Issuu on Google+

С Т РА Н А

ВОЗМОЖНОСТЬ ПОЛУОСТРОВА

Эксперт центра UCIPR Юлия Тищенко, занимавшаяся крымскими проблемами в Совете национальной безопасности и обороны, на пальцах объясняет, почему Крым застрял в СССР и рискует надолго там остаться. Фотографии Оксаны Юшко.

038 |

| А В Г У С Т 20 12


В 1944 году из Крыма насильно выслали коренных жителей и заселили полуостров людьми из российского нечерноземья – тоже насильно. Приехавшие не знали, как обращаться с доставшимися им полями и виноградниками. Сменились поколения, но крымчане по-прежнему часто не понимают свою землю.

В Крыму нет хозяина, для которого земля – не просто ресурс, а проявление идентичности. Такими хозяевами могли бы стать крымские татары. Но на них смотрят как на чужаков. Один местный сельский голова как-то сказал мне: «В моем поселке Шанхая не будет». Что это значит? Он сознательно не дает землю крымским татарам. При этом доля татар в пресловутых самозахватах – всего 17 процентов, остальное – бизнес «славянского большинства». И даже застроив побережье роскошными отелями, эту проблему не решить.

На Крымском полуострове на земле завязано все: интересы, коррупционные схемы, политика, межэтнические отношения. И при этом полный бардак с земельным кадастром. В такой мутной воде легко ловить откаты и взятки. Самую большую взятку наличными взял пару лет назад сельский голова в Крыму – шесть миллионов долларов. За землю ведут борьбу киевский и российский бизнес – и эта борьба заслоняет все стратегические вопросы.

Крым десятилетиями ни с кем не конкурировал. В советское время это была чуть ли не единственная всесоюзная здравница. Зачем было перенимать чужой опыт или менять сервис, если и так все приезжали?

В 90-е, когда в Крыму можно было начать все с чистого листа, в местную власть пришли люди в спортивных костюмах со своими мафиозными интересами. Чего только стоит убийство вице-премьера Александра Сафонцева средь бела дня в 1998 году. Кроме того, в девяностых очень сильной была идея сближения с Россией, а экономика отошла на второй план. Отчасти поэтому Крым сейчас не похож ни на Лас-Вегас, ни на Черногорию. А В Г У С Т 2012 |

| 039


С Т РА Н А

У части крымчан своеобразная островная психология. «Для нас за Перекопом земли нет», «мы самодостаточные, нам никто не нужен» – на туристов они смотрят как на досадную помеху. Конечно, эта помеха приносит им деньги, но без нее «было бы спокойнее». Мы для них – «гости из Украины».

В гостиничном бизнесе пытаются воспитывать персонал: его возят на тренинги, меняют менеджеров в отелях – но советские привычки изживать сложно. В прошлом году я была в Форосе на семинаре. Мы поселились в безумно дорогих номерах, а когда выезжали, коридорные при нас пересчитывали вилки и ложки.

Многим выгодно нынешнее положение вещей. Крым – это сломанный табурет, но его воспринимают как антиквариат. Он знаком, близок и понятен. Табуретом легко управлять, его можно переставлять куда захочешь. В таком статусе он многих устраивает.

Крым не станет Монте-Карло, пока у крымчан не будет идейного согласия и единства. У русских в голове плохой Хрущев, который отдал полуостров Украине. У крымских татар своя правда – им, как это ни парадоксально, ближе европейские ценности и НАТО. Местные украинцы тянут одеяло в свою сторону. Если их всех не помирить, процветания не будет.

040 |

| А В Г У С Т 20 12

Сейчас в Крым пришли «донецкие» (шутили, что жители Макеевки боятся выходить на улицу – их ловят и отправляют в Крым на руководящие должности). Это явление двойственное. С точки зрения демократии все обстоит ужасно – местную элиту просто отодвинули в сторону. С другой стороны, «донецкие» разбавляют крымский сепаратизм эффективней, чем три Ющенко. Клюевские солнечные электростанции, бойковские гектары земли – все это капитально связывает полуостров с украинским бизнесом и украинскими интересами.


А В Г У С Т 2012 |

| 041


Crimea: Back from the USSR