Page 1

Профессия

работников МИДа было значительно меньше, чем стран, признавших Украину как государство. В МИДе работала сотня человек, сейчас – несколько тысяч. Конечно, бюрократическая структура не может так просто освоить подобный темп. Была и другая сложность. Любое государство имеет интересы, которые складываются исторически, у него есть приоритеты во внешней политике – вот под них и подгоняют структуру министерства. В Украине же интересы и министерство формировались одновременно. Интересы формируются до сих пор: двадцать лет – слишком короткий срок, чтобы страна могла сформировать стабильный взгляд на окружающий мир и свое место в нем.

Расписание

посол по миру В декабре 2013 года генерального консула Богдана Яременко отозвали из Стамбула после того, как он назвал украинскую милицию «карателями и оккупантами». По просьбе Esquire он рассказывает о сексизме в МИДе, «синдроме дьюти-фри» и своем благотворительном фонде.

К

онсульство – что-то среднее между дурдомом, похоронным бюро, пожарной командой, турагентством и цирком. Проблемы в консульстве берутся из ниоткуда. Невозможно предугадать, что пассажир напьется в самолете и сядет на «твоей» территории вместо какой-нибудь Варшавы. Ты не знаешь, кто сегодня потеряет документы, и как ты будешь их выписывать человеку без денег и удостоверения личности. Множество вопросов материализуются из воздуха и точно так же в воздухе растворяются.

На суше и на море

Украинские моряки страдают курьезной болезнью – я со своими сотрудниками окрестил ее «синдромом дьюти-фри». Этот профессиональный недуг настигает их в аэропорту имени Ататюрка, когда они возвращаются домой через Стамбул. Случаются драки, грабеж, моряки дебоширят – иногда бывает очень смешно. Однажды нам позвонила женщина и сказала, что в аэропорту пропал ее отец – серьезное происшествие, за 028 |

| а п р е л ь 201 4

которое нужно браться сразу. Отец пользовался кредитной карточкой, привязанной к их совместному счету. Она несколько дней ждала его в Киеве, в то время как на ее мобильный телефон приходили отчеты о тратах в стамбульском аэропорту. Мой опытный в таких делах помощник поинтересовался, из какого магазина пришел последний счет, и уже через час я разыскал этого человека на расстоянии тридцати метров от входа в магазин.

Кадры

Украина была страной-основателем ООН, поэтому у нее есть хорошая дипломатическая традиция и старая школа подготовки кадров. Насколько она хороша? В советское время украинская дипломатия по высочайшему соизволению Москвы занималась только международными организациями. Но она никогда не вела двусторонние переговоры, не имела дела с консульскими вопросами, разоружением и прочим. В девяностых мы пережили массу болезней роста. Есть известное обстоятельство: в начале 1992 года

Когда я только прибыл в Стамбул, то распланировал свой график на полгода вперед. Нужно было всех обойти, со всеми перезнакомиться, сделать так, чтобы меня запомнили в лицо, посетить мэра и губернатора. Буквально через три недели я попробовал планировать дела на месяц вперед. А уже через полтора месяца вовсе перестал пытаться что-то планировать: консульство – это ведь в самом деле дурдом, так мне говорил генеральный консул Виктор Крыжановский, под чьим началом я работал в Нью-Йорке. Мы занимаемся торговлей, культурой, правовой помощью, визами – всем чем угодно. К тому же Стамбул – особенный город для дипломата. Генконсул здесь представляет страну в Организации черноморского экономического сотрудничества и держит связь с Вселенским патриархатом.

Сексизм

Есть нормы закона о госслужбе: муж и жена не могут работать в подчинении друг у друга. Некоторые ограничения накладываются на жен послов, представителей при международных организациях. Со своей женой я познакомился в МИДе, она тоже работала в министерстве. В какой-то момент ее карьера дала сбой: начальство считало, что я слишком успешный, чтобы продвигать вверх по служебной лестнице еще и мою жену. Она мудрая женщина и пожертвовала своей карьерой ради моей и ради семьи.

Ссылки

Правда ли, что некоторые страны для дипломатов – это синекуры, а некоторые – ссылки? Правда. Я сам попал в Стамбул после того, как руководство страны не утвердило меня на должность посла в другую страну. Это была прекрасная южная ссылка, о которой я ни секунды не жалею. Но не со всеми обходятся так же благосклонно, как со мной. Можно попасть в очень сложную страну, где идет война, – например, в Ирак. Я приехал туда в командировку всего на неделю и видел тамошние условия: все сотрудники, включая посла, живут в рабочих кабине-

тах, любая поездка требует вооруженного конвоя. Есть страны с тяжелым климатом, и в истории украинского МИДа уже зафиксировано несколько случаев, когда послы умирали на рабочем месте из-за обострения болезней, которые в Украине просто не проявляются. Работа в США, Японии, России – это, по сути, тест на профессиональную пригодность. Когда я в первый раз поехал в Нью-Йорк, старшие коллеги говорили: «Если в твоей биографии написано, что ты успешно работал в Нью-Йорке, значит, в будущем справишься с чем угодно». Думаю, то же самое можно сказать о и Вашингтоне, и о Брюсселе, где расквартировано представительство при Европейском Союзе. Очень важны посольства соседних стран. Важна Варшава, важен Кишинев, очень важен Минск. Важна Румыния, с которой есть территориальные споры: справиться там – большой профессиональный вызов. Одна из ключевых точек – это Москва, очень некомфортный для жизни мегаполис и при этом одно из самых захватывающих мест для украинского дипломата. Более сложных задач уже, наверное, нет. Далеко не каждый посол, проработав пять-шесть лет за рубежом,

москва – очень некомфортный для жизни мегаполис и одно из самых захватывающих мест для украинского дипломата имеет честь принять своего президента, премьер-министра или председателя парламента. Но посол Украины в Москве и посол Российской Федерации в Киеве видят лидеров своих государств чаще, чем некоторые министры в их же правительствах.

Второй МИД

Вернувшись из Стамбула, я занялся собственным проектом – фондом «Майдан иностранных дел». Мы будем помогать украинцам за рубежом и иностранцам в Украине, защищать людей и не делить их на своих и чужих. А еще попробуем проанализировать интересы Украины и объяснить их гражданам простым, доступным языком – по сути, сделать «альтернативный» МИД. Дипломаты – незаметные люди, мы не светимся в прессе. И мне публичность дается с трудом. Тяжело выйти из кокона госслужащего, тяжело поменять уклад жизни, но тяжелей всего самому придумать себе задачи. Перестроиться непросто, но дипломаты к этому привыкли. Каждые несколько лет ты приезжаешь в новую страну и начинаешь с нуля. Предыдущие заслуги в дипломатии никого не интересуют – имеет значение только то, что ты можешь сделать сейчас. апрель 2014 |

| 029


To serve and represent  

Diplomat Bohdan Yaremenko on his work as consul general.

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you