалею, что не  могу остаться здесь подольше, но мы будем максимально использовать это время. Могли бы мы встретиться с  русскими студентами? Несколько раз в Екатеринбурге и  Челябинске я читала лекции студентам, и была очень хорошо принята. Это потребовало переводчика, но желающих было так много, что я хочу и в дальнейшем продолжать занятия. Спасибо за Ваш энтузиазм в организации этого проекта». выставка

22

39

Хабаровчанам выпал редкий шанс пообщаться с представителем американского ювелирного искусства, и  даже поучиться у гостьи из США, говорит Алексей Бабуров: – Лиса Вершбоу с удовольствием проводит мастер-классы там, где организует выставки. Это будет интересно не только художникам, но и всем, кто увлекается искусством, следит за новыми тенденциями в дизайне, в  обработке материалов. Надеюсь, что это не  последний зарубежный художник, который приезжает в Хабаровск лично. Мы ведь живём в очень несхожих условиях, у наших художественных традиций совсем разная история, совсем непохожие технологии и  материалы. Для непосвященных добавлю, что законодательство, которое определяет работу с драгметаллами, в Америке и России сильно различается, а это тоже отражается на ювелирном искусстве. Потому так интересно узнать, как относятся к ювелирному искусству за рубежом, любопытно сравнить, как работают они, и как – мы. Фотограф Урал Гареев, который совместно с  Алексеем Бабуровым организовал ряд совместных проектов, говорит, что идея определяет всё, а успех выставки зависит от грамотно выстроенной и оригинальной концепции: – Серия проектов, таких как «Открытие соблазна», «Искушение роскошью» и «Материализация чувственных идей» уже экспонировались в  Хабаровском краеведческом и  Дальневосточном художественном музеях. Мы с  Алексеем Бабуровым решили воплотить идею, что не  женщина обладает ювелирным украшением, а украшение женщиной, и сделали цельную выставочную

концепцию. Тема женщины и ювелирного украшения себя никогда не исчерпает, проект продолжается... Но тем интереснее, что же нового родится с приездом Лисы Вершбоу, художницы из США? По мнению искусствоведа, заместителя директора Дальневосточного художественного музея Людмилы Козловой, совместная выставка хабаровского художника-ювелира Алексея Бабурова и  гостьи из США Лисы Вершбоу  – это цельный и  интересный музейный проект, который, несомненно, привлечет внимание дальневосточников: – Дальневосточная ювелирная школа сравнительно молода, хотя она опирается на традиции русского ювелирного искусства. В этом смысле художники из Москвы, например, и из Хабаровска всё-таки черпают свои идеи из национальных традиций, из искусства конца XIX – начала XX века. В то же время Лиса Вершбоу  – представитель совсем другой школы и  даже образа мыслей. Американские художники-ювелиры основывают свой опыт на современном искусстве, на американском авангарде 60-х годов, но уже на современной основе. Я рада, что русский и  американский художники смогут организовать единую выставку в стенах нашего музея.

Фото изделий Лисы Вершбоу предоставлены Консульством США в Екатеринбурге, фото изделий Алексея Бабурова: Урал Гареев

Художники-ювелиры из России и Америки встретятся посередине


У детства есть крылья

Фото предоставлены автором

Ювелир из Тольятти, выпускница «Школы Шароновых» Юлия Никонова создала необычную коллекцию брошей «У детства есть крылья» – по мотивам рисунков детей-сирот и  детей с  ограниченными возможностями. Вот что написала сама Юлия о своей работе: «Сейчас мало кто задумывается о положении этих детей в  обществе, но именно они больше всего нуждаются в нашей помощи. Такие дети с  самого раннего возраста вынуждены бороться за место в этом мире. Я считаю, что им нужно помогать и дарить утраченное ими детство. Нужно пытаться сделать все, чтобы эти маленькие люди не  пронесли обиду на жизнь из детства в большой мир. Важно показать им наш мир в другом свете, показать мир, где нет озлобленности и обид, а есть вера в добро и людей, готовых им помочь.

Творчество для них является одним из способов выразить свой внутренний мир, полный переживаний и надежд. Для них важно быть услышанными, понятыми, им необходима дружеская поддержка. Большинство их рисунков яркие, красочные, наполнены добротой и  жизнерадостностью, без признака болезни и  затяжной депрессии. В каждом есть искорка надежды. Вдохновившись их творчеством и  желанием помочь, я создала коллекцию брошей с  детскими рисунками, которые были предоставлены реабилитационным центром «Дети Марии». Тема графических изображений как вставок в  ювелирное украшение появилась задолго до этого проекта. Началось все с  двух коллекций ювелирных украшений, в которых использовалась печать на металле моих фотографий и  детских рисунков. Затем появилась идея создать новый проект с социальной направленностью. Вот его результаты». Необычную коллекцию, созданную Юлией Никоновой, предполагается продать на благотворительном аукционе, все средства от которого будут направлены в  помощь детям-сиротам.

39

эксперимент

23


Археология копейки Новейшая История Отечества полна незаметных, но поистине эпохальных поворотов. Пока вокруг нас бились в кризисных лихорадках мировые акционерные рынки, пока шумели на просторах бывшей Российской империи нефтегазовые войны некогда «братских народов», случилось негромкое, но чрезвычайно важное событие. Древнейшая микрочастица российского финансового организма, со времен денежной реформы Елены Глинской именовавшаяся копейкой, была снята с  производства. Ничтожность денежного номинала, безнадежно малая величина заключенного в  ней покупательного ресурса вступили в  противоречие со стоимостью ее производства. Копейка стала бессмысленной обузой как для монетных дворов, так и  для потребительских кошельков. Ее перестали чеканить. Ее перестали считать в магазинных кассах. За нею, упавшей, уже давным-давно перестали нагибаться. В наши дни ее совершенно неприлично подавать нищим. Вычеркнутая из современной жизни, копейка стала памятником пятисотлетней финансовой истории, потребительской культуры и  объектом, как сказал бы Иммануил Кант, «незаинтересованного любования». На наших глазах она превратилась в  чисто эстетический артефакт новейшей археологии. Производя раскопки содержимого наших карманов и  кошельков, сумочек и  автомобильных «бардачков», мы частенько откапываем ее – миниатюрную круглую медальку с изображением Георгия Победоносца, нещадно разящего змееобразное зло мира. Она – наша крошечная награда за пока еще не полностью утраченную память, в буквальном смысле бесценный фетиш элементарной первоосновы, выраженный гордой цифрой 1, без которой не  бывает ни 2, ни 3, ни сколько угодно, а тем более «много»… Именно это новое качество копейки, рожденное списанием ее с борта финансового корабля на берег вечности, стало предметом для неожиданного художественного осмысления. Студенты Кафедры художественного проектирования и  теории творчества Уральского государственного горного Университета в рамках разработки курсовых проектов попытались по-своему отрефлексировать тему копейки как бесполезного ископаемого. Учебный проект «Археология копейки» Коллекция украшений Автор Полина Николаева, руководитель Л.Салмин

Фото © Студия ГРАФО

«Обидели юродивого, отняли копеечку…» А.С.Пушкин. «Борис Годунов»


Учебный проект «Археология копейки» Коллекция подвесов Автор Татьяна Рабакова, руководитель Л.Салмин


Археология копейки Фото © Студия ГРАФО


Учебный проект «Археология копейки» Коллекция брошей Автор Анна Бокичева, руководитель Л.Салмин


Археология копейки

Фото © Студия ГРАФО


Учебный проект «Археология копейки» Коллекция подвесов Автор Татьяна Шевырева, руководитель Л.Салмин


ТАЙНА ЛОСЯ Юлия Крутеева

Когда-то очень давно, много веков назад, там, где Уральские горы склоняются к ледяному морю, с больших кораблей, украшенных драконами, сошли вооруженные люди. В  рогатых шлемах, с  рыжими бородами и длинными волосами, заплетенными в  две косы, в  тяжелых кожаных доспехах. И двинулись они на юг – вглубь таинственного континента, в  поисках чудесной страны – Биармии. Не встречая сопротивления, и  людей почти не  встречая на своем пути, шли они через густые леса. Целью их были древние капища – святые места неизвестного народа. Иногда в центре такого места поднимался огромный идол  – Йомаль, иногда он лежал здесь же, рухнувший, подточенный временем, но всегда вокруг него были рассыпаны сокровища – золотые и серебряные монеты, кольца, украшенные драгоценными камнями, да и  сами камни. И  стояли необычной красоты большие серебряные блюда. Про эти блюда редкие люди, встреченные воинами, рассказывали, что это следы волшебного оленя. Другие говорили о далеких предках, клавших серебро под ноги священному лосю  – сыну неба, чтобы мог спуститься на грешную, грязную землю и, пройдя меж людей, не  коснувшись своими чистыми копытами пыли и праха, пронести на своих могучих рогах Солнце. Так и повелось среди искателей сокровищ – искать следы волшебного оленя. Где он ступал  – обязательно оставались серебряные блюда, золото и самоцветы.Разные народы, жившие на древней уральской земле, видели своего Лося-Оленя по-разному. Одним он являлся могучим сохатым, чей горб поднимался над лесом, а тяжелые рога, олицетворявшие лучи солнца, клонили голову священного животного к земле – так пологое северное светило движется невысоко над землей, не  в  силах подняться выше над холодными горами. Другие видели в нем звонкого Мяндаша – человекаоленя, прародителя и  учителя людей. Третьи  – сына Солнца, мифическое существо, прозрачное, как утренний воздух, с просвечивающими ребрами – символ небесной чистоты и непорочности. И мы, сегодняшние уральцы, с  легкой руки сказочника Бажова, рассказываем своим детям о козлике (косуле) с именем «Серебряное Копытце». Но сколько бы мы ни  пересказывали легенды о волшебном олене, настоящий коллекция

30

39


Фото © Студия ГРАФО

смысл их навсегда скрыт от нас тяжелым пологом времени. Сколько б ни рассматривали ученые многочисленные лосиные головы, оленьи рога, удивительных человеколосей, отлитых древними мастерами в бронзе, тайна остается тайной. Какие сложные природные связи олицетворяло собой рогатое божество? Провожало ли оно в иные миры шаманов? Помогало ли охотникам? Оберегало ли дом и  кров? Мы не  знаем. Но до сих пор кое-где в  уральских деревнях можно увидеть прибитый к воротам лосиный рог. Спросите хозяев дома – зачем? Ответа не будет. Молчат лоси и за стеклами музейных витрин. И бронзовые лоси в галерее «Арт Птица» – не ответ, а все тот же вопрос – кто мы, откуда пришли, и почему эти странные образы по-прежнему с нами, волнуют нас и  остаются будоражащей загадкой? Откроют ли они нам секрет о тайне появления человека? Ответят ли?..

39

коллекция

31


Основная идея коллекции – современное осмысление искусства древних металлургов Урала, новое прочтение образов «Пермского звериного стиля», который характерен для археологических находок периода V века до н.э. – XV века н.э. Лось, медведь и лебедь (утка) – первые и важнейшие культовые образы.

Лось – наиболее загадочный образ, с которым связаны сложные представления о природе. Считался сыном верховного божества, да и сам был священным животным, несущим на своих рогах солнце. Уточка (лебедь) – птица-демиург, которая создала землю, подняв ее первую щепотку со дна мирового океана. Автор проекта – Юлия Крутеева Скульптор – Николай Предеин Литье – Григорий Антропов

Фото © Студия ГРАФО

Медведь – хозяин леса, прародитель человека, главная фигура зооморфного пантеона.


39

коллекция

33


Обереги рода Светлана Панина

Попытка расшифровать древние символы и мифологемы – занятие неблагодарное и опасное, тому много примеров. Современное восприятие тех или иных сакральных вещей может оказаться абсолютно иным, чуждым для носителя древней культуры. Не претендуя на реконструкцию древних представлений о мире и о себе в окружающем мире, очень осторожно, попытаемся найти объяснения некоторым образам древних угров. Есть особая категория сакральных археологических находок, запоминающихся надолго, так ярко в  них представлен образ животного или  нескольких животных и  человека, слитых в  одном персонаже. Чаще всего это случайные, единичные находки, собранные при распашке земель, в  расщелине скалы, на вершине горы. Нет более сложных в описании и атрибуции предметов, чем эти. Определить их датировку, культурную принадлежность почти невозможно – аналогий нет.

уникально – на сегодняшний день это единственное изображение белки на всей территории Северной Евразии. Иногда тотемные изображения  – это совокупность черт человека-животного в  одном персонаже, как, например, в человеке-птице – талькохлоритовом жезле с поселения Палатки II на Каменном острове близ поселка Палкино (рис.2), или медведе (кабане?)-волке – роговом навершии из Шигирского торфяника (рис.3). Древние угры были не  одиноки в создании фантастических, с нашей точки зрения, существ. Мифологии других народов наполнены сказочными звериками: кентавры, сфинксы, фениксы – не что иное, как отголоски тотемных представлений. Тотем  – защитник не  только рода, но и каждого в отдельности. Самыми сильными оберегами являлись перья, когти, клочки шерсти тотемного животного (часть – то же, что и целое). Человек в шкуре тотемного животного защищен на все случаи жизни. Желание современной женщины иметь шубку из натурального меха – не только демонстрация социального статуса и доходов, но и на подсознательном уровне – защита от внешнего мира. Не верите? Тогда вспомните, в какие годы и кто из мужчин носил кожаную верхнюю одежду (комиссары Гражданской, чекисты в  30-е годы, новые русские — в 90-е).

Рис. 1. Голова белки. Навершие жезла. Тальк. Сверление, резьба, шлифовка. IV-III тыс. до н.э. Случайная находка на Мало-Мальском прииске на реке Ис.

археология

34

39

Рис. 2. Человек-птица. Жезл. Талькохлорит. Резьба, шлифовка. III тыс. до н.э. Аятская культура. Поселение Палатки II. Левый берег р. Исети.

Фото: Евгений Тамплон

Предположительно, к более ранним из них относятся объемные круглые скульптуры из камня, кости, рога. Это жезлы, или навершия на жезл (символы родовой власти). Жезл всегда принадлежал статусному лицу  – родоначальнику, вождю, шаману. Животное, изображенное на навершии или самом жезле – первопредок рода, тотем. Одно из таких наверший представлено в экспозиции «Древняя история народов Урала» Свердловского областного краеведческого музея. Оно сделано из мягкого талькового камня и  изображает голову белки. Сквозное отверстие внутри скульптуры, суживающее к верху, позволяет закрепить предмет на жезл (рис.1). Навершие

Рис. 3. Голова животного. Навершие жезла. Рог. Резьба, полировка, гравировка. Возраст около 7500 лет. Случайная находка на Шигирском торфянике.


Древние клады В раннем железном веке появляются статусные символы с более сложными мифологемами. На Адуйском камне в  конце XIX века был найден медный литой антропоморфный идол с солнечной короной над головой и с фигурой ползущего по нему зверя (рис.4). Вместе с  идолом в  расщелине скалы были найдены половина круглого каменного навершия булавы и медный птицевидный идол с раздвоенным хвостом и одним отломанным крылом. Характер комплекса (клада) свидетельствует о том, что эти предметы были намеренно принесены и оставлены либо на святилище, либо в захоронении (совершенное по способу кремации, оно могло остаться незамеченным для кладоискателя). Возможно, Солнцеголовый идол тоже оберег рода, жезл, но насколько усложнилась картина мира человека в  железном веке! Трехмерная картина мира «Верхний – Средний – Нижний» – «работала» на уровне «Человек – Его жилище – Космос» (см. статью в  предыдущем номере). Что произойдет, если эту схему мы применим к адуйскому идолу? Верхний мир – это солнечные лучи (корона) над головой. Далее изображено лицо антропоморфа  – глаза, брови, нос, рот. Ниже – коротенькие трехпалые руки, поднятые вверх. Трехпалость в иконографии железного века – это обозначение духа. Человек либо имеет все пять пальцев, либо пальцы не обозначены совсем. Ниже – пояс. Это образ середины, то есть Среднего мира. Он состоит из пяти полос – все нечетное, сухое, светлое, холодное – мужское. Следовательно, перед нами образ духа мужского пола с  изображением Верхнего и  Среднего миров. Как обозначен Нижний мир? Чтобы в  этом разобраться, необходимо рассмотреть персонаж из другого клада  – с  Азов-горы (Полевской). В  нем, кроме птицевидных идолов, безликих антропоморфных фигур, зеркала и круглых медных блях, есть уникальное изображение всадника (рис. 5). Антропоморф с трехпалыми руками сидит верхом на фигуре зверя. Если трехпалость  – признак духа или  души, то тогда понятно, что она (душа) отправляется в Нижний мир, верхом на волке. В мифологии угров волк – медиатор, посредник между мирами, перевозчик душ умерших. На адуйском идоле волк расположен на боку Солнцеголового вертикально, в  процессе перехода из Нижнего мира в  Средний. Похоже, Иван-царевич на Сером волке путешествовал за Василисой Прекрасной тоже не по прямой дорожке. В кладе с  Азов-горы уникальной медной отливкой является не  только всадник на волке, но и птицевидные идолы в количестве около двух десятков. Это, в  основ-

Рис. 5. Всадник верхом на волке. Медь. Литье. VII-III вв. до н.э. Иткульская культура. Клад с Азов горы.

Рис. 4. Антропоморфный идол. Солнцеголовый. Медь. Литье. VII-III вв. до н.э. Иткульская культура. Случайная находка на Адуйском камне.

ном, хищные птицы с раскрытыми крыльями, изображающие стремительный полет. Иногда, для того чтобы подчеркнуть скорость полета и умение падать с высоты камнем вниз, птицы изображены с двумя парами крыл и двумя головами (рис. 6). И птицевидные идолы, и  Солнцеголовый принадлежат мифологической картине мира литейщиков-кузнецов иткульской культуры раннего железного века (VII-III века до н.э.). Птицевидных идолов находят на местах плавки металла, иногда намеренно «покалеченными», без крыла, головы. Возможно, культовые отливки хищных птиц принимали сакральное участие в  процессе плавки металла и «отвечали» за ее качество. Важно то, что и  в ранних культовых предметах и в более поздних, с сочетанием сложных образов, переплетением персонажей – каждый имеет свое, четко определенное место и свой глубинный смысл. И только поэтому сакральная вещь обладает мощной охранительной силой человека, рода, племени.

Рис. 6. Птицевидные идолы. Медь. Литье. VII-III вв. до н.э. Иткульская культура. Клад с Азов горы.

39

археология

35


Бог из дерева Екатерина Сосунова

— Послушай, – сказал Карло строго, – ведь я еще не кончил тебя мастерить, а ты уже принялся баловаться... Что же дальше-то будет... А?.. Алексей Толстой

Смотрите: ангелы летят над самой головой! Я знать хочу, который мой. А. Розенбаум С ангелов и начнем. Это одна из самых многочисленных и  многоликих групп деревянных созданий. Страстной ангельский чин из села Габово относят к позднему периоду, к концу XIX века. Формы и линии анге*Трикстер (англ. trickster  – обманщик, ловкач) в  мифологии, фольклоре и  религии   – божество, дух, человек или  антропоморфное животное, совершающее противоправные действия или, во всяком случае, не подчиняющееся общим правилам поведения.

наследие

36

39

Апостол Марк XVIII в. Пермь

лов как бы нарочито грубоваты, это яркий вариант народного примитива. Имя мастера известно: Н.М.Кирьянов. Не видим ли мы здесь угасание мастерства, вырождение стиля? Эти приземистые фигурки, надутые щечки, увесистые кулачки, парички «алонж» принадлежат скорее царству гномов, чем ангелов. И  все же мастер Кирьянов – художник, ему одному присущи такая ирония, такая беззаботная веселость. «Ангелы с  трубами» из Шерьи  – совсем другого плана. Они на столетие старше габовских, изваяны не просто тщательно, а изысканно. Их крылья еще в  движении, трубы только-только отняты от губ, а губы дрогнули и вот-вот ангелы скажут тихое, но такое важное слово… Разные ангелы: грациозно парящие, подобно античной «трубящей славе», неизменно странноватые головки херувимов (природа ангела непознаваема), процессии ангелов с  символами страстей господних. О  последних стоит сказать особо. Они принадлежат многофигурным композициям распятий или  «Христос в  темнице» и  несут в  руках принадлежности казни: лестницы, молотки, клещи, копья. Кажется кощунством подумать, что это для мучений и убийства. Нет, это наши предки, наши земляки-уральцы идут на работу, идут строить и  созидать. Давайте посмотрим на уральского Христа: разве поднимется на него чья-то рука, да и даст ли он сам себя в обиду? Усть-Сысольский Христос деревянный С монголоидным круглым лицом

И усами, скуластый и странный, Может верным служить образцом Местных мук и пермяцкой печали, Разведенных на камской воде. Что за блеклые краски и дали! А страданья примерно везде Одинаковы, разве чуть глуше На Урале они и темней. Кто считает несчастные души Среди бревен, болот и камней? А.Кушнер. Се человек. Без всякого сомненья. Среди распятых и  скорбящих не  забыли никого: комяки и манси, татары и великороссы, изможденный католик-поляк рядом с жилистыми кержаками. В темнице эти почти роденовские мыслители побеждают отчаянье, на кресте привыкшие к невзгодам героические стоики побеждают саму смерть. И продолжают нарушать правила. Положено изображать Спасителя в  набедренной повязке, но Иисусы из Ворцева, Усть-Косьи, Усолья одеты (в соответствии с климатом) в синие комяцкие шабуры, Положено скорбящему Христу прижать правую руку к щеке, защищаясь, а левую положить на колено – но косьвинец прижал левую к сердцу, он не  смиряется перед насилием, а противостоит ему. Христос из Пашии сложил обе руки на коленях. Праздность этим рукам непривычна, слишком много дум одолевают Спасителей в  короткой передышке между трудом и  смертью, не  до формальностей. Из-под их терновых венцов кровь выступает лишь изредка, да и сами венцы скорей хайратники хиппи, налобные повязки масте-

Фото: Валерий Заровняных, Лариса Левицкая, Татьяна Игошина, Екатерина Сосунова

Деревянный человек всегда слегка трикстер*. Век его немногим дольше человеческого и значительно короче века его бронзовых и каменных собратьев. Ему равно угрожают и огонь, и сырость, но зато он с большей легкостью путешествует, преображается, обновляется. Он эгалитарен, так как дерево доступно и  недорого, а навыки резчика может освоить любой желающий. Пермская деревянная скульптура  – до сих пор загадка. Это удивительное по своей выразительности искусство не  имеет ни  младенчества, ни  старости. Оно возникает на рубеже XVII-XVIII веков сразу как зрелое мастерство, довольно быстро вбирает в  себя множество стилей, испробует массу разнообразных приемов и техник, демонстрирует себя во всем блеске и  расцвете и исчезает, не успев исчерпать своих возможностей. Оно не  имеет канонов, точнее – использует разные каноны, но как каприз, а не как догму. Оно почти не сохранило имен своих мастеров, но в  каждой детали несет отпечаток их индивидуальности. Общие черты прослеживаются, даже с  легкостью  – и  с такой же легкостью исчезают. Единственная безусловно общая для всех произведений черта – нонкомформизм. Правила существуют, чтоб их нарушать. В  это безмолвное деревянное братство без возражений принимают чужаков – пришельцев с Белого моря, выходцев из польских костелов, монохромные репликаты высокого классицизма. Но обо всем по порядку. Начнем от порога и дальше: вглубь и ввысь.

Ангел с трубой XIX в. Село Сиринское


Распятие, окруженное 34-мя головками херувимов. XIX в. Н.М. Кирьянов Деревня Габово

Евангелист Марк XVIII в. Село Орел

Сидящий Спаситель XVIII в. Усолье Благословляющий Саваоф XVIII в. Пермь

Ангел с рипидой XVIII в. Село Верхние Муллы Богоматерь XIX в. Село Усть-Качка

Ангел с трубой XIX в. Село Шерья


ровых, чтоб пот не заливал глаза и волосы не мешали работе. Мы не увидим здесь вялых мускулов аскетов и опущенных плеч отшельников. От верстака, от пашни, от кайла и заступа они уходят в вечность и бессмертие, к Отцу Небесному. Частица целой я вселенной, Поставлен, мнится мне, в почтенной Средине естества я той, Где кончил тварей ты телесных, Где начал ты духов небесных И цепь существ связал всех мной. Гаврила Державин Пока Всевышний не призвал нас к себе, пока он сам приходит к нам во всем блеске и величии, распахнув руки, приглашая в  объятия. В Нижнечусовских Городках его уютно устроили на перинке облака, в деревне Половинка его усадили на престол маленький и скромный, как табуреточка. В силу традиции его наделяют сединами, в  уважении к силе  – энергически выразительным лицом зрелого мужчины. Верховный Саваоф коллекции и вовсе молод и прекрасен, в его кудрях нет ни одной седой нити. Прикамский мастер, Дмитрий Домнин (1777-1847), сделал его безусым и  оформил бородку по скандинавскому образцу. Как посланцев лучшего, солнечного мира он приставил к богу предстоящими ангелами двух юношей с  итальянскими, средиземноморскими лицами. По гармонии деталей, совершенству линий, эмоциональной наполненности, эти три фигуры – одни из лучших в коллекции. Однажды увидев, забыть невозможно. На этой высокой ноте можно бы и  закончить, но…

Благословляющий Саваоф XVIII в. Село Нижнечусовские Городки

Саваоф XIX в. Д.Т. Домнин, село Нижнечусовские Городки

Николай Можайский XVIII в. Село Миндули

Деревянные человечки не растут Карло Коллоди История пермской коллекции  – это история приключений, удивительных находок, переплетения судеб человеческих с  судьбами скульптур. Начало коллекции положили в  20-х годах ХХ века А.К.Сыропятов, первый директор Пермской галереи и  Н.Н.Серебренников, исследователь и  собиратель. Только с  1923 по 1926 год они по труднейшим маршрутам провели шесть экспедиций. Как вспоминал Н.Н.Серебренников, «во все поездки пришлось проехать 5083 версты, из них 2059 верст лошадьми, 2105 пароходом и  919 верст железной дорогой». Было приобретено 412 отдельных фигур. Коллекция продолжает пополняться и сейчас, но судьба ее остается драматичной. Большая часть коллекции хранится в  запасниках, в  нескольких тесных и  сырых помещениях верхних этажей (колокольни) бывшего собора. Деревянным созданиям угрожает плесень, грибки, древоточцы. Им нужна постоянная, квалифицированная помощь реставрато-

Коленопреклоненный ангел XIX в. Д.Т. Домнин Село Нижнечусовские Городки

Иоанн Богослов XIX в. Село Усть-Качка


Фото: Валерий Заровняных, Лариса Левицкая, Татьяна Игошина, Екатерина Сосунова

ров, которых нет в штате. В узкой комнатке пригорюнившиеся Спасители сидят в затылок друг другу, как пассажиры в троллейбусе и ждут. Тем временем дамоклов меч новых мучений уже занесен над ними. В соответствии с новым законом городские власти возвращают здание церкви епархии, а галерею со всеми ее коллекциями  – в  никуда, на произвол судьбы и  той же власти. Уникальные, не  имеющие аналогов ни  в  мире, ни в России скульптуры, свидетели и современники освоения Пермской земли, создания Чердыни, Усолья, Соликамска нуждаются сейчас в нашей помощи и заботе. Они нуждаются в  специально оборудованных помещениях: экспозиционных залах, хранилищах, реставрационных мастерских. Поддержим их: www.permstategallery.org.

Херувим XIX в. Н.М.Кирьянов, деревня Габово

Благодарим Евгению Шабурову (заведующую отделом отечественного искусства Пермской государственной художественной галереи) за гостеприимство, предоставление материалов и помощь в подготовке публикации.

Ангел с рипидой XIX в. Пермь

Ангел с колонной из композиции Страстной ангельский чин XIX в. Село Верх-Язьва

Ангел из композиции Страстной ангельский чин. XIX в. Н.М.Кирьянов Деревня Габово


В недрах Большого Урала

музей

40

39

Какие-то сменяющие друг друга конторы одолевают хозяина музея, Владимира Андреевича Пелепенко. Противостояние и суды, которые Пелепенко неизменно выигрывает, длятся уже несколько лет. Но коллекционер не сдается и намерен удерживаться в недрах «Большого Урала» до тех пор, пока музей не обретет новое здание.

Птицевидные идолы Бронзовый век Исеть

Фото: Евгений Тамплон

При свете свечей и фонариков – словно в шахте – особенно загадочно мерцали камни в  коллекции Уральского минералогического музея В.А.Пелепенко, более известного как Музей Камня. Целую неделю, отключенные от электричества, Музей и Каменная лавка принимали посетителей в  темноте. Новость про конец света в  этом известном в Екатеринбурге музее рассказали местные радио и телевидение, и посетителей оказалось даже больше, чем в обычные дни. Что же стряслось? К сожалению, все чаще и чаще происходят события, которые иначе как гонениями на культуру не назовешь. Особо ретивые функционеры РПЦ пытаются выдавить музеи и  концертные организации из бывших церковных зданий (PLATINUM №37, стр. 66), происходят изнурительные споры различных хозяйствующих субъектов. Вот и в случае с Музеем камня та же история – его желают удалить из здания гостиницы «Большой Урал», памятника архитектуры, находящегося в  федеральной собственности.

Костистая рыба Eurypholis sp. Средний кретацеус, сеноман, нижний мел Ливан

Пенгмафилоид Отпечаток в мергеле Красноуфимск, Средний Урал


Разрез шахты

Кальцит на щетке аметиста Бразилия

Аквамарин Мурзинка

Аммонит Proaustraliceras simbirskense Поселок Ундоры, Ульяновская область

Кальцит Баженовское месторождение

Аммонит Simbirskites sp. Поперечный срез раковины, замещение кальцитом и пиритом Поселок Ундоры, Ульяновская область

Сетчатокрылое Отпечаток на песчанике Сахель Альма, Ливан

39 Аметист Мурзинка

музей

41


Горный хрусталь Месторождение Перекатное, Якутия

«Ожидание» Вадим Кукушкин Халцедон, тигровый глаз, морион, яшма

Цитрин Ольховское месторождение, Северный Урал

Ежик Анатолий Жуков Дымчатый кварц с рутилом (волосатик) «Находка изумруда» Александр Леверов Яшма, лазурит, датолитовый скарн, лиственит, пегматит, арагонит, уваровит, слюдит, изумруд, магнетит, халцедон, окаменелое дерево

Ванадиит Марокко

Мамонт Михаил Калашников Ангидрит, мрамор

музей

42

39


Мы неоднократно писали о сокровищах Минералогического музея Пелепенко. В этом номере – небольшой обзор коллекции, в  которую входит несметное количество образцов (около семнадцати тысяч), и  к ним у хозяина одно требование: безупречность. Это не геологическая коллекция, это собрание произведений природы как произведений искусства. Владимир Андреевич увлекается и  палеонтологическими объектами. Ведь что такое окаменелости? Это буквальное и  непосредственное воплощение форм живой природы в  минералах, замещение бренной плоти давно вымерших существ вечными камнями, или  отпечатки древней жизни  – в камнях же. Человек тоже умеет кое-что создавать, и в коллекции Владимира Андреевича есть его произведения: найденные на берегах Исети древние медные отливки, изделия мастеров XIX и XX столетий, а также современных уральских камнерезов. Пожелаем собирателю стойкости и сатирического отношения к чиновникам, бюрократам, стяжателям, охотникам до чужого. Общественность Екатеринбурга уже показала свою способность противостоять беззаконию, и  в случае критического развития событий, несомненно, придет на помощь Музею. Сбор подписей в защиту музея: http://democrator.ru/problem/5662

Мозаика «Хозяйка Медной горы» Горбунов Александр Яшма

«21 грамм» Денис Созин Долерит, кварц, гранат, серебро, золото

Фото: Евгений Тамплон

Аммониты

Аммониты

Раковина (гастропода) Clavilithes solanderi. Верхний эоцен (30 млн лет) Северо-западный берег Аральского моря, Казахстан

Челюсти мозозавра Mosozaurus auceps. Верхний мел (70 млн лет) Марокко

39

музей

43


Кощей и компания « – …Горняцкое сердце взыграло от каменьев? и где это Алексей Козьмич такие откапывает? — Собирались сотней людей и десятками лет, – возразил инженер на последний вопрос. – Хороши, в самом деле… Но вот я стоял и думал… — Ага! не стоило такие камни и такое умение на пустяки тратить!» Иван Ефремов, «Лезвие бритвы» Оказалось, неправ был палеонтолог и  большой писатель Иван Ефремов, когда в Прологе к своему величайшему роману раскритиковал каменные карикатуры работы Денисова-Уральского за то, что в вечном камне тот запечатлел сиюминутные события, да еще и  в сатирическом ключе, и даже кое-где в виде довольно гадких аллегорий. Спустя сто лет эти вещи, единственные в своем роде, оказались удивительными и редчайшими памятниками эпохи.

«Кощей» Мастер Алексей Самолов Пирит, долерит, чароит, мрамор, габбро, родонит, кварцит, льдистый кварц, горный хрусталь, кахолонг, золото, серебро, демантоиды, рубины, цитрины

камень

44

39

«Барин» Мастер Алексей Зефиров Кварцит, яшмы, обсидиан, кахолонг, хризопраз, мрамор, агат, тигровый глаз, долерит, магнезит, золото, серебро, жемчуг, изумруд

Фото © Студия ГРАФО

Конечно, представленные на этих страницах каменные фигурки не претендуют на такой уровень уникальности. Единственное, что роднит их со старинными карикатурами в каменьях – запечатление в вечном материале не прекрасных романтических образов, а неких комичных сценок и персонажей. Что ж, авторы вольны в  выборе тем для своих произведений, и  неведомо, как в  далеком будущем изменится их сегодняшнее восприятие. Может быть, Кощей окажется самым правдивым символом нашей эпохи.


«Тролль» Мастер Алексей Самолов Яшма балтымская, аушкульская, кварциты, пирит, долерит, родонит, кость, гранит, горный хрусталь, серебро

«Зайца не видали?» Мастер Сергей Веснин Офиокальцит, яшмы, долерит, мрамор, гранит, кварцит, тигровый глаз, магнезит, оникс, змеевик

39

камень

45


Знак вождя Ювелирные украшения в образе современного мужчины

– Современному мужчине уже не обязательно охотиться на мамонтов или идти войной на соседнее племя, чтобы показать свои качества вождя, – начинает беседу художник-ювелир Алексей Бабуров, автор статусных украшений, – но ювелирные изделия по-прежнему являются признаком респектабельного, уверенного и свободного в поступках мужчины.

Кулон-оберег «Знак ЧИ» Золото

За последние годы мужчины стали более открытыми и раскованными, признается художник-ювелир. В  нашу жизнь прочно вошли и молодежные субкультуры, и художественные традиции народов мира, альтернативная мода, музыка, кино. Даже тем, кто до сих пор скован заповедями «не выделяйся» и  «будь как все»  – гораздо легче найти себе подходящую субкультуру и «быть как все» в ней. И все же, объясняет художник-ювелир, в сравнении с «темным» средневековьем нынешние мужчины проигрывают. Несколько веков назад аристократ мог без стеснения прикрепить к камзолу бриллиантовую брошь или носить поверх платья (платье, кстати – род мужской одежды) увесистую серебряную гривну. А уж серебряные пуговицы и заколки – это не дань роскоши, а бытовая необходимость. Пластмасса тогда еще придумана не  была, а носить медь уважаемые люди считали ниже своего достоинства. Нынешние буржуа своего достатка как будто стесняются.

Серия шестигранных колец

– Нам, наверно, не вернуть времена, когда мужчина мог себе позволить носить любые украшения, а сомнения в его чести и достоинстве решались на дуэли. Но и сегодня для человека, который многого в жизни достиг, есть варианты самовыражения. Авторские драгоценности – одно из лучших решений, – уверен художник-ювелир.

символы

46

39

Энергичных и продвинутых мужчин отличает хороший вкус и чувство стиля. Многие украшения, недавно ходившие «в авторитете», теперь выглядят неуместно и смешно. И дутые золотые цепи эпохи «новых русских», и псевдоправославные «кресты с гимнастами» – канули даже не в Лету, а в мутные воды нашей недавней истории. А

традиция носить мужские, статусные вещи, придуманные еще прапрадедами – сегодня получает новый облик. Алексей Бабуров утверждает, что в  эпоху, когда ювелирное дело стало индустрией и попало под власть брендов, свободного и  независимого мужчину выделяет не толщина цепи или вес перстня. «Люди ищут авторские вещи, сделанные на заказ художниками, а не  заводами. А художнику интересно создавать необычные украшения, которые находятся в русле традиции – но при этом неповторимо новы. Почему мужчина не может надеть медальон или  стилизованный рыцарский крест? Что мешает носить фибулу или  тяжелый браслет, который, кстати, был создан для защиты рук воина?». В мире так много уникальных этнических традиций и  субкультур, что практически любое авторское украшение найдет адресата. Да, дресс-код ограничивает деловых людей в  выборе украшений. Но даже корпоративный значок на лацкане пиджака или  вороте рубашки может стать произведением искусства, если он создан мастером. Перстень, запонки или  заколку для галстука можно украсить монограммой, и  это уже придаст вещи именной блеск. И  наличие драгоценных «элементов» вроде золота, бриллиантов, либо их отсутствие – разве критерий? Современные художники-ювелиры работают с широким спектром металлов и камней, при этом не  боятся сочетать несочетаемое. У мужчин, чья профессия не  сдерживается рамками корпоративного стиля, выбор драгоценностей гораздо шире, чем у чиновников или бизнесменов. Музыкант, художник, дизайнер или  фотограф, артист, автогонщик или арт-директор – их вряд ли можно упрекнуть в экстравагантности. Потому что это – не упрек, а комплимент. Это их профессия, их образ жизни – и дело личного вкуса. – Исполнителю, который собирает стадионы, или известному художнику уместно появиться на публике в ярких, экстравагантных украшениях. Это может быть оправленный в серебро медвежий коготь или иглы дикобраза, мальтийский крест или серьга с флэшнакопителем – единственным каноном здесь будет хороший вкус. Новым

В материале использованы фотографии ювелирных изделий Алексея Бабурова. Фото: Урал Гареев.

Когда-то первобытный охотник, демонстрируя свою силу и ловкость, надевал ожерелье из клыков убитого зверя. Обсидиановые ножи, бивни мамонта и моржа, каменные браслеты – именно с этих знаков престижа и достоинства началось древнейшее из мировых искусств – ювелирное.


и нестандартным решением будут шестигранные перстни. Их удобно надевать и снимать, они прекрасно сидят на пальце – а смотрятся еще лучше, – говорит художник-ювелир. – Но самое главное – авторское изделие сможет стать настоящей фамильной драгоценностью, именным знаком. В эпоху интернета, цифровых технологий и пиара ничто так не ценится, как доброе имя и репутация. А как быть вольному художнику, который не имеет офиса, не «привязан» к руководящему креслу в компании, чья работа связана с интернетом? Стоит показать партнерам, что ты не скрываешь свое имя, не прячешься за псевдонимами и юридическими лицами, причем сделать это как настоящий художник. Драгоценность может рассказать, кто вы, указать на ваш персональный сайт, подтвердить вашу респектабельность и деловую состоятельность. Пусть это будет перстень или заколка для галстука, брошь или подвеска – не обычный корпоративный значок, каких сотни, а ваш подлинный фамильный знак!

Перстни «Глаз моллюска» и «Дракон» Серебро, фианиты

Перстни мужские с турмалином и  сапфиром

Перстень «Технобайк» Серебро, фианиты

Перстни «Не бедные влюбленные»

Перстень мужской «Консерватор»

Ювелирное искусство дает человеку уникальную возможность быть свободным от стереотипов и брендов. Ведь настоящее искусство всегда персонально. Автор и  заказчик знают друг друга в  лицо, каждый из них уверен в результате. Только персональное искусство может отразить индивидуальность человека, подчеркнуть его образ. Бренд  – это только торговая марка. А большинство современных ювелирных корпораций сегодня лишь используют имена когда-то прославившихся художников и мастеров. Потомки ювелирных династий, к сожалению, не  работают в  корпорациях, а те выпускают драгоценности массовыми тиражами. Никакой бренд не даст вам ощущения сопричастности искусству. Искусству статуса, которое является достоянием уверенных и свободных людей. – Мне интересно работать с личностями. Индивидуальность – вот что отличает искусство от промышленности. Вы точно уверены, что ваша драгоценность не растиражирована в сотнях экземпляров, даже второй такой вещи просто не существует. И это требует определенной смелости от владельца – ведь нужно иметь смелость, чтобы быть не как все. Если у мужчины это получается – это знак сильного и независимого человека. Знак лидера.

39

символы

47 Серия перстней «Медвежий коготь бронтозавра»


Ювелирный набор «Корпоративный» Серебро, медвежий коготь

Кулон «Крест Мальтийский» Золото, 60 бриллиантов

Именной зажим для галстука Белое золото, морион, бриллианты, грячая эмаль

Именной зажим для галстука Белое золото, морион, бриллианты, грячая эмаль Зажим для галстука «М.А.» Серебро, фианит


Мужские украшения в истории: Перстень, кольцо, печатка  – ювелирное украшение, состоящее из шинки (ободка) и щитка (либо без него), известно с глубокой древности. Изначально кольцо определяло социальный статус владельца, с его помощью проставляли клеймо (печать) на документах и  предметах собственности. В Древнем Риме кольцо являлось знаком принадлежности к знатному роду – патрициям. У мусульман оно считается обязательным для мужчин. Первоначальное значение кольца как символа власти сохраняется и  сегодня иерархами Католической церкви.

Зажим для галстука «Ажурный» Золото, бриллианты

Запонки. Считается, что первые запонки появились на рубеже XVI-XVIIвв. во Франции. Именно тогда изменился покрой рукавов мужских рубашек: для их стягивания в манжетах стали делать небольшие разрезы, сквозь которые продевали пару идентичных пуговиц, соединенных цепочкой или проволокой. Браслет (фр. bracelet  – «запястье»)  – сплошное, разъемное или  состоящее из звеньев украшение, которое надевают чаще всего на запястье. Его носили с древних времен как женщины, так и мужчины. Браслеты из металла появились еще в III тыс. до н.э. В  Средней, Центральной и  Юго-Восточной Азии браслет как охранный амулет надевают на детей. Германские воины Средневековья считали браслет символом доблести, а также талисманом, способным защитить в бою.

Серьга «Запас памяти» Серебро, фианит, флеш-карта 8Гб

Перстень «Водяной»

Перстни «Мальтийский Крест»

Кулон-оберег «Знак ЧИ» Золото

Фибула (лат. fibula – «скоба»)  – металлическая застежка для одежды, одновременно служащая украшением. Фибулы разнообразных форм были распространены с бронзового века до раннего Средневековья. Позже, когда в обиход вошла одежда с точным кроем, а технологии обработки металлов стали более совершенны – фибулы стали заменяться декоративными аграфами, или  брошами. Брошью может являться и значок, и булавка, и зажим для галстука, но истинный художественный потенциал этих украшений намного шире. Серьги  – ювелирные украшения, продеваемые в  мочку уха. Первоначально демонстрировали принадлежность человека к определенной касте, сословию, социальной группе. Серьги были широко распространены у древних скифов, хазар, финнов, норманнов и  других племен, а также казаков, пиратов и цыган. С серьгами в разные времена были связаны многочисленные поверья, легенды и обычаи. До сих пор в народе сохранилось поверье, будто серьги улучшают зрение. А старинные английские хроники утверждают, что они якобы спасают во время кораблекрушения, отсюда и их популярность у пиратов.


Жемчужное ожерелье из коллекции «Русское узорочье» Серебро Judaica XVIII век (школы Бадихи, Баусани), жемчуг, гранат

Фото ювелирных украшений: Максим Толстой, модельные фото предоставлены владельцами коллекции.

Имя. Время. Серебро. Камень.


Кулон «Lee» Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), бриллианты, сапфиры

«… и пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих, одним ожерельем на шее твоей» «Песнь Песней», Книга Соломона «Винтажная иудаика» – так называется частная коллекция, вызывающая у ценителей ювелирного искусства большой интерес и удивление. Эти нарядные и необычные колье и ожерелья – новая жизнь древнеиудейских украшений, блеск бриллиантов, сапфиров и  изумрудов среди патины старого серебра. Драгоценности состоятельных модниц прошлых веков засияли с новой силой в новом времени. Владелец и  идейный вдохновитель этой уникальной коллекции Юрий Шевченко несколько лет приобретал аутентичные серебряные детали в разных странах Ближнего Востока. Его идея – соединить антикварные серебряные элементы в  новом порядке, дополнить их драгоценными камнями, чтобы они стали востребованы современницами. Над этим проектом несколько лет работали украинские и  русские дизайнеры и ювелиры – и вот он осуществлен! Серебряные антикварные детали по времени изготовления относятся к XVIII  – XIX векам и принадлежат двум школам иудейского ювелирного искусства  – Бадихи и  Баусани. Веками технологические приемы художественной обработки драгоценных металлов, а также стилистические особенности и символика этих украшений оставались стабильными. То, что было выработано еврейскими ювелирами в III веке нашей эры, дошло до XIX века практически без изменений. Поэтому по художественному замыслу этих аутентичных деталей мы можем судить о своеобразии, особенностях и этнографических признаках древнеиудейской культуры. Кроме того, техника скани, зернь и другие приемы изготовления, которые присутствуют во всех серебряных деталях, свидетельствуют о единых корнях еврейской, арабской и славянских ювелирных традиций. Важной составляющей этой коллекции является дизайн и композиционные решения украшений. Талантливому дизайнеру Надежде Басюк удалось найти сопряжение старинной этнической стилистики и  актуальных тенденций в  современном ювелирном искусстве. Подтверждение этому – премия «Лучшее ювелирное изделие из серебра» на международной выставке, которая состоялась в  Одессе с  3 по 7 августа 2011 года. Эту премию получило яркое колье «Семира», которое названо в честь царицы Семирамиды. В  нем использованы традиционные для иудаики камни: гранаты (красные кабошоны) и розовые родолиты, а также цитрины – золотистый и коньячный. Огранка  – преимущественно кабошоны, так как этот вид обработки камней является наиболее древним. Для сохранения

Кулон «Nitsana» Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), цветные бриллианты, желтые сапфиры

единой стилистики оправа кабошонов сделана в скани, мастерски выполненной киевскими ювелирами. Элементы колье несимметричны, они как бы находятся в свободном движении, и все же подчинены внутренним законам взаимодействия. Очень необычно по конструкции и  дизайну колье «Суламита», названное по имени возлюбленной царя Соломона. Серебряные детали этого колье не  с  чем сравнить в современных ювелирных изделиях – ведь в  древних украшениях они применялись в  иной, давно утраченной символической функции. Коньячные бриллианты и  традиционное для иудаики сочетание яркого сердолика и янтаря теплы и нарядны. Еще очень интересная дизайнерская находка – серебряный конус с бриллиантовой и  изумрудной обсыпкой, который логично заканчивается большой черной жемчужиной. Такая форма также не  имеет близких аналогов среди современных ювелирных изделий. Подвес называется «Ноа» – еврейское женское имя, в  переводе означающее «движение». Динамична спиральная скань по конусу, яркий блеск бриллиантов и  изумрудов придает этому движению искристость. Подвес есть в двух исполнениях: маленький, с  жемчужиной и  большой, заканчивающийся аметистовым шаром. Хорошо видно, как блестяще справились ювелиры с нелегкой задачей – закрепкой камней без повреждения старой патины. Все изделия этой коллекции необычны, но особым вниманием пользуется колье «Саба». Оно названо в  честь царицы Савской (правительницы Сабейского царства). В  центре композиции колье закреплен каратный черный бриллиант, окруженный мелкими рубинами. На этом колье (как это было бы и тысячу лет назад) много шариков-бубенчиков, которые звенят при малейшем движении, отпугивая злых духов от своей хозяйки. Звенящие, шумящие подвески  – неотъемлемая часть иудейских, арабских и многих других народных украшений. В прежние времена они имели смысл оберегов, тогда как в наше время служат скорее для в привлечения мужского внимания. Подвеска «Далия»  – ритуальный ев-

Кулон «Желудь» Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), льдистый кварц

Кулон «Noa» Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), изумруды, аметист, жемчуг


Колье «S emira» Серебро Judaica XVIII век (школы Бадихи, Баусани), цитрины, гранаты, родолиты

Колье «Saba» Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), черные бриллианты, рубины

Подвеска «ORIT» Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), халцедон, цитрины золотистые, бриллианты

Колье Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), рубины

Колье «Sulamita» Серебро Judaica XVIII век (школы Бадихи, Баусани), сердолик, сапфир, бриллианты коньячные, янтарь


Фото ювелирных украшений: Максим Толстой, модельные фото предоставлены владельцами коллекции.

Гарнитур «Лагуна» Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), голубой агат, сапфиры

Колье «Leava» Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), огненный опал, цветные бриллианты, хризолиты, турмалин

Дизайнер коллекции «Винтажная иудаика» Надежда Басюк

Запонки Серебро Judaica XVIII век (школа Баусани), спессартин

рейский цилиндр в современной обработке. Традиционно в такие цилиндры вкладывали свитки с цитатой из Торы. Цитрины, черные жемчужины, нефрит и кораллы сделали эту подвеску оригинальной и очень эффектной. Почти все украшения названы еврейскими женскими именами, что подчеркивает их этническую принадлежность. Имена древних цариц придают коллекции особый шарм. Во все времена осознавалась двойственность драгоценностей. С  одной стороны, это дорогое удовольствие, но с  другой – произведения искусства редкой красоты. Украшения этой коллекции имеют еще и третью сторону  – это антиквариат, который с  течением времени становится дороже. Эти украшения станут еще ценнее для внучек и  правнучек современниц. Важно, что каждое украшение коллекции существует в  единственном экземпляре, оно абсолютно эксклюзивно, потому что состоит из аутентичных серебряных деталей, которые были выполнены вручную и не могут иметь серийных копий. Кроме царских колье и кулонов есть категория минималистических изделий. Это кулоны в  виде желудей и  серьги. «Шляпки» этих изделий  – аутентичное серебро, а вставки – редкие ювелирные камни. Аналогичны подвески в  виде желудей: «Лед» (вставка из льдистого кварца), «Олива» (вставка из жадеита), «Ежевика» (вставка из аметиста), «Аврора» (вставка из розового кварца). Все эти изделия не  имеют особых сложностей в  дизайне, все очень логично и лаконично, и в этом их прелесть. Они также адресуют нас к прошлому, кроме того, в них прекрасно читаются камни. Есть также кое-что и для мужчин – запонки. Пока это единственное мужское украшение в коллекции. В старинной серебряной оправе с зернью – недорогие камникабошоны: сердолик, топаз, аметист. Есть в  коллекции Винтажной иудаики и парадоксальный образец, как бы обнаруживающий глубинную взаимосвязь, взаимоперетекание культур на уровне декоративных и  символических деталей образа. Это ожерелье «Русское Узорочье» – нарядная композиция из ритмичных рядов белого жемчуга в сочетании с густо-бордовыми гранатовыми бусинами. Это другой дизайн, другая стилистика, другие авторы (работа сделана по эскизам суздальских дизайнеров и выполнена русскими ювелирами). Но это та же, что и в других вещах коллекции, эстетическая мощь этнического начала. Вот так, по воле художника, старинные артефакты, соединяясь с  прекрасными новыми камнями, рождают удивительное, завораживающее единство. Единство разного. Единство прошлого, настоящего и будущего. www.oldsilver.ru  www.argno.net


Меж морем и полем В Одессе, на выставке-фестивале «Ювелирный Салон. Лето» довелось познакомиться с художником-ювелиром из Крыма Натальей Манзенко и с видным киевским мастером Виталием Хоменко  – он передает привет уральским мастерам, с  которыми когда-то общался. Иных уж нет, а дорога от Украины до Урала стала как будто много длиннее… Нашему фотографу Максиму Толстому удалось сфотографировать работы и других авторов, художников из Крыма, Одессы и Киева. Иной, непривычный нам художественный язык, щедрость причудливых линий и  форм, множество морских ассоциаций. И  тут же вариации Леонида Косыгина на темы скифского звериного стиля  – совсем непохожего на наш северный пермский. Но интерес к искусству пращуров узнаваем.

Подвес из коллекции «Скифы» Леонид Косыгин Одесса

Перстень «Конструктивизм» Александр Гайворон Киев Кольцо «Бутон» Александр Лежепеков Крым

традиция

54

39

Гарнитур «Атлантида» Александр Лежепеков Крым

Фото: Максим Толстой

Броши «Жезлы Меркурия» Виталий Хоменко Киев


Подвес из коллекции «Скифы» Леонид Косыгин Одесса

Подвес и серьги из коллекции «Скифы» Леонид Косыгин Одесса

Подвес из коллекции «Скифы» Леонид Косыгин Одесса

Подвес «Аквариум» Наталья Манзенко Крым

Подвес «Асгар» Игорь Свердлов Киев Кольцо Виталий Хоменко Киев

Брошь «Богема» Игорь Свердлов Киев

Серьги «Дары моря» Александр Лежепеков Крым

39

традиция

55


*

Третья сторона золотой медали Евгений Расческин

Образец, около 50мм. Частная коллекция

служат уничтоженные леса и пастбища, отравленные водоемы, испещренные язвами горных выработок природные ландшафты. Традиционное использование золота и  применение его в  новейших промышленных разработках затмило понимание того, что золото как металл является слегка обработанным, распространенным преимущественно в самородном виде минералом – продуктом геологических процессов. И величайший Творец-природа, подобно гению в минуты вдохновенья, создает в золоте свои шедевры. К ним относятся уникальные из-за своей редкости кристаллы, ветвистые агрегаты, крупные образования иногда причудливых форм. Самые древние месторождения золота появились на Земле три миллиарда лет назад, возраст молодых исчисляется сотнями миллионов лет. За этот астрономический период многократно сталкивались и  расходились на тысячи километров континенты, воздымались и разрушались в пыль высочайшие горы, погружались на переплавку вглубь Земли огромные массивы горных пород. Некоторым месторождениям золота повезло уцелеть при величайших катаклизмах и  оказаться у поверхности, в  тот миг, когда появилось интересное самоуверенное существо под названием Человек. То, что природа создавала миллионами лет, человек стал поглощать буквально на гла-

Самородок «Скорпион», 30мм Музей имени Ферсмана, РАН

зах. За какой-то ничтожный (шеститысячный) исторический период – с древнейших времен до конца 2010 года – человек добыл примерно сто шестьдесят тысяч тонн золота. Сколько уникальных природных реликвий, сотворенных в  единственном экземпляре, потеряно навсегда, ушло на переплавку в бруски презренного металла! Выдающиеся произведения ювелирного искусства, созданные руками человека, оцениваются миллионами долларов, бережно сохраняются и  охраняются, представлены для созерцания и  восхищения. В  то же время продолжается уничтожение уникальных представителей минерального мира с  перспективой повторения судьбы многих исчезающих видов животных и растений. Перейдем от эмоций к фактам. Элемент 79 – под таким номером драгоценный металл расположен в таблице Менделеева – очень рассеян. Многие элементы, которые нам кажутся редкими, по содержанию в  поверхностном слое Земли превышают золото в тысячи раз. Вместе с тем золото можно обнаружить не только в горных породах, но в небольших концентрациях в воде океанов, растениях и организмах. Общее количество его в земной коре, включая гидросферу, оценивается в  50-60 миллионов тонн. Суммарная мировая добыча металла сейчас достигла двух с половиной тысяч тонн в год; примерно 50000 тонн сохранилось в подсчитанных и прогнозных запасах. Динамика цен, разведка новых ме* Подвеска из самородков «Саха-Таас» Нерюнгри, Якутия

Фото: М. Богомолов

Спросите любого обывателя, с чем у него ассоциируется богатство. Девять из десяти опрошенных назовут золото. C глубокой древности этот желтый металл своей красотой и  иными свойствами поразил воображение наших предков и выдвинулся в разряд драгоценных. С развитием человечества обозначилось два ведущих направления в  использовании золота. Первое  – как материал для изготовления ритуальных предметов в  культовых обрядах, украшений, предметов декоративно-прикладного искусства. Второе, более зловещее и  кровавое  – как мерило богатства. Ради золота, а через него за обладание властью, совершались подлые убийства и завоевательные походы, алчными воинственными соседями уничтожались в  войнах процветающие государства. Желание быстро разбогатеть порождало «золотые лихорадки», непременными участниками которых были авантюристы и  преступники всех мастей. В  наши дни золото по-прежнему олицетворяет богатство отдельных личностей, банков и  государств, поскольку даже в примитивных слитках служит в качестве ликвидного товара, желанного при любых сделках. Ведущая роль золота в изготовлении украшений также прошла проверку временем и  не подвергается сомнениям: тяга человека к красоте не иссякнет никогда. Ценой добычи желтого металла


Месторождение «Темный Таборный», Якутия 

сторождений и совершенствование технологий добычи позволяет запасы наращивать. Поскольку золото – химически инертный элемент, 99% его количества в природе представлено самородными формами  – от коллоидных и микроскопических частиц до крупных обособлений, называемых самородками. Образование самородного золота продолжается в  современную эпоху. Золото присутствует в газовых выбросах вулканов. Интересное «месторождение» обнаружено в кратере действующего подводного вулкана в  400 км к югу от Токио. Оригинальная залежь с высокими концентрациями золота и серебра имеет 300 метров в поперечнике и  30 метров по высоте. Запасы постоянно растут, поскольку подводная вулканическая деятельность продолжается. Крупные скопления золота приурочены, как правило, к верхним горизонтам золотокварцевых жил. Глубина залегания выдающихся (именных) самородков не превышала первые десятки метров. Такие поверхностные месторождения с  крупным кустовым золотом давно выявлены и  отработаны. Многие рудные месторождения разрушены природными процессами, металл перешел в  россыпи, которые также стремительно убывают. Тем более приятны сообщения о современных крупных находках на востоке нашей страны. В 1992 году фортуна подмигнула старателям артели «Арктика» на Чукотке. Их самородок, так и названный «Фортуна», весил 20,3 кг. Более десяти крупных образцов самородного золота добыли в 2003 году на севере Хабаровского края старатели артели «Амур» на рудном месторождении Рябиновом. Наиболее ценный, весом 33 кг, пополнил сокровищницу Алмазного фонда России. Самый крупный из самородков, добытых в мире, возможно, был найден в XI веке в провинции Зарубан в южной части Афганистана. По размерам, указанным в древних источниках, масса такой глыбы могла быть около 2,5 тонн. В средневековых летописях Чехии упоминается самородок золота весом

60 пудов! Однако за давностью лет надежных подтверждений этим сведениям нет. По достоверным документам «Плита Холтермана», найденная в 1872 году в Австралии, представляла собой плоский обломок кварцевой жилы в сланцах длиной около 1,5 метров и  весом 285 килограммов, в  котором находилось 93,3 кг золота. Как и  другие крупные самородки Австралии, этот уникум переплавлен в  слитки. В  России крупными по весу находками раньше славился Миасский район Урала. Рекордсмен среди российских самородков («Большой треугольник») весом 36,2 кг был обнаружен в уральской россыпи в  1862 году. Он до сих пор хранится в  богатейшей коллекции золотых самородков в Москве. Крупнейший самородок Якутии общим весом 9,607 кг с содержанием 7,741 кг чистого металла обнаружен по ручью Туора-Тас в  Верхне-Индигирском районе. Как любые другие минералы, золото в  естественном виде представляет величайший интерес для специалистов и  истинных любителей природы. Многие прекрасные образцы могли бы украсить музейные коллекции и научные собрания. Но высокая стоимость и  особое положение этих выдающихся представителей минерального мира в российском законодательстве позволяет говорить о коллекционировании их лишь в сослагательном наклонении. Статья 192 Уголовного Кодекса РФ предусматривает лишение свободы «за уклонение от обязательной сдачи …добытых из недр,…поднятых и  найденных драгоценных металлов или драгоценных камней». Горько сознавать, что «запретительные» законы России, сохраненные со времен тоталитарного режима, фактически способствуют уничтожению бесценных природных реликвий. Технический прогресс и  все возрастающие объемы горных работ привели к обвальной отработке россыпей, на коренных месторождениях редчайшие образцы гибнут при массовых взрывах, так что вероятность обнаружения и без того

редких самородков и кристаллов драгоценных металлов остается все меньше и меньше. Ценные экземпляры могут быть обнаружены и сохранены лишь случайно, поскольку перерабатываются в  массе руды, цивилизованный сбор их не  организован, а энтузиастам к такому материалу доступ перекрыт. Жесткая система контроля, установленная на рудниках, приисках и  обогатительных фабриках, допускает к работам с  драгметаллами лишь узкий круг лиц, нередко из числа равнодушных аккуратных исполнителей. Накопленный десятилетиями страх перед всемогущими, а нередко злоупотребляющими своей властью контролирующими органами, сформировал четкие позиции  – «подальше от греха» и  «как бы чего не вышло». Добывающие предприятия зачастую лишены заинтересованности в целенаправленной комплектации коллекций уцелевших от переработки интересных самородков или  образцов руд, поскольку замораживаются немалые материальные ценности, добавляются регламентированные инструкциями многоступенчатая отчетность по учету и ответственность за обеспечение надежной охраны. Хранение коллекций на практике осуществляют лишь государственные и некоторые хранилища субъектов федерации  – Гохран России, Комдрагмет Республики Саха (Якутия), и, редко, предприятия, проводящие разведку или  разработку месторождений. И все же обломки породы с видимым рудным золотом в виде вкрапленников, проволоки, кристаллов иногда ходят по рукам, и  владельцы с  риском иметь неприятности обменивают их на другие минералы. Среди коллекционеров ходят рассказы об уникальных образцах, которые получают на некоторых месторождениях. Вмещающую породу растворяют в плавиковой кислоте, а масса расположенных в ней пересекающихся прожилков золота остается в виде ажурных каркасов. Любоваться та-

39

золото

57


Бляшки золота на поверхности кристалла платины ИГЕМ РАН

кими сокровищами современные Крезы по ражают особенности геологических процеспонятным причинам могут лишь тайком и в сов и различаются массой признаков. Преодиночестве. обладающая форма кристаллов – октаэдры, кубы, ромбододекаэдры или  комбинации Золото очень редко образует кристал- этих форм. Однако чаще кристаллы искажелы. Такие образцы ценятся очень высо- ны и могут приобретать вид стержней, плако. Как любые другие минералы, кристал- стинок, проволоки, образовывать двойники, лы золота с различных месторождений от- друзы с  беспорядочной или  закономерной ориентировкой индивидов, ветвистые дендриты. И все это разнообразие в чрезвычайно редких находках! Весьма интересны многогранные кристаллы с  Северо-Енисейской тайги: при окатывании в  россыпи ребра и вершины таких кристаллов сглаживаются, и они превращаются в правильные шарики. Размеры кристаллов редко превышают несколько миллиметров, вес исчисляется долями граммов, редко до десятков граммов. Уникальный сросток октаэдров, добыОктаэдр золота, 10мм тый в штате Новый Южный Уэльс (в АвстраМузей имени Ферсмана, РАН лии), весил 19,6 кг!

Музеев, где в последние десятилетия были собраны коллекции природного золота, немного. Один из них до свертывания геологической службы страны был расположен в  поселке геологов Усть-Нере. Удивительные образцы, добытые в ВерхнеИндигирском золотоносном районе, были представлены дендритами и  кристаллами различной формы, самородками, похожими на человечков (типа японских нецке), дракончиков и  других животных. Поражало «Золотое ожерелье Индигирки»  – природная золотая нить длиной около 35 см с фрагментами кварца. Честь и хвала геологам, сумевшим сохранить такие шедевры! Кубические и октаэдрические кристаллы встречались в  россыпи прииска Верного по реке Ваче, воспетой В.  Высоцким («Я  на  Вачу еду плача, возвращаюсь, хохоча…») Мелкие с  четкими гранями двенадцатигранники (ромбододекаэдры) золота наблюдаются на разрабатываемом рудном месторождении Темный-Таборный в  Южной Якутии. На другом южно-якутском месторождении – россыпи по ручью Чайнык – кристаллы золота, представленные комбинацией куба и октаэдра, по устным сообщениям превышали 10 мм. Один из первооткрывателей золота на Северо-Востоке России Ю.А. Билибин отмечал «прекрасно ограненные кристаллы при разведке колымских золоторудных жил». В России при социализме геологическую информацию по большинству месторождений обычно закрывали грифом «секретно» и сейчас по публикациям в открытой литературе сложно сообщить подробности или  дать точную привязку интересным находкам тех лет. «На одном золоторудном месторождении на Чукотке» были встречены друзы длиннопризматических кристаллов горного хрусталя с  самородками золота в  кристаллической форме (И.Д. Давиденко, 1975).

Дендрит Музей Ферсмана

Фото: М. Богомолов

Образец, около 40мм Якутский гохран


шениях наряду с ограненными самоцветами. На выставке ПитерЮвелир среди массы традиционных вещей и  новинок выделялись оригинальностью подвески и  обручальные кольца магаданских ювелиров, использовавших необработанные самородки и шлиховое золото. В Южной Якутии необработанные самородки появились в изделиях предприятия «Саха Таас». Жизнь и  здравый смысл диктуют необходимость корректировки запретительных законов, сдерживающих расширение рынка самородков и  прочих образцов золота в  первозданной природной красе, как для украшений, так и для минералогических коллекций.

Это относилось к месторождению Каральвеем, где вопреки завесе секретности трудно было умолчать о великолепных образцах кристаллов и дендритов самородного золота на друзах горного хрусталя. В «перестроечный» период месторождение было законсервировано, но сейчас на нем снова возобновились работы. Образцами золота, самородками давно и  выгодно торгуют в  мире  – в  Австралии, США, африканских странах. Мелкие самородки реализуются по цене нескольких десятков долларов за грамм, то есть значительно выше стоимости химически чистого золота. Крупные экземпляры оцениваются индивидуально. На россыпных месторождениях Якутии, Магаданской области и  в других регионах самородки весом в десятки-сотни граммов пока не являются редкими. Их можно было бы с выгодой реализовывать в стране и за рубежом. Ведомственные инструкции для предприятий, разрабатывающих россыпи золота, периодически напоминают о необходимости сбора самородков. Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации № 1068 от 22.09.99 г. экспертные комиссии Министерства Финансов должны их рассматривать, а уникальные образцы направлять в  Гохран. Но оперативная оплата за такие образцы не отрегулирована, затраты по обеспечению охраны и транспортировки, экспертиз самородков и  определению их стоимости «съедают» все материальные стимулы, поэтому добывающие предприятия не заинтересованы в их сохранении. Самородки обычно приводят в негодность (толкут в ступах) и вместе со шлихом направляют на переработку на аффинажные заводы. В связи с фактическим санкционированием государством варварского уничтожения природных реликвий золота на ум приходит аналогия с историческим фактом XVI века – переплавкой конкистадорами на слитки бесценных произведений ювелирного искусства майя и ацтеков.

Оборот образцов необработанного золота в розничной продаже в  России стал возможен после выхода закона «О драгоценных металлах и  драгоценных камнях». Однако под бдительным оком коррумпированных чиновников по надзору первые попытки фактических владельцев добытых образцов самостоятельно распорядиться своим достоянием, бывало, заканчивались плачевно. Летом 2001 года торговать самородками стали московские магазины «Центр Ювелир». В  последующие годы самородки начинают занимать достойное место в укра-

Самородок дендритовидной формы с ветвистыми узорами на поверхности, месторождение Дегунья, Якутия

Ради горстки желтого металла человек сносит леса, уничтожает пастбища,  перекапывает миллионы кубометров грунта 


Кунгурская ветвь

Фото © Студия ГРАФО

Еще несколько лет назад необычная коллекция серебряных подвесов, созданная кунгурским художником-ювелиром Анной Черных, привлекла наше внимание. И вот, наконец, нынче, когда ощутимо снизилось давление на общественное сознание далекого от всякой исторической почвенности гламура, когда слова «серебряный», с  одной стороны, и  «этнический», с  другой стороны, уже не вызывают снобистскопрезрительных усмешек, самое время познакомить с  этой коллекцией наших читателей. Когда человек, пройдя круг цивилизационного развития, вновь утыкается в  так и  оставшиеся неразрешенными вопросы своей первобытности, ожившая архаика образов становится особенно актуальной. Своими тотемическими композициями, преимущественно заключенными в круг и явно заставляющими думать о Вечном Круге Бытия, Анна Черных словно бы задает вопрос: «А вы помните, как все начиналось?.. Тогда, много тысяч лет назад…»

своя линия

60

39


Легкое дыхание

Фото © Студия ГРАФО

Семейный творческий дуэт Ивана Черных и Анны Кирьяновой совсем молодой. Иван и  Анна  – студенты Уральской архитектурно-художественной академии, обучающиеся на Кафедре ювелирного искусства. Оба происходят из замечательного уральского города Кунгура, славного не только своей знаменитой ледяной пещерой, но и самобытной школой камнерезной пластики. Возможно, именно в духе традиций кунгурского художественного ремесла следует искать причины того, что и  Иван, и  Анна в  какой-то момент своей жизни устремились в  сферу ювелирного творчества. Иван предпочел занятия ювелирным делом нешуточному увлечению политологией. А Анна отказалась от перспектив биомедицинской карьеры в пользу ювелирного художества. Воистину загадочны пути, ведущие человека в искусство! Творческий дуэт работает непринужденно и  ярко, находя темы, рождая идеи и доводя их до изящного воплощения в материале. Порой остается только удивляться, откуда у этих молодых ребят такой, уже совсем не  студенческий уровень мастерства, откуда столь уверенный профессионализм в работе с пластической идеей и формой, с материалом и технологией. Впрочем, мы склонны преувеличивать значение возраста и опыта. Ведь самое бесспорное преимущество молодого художника  – это живое чувство, ощущение открытого мира, еще не  утраченное любопытство к жизни и…  – помните, так назывался знаменитый рассказ Ивана Бунина – «легкое дыхание».

39

своя линия

61


У дальнего моря

Колье «Жираф» «Санси-плюс» Севастополь

Лариса Левицкая

Кольцо из гарнитура «Изумрудный» Дюльбер Крым Изумруды, бриллианты, эмаль, золото

Перстень АртЗолото Артемовск Донецкой облати

«Золотая рыбка» Юрий Оровецкий Киев

Кольцо «Марсель» Дюльбер Крым Сапфир, бриллианты, золото Брошь АртЗолото Артемовск Донецкой облати

Перстень Киевский ювелирный завод

Спасибо за приглашение на выставку и помощь в подготовке материалов оргкомитету и лично Ольге Якуб. выставка

62

39

Гарнитур «Ширин» Дюльбер Крым Бриллианты, эмаль, золото

Кольцо «Версаль» Дюльбер Крым Изумруд, бриллианты, золото Фото: Максим Толстой

Летом я побывала, по приглашению оргкомитета, на выставке-фестивале «Ювелирный Салон», в Одессе, у самого синего Черного моря. Удивительное ощущение некоей полу-заграницы, где все говорят порусски, но официальные тексты и центральная реклама на украинском (забавное превращение имперского русского языка в народный и слегка гонимый); где деньги другие – но на Привозе их называют рублями, в  результате запутываешься совершенно; где старательно ловишь отзвуки того самого знаменитого одесского колорита… Потемкинская лестница ведет вниз, к путям и  перекресткам порта, а там недалеко до здания Морвокзала, в  котором и  проходит ювелирная выставка. Показалось, что ощущение веселья, роскоши и  хорошего будущего на этом украинском празднике жизни намного ярче, нежели в  последнее время в  наших краях. Неведомо, на чем основано благополучие украинских ювелиров, насколько оно прочно, но у них все в  порядке! Порадуемся за украинских коллег и полюбуемся на их произведения, сфотографированные неизменным участником Ювелирных Салонов Максимом Толстым. В этом номере PLATINUM, помимо краткого обзора выставки, мы печатаем авторские украшения работы украинских художников, а также большой материал о коллекции «Винтажная иудаика». С Натальей Грищук, предоставившей материалы об этой удивительной коллекции, мы также познакомились на выставке. Стоит отметить, что колье «Семира» из этой серии заняло первое место в номинации «Лучшее украшение из серебра» конкурса «Лазурная волна».


«Иллюзии реальности» в Гродековском музее

Фото: Сергей Медведев, Александр Храмцов

По статистике, для большинства женщин самым желанным подарком неизменно остаётся ювелирное украшение. Именно произведения ювелирного искусства главенствовали в пространстве выставки «Иллюзии реальности», которая открылась в Хабаровском краевом музее им. Н.И. Гродекова 4  марта 2011 года. Ее авторы: фотограф Урал Гареев, художники-ювелиры Алексей Бабуров, Варвара Широкова и  дизайнер Виталий Гладкий поставили перед собой цель создать оригинальный артпродукт, в котором их собственное творчество обрело бы новую ценность. Арт-проект, представленный широкой публике в музее, можно рассматривать как определённый этап достаточно оригинальной художественной идеи, возникшей у авторов проекта ещё в 2007 году. За первым этапом, названным «Искушение роскошью», последовала «Материализация чувственных идей», «Открытие соблазна», которые и привели к проекту «Иллюзии реальности». Уже опробованный способ использования фотографий как арт-объектов, благодаря Виталию Гладкому и Уралу Гарееву приобрел новое техническое решение, благодаря которому ювелирные украшения воспринимаются совершенно в ином непривычном качестве, как полноценные детали интерьера, организующие пространство. Открылась выставка танцем танго «Наваждение» от студии «Танго мир». Дополнительную артистическую игру и  интригу всему действию придал стрип-боди-балет великолепной танцовщицы Мадлен. Еще одним украшением мероприятия стали девушки модельного агентства «BEST». Информационными спонсорами проекта выступили: российский ювелирный журнал PLATINUM и  рекламное агентство «Provision».

Урал Гареев (фотограф), Алексей Бабуров (художник-ювелир), Варвара Широкова (художник-ювелир), Николай Иванович Рубан (директор музея им. Гродекова)

Варвара Широкова (художник-ювелир)

Николай Иванович Рубан (директор музея им.Гродекова) с гостями


Урал и камень? Елена Багина

Как за каменной стеной – значит, надежно. Палаты каменные  – значит, богато. Храм с каменным узорочьем – красота, посвященная Богу, которая будет жить долго, может быть, тысячелетия. Древнее ремесло каменщика всегда было почетно. Я уж не говорю о Вольных каменщиках – недаром считается, что масонство родилось среди строителей. Не случайно упадок цивилизации археологи определяют по качеству каменной кладки. Несопоставима каменная кладка римлян и византийцев. Что-то должно было произойти с  цивилизацией, чтобы аккуратные ряды каменных блоков были заменены неровными рядами мелких камней, скрепленных раствором. Урал и  камень  – понятия неразделимые. Но эта нераздельность существует лишь в виртуальном мире: Каменный пояс, Каменный цветок, Павел Петрович Бажов. Данила-Мастер. Малахитовое узорочье, яшмовые вазы… Пригоршни самоцветов… Мраморные ванны… Увы, в  городской среде Екатеринбурга нет и намека на каменное богатство края. Фарт уральских заводчиков и золотодобытчиков в ХIХ веке не обернулся уникальным каменным убранством города. Дикое счастье, которое следует за фартом, вылилось в  кутежи и  банкротства. Тут уж не  до каменной резьбы на фасадах. А рачительные купцы строили из кирпича и  дерева. Хорошо строили. До сих пор их дома украшают город. Но нет в  них своеобразия каменного края. камень

64

39

Большевики вообще мало заботились о том, чтобы города имели свое лицо. Тряская брусчатка на Площади 1905 года сохранилась скорее из соображений экономии, чем как память о Кафедральной площади. «Одетая в гранит» набережная городского пруда выглядит сегодня так, как будто по ней прошла орда варваров. Гранитные плиточки облицовки толщиной два сантиметра плохо подогнаны, кое-где облетели, бордюры поставлены криво-косо. Каменная облицовка фасадов в  нашем городе до боли примитивна даже там, где изо всех сил хотели сделать хорошо, например в Храме-на-Крови во имя Всех святых, в земле Российской просиявших. Грустно…

Фрагмент каменной резьбы. Национальный музей Финляндии  Архитекторы Г. Гезелиус, Э. Сааринен, А. Линдгрен. 1905-1910 годы 

Фото: Елена Багина

Памятник Урхо Кекконену в парке Хаксасалми  

Так что же случилось? Почему в каменном крае проектировщики разучились проектировать конструкции из натурального камня, а строители разучились строить? Почему не  используются в  строительстве большие гранитные блоки из Мансуровского месторождения? Где редкий зеленый гранит из Приполярного Урала? Сапожник без сапог, как всегда? На Урале натуральный камень добывали и добывают. Суммарный объем добычи гранитных блоков сегодня 55,37 тысяч кубометров. Это больше, чем на СевероЗападе России (45,35 тысяч кубометров). Но вот парадокс, при обилии месторождений, при огромном количестве добываемого камня найти хороший крупный блок невозможно – все переводят в щебень или режут на тонкие плитки  – так выгоднее продавать. Еще один парадокс  – сделать столешницу из искусственного камня размерами 0,6 х 2,0 м можно за сорок тысяч рублей и дороже. То же самое из змеевика будет стоить вполовину дешевле. Где логика? Мраморные подоконники продают по цене пластиковых. Но все ставят пластиковые. Намертво отучили нас от настоящего. Эрзац непритязателен и привычен. Заменить бы асфальт на тротуарах каменным мощением  – было бы красиво и долговечно – но дорого или кому-то невыгодно. Поэтому мостят тротуары бетонной плиткой, которая рассыпается через пару лет. Украсить бы наши площади и  скверы каменным мощением, как в  Праге (не обязательно даже делать форму камней в виде кошачьей головы, можно просто аккуратными квадратными камнями замостить, а то будут туристы, как в Праге, брать на память о городе камни необычной формы, да так и растащат все). И Каменные Палатки на Шарташе оборудовать бы так, как это дела-


ют в Финляндии. Вычистить бы все. Таблички поставить, что были-де тут, на Шарташе, стоянки палеолитические, а сами Каменные Палатки  – древнее святилище. В  окрестностях озера даже сохранились валуны, которые служили жертвенными камнями. Об этом, впрочем, мало кто знает, но знатоки в  интернете этот факт активно обсуждают. И на Плотинке бы все вычистить. Достойный музей камней под открытым небом сделать, Музей-завод. Рустованные цоколи и фасады проектировать и строить. Но вместо «палат каменных» у нас все больше стеклянные. В «Мистерии Буфф» у Маяковского есть строки: Гранитные кучи столиц И самого солнца недвижная рыжина – Все стало как будто немного текуче, Ползуче немного, Немного разжижено. Столицы как гранитные кучи – сильный образ. Маяковскому хотелось видеть легкую воздушную архитектуры – бетон, стекло… и Гинзбургу, и Весниным грезилось то же самое. Но в своих постройках они нередко делали цоколи из натурального камня и даже применяли руст в облицовке. Провидец Эйзенштейн пытался снять фильм о жизни в доме, где все сделано из стекла, даже полы. Получился страшный фарс  – в  этом доме господствовали садисты, нудисты, доносчики. Эйзенштейновский «Стеклянный дом» по сценарию разрушил архитектор, его создатель. Кто из современных создателей стеклянных домов разрушит свое творение и пойдет в библиотеку изучать каменную архитектуру? Разрушать, конечно, никто не  будет. А вот каменные конструкции изучать придется: натуральный камень становится знаком эли-

Хельсинки. Доходный дом  начала ХХ века. Вход 

Церковь в скале (Temppeliaukion Кirkko)  Архитекторы Тим и Туомо Суомалайнены  1969 год  Интерьер 

тарной архитектуры. Элита, живущая в домах из натурального камня и дерева, будет, как всегда, далека от тех, кто живет в «стеклянных домах». Как обстоят дела с  камнем в  архитектуре за границей? в Финляндии, например? Как там у них, в их каменном крае? Любят ли финны свой камень? Да, любят и ценят. И  «стеклянные дома» строят, конечно. Потому что стеклянные экономичнее. Но украшают свои города каменными мостовыми, и  общественные здания стараются делать из натурального камня. Природные скальные выступы из розового и  серого гранита вписывают в городскую застройку. Даже церковь в  районе Тееле (Temppeliaukion Кirkko) архитекторы Тимо и  Туомо Суомалайнены построили в  1969 году, вырубив внутренний объем храма в скале. Купол из бетонных ребер, стекла и  медных пластин, уложенных по спирали, опирается на стеныскалы. Церковь невелика и почти незаметна

Хельсинки. Отделка фасада  современного офисного здания 

с улицы. Рядовые туристы туда ходят редко. А для архитекторов это культовое место. Но Temppeliaukion Кirkko храм пуританский, очень лаконичный внутри, а снаружи и  вовсе почти незаметный. То ли дело Национальный музей Финляндии (Архитекторы Г. Гезеллиус, Э. Сааринен, А. Линдгрен. 1905 -1910 годы). Каменная резьба этого здания – истинный шедевр, неподвластный переменчивой архитектурной моде. Образцом для его создателей были храмы и жилые дома северной готики. Древних готических построек в Хельсинки нет, но архитектурный образ Национального музея напоминает о корнях финской культуры . Но бог с ними, с музеями и пафосными общественными зданиями. Рустованные гранитные арки, резные тумбы, валуны, выстроенные в  ряд на газонах, можно видеть в  Финляндии всюду. Образ сурового скального края в городской среде выражен на каждой улице, в каждом доме – неважно, построен этот дом двести лет назад или вчера. Даже отражение в полированном стекле скал и  елей тоже работает. Алваро Аалто это знал. Но вернемся в Екатеринбург, город, который мог бы найти свое своеобразие, используя богатства, которые валяются буквально под ногами. Нет-нет, да и выкопает на своей грядке садовод из Мурзинки голубой камешек или найдет друзу горного хрусталя. Это даже не  событие для него  – на Урале ведь живет. На городском пруду в Екатеринбурге кое-кто до сих пор мечтает взять старательский ковш и намыть граммдругой золотишка. Только наши власти не придумают, как сделать город уникальным и  привлекательным для туристов. Вот и пишут название улиц по-английски рядом с русскими названиями, а туристы что-то не едут толпами.

39

камень

65


В Древней Греции одним из названий драгоценных камней было слово «berillos». Тончайшие оттенки разных цветов, чистота и прозрачность берилла сделали его одним из самых любимых ювелирных камней человечества.

Коллекционные образцы берилла и ювелирные ограненные камни из коллекции Музея минералогии, камнерезного и ювелирного искусства (Заречный)


Фото © Студия ГРАФО

Коллекционные образцы турмалина и ювелирные ограненные камни из коллекции Музея минералогии, камнерезного и ювелирного искусства (Заречный)

Слово «турмалин» пришло из экзотического индоевропейского языка – сингальского, на котором говорят жители Шри-Ланки (Цейлона). «Tura mali» — многоцветный камень, и это воистину так. Турмалин поражает многообразием красок – от нежнейшего розового до яркозеленого и бездонно-синего.


Континуум воображения Арт-директор PLATINUM Лариса Левицкая известна читателям нашего журнала не только как его соиздатель и блюститель стиля. Она – разносторонне одаренный дизайнер, активная путешественница, автор многих публикаций по темам ювелирного и камнерезного искусства. Однако особая и давняя грань ее творчества – художественная графика. Ее работам разных лет абсолютно чужд станковый академизм. И хотя язык не повернется назвать ее графику «почеркушками», но именно «почеркушечность», эскизная легкость рисунка определяет художественное своеобразие всего, что выходит из под ее карандаша или кисти. Лариса не самоопределяется в качестве художника в классическом смысле. В ее творчестве нет пафосной нацеленности на создание «художественных произведений». Мир ее графики густо населен эксцентричными персонажами, странными предметами, зарослями декоративных трав, заплетающихся в причудливые орнаменты. Птицы, рыбы, красавицы, злодеи, коты, деревья, цветы, бутылки, флаконы… Все это подобно отдельным словам, разнообразно сочетающимся в живой речи. Все это знаки визуальноречевой непрерывности. Для Ларисы графика – способ разговора об иных измерениях реальности, о возможном, воображаемом, о том, что нельзя потрогать, но что так легко досягаемо с помощью раскрепощенного сознания, фантазии и мастерского владения художественным инструментарием. Графические работы Ларисы Левицкой бессмысленно смотреть по одной. Их нужно созерцать потоком, погружаясь в «сплошность» среды, в метаморфозы образов, в континуум авторского воображения. Лишь в таком непрерывном плавании по волнам творческого вдохновения можно ощутить, как из случайной карандашной закорючки на обрывке бумаги произрастает целый космос образов, как из атомов «почеркушек» слагается полнота мира.


Смысл линий В былые времена главный редактор и соиздатель PLATINUM Леонид Салмин, будучи не столь загружен издательской, преподавательской, общественной и прочей деятельностью, как нынче, случалось, занимался рисованием, что вполне естественно для дизайнера по образованию, к тому же с широкими прикладными интересами. Как дизайнер Леонид всегда имел повышенный интерес к предметному миру, запечатлевая его в натюрмортах, набросках разнообразных вещей и беглых проектах. Без излишеств, без декора, без чрезмерных частностей – графика Леонида лаконична и четко выявляет смысл изображенного (то же качество, что характерно и для его текстов, и для стиля преподавания будущим дизайнерам, графикам, ювелирам). Он вовсе не считает себя художником-графиком, но как профессиональный визуальщик все же не может не рисовать – хотя бы иногда. Для него это способ размышления, всматривания в окружающее. Возможно сказывается здесь что-то наследственное (два его двоюродных деда были известными художниками-графиками). Нынче плотная череда дел и проектов почти не оставляют свободного времени, однако Леонид часто думает о тех спокойных временах, когда можно будет засесть за стол и предаться ни с чем несравнимому удовольствию графического творения мира, находя новые смыслы в новых линиях.


Resume p.10 Jeweler Sergei Igoshin is one of the few who were present at the birth of PLATINUM. Sergei is known for his desire to create laconic, proportionally exact shapes. He is forever in search of dynamic, plastic and technological innovations in his unique jewelry ornaments that are called “The Author’s Exclusive”.

p. 22 Jeweler artist Aleksey Baburov from Khabarovsk and Lisa Vershbow from the USA will hold a joint exhibition within the walls of the Far East Museum of Fine Arts in August-September 2012.

p. 23 Young jeweler from Togliatti Yulia Nikonova has created an unusual collection of brooches called “Childhood Has Wings” based on the motifs of drawings made by orphaned and disabled children.

p. 30 The modern way of seeing the art of ancient Ural metallurgists, a new perception of the images of the “Perm Animal Style”, which is characteristic for archeological finds of the period ranging from the 5th c. BC to the 15th c. AD. Elk, bear and swan (duck) are the first and most significant images of the cult.

p. 34

p.14

We do not claim that we are reconstructing the ancient concept of the world and of man’s place in the environment. With extreme care we are trying to explain the images created by the ancient Ugrians. An article by archeologist Svetlana Panina.

Aleksey Potoskuev, a blacksmith and artist in metal, presents his original steel toys.

p. 36 p.17 Yekaterina Sisfontes was born in Moscow and moved to Sweden when she was 18. At 22 she began to work in the field of jewelry design. Now she has a workshop in Stockholm with her own brand “SisKaDesign”, which is easily recognizable by its minimalistic style.

p. 20 Jeweler Olga Bobrova speaks about the history and rebirth of the Russian jewelry trademark LORIE.

resume

72

39

Perm wooden sculpture is still a riddle. This unusually expressive art has no youth, neither is it ever old. It appeared at the turn of the 17th-18th centuries as a mature phenomenon.


p. 54 p. 40

We present the works of Ukrainian jewelry art masters on our pages.

Vladimir Pelepenko has 17 000 items in his collection at the Ural Mineralogical Museum, and they are all tip-top. It is not a geological collection, it is a collection of nature’s works of art. Our story speaks about the museum and its problems.

p. 60 Young artists from Kungur work with silver and archaic images.

p. 44 And again in stone – male images, from the fairytale Kaschey (an immortal evil being) to the ancient Vogul hunter.

p. 64

p. 46 In the old days the primitive hunter who wanted to show his strength and agility put on a necklace made of canines of the animal he had killed. Obsidian knives, mammoth and walrus tusks, stone bracelets – these signs of prestige and dignity were the ones who gave birth to the most ancient of world arts – jewelry art. Jeweler artist Aleksey Baburov and Vadim Pasmurtsev speak about ornaments worn by men.

Why isn’t there at least a hint of the rich natural stone resources of the area in the city environment of Yekaterinburg? Architect Yelena Bagina reflects on the theme.

p. 66 Tourmalines and beryls – stones with a fantastic range of colors – are in our photo project.

p. 68

p. 50 “Vintage judaics” is the name given to a private collection that has surprised lovers of jewelry art and attracted wide interest. It consists of elaborate and unusual necklaces. A new life given to ancient Judaic ornaments, diamonds, sapphires and emeralds within the patina of old silver.

PLATINUM art director Larisa Levitskaya is known to readers of our magazine not only as co-publisher and observer of style. She is a versatile and talented designer, who travels a lot. She is author of numerous publications on the art of jewelry and stonecutting. Artistic graphics is, however, a special and longexisting facet of her talent.


В наше время, в эпоху изобилия форм и  красок, линий и  стилей, оставаться особенным, неповторимым  – искусство, подвластное немногим. Именно для убежденных приверженцев исключительности Студия ювелирного искусства «Финикс-М» создает свои необыкновенные драгоценные украшения, уже давно ставшие синонимом изысканности и  безупречного вкуса. Эксклюзивный дизайн, изящные сочетания уникальных самоцветов в  единстве с  тончайшей ручной работой и  высочайшим мастерством исполнения  – вот что определяет оригинальность и неоспоримое качество украшений премиум-класса от «Финикс-М». Основанная в 1998 году, Студия «Финикс-М» прошла стремительный путь творческого становления, отмечая его подлинными ювелирными шедеврами, получившими высокое признание как профессионалов, так и ценителей ювелирного искусства. Многочисленные награды и дипломы престижных конкурсов и выставок – свидетельства уже покоренных творческих вершин. Свежие идеи и  проекты студии  – доказательства дальнейшего творческого развития. С неистощимой фантазией ювелиры «Финикс-М» творят новые образцы драгоценных украшений, умело используя выразительную палитру редких самоцветов. Турмалины и шпинель, звездчатые сапфиры и рубины, опалы и изумруды – окруженный золотом высокой пробы, каждый камень оживает в украшении благодаря искусной фантазийной огранке, раскрывающей его удивительную красоту. Качество камней безупречно, их подбор и создание уникальной цветовой композиции – одна из сложнейших задач, которую мастера «Финикс-М» виртуозно решают при создании каждой эксклюзивной вещи. Большие мастера ювелирного искусства: художники Виктор Гребенщиков, Алексей Иванов, представитель ювелирной династии Владимир Уфимцев плодотворно работают в Студии, создавая своими авторскими произведениями этот узнаваемый эксклюзивный стиль. Ювелирные украшения от «Финикс-М» можно приобрести только в  Екатеринбурге в  фирменном салоне «Дизайнстудия ювелирного искусства Финикс-М». В  2011 году этот комфортный салон был удостоен Диплома I степени на международном конкурсе «Лучший магазин 2011». Познакомиться с драгоценностями от «Финикс-М» можно также на новом сайте компании, который с  ноября 2011 года будет открыт по адресу www.finix-m.ru. Диапазон представленных изделий и удобство навигации позволят посетителям сайта легко сориентироваться и  найти свое уникальное украшение, воплощающее главный девиз Студии «Финикс-М» – «Искусство быть единственным».


Ювелирная студия «Финикс-М» Екатеринбург, ул. Куйбышева 44 ЦМТЕ Атриум Палас Отель тел. (343) 359-61-74 www.finix-m.ru


Музей минералогии, камнерезного и ювелирного искусства Город Заречный

www.uralizumrud.ru

Россия, Свердловская область, город Заречный, ул. Ленинградская, д. 6а тел. (34377) 3-32-67

Все краски забайкальских турмалинов

PLATINUM №39 осень – зима 2011  
PLATINUM №39 осень – зима 2011  

Stone cutting and jewellery art magazine На страницах созданного в 2001 году журнала Графо PLATINUM публикуются произведения художников, диз...

Advertisement