Issuu on Google+


ap_06

21/5/08

14:42

Page 1

çÄìóçé-èêÄäíàóÖëäàâ ÜìêçÄã «ИС» выходит с 1957 года (до 1992 г. – под названием «Вопросы изобретательства») «ИС. Авторское право и смежные права» – с 2000 года Периодичность – 12 выпусков в год Журнал зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций Регистрационный ПИ № 77-15024 Учредитель – ООО «Издательский Дом «ИНТЕЛПРЕСС»

ÄÇíéêëäéÖ èêÄÇé à ëåÖÜçõÖ èêÄÇÄ

Главный редактор – Н.Б. ТЕРЕНТЬЕВА E-mail: pravo@superpressa.ru

УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ И АВТОРЫ!

Редакционный совет Б.П. Симонов (д-р техн. наук) – Руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) А.Д. Корчагин – заместитель руководителя Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) А.Б. Кашеваров (канд. экон. наук) – заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС России) И.А. Близнец (профессор, д-р юрид. наук) – ректор Российского государственного института интеллектуальной собственности (РГИИС) П.В. Степанов (канд. юрид. наук) – референт Государственно-правового управления Президента Российской Федерации С.С. Федотов – генеральный директор Российского авторского общества (РАО) А.С. Ворошило – президент Российского общества по управлению правами исполнителей (РОУПИ) К.В. Земченков – директор Российской антипиратской организации по защите прав на аудиовизуальные произведения (РАПО)

Объединенная редакция Д.С. Льянова (канд. экон. наук) – генеральный директор. E-mail: diana@superpressa.ru Ю.А. Шевяков – заместитель главного редактора. E-mail: prom@superpressa.ru Н.М. Каменецкая – ведущий редактор. E-mail: avtor@superpressa.ru Е.В. Костромцова – компьютерная верстка

№ 6, 2008

Решением Высшей аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ журналы «ИС. Промышленная собственность» и «ИС. Авторское право и смежные права» включены с 1 января 2007 г. в новый Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук (редакции: октябрь–декабрь 2006 г. и июль 2007 г.).

Адрес объединенной редакции (офис): г. Москва, Раушская наб., 4, комн. 416 Почтовый адрес объединенной редакции: 115035, г. Москва, а/я 66 Тел./факс: +7 (495) 959-33-24 Факс: +7 (495) 230-18-05 E-mail: pravo@superpressa.ru http://www.superpressa.ru

© Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 2

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА ВОПРОСЫ ТЕОРИИ 4

Р. Мерзликина Концепция формирования законодательства в сфере интеллектуальной собственности в системе гражданского кодекса

ПРАВО 13

О. Пронина Развитие концепции моральных прав в России в советский период

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА 23

О. Рузакова Проблемы построения системы договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами

31

И. Фаршатов Особенности реализации прав, смежных с авторскими

ТОЧКА ЗРЕНИЯ 45

Я. Башлыков Правовое обеспечение передачи прав на трансляции спортивных соревнований

52

Ю. Брумштейн, М. Бичарова Малые произведения, содержащие текст. Общие вопросы регламентации и фактического соблюдения авторских прав

2

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 3

СОДЕРЖАНИЕ НОМЕРА ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР 64

Е. Наумова Договорное регулирование оборота прав на интеллектуальную собственность

КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ 72

Л. Максимова Коллективное управление правами в связи с принятием части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации

СОВЕТЫ ЮРИСТА 79

Ю. Леонтьева Проблемы оформления отношений представительства при заключении договоров об использовании произведений

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ 85

ЗАКОНЫ. ДОКУМЕНТЫ. КОММЕНТАРИИ 88

Постановление Правительства РФ от 29 декабря 2007 г. № 992 «Об утверждении Положения о государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами»

89

Положение о государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

3


ap_06

21/5/08

14:42

Page 4

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ КОНЦЕПЦИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА

Р. МЕРЗЛИКИНА, канд. юрид. наук, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Северо-Кавказского государственного технического университета (г. Ставрополь)

В 1992–1993 гг. в России было сформированное современное законодательство в сфере интеллектуальной собственности (далее – ИС). В настоящее время принят и действует раздел VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации и, следовательно, решен вопрос о том, каким должен быть основной закон России в сфере ИС. Вопрос и о месте законодательства в сфере ИС также практически решен – самостоятельный раздел Гражданского кодекса. Концепция профессора В.А. Дозорцева о том, что законодательство в сфере ИС должно представлять собой кодифицированный акт как составная часть Гражданского кодекса и специальные развернутые акты по отдельным видам исключительных прав, воплощена в жизнь [1, c. 19–20]. Тем не менее решение этих проблем не освобождает нас от анализа иных точек зрения с учетом собственного мнения и раз-

4

работки теоретической базы для единой концепции в сфере правового регулирования ИС в российском праве. В литературе высказывалось мнение о необходимости разработки самостоятельного закона об ИС и выделении права ИС в самостоятельную отрасль права [2, c. 5]. По мнению Д.Ю. Шестакова, основной закон может быть представлен как самостоятельный Кодекс интеллектуальной собственности. Он предлагал «конституировать право интеллектуальной собственности в качестве самостоятельной, комплексной отрасли законодательства, обособив ее от гражданского права» [3, c. 4]. Как считает И.А. Близнец, Кодекс интеллектуальной собственности явился бы системообразующим нормативно-правовым актом, а законодательство в сфере ИС, включающее положения конституционного, гражданского, административного, финансового, трудового, процессуального, уголовного права, должно быть самостоятельной отраслью [4, c. 46].

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 5

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ Отдавая должное упомянутой концепции В.А. Дозорцева и в основном поддерживая указание на двухуровневую систему законодательства в сфере ИС, позволим себе дать обоснование собственной позиции в отношении данной концепции. С целью осуществления правового регулирования ИС, объектом которой являются объекты, удовлетворяющие потребности человека и общества как объекты гражданского оборота, законодательство в сфере ИС целесообразно представить в виде кодифицированного акта, но как один из разделов Гражданского кодекса с отсылками на специальные законы и правовые акты различных институтов ИС, тем более что законодательство об ИС содержит нормы административного, уголовного, трудового права. Поскольку результат интеллектуальной деятельности – это в первую очередь результат творческих способностей человека, обладающий новыми качествами, свойствами и нематериальностью, то необходимо наличие его дискретности (обособления), юридической определенности и учетности. Например, для объектов авторского права существует их форма, для объектов патентного права – их содержание. Необходимо также закрепление прав на объект с целью определения объектных признаков, т. е. правообъектности объекта. Необходимость наделения объекта определенными признаками в силу закона и подчеркивает одну из особенностей нематериального объекта. Эти нормы должны быть представлены в кодифицирован-

ном акте. В силу административных норм осуществляются и обособление нового объекта гражданского оборота, и его юридическая привязка к субъекту. По нашему мнению, в Гражданский кодекс можно включить нормы административного права, если они устанавливают основания возникновения гражданских прав, в частности прав на объекты ИС, санкции при их нарушении и т. п. Приобретение права собственности на недвижимое имущество и сделки с ним также подвергаются дискретности и юридической привязке при помощи норм административного характера, что, однако, не является препятствием для регулирования отношений собственности нормами гражданского законодательства. Почему законодательство об ИС необходимо представить как составную часть Гражданского кодекса, а не в виде самостоятельного кодифицированного акта? Во-первых, такой пример в нашей законодательной системе уже есть. В частности, патентное законодательство и законы в области авторского права были представлены уже в 1887 г. как изданные особо, независимо от всего Свода законов, но как его составная часть. И в принимаемых в России гражданских кодексах право ИС, хотя и в иной форме, развивалось самостоятельно, являясь их составной частью. Во-вторых, содержание норм гражданского законодательства различается от кодекса к кодексу в зависимости от конкретной правовой политики государства и зача��тую испытывает воздействие

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

5


ap_06

21/5/08

14:42

Page 6

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ лоббирования депутатов законодательного органа. Вместе с тем назначение кодекса состоит в том, чтобы организовать правовую мысль и проследить действие основополагающих функций, принципов, заложенных в том или ином институте гражданского права, и в том числе в тех институтах, которые выделились из гражданского права, но относятся к гражданскоправовым отраслям права. Гражданский кодекс можно рассматривать как правовой инструмент, при помощи которого можно создать беспристрастный и нейтрально действующий механизм принятия решения по имущественным правам с учетом фактического распределения ресурсов. В принципе, решения, лежащие в области гражданского права и основанные на кодексе, не приводят в целом к перераспределению имущественных прав. Его основным предназначением является защита прав субъекта данных правоотношений – граждан, юридических лиц. Система кодекса содержит в себе не только нормы, но и концептуальную структуру, состоящую из основных начал или принципов, необходимую юристу для принятия обоснованного решения при урегулировании правоотношений. Разумность и практичность мнения Е. Суханова и У. Маттеи о значении кодексов, которое было высказано ими в отношении права собственности, не вызывает сомнения и правомерно в отношении ИС. Рассматривая вопросы о значении кодексов, ученые указали на то, что фундаментальной характеристикой, общей для всех си-

6

стем кодифицированного права собственности, является стремление к организации такого механизма принятия решения по поводу отношений собственности на ограниченные ресурсы, который был бы как можно более изолирован от политического давления в пользу перераспределения [5, c. 61–69]. Такой же результат желательно было бы получить и при регламентации отношений в сфере ИС. Законодательство об ИС должно быть составной частью Гражданского кодекса еще и потому, что основным, первоначальным субъектом в интеллектуально-правовых отношениях выступает гражданин или юридическое лицо. Государство является особым субъектом отношений. Государство, помимо того, что может быть субъектом в интеллектуально-правовых отношениях, осуществляет функцию воздействия на нормы права как на объект в силу власти, воплощая свою политику. Воздействие политики можно было ощутить и в области ИС, и такое воздействие принимало форму специальных законов, которые в некоторых случаях являлись продуктом лоббирования и поэтому не были направлены на формирование нейтрально окрашенного механизма принятия решений по поводу ограничений прав на ресурсы, в том числе интеллектуальных, или их неправомерного присвоения. В качестве примера можно привести правила о секретных изобретениях, ограничивающие права правообладателя извлекать выгоду из их использования, или правила, которые выводят из-под ответственности

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 7

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ за загрязнение окружающей среды определенных субъектов промышленного производства, или предоставление исключительного права на результаты интеллектуального труда работодателю не на основании соглашения с работником, а в силу закона. Эти правила заставляют судью при принятии решения следовать одним интересам в ущерб другим. Подобная доктрина, действующая, скорее, на сформировавшемся в стенах парламента политическом механизме принятия решения, чем на юридической технике выбора, присущей кодексам и являющейся продуктом научного мышления, а не итогом политических баталий, обладает более конкретной силой. Если ликвидировать в полном объеме специальное законодательство, то юридическая техника регулирования интеллектуально-правовых отношений сохранится в кодексе. И наоборот, с ликвидацией кодекса, несмотря на сохранившееся специальное законодательство, система не сможет направлять юридическую технику принятия решения. Это, помимо всего прочего, может объяснить, почему использование аналогии в толковании специального законодательства, как правило, запрещено [5, c. 66]. Внутри правовой системы кодексы обладают более высоким статусом, так как определяют действия судьи даже в его подходе к специальному законодательству. Кроме того, государство как субъект гражданско-правовых отношений вынуждено исполнять правила кодекса, предусмотренные для всех субъектов данных право-

отношений. Преимущества правового регулирования нормами кодифицированного законодательного акта можно продемонстрировать на следующих примерах. В условиях единого экономического рынка большое значение приобретают расчетно-кредитные обязательства, которые в своей основе относятся к сфере гражданского законодательства и представлены самостоятельным институтом. Однако к этим отношениям во взаимодействии с гражданско-правовыми нормами, которые носят диспозитивный характер, применяются нормы административного характера (основы ценовой политики), например банковского, финансового, таможенного права, являющиеся в большинстве случаев императивными. Они развиваются как комплексные массивы законодательства с учетом необходимости государственного регулирования экономики, но с приоритетом гражданско-правовых норм. Почти аналогичная ситуация складывается и в сфере ИС. Например, в законодательных системах таких зарубежных стран, как Германия, Канада, Австрия, Бель-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

7


ap_06

21/5/08

14:42

Page 8

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ гия, США и др., где законодательные акты в области ИС являются самостоятельными, нормы этих актов взаимообусловлены нормами гражданского, частноправового законодательства. Можно привести пример из сферы международного частного права, которое как самостоятельная отрасль права состоит из комплексных массивов норм различных отраслей права, представленных как подотрасли международного частного права. На протяжении многих лет неоднократно поднимался вопрос о принятии специального закона в сфере международного частного права России. В 90-х гг. был разработан проект закона о международном частном праве и международном гражданском процессе [6, c. 80]. Однако проект не был принят. В международной законодательной практике в области коллизионного международного частного права можно отметить различия в подходе к объему и содержанию кодифицированного нормативного материала и механизма кодификации. Например, Закон о международном частном праве Швейцарии состоит из 200 статей, а аналогичный Закон Югославии – из более 300, в которых подробно регламентируются данные отношения. Закон о международном частном праве Австрии регламентирует лишь отдельные институты, ограничиваясь положениями общего характера. Российский законодатель отдал предпочтение опыту Германии, Японии и Канады, выделив самостоятельный раздел в системе Гражданского кодекса. Сегодня в России Гражданскому ко-

8

дексу отводится решающая роль в регулировании обширного комплекса имущественных отношений в условиях товарно-рыночной экономики. А включение в состав Гражданского кодекса норм в сфере международного частного права создает гарантию защиты как имущественных, так и неимущественных прав и российских граждан, юридических лиц, участвующих в интернационализации хозяйственного оборота, и иностранных лиц, осуществляющих инвестиционную деятельность на территории нашего государства. Такое решение данной проблемы отвечает интересам всех субъектов рассматриваемых правоотношений. Аналогичная ситуация сложилась и в сфере ИС. В настоящее время принятый Государственной Думой закон в сфере ИС – раздел VII части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) носит название «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», тем самым как бы разрешилось разногласие между предыдущими названиями проектов, разрабатывавшихся как раздел III Гражданского кодекса РФ об ИС. Однако законодателю предстояло решить более сложные проблемы. Их разрешение непосредственно связано с экономической мощью нашего государства. Став одной из движущих сил развития общества, интеллектуальная собственность приносит большие доходы, но, к сожалению, в России не в казну государства [7, c. 6]. В большинстве странах мира уже сложился рынок ИС.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 9

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ Например, по оценкам Международного альянса интеллектуальной собственности в США появилась крупная отрасль общественного производства – экономика интеллектуальной собственности, вклад которой в валовой национальный объем базовых отраслей экономики авторских и смежных прав достиг в 2000 г. 8,63% валового национального продукта [7, c. 12]. И для России сейчас самое опасное – это давление со стороны различных стран, в частности США, международных организаций и отдельных магнатов, обладающих определенным влиянием на рынке ИС. Как правильно отмечал В.А. Дозорцев, «для обеспечения господства на нем важную роль играет способ правовой охраны, от которого зависит воз��ожность определять судьбу интеллектуальных продуктов, кому они будут принадлежать» [8]. Одним из рецептов правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности В.А. Дозорцева, на наш взгляд, является концепция системы законодательства об ИС [9, c. 393]. В качестве стержневого элемента данной концепции можно выделить следующее. Комментируя положения пункта «о» ст. 71 Конституции Российской Федерации, В.А. Дозорцев утверждал, что Конституция предусматривает сочетание двух разных систем – гражданского законодательства как отраслевой системы, с одной стороны, и проблемного регулирования в определенной сфере, направленного на решение конкретной задачи с использованием всех правовых средств, как комплексной системы,

с другой стороны. При этом гражданско-правовые элементы комплексного регулирования подчинены положениям отраслевого гражданского законодательства, закрепленным прежде всего в Гражданском кодексе. Система отраслевого гражданского законодательства рассчитана на целенаправленную регламентацию рыночного оборота, а система комплексного законодательства – на регулирование как оборота, так и сопровождающих побочных отношений [10, c. 373]. Данное утверждение бесспорно, так как отрицать, что законодательство в сфере ИС содержит элементы административного, трудового и иных отраслей права, некорректно. Это двухуровневая система гражданского законодательства, основанная на положениях Конституции. Возьмем на себя смелость предложить независимую концепцию по формированию законодательства в сфере ИС. На наш взгляд, формирование данного законодательства должно осуществляться на многоуровневой основе, состоящей из двух двухуровневых основ. Первая двухуровневая основа позволяет определить функции права, функции отрасли права и представляет собой следующее: первый уровень – высший, второй уровень – низший. Высший уровень – это нормы, определяющие политику государства в сфере ИС, т. е. функции права ИС, где субъект – государство, объект – права. Низший уровень – это нормы, определяющие правовой статус субъектов и правовой режим объектов,

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

9


ap_06

21/5/08

14:42

Page 10

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ что входит в компетенцию государства, как обладающего суверенитетом. В отношении ИС государство определяет права, подлежащие гарантии и защите нормами права, и субъектов, которые наделяются этими правами. Такими правами в сфере ИС в соответствии со ст. 1226 Кодекса «…признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право… а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие)». С такой позицией законодателя никак нельзя согласиться. Основным правом в сфере ИС является право авторства. Право авторства – основополагающее право, которое должно признаваться на результат интеллектуальной деятельности, так как оно является основанием приобретения и исключительного права. Если нет автора – создателя, нет результата интеллектуальной деятельности, то на какой объект признаются интеллектуальные права и кто их приобретает? Касаясь правового статуса автора (ст. 1228 Кодекса), следует отметить, что результат интеллектуальной деятельности создается творческими способностями физического лица, т. е. автором может быть не только гражданин данного государства, но и иностранное лицо, причем в любом возрасте. В силу закона можно признать исключительное право и на средства индивидуализации, но они создаются не творческими способностями человека – личности. Они не являются результатами интеллектуальной деятель-

10

ности, а лишь приравниваются к ним. Следовательно, в гл. 69 Кодекса необходимо в первую очередь определить правовой статус автора и иных субъектов, а также правовой режим объектов. Единственного указания на то, что интеллектуальная собственность – это результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, недостаточно, так как неясно, например, фонограммы являются результатом интеллектуальной деятельности? При анализе Кодекса были выявлены и иные как механические, так и правовые недоработки в отношении объектов. Например, при перечислении объектов ИС (ст. 1225 Кодекса) не названы такие объекты, как сложный объект (ст. 1240 Кодекса), единая технология (ст. 1542 Кодекса), на которые признается право, причем не исключительное, а какое – неясно. При анализе признаков результатов интеллектуальной деятельности было установлено, что некоторые результаты – фонограммы, видеозаписи, сообщения в эфир или по кабелю радио- или телепередач – не обладают творческим характером (т. е. отсутствует автор), но они не являются и средствами индивидуализации, которые приравнены к результатам интеллектуальной деятельности. Некоторые результаты интеллектуальной деятельности, например селекционные достижения, штаммы микроорганизмов, не могут быть только нематериальными, они обязательно воплощаются в материальный объект, иначе они не будут созданы. Поэтому они выходят за рамки

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 11

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ понятия «нематериальный объект». Следовательно, предлагаемое законодателем название раздела VII Кодекса, во-первых, не охватывает весь перечень объектов, на которые признаются права в сфере ИС, а во-вторых, нормы данного раздела дают не только характеристику прав на объекты ИС, но и регламентируют отношения в данной сфере. На наш взгляд, название раздела VII как «Право интеллектуальной собственности», которое уже применялось и применяется в литературе, более адекватно отражает совокупность всех норм, регламентирующих рассматриваемые отношения. Вторая двухуровневая основа строится по принципу lex generalis – lex specialis. Высший уровень – это нормы кодифицированного законодательного акта, который состоит из общих и основных положений, раскрывающих содержание законодательства, низший уровень – это нормы специальных актов, регулирующих специальные, особые отношения в данной сфере. В соответствии с предлагаемой концепцией формирование законодательства об ИС в системе гражданского законодательства может быть осуществлено следующим образом. В силу того, что нематериальные объекты ИС в настоящий момент наравне с материальными объектами права собственности стали неотъемлемой частью рынка, и учитывая перспективы их использования в гражданском обороте, безусловно, нормам права ИС необходимо предоставить самостоятельный раздел в Гражданском ко-

дексе, аналогично разделу о вещном праве. Это даст возможность гармоничного развития в рамках гражданского законодательства исходя из принципа приоритета прав создателя (автора), несмотря на наличие норм публично-правового характера. В соответствующих главах общих положений раздела VII необходимо раскрыть принципы правового регулирования интеллектуально-правовых отношений с учетом гражданских общеотраслевых принципов, определить правовой статус субъектов интеллектуальноправовых отношений, которыми являются: физическое лицо (гражданин) – создатель результата интеллектуальной деятельности, признаваемый автором; лицо, создавшее приравненное к результатам интеллектуальной деятельности средство индивидуализации и иные нематериальные объекты, не обладающие творческим характером. Необходимо определить правовой режим результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним в силу закона иных нематериальных объектов, наравне со средствами индивидуализации, установить сроки действия права авторства и исключительного права и т. д. Иначе говоря, общие положения раздела VII должны устанавливать правовую политику государства в сфере ИС, определяя тем самым функции права как подотрасли гражданского права, правовой статус субъектов, правовой режим объектов, источники, регулирующие данные отношения. Нормы иных подразделов с соответствующими главами должны касаться институтов

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

11


ap_06

21/5/08

14:42

Page 12

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ права ИС, которые в определенных случаях могут отсылать к специальным законам и правовым, нормативным актам, обычаям делового оборота. Таким образом, предлагаемая концепция формирования законодательства об ИС, на наш взгляд, представит все его элементы, и при этом останется возможность для расширения его состава, для его развития с учетом новых экономических реалий, практических и научных результатов (в том числе международных), изменений и дополнений в самом Кодексе. ЛИТЕРАТУРА 1. Дозорцев В. А. Система законодательства об интеллектуальных правах // Юридический мир. – 2001. – № 9, № 11. 2. Гантимирова Л. А. Правовое регулирование, проблемы и перспективы интеллектуальной собственности (материалы круглого стола) // Интеллектуальная собственность. – 2001. – № 7. 3. Шестаков Д. Ю. Интеллектуальная собственность в Российской Федерации: теоретико-правовой анализ : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – М., 2000.

12

4. Близнец И. А. Право интеллектуальной собственности в РФ: теоретикоправовое исследование : автореф. дис. … д-ра юрид. наук. – М., 2003. 5. Маттеи У., Суханов Е. Основные положения права собственности. – М. : Юристъ, 1999. 6. Звеков В. П. Гражданский кодекс РФ и вопросы кодификации законодательства о международном частном праве: курс лекций // Международное частное право. – М., 1999. 7. Нарушение авторских, смежных, изобретательских и патентных прав : науч.практ. пособие. – М., 2002. 8. Дозорцев В. А. Страсти по Гражданскому кодексу, или как американские магнаты выкручивают руки российским законодателям // Парламентская газета. – 1999. – № 80. 9. Труды по интеллектуальной собственности. Т. 1: Материалы международной научно-теоретической конференции «Проблемы интеллектуальной собственности в Гражданском кодексе России», 26 марта 1999 г. 10. Дозорцев В. А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации : сб. статей. – М., 2003.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 13

ПРАВО РАЗВИТИЕ КОНЦЕПЦИИ МОРАЛЬНЫХ ПРАВ В РОССИИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

О. ПРОНИНА, советник юстиции 3-го класса (Москва)

Как отмечается в литературе, после Октябрьской революции авторское право подверглось «общей участи, которая постигла вообще права гражданские. Они привлекали внимание законодателя мало, да и то преимущественно лишь в плоскости определения порядка перехода этих прав от прежних обладателей к государству» [1, с. 4]. И это мнение – не без оснований. Возьмем, например, три наиболее известных декрета, принятых в первые годы советской власти (естественно, речь идет о декретах, так или иначе затрагивающих авторские правоотношения). Что нового дали они авторам, в частности, с точки зрения охраны их моральных интересов? Декрет ЦИК от 29 декабря 1917 г. «О государственном издательстве» установил практику обязательного редактирования перешедших в общественное достояние сочинений «корифеев литературы» и учебников. Декреты СНК от 26 ноября 1918 г. «О признании научных, литературных, музыкальных и художест-

венных произведений государственным достоянием» и от 29 июля 1919 г. «Об отмене права частной собственности на архивы умерших русских писателей, композиторов, художников и ученых, хранящиеся в библиотеках и музеях» делегировали Народному комиссариату по просвещению (далее – Наркомпрос) право на обнародование произведений, признанных достоянием РСФСР (в том числе живых еще авторов), и архивных документов умерших деятелей науки, литературы, искусства и общественных деятелей. Как видим, никакого позитива. Поэтому мы достаточно скептически относимся к встречающемуся иногда в литературе мнению о том, что первыми декретами советской власти (в частности, вышеупомянутыми) была создана развернутая система охраны личных интересов советских авторов. Объективно, ни эти, ни иные известные нам нормативные акты периода 1917–1919 гг. не содержали никаких намеков на желание законодателя позаботиться об охране моральных прав

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

13


ap_06

21/5/08

14:42

Page 14

ПРАВО (что, впрочем, неудивительно, учитывая общую ситуацию в стране). Здесь можно также отметить, что в первые годы советской власти ввиду явной недостаточности норм нового законодательства допускалось применение по совокупности положений имперских законов (при условии их непротиворечия революционному правосознанию). Однако все предпринятые нами попытки обнаружить примеры применения Закона от 20 марта 1911 г. «Положение об авторском праве» (по крайней мере, в части, касающейся охраны моральных прав авторов) успехом не увенчались. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 30 января 1925 г. были введены в действие Основы авторского права, новая редакция которых была утверждена постановлением ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г. (далее – Основы 1928 г.), а в развитие их и на их основе принят Декрет ВЦИК и СНК РСФСР от 11 октября 1926 г. «Об авторском праве», впоследствии измененный постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 г. (далее – Закон РСФСР 1928 г.). Как свидетельствуют специалисты того времени, именно в этих нормативных правовых актах был достигнут тот максимально допустимый предел защиты авторских прав, дальше которого идти нельзя [2, с. 832]. Думаем, вряд ли следует a priori соглашаться с таким комментарием (учитывая прежде всего идеологический аспект, перманентно присутствующий в юридической литературе рассматриваемого периода). Поэтому, чтобы объективно оценить уровень совет-

14

ского законодательства об авторском праве, мы постараемся, рассматривая конкретные законоположения, полностью абстрагироваться от доктринальных дифирамбов (порой чрезмерных), в той или иной мере содержащихся во всех работах того времени. Закон РСФСР 1928 г., установив в ст.11, что авторское право защищается «также и в тех случаях, когда с нарушением его не связаны определенные имущественные интересы», тем самым однозначно констатировал намерение законодателя предоставить охрану моральным правам, имеющим для автора, по выражению И.Я. Хейфеца, «первостепенно-существенный интерес» [3, с. 113]. Здесь мы сразу же подчеркнем, что на практике ввиду того, что, во-первых, нарушения моральных прав редко влекли имущественные потери авторов, а вовторых, денежная компенсация морального вреда, считавшаяся совершенно чуждой советскому правосознанию, крайне негативно воспринималась как судебной практикой (например, решение Гражданской кассационной коллегии Верховного суда РСФСР от 13 января 1927 г.), так и доктриной (общая тенденция, не обошедшая стороной и авторское право), защита моральных прав осуществлялась главным образом в уголовном порядке. Опираясь на идеологический постулат о том, что творческий деятель, являясь активным строителем нового общества, должен быть окружен известностью и почетом, Основы 1928 г. (ст. 7) признали в его пользу право на имя, позволяющее автору использо-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 15

ПРАВО вать произведение под своим подлинным именем, под псевдонимом или анонимно (за исключением авторов фотографичеких произведений, которые были ограничены в возможности прибегнуть к псевдониму или анонимности, поскольку в соответствии со ст. 12 Основ 1928 г. авторское право сохранялось за ними лишь в случае проставления на фотографии имени). При этом, однако, законодатель не позаботился прояснить вопрос о том, кто может защищать права автора, использующего произведение анонимно или под псевдонимом. Праву автора на имя корреспондировал установленный в ст. 18 Основ 1928 г. запрет для издателей и зрелищных организаций самовольно менять избранное автором обозначение. Впоследствии, в развитие положений статей 7 и 18 Основ 1928 г., Комитетом по делам искусств при СНК СССР был издан приказ № 11 от 7 января 1944 г., обязывающий зрелищные организации указывать на афишах и в анонсах фамилии авторов. Наконец, согласно ст. 9 Основ 1928 г. большинство из случаев свободного использования произведений было обусловлено обязательным указанием обозначения автора. Здесь, правда, следует сделать некоторое уточнение. Дело в том, что в отсутствие всяких санкций за нарушение обязанности указывать имя (или псевдоним) автора диспозиция ст. 9 Основ 1928 г. оставалась «мертвой буквой». Вот почему в то время преобладало мнение о том, что заимствование без указания имени автора, которое при

этом не превышает установленные законодателем количественные пределы, не составляет нарушения авторского права, поскольку не влечет никаких негативных юридических последствий, а провоцирует «лишь своего рода литературно-критические репрессалии… плагиатор может быть разоблачен и посрамлен, но не может быть судим» [4, с. 33]. Ситуация некоторым образом изменилась с принятием постановления Коллегии Наркомпроса РСФСР от 8 июня 1930 г. «О ставках авторского гонорара за нарушение авторского права». Среди прочего, этим постановлением была введена имущественная ответственность (в виде специфического штрафа, уплачиваемого в пользу автора) за неуказание имени автора в ряде случаев свободного использования произведения. И мы подчеркнем здесь, что введенные этим постановлением штрафные санкции на протяжении десятилетий (практически вплоть до 90-х гг. ХХ в.) были единственными в советском гражданском праве, позволявшими взыкивать денежную сумму за причинение неимущественного вреда. Понятно, что в связи с категорическим отрицанием советской доктриной всякой возможности денежной компенсации морального вреда введение этих санкций не обошлось без серьезной критики [5, с. 157–158; 6, с. 12; 3, c. 116–117; 7, с. 14; 8, c. 38]. По этой же причине случаи их применения в судебной практике были крайне редкими, практически единичными [8, с. 38]. Относительно возможности (или

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

15


ap_06

21/5/08

14:42

Page 16

ПРАВО невозможности) уступки права на имя ни Основы 1928 г., ни Закон РСФСР 1928 г. не содержали никаких указаний. Доктрина же считала, что это право ни при каких условиях отчуждено быть не может [9, с. 166]. Аналогичного мнения о неотчуждаемости моральных прав придерживалась и судебная практика (например, определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 28 декабря 1940 г.). Дополнительно можно отметить, что во избежание введения общества в заблуждение в отношении подлинного авторства законодатель запретил проставлять на копиях художественных и фотографических произведений подписи и монограммы авторов их оригиналов. Право авторства в качестве самостоятельного субъективного права ни Основы 1928 г., ни Закон РСФСР 1928 г. не выделяли. Это обстоятельство, однако, нисколько не повлияло на признание данного права доктриной и судебной практикой. В отношении последней можно, например, сослаться на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда СССР от 20 августа 1940 г., в котором обращается внимание на то, что «право авторов произведения считаться творцами их труда подлежит судебной защите». Право на целостность произведения нашло отражение в ст. 18 Основ 1928 г. и статьях 28 и 29 Закона РСФСР 1928 г. Это право (по крайней мере в том виде, в каком оно было сформулировано законодателем и интерпре-

16

тировано доктриной) позволяло автору запрещать любые несанкционированные изменения произведения (даже в случае его возможного отклонения цензурой [3, с. 125; 10, с. 74]), так же как и снабжение произведения иллюстрациями и (по аналогии) любыми иными внешними элементами, способными влиять на восприятие произведения публикой. Что же касается возможности автора самому изменить свое произведение, она допускалась практически беспрепятственно [11, с. 18], за исключением, разве что, уже принятых к печати рукописей (что объяснялось ответственностью издательства за идеологическую выдержанность произведения [3, с. 126]). Думаем, не лишним будет обратить внимание на то, что исполнение права на целостность произведения не обуславливалось наличием ущерба чести или достоинству автора. Это обстоятельство позволяет признать концепцию данного права более строгой по сравнению с концепцией аналогичного права, содержавшегося в дореволюционном законодательстве (напомним, что в период действия Закона 1911 г. пользователи могли самостоятельно вносить в произведение изменения, которые a priori не могли быть не одобренными добросовестным, сознательным автором). Но идиализировать ситуацию все же не стоит, поскольку хорошо известно, что в ряде случаев авторы попросту не имели иного выхода, как одобрить навязанные контрагентом изменения. Известны также случаи, когда издательства не только самовольно делали вставки

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 17

ПРАВО в произведения (объемом в несколько страниц), но и никак не реагировали на требования авторов предусмотреть соответствующие пояснения относительно того, что данные вставки происходят не от них [12, с. 8]. Право на целостность произведения наследовалось, но с определенными ограничениями: после смерти автора оно могло исполняться лишь в отношении издания произведения [3, с. 160–161] и только в пределах срока действия имущественных прав, по истечении которого это право делигировалось Наркомпросу РСФСР. Кроме того, при несогласии наследников с вмешательством в произведение (в пределах срока действия имущественных прав) именно Наркомпрос был уполномочен принимать окончательное решение по поводу возможности и целесообразности внесения в произведение изменений. Таким образом, по крайней мере в рассматриваемой части, мнение «продолжателей юридической личности и моральных традиций» покойного автора могло быть всегда заменено мнением публичной власти. Статья 7 Основ 1928 г. закрепляла за автором право выпустить в свет свое произведение, исчерпание которого наступало с первым доведением произведения до всеобщего сведения. В обеспечение исполнения этого права принудительное обращение взыскания допускалось лишь на «доходы, извлекаемые из авторского права в виде вознаграждения за отчуждение или за нарушение его» [3, с. 114; 1, c. 121], но не на само авторское право.

Упомянутое выше постановление Коллегии Наркомпроса РСФСР «О ставках авторского гонорара за нарушение авторского права» устанавливало имущественную ответственность за отдельные виды нарушения права на выпуск в свет (в частности, за публичное исполнение без согласия автора неизданного произведения), заключавшуюся в удвоении гонорара, который причитался бы автору в случае договорного использования произведения (понятно, что эта ответственность существовала лишь формально, поскольку, как мы уже отмечали, положения данного постановления на практике почти не применялись). Изложенное свидетельствует о явном желании советского законодателя предоставить автору возможность самостоятельно принимать решение о передаче своего произведения обществу. Но, вместе с тем, предположение о том, что автор был полностью автономен в решении вопроса об обнародовании, было бы, по крайней мере, наивным. Дело в том, что на основании подзаконных актов, в частности Положения о Главном управлении по делам литературы и искусства (Главлит) от 6 июня 1922 г., обойти которые автор при всем желании не мог, возможность обнародования произведения подчинялась разрешению Главлита, проверявшего идеологическую выдержанность произведений. Кроме того, статьи 13 и 15 Закона РСФСР 1928 г. предполагали автоматический переход права на обнародование к Наркомпросу РСФСР в случае принудительного выкупа авторского права

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

17


ap_06

21/5/08

14:42

Page 18

ПРАВО на необнародованное произведение (допуская, таким образом, возможность принудительного обнародования). Так же как и право на целостность произведения, право на обнародование наследовалось, но могло быть исполнено наследниками лишь в пределах срока действия имущественных прав, после чего разрешалось (ст. 14 Закона РСФСР 1928 г.) свободное использование необнародованных произведений (за исключением тех, которые были объявлены достоянием государства). Поскольку специального порядка исчисления сроков охраны в отношении посмертных произведений законодательство рассматриваемого периода не предусматривало, авторское право (в том числе право на обнародование) на эти произведения действовало в течение 15 лет, после чего они переходили в общественное достояние и могли использоваться свободно. В случае же отсутствия наследников произведения (в том числе необнародованные) становились общественным достоянием сразу же после смерти автора (в соответствии со ст. 12 Закона РСФСР 1928 г. факт отсутствия наследников влек прекращение авторского права). Право на отзыв советскому законодателю известно не было. Не признавалось оно и представителями доктрины, которые, не оспаривая, что автор после обнародования может разочароваться в произведении, тем не менее совершенно не допускали, чтобы он мог его отозвать. Таким образом, однажды разрешив использование

18

произведения, пересмотреть свое решение и отказаться от издания автор не мог. Более того, достаточно жестко решался вопрос и о последующем переиздании: в случае неудовлетворенности произведением автор мог лишь пытаться отказаться от переиздания, поскольку, несмотря на то, что ст. 18 Закона РСФСР 1928 г. обуславливала переиздание письменным согласием автора, доктрина настаивала на том, что решение данного вопроса не может зависеть от его субъективной оценки и что конфликт в любом случае подлежит разрешению в судебном порядке [9, с. 168]. Как видим, в этом деликатном вопросе мнение судебной власти полностью заменяло мнение автора. Такой подход, допускавший государственное вмешательство в сферу авторского господства (вплоть до национализации авторского права в отношении умышленно скрываемых автором произведений), был характерен для рассматриваемого периода. В его основе лежала последовательная цепь следующих тезисов: – назначение авторского права в том, чтобы позволить обществу извлечь из произведения полезное и разумное; – отказ от переиздания является уклонением от использования авторского права (отрицательным действием, противоречащим назначению права), что негативно сказывается на интересах общества; – охрана прав, осуществляемых в противоречии с их социально-хозяйственным назначением, недопустима.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 19

ПРАВО Поэтому в том, что касается, например, национализации авторского права, для доктрины советского периода было, как нам кажется, совершенно естественным полагать, что «отказ издать или переиздать литературное произведение… разрешить исполнение драматического или музыкального произведения, помещение под спудом картины или статуи и т. п., – все это вызывает необходимость властного вмешательства государства» [13, с. 95]. И здесь можно отметить, что удовлетворение публичного интереса было далеко не единственным позитивом, который усматривали советские правоведы в национализации авторского права. Действительно, отмечая, что «роль и социальный вес автора национализированных произведений приобретает такое значение, какого никогда не достигает автор рядовых произведений» [14, с. 5; 15, с. 149], специалисты того времени искренне считали, что национализация положительно «работает» на репутацию автора, существенно повышая его престиж. Как уже указывалось выше, законодатель допустил свободное наследование некоторых моральных прав (права на целостность произведения и права на обнародование). При этом, однако, он оставил открытым вопрос, касающийся защиты этих прав от посягательств, происходящих, во-первых, от наследников, а во-вторых, от любых лиц за пределами срока действия авторских прав. Обращая внимание на этот досадный пробел, специалисты с полным основанием счи-

тали любое преследование в таких случаях невозможным, поскольку при посягательствах, происходящих от наследников, в одном лице объединяются правонарушитель и правообладатель, а посягательства на произведения, перешедшие в категорию общественного достояния, вообще не могут считаться правонарушениями, так как авторского права на них уже не существует (напомним, что действовавшее в то время законодательство предполагало одновременное прекращение имущественных и моральных прав). Исправить ситуацию предлагалось путем возложения миссии по охране моральных прав post mortem на компетентный государственный орган [10, с. 112]. Подводя итог изложенному, выделим основные черты, характеризующие авторское законодательство рассматриваемого периода: – ни Основы 1928 г., ни Закон РСФСР 1928 г. не содержали деления авторских прав на имущественные и личные неимущественные (такое деление проводилось лишь на уровне доктрины), именуя все признанные в пользу автора права единообразно – «авторские». Одним из последствий этого была единая судьба для имущественных и моральных прав post mortem; – в период действия Основ 1928 г. и Закона РСФСР 1928 г. свободно допускалось наследование права на целостность произведения и права на обнародование (в пределах срока действия имущественных прав); – на уровне подзаконного нормативного правового акта (постановле-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

19


ap_06

21/5/08

14:42

Page 20

ПРАВО ние Коллегии Наркомпроса РСФСР «О ставках авторского гонорара за нарушение авторского права») были установлены специфические штрафные санкции за нарушение отдельных моральных прав, на протяжении десятилетий остававшиеся единственным исключением из общего правила о невозможности денежной компенсации морального вреда; – ни Основы 1928 г., ни Закон РСФСР 1928 г. не предоставляли автору права на отзыв произведения; не выделяли право авторства в качестве самостоятельного права; не обуславливали возможность исполнения права на целостность произведения наличием вреда, причиненного чести и достоинству автора; – характерной особенностью авторского законодательства рассматриваемого периода являлось также предоставление государству свободы властного вмешательства в сферу авторского господства, проявлявшегося на различных уровнях: от запрета обнародования неугодных произведений (в частности, не соотносившихся с действовавшей в то время идеологией) до принудительного выкупа авторского права (в том числе и на необнародованные произведения), предполагавшего автоматический переход отдельных моральных прав (права на целостность произведения и права на обнародование, если речь шла о выкупе прав на необнародованное произведение) к публичной власти. Необходимость дальнейшего совершенствования правовой охраны моральных прав и закрепления их в ка-

20

честве одного из наиболее важных видов личных прав в гражданском кодексе явилась основной предпосылкой того, что при очередном пересмотре гражданского законодательства авторско-правовые нормы были включены в Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и в Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. (далее – ГК РСФСР). Кроме того, они получили отражение в принятой 7 октября 1977 г. Конституции СССР, в ст. 47 которой было установлено, что «права авторов… охраняются государством», что придало им еще более важное значение. В части, касающейся регулирования моральных прав, положения ГК РСФСР во многом повторяли положения, содержавшиеся в прежних законодательных актах. В частности, ГК РСФСР точно так же не содержал деления авторских прав на имущественные и личные неимущественные, признавал за автором право на имя (охватывающее право авторства, не выделяемое в качестве самостоятельного права), право на неприкосновенность произведения (с сохранением прежней строгой концепции), право на обнародование и не предусматривал права на отзыв. Кроме того, по образу и подобию прежнего законодательства ГК РСФСР беспрепятственно допускал принудительный выкуп авторского права государством на любые (в том числе необнародованные) произведения* (текст сноски см. на с. 21). Вместе с тем отдельные вопросы были решены в ГК РСФСР иным образом. Во-первых, было уточнено (ста-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 21

ПРАВО тьи 491 и 493), что все случаи свободного использования касаются лишь обнародованных произведений (в отличие от ст. 9 Основ 1928 г., где речь шла о «произведениях» в общем). Таким образом, авторы необнародованных произведений получили дополнительную гарантию охраны своих моральных интересов. Во-вторых, была принципиально исключена возможность наследования права на имя и права на неприкосновенность произведения (охрана этих прав после смерти автора делигировалась «духовному наследнику», а в его отсутствие – обычным наследникам автора и организациям по охране авторских прав). При очередном пересмотре гражданского законодательства в 1991 г. были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик (содержавшие раздел, посвященный авторскому праву), положения которых должны были получить развитие в новом ГК РСФСР (чего по причине распада СССР так никогда и не произошло). В 1992 г. был принят Закон Российской Федерации «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», а в 1993 г. – Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах». Впоследствии отдельные нормы об авторском праве, в той или иной мере воспроизводящие положения Закона об авторском

праве, нашли отражение и в других законодательных актах (Федеральные законы «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации», «О геодезии и картографии» и др.). Наконец, 18 декабря 2006 г. увидела свет долгожданная часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации. Как видим, идея правовой охраны личных неимущественных интересов авторов, впервые нашедшая отражение в имперском Законе 1911 г., получила определенное развитие в советский период. При этом, конечно, она претерпела некоторые видоизменения, что неудивительно. Авторское законодательство в полной мере отражало мораль нового социалистического общества. В той мере, в какой интересы авторов соотносились с этой моралью, они всячески охранялись. Там же, где имело место противоречие, интересы авторов ограничивались (запрет обнародования, принудительный выкуп и т. д.). Поэтому ответить на вопрос, было ли авторское законодательство советского периода (в части, касающейся моральных прав) прогрессивным либо, наоборот, регрессивным, можно лишь, дав ответ на аналогичный вопрос о морали и ценностях советского общества (на что, как нам кажется, однозначного ответа в принципе не существует). Думаем, что законодательство советского периода по сравнению с действующим законодательством не было ни плохим,

* Но на практике выкуп, как правило, осуществлялся не у авторов (хотя это вовсе не исключалось), а у наследников, препятствовавших изданию либо претендовавших на явно завышенные гонорары, не соотносимые с социалистическим принципом распределения по труду. При этом к государству не переходило право на имя и право на неприкосновенность произведения, но переходило право на обнародование. ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

21


ap_06

21/5/08

14:42

Page 22

ПРАВО ни хорошим. Оно было просто другим. На этой достаточно нейтральной ноте и хотелось бы закончить, поскольку то, какой вид приобрела концепция правовой охраны моральных интересов авторов в настоящее время, мы предполагаем рассмотреть в других статьях. ЛИТЕРАТУРА 1. Раевич С. И. Исключительные права. Право на товарные знаки, промышленные образцы, изобретения, авторское право. – Л., 1926. 2. Кишкин С. Основы авторского права в новой редакции // Еженедельник советской юстиции. – 1928. – № 30. 3. Хейфец И. Я. Авторское право. – М., 1931. 4. Кишкин С. С. Авторское право (Новые законы СССР и РСФСР). – М., 1929. 5. Антимонов Б. С., Флейшиц Е. А. Авторское право. – М., 1957. 6. Камышев В. Г. Издательский договор на литературные произведения. – М., 1969. 7. Торкановский Е. П. Личные и имущественные права авторов литературных

22

произведений по советскому праву : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 1953. 8. Ваксберг А. И. Некоторые вопросы советского авторского права // Советское государство и право. – 1954. – № 8. 9. Мартынов Б. С. Права авторства в СССР // Учен. тр. ВИЮН Минюста СССР. Вып. IX. – М., 1947. 10. Канторович Я. А. Авторское право. Систематизированный комментарий к постановлению ЦИК'а и СНК Союза ССР от 30 января 1925 г. «Об основах авторского права». – М., 1926. 11. Голубенский Я. Автор и периодическая печать // Советская юстиция. – 1937. – № 1. 12. Борович. Авторское право и издательский договор // Советская юстиция. – 1936. – № 9. 13. Перетерский И. Задачи советского законодательства в области авторского права // Советское право. – 1923. – № 1 (4). 14. Лозман Е. Об авторском праве // Еженедельник советской юстиции. – 1923. – № 1. 15. Лозман Е. Национализация и экспроприация в авторском праве // Еженедельник советской юстиции. – 1923. – № 7–8.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:42

Page 23

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА ПРОБЛЕМЫ ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМЫ ДОГОВОРОВ О СОЗДАНИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И РАСПОРЯЖЕНИИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫМИ ПРАВАМИ

О. РУЗАКОВА, д-р юрид. наук, доцент, зав. кафедрой гражданского права и процесса Московской финансово-промышленной академии (Москва)

Основная проблема любой классификации состоит в выборе того единственного критерия, который должен быть положено в ее основу. Однако прежде всего необходимо установить саму возможность наличия такого критерия, с помощью которого может быть произведена в полном объеме соответствующая классификация [1, с. 319]. В науке на протяжении всего периода появления и существования категории «договор» предлагались самые различные критерии для классификации. Так, М.В. Гордон предлагал классифицировать все договоры, используя в качестве критерия «результат» [цит. по: 2, с. 413–414]. О.А. Красавчиков приводил в качестве критерия «направленность гражданско-правового результата» [3, с. 127]. М.И. Брагинский и В.В. Витрянский видят «единственный выход в использовании многоступенчатой классификации договоров. При этом имеется в виду, что договоры, объединенные в опре-

деленные группы, на каждой последующей ступени отражают особенности предшествующих» [1, с. 320]. В науке гражданского права предлагались различные классификации договоров, позволяющие выстроить определенную систему. Так, С.И. Аскназий [цит. по: 2, с. 413–414] по экономическому признаку – содержанию и характеру взаимного хозяйственного обслуживания вступающих в договорные отношения контрагентов выделял пять групп договоров: – по предоставлению имущества в собственность; – по предоставлению имущества в пользование; – по предоставлению кредита; – по выполнению работ; – по совместной деятельности. О.С. Иоффе предлагает распределять договоры по следующим группам [2, с. 413–414]: – возмездная реализация имущества;

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

23


ap_06

21/5/08

14:43

Page 24

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА – передача имущества в возмездное пользование; – безвозмездная передача имущества в собственность или в пользование; – производство работ; – оказание услуг; – перевозки; – кредитование и расчеты; – страхование; – совместная деятельность. Ю.В. Романец [4] выделяет договоры, направленные на: – передачу имущества в собственность; – передачу в пользование объектов гражданских прав; – выполнение работы или оказание услуги; – страхование имущественных рисков; – предоставление отсрочки возврата такого же количества имущества того же рода и качества или на отсрочку оплаты; – достижение цели, единой для всех участников (общецелевые договоры); – замену лица в обязательстве. Договоры об использовании исключительных прав Е.А. Суханов учитывает при построении системы обязательств, которая, наряду с обязательствами по передаче имущества в собственность или в иное вещное право, передаче имущества в пользование, по производству работ, оказанию услуг и др., включает в себя обязательства по использованию исключительных прав и ноу-хау (объектов «интеллектуальной» и «промышленной» собственности): выполнение научно-исследо-

24

вательских, опытно-конструкторских и технологических работ, а также обязательства, возникающие на основе лицензионных договоров об использовании изобретений и других объектов «промышленной собственности», договоров о передаче ноу-хау, авторских договоров и договоров коммерческой концессии (франчайзинга) [5]. Однако данная система не в полной мере охватывает договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами, которые не являются лицензионными и имеют существенные различия с договорами традиционных классов, в связи с чем требуют определенного обособления и специального механизма правового регулирования. Основным критерием обособления указанных договоров является их направленность на использование результата интеллектуальной деятельности, а точнее, прав на него. В связи с тем, что не любой договор, в котором упоминаются результаты интеллектуальной деятельности и исключительные права, относится к рассматриваемому классу, необходимо отграничивать договоры, которые не имеют такой направленности, а имеют в качестве системообразующих иные критерии, в частности, обеспечительный характер, оказание юридических услуг, касающихся в том числе использования объекта, и др. Класс договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами входит в систему гражданско-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 25

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА правовых договоров как особый класс, что обусловлено не только особыми системными признаками данных договоров, но и специальным законодательством, регулирующим отношения в сфере интеллектуальной собственности (далее – ИС), в том числе договорные отношения, о чем свидетельствует принятие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс). В то же время данные договоры являются гражданско-правовыми, в связи с чем на них распространяются общие положения о договорах, обязательствах и сделках. Класс договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами в свою очередь представляет определенную систему, которая включает в себя виды и подвиды договоров, построенных по определенным критериям. Основным критерием классификации видится деление всех договоров рассматриваемого класса по направленности (цели договора). Цель каждого из указанных договоров состоит в использовании прав на результаты интеллектуальной и приравненной к ней деятельности. Аналогичную цель преследуют и договоры о создании результата интеллектуальной деятельности, поскольку создание самого объекта и его передача не имеют практического значения без передачи прав. При этом договоры рассматриваемого класса можно разделить на: – договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности (договоры заказа);

– договоры о предоставлении прав на использование результатов интеллектуальной и приравненной к ней деятельности на различных квалифицирующих условиях (лицензионные договоры). По своей сути это договоры, обременяющие исключительные права; – договоры об отчуждении исключительных прав. В целом, эти договоры можно определить как договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами, которые могут возникнуть лишь в отношении созданного объекта. Следует различать договоры, по которым передаются права с целью их использования, и иные предусмотренные гражданским законодательством договоры (договоры на оказание услуг, договоры, направленные на обеспечение исполнения обязательств, и др.), которые приобретают определенную специфику в связи с тем, что их предмет охватывает исключительные права, т. е. иные договоры, объектом второго рода которых также выступают исключительные права, но не имеющие в качестве системного признака направленность на их использование контрагентом по договору. Это касается договоров доверительного управления исключительными правами, договоров коллективного управления правами, договора поручения, комиссии, агентского договора (как договоров об оказании услуг), договора простого товарищества, брачного договора и др. По крайней мере, признак использования прав для данных

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

25


ap_06

21/5/08

14:43

Page 26

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА договоров не является квалифицирующим, хотя они и неразрывно связаны с договорами о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами. Систему договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами можно определить как единство упорядоченного множества гражданско-правовых договоров, имеющее в качестве системообразующего признака цель – использование прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации. До вступления в силу Кодекса российской науке была известна классификация договоров в сфере ИС по виду объекта интеллектуальных прав: – авторские договоры; – договоры об использовании смежных прав; – патентно-лицензионные договоры на объекты патентного права; – договоры об использовании прав на средства индивидуализации предпринимателей; – договоры об использовании прав на топологии интегральных микросхем; – договоры об использовании прав на селекционные достижения. Иногда в рамках данной классификации в качестве самостоятельных выделяют договоры коммерческой концессии (франчайзинга). В рамках перечисленных договоров осуществляется использование прав на уже созданные объекты. Кроме того, спецификой обладают и примыкающие к этому виду договоры о со-

26

здании охраняемых объектов. В их числе договоры авторского заказа (объектами которых являются произведения науки, литературы и искусства), договоры на выполнение научноисследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (в рамках которых могут создаваться объекты патентного права, топологии интегральных микросхем, селекционные достижения и др.). С договорами о распоряжении исключительными правами неразрывно связаны договоры, предусматривающие создание объектов интеллектуальных прав, на которые не в полной мере распространяется режим исключительных прав (квазиисключительные права [6]). В качестве таких объектов может выступать информация, содержащая результаты интеллектуальной деятельности, в частности секреты производства (ноу-хау). На данные объекты распространяется фактическая монополия их создателя, которая действует до тех пор, пока информация не становится доступной третьим лицам. В то же время в Кодексе в отношении секретов производства (ноу-хау) закреплен режим исключительных прав. Договоры о распоряжении исключительными правами могут быть классифицированы на виды и подвиды. Так, например, патентно-лицензионные договоры делятся на договоры об отчуждении исключительного права на соответствующие объекты и лицензионные договоры, которые в свою очередь подразделяются в зависимости от особенностей лицензии на исклю-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 27

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА чительные, неисключительные, принудительные, полные, открытые и др. Авторские договоры с учетом способов использования произведений именуются издательскими, постановочными, сценарными и т. п. Кроме того, они могут быть классифицированы по объектам прав (произведения науки, литературы, искусства, программы для ЭВМ, базы данных), способам использования, характеру прав, форме договора и т. д. Определяя систему договорных обязательств в сфере ИС, в качестве признака построения системы следует выделить направленность, результат договора и объект, на который передаются права. При этом с вступлением в силу Кодекса (включающего договоры, урегулированные действующим законодательством) необходимо говорить о новой системе договоров в сфере ИС, основанной на развитии и унификации законодательства в данной области, учитывающей не только признак объекта и особенности исключительных прав, но и направленность договора. Действовавшая до вступления в силу Кодекса система (в ее основе в качестве системного признака лежит вид результата интеллектуальной и приравненной к ней деятельности) охватывала договоры, предусмотренные разрозненными федеральными законами: – авторские договоры (договор о передаче исключительных прав, договор о передаче неисключительных прав, авторский договор заказа); – договор о передаче исключительных прав исполнителя;

– договор о передаче исключительных прав производителя фонограмм; – договор об уступке патента; – исключительную, неисключительную, принудительную, обязательную, открытую лицензии на использование запатентованных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, а также сублицензии; – договор об уступке товарного знака; – лицензионный договор о предоставлении права на использование товарного знака, а также сублицензионный договор; – договор о передаче исключительного права на топологию интегральной микросхемы; – договор о передаче права на использование топологии интегральной микросхемы; – лицензионный договор (исключительная или неисключительная лицензия) на использование селекционного достижения, открытую, принудительную лицензию на использование селекционного достижения, сублицензии. Наряду с указанными договорами в законодательстве упоминаются договор на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, договор доверительного управления исключительными правами, договор коммерческой концессии, а также субконцессии, договор простого товарищества, договор купли-продажи предприятия, договор аренды предприятия, договор доверительного управления предприятием, в состав которых могут входить исключительные права.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

27


ap_06

21/5/08

14:43

Page 28

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА Такое перечисление договоров в сфере ИС нельзя в полной мере назвать системой, поскольку в ней: во-первых, не содержится единого критерия классификации. В данной «системе» переплетаются разные признаки, нередко рассматриваемые как однопорядковые, в результате чего не может быть соблюдено построение по единым критериям на каждом системном уровне. Критерии, имеющие разнопорядковое значение, зачастую располагают различные договоры на одной ступени классификации, в связи с чем нельзя говорить о единой многоступенчатой системе, сочетающей в себе хотя и различные критерии, но позволяющие построить соподчиненную систему, от которой в свою очередь зависит правильный адекватный механизм правового регулирования договоров; во-вторых, отсутствует единая терминология для обозначения договоров, построенных по определенному признаку; в-третьих, не охвачены все возможные виды договорного использования исключительных прав и создания результатов интеллектуальной деятельности; в-четвертых, ограничивается принцип свободы договора: зачастую запрещается заключать договоры, по существу вполне правомерные, но не предусмотренные законодательством (например, ограничение использования авторских прав только авторскими договорами). Система договоров, основанная на развитии и унификации законодатель-

28

ства в сфере ИС (в ее основе лежит признак направленности, цели, результата договора), в которой признак наличия исключительных прав и определенного вида объекта рассматривается как вторичный, но имеющий также системообразующее значение, включает следующие договоры: – договоры об отчуждении исключительных прав. К ним относятся договоры об отчуждении исключительного права на: произведения науки, литературы и искусства; объекты смежных прав; объекты патентных прав; средства индивидуализации (товарный знак, коммерческое обозначение); селекционные достижения; топологии интегральных микросхем; секреты производства (договоры о передаче ноу-хау); – лицензионные договоры, включающие лицензии на предоставление прав на использование произведений науки, литературы и искусства, объектов смежных прав, объектов патентного права, товарных знаков, топологий интегральных микросхем, селекционных достижений; – договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности (договоры заказа), в том числе объектов исключительных прав (договор авторского заказа, договор заказа на создание отдельных объектов смежных прав, договор заказа на создание топологий интегральных микросхем, селекционных достижений, ноу-хау, в том числе обладающее признаками патентоспособности). Указанные договоры представляют собой договоры о создании резуль-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 29

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА татов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами; – иные договоры, взаимосвязанные с вышеназванными и входящие в число договоров в сфере ИС, объектом которых также могут выступать исключительные права, но не направленные на их использование контрагентом по договору. К ним относятся: – договор доверительного управления исключительными правами; – договор коллективного управления исключительными правами; – брачный договор; – договор простого товарищества; – договор залога; – сделки с предприятиями и др. Условия о правах на использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации могут содержаться в предварительных договорах, например, заключаемых в период регистрации объекта, в том числе в период временной охраны объекта патентного права*. Так, в случае подачи в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности заявки, удовлетворяющей требованиям действующего законодательства, у заявителя возникает право на приоритет объекта патентного права, товарного знака, но возникновение исключительного права будет подтверждено только при условии государственной регистрации объекта. В силу п. 2 ст. 1 Гражданского ко-

декса Российской Федерации «граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора». Таким образом, лицо, подавшее заявку, вправе передать право на получение охранного документа, подтверждающего наличие исключительных прав, другому лицу (право на получение патента). Патентное законодательство и законодательство о товарных знаках не содержат запрета на заключение договора и передачу заявителем своих прав и обязанностей, основанных на заявке, а в отношении объектов патентного права и селекционных достижений прямо предусматривают такое отчуждение (п. 3 ст. 1357, п. 3 ст. 1420 Кодекса). Согласно п. 6.4 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания (утверждены приказом Роспатента от 05.03.2003 г. № 32) «в случае уступки своего права на заявку иному лицу заявитель подает в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности заявление о внесении записи об изменении заявителя… Заявление подписывается заявителем и его правопреемником… В том случае, если заявление подписано только заявите-

* Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.03.2005 г. № А56-34369/04 был разрешен спор, возникший из предварительного договора об уступке прав на товарный знак. См.: СПС «КонсультантПлюс». ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

29


ap_06

21/5/08

14:43

Page 30

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА лем, к заявлению прилагается документ, подтверждающий передачу права, подписанный заявителем и его правопреемником… В случае соблюдения установленных требований заявитель и его правопреемник уведомляются о внесении в материалы заявки записи об изменении заявителя… Датой перехода права на заявку считается дата направления заявителю и его правопреемнику уведомления о внесении в материалы заявки записи об изменении заявителя». Спорным является вопрос о характере правоотношений при замене заявителя. Президиум Высшего арбитражного суда РФ в постановлении от 23.01.2001 г. № 5660/00 высказал позицию о том, что в случае замены заявителя на стадии процедуры регистрации заявки заявитель вступает в правоотношения, носящие публичный характер, и поэтому к ним не могут быть применены нормы гражданского законодательства*, а следовательно, такой договор нельзя рассматривать в качестве гражданско-правового. Однако с данной позицией нельзя в полной мере согласиться, поскольку право на подачу заявки (получение патента) носит гражданско-правовой характер и влечет возникновение гражданско-правовых отношений по поводу объекта ИС. Это право может быть передано другому лицу по гражданскоправовому договору. А в соответствии с Порядком передачи права на евра-

зийскую заявку или евразийский патент, утвержденным приказом Евразийского патентного ведомства № 2 от 18.012002 г., может быть заключен договор залога права на евразийскую заявку. Наряду с определением системных признаков, позволяющих объединить все договоры о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами, данные договоры могут быть классифицированы по различным основаниям, которые также имеют важное значение для определения особенностей правового регулирования. ЛИТЕРАТУРА 1. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. – М., 1998. 2. Иоффе О. С. Избранные труды по гражданскому праву. – М. : Статут, 2000. 3. Красавчиков О. А. Вопросы системы Особенной части ГК РСФСР. – Свердловск, 1957. 4. Романец Ю. В. Система договоров в гражданском праве России. – М. : Юристъ, 2001; СПС «Гарант». 5. Гражданское право. Т. II. Полутом 1 / под ред. Е.А.Суханова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М. : Волтерс Клувер, 2004; СПС «КонсультантПлюс». 6. Дозорцев В. А. Информация как объект исключительного права // Дело и право. – 1996. – № 4–5; СПС «КонсультантПлюс».

* См.: Вестник Высшего арбитражного суда РФ. – 2001. – № 6.

30

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 31

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ, СМЕЖНЫХ С АВТОРСКИМИ

И. ФАРШАТОВ, д-р юрид. наук, профессор кафедры гражданского права юридического факультета Башкирского государственного университета (г. Уфа)

I. Понятие, сфера действия смежных прав Часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) в гл. 71 «Права, смежные с авторскими» наряду с правами исполнителей, изготовителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания (ст.ст. 1303–1332) регламентирует права изготовителя базы данных (ст.ст. 1333–1336) и публикатора произведений науки, литературы и искусства (ст.ст.1337–1344). Положение изготовителя базы данных как лица, проделавшего техническую работу по сбору, обработке и расположению полезных для использования материалов, принципиально отличается от автора так называемого составного произведения, т. е. произведения, представляющего собой подбор или расположение материалов, предусмотренного подпунктом 2 п. 2 ст. 1259 Кодекса и относящегося к одному из видов творческого труда (к примеру, сборники научных статей, выдержки из нормативно-правовых

актов по отдельным видам хозяйственной деятельности, судебные решения, правила расчетов и т. д.). По смыслу же ст. 1333 Кодекса очевидно, что изготовитель, создавая базу данных, занимается только технической работой по сбору и расположению материалов без элементов творчества. Видимо, законодатель исходил из необходимости выделения особой охраны (и защиты) прав изготовителей, баз данных, основанных на выполнении технических работ. Права публикатора на произведения науки, литературы и искусства выделены в Кодексе в связи с необходимостью публикации произведений, ранее не обнародованных и перешедших в общественное достояние либо находящихся в общественном достоянии в силу того, что они не охранялись авторским правом. Перечисленные выше виды прав относятся к правам, смежным с авторскими. Слово «смежный» означает «расположенный рядом», «в непосредст-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

31


ap_06

21/5/08

14:43

Page 32

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА венной близости» и выражает место нахождения правовых норм, регулирующих рассматриваемые отношения, в сравнении с нормами, регламентирующими авторские. Такая непосредственная близость вытекает из органических и функциональных связей авторских прав на произведения науки, литературы и искусства со смежными правами. Органические связи характеризуются наличием общих признаков. Авторское право и смежные права являются видами интеллектуальной собственности, много общего у них и в результатах интеллектуальной деятельности; в ряде объектов смежных прав содержатся элементы творчества. Функциональные связи – это действия; развитие этих институтов на основе принципов: исключительности прав, моральной, материальной заинтересованности в создании и использовании произведений, неотчуждаемости личных неимущественных прав, сочетания личных интересов с интересами общества. Очевидно влияние этих принципов и на формирование таких взаимосвязанных, взаимозависимых правовых норм, как охрана, защита субъективных прав, ответственность в формах возмещения убытков, компенсаций. Права, смежные с авторскими, производны от прав первоначального творца, создателя произведений науки, литературы и искусства1. Смежные права – «продукт» (ре-

зультат) органического и функционального развития авторских прав в связи с объективными и постоянно растущими потребностями в реализации результатов творческого труда, доведении их до широкого круга читателей, слушателей и зрителей путем исполнений, постановок, распространения фонограмм, организации сообщений, передач через эфир, кабельное вещание. Вышеназванные исполнения, постановки, сообщения и др. приобретают правовые формы (к примеру, передачи «Отзвуки театра», «Отрывки из постановок», выступления известных певцов) и обеспечивают доступность к произведениям науки, литературы и искусства с использованием разнообразных популярных форм, видов, жанров, технических средств исполнений. Отмеченные выше потребности в использовании результатов творческого труда (естественно, с учетом спроса, предложений) и породили множество форм их реализации в жизни; поэтому-то смежные права являются производными от авторских. Производность смежных прав означает их зависимость от первоначальных авторских прав, за некоторыми исключениями. Эта зависимость выражается в неизменности учета требований закона об исключительности прав, соблюдении имущественных и неимущественных прав и интересов. К независимости смежных прав относятся случаи использования про-

1 См.: Сергеев А. П. Авторское право // Гражданское право: Учебник. – М.: Проспект, 2006. – Т. 3. – С. 203; Зенин И. А. Авторское право и смежные права // Гражданское право: Учебник. – М.: Волтерс Клувер, 2004. – Т. 1. – С. 674.

32

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 33

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА изведений, не охраняемых нормами авторского права, перешедших в общественное достояние (ст. 1282 Кодекса). II. Право на исполнение Статьи 1313–1321 Кодекса посвящены правам на исполнение. Исполнителем признается гражданин, творческим трудом которого осуществляется исполнение, – артист-исполнитель (актер, певец, музыкант, танцор, другое лицо, которое воплощает (играет) роль, читает, декламирует, играет на музыкальном инструменте или иным образом участвует в исполнении произведения…), а также режиссерпостановщик, дирижер, которые приравниваются к исполнителям (ст. 1313 Кодекса). Важнейшая характерная черта исполнительской деятельности – наличие в ней элементов творчества, не относящихся к процессу создания произведения, а творчеству, связанному с особенностями процесса исполнения (выбор места исполнения, оборудования сцены, мест съемок, одежды; манеры поведения исполнителя; допустимость и пределы импровизаций; музыкальные, шумовые сопровождения; выбор инструментов, тональности, ритма исполнения – относительно музыкальных произведений). Все это, а также другие материальные, социально-психологические и нравственные основы образуют элементы творчества. Исполнителю принадлежат: право авторства (при наличии возможностей воспроизведения), право на имя,

право на неприкосновенность исполнения и исключительность прав. При этом исполнитель осуществляет свои права с соблюдением прав авторов исполняемых произведений. Перечисленные права требуют некоторых пояснений: 1) чтобы обладать правом на исполнение произведения, необходимо предварительное согласие автора, создавшего первоначально это произведение, вытекающее из исключительности прав. Это требование изложено в п. 3 ст. 1315 Кодекса:«Исполнители осуществляют свои права с соблюдением прав авторов исполняемых произведений». Кроме того, подпункт 6 п. 2 ст. 1270 Кодекса («Исключительное право на произведение») особо выделяет: автору произведения принадлежит исключительное право «на публичное исполнение произведения, то есть представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения…), а также показ аудиовизуального произведения… в месте, открытом для свободного посещения…»; 2) исполнитель обладает правом на вознаграждение. Этого выражения нет в ст. 1315 Кодекса («Права исполнителя»). Отсутствие этой формулировки не восполняется фразой «исполнителю принадлежит исключительное право…». В ст.ст. 1229, 1270 Кодекса, посвященных исключительным правам, нет ни одного слова, касающегося прав авторов на вознаграждение. Исключительное право, в принципе, предполагает и право на воз-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

33


ap_06

21/5/08

14:43

Page 34

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА награждение. Но последнее столько значимо в процессе охраны, защиты прав авторов и должно было быть предусмотренным особо. В ст. 37 «Право исполнителя» ранее действовавшего Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» (от 9 июля 1993 г.) специально было выделено «право на использование исполнения или постановки в любой форме, включая право на получение вознаграждения за каждый вид использования исполнения или постановки…». Отсутствие в ст. 1315 права исполнителя на вознаграждение является весьма существенным пробелом гл. 71 Кодекса. Этот пробел восполняется: а) положениями Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Рим, 26 октября, 1961 г.), вступившей в силу для России 26 мая 2003 г.2 В частности, в Конвенции предусматривается охрана, предоставляемая исполнителям, которая включает возможность предотвратить: – передачу в эфир или сообщение для всеобщего сведения их исполнения, осуществляемые без их согласия, за исключением случаев, когда это исполнение, использованное для передачи в эфир или сообщения для всеобщего сведения, само по себе уже было передано в эфир или осуществлено с помощью записи;

– запись без их согласия исполнения, которое не было предметом записи; – воспроизведение без их согласия записи их исполнения; б) постановлением Правительства РФ от 17.05.1996 г. № 614 «О ставках вознаграждения исполнителям за некоторые виды использования исполнения (постановки)3; в) разъяснениями и указаниями, изложенными в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 19.06.2006 г. № 15«О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах»4. В п. 29 указанного постановления предусмотрено: «Исполнителям в отношении их исполнений или постановок принадлежат исключительные смежные права: личные неимущественные – право на имя, право на защиту исполнения или постановки; имущественные – право на использование исполнения или постановки в любой форме, включая право на получение вознаграждения за каждый вид использования исполнения или постановки… Это означает, что использование исполнения или постановки допускается при условии выплаты исполнителю вознаграждения. Право на получение вознаграждения является неотъемлемой частью исключительного права исполнителя на использование исполнения или поста-

2 Бюллетень международных договоров. – 2005. – № 7. 3 Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 21. – Ст. 2529. 4 Бюллетень Верховного суда РФ. – 2006. – № 8.

34

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 35

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА новки, и невыполнение этого требования должно квалифицироваться судами как нарушение смежных прав. Исполнитель имеет исключительное право использовать и разрешать использовать исполнение путем воспроизведения. Это право он может передать по договору производителю фонограммы либо организации эфирного или кабельного вещания. В таком случае договор производителя фонограммы либо организации эфирного или кабельного вещания с исполнителем должен устанавливать объем переданных прав. При этом следует учитывать, что прямо не переданные права исполнителя считаются непереданными». Положения приведенных выше актов актуальны, и они весьма действенны. Ими следует руководствоваться при решении вопросов о взыскании сумм вознаграждения при нарушении как авторских прав, так и прав исполнителей, либо при одновременном нарушении этих прав. Но сами гражданские дела, связанные с взысканием сумм вознаграждения, являются сложными (в исследовании обстоятельств дела) и запутанными порой из-за невозможностей установления виновных-ответчиков (вследствие нерасторопности, небрежности самих заинтересованных в деле авторов и исполнителей). Общественная организация «Российское авторское общество» (далее – РАО) обратилась в Арбитражный суд Ставропольского края с иском к Кавминводскому фонду «Футбольный клуб Машук-КВМ» (далее – футбольный

клуб) и благотворительному фонду поддержки и развития социальных и культурно-просветительных программ «Содружество» (далее – фонд) о взыскании компенсации в размере 380 тыс. руб. за нарушение авторских прав во время проведения концерта (24 мая 2005 г.) на стадионе «Центральный» в г. Пятигорске. Впоследствии РАО уменьшило размер иска до 190 тыс. руб. и просило взыскать эту сумму с футбольного клуба как владельца площадки, на которой во время проведения концерта исполнялись музыкальные произведения, являющиеся объектами авторских прав; от иска к благотворительному фонду РАО отказалось (как выяснилось в дальнейшем, ошибка была допущена на этой стадии). Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 31 октября 2006 г. в иске РАО к футбольному клубу было отказано, а производство по делу в отношении фонда прекращено в связи с отказом от иска. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановлением от 30 апреля 2007 г. указанное решение отменил и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В заявлении, поданном в Высший арбитражный суд РФ, о пересмотре постановления суда кассационной инстанции от 30 апреля 2007 г. в порядке надзора футбольный клуб просил его отменить, ссылаясь на неправильное применение ст. 49 Закона РФ от 09.07.1993 г. № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (далее –

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

35


ap_06

21/5/08

14:43

Page 36

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА Закон об авторском праве) (см. также ст.ст. 1252, 1301 Кодекса) и п. 22 Положения о минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства, утвержденного постановлением Правительства РФ от 21.03.1994 г. № 218, и оставить в силе решение суда первой инстанции от 31 октября 2006 г. Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлении представителя истца, суд счел, что заявление футбольного клуба подлежит удовлетворению (т. е. об отказе РАО в иске к клубу) по следующим основаниям. Футбольный клуб и фонд заключили договор от 6 мая 2005 г., по условиям которого стадион «Центральный» сроком на 10 дней был передан фонду для проведения 24 мая 2005 г. концерта в рамках акции «Россия без наркотиков». Исключительные права на произведения, исполненные участниками концерта, принадлежат ООО «Первое музыкальное издательство», которое на основании договоров от 24 сентября 1996 г. и от 22 мая 2005 г. поручило РАО (истцу) управление на коллективной основе имущественными правами на исполнение музыкальных произведений, включая право выдавать разрешения (лицензии) на их использование, в том числе на публичное исполнение, собирать вознаграждение, причитающееся по таким лицензиям, а в случае нарушения имущественных прав авторов обращаться с иском в суд.

36

Осуществленной представителем РАО видеозаписью концерта от 24 мая 2005 г. подтверждено исполнение 19 произведений, являющихся объектами авторского права. На даты заключения договора (6 мая 2005 г.) и проведения концерта (24 мая 2005 г.) ни фонд, ни футбольный клуб не имели лицензии на публичное исполнение произведений; вознаграждение авторам выплачено не было. В исковом заявлении РАО указало, что футбольный клуб (владелец площадки, на которой проводилось публичное исполнение произведений) нарушил авторские права, поэтому обязан выплатить компенсацию за допущенные нарушения. Возражая против иска, футбольный клуб привел следующие доводы: он не организовывал и не осуществлял публичное исполнение произведений; на момент проведения концерта он не являлся владельцем площадки, на которой проходило публичное исполнение произведений. Суд первой инстанции согласился с доводами ответчика, признав недоказанным факт правонарушения с его стороны. Организатором концерта суд признал ООО «Концертный Тур», заключившее с фондом договор от 25 апреля 2005 г., по которому фонд обязался нести расходы, связанные с проведением концерта, в том числе выплатить авторское вознаграждение. По мнению суда, фонд являлся владельцем площадки, поскольку на основании договора с футбольным клубом от 6 мая 2005 г. получил ее во временное владение и пользование.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 37

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, признал владельцем площадки, на которой проходило публичное исполнение произведений без разрешения правообладателя, футбольный клуб, поэтому невыплата вознаграждения за использование произведений, по мнению суда, является нарушением авторских прав и основанием для взыскания с клуба компенсации. Этот вывод суда кассационной инстанции не соответствует обстоятельствам дела и представленным доказательствам (в том числе видеозаписи концерта), а также свидетельствует о неправильном применении судом действующего закона. Согласно п. 2 ст. 16 Закона об авторском праве(см. также ст. 1270 Кодекса) исключительные права автора на использование произведения означают право осуществлять или разрешать перечисленные в данной статье действия. В соответствии с п. 3 ст. 31 указанного Закона вознаграждение определяется в авторском договоре в виде процента от дохода за соответствующий способ использования произведения или, если это невозможно осуществить в связи с характером произведения или особенностями его использования, в виде зафиксированной в договоре суммы либо иным образом. Лица, осуществляющие или организующие публичное исполнение произведений без разрешения правооб-

ладателя (авторский договор представлен не был) и не выплатившие соответствующее вознаграждение авторам (и исполнителям), являются нарушителями исключительных прав. Поскольку стадион (место проведения концерта) на основании договора от 6 мая 2005 г. выбыл из владения футбольного клуба, то последний не мог быть признан лицом, организовавшим публичное исполнение произведений, и плательщиком авторского вознаграждения и, следовательно, не мог быть привлечен к ответственности5. Исковые требования РАО к футбольному клубу были оставлены без удовлетворения. III. Право на фонограмму В отличие от исполнений изготовление фонограмм является технической работой без элементов творчества, т. е. это – запись звуков (на пленке, диске и др.) исполнений (постановок, словесных выступлений, песен, опер, оперетт, симфонической музыки, ораторий), других звуков (пение птиц в майском лесу, шум морского прибоя, летнего дождя, смех младенца на ласки матери) либо отображений этих звуков через исполнителейподражателей с целью публичного исполнения, сообщения в эфир, распространения и др. При решении организационных вопросов в отношении фонограмм неизменным остается требование закона о соблюдении прав авторов произведений и прав исполнителей. Только

5 Вестник Высшего арбитражного суда РФ. – 2007. – № 12.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

37


ap_06

21/5/08

14:43

Page 38

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА в этом случае изготовитель фонограммы обладает исключительным правом на ее использование способами, изложенными в п. 2 ст. 1324 Кодекса. Наряду с исключительным правом изготовитель фонограммы обладает правом на указание на экземплярах фонограммы или их упаковке своего имени, правом на защиту фонограммы от искажений при ее использовании, правом на обнародование фонограммы (делать фонограмму доступной для всеобщего сведения) (п. 1 ст. 1323 Кодекса). Публичное исполнение фонограммы (воспроизведение записи), опубликованной в коммерческих целях, допускается без разрешения правообладателей, но с выплатой им вознаграждения (ст. 1326 Кодекса). В данной статье не предусмотрены вопросы, связанные с основаниями определения размера вознаграждения, а лишь говорится о сборах вознаграждения с пользователей (насколько разумна и эффективна такая система?) и по-

рядке распределения собранных сумм между исполнителями и производителями фонограмм. Согласно ст. 1326 Кодекса допускается использование фонограммы без выплаты вознаграждения, если оригинал или экземпляры правомерно опубликованной фонограммы введены в гражданский оборот на территории России путем их продаж или иного отчуждения (дарение, безвозмездная передача). Приведенные выше требования правовых норм относительно изготовления, использования и распространения фонограмм не отражают положение дел в этой области на практике. В Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм (Женева, 29 октября 1971 г.), вступившей в силу для России 13 марта 1995 г.6, отмечается, что государства-участники озабочены «все возрастающим распространением незаконного воспроизводства фонограмм и наносимым в результате этого ущербом интересам авторов, артистов-исполнителей и производителей фонограмм…». Россия в последние годы занимает одно из ведущих мест среди других стран по изготовлению и распространению пиратской аудиовизуальной продукции, фонограмм. По данным Международной федерации производителей фонограмм, объем пиратской продукции в нашей стране за 2006– 2007 гг. вырос на 30%. Порядка 60%

6 Бюллетень международных договоров. – 1996. – № 8.

38

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 39

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА российского аудиовидеорынка представлено контрафактной продукцией. Убытки государства в связи с недополучением налогов составляют около 3 млрд. руб. Правительством РФ, естественно, принимаются конкретные меры по борьбе с этим злом (и это очевидно!). Значительно ужесточены меры гражданско-правовой, административной ответственности. Увеличилось количество уголовных дел, доведенных до суда по ст. 146 Уголовного кодекса Российской Федерации («Нарушение авторских и смежных прав»). Сотрудниками правоохранительных и иных органов регулярно проводятся оперативно-розыскные, планово-предупредительные, воспитательные мероприятия. Повысилась эффективность работы Российского авторского общества. Кроме того, 27 марта 2007 г. Правительством РФ было принято постановление7, дополняющее Правила продажи отдельных видов товаров…, утвержденные постановлением Правительства РФ от 19.01.1998 г. № 55. Указанное постановление запрещает продажу аудиовизуальных произведений, фонограмм с использованием лотков и палаток. Предусмотрена их реализация только в специализированных торговых точках, магазинах, имеющих соответствующие лицензии (что неизбежно повлечет повышение цен). Должна быть предоставлена возможность для предварительной проверки качества приобретаемых эк-

земпляров аудиовизуальных произведений и фонограмм. Однако ситуация в данной сфере продолжает оставаться сложной. Права авторов и исполнителей, нарушенные в процессе изготовления и распространения фонограмм, во многих случаях своевременно и в полном объеме не восстанавливаются, а порой и вовсе не защищаются. Дела в судах неоднократно пересматриваются, процессы затягиваются вследствие несвоевременного и ненадлежащего оформления договоров, нарушения сроков предъявления претензий. Индивидуальный предприниматель М.И. обратился в Арбитражный суд г. Москвы к ООО «Пурпурный легион» с иском о взыскании компенсации в размере 500 тыс. руб. за нарушение авторских прав на тексты ряда песен, созданных в результате творческого труда авторов С.В. и Р.С. и других (всего в интересах 32 авторов песен). Суд до принятия решения удовлетворил ходатайство истца об увеличении заявленного в исковых требованиях размера компенсации до 3 млн. руб. К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены авторы произведений, исполняемых группой «Мираж», – С.В., Р.С., Л.А., а также РАО, ООО «Издательство Джем», ООО «СДРВ», Центр досуга «Союз». Решением Арбитражного суда г. Москвы от 9 марта 2005 г., оставлен-

7 Собрание законодательства РФ. – 2007. – № 14. – Ст. 1697.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

39


ap_06

21/5/08

14:43

Page 40

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА ным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 7 июня 2005 г., исковые требования истца были удовлетворены в полном объеме. Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 23 августа 2005 г. вынесенные судебные акты оставлены без изменения. Постановлением Высшего арбитражного суда РФ от 14 февраля 2006 г. № 11997/05 все судебные акты по делу отменены, и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. По результатам нового рассмотрения дела решением Арбитражного суда г. Москвы от 28 декабря 2006 г. в удовлетворении исковых требований было отказано; произведен поворот исполнения решения суда8 от 9 марта 2005 г.: с предпринимателя М.И. в пользу ООО «Пурпурный легион» взыскано 526 600 руб., из них на ком-

пенсацию за нарушение авторских прав – 500 тыс. руб., госпошлину – 11 600 руб., расходы на оплату юридических услуг – 15 тыс. руб. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 19 марта 2007 г. решение от 28 декабря 2006 г. было отменено, с ООО «Пурпурный легион» в пользу предпринимателя М.И. взыскана компенсация в размере 90 тыс. руб., в удовлетворении остальной части исковых требований отказано, принято решение о распределении судебных расходов по оплате госпошлины, а также о повороте исполнения решения суда от 9 марта 2005 г. Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 29 июня 2007 г. постановление от 19 марта 2007 г. оставлено без изменения. Суд установил, что один из авторов песен (Р.С.), записанных на фонограмму, воспроизведенную на спорном компакт-диске, не передавал свои права по договору от 14 января 1994 г. № 1 на создание, тиражирование и реализацию продукции создателю и производителю фонограмм. При таких обстоятельствах суд признал, что нарушены права указанного автора и лица, которому этот автор передал свои права по договору, и в соответствии со ст. 49 Закона об авторском праве (см. также ст.ст. 1252, 1290 Кодекса) взыскал с ответчика компенсацию с учетом всех представ-

8 В порядке поворота исполнения решения суда ответчику возвращается все то, что было с него взыскано в пользу истца по отмененному решению (деньги, определенные предметы) – ст. 443 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

40

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 41

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА ленных доказательств, обстоятельств дела, в том числе его вины. Довод заявителя о том, что создание, реализация и распространение компакт-дисков осуществлялись также без согласия другого автора песен (С.В.), был отвергнут судом с учетом толкования условий договора от 14 января 1994 г. № 1. Доводы заявителя касаются фактических обстоятельств дела, установленных судом, и не являются основанием для передачи дела в Президиум Высшего арбитражного суда РФ для пересмотра в порядке надзора. Постановление суда от 19 марта 2007 г. оставлено без изменения. В определении Высшего арбитражного суда РФ от 17 октября 2007 г. №11997/05 отмечено: удовлетворяя исковые требования о взыскании компенсации за нарушение авторских прав, суд исходил из того, что автор песен, записанных на фонограмму, воспроизведенную на спорном диске, не передавал свои права на создание, тиражирование и реализацию продукции создателю и производителю фонограмм9. IV. Права организаций эфирного и кабельного вещания Организацией эфирного или кабельного вещания признаются государственные, коммерческие юридические лица,осуществляющие сообщение в эфир или по кабелю радиои телепередач в формах звуков (слов) и (или) изображений в их сочетании

или без такового в целях удовлетворения информационных, культурнопросветительских, иных потребностей населения (ст. 1329 Кодекса). Статья 1330 Кодекса выделяет исключительное право организации эфирного или кабельного вещания на сообщение радио- или телепередач посредством их записи, воспроизведения, распространения, ретрансляция и т. д. Определяющим в этой статье является положение о том, что «организации эфирного и кабельного вещания осуществляют свои права с соблюдением прав авторов произведений, прав исполнителей, а в соответствующих случаях – обладателей прав на фонограмму и прав других организаций эфирного и кабельного вещания на сообщения радио- и телепередач». Вопросам организации эфирного и кабельного вещания в Кодексе посвящены четыре статьи (1329–1332). Можно ли рассчитывать, что эти статьи обеспечат оптимальную правовую регламентацию отношений в рассматриваемой сфере? Можно ли надеяться на то, что при возникновении спора между вещательной организацией и автором по поводу использования его произведения все ответы будут найдены в этих четырех статьях? Анализ законодательства и практики рассмотрения дел в судах показывает, что нельзя. Эти статьи займут лишь место «почетного караула», а споры будут рассматриваться на основе постановлений Правительства РФ, правил,

9 См.: СПС «Гарант», 2008.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

41


ap_06

21/5/08

14:43

Page 42

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА инструкций, принятых, как правило, на уровне самих же вещательных организаций, а в лучшем случае – исходя из разъяснений Пленума Верховного суда РФ. В сфере вещания по радио и телевидению различия в организации передач столь значимы, что требуют особых правовых форм, разных материальных затрат. Столь же очевидны различия и в организации передач в сфере вещания по кабелю. Работу организаций эфирного и кабельного вещания нельзя сводить только к сообщениям в эфир или по кабелю радио- или телепередач (ст. 1329 Кодекса). Даже в широком смысле слова понятие «сообщение» не охватывает содержание и характерные черты вещания по радио и телевидению. Содержательные элементы здесь характеризуются следующими этапами: 1) планирование передач, составление программ. Эта стадия работ относится к внутрихозяйственным трудовым отношениям. И, на первый взгляд, требовать их регулирования через гражданско-правовые нормы нет оснований. Тем не менее вопросы планирования через соблюдение принципов охраны интересов радиослушателей и телезрителей должны найти отражение в статьях Кодекса, других законодательных актах в сфере массовых коммуникаций. В правовых нормах можно было бы отразить рациональное сочетание передач и рекламы; правовые меры воздействия на злоупотребление рекламными бло-

42

ками, задержкой и перенесением по времени актуальных передач. Население пока еще не в состоянии как-то повлиять на качество, актуальность, своевременность передач. Крайнюю озабоченность вызывают телепередачи, связанные с жесткостью и насилием; 2) организационно-подготовительная работа: приглашение и предварительная работа (репетиции) с выступающими, исполнителями, заключение договоров с авторами и исполнителями, подбор музыкальных произведений, фонограмм, редактирование текстов выступлений и др. На этом этапе правовое значение имеют соблюдение прав и законных интересов авторов, исполнителей, других лиц (ученых, политических деятелей и др.), формы и содержание заключаемых договоров; 3) непосредственная передача постановок, исполнений, выступлений, сообщений через эфир и кабельное вещание. Правовое значение (возможность закрепления в нормах права) этого этапа выхода радио- и телепередач в эфир заключается в соблюдении по времени предварительно составленных программ, установленных ограничений по рекламе, высокого уровня качества передаваемых звуков и изображений. Возможность изменений в программе вещания должна быть доведена до сведения слушателей и зрителей (как рекомендация) не позднее 24 часов до начала передач. Недопустимо (как рекомендация) прерывание рекламой новостей, последних известий, кинофильмов, важ-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 43

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА нейших спортивных соревнований (мирового уровня), передач на религиозные темы, передач, связанных с идейно-воспитательной работой среди молодежи, здравоохранением, законностью и правопорядком и др.; 4) анализ проведенных радиои телепередач с точки зрения соблюдения требований программ, ограничений в рекламе, качества изображений и звуков; 5) выплата соответствующего вознаграждения авторам, исполнителям, владельцам фонограмм, иным участникам передач (ученым, писателям, композиторам, политическим деятелям и др.) в установленные в гражданско-правовых договорах сроки. Следует отметить, что большинство споров в рассматриваемой сфере связано с выплатой вознаграждения авторам, исполнителям и владельцам фонограмм. Встречаются также иски, предъявляемые в связи с нарушениями исключительных прав теле-, радиостудий; споры, вытекающие из незаконной трансляции передач. Российское авторское общество (РАО) в интересах группы авторов – членов РАО обратилось в суд с иском к гр. К. о взыскании денежной компенсации за нарушение авторских прав, сославшись на следующие обстоятельства. 17 октября 2004 г. в помещении ресторана, в котором гр. К. осуществляет предпринимательскую деятельность по организации питания и досуга населения, были публично исполнены музыкальные произведения, содержащиеся в программных блоках радиостанции «Европа плюс», без над-

лежащего оформления соглашения с авторами использованных произведений. Решением городского суда от 20 мая 2005 г., оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, в удовлетворении исковых требований РАО было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ решение городского суда, определение Верховного суда республики (субъекта РФ) и постановление Президиума Верховного суда республики (субъекта РФ) отменила, направила дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение, указав на допущенные судами существенные нарушения норм материального права.

В силу п. 2 ст. 49 Закона об авторском праве обладатели исключительных прав вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения (см. также ст.ст. 1301, 1311 Кодекса). Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении заявленных

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

43


ap_06

21/5/08

14:43

Page 44

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА исковых требований, суд пришел к выводу, что гр. К. не осуществлялось незаконное публичное исполнение музыкальных произведений, посетителям ресторана была лишь предоставлена возможность прослушивания программ эфирного вещания радиостанции «Европа плюс». С таким выводом согласились суды кассационной и надзорной инстанций. Между тем согласно ст. 4 Закона об авторском праве (см. также ст. 1270 Кодекса) «публичной показ, публичное исполнение или сообщение для всеобщего сведения – любые показ, исполнение или сообщение произведений, фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания непосредственно либо с помощью технических средств в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимаются ли произведения, фонограммы, исполнения, постановки, передачи организаций эфирного и ка-

бельного вещания в месте их сообщения или в другом месте…». Использование исполнения допускается при условии выплаты исполнителю вознаграждения. Право на получение вознаграждения является неотъемлемой частью исключительного права исполнителя на использование исполнений, и невыполнение этого требования должно квалифицироваться как нарушение смежных прав. Установлено, что трансляция передач радиостанции «Европа плюс» осуществлялась в помещении ресторана с использованием технических средств (музыкального центра) не для личного, а для коллективного прослушивания. Суд не принял во внимание то обстоятельство, что публичное использование гр. К. музыкальных произведений, транслируемых радиостанцией «Европа плюс», без заключения соответствующих договоров с авторами этих произведений либо лицензионных соглашений с РАО в силу закона является неправомерным10.

10 Бюллетень Верховного суда РФ. – 2007. – № 10. – С. 16.

44

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 45

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПЕРЕДАЧИ ПРАВ НА ТРАНСЛЯЦИИ СПОРТИВНЫХ СОРЕВНОВАНИЙ

Я. БАШЛЫКОВ, начальник отдела правовой и кадровой работы ГУМО Дирекция по организации и проведению спортмероприятий (Москва)

На сегодняшний день в мире существует около ста известных спортивных каналов, которые составляют сетку своего вещания исключительно из телетрансляций спортивных событий, сопряженных с их аналитикой. Еще более многочисленны интернет-ресурсы, предоставляющие с помощью программных декодеров возможность наблюдать за интересующими спортивными событиями. В нашей стране, к примеру, доход Российской Футбольной ПремьерЛиги от продажи прав на телевизионный показ матчей чемпионата России по футболу составил за сезон 2007 г. $14 млн., а на перспективу обозначена сумма-ориентир в $200–300 млн.1 Доход немецкой Бундеслиги от реализации прав на показ чемпионата Германии по футболу составил в 2007 г. $650 млн. В пяти ведущих национальных футбольных чемпионатах Европы (Англии, Испании, Италии, Германии, Франции) львиную долю клубам при-

носит такая статья дохода, как поступления от реализации указанных выше прав. Например, в итальянской Серии А (высший дивизион Итальянского футбольного чемпионата) три четверти совокупной прибыли клубов составляет доход от продажи прав на телетрансляции матчей. Клубы испанской Примеры находятся на самоокупаемости за счет реализации прав на телетрансляции, несмотря на огромнейшие трансферные расходы. В свете вышеизложенного излишне говорить об актуальности правового регулирования исследуемой в настоящей статье области общественных отношений, а именно правовой стороны передачи прав на телетрансляции спортивных соревнований. К слову, теория содержит недостаточное количество работ, анализирующих такую область гражданского права, как интеллектуальная собственность, через призму передачи прав на телетрансляцию стихийного события, к примеру,

1 Подробнее см. на официальном сайте Российского футбольного союза: www.rfs.ru

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

45


ap_06

21/5/08

14:43

Page 46

ТОЧКА ЗРЕНИЯ спортивного соревнования. Так, если, например, у театральной постановки есть сценарий, в рамках которого строится игра актеров, то у спортивного соревнования сценария нет, события непредсказуемы, это в чистом виде импровизация со стороны спортсменов. Как отмечает Ю. Федорова, «вопросы, связанные с использованием объектов права интеллектуальной собственности… требуют глубокой теоретической проработки. И если комплексному исследованию этих вопросов уже уделялось внимание ученых, то применительно к отдельным сферам творческой деятельности они изучены недостаточно подробно. Одной из таких сфер является театральная деятельность…»2. Другой такой областью, по нашему мнению, безусловно, является спорт. Однако, дойдя до анализа телетрансляции театрального представления, Ю. Федорова уходит в сторону, считая, что «говорить об использовании в сфере создания и показа спектаклей передач организаций эфирного или кабельного вещания… не приходится»3. А если, наоборот, говорить об использовании спектакля как объекта показа со стороны организации эфирного или кабельного вещания? На наш взгляд, никто не берется рассуждать на эту тему потому, что

сами понятия «право на телетрансляцию» и «право на сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания)» – это не совсем одно и то же. Первое понятие более широкое, причем нигде в отечественном законодательстве не прописанное. Второе понятие содержится в части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) и касается регулирования сообщения в эфир результата интеллектуальной деятельности, созданного ранее (заранее), поэтому оно и включено в § 4 «Право организаций эфирного и кабельного вещания» гл. 71 «Права, смежные с авторскими» Кодекса. Об объекте охраны смежных прав организаций эфирного или кабельного вещания говорил и А. Туркин4, когда Кодекс был лишь в проекте. Его рассуждения коснулись международного регулирования трансляции. В Федеральном законе «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»от 04.12.2007 г. № 329-ФЗ5 (далее – ФЗ «О спорте») отсутствует определение понятия «трансляция», хотя по идее оно должно содержаться либо в ст. 2 «Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе», либо в ст. 20 «Организация и проведение физкультурных мероприятий, спортивных мероприятий».

2 Федорова Ю. Объекты права интеллектуальной собственности в сфере театральной деятельности // ИС. Авторское право и смежные права. – 2007. – № 11. – С. 9. 3 Там же, с. 10. 4 Туркин А. Смежные права организаций эфирного и кабельного вещания. Объект охраны // ИС. Авторское право и смежные права. – 2006. – № 7. – С. 45–48. 5 См.: Российская газета. – 2007. – 8 дек.

46

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 47

ТОЧКА ЗРЕНИЯ В п. 4 ст. 20 сказано, что «организаторам физкультурных мероприятий и (или) спортивных мероприятий принадлежат исключительные права на их освещение посредством трансляции изображения и (или) звука мероприятий любыми способами и (или) с помощью любых технологий, а также посредством осуществления записи указанной трансляции и (или) фотосъемки мероприятий». Данную норму сложно назвать определением термина «трансляция», так что остается руководствоваться понятийным аппаратом Кодекса. Статьи 1329 и 1330 Кодекса дают определение понятия организации эфирного или кабельного вещания, а также того явления, которое, на первый взгляд, является определением термина «теле- или радиотрансляция». Так, согласно ст. 1329 Кодекса «организацией эфирного или кабельного вещания признается юридическое лицо, осуществляющее сообщение в эфир или по кабелю радиоили телепередач (совокупности звуков и (или) изображений или их отображений)». В итоге мы имеем особый субъект правоотношений, причем только данный субъект может осуществлять трансляцию и обладать смежным правом на нее. Справедливо возникает вопрос: а какое же право на радиои телетрансляцию имеют организаторы спортивных соревнований? Смежное право им не позволяет Кодекс. Тогда авторское? Тоже нет, ведь соревнование – это не произведение. Од-

нако первичное право на трансляцию соревнований в силу п. 4 ст. 20 ФЗ «О спорте» принадлежит их организаторам. Это положение представляется справедливым, но где же теоретическая проработка данного права, в соответствии с какими договорами организатор соревнования может его отчуждать? Эти вопросы – из области риторических, поскольку прямого ответа на них действующее законодательство не содержит. По мнению И. Тулубьевой и В. Осипова, «статьи 1322–1329 Кодекса и другие к субъектам смежных («смежных с авторскими») прав относят изготовителя видеозаписи, т. е. лицо, осуществившее фиксацию изображения со звуком или без звука, что противоречит основным понятиям авторского права и смежных прав»6. В самом деле, какая же здесь смежность, если, например, у спортивного события, транслируемого по телевидению, отсутствует автор? Или законодатель предлагает считать спортсменов авторами «произведения спортивного искусства»? Может, это и близкое к истине утверждение, но снова не нашедшее регламентации в законодательстве. У спортивного соревнования есть обладатель исключительного права на его трансляцию, но не автор, здесь нет режиссера-постановщика, владеющего правом авторства (как в случае с театральной постановкой), потому как события стихийны, не спланированы заранее. Можно ли приравнять режиссера трансляции соревнования

6 Тулубьева И., Осипов В. Некоторые размышления о части четвертой Гражданского кодекса РФ // ИС. Авторское право и смежные права. – 2006. – № 12. – С. 13.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

47


ap_06

21/5/08

14:43

Page 48

ТОЧКА ЗРЕНИЯ к автору? Он следит за картинкой изображения, переключает камеры в зависимости от ракурса и развития игры, дает «добро» на повторы наиболее интересных моментов и др. Едва ли возможно такое своевольное проведение аналогии, потому как нет на то указания в законе. Кодекс очень многое в себя вместил, что делает его местами излишне универсальным и неконкретным актом. Думается, более подробную регламентацию должны содержать специальные законы, в данном случае это ФЗ «О спорте». Как отмечают И. Тулубьева и В. Осипов, «статья 1330 Кодекса наделяет организацию эфирного и кабельного вещания исключительным правом на использование сообщения в эфир или по кабелю, однако в этой же статье дается иное определение объекта – радио или телевизионная передача (так же и ст. 1331, 1332 устанавливают срок действия права на передачу вне права на «сообщение»)»7. По мнению А. Туркина, «скорее всего, охране должна подлежать все же запись сообщения радио- или телепередачи»8. Смежная (правда, не с авторским правом, но все равно с первичным) природа права на организацию и ведение трансляции вытекает из положений первичной принадлежности указанного права тому, кто физически не может осуществить данные действия, содержащиеся в пп. 4, 5, 11 ст. 20 ФЗ «О спорте».

Как уже отмечалось выше, в силу ст. 20 ФЗ «О спорте», регулирующей организацию и проведение физкультурных и спортивных мероприятий, организаторам таких мероприятий принадлежат исключительные права на их освещение посредством трансляции. Для уяснения того, кто является «организаторами спортивных мероприятий», обратимся к ст. 2 ФЗ «О спорте». Согласно п. 8 данной статьи «организатор физкультурного мероприятия или спортивного мероприятия – юридическое или физическое лицо, по инициативе которого проводится физкультурное мероприятие или спортивное мероприятие и (или) которое осуществляет организационное, финансовое и иное обеспечение подготовки и проведения такого мероприятия». Существует еще один момент – передача сигнала, защищаемая смежным правом, должна быть подготовленной. Подготовка по идее тоже должна входить в состав права на трансляцию. Она включает доступ сотрудников и оборудования организации эфирного или кабельного вещания на территорию спортивного сооружения (как правило, арендуемого или находящегося в собственности спортивной организации), установку и наладку оборудования, трансляцию спортивного мероприятия, демонтаж и вывоз оборудования. На практике же этот ком-

7 Тулубьева И., Осипов В. Некоторые размышления о части четвертой Гражданского кодекса РФ // ИС. Авторское право и смежные права. – 2006. – № 12. – С. 14. 8 Туркин А. Смежные права организаций эфирного и кабельного вещания. Объект охраны // ИС. Авторское право и смежные права. – 2006. – № 7. – С. 48.

48

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 49

ТОЧКА ЗРЕНИЯ плекс отношений оформляется посредством договора возмездного оказания услуг между организацией эфирного или кабельного вещания и спортивной организацией (в большинстве случаев не являющейся обладателем прав на трансляцию), причем последняя выступает в роли исполнителя. По сложившейся практике в законодательстве отсутствует вид договора, регулирующего данные отношения, поэтому возмездное оказание услуг применяется в силу аналогии закона. Все необходимые для осуществления трансляции действия должны быть предусмотрены в договоре наряду со сроком «пользования услугами спортивной организации», заключающимися, судя по всему, в непрепятствовании проведению необходимых работ сотрудникам организации эфирного или кабельного вещания. Достаточно громоздкая конструкция, но, тем не менее, серьезных проблем регулирования на практике удается избежать. Так или иначе, Кодекс предусматривает конкретные виды договоров, посредством которых можно отчуждать смежное право, возникшее после передачи сигнала в эфир, а именно договор об отчуждении исключительного права на объект смежных прав (происходит переход прав) (ст. 1307) и лицензионный договор о предоставлении права использования объекта смежных прав (происходит предоставление права на основе исключительности или неисключительности, при этом переход права отсутствует) (ст. 1308). Переход указанных прав возможен

также по договору купли-продажи при условии обращения взыскания на имущество правообладателя, т. е. путем продажи с торгов. Такое положение вытекает из реализации права залога исключительного права. Как следует из вышеизложенного, сторонами в договоре о передаче прав на трансляцию являются организатор соревнования и организация эфирного или кабельного вещания. Однако договор о передаче первоначальных прав на трансляцию организации эфирного или кабельного вещания, как уже отмечалось, в Кодексе отсутствует. Локальные же нормативные акты (регламенты соревнований, хартии, уставы) в своем подавляющем большинстве прописывают ответственность универсально – за нарушение данного акта в целом, т. е. любой из его норм. Основы обязательств сторон и ответственности за нарушение договоров об отчуждении и передаче исключительного права установлены в ст.ст. 1233–1235, 1237–1239 Кодекса, которые применяются к смежным

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

49


ap_06

21/5/08

14:43

Page 50

ТОЧКА ЗРЕНИЯ правам организаций эфирного или кабельного вещания на праве общих положений. На практике существует проблема дальнейшего ограничения смежных прав вещательной организации договором со стороны спортивной организации, в случае если организатор соревнования передал непосредственно ей распоряжение правами на трансляцию. Подобные договоры могут быть признаны не соответствующими российскому законодательству, так как в действительности этими правами обладает тот, кто зафиксировал и передал (воспроизвел) событие в эфир или по кабелю. Но рыночные отношения берут верх: если одних эти условия не устроят, то устроят других. Так что такие пункты в договорах первичного отчуждения права на трансляцию от организатора соревнования к организации эфирного или кабельного вещания продолжают иметь место, несмотря на все их противоречие Кодексу. В целом, данная сфера, особенно этимология понятия трансляции как объекта права, недостаточно проработана цивилистикой. Спрашивается, какую природу имеет право первичного правообладателя – организатора соревнования на трансляцию? Ведь смежного права в понимании его Кодексом еще нет. Отталкиваясь от обозначенных проблем регулирования рассматриваемых правоотношений, можно сформулировать следующие предложения. Проблема громоздкости конструкции договорного регулирования дан-

50

ных отношений, проблема дальнейшего ограничения смежных прав вещательной организации договором со стороны организатора соревнования, равно как и устранения пробелов в этимологии понятия трансляции, а значит, и практических сложных моментов в отношениях сторон, на наш взгляд, могут быть решены путем внесения в ст. 20 ФЗ «О спорте» дополнительных положений следующего содержания: «– трансляция – это формирование аудио- и/или видеосигнала с мероприятия (спортивного соревнования), его запись или передача в эфир или по кабелю в целях его распространения для всеобщего сведения, осуществляемые в режиме реального времени (в прямом эфире), или с задержкой, или в записи наземными передатчиками, со спутника или по кабелю в форме теле- и радиопрограмм, принимаемых населением, а также через всемирную сеть Интернет или по каналам мобильной связи; – формирование аудио- и/или видеосигнала с мероприятия (спортивного соревнования) – это отношения организатора мероприятия (спортивного соревнования) в лице владельца объекта спорта, на котором проходит мероприятие (спортивное соревнование), с организацией эфирного и/или кабельного вещания по поводу: доступа персонала и оборудования вещательной организации н�� территорию объекта спорта; монтажа оборудования вещательной организации персоналом вещательной организации; работы персонала веща-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 51

ТОЧКА ЗРЕНИЯ тельной организации, направленной на запись мероприятия (спортивного соревнования) и передачу в эфир или по кабелю аудио- и/или видеосигнала; демонтажа и вывоза оборудования вещательной организации с территории объекта спорта; – право на трансляцию – это право на формирование аудио- и/или видеосигнала с мероприятия (спортивного соревнования), его запись или передачу в эфир в целях его распространения для всеобщего сведения, осуществляемые в режиме реального времени (в прямом эфире), или с задержкой, или в записи наземными передатчиками, со спутника или по кабелю в форме теле- и радиопрограмм, принимаемых населением, а также через всемирную сеть Интернет или по каналам мобильной связи; – по договору передачи прав на трансляцию мероприятия (спортивного соревнования) организатор мероприятия (спортивного соревнования) обязуется передать организации эфирного или кабельного вещания право на трансляцию организуемого (финансируемого) им мероприятия (спортивного соревнования); – мероприятие (спортивное соревнование) может включать в себя ограниченное количество спортивных событий (матчей, гонок, стартов и т. д.),

заранее определенных в договоре, в том числе разрозненных по времени и объектам спорта, но в пределах срока мероприятия (спортивного соревнования); – положения статьи 1240 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) распространяют свое действие на «трансляцию» как объект регулирования. Трансляция приравнивается настоящим законом к сложному объекту; – к договорам передачи прав на трансляцию мероприятия (спортивного соревнования) применяются общие положения об обязательствах (статьи 307–419 ГК РФ) и о договоре (статьи 420–453 ГК РФ); – к праву вещательной организации, возникшему в результате осуществления права на трансляцию мероприятия (спортивного соревнования), применяются правила статей 1329– 1332 ГК РФ; – любые договорные ограничения смежного права вещательной организации со стороны организатора мероприятия (спортивного соревнования) ничтожны». По нашему мнению, включение приведенных выше положений в ФЗ «О спорте» явится достаточной мерой для минимизации разногласий субъектов данных правоотношений.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

51


ap_06

21/5/08

14:43

Page 52

ТОЧКА ЗРЕНИЯ МАЛЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ, СОДЕРЖАЩИЕ ТЕКСТ. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ РЕГЛАМЕНТАЦИИ И ФАКТИЧЕСКОГО СОБЛЮДЕНИЯ АВТОРСКИХ ПРАВ

Ю. БРУМШТЕЙН, канд. техн. наук, Астраханский государственный университет (г. Астрахань) М. БИЧАРОВА, зам. начальника научного отдела, аспирант кафедры английской филологии и современных технологий обучения Астраханского государственного университета (г. Астрахань)

Рассматриваемые в статье малые произведения (шутки, афоризмы, фразеологизмы, анекдоты и др.) объединяет их небольшой объем и наличие текста в прозаической или рифмованной форме. Актуальность темы определяется широким использованием оригинальных и заимствованных малых произведений (далее – МП) в информационной сфере современного общества. Крылатое выражение «Краткость – сестра таланта» подчеркивает сложность и творческий характер создания МП. Ниже анализируются общие вопросы регламентации и соблюдения авторских прав, связанных с МП, с учетом особенностей и существующих реалий их использования.

52

Некоторые частные вопросы, специфичные для отдельных видов МП и их групп, будут рассмотрены в последующих работах. Исследование тенденций развития законодательства в отношении МП, и особенно обоснование комплекса предложений по его корректировке, целесообразно выполнить в рамках отдельной статьи. В настоящей работе мы ограничились лишь отдельными предложениями. Особенности малых произведений и их происхождение Мы будем иметь в виду только МП, содержащие текст (далее – МПСТ), разработка которых носила творческий

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 53

ТОЧКА ЗРЕНИЯ характер, и считать, что эти объекты либо изначально были созданы в виде текста, либо содержат его, либо могут быть представлены в виде текста или объекта, содержащего текст. Ни ранее действовавший Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах», ни вступившая в силу с 1 января 2008 г. часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) не содержат термина «малое произведение» и не предусматривают формальных ограничений на минимальные размеры МПСТ. В то же время в области филологии термины «малое прозаическое произведение», «малое стихотворное произведение», «малое фольклорное произведение» и пр. используются очень широко. Отсутствие в законе ограничений на минимальные размеры, очевидно, продиктовано стремлением обеспечить общность норм для различных типов произведений. Однако в ст. 1259 Кодекса приведен достаточно подробный перечень объектов авторских прав. Поэтому представляется, что недифференцированный подход к текстовым объектам, по крайней мере в практическом плане, может рассматриваться как недостаток действующего законодательства об авторском праве. В частности объекты, состоящие из одного нового слова (неологизмы), филологами не считаются МП, даже если эти слова составные или сложносокращенные. В то же время Кодекс формально не исключает рассмотрение таких слов как потенциально возможных объектов авторских прав. Кроме того, та-

кие слова могут быть частями посвященных им словарных статей, сложных объектов, содержащих еще и графику, составных объектов, включая сборники, базы данных и пр. Оценка размеров МПСТ может быть дана: в «символах» (включая внутритекстовые пробелы); по количеству слов (включая предлоги, частицы, союзы, аббревиатуры); по количеству фраз. Мы будем использовать в основном второй подход и для определенности считать, что верхняя граница МПСТ для прозаических произведений составляет 150–200 слов, а для рифмованных – 50–75. Однако для части видов МПСТ обоих типов верхние границы диапазонов размеров выходят за указанные пределы. Можно выделить следующие варианты происхождения МПСТ: создание авторами (оригинальные произведения); заимствование фрагментов из более крупных произведений, имеющих конкретных авторов; использование фольклорных произведений или их частей; модификация (адаптация) существующих МПСТ или их фрагментов, в том числе и в рамках пародий; использование ранее существовавших МПСТ в новом смысле. Автоматическое формирование МПСТ обычно невозможно, но часть операций по их созданию может быть автоматизирована. МПСТ могут разрабатываться как автономные объекты или как фрагменты более крупных произведений – например, шутки для героев кинофильмов, реплики для участников КВН-шоу и др. Согласно п. 7 ст. 1259 Кодекса

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

53


ap_06

21/5/08

14:43

Page 54

ТОЧКА ЗРЕНИЯ «авторские права распространяются на часть произведения, на его название… если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора» и отвечают некоторым общим требованиям, предъявляемым к произведениям п. 3 данной статьи. У МПСТ названий чаще всего не бывает. В силу подпункта 3 п. 6 ст. 1259 Кодекса не являются объектами авторских прав «произведения народного творчества (фольклор), не имеющие конкретных авторов». Широкое использование Интернета как средства общения, в том числе и анонимного, привело к появлению интернет-фольклора как особой разновидности фольклора. Сборники фольклора могут рассматриваться как «составные произведения» (ст. 1260 Кодекса). В научных публикациях сферы филологии принято давать ссылку на источник, в котором фольклорное МПСТ опубликовано. Обычно указываются последнее по времени издание и его составитель. Из-за изменения бытовых или социальных реалий этимология МПСТ, в том числе фразеологизмов, иногда непонятна не только их пользователям, но и специалистам-филологам. Не всегда ясно и то, на каком языке изначально было создано МПСТ. Авторство на малые произведения, содержащие текст Авторами текстов МПСТ являются отдельные люди (в том числе жившие очень давно), или же эти произведения могут быть созданы в рамках творческих групп, коллективов. В по-

54

следнем случае авторские права на МПСТ согласно п. 4 ст. 1228 Кодекса «…принадлежат соавторам совместно» (творческие коллективы по действующему законодательству не являются субъектами авторских прав). Отдельные лица и творческие коллективы, объединяющие авторов, могут выступать под псевдонимами (например, собрание афоризмов/советов от Козьмы Пруткова). Авторы или соавторы могут также «…использовать или разрешать использование произведения… без указания имени, то есть анонимно» (п. 1 ст. 1265 Кодекса). Длительность активного использования МПСТ может сильно различаться. В соответствии с п. 3 ст. 1228 Кодекса «исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом, первоначально возникает у его автора». Однако затем это право может переходить к другому лицу, например, в случае «служебных произведений» (ст. 1295 Кодекса) или в силу договора об отчуждении исключительного права (ст. 1285 Кодекса). Сроки действия исключительного права на произведения (включая и МПСТ) ограничены (ст. 1281 Кодекса). Затем эти произведения переходят в категорию общественного достояния (ст. 1282 Кодекса). В то же время согласно п. 2 ст. 1228 Кодекса «авторство и имя автора охраняются бессрочно». Это относится, очевидно, и к МП. Для МПСТ значительно сложнее, чем для крупных произведений, выявить приоритет в использовании объекта, место первоначальной публика-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 55

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ции и пр. Иногда авторство на МПСТ приписывается конкретным лицам с той или иной степенью достоверности. Например, трудно с определенностью сказать, кто ввел в оборот выражения «компьютерное пиратство», «отморозок», ряд фразеологизмов и пр. Для некоторых терминов, соответствующих направлениям науки, принято указывать основоположника этого направления (например, Н. Винер для «кибернетики») или включать в термин фамилию создателя (например, «теорема Котельникова» или «теория относительности Эйнштейна»). Подчеркнем, что таким образом указывается авторство на разработку, а не на термин (все эти термины были введены в оборот еще при жизни указанных ученых другими лицами). В массовом сознании некоторые фразы часто прочно связываются с произнесшим их лицом, а не автором. В качестве примера можно привести известную реплику «Не виноватая я! Он сам пришел!» персонажа, сыгранного актрисой С. Светличной в кинофильме «Бриллиантовая рука». Хотя за период существования фильма его посмотрели, вероятно, более 40% россиян, но автора сценария (а соответственно и указанной реплики) знают, скорее всего, не более 0,05% населения. В политическом лексиконе нередко используются ранее известные слова или выражения в новом смысле – например, «разрядка» (международной напряженности), «перестройка» и пр. Авторство на них чаще всего приписывается политическим деятелям, но фактическими авторами, как правило,

являются спичрайтеры. Обычно это выясняется только после того, как последние уходят в отставку и публикуют мемуары. В связи с термином «спичрайтер» отметим, что слово «спич» ранее подразумевало краткое публичное высказывание, а не речь (см., например, [1]). Лицу, осуществившему первичное заимствование МПСТ, его источник обычно известен, однако с течением времени он может быть забыт. Вторичное и последующие заимствования осуществляются «по цепочке» уже при неизвестности фактического первоисточника. Поэтому в массовом сознании большинство МПСТ, вошедших в активный языковый оборот, быстро утрачивают связь с первоисточником и становятся «народными выражениями». В газетах встречается еще термин «растаскивание произведения на цитаты», если заимствований из него много. Источники многих популярных МПСТ известны специалистамфилологам, но они составляют лишь небольшую часть населения. Отметим, что в ряде случаев существует несколько разных версий происхождения и авторства для одного и того же МПСТ, особенно если оно давно используется в языке. Среди общераспространенных МПСТ доля произведений, появившихся в результате заимствования фрагментов (обычно без участия/согласия авторов и владельцев исключительных прав), составляет не менее нескольких десятков процентов. Дефакто такие заимствования приводят к вычленению из более крупных про-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

55


ap_06

21/5/08

14:43

Page 56

ТОЧКА ЗРЕНИЯ изведений новых объектов авторских прав. Классификация малых произведений с позиций авторского права Большинство МПСТ (включая фрагменты программ для ЭВМ) – это литературные произведения. Другие варианты: драматические, музыкальнодраматические, сценарные произведения, музыкальные произведения с текстом и, с некоторыми оговорками, аудиовизуальные произведения (п. 1 ст. 1259 Кодекса). Деление произведений с текстом на прозаические и стихотворные законом не предусмотрено. В сфере же филологии такое деление общепринято, хотя и затрудняется наличием переходных форм (ритмически ориентированные МПСТ, «белые стихи» и пр.). Целый ряд МП содержит комбинации взаимосвязанных статических изображений и текста, например, карикатуры/шаржи с подрисуночными подписями или с текстом в сносках. Такие «смешанные типы» произведений в Кодексе не упоминаются. Их классификация может зависеть от соотношения объемов графической и текстовой частей, а также от того, одиночный это объект или их серия. Иерархический приоритет «живописи» и «графики» над текстом при их сочетании в «смешанных типах» произведений законом не предусмотрен (согласно п. 1 ст. 1259 Кодекса это объекты разных классов). Поэтому если в карикатурах или изошутках используется текст, то их можно считать иллюстри-

56

рованными текстовыми произведениям (далее – ИТП) и классифицировать как «сложные объекты», хотя формально они и отсутствуют в перечне, приведенном в п. 1 ст. 1240 Кодекса. В качестве альтернативы можно считать одиночные ИТП «составными произведениями» (подпункт 2 п. 2 ст. 1259 Кодекса), что допустимо с большой натяжкой, или же рассматривать их как «произведения изобразительного искусства», если роль текста – подчиненная. Цветошрифтовой дизайн при воспроизведении/тиражировании ряда МПСТ часто очень важен, особенно в рекламных материалах. Поэтому такие объекты также иногда можно рассматривать как «сложные». Отметим еще традицию оформления некоторых видов МПСТ на арабском языке как объектов графического или декоративно-прикладного искусства. Серии взаимосвязанных объектов типа «рассказ в картинках» можно классифицировать и как ИТП, и как составные произведения (подпункт 2 п. 2 ст. 1259 и ст. 1260 Кодекса). При этом в контексте Кодекса составное произведение может включать в себя сложные объекты и наоборот. Согласно п. 1 ст. 1259 Кодекса графические рассказы и комиксы относятся к произведениям изобразительного искусства. Наличие текста в таких произведениях законом прямо не предусматривается, хотя на практике он встречается достаточно часто. Анимированные объекты в электронной форме, содержащие текст (рекламные ролики на телевидении, МПСТ на сайтах в Интернете, на уличных де-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 57

ТОЧКА ЗРЕНИЯ монстрационных табло и пр.), – это в общем случае сложные объекты (п. 1 ст. 1240 Кодекса). Анимационные эффекты обычно создаются с использованием компьютерных программ и требуют творческого подхода. Поэтому хотя сама анимация есть «результат действия автоматических устройств», но на нее могут возникать авторские права как на сложный объект. В качестве экзотических вариантов МПСТ в виде сложных объектов можно отметить: воспроизведение текста в составе голографических изображений; текст, издающий запах, если потереть его пальцем (достигается использованием краски, содержащей микрокапсулы с пахучим веществом); текст, изменяющийся в зависимости от освещения или угла зрения (аналогично средствам защиты банкнот от подделки) и др. Сборники МПСТ (например, афоризмов) – это обычно «составные произведения» (подпункт 2 п. 2 ст. 1259 Кодекса). Авторам – составителям сборников могут принадлежать права на подбор МПСТ, их тематическое секционирование, справочно-библиографический аппарат, предисловие, а также авторские комментарии, в том числе связанные с этимологией объектов, бытовыми реалиями, особенностями использования и пр. Если сборники содержат собранные автором и впервые публикуемые МПСТ, то возникают «права публикатора» (§ 6 гл. 71 Кодекса). Сборники МПСТ можно разбить на три категории: 1) авторские, в которых все МПСТ созданы одним автором, обычно указываемым на ти-

тульном листе или странице интернетсайта; 2) полностью не авторские – МПСТ заимствованы из разных источников (обычно они не указываются), взяты из фольклора и пр.; 3) смешанные – часть МПСТ являются авторскими, но какие именно, обычно не оговаривается.

На этом сайте в Интернете размещено около 100 тыс. афоризмов

Перевод путем сканирования сборников МПСТ из бумажной формы в электронную в виде изображений (например, в форматах *.bmp, *.jpg и пр.) не приводит к появлению дополнительных авторских прав. Перевод сборников в текстовую электронную форму (например, в формате *.doc) может осуществляться ручным набором, но чаще выполняется путем «распознавания отсканированного текста», например, с использованием программы ABBY FineReader. Указанная процедура также не приводит к появлению новых авторских прав, но с точки зрения пользователей дает много новых возможностей, включая контекстный поиск. Базы данных (далее – БД), содержащие шутки, афоризмы или иные МПСТ, согласно Кодексу должны рассматриваться как составные произведения, однако фактически это относится лишь к информационному наполнению БД. Если средства взаимодействия с поль-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

57


ap_06

21/5/08

14:43

Page 58

ТОЧКА ЗРЕНИЯ зователем являются оригинальной разработкой и объединены с информационным наполнением общим творче��ким замыслом, то такая БД может считаться сложным объектом. В соответствии с п. 2 ст. 1260 Кодекса «составителю… принадлежат авторские права на… подбор или расположение материалов». Согласно гл. 71 Кодекса («Права, смежные с авторскими») у изготовителей БД (§ 5) исключительные права возникают «независимо от наличия и действия авторских и иных исключительных прав… на составляющие базу данных материалы, а также на базу данных в целом как составное произведение» (п. 2 ст. 1334). Указание в п. 1 ст. 1333 Кодекса изготовителя БД как лица, организовавшего «создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов», на наш взгляд, является неудачным. Термин «создание» предполагает все виды «работы», причем «сбор и обработка» могут относиться к правам публикатора, а «расположение» – к правам составителя. Извлечение и использование материалов из БД допускается, но лишь в «некоммерческих целях» (п. 3 ст. 1334 Кодекса). Это применимо, очевидно, и к БД, содержащим МПСТ. Ограничения малых произведений по содержанию и лексике Определенные темы МПСТ для некоторых групп населения являются «запретными» – чаще в силу традиций или моральных норм, чем законов.

58

Использование таких тем может провоцировать межэтнические или межконфессиональные конфликты. Если это делается целенаправленно, то может подпадать под ст. 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции от 04.11.2007 г.; далее – УК РФ). Отметим также ст. 63 «Обстоятельства, отягчающие наказание» УК РФ, согласно подпункту «е» п.1 которой отягчающими обстоятельствами признаются «совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды…». Иногда использование МПСТ (особенно шуток) может приводить и к неожиданным конфликтам в силу различий в понимании их смысла и ассоциаций – часто «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется» [2]. Поскольку авторские права возникают «…независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения…» (п. 1 ст. 1259 Кодекса), то они появляются/существуют и в отношении МПСТ с ненормативной лексикой, кроме, конечно, общераспространенных ненормативных выражений, часто употребляемых механически. До недавнего времени МПСТ с ненормативной лексикой не публиковались. Сейчас они уже есть на интернет-сайтах, в специальных полиграфических изданиях, звучат со сцены и т. д. Распространялись в России и лазерные диски типа «Русский мат». Обычно ненормативные выраже-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 59

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ния используются для нанесения морального вреда, «как грубый юмор» и «для того, чтобы поднять силу и бодрость… в критических ситуациях» [3]. Отметим, что в соответствии с п. 1 ст. 20.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции от 08.11.2007 г.) как мелкое хулиганство рассматривается только «нарушение общественного порядка… сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах». При полиграфическом воспроизведении ненормативные выражения, содержащиеся в МПСТ, обычно заменяют многоточиями. При этом авторские права существуют, очевидно, в отношении фактически напечатанного текста, а не подразумеваемого. Использование в МПСТ блатной и криминальной лексики – довольно распространенное явление. Чаще всего такие слова появляются в языке из телесериалов, кинофильмов, реже – радиопередач. Переводы малых произведений Иноязычные МПСТ могут использоваться в оригинале (например, изречения на латыни) или в переводе (подпункт 1 п. 1 ст. 1274 Кодекса). Большинство латинских выражений было переведено еще в эпоху Возрождения на французский, итальянский и другие европейские языки. В русском языке используются в основном их канонические «переводы с переводов». У переводчиков произведений возникают отдельные авторские права (пп. 1 и 4 ст. 1260 Кодекса). Следова-

тельно, при публикациях, исполнениях и пр. необходимо указывать и авторов переводов, однако в отношении МПСТ это зачастую не делается. Адекватный перевод МПСТ (особенно стихотворных) сложнее, чем более крупных произведений. Особую трудность может представлять устный синхронный перевод МПСТ. Автоматизированный перевод МПСТ возможен, но его качество часто невысокое, поэтому требуется последующая литературная правка. Переводы МПСТ иногда снабжаются примечаниями с ремаркой об их принадлежности переводчику, редактору перевода, составителю сборника и пр. Закон фактически оговаривает авторские права на переводы лишь в отношении текстов произведений. Однако для переводов малых произведений примечания по объему иногда могут быть больше самих МПСТ. Авторизованные переводы формально подпадают под подпункт 1 п. 2 ст. 1259 Кодекса как «переработки». При этом заимствуется общая идея (смысл) произведения, а все или часть компонентов (рифма, слова, персонажи и т. д.) могут меняться. Например, известный «Шалтай-балтай» С.Я. Маршака в оригинале звучит как HumptyDumpty и считается переводом фольклорных английских стихотворений. При авторизованном переводе необходимо учитывать жанровую специфику МПСТ. Так, для стансов необходимо сохранять лиричность и стихотворный ямб, для рубаи – рифмованность первой, второй и четвертой строк и т. п. Для авторизованных переводов круп-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

59


ap_06

21/5/08

14:43

Page 60

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ных произведений оригинал обычно указывается, а для МПСТ – нет. В отличие от более крупных произведений, в качестве переводчиков МПСТ нередко выступают известные прозаики и поэты, работающие по дословным «переводам-подстрочникам», в том числе выполненным другими лицами и компьютерными программами. Авторство на переводы для известных прозаиков и поэтов указывается практически всегда. В ряде случаев в сборниках переводов некоторых произведений (например, рубаи) приводится сразу несколько версий переводов разных авторов.

На сайте www.antiplagiat.ru можно проверить малые (и не только) произведения, содержащие текст, на их оригинальность

Формы существования и использования малых произведений Рассматриваемые в настоящей работе МПСТ могут существовать в различных формах: 1) на бумаге (как многотиражные полиграфические издания, ксерокопии таких изданий, распечатки на принтерах и пр.); 2) как объекты, нанесенные на стены и другие элементы архитектурно-строительных сооружений, а также на информационнорекламные щиты; 3) как объекты, высеченные на камне и других матери-

60

алах; 4) в цифровой или аналоговой электронной форме, включая звукои видеозаписи. Типичные варианты использования МПСТ: 1) в составе литературных произведений; 2) в составе теле- и радиопередач, кинофильмов; 3) в рамках сценических представлений; 4) в составе различных рекламных материалов. Часть МПСТ существует только в памяти людей и передается исключительно устно по схеме «человек –> человек» и «человек –> люди». Однако для большинства устных МПСТ существуют их эквиваленты в письменной форме, в виде аудиовидеозаписей и пр. Малые произведения, содержащие текст, которые заимствуются из кинофильмов, радио- и телепередач, спектаклей, шоу и пр., обычно сначала создаются в рамках текста сценария. В передачах, звучащих в прямом эфире, возможны шутки-экспромты, однако по выражению Ю. Гусмана, капитана одной из известных в прошлом команд КВН, «лучший экспромт – это тот, который заранее подготовлен». В последние годы все большую роль в накоплении и использовании МПСТ играют Интернет и носители информации в электронной форме. В авторском праве термин «распространение» обычно увязывается с передачей материальных носителей. Поэтому юридически не являются каналами распространения МПСТ сайты в Интернете, электронная почта, интернет-пэйджеры типа ICQ и др. Однако в массовых изданиях и ИТ-сфере термин «распространение» применяется и в отношении объектов в элект-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 61

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ронной форме, включая обеспечение возможностей их просмотра через Интернет, скачивания с сайтов, дистанционного использования и пр. Такое различие в понимании термина «распространение» приводит к тому, что юридически норма о возможности распространения экземпляров опубликованного произведения (ст. 1272 Кодекса) обычно неприменима к текстовым документам, передаваемым (скачиваемым) в электронной форме. Исключением может быть случай, когда существует договор (соглашение), в котором в явной форме прописаны разрешения на действия с произведением в электронной форме. Кроме того, содержащаяся в подпункте 2 п. 2 ст. 1270 Кодекса норма о распространении «произведения путем продажи… его… экземпляров» не охватывает уже сложившуюся практику торговли информацией в электронной форме через Интернет, например путем платных рассылок через электронную почту. Не совсем удачна и норма о «доведении произведения до всеобщего сведения» (подпункт 11 п. 2 ст. 1270 Кодекса), поскольку в ней представление произведения в электронной форме не упоминается, но явно подразумевается. Также не отражены возможности (или их запрет) копирования информации и/или последующей ее передачи другим лицам. Кроме того, термин «доведение» интуитивно воспринимается как активные действия, поэтому, на наш взгляд, лучше выглядела бы следующая формулировка: «…размещение произведения таким образом, чтобы к нему был воз-

можен доступ из любого места и в любое время по инициативе заинтересованных лиц». Для МПСТ, передаваемых преимущественно в устной форме, характерна вариативность содержания при сохранении смыслового наполнения, а также клонирование, в том числе с полной заменой текста при сохранении формы и ритмики произведения. Для МПСТ, исполняемых по радио, важна интонационная акцентуация текста исполнителем, а для телепередач (в том числе конкурсов КВН), театральных постановок, эстрадных шоу и пр. – еще и поведение артиста, его сценического окружения. Исполнение является объектом прав, смежных с авторскими (гл. 71 Кодекса, подпункт 1 п. 1 ст. 1304), однако специфика исполнения МПСТ в гл. 71 фактически не отражена. Возможные подходы к хранению сведений и оповещению об авторских правах Согласно ст. 1300 Кодекса в отношении информации об авторском праве допускаются варианты: «…содержится на оригинале или экземпляре произведения, приложена к нему или появляется в связи с сообщением в эфир или по кабелю либо доведением такого произведения до всеобщего сведения…». Чаще всего информация об авторах хранится в самих МПСТ, например, указывается перед или после основного текста. Для произведений, представленных (зафиксированных) в электронной форме, прикрепленная («приложенная»)

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

61


ap_06

21/5/08

14:43

Page 62

ТОЧКА ЗРЕНИЯ информация об авторе может быть скрытой, что не отвлекает от восприятия содержания. Например, для файлов *.pdf информацию об авторе можно просмотреть в программе Acrobat Reader через пункты меню «Файл –> Свойства документа –> Описание». Более редким вариантом скрытия информации является использование неотображаемой цифровой подписи, невидимого текста в колонтитулах (цвет текста аналогичен фону) и пр. Стеганографические подходы представления скрытой текстовой информации могут быть использованы для аудиозаписей, статической и динамической графики в цифровой форме. Ряд интересных вопросов, связанных с «цифровыми водяными знаками», рассмотрен в работе [4], хотя эта тема актуальна, скорее, для крупных произведений. Скрытие информации может быть разумным решением, особенно для МПСТ, так как позволяет не ухудшать их восприятие. Юридически прикрепленная информация не считается частью произведения, даже если она хранится в составе файла с произведением. Если информация об авторе (ах) фиксируется вне МПСТ (например, в дополнительном файле), то вероятность ее утраты при передаче произведения резко увеличивается. Возможность свободного использования произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях предусмотрена ст. 1274 Кодекса при выполнении ряда условий. Прежде всего это обязательное указание «имени автора, произведение которого используется, и источника за-

62

имствования» (п. 1 ст. 1274, п.1 ст. 1275). Термин «коммерческое использование» произведений в гл. 70 Кодекса («Авторское право») в явной форме отсутствует, хотя он был бы естественным как противопоставление «свободному использованию». Традиционное понимание коммерческого использования в сфере экономики предполагает намерение получения прибыли. Очевидно, можно считать, что указание «имени автора» необходимо и в случае коммерческого использования МПСТ, в том числе в силу п. 1 ст. 1265 Кодекса. В техническом плане указанные нормы ст. 1274 Кодекса для ряда МПСТ нуждаются, очевидно, в дополнительной расшифровке (в виде подзаконных актов, ведомственных инструкций и т. п.) – с учетом развития полиграфических и информационных технологий. Это касается, в частности: удобочитаемости информации об авторах при ее полиграфическом воспроизведении, отображении на экране дисплея, информационном сопровождении сценического исполнения и пр.; принципиальной возможности и технологий использования «скрытой» информации об авторстве. Указанные вопросы специфичны для разных видов МПСТ, поэтому они будут рассмотрены в последующих работах. Специфичной причиной нарушений норм ст. 1274 Кодекса для МПСТ является их краткость. Размер информации об авторстве для них сопоставим с размером самого МПСТ, а чаще превышает его. Поэтому оповещение об авторстве будет серьезно нарушать восприятие МПСТ и их совокуп-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 63

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ностей (например, при устном исполнении на концертах, в шоу и пр.), разрушая творческий замысел режиссера и т. п.; приводить к неэффективному использованию дорогостоящего эфирного времени, площади полиграфического издания и пр. В общем плане это можно рассматривать как проблему соотношения прав отдельного автора и общества. На практике возможны несколько вариантов отклонения от норм ст. 1274 Кодекса: 1) автор МПСТ известен, но не указывается. Это обычно не умышленный плагиат в смысле ст. 146 УК РФ, а нежелание ухудшать восприятие МПСТ; 2) вместо указания конкретного автора используются выражения «Как сказал поэт…», «По словам известного государственного деятеля…», «Как говорят в Одессе…» и др. При этом делается оповещение о неоригинальности МПСТ, а не об авторе. Следовательно, это уже не плагиат, но и не соблюдение требований закона. Такое оповещение может осуществляться как умышленно (автор известен), так и в силу незнания; 3) МПСТ воспроизводится с ремаркой «Автором считается…», что отражает вероятностный характер информации об авторе. Формально это, видимо, не соответствует ст. 1274 Кодекса, но все же лучше, чем отсутствие такой информации вообще; 4) указывается только автор, но не источник заимствования – если он забыт или неизвестен лицу, осуществляющему воспроизведение МПСТ; 5) неравноценность оповеще-

ния о правах переводчиков по сравнению с авторами оригинальных произведений. Например, автор перевода указывается в ином месте, чем автор оригинала, или фамилия переводчика вообще опускается. Это нередко имеет место и в отношении крупных произведений, но особенно характерно для МПСТ. Таким образом, неучет в законодательстве особенностей, связанных с небольшими размерами МПСТ, фактически толкает их пользователей на нарушения правовых норм. Пытаться устранить эти нарушения путем ужесточения наказаний – нецелесообразно. Следовательно, необходимо либо изменить законодательство в отношении МПСТ, либо ввести для этих произведений специальные режимы правового регулирования, в том числе с учетом развития информационных технологий. ЛИТЕРАТУРА 1. Уэллс Г. Когда спящий проснется // Собр. cоч. : в 15 т. – М. : Правда, 1964. – Т. 2. 2. Тютчев Ф. И. Лирика : в 2 т. – М. : Наука, 1966. – Т. 1. – С. 217. 3. Китаев-Смык Л. Эх, мать-перемать // Известия. – 2008. – № 24. – С. 5. 4. Мельников Ю., Теренин А., Погуляев В. Цифровые водяные знаки – новые методы защиты информации // PC WEEK / RE N 48. – 2007. – 25 дек. – С. 23. Иллюстрации к настоящей статье предоставлены авторами.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

63


ap_06

21/5/08

14:43

Page 64

ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР ДОГОВОРНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБОРОТА ПРАВ НА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ

Е. НАУМОВА, начальник юридического отдела ООО «Центр правового консалтинга «ДИГЕСТ» (г. Казань)

Один из главных пробелов ранее действовавшего законодательства в области интеллектуальной собственности (далее – ИС) – отсутствие четко проработанного инструментария по регулированию обязательственноправовых норм, которые обеспечивали бы эффективное участие в гражданском обороте прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Этот пробел восполнен принятой частью четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации1 (далее – Кодекс), которая содержит большой блок обязательственно-правовых норм. Новеллой действующего законодательства в области ИС является закрепление в п. 1 ст. 1233 Кодекса положения, в соответствии с которым «правообладатель может распорядиться принадлежащим ему исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации любым

не противоречащим закону и существу такого исключительного права способом, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации [выделено нами. – Е. Н.] в установленных договором пределах (лицензионный договор)». Как видим, в регулировании оборота прав на ИС Кодекс четко выделяет два основополагающих договора, обеспечивающих реализацию правомочия по распоряжению исключительными правами на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, – договор об отчуждении исключительного права и лицензионный договор. Заключение договора о полном отчуждении всех принадлежащих автору

1 Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 52. – Ст. 5496.

64

ИС. Авто��ское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 65

ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР исключительных прав на объекты ИС является одной из особенностей Кодекса. По такому договору «одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю)». Иными словами, благодаря этому договору исключительные авторские права могут быть навсегда и полностью изъяты у автора (ст.ст. 1234, 1285 Кодекса). Рассмотрим существенные условия договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, вытекающие из содержания ст. 1234 Кодекса. 1. Предмет договора. Предметом договора являются исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или обязательство по его передаче в полном объеме. При этом в договоре должны быть указаны характеристики отчуждаемого объекта и реквизиты, содержащиеся в документе о регистрации (если данный объект подлежит государственной регистрации). 2. Стороны договора. В ст. 1234 Кодекса даны точные названия сторон договора – правообладатель и приобретатель, в качестве которых могут выступать как граждане, так и юридические лица. После исполнения договора правообладатель приобретает статус бывшего правообладателя, а приобретатель – нового правообладателя, получая в полном объеме ис-

ключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, которые в свою очередь выступают в качестве предмета договора об отчуждении исключительного права. Новый обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (приобретатель) вправе использовать такие результат или средство по своему усмотрению любым не запрещенным законом способом, а также распоряжаться исключительным правом (п. 1 ст. 1229 Кодекса), в понятие которого входит как право на отчуждение охраняемых результата или средства, так и право на выдачу лицензии на использование таких результата или средства (ст. 1232 Кодекса). Здесь важно иметь в виду следующее: так как исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации может принадлежать нескольким лицам (совладельцам), договор, заключаемый между совладельцами исключительного права (п. 3 ст. 1229 Кодекса), не относится к договору об отчуждении исключительного права. 3. Условие о передаче исключительного права в полном объеме. Договор об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации должен прямо указывать на факт перехода (отчуждения) права на объект ИС в полном объеме, иначе данный договор признается лицензионным (п. 3 ст. 1233 Кодекса).

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

65


ap_06

21/5/08

14:43

Page 66

ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации переходит к приобретателю в момент заключения договора, если только соглашением между сторонами не предусмотрено иное, например указание даты, которая будет предшествовать заключению договора (п. 2 ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации; далее – ГК РФ). В случае государственной регистрации договора об отчуждении исключительного права моментом перехода исключительного права является момент регистрации этого договора. 4. Условие о цене договора (его безвозмездном характере) и порядок расчетов. Во всех случаях договор признается возмездным, при отсутствии же в договоре условия о возмездности он признается незаключенным (п. 3 ст. 1234 Кодекса). Данная норма императивна. Однако если в договоре прямо указано на его безвозмездный характер, то такой договор признается действительным и, в свою очередь, безвозмездным.

66

В случае если имеет место существенное нарушение условий договора об отчуждении исключительного права со стороны приобретателя, а именно когда исключительное право перешло к приобретателю, а он в свою очередь не исполняет в оговоренный сторонами срок обязательство по выплате вознаграждения или задерживает выплату, правообладатель вправе требовать в судебном порядке обратного перевода исключительного права, в том числе возмещения убытков (ст. 453 ГК РФ). В случае если исключительное право не перешло к приобретателю, но сам договор уже заключен, при нарушении его существенных условий приобретателем правообладатель вправе требовать расторжения договора и возмещения вызванных этим убытков. Таким образом, налицо одностороннее расторжение договора со стороны правообладателя, предусмотренное п. 2 ст. 450 ГК РФ. Важно подчеркнуть, что одностороннее расторжение договора в данном случае осуществляется без решения суда, и последний может только подтвердить факт такого расторжения. Но чтобы определить, являлось ли нарушение расчетов существенным и произошло ли нарушение сроков выплаты вознаграждения, срок и порядок расчетов должны быть прямо определены сторонами в договоре. Таким образом, согласно п. 5 ст. 1234 Кодекса срок и порядок расчетов являются существенным условием договора об отчуждении исключительного права. Важно отметить, что договор об

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 67

ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР отчуждении исключительного права всегда носит только консенсуальный характер (п. 1 ст. 432 ГК РФ), поскольку его содержание состоит, по сути, как из нематериальных прав (исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, право использования и т. п.), так и из нематериальных объектов, регулируемых Кодексом, право владения которыми не может существовать в таком же понимании, как, например, право собственности, включающее триаду правомочий: владение, пользование, распоряжение. Что же касается объектов ИС, выраженных в материальной форме (картины, скульптуры, рукописи и т. п.), то их передача является исполнением договора и не может означать реальность договора и факт его заключения. Одним из немаловажных положений, закрепленных в п. 2 ст. 1234 Кодекса, является также положение о письменной форме договора и порядке его государственной регистрации. Данная норма носит императивный характер, а потому несоблюдение требований к форме договора и государственной регистрации влечет признание его недействительным. Ранее действовавшее законодательство об ИС требовало указывать в договорах конкретные виды прав, способы использования, сроки, территорию, возможность дальнейшей передачи прав. Если из договора прямо не следовали вышеуказанные требования, то предполагалось, что право-

обладатель предоставил пользователю возможность использования его прав только на неисключительной основе. Теперь же данные требования сохранились только для лицензионных договоров, пришедших на смену авторским. По новому законодательству об ИС «правопреемником» авторского договора стал лицензионный договор; основные положения о нем закреплены в ст.ст. 1235, 1286 Кодекса. В отличие от договора об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, при заключении лицензионного договора «одна сторона – обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах» (абзац 1 п. 1 ст. 1235 Кодекса). Однако при этом заключение лицензионного договора не влечет переход исключительного права к лицензиату (абзац 2 п. 1 ст. 1233 Кодекса). Термин «лицензионный договор» вводится в качестве родового для договоров, относящихся к любым объектам, охраняемым в соответствии с Кодексом2. Рассмотрим существенные условия лицензионного договора, вытекающие из содержания ст. 1235 Кодекса.

2 Гаврилов Э. П. Комментарий к главам 69, 70, 71, 76 части четвертой Гражданского кодекса РФ. – М., 2008. – С. 26.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

67


ap_06

21/5/08

14:43

Page 68

ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР 1. Предмет договора. Предмет договора должен содержать (подпункт 1 п. 6 ст. 1235 Кодекса): – описание результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, права пользования которыми передаются; – указание номера и даты выдачи удостоверяющего документа (патента, свидетельства). 2. Стороны договора. Сторонами лицензионного договора выступают лицензиар – обладатель исключительного права, который предоставляет другой стороне договора право использования охраняемого объекта, и лицензиат – сторона, которой предоставляется право использования. В качестве лицензиара и лицензиата по общему правилу могут выступать как граждане, так и юридические лица. 3. Пределы осуществления права использования (абзац 2 п. 1 ст. 1235 Кодекса). В договоре должны быть четко отражены пределы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицензиатом (п. 2 ст. 1270, п. 2 ст. 1317, п. 2 ст. 1324 Кодекса и т. п.). В случае отсутствия четкого указания на такие пределы или же если права использования не определены вообще, то они считаются не предоставленными лицензиату. 4. Способы использования «интеллектуального объекта» лицензиатом (абзац 2 п. 1, подпункт 2 п. 6 ст. 1235 Кодекса). В лицензионном договоре должны быть указаны также способы использования предмета этого договора (способы использования

68

авторского произведения закреплены в ст. 1270 Кодекса, изобретения, полезной модели, промышленного образца – в ст. 1358, товарного знака – в ст. 1484 и т. д.). Однако следует иметь в виду, что перечни способов использования, приведенные в Кодексе, не являются исчерпывающими. Кроме того, любой из перечисленных способов делим, а потому лицензионный договор может предусматривать предоставление лишь части такого правомочия. Сами правомочия, т. е. способы использования, могут быть указаны в лицензионном договоре либо по отдельности, либо в целом. 5. Территория, на которой допускается использование (п. 3 ст. 1235 Кодекса). Обязательным условием договора является указание территории, на которой лицензиат имеет полное право осуществлять свое правомочие по использованию результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. При отсутствии в договоре такого указания территорией использования считается территория Российской Федерации. 6. Срок действия договора (п. 4 ст. 1235 Кодекса). Одной из важнейших характеристик лицензионного договора является его срочный характер – срок договора не должен превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации (ст.ст. 1281, 1318, 1327, 1331, 1335 Кодекса и т. п.). При отсутствии срока действия договор считается заключенным на пять лет. Таким

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 69

ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР образом, договор не может быть заключен на неопределенный срок, поскольку в любом случае этот срок ограничивается сроком действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. 7. Размер вознаграждения лицензиара и способы его выплаты (п. 5 ст. 1235 Кодекса). Так же как и в договоре об отчуждении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, в случае отсутствия в лицензионном договоре размера вознаграждения или порядка его определения договор считается незаключенным (абзац 2 п. 5 ст. 1235 Кодекса). Поскольку в определении лицензионного договора нет указаний на обязанность лицензиата выплатить вознаграждение лицензиару, договор может быть как возмездным, так и безвозмездным, однако последнее обстоятельство должно быть четко отражено в тексте договора. При отсутствии подобных положений лицензионный договор можно смело считать возмездным3. При нарушении лицензиатом обязанности выплаты в срок вознаграждения за предоставление права использование результата интеллектуальной деятельности лицензиар имеет право в одностороннем порядке расторгнуть лицензионный договор и потребовать возмещения убытков, вызванных расторжением данного договора (п. 4 ст. 1237 Кодекса).

Лицензионный договор заключается в письменной форме, если законодательством не предусмотрено иное. В остальном же положения, касающиеся формы договора, схожи с положениями о форме договора об отчуждении исключительного права, т. е. несоблюдение простой письменной формы или требования о государственной регистрации влечет признание договора недействительным. В случае перехода исключительного права на объект, являющийся предметом лицензионного договора, к новому правообладателю – третьему лицу договор сохраняет свою силу и не расторгается. Переход исключительного права от прежнего правообладателя к новому может происходить как независимо от воли прежнего правообладателя, так и по его воле, а именно по договору об отчуждении исключительного права. Однако в тех случаях, когда отношения, возникшие на основе лицензионного договора, неразрывно связаны с личностью лицензиара, данное положение применимо быть не может.

3 Постановление Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 27.06.2006 г. № 2039/06 // Вестник Высшего арбитражного суда РФ. – 2006. – № 9.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

69


ap_06

21/5/08

14:43

Page 70

ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР Отдельного внимания заслуживает классификация лицензионных договоров. Первая классификация основана на ст. 1236 Кодекса, где законодатель четко выделяет два вида лицензионных договоров, критериями разделения которых является право лицензиара на выдачу лицензий другим лицам (ст. 1236 Кодекса) и право на защиту лицензиатом своих исключительных прав от незаконных действий других лиц (ст. 1254 Кодекса). В первом случае это простая (неисключительная) лицензия, по которой лицензиар может предоставлять право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другим лицам. Лицензии, выдаваемые лицензиаром другим лицам, должны предусматривать только такое использование, которое указано в лицензионном договоре. Во втором случае это исключительная лицензия, по которой лицензиару запрещается выдавать лицензии на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другим лицам. Под исключительным правом здесь следует понимать право лицензиата запрещать использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации другим лицам, в том числе и самому лицензиару. По мнению Э.П Гаврилова4, редакция п. 1 ст. 1236 Кодекса является неудачной: выражение «лицензионный

договор может предусматривать», сопровождаемое определенным перечнем, предполагает, что последующий перечень не является исчерпывающим. Тем не менее отсутствие в приводимом перечне указания на его открытый характер, а также норма, содержащаяся в п. 2 ст. 1236 Кодекса, согласно которой «если лицензионным договором не предусмотрено иное, лицензия предполагается простой (неисключительной)», позволяют сделать вывод, что никаких иных лицензионных договоров существовать просто не может. Вторая классификация лицензионных договоров вытекает из ст. 1239 Кодекса, критерием которой выступает воля правообладателя по предоставлению исключительного права на использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Во-первых, это «добровольная лицензия», по которой обладатель исключительного права – лицензиар предоставляет или обязуется предоставить другой стороне – лицензиату право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Это добровольное предоставление правообладателем права использования охраняемого объекта на основе договорных отношений, т. е. лицензионного договора. Во-вторых, это принудительная лицензия, по которой суд по требованию заинтересованного лица может принять решение «о предоставлении

4 См.: Гаврилов Э. П. Комментарий к главам 69, 70, 71, 76 части четвертой Гражданского кодекса РФ. – М., 2008.

70

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 71

ЗАОЧНЫЙ СЕМИНАР этому лицу на указанных в решении суда условиях права использования результата интеллектуальной деятельности, исключительное право на который принадлежит другому лицу…». Иными словами, это осуществляемое против воли правообладателя по решению суда предоставление права использования охраняемого объекта. Принудительная лицензия может относиться только к результатам интеллектуальной деятельности. Договор об отчуждении исключительного права и лицензионный до-

говор – два вида договоров, которые составляют основу всей многообразной системы обязательств, опосредующих обращение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Этим общим правилам гл. 69 Кодекса корреспондируют специальные правила о названных договорах, определяющие особенности их заключения, использования и прекращения применительно к каждому виду соответствующих результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

71


ap_06

21/5/08

14:43

Page 72

КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ КОЛЛЕКТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРАВАМИ В СВЯЗИ С ПРИНЯТИЕМ ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ*

Л. МАКСИМОВА, заместитель директора Департамента правового обеспечения Российского Авторского Общества (Москва)

Перед государством и обществом стоит задача по обеспечению соблюдения прав на результаты интеллектуальной деятельности на территории России. Одним из шагов, предпринятых в связи с этим, является принятие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс), которая действует с 1 января 2008 г. В соответствии со ст. 1270 Кодекса автору произведения или иному правообладателю принадлежит исключительное право использовать произведение в любой форме и любым не противоречащим закону способом. Именно правообладатель вправе по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование произведения. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). В ст. 1229 Кодекса прямо указывается, что другие лица не могут исполь-

зовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Кодексом. Использование произведения, если оно осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную Кодексом и другими нормативными актами. В связи с этим на практике у такой категории законопослушных пользователей, как, например, теле- и радиокомпании, организации, осуществляющие сообщение произведений по кабелю, организации общественного питания (в том числе кафе, рестораны), концертные площадки, предприятия транспорта, кинотеатры, изготовители и импортеры оборудования, предназначенного для воспроизведения фонограмм и аудиовизуальных произведений в домашних условиях

* Журнальный вариант выступления, прозвучавшего на Втором Всероссийском форуме «Интеллектуальная собственность России-2008» (Москва, 24 апреля 2008 г., День Артиста и Автора).

72

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 73

КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ (в личных целях), галереи изобразительного искусства, художественные салоны, перепродающие произведения изобразительного искусства, и др., возникают следующие вопросы: – как выполнить требование закона и использовать произведение правомерно (при таком огромном количестве произведений, эксплуатируемых пользователями); – как установить авторов произведений и «успеть» заключить с ними договор (поскольку с каждым автором пользователь обязан заключить договор до начала использования произведения, в противном случае он будет рассматриваться как нарушитель закона); – как выплачивать предусмотренное законом вознаграждение за использование произведений всем авторам и как связаться с каждым из них, чтобы осуществить такую выплату. На практике сделать это, в том числе получить разрешение каждого автора на использование каждого произведения, такой категории пользователей практически невозможно. В то же время и автор не может самостоятельно отслеживать факты использования созданных им произведений такой огромной когортой пользователей с учетом того, что его произведения могут использоваться не только в том городе, где он живет, но и за его пределами, а также на территории других государств. Автор не в состоянии провести переговоры и заключить договоры с каждым из пользователей, получить с каждого из них причитающееся вознаграждение, а в слу-

чаях, когда пользователь не выполняет свои обязательства по договору, обратиться в суд и взыскать с него вознаграждение в принудительном порядке. Таким образом, и авторы, и пользователи заинтересованы в создании такой системы, которая позволила бы, с одной стороны, собирать для авторов вознаграждение и защищать нарушенное исключительное право, а с другой – предоставила бы возможность пользователям использовать произведения авторов правомерно, без заключения с каждым из них соответствующих договоров. В связи с этим в 1993 г. Законом Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» было введено такое понятие, как коллективное управление имущественными правами. Обладатели как авторских, так и смежных прав вправе создавать организации по коллективному управлению правами, которые действуют в интересах правообладателей. Исполнители и владельцы прав на фонограммы вправе создавать организации для осуществления сбора вознаграждения за публичное исполнение произведений, сообщение в эфир или по кабелю фонограмм, опубликованных в коммерческих целях, когда такое использование по закону возможно без выдачи разрешений, но с выплатой авторского вознаграждения. Что же включает в себя понятие «коллективное управление правами»? Что представляет собой эта система? Правообладатели в тех случаях, когда осуществление их прав в инди-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

73


ap_06

21/5/08

14:43

Page 74

КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ видуальном порядке затруднительно, либо в тех случаях, когда использование результатов интеллектуальной деятельности возможно без их разрешения, но с выплатой вознаграждения за такое использование, могут создавать организации и возлагать на них управление соответствующими правами на коллективной основе. Правообладатели заключают с такими организациями договоры, на основании которых отслеживается использование результатов интеллектуальной деятельности, ведутся переговоры с потенциальными пользователями и заключаются с ними лицензионные договоры либо договоры о сборе вознаграждения, осуществляется сбор вознаграждения с пользователей, которое распределяется в соответствии с представленными пользователями отчетами и выплачивается правообладателям. Предлагаю рассмотреть практику работы такой организации по коллективному управлению правами, как Общероссийская общественная организация «Российское Авторское Общество» (далее – РАО, Общество).

74

Сразу хотелось бы отметить реальную помощь, которую оказали специалистам РАО иностранные партнеры в вопросах, связанных с осуществление коллективного управления правами. Благодаря программе ТАСИС сотрудники РАО смогли пройти стажировку в аналогичных зарубежных авторско-правовых организациях, изучить их деятельность по коллективному управлению правами и полученные знания применить на практике. Российское Авторское Общество – некоммерческая организация, созданная авторами (их наследниками). Деятельность РАО осуществляется на всей территории Российской Федерации. Для этого созданы и действуют следующие филиалы РАО: Дальневосточный, Краснодарский, ЦентральноЧерноземный, Приволжский, Сибирский, Волго-Вятский, Башкортостанский, Татарстанский, Северо-Западный, Нижне-Волжский, Южный. Кроме того, функционируют представительства РАО в городах Екатеринбург, Тверь, Владимир, Сочи. На территории России работают 205 инспекторов РАО, включая Центральный аппарат (59 инспекторов), которые непосредственно на местах собирают для авторов вознаграждение с пользователей. Количество инспекторов будет увеличиваться с тем, чтобы охватить как можно большее число пользователей. За рубежом интересы российских авторов – членов РАО представляют его партнеры – аналогичные иностранные авторско-правовые организации. Они собирают на территории своей

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 75

КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ деятельности вознаграждение для авторов – членов Общества за использование их произведений на основании договоров о взаимном представительстве интересов. Более 20 тыс. российских авторов и их правопреемников согласно договорам поручили РАО управлять их исключительными правами на коллективной основе. Для более 2 млн. иностранных авторов и их правопреемников, интересы которых РАО представляет на основании договоров о взаимном представительстве интересов с аналогичными иностранными организациями по коллективному управлению правами (из стран Европы, Америки, Азии и Африки, Австралии), собирается вознаграждение на территории России (более 160 таких договоров). Общество осуществляет сбор авторского вознаграждения для 44 музыкальных издательств. Кроме того, заключено более 17 тыс. лицензионных договоров с российскими организациями-пользователями, на основании которых осуществляются сбор, распределение и выплата вознаграждения правообладателям. Распределение и выплата вознаграждения являются основными функциями организации по коллективному управлению правами. Известно, что РАО – не единственная такая организация. Существуют и другие организации, которые заявляют, что действуют от имени всех авторов, готовы выдавать разрешения пользователям и собирать вознаграждение. Однако у таких организаций, помимо отсутствия договоров со все-

ми правообладателями (иностранных авторов представляет РАО), отсутствует и механизм распределения собранного вознаграждения, поэтому нет гарантий, что оно будет выплачено конкретному правообладателю, чьи произведения были использованы. Важным обстоятельством является также регистрация произведений авторов в РАО. Эта процедура необходима для правильного распределения собранного Обществом вознаграждения. В соответствии с п. 5 ст. 1243 Кодекса «организация по управлению правами на коллективной основе формирует реестры, содержащие сведения о правообладателях, о правах, переданных ей в управление, а также об объектах авторских и смежных прав». Общество обладает уникальной базой данных в отношении перечисленных выше сведений. В настоящее время оно разместило на своем сайте информацию об авторах и иных правообладателях, которые передали свое исключительное право в управление РАО. Общество заключает с пользователями договоры о предоставлении им прав, переданных РАО в управление правообладателями, на произведения, вошедшие в его реестр, в том числе на следующие способы использования произведений на условиях простой (неисключительной) лицензии: воспроизведение произведений в форме звуко- и видеозаписи и их распространение; воспроизведение в печати произведений изобразительного искусства, созданных авторами не для

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

75


ap_06

21/5/08

14:43

Page 76

КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ печати; публичное исполнение произведений; сообщение произведений в эфир и по кабелю; доведение произведений до всеобщего сведения. В тех случаях, когда прямым договором между пользователем и правообладателем установлено, что вознаграждение за использование объектов авторских прав выплачивается через РАО, последнее собирает с пользователей вознаграждение на основании соответствующего договора и выплачивает его правообладателю. Такие договоры, как правило, заключаются авторами музыкальных произведений с текстом при включении их в аудиовизуальные произведения либо авторами по договорам с театрами и в иных предусмотренных законом случаях. В соответствии с п. 3 ст. 1243 Кодекса пользователи обязаны представлять организации по управлению правами на коллективной основе отчеты об использовании произведений, а также иные сведения и документы, необходимые для сбора и распределения вознаграждения, перечень и сроки представления которых определяются в договорах, заключаемых пользователями с такими организациями. На основании отчетов пользователей и заявлений о регистрации произведений РАО осуществляет распределение и выплату вознаграждения правообладателям. Одновременно с выплатой вознаграждения Общество предоставляет правообладателям отчеты об использовании прав, размере собранного вознаграждения. Удержание из вознаграждения сумм на покрытие расходов РАО по сбору,

76

распределению и выплате вознаграждения осуществляется на основании закона. Постановлением Правления РАО на 2008 г. установлены конкретные размеры таких отчислений. Они остаются стабильными на протяжении более чем 14 лет. В связи с вступлением в силу с 1 января 2008 г. Кодекса положения Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» прекратили действие. В частности, не действует положение абзаца 2 п. 3 ст. 45 Закона, согласно которому отдельные так называемые «организации по коллективному управлению правами» выдавали разрешения пользователям от имени всех обладателей авторских и смежных прав, включая и тех, которые не передали организации по соответствующим договорам полномочий на коллективное управление имущественными правами. С 1 января 2008 г. в соответствии с п. 3 ст. 1242 Кодекса основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе является договор о передаче полномочий по управлению правами, заключаемый такой организацией с правообладателями в письменной форме. Кроме того, основанием полномочий организации по управлению правами на коллективной основе может быть и договор с другой организацией, в том числе иностранной, которая управляет правами на коллективной основе. Таким образом, деятельность тех организаций, которые заключили договоры на управление правами с правообладателями, ограничена лишь вы-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 77

КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ дачей разрешений пользователям в интересах только тех авторов (соответственно, и тех произведений), которые имеют соответствующие договоры с такой организацией (абзац 2 п. 3 ст. 1244 Кодекса). Выдавать разрешения в отношении других правообладателей такие организации не вправе. Вместе с тем на основании ст. 1244 Кодекса организация по управлению правами на коллективной основе может получить государственную аккредитацию на осуществление деятельности в сферах, перечисленных в п. 1 указанной статьи (только в шести сферах деятельности). После получения аккредитации организация по управлению правами на коллективной основе вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, которые заключили с ней договоры, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены (п. 3 ст. 1244 Кодекса). Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия (далее – Россвязьохранкультура) установлено, что организации по управлению правами на коллективной основе, которые намерены получить государственную аккредитацию на управление исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир

или по кабелю, в том числе путем ретрансляции, а также на осуществление прав композиторов, являющихся авторами музыкальных произведений (с текстом или без текста), использованных в аудиовизуальных произведениях, на получение вознаграждения за публичное сообщение или сообщение в эфир или по кабелю такого аудиовизуального произведения, должны сдать соответствующие документы до 16 мая 2008 г. Установлена и дата, когда обращения организаций будут рассмотрены Аккредитационной комиссией Россвязьохранкультуры – 12 августа 2008 г.

Означает ли это, что автор или иной правообладатель, который не заключил с аккредитованной организацией соответствующий договор, связан с ней «навеки» и не вправе распоряжаться правами по своему усмотрению? Нет. Каждый правообладатель вправе в любой момент полностью или частично отказаться от управления этой организацией его правами. В этих целях правообладатель письменно уведомляет организацию о своем решении.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

77


ap_06

21/5/08

14:43

Page 78

КОНФЕРЕНЦИИ, СЕМИНАРЫ В том случае, если он намерен отказаться от управления аккредитованной организацией только частью прав или объектов этих прав, ему следует представить перечень таких исключаемых прав или объектов. По истечении трех месяцев со дня получения такого уведомления аккредитованная организация обязана исключить указанные в заявлении правообладателя права или объекты из договоров со всеми пользователями и разместить об этом информацию в общедоступной информационной системе, выплатить собранное для правообладателя вознаграждение и представить отчет, содержащий сведения об использовании его прав, в том числе о размере собранного вознаграждения и удержанных из него суммах. Аккредитованные организации обязаны ежегодно представлять в уполномоченный федеральный орган исполнительной власти отчет о своей деятельности, а также публиковать его в общероссийском средстве массовой информации. Хотелось бы отметить, что РАО на протяжении нескольких лет постоян-

78

но издает отчет о своей деятельности, а также регулярно размещает на своем сайте соответствующую информацию, в том числе о собранных для правообладателей суммах вознаграждения. В 2007 г. размер собранного Обществом вознаграждения составил 1 533 674 тыс. руб., в том числе за публичное исполнение произведений – 811 967 тыс. руб., за использование произведений на радио и телевидении – 555 148 тыс. руб. За рубежом для российских авторов было собрано вознаграждение в размере 102 294 тыс. руб. Полагаем, что у РАО есть все основания для получения государственной аккредитации. Практика Общества с 1993 г. показывает, что пользователи доверяют организации, в том числе в отношении получения реальных разрешений от правообладателей, правами на произведения которых управляет РАО. Надеемся, что получение государственной аккредитации позволит РАО решать те проблемы, которые нередко возникают в судах при обращении членов Общества за защитой нарушенных прав.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 79

СОВЕТЫ ЮРИСТА ПРОБЛЕМЫ ОФОРМЛЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ ДОГОВОРОВ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ

Ю. ЛЕОНТЬЕВА, юрист издательской компании «Эгмонт Россия Лтд.» (Москва)

В последние годы авторы, их наследники и иные правообладатели все чаще пользуются услугами различного рода посредников, выступающих в роли их представителей или агентов. В целом, данную тенденцию нельзя не оценивать как позитивную, свидетельствующую о совершенствовании отношений на российском рынке авторских прав, росте профессионализма в указанной сфере, особенно если в роли посредников выступают лица, имеющие достаточный опыт заключения договоров об использовании произведений, согласования их условий, оформления отношений с различными категориями пользователей и к тому же пользующиеся заслуженным доверием у представляемых ими правообладателей, подтвержденным многолетней практикой сотрудничества. Однако отношения представительства, возникающие в подобных случаях, способны в то же время приводить к ряду специфических проблем

как для представляемых правообладателей, так и для пользователей, вступающих с ними в договорные отношения через их представителей. Одной из проблем, не столь широко распространенной до недавнего времени, но все же встречающейся на практике, является возможность заключения представителем по доверенности договора об использовании произведений на условиях, совершенно не соответствующих намерениям самого правообладателя. Совершаемые представителем сделки позволяют создавать, изменять или прекращать гражданские права и обязан��ости непосредственно у представляемого [1, с. 322], а последствия сделок, совершаемых представителем, «непосредственно переносятся на представляемого» [2, с. 170]. Устанавливаемые гл. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) общие положения о представительстве и доверенности,

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

79


ap_06

21/5/08

14:43

Page 80

СОВЕТЫ ЮРИСТА под которой согласно ст. 185 ГК РФ признается «письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами», подлежат применению и при заключении через представителей договоров об использовании произведений, поскольку действующее законодательство не предусматривает для подобных случаев какихлибо особых, специальных подходов. Как известно, для отдельных областей гражданско-правовых отношений характерны существенные ограничения или даже запрет возможности представительства. Так, еще Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «не все сделки допускают представительство: оно невозможно при браке, при узаконении детей, при составлении духовных завещаний» [2, с. 170]. Современное законодательство не допускает совершение через представителя сделок, которые по своему характеру могут быть совершены только лично, а также других сделок в случаях, установленных законом (п. 4 ст. 182 ГК РФ). В ряде случаев полномочия представителя ограничиваются законом* или содержанием самой доверенности. Нельзя отрицать специфику отношений, связанных с реализацией исключительных прав на произведения, которые в значительной степени об-

условлены спецификой самого произведения как нематериального блага и особенностями связанных с ним имущественных прав, как правило, не поддающихся точной имущественной оценке. Так, при заключении договора купли-продажи объекта вещной собственности по явно заниженной цене у представляемого существует возможность добиваться признания совершенной сделки недействительной со ссылками на различные правовые основания, например, совершение сделки под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ), под влиянием обмана, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ). Французский гражданский кодекс (ст. 1674) устанавливает даже четкое правило для определения «допустимых» убытков продавца при реализации объекта недвижимости: «Если продавец потерпел ущерб в размере более семи двенадцатых цены недвижимости, то он может требовать признания продажи ничтожной, хотя бы он по договору прямо отказался от права требовать признания договора ничтожным и заявил, что он подарил часть стоимости, не оплаченную покупной ценой» [3, с. 604].

* Наиболее характерными являются ограничения полномочий представителя, налагаемые процессуальным законодательством. Так, согласно ст. 54 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации «право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом».

80

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 81

СОВЕТЫ ЮРИСТА Разумеется, для авторско-правовой сферы подобные подходы неприменимы, иначе они привели бы к хаотичному состоянию всей договорной практики, связанной с использованием произведений. Как правило, стоимость прав на использование произведений не может быть оценена на основании каких-либо четких объективных критериев. Мало того, зачастую доходы, которые могут быть получены от использования произведения, зависят не только и даже не столько от его потенциальной ценности, художественных достоинств, научной значимости, сколько от средств, вложенных пользователем в его продвижение, рекламу, распространение и т. д. В то же время автор или иной правообладатель, предоставивший доверенность на представительство его интересов при заключении договора об использовании произведения и не ограничивший надлежащим образом полномочия представителя, оказывается в весьма уязвимом положении. Если, например, представитель подпишет договор, предусматривающий предоставление исключительной лицензии на использование произведения в течение всего срока его охраны, или допускаемый частью четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс) договор об отчуждении исключительного права на произведение (ст. 1285), то автор фактически окажется лишен принадлежавших ему исключительных прав на совершенно законном основании. В своей практической деятельности нам не раз приходилось сталки-

ваться со случаями, когда правообладатели, зачастую пожилые или просто юридически недостаточно подготовленные люди, выдавая доверенность, действительную в течение одного года или трех лет, были абсолютно уверены в том, что и заключаемые их представителями договоры не должны предусматривать сроки использования произведений, превышающие согласованный срок действия доверенности. Правообладателям бывает трудно даже предположить, что, выдав хотя бы на один день доверенность на представление своих интересов при реализации принадлежащих им прав, они рискуют лишиться этих прав навсегда. Во избежание подобных последствий необходимо обеспечивать ограничение полномочий представителя, причем все ограничения должны быть изложены непосредственно в выдаваемой ему доверенности. Наличие отдельного договора между представляемым и представителем, содержащего требования к основным условиям заключаемых представителем договоров или даже согласованные

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

81


ap_06

21/5/08

14:43

Page 82

СОВЕТЫ ЮРИСТА стандартные формы договоров на использование произведений, обязательные для использования представителем, не гарантирует в полной мере защиту интересов правообладателя. Согласно ст. 174 ГК РФ при выходе представителя за пределы ограничений, установленных договором с представляемым, заключенная представителем сделка может быть признана судом недействительной только в случаях, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о таких ограничениях. Заслуживает особого внимания вопрос о том, какие именно основные ограничения могут включаться в доверенность, позволяющую представителю заключать от имени правообладателя договоры об использовании произведений. Как известно, к числу основных условий лицензионного договора могут быть отнесены положения, определяющие круг подпадающих под него произведений, устанавливающие допустимые по данному договору способы использования произведений, срок и территорию действия предоставляемой лицензии, ее исключительный или неисключительный характер, размер вознаграждения или порядок его определения, возможности сублицензирования. Разумеется, нельзя не учитывать принципиальные отличия в правовых последствиях, которые вызывает заключение договора об отчуждении прав или лицензионного договора, в связи с чем, как нам кажется, в доверенности необходимо специ-

82

ально оговаривать отсутствие у представителя правомочий на заключение договора об отчуждении прав. Включение подробных ограничений по каждому из основных условий обычно неосуществимо и далеко не всегда целесообразно. Несомненно, наиболее важным является ограничение срока, на который могут предоставляться разрешения (лицензии) на использование произведений по договору, заключаемому через представителя. В связи с этим важно указывать в доверенности предельную продолжительность этого срока. Такое указание, на наш взгляд, одновременно должно рассматриваться как запрет представителю заключать договоры об отчуждении прав на произведения, даже если этот запрет не оговорен в доверенности иным образом. Что касается остальных ограничений, например, в отношении территории, исключительного характера предоставляемой лицензии, возможности сублицензирования и пр., то они также могут быть включены в текст доверенности, выдаваемой представителю. Но именно ограничение предельного срока использования произведений на основании заключаемого с представителем договора является важной гарантией соблюдения интересов правообладателя, правда, при условии, что законодательство придет ему на помощь и закрепит правила определения предельного срока для случаев, когда такой срок в доверенности не указан. На подобные случаи целе-

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 83

СОВЕТЫ ЮРИСТА сообразно было бы по аналогии распространить правило абзаца 2 п. 4 ст. 1235 Кодекса, согласно которому, если в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет.

Распространение данного правила ��а случаи выдачи доверенности без указания предельного срока заключаемого на ее основании договора или без прямого указания на возможность заключения по ней договора об отчуждении прав, с одной стороны, позволило бы ограничить риски правообладателей при заключении договоров через представителей разумными временными рамками, а с другой – не привело бы к значительным изменениям большей части договорной практики, так как подавляющее большинство заключаемых через представителей договоров при массовом использовании произведений, как правило, не предусматривает более длительных сроков использования произведений. В противном случае добросовестный приобретатель прав будет стремиться заключить договор непосредственно с правообладателем или же сможет

запросить подтверждение полномочий представителя на предоставление возможности использования произведений в течение более длительного срока. Разумеется, предлагаемое нововведение оказывается достаточно уязвимым, поскольку фактически ведет к установлению еще одного специфического формального правила – презумпции для сферы авторских прав, и без того насыщенной подобными правилами. Однако появление подобных формальностей не случайно, так как они призваны учитывать именно особенности закрепляемых законодательством прав на произведения и, что не менее существенно, гарантировать высокий уровень охраны прав авторов, их наследников и иных правообладателей, в большинстве случаев не являющихся профессиональными юристами, специализирующимися в вопросах интеллектуальной собственности. Законодательство, как представляется, не должно создавать «юридические ловушки» для тех, кто может быть введен в заблуждение сложностью существующих норм, редким их применением, особенностями «бытового» (неюридического) понимания совершаемых заинтересованными лицами юридически значимых действий. Характерным примером такого неправильного понимания правовых последствий своих действий является, например, согласие многих российских граждан выступать в качестве поручителей по кредитам, выдаваемым

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

83


ap_06

21/5/08

14:43

Page 84

СОВЕТЫ ЮРИСТА иным лицам. Как показывает анализ, большинство из таких «поручителей» полагают, что они просто гарантируют «порядочность» лица, за которого они поручаются, вовсе не задумываясь над тем, что им придется нести ответственность всем своим имуществом по возможным долгам такого лица. Аналогичная по своей сути ситуация нередко складывается при выдаче автором или его наследниками доверенности представителю на представление их интересов при решении вопросов использования произведений. При этом представляемые полагают, что все основные вопросы, связанные с таким использованием, будут обязательно согласовываться с ними, а роль представителя сводится имен-

84

но к миссии «посредника», выразителя их интересов. Важная задача – исключить негативные последствия злоупотребления доверием представляемых в подобных случаях. ЛИТЕРАТУРА 1. Гражданское право : учебник : в 3 т. – 6-е изд., перераб. и доп. / отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. – М. : ТК Велби, Проспект, 2008. – Т. 1. 2. Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права (по изданию 1912 г.). – Тула : Автограф, 2001. 3. Французский гражданский кодекс / Ассоциация Юридический центр; пер. с фр. А. Жуковской, Г.А. Пашковской; науч. ред. и предисл. Д.Г. Лаврова. – СПб. : Юридический центр Пресс, 2004.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 85

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ БОРЦОВ С ПИРАТСТВОМ НАГРАДИЛИ ПО ЗАСЛУГАМ

24 апреля 2008 г. в арт-салоне Центрального Дома актера им. Яблочкиной состоялась торжественная церемония вручения наград X конкурса «СМИ за цивилизованный музыкальный рынок». Начиная с 1998 г. конкурс организуется Международной федерацией производителей фонограмм совместно с информационным агентством InterMedia. В этом году жюри рассмотрело более 600 журналистских работ, из которых было выбрано 20 претендентов на главные награды. Призы по традиции представляют собой «Золотой», «Серебряный» и «Бронзовый» диски и денежные премии: 500 у.е. – за третье место, 750 – за второе и 1 000 у.е. – за первое. Материалы отбирались по нескольким критериям: достоверность, актуальность, оригинальность и системность в освещении. Церемонии вручения наград предшествовала пресс-конференция, на которой присутствовали региональный директор Международной федерации производителей фонограмм (далее - IFPI) по России И. Пожитков, директор Национальной федерации производителей фонограмм (далее – НФПФ) А. Угринович, народный артист России, певец В. Девятов и генеральный директор агентства InterMedia Е. Сафронов. Участники пресс-конференции говорили о том, что с каждым годом уровень материалов, затрагивающих тему

музыкального пиратства, растет, а количество заказанных пиратами статей уменьшается. Речь также шла об изменениях, которые произошли в борьбе с нелегальным музыкальным рынком за десять лет существования конкурса.

Участники пресс-конференции, посвященной конкурсу «СМИ за цивилизованный музыкальный рынок»

Так, И. Пожитков отметил, что в этой борьбе заметны положительные сдвиги: с 2002 г. власти начали обращать внимание на актуальную проблему пиратства, была создана Комиссия по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, которую сначала возглавлял М. Касьянов, а затем Д. Медведев. Помимо этого произошли некоторые изменения в законодательстве: Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах», ст. 146 Уголовного кодекса РФ «Нарушение авторских и смежных прав», внесены поправки в Уголовнопроцессуальный кодекс РФ. Наиболее же значимым событием, по мнению И. Пожиткова, стало то, что нарушение авторских прав было перенесено

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

85


ap_06

21/5/08

14:43

Page 86

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ в разряд тяжких преступлений. Это позволяет проводить дополнительную розыскную работу по тому или иному делу, вследствие чего могут понести наказание не исполнители, а собственно организаторы подобных правонарушений. Согласно информации IFPI за последнее время уровень пиратства в нашей стране значительно снизился и сейчас составляет 59%, так что можно надеяться на «светлое будущее» музыкальной индустрии. О большом прогрессе в борьбе с пиратством упомянул и В. Девятов: «Сейчас наконец-то создана нормальная система, по которой человек в рамках закона может осуществлять звукозаписывающую деятельность. Но, тем не менее, – уточнил он, – я продолжаю сталкиваться с пиратством. Мой театр посетил 43 страны с гастролями, и мы видели, как нелицензионные диски российских исполнителей,

86

в том числе и мои, продаются за рубежом, например, в Таиланде, Китае, Корее». Директор НФПФ А. Угринович указал на необходимость самого активного участия СМИ в борьбе с музыкальным пиратством, после чего вручил всем присутствовавшим номинантам подарки, набор дисков от компании Universal Music и почетные дипломы от лица НФПФ. По результатам конкурса специальные призы НФПФ за циклы публикаций вручены представителям изданий «2М» и Billboard. «Бронзовый» диск получили корреспондент журнала Smart Money Данил Вязовов за материал «Бездисковое пространство» и журналистка «Газеты» Галина Ляшенко за работу «Музыкальное сопровождение в тюрьму». «Серебряный» диск вручен Евгению Вискову, продюсеру программы

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 87

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ «Неделя с Марианной Максимовской» телеканала REN-TV, и авторам из издательского дома «Юрист» Олегу Дворянкину и Александру Тихонову за книгу «Россия. Интеллектуальная собственность. Прорыв в будущее». Главный приз, «Золотой» диск, достался журналисту «Коммерсанта» Ивану Буранову за статью «Последний писк» и Вадиму Пономареву, автору из еженедельного издания «Компания», за материал «Главное. Крутятся диски». Информация предоставлена агентством InterMedia.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

87


ap_06

21/5/08

14:43

Page 88

ЗАКОНЫ. ДОКУМЕНТЫ. КОММЕНТАРИИ ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 29 декабря 2007 г. № 992* г. Москва

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ АККРЕДИТАЦИИ ОРГАНИЗАЦИЙ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ КОЛЛЕКТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ АВТОРСКИМИ И СМЕЖНЫМИ ПРАВАМИ

В соответствии со статьей 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации Правительство Российской Федерации постановляет: 1. Утвердить прилагаемое Положение о государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами. 2. Установить, что Положение, указанное в пункте 1 настоящего Постановления, вступает в силу с 1 января 2008 г. 3. Установить, что типовой устав аккредитованной организации, осуществляющей коллективное управление авторскими и смежными правами, утверждается Министерством культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации.

Председатель Правительства Российской Федерации В. Зубков

* Опубликовано в «Российской газете» 16 января 2008 г., № 6.

88

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 89

ЗАКОНЫ. ДОКУМЕНТЫ. КОММЕНТАРИИ Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г. № 992

ПОЛОЖЕНИЕ О ГОСУДАРСТВЕННОЙ АККРЕДИТАЦИИ ОРГАНИЗАЦИЙ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ КОЛЛЕКТИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ АВТОРСКИМИ И СМЕЖНЫМИ ПРАВАМИ I. Общие положения 1. Настоящее Положение определяет условия и порядок проведения государственной аккредитации организаций, осуществляющих коллективное управление авторскими и смежными правами (далее – организации). 2. Целью аккредитации является наделение организаций полномочиями, предусмотренными статьей 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации. 3. Аккредитацию проводит федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере авторского права и смежных прав (далее – уполномоченный орган). II. Порядок проведения аккредитации 4. Аккредитация осуществляется на основе принципов открытости процедуры и учета мнения заинтересованных лиц, включая правообладателей. Аккредитация проводится по каждой из сфер, предусмотренных пунктом 1 статьи 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации, отдельно. Рассмотрение заявления на получение аккредитации (далее – заявление) осуществляется на заседании аккредитационной комиссии (далее – комиссия) с участием представителей организации, подавшей заявление на аккредитацию (далее – заявитель). Положение о комиссии и ее персональный состав утверждаются уполномоченным органом. Комиссия формируется из представителей уполномоченного органа и федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке государственной политики в сфере авторского права и смежных прав. С учетом мнения заинтересованных лиц, включая правообладателей, в состав комиссии могут включаться представители иных заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, пользователей объектов авторского права и смежных прав, правообладателей, а также заинтересованных организаций (количество указанных представителей не должно быть более одной трети общего числа членов комиссии). ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

89


ap_06

21/5/08

14:43

Page 90

ЗАКОНЫ. ДОКУМЕНТЫ. КОММЕНТАРИИ Информация о дате проведения заседания комиссии размещается уполномоченным органом на его официальном сайте в сети Интернет не позднее чем за 95 календарных дней до даты проведения заседания комиссии. 5. Для получения аккредитации заявитель направляет в уполномоченный орган заявление в письменном виде. Заявление может быть направлено в течение 30 календарных дней после даты размещения информации о дате проведения заседания комиссии. Заявитель имеет право на отзыв заявления в любой момент до даты проведения заседания комиссии. 6. В заявлении указываются: а) наименование заявителя, его место нахождения; б) сфера коллективного управления, предусмотренная пунктом 1 статьи 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой заявитель намерен осуществлять управление правами, сбор, распределение и выплату вознаграждения. 7. К заявлению прилагаются: а) нотариально заверенные копии учредительных документов; б) выписка из Единого государственного реестра юридических лиц, содержащая сведения о заявителе, с отметкой налогового органа; в) заверенная заявителем копия бухгалтерского баланса на последнюю отчетную дату, предшествующую подаче заявления, с приложением аудиторского заключения, подтверждающего достоверность бухгалтерской отчетности заявителя; г) заверенные заявителем сведения о договорах, заключенных с правообладателями, о передаче полномочий по управлению правами, срок действия которых истекает не ранее чем через год после подачи документов заявителем (фамилия, имя, отчество правообладателя, реквизиты договора, категория прав, переданных в управление, территория использования прав); д) заверенные заявителем сведения о лицензионных договорах и (или) договорах о выплате вознаграждения за использование объектов авторского права и смежных прав (далее – вознаграждение), заключенных с пользователями, по которым производится сбор и выплата вознаграждения (наименование пользователя, реквизиты договора, категория прав, территория использования прав); е) заверенные заявителем сведения о взаимном представительстве интересов заявителя с аналогичными иностранными и российскими организациями; ж) справка заявителя, содержащая сведения о: возможности осуществления функций по сбору, распределению и выплате вознаграждения на всей или большей части территории Российской Федерации;

90

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 91

ЗАКОНЫ. ДОКУМЕНТЫ. КОММЕНТАРИИ сумме выплаченного правообладателям вознаграждения за 12 месяцев, предшествующих дате подачи заявления; сумме, удерживаемой из вознаграждения на покрытие фактических расходов заявителя по сбору, распределению и выплате вознаграждения, а также о сумме, направляемой в специальные фонды, которые создаются организацией с согласия и в интересах представляемых ею правообладателей; перспективном плане развития заявителя; наличии реестра, формируемого организацией в соответствии с пунктом 5 статьи 1243 Гражданского кодекса Российской Федерации; общедоступном информационном ресурсе заявителя; з) заверенная заявителем опись представленных документов. 8. Документы, указанные в пункте 7 настоящего Положения, представляются в уполномоченный орган в двух экземплярах на бумажном носителе, а также в электронном виде (если это возможно). 9. Заявитель несет ответственность за достоверность сведений, представленных для получения аккредитации, в соответствии с законодательством Российской Федерации и настоящим Положением. 10. Уполномоченный орган принимает заявления и ведет их учет в журнале регистрации заявлений с присвоением номера и указанием даты приема. При этом на экземпляре описи документов, который остается у заявителя, делается отметка о приеме заявления с указанием даты и присвоенного этому заявлению регистрационного номера. 11. Заявителю отказывается в приеме заявления, если заявление подается до начала или по истечении срока приема заявлений. Отметка об отказе в приеме заявления делается на описи представленных заявителем документов. Непринятое заявление с приложенными к нему документами возвращается заявителю в день его подачи вместе с описью документов путем вручения их заявителю под расписку либо путем отправления указанных документов заказным письмом. 12. Уполномоченный орган в течение 60 дней после даты окончания приема заявлений осуществляет проверку полноты и достоверности сведений, содержащихся в документах, представленных в соответствии с пунктами 6 и 7 настоящего Положения, и составляет соответствующее заключение. При подготовке заключения уполномоченный орган вправе запросить у заявителя дополнительные материалы, подтверждающие указанные сведения, не позднее чем за 35 календарных дней до даты проведения заседания комиссии. Такие материалы должны быть представлены заявителем в уполномоченный орган не позднее чем за 30 календарных дней до даты проведения заседания комиссии. 13. В случае если уполномоченный орган устанавливает факты непредставления в установленные сроки запрошенных уполномоченным органом ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

91


ap_06

21/5/08

14:43

Page 92

ЗАКОНЫ. ДОКУМЕНТЫ. КОММЕНТАРИИ дополнительных материалов, указанных в пункте 12 настоящего Положения, представления заявителем недостоверных сведений и (или) подложных документов, а также несоответствия заявителя установленным Гражданским кодексом Российской Федерации и настоящим Положением требованиям к организациям, уполномоченный орган подготавливает отрицательное заключение в отношении заявления и сопровождающих его документов и принимает решение об их возврате заявителю без рассмотрения на заседании комиссии. Отрицательное заключение подписывается руководителем уполномоченного органа или его заместителем и направляется заявителю заказным письмом с уведомлением либо вручается заявителю под расписку не позднее чем за 5 календарных дней до даты проведения заседания комиссии с указанием причин отказа. 14. Положительное заключение подписывается руководителем уполномоченного органа или его заместителем и с приложением документов, указанных в пунктах 6 и 7 настоящего Положения, направляется для рассмотрения в комиссию не позднее чем за 5 календарных дней до даты проведения заседания комиссии. Копия указанного заключения направляется заявителю заказным письмом с уведомлением либо вручается заявителю под расписку не позднее чем за 5 календарных дней до даты проведения заседания комиссии. 15. При рассмотрении заявления комиссией учитываются в том числе следующие критерии: а) возможность осуществления функций по сбору, распределению и выплате вознаграждения на всей или большей части территории Российской Федерации, а также представительство интересов российских обладателей авторского права и смежных прав на российском и мировом рынках; б) оптимальность размера суммы, удерживаемой из вознаграждения на покрытие фактических расходов заявителя по сбору, распределению и выплате такого вознаграждения; в) возможность предоставления всем заинтересованным лицам сведений о правообладателях, правах, переданных в управление организации, а также об объектах авторского права и смежных прав. 16. Комиссия правомочна принимать решения, если в заседании участвуют не менее половины ее членов. Решения комиссии принимаются простым большинством голосов присутствующих на заседании членов комиссии. Если голоса разделились поровну, решающий голос имеет председатель комиссии. Принятие решения членами комиссии путем проведения заочного голосования и делегирование своих полномочий иным лицам не допускается. 17. В случае если на заседание комиссии допущен только один заявитель, то его заявление подлежит рассмотрению комиссией.

92

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 93

ЗАКОНЫ. ДОКУМЕНТЫ. КОММЕНТАРИИ 18. По итогам заседания комиссии уполномоченный орган в 5-дневный срок принимает решение об аккредитации. Решение об аккредитации оформляется соответствующим приказом, на основании которого выдается свидетельство о государственной аккредитации. 19. Свидетельство о государственной аккредитации подписывается руководителем уполномоченного органа и заверяется печатью этого органа. Свидетельство об аккредитации выдается в 10-дневный срок с даты подписания приказа уполномоченного органа. 20. Государственная аккредитация предоставляется на 5 лет для организаций, аккредитуемых впервые, и на срок от 5 до 10 лет для организаций, аккредитованных ранее и не имевших замечаний к своей деятельности со стороны контролирующих органов. 21. Информация об аккредитованных организациях размещается уполномоченным органом на его официальном сайте в сети Интернет. 22. Если по итогам заседания комиссией не определен заявитель, наиболее соответствующий критериям, необходимым для осуществления деятельности в качестве аккредитованной организации в заявленной сфере коллективного управления, комиссия вправе внести предложение в уполномоченный орган о проведении повторной аккредитации. III. Контроль за деятельностью аккредитованной организации 23. Уполномоченный орган осуществляет контроль за деятельностью аккредитованной организации в соответствии с законодательством Российской Федерации о проведении государственного контроля (надзора), об авторском праве и смежных правах (в части требований к деятельности организаций). 24. Уполномоченный орган при осуществлении контроля за деятельностью аккредитованной организации вправе привлекать экспертов в сфере авторского права и смежных прав. 25. Аккредитованная организация ежегодно, не позднее 1 июня года, следующего за отчетным, направляет в уполномоченный орган отчет о своей деятельности в качестве аккредитованной организации. IV. Основания для отзыва аккредитации 26. Аккредитация организации отзывается уполномоченным органом в случае: а) неустранения аккредитованной организацией в установленный уполномоченным органом срок нарушений, по поводу которых уполномоченным органом давались предписания; б) непредставления в установленный срок в уполномоченный орган ежегодного отчета о деятельности аккредитованной организации; ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

93


ap_06

21/5/08

14:43

Page 94

ЗАКОНЫ. ДОКУМЕНТЫ. КОММЕНТАРИИ в) возникшего несоответствия аккредитованной организации требованиям, предъявляемым к ней Гражданским кодексом Российской Федерации; г) представления аккредитованной организацией заявления о добровольном отказе от аккредитации; д) выявления недостоверных сведений в документах, послуживших основанием для принятия решения об аккредитации; е) представления в уполномоченный орган ежегодного отчета о деятельности аккредитованной организации, содержащего заведомо ложные сведения. 27. В случае отзыва аккредитации организация лишается полномочий на управление правами и сбор вознаграждения в сферах коллективного управления, предусмотренных пунктом 1 статьи 1244 Гражданского кодекса Российской Федерации, в отношении тех правообладателей, с которыми у нее не заключены договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 Гражданского кодекса Российской Федерации. 28. Информация об отзыве аккредитации размещается уполномоченным органом на его официальном сайте в сети Интернет. V. Обжалование решений и действий уполномоченного органа 29. Решения и действия уполномоченного органа могут быть обжалованы в судебном порядке.

94

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


ap_06

21/5/08

14:43

Page 95

ИНФОРМАЦИЯ НТТМ-2008 VIII Всероссийская выставка научно-технического творчества молодежи 25–28 июня 2008 г., Москва, Всероссийский выставочный центр

Организаторы выставки: Министерство образования и науки РФ, Федеральное агентство по образованию, ТПП РФ, Правительство Москвы, Всероссийский выставочный центр, Совет ректоров вузов Москвы и Московской области. Выставка проводится в рамках реализации мероприятий приоритетного национального проекта «Образование», а также федеральных и региональных целевых программ, направленных на развитие науки, техники, образования и интеллектуального воспитания молодежи. НТТМ-2008 – это демонстрация результатов фундаментальных и прикладных исследований, изобретений и разработок лучших представителей интеллектуальной молодежи России в возрасте 12–27 лет. В рамках выставки состоится ежегодный Всероссийский конкурс НТТМ. По его итогам будут определены претенденты для награждения премиями, а также присуждения грантов по программе «У.М.Н.И.К.», объявленной Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. Оценку представленных работ проведет Научный комитет в составе ученых РАН, преподавателей, специалистов по работе с молодежью, представителей общественных и научных организаций. Значимым событием выставки станет научно-практическая конференция «Научно-техническое творчество молодежи – путь к обществу, основанному на знаниях», главная цель которой – стимулировать получение новых знаний, составляющих основу технологических инноваций, содействовать развитию творческой активности и профессиональному росту молодых специалистов. Проведение НТТМ-2008 будет способствовать интеграции образования, науки и производства, повышению творческой активности молодежи, станет вкладом в реализацию национального проекта «Образование». Узнать подробности и подать заявки на участие в выставке можно на сайте: www.nttm-expo.ru, по e-mail: imolchanova@Vvcentre.ru или по тел.: (495) 748-34-17.

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008

95


ap_06

21/5/08

14:43

Page 96

ИНФОРМАЦИЯ CONTENTS # 6, 2008 ISSUES OF THE THEORY – R. MERZLIKINA. The concept of formation of the legislation in the sphere of intellectual property under the system of the Civil Code. LAW – O. PRONINA. Development of the concept of the moral rights in Russia in the Soviet period. OPINION OF THE EXPERT – O. RUZAKOVA. Problems of construction of contract system on creation of intellectual activity results and disposal of exclusive rights. * I. FARSHATOV. Peculiarities of enforcement of the rights related to copyright. POINT OF VIEW – JA. BASHLYKOV. Legal support for transfer of the rights to broadcasting of sport competitions. * JU. BRUMSHTEJN, M. BISHAROVA. The small works containing the text. General problems of regulation and actual observance of copyright. SEMINAR BY CORRESPONDENCE – E. NAUMOVA. Contractual regulation of turnover of the rights to intellectual property. CONFERENCES, SEMINARS – L. MAKSIMOVA. Collective management of the rights in connection with adoption of the Part IV of the Civil Code of the Russian Federation. LAWYER ADVICES – JU. LEONTEVA, Problems of registration of representation relationship at the conclusion of contracts on use of the works. CALENDAR OF EVENTS. LAWS. DOCUMENTS. COMMENTS

НАШИ БАНКОВСКИЕ РЕКВИЗИТЫ: Получатель: ООО «Издательский Дом «ИНТЕЛПРЕСС» ДО «Москворецкое отделение» ОАО «МИнБ», г. Москва ИНН 7706057851, КПП 770601001 Банк получателя: ОАО «МИнБ», г. Москва Расчетный счет № 40702810500020000706 Кор. счет № 30101810300000000600 БИК 044525600 ОКВЭД 22.13 ОКПО 13225628 АДРЕС ОБЪЕДИНЕННОЙ РЕДАКЦИИ (ОФИС): г. Москва, Раушская наб., 4, комн. 416 ПОЧТОВЫЙ АДРЕС ОБЪЕДИНЕННОЙ РЕДАКЦИИ: 115035, г. Москва, а/я 66 Тел.: (495) 959-33-24, 230-18-05, 959-33-07 E-mail: pravo@superpressa.ru http://www.superpressa.ru Ведущий редактор – Н.М. Каменецкая Компьютерная верстка – Е.В. Костромцова Ответственный за выпуск – Н.М. Каменецкая Подписано в печать 22.05.2008 г. Формат издания 70 x 100/16. Печать офсетная. Печ. л. 6,0. Усл. печ. л. 8,4. Общий тираж изданий «ИС» 4000 экз. Зак. 21178. Цена договорная. Отпечатано в типографии ООО «Вива-Стар» 107023, г. Москва, ул. Электрозаводская, д. 20, стр. 3

96

ИС. Авторское право и смежные права, № 6, 2008


Подписные агентства наших журналов

Агентство «РОСПЕЧАТЬ» 123995, Москва, Д-308, ГСП-5, пр. Маршала Жукова, д. 4 тел.: +7 (495) 921-25-50, факс: +7 (495) 785-14-70

Агентство «Интер-Почта» 119501, Москва, ул. Веерная, д. 1, корп. 4 тел.: +7 (495) 500-00-60

Агентство «Книга-Сервис» 117168, Москва, ул. Кржижановского, д. 14, корп. 1 тел.: +7 (495) 680-90-88

Группа компаний «Урал-пресс» 127015, Москва, ул. Новодмитровская, д. 5А, стр. 4 тел.: +7 (495) 789-86-36

ООО «Межрегиональное агентство подписки» 127994, Москва, К-51, ГСП-4, Цветной бульвар, д. 30, стр. 1, 4-й этаж тел.: +7 (495) 648-93-94

Агентство «МК-ПЕРИОДИКА» 129110, Москва, пр-т Мира, д. 57 тел.: +7 (495) 672-71-93


Счет на оплату № 21/л от 3 февраля 2012 г.


Счет на оплату № 16/л от 3 февраля 2012 г.


ВАША РЕКЛАМА В ЖУРНАЛАХ «ИС» (базовый прайс-лист – 2012)

Формат

Размер, мм

Стоимость (руб.)

1/1 полоса (вертикальный)

210×297

18 200

1/2 полосы (горизонтальный)

210х150

13 650

1/3 полосы (горизонтальный)

210х100

7280

165x240,5 (текстовый блок рубрики)

9100

2-я обложка

210×297

22 750

3-я обложка

210×297

20 930

4-я обложка

210×297

27 300

Полоса в рубрике (1/1) «Перспективные разработки» (описание, текстовая информация, изображение)

Специальные позиции Полоса рядом со «Словом редактора»

210×297

24 570

1-й разворот (2 полных полосы, после «Содержания», перед «Словом редактора»)

420х297 (2 полосы 210×297)

27 300

Вложение в журнал с упаковкой каждого экземпляра в пленку не более 50 г

диск, листовка, буклет

стоимость уточняется на момент обращения

Условия размещения Предоплата – 100%. НДС не облагается, для постоянных рекламодателей действует индивидуальная система скидок и специальные предложения. Предложение не является публичной офертой. Важно: при одновременном размещении рекламы в обоих журналах «ИС» Вы получите ощутимую скидку – 16% от стоимости размещения заказа.


«СОХРАНЯЯ – ПРИУМНОЖАЙ!» В честь 55-летия журнала «ИС» стартует выгодная эксклюзивная программа для рекламодателей! Подробнее – по запросу. Ваш менеджер по рекламе – Константин Герасимов: E-mail: Gerasimov@superpressa.ru ICQ # 612105672 (Promotion) www.superpressa.ru Тел./факс: +7 (495) 959-33-24 тел. (моб.): +7 (915) 317-67-61

Технические требования к макету Принимаемые форматы файлов: EPS, TIFF, INDD. EPS-файлы (все использованные шрифты должны быть предварительно конвертированы в кривые). TIFF-файлы (оригинал-макет предоставляется в формате TIFF в масштабе 1:1, 300 dpi, CMYK). Файлы InDesign CS (коллект со всеми необходимыми иллюстрациями и шрифтами). Припуск под обрез – по 5 мм с каждой стороны макета. Текст и принципиально значимые части изображения должны размещаться не ближе 7 мм от обрезного края и 15 мм от обрезного края со стороны корешка.


ap_06