Page 1


Автор-составитель альбома Мария Шейнина Авторы статей: Валентин Тиль Мария Самарин, Сергей Ковальский, Андрей Хлобыстин, Мария Шейнина Технический директор издания Варвара Тереня Фотографы: Николай Головихин, Никита Герасимов, Инга-Керен Уварова Дизайнер Ирина Семёнова Редактор Инга Данилова Корректор Вета Шишигина Цветокоррекция Андрей Силантьев

Гуманитарный фонд «Контекст» Международная ассоциация искусствоведов (СПб.) Центр «StArt Академия»

ISBN 978-5-90152-823-5 © В. Т. М. Самарин, 2011 © М. Шейнина, составление, статья, 2011 © С. Ковальский, статья, 2011 © А. Хлобыстин, статья, 2011 © И. Семёнова, дизайн, 2011 © Издательство «Чистый лист», 2011


ВАЛЕНТИН САМАРИН

КВАНТОВЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ В КЛАССИЧЕСКИХ ПРОСТРАНСТВАХ СЕРЕБРЯНАЯ ФОТОГРАФИЯ SANKI и живопись

Санкт-Петербург Издательство «Чистый лист» 2011


В предшествующих публикациях (Акт № 1, Акт № 2, № 6 и № 7 в предисловии к альбому Русско­ го музея «Метафизика Света и Тени») уже пред­ ставлены изображения SANKI1 как новые воз­ можности серебряной фотографии, как вто­ рое открытие фотографии, как новое искусство SANKI.

4

Феномен преображения «SANKI» как АКТ ме­ таморфозы изображения (в нашем случае: САНКИ-преображения фотография и САНКИпреображения живопись) есть Акт-реализа­ ции «пространства-состояния» (аспект кванто­ вой механики), в которых происходят высшие спиритуальные акты, в которых Тайна Прекрас­ ного. Некоторые квантовые теории рассматри­ вают это «пространство-состояние» как другую реальность, пронизывающую весь этот мир и су­ ществующую в нас вне времени и пространства (или с другим счислением времени и проекция­ ми пространств). Предлагается также гипотеза о Вселенской Единственности: всё единственно и абсолютно2 как диалектически оправданная антитеза современной научной картине мира, универсализму этого мира. Если считать «Метафизику» Аристотеля, напи­ санную им после «Физики» (книги о физиче­ ских феноменах), первой реальностью МЕТА­ ФИЗИКИ, то изображение SANKI есть вторая реальность МЕТАФИЗИКИ, реальность «про­ странств-состояний», подпространства этого Бе­ лого Света. Другие уточнения: SANKI — это слово взято из «Сэнс-энергетики» (1974), книги профессора мо­ сковского университета Н. Квашуры о древне­ китайской философии. Речь идет о невидимых энергетических потенциалах Времени и Про­ странства, определяющих земное существова­ ние. Первые SANKI-фотографии были заявле-


ны и представлены на выставке в Ленинграде в 1974 году в ДК «Выборгский» и в салоне Константина Кузьмин­ ского. Тогда они назывались «Мауа Akt Photography» (в цивилизации Мауа, в ее письменности, знаки време­ ни и пространства близки к знакам SANKI). В фотографии SANKI сохраняется и торжествует главный фотографический параметр — документальность. Она не нарисована, не «накрашена», и ничего нельзя навязать преображаемому изображению. Необходи­ мо дать ему максимум степеней свободы... В худшем случае процесс можно остановить, в лучшем — сделать то же. В предлагаемой коллекции SANKI часто используется суперпозиция двух негативов, одним из них может быть синематографическая проекция круга3, но главная суперпозиция SANKI — это суперпозиция невидимой энергетической матрицы самого фотографа, матрица его души, проекции его тонкого мира. Без этой матри­ цы нет SANKI. Она же необходима для другого человека, чтобы что-то увидеть в SANKI. «...чтобы что-то уви­ деть», понять всё сразу — никогда. SANKI — это кусочек другой реальности, другого «пространства-со­ стояния», с загадочной парапсихографикой, с тайнописью метазнаков. Всё это — новое искусство, искусство для избранных (а избранные — это мы, и нас — миллион). Фотография SANKI, которая ни технически, ни метафизически не предусматривает возможности изготовле­ ния другого отпечатка, — это новая эпоха для коллекционеров фотографии. Метафизическая сущность феномена SANKI, уникальная потенция «пространства-состояния» SANKI позво­ ляет любым изображениям (цифровой фотографии, видеокадрам, журнальным публикациям и т. д.4, перево­ димым с помощью уже существующей техники на серебро) быть исходным материалом для получения изо­ бражения SANKI. Также ждут своей очереди стать SANKI миллионы километров старой кинопленки, начиная с немого кино. Валентин Самарин апрель 2011 Санкт-Петербург

1

Слово SANKI с ударением на последний слог пишется латинскими буквами, не склоняется, женского рода. www.samarine.com, www.samarinart.yandex.ru. 5 В нашем случае — фотография ночных огней при движении объектива по стеклу. 4 Например, удачный SANKI-метапортрет Василия Ситникова сделан по газетной публикации, а портрет Нострада­ муса — по копии старинной гравюры. 2

5


В последнюю четверть XX века, когда накал художественной жизни андеграунда Ленинграда-Петербурга достиг критической точки, для исследователей русского классического авангарда стало очевидным, что на рубеже тысячелетий в изобразительном искусстве должны появиться открытия, которыми ознаменуется рождение Нового авангарда. Одним из тех, кто уже совершил открытие, оказался Тиль Валентин Мария Самарин. «Неофициальный» фотограф, художник петербургского андеграунда, обладающий подлинно нон­ конформистским мышлением. Он создал свой метод работы с энергетическими потенциалами Времени и Пространства: «SANKI» (сэнс-энергетика) — понятие, привлеченное Валентином Марией из глубин древ­ некитайской философии. В варианте работы с фотопроекциями это и есть одно из открытий в Новом рус­ ском авангарде.

6

Человек изобрел фотографию, чтобы документировать свою плотскую жизнь. Но спустя некоторое время нонконформисты от фотографии стали замечать, что с помощью фотографирования можно заглянуть в метафизическую суть не только человеческого бытия, но и жизни во Вселенной в целом. Тех, кого это инте­ ресовало, в основном занимал сампроцесс фотосъемки. Но оказалось, что можно взглянуть на это всё и в процессе печати фотографии — созданиякак бы конечного продукта Акта соприкосновения с метафизи­ ческим Миром Бытия. Валентин Мария пошел именно этим путем. Интересно, что, фотофиксируя конкретные события и людей из мира балета, театра, музыки, Валентин Ма­ рия с помощью своего метода создает в традиционной серебряной фотографии (но SANKI!) не натурали­ стические портреты-документы, но кар­ тины, соединяющие в себе и проявляю­ щие для зрителя единство телесной, духовной и космической метафизики че­ ловеческого бытия. «Триединость» наблю­ дается в цикле «Белые иконы». Эти фо­ тографии как бы между Светом и Тенью, и они наиболее энергетически сильны. Всё это метазнаки, которыми Валентин Мария Самарин отмечает свое присутст­ вие и участие в жизни нашей общей кос­ мореальности.

Сергей Ковальский, художник, член Ассоциации искусствоведов (АИС), главный консультант Музея нонконформистского искусства (МНИ)


«Открылась бездна звезд полна; Звездам числа нет, бездне дна» М . В . Ломоносов «Вечернее размышление о Вожием величестве при случае великого северного сияния»

«Вот качусь я в санках По горе крутой...» И. 3. Суриков «Детство»

Строки крестьянского поэта середины XIX ве­ ка о зимнем катании с горы иллюстрируют состояние, в котором фотограф, эстет и мис­ тик начала XXI века Валентин Самарин вры­ вается в запредельное. Проносящийся ми­ мо, плавящийся, плывущий, «реальный» мир, который он, не убивая прекрасное зрели­ ще определениями, фиксирует навскидку в своих фотографиях, ассоциируется с кислотными аурами нью-эйджа 1960-х. Оттуда родом и непреклонная идеалистическая уверенность этого современного алхи­ мика в возможности постигнуть спиритуальные художественные эффекты, возникающие на грани миров, скажем, с помощью квантовой физики (ученые-то просто «тупят», не обладая волшебными средствами ху­ дожника). Главное откровение творчества, по Самарину, есть индивидуальный для каждого творца и зрителя момент «вхождения» (в различных традициях — «катарсис», «самадхи», «просветление» и т. д.), когда человек не разумом, а всем своим существом, трансформируясь, проникается единством сущего. На своих первых выставках 1974 года Самарин именовал это «Мауа Akt Photography» (отсылая к символике индейцев), а затем прибегнул к понятию «санки», позаимствованному из древнекитайской философии («речь идет о невидимых энергетических потенциалах Времени и Пространства, определяющих наше земное существование»). Фотографии Самарина есть и фиксация момента «входа», когда нам открывается «свет бездны», и сам «вход», которым уже может воспользоваться зритель. Таким образом, в духе традиции православного иси­ хазма и русского космизма Валентин Самарин определяет человеческое состояние как преддверие, на­ хождение на пороге следующей ступени бытия мира. Этот мир не обречен на вечное страдание и искупле­ ние первородного греха, но пронизан Богом и его гармонией. Тогда акт творчества — не взрыв традиции, расчет пропорций или следование каким-то правилам, а выход в расширенное внимание, чем собственно и является магия. Для большинства современных «волшебников» чудо — декоративный арабеск модной ин­ дустрии фэнтези и средство очарования профанов. Валентин Самарин — один из немногих отечественных мастеров, для которых чудо — настоящий духовный опыт познания метафизики несказанных пространств и средство поиска понимающих тебя душ. Андрей Хлобыстин

7


8

Бесконечный спор абстрактного и фигуративного в искусстве XX века не утихает, ведь он бесконечный. Непримиримость сторон агрессивна. Но именно этот бесконечный дискурс по­ родил третью сторону — художников, вмещающих в свою философию, а затем и в искус­ ство/творчество, понимание того, что мир един, вариантен, многообразен, а эвклидова гео­ метрия, химия, физика невозможны без неэвклидовой геометрии, алхимии, метафизики. Художественные реальности вбирают в себя многообразие нелинейного восприятия миров, а в художественном пространстве возможно существование и совмещение логик прекрасного и безобразного, абстрактного и фигуративного, реального — ирреального, предметного — беспредметного, и т. д. Эта третья когорта художников, которые оказались над битвой, заняла единственно мудрую позицию. Ибо их истина рождается не в битве с другими, но в процессе проникновения в тайны мироздания/мирозданий, познания множественности миров, в прео­ долении земного тяготения, в выходе в гиперпространства. Тепло человеческого разума и тела, пластика движения осязаемого сгустка материи — человека и невидимой невооруженным глазом частицы квантового распространения, частиц, не обнаруженных наукой, но подразумеваемых (например, гравитационного поля или не пред­ полагаемых наукой, но ощущаемых провидцами силовых полей), о которых человечество дога­ дается еще только завтра. Завтра... Будущее, прошедшее. Момент, не наступивший, и момент остановленный. Это и многое другое считывается в фиксациях Валентина Самарина. Художник, фотограф, философ, физик и метафизик, химик и алхимик, кудесник, прови­ дец, чародей, очевидец пре-образного, необычайного, первооткрыватель давно открытого, преобразователь привычного, создатель нового из обыденного. Его произведения, создан­ ные старым бромосеребряным фотографическим способом, так же далеки от обыденной фо­ тографии, как эра справедливости и непогрешимости от нашего мира. Валентин Самарин импульсивен, интуитивен, вездесущ, энергичен, неутомим, сжигаем страстью и стремлением выхватить и запечатлеть, вернее, позволить химии и физике процессов, смешавшись с алхи­ мией и метафизикой, выхватить и зафиксировать пространственно-временной единомоментный образ-импульс, в котором возможно считать пространство/пространства и его/их тонкое вещество, материю света, тени частиц. В едином произведении этого художника за­ ключены квантовые регуляры как означаемые структуры сакрального, но реального визу­ ального, образы-кварки и кварки-образы как фантомы пространственных перемещений и явлений. Идеи, мысли. Он запечатлевает материализацию невидимого, но ощущаемого.


9

Василий Ситников. XHHH-Akt* Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1987 г. 50 х 40

* Здесь и далее латинские буквы перед словом «Akt» условно заменяют метазнаки, которые можно про­ честь на оригинале. — Прим. автора.


10

Мы сами становимся носителями световых потоков, энергий, к нам поступает знание о световых перемещениях и их глобальных направлениях, изменениях, и о принципиально иных интел­ лектах, заключенных не в белково-углеводной жизненной форме. Художник подталкивает нас, зрителей, к открытию пространства световых пересечений, перемещений вокруг нас. Космические пространства — не далекие, неосязаемые, закрытые, а наши пространства. Мы космические жители, обитатели вселенной, вселенных, пространств, потребители/поглотите­ ли времени, расстояний. И это основное открытие новой фотографии Валентина Самарина. Открытие невидимого мира, реального, но неизведанного и невиданного по слепоте чело­ веческой. Таинство пространств и мерцающих предметов в этих пространствах, обволакива­ ющих человека; предметы и свет, исходящий от человека, белизны его кожи, оболочки, души, аур; пластическое ощущение красоты как пространственного движения, внутреннего тяготе­ ния и притяжения, формоизменения. Произведения Самарина лишь отчасти могут называться фотографическими. И только лишь потому, что есть момент, казалось бы, остановленный щелчком фотоаппарата, есть физико-химический процесс в работе с негативом. Далее все, что последует, не подчиняется ни фото-канонам, ни фото-законам, ни здравому смыслу обыкновенного фотографа. Дальше все сконцентрировано в работе художника, все подчиняется его интуиции, жажде фиксации пространства и проникновения в тайные тайны космогонии и метафизики, химии и алхимии, к чарам трансцендентного. Сгустки вещества Сгустки материи силовые сущности светлые и темные энергии световые всполохи ритмы отражения следы частиц, траектории их движения поля смысловые и пластические построения познаваемые пространства неоднородность пространства пустоты как чрезвычайная плотность материи ловушки для света Черные дыры, кванты, пульсары Интуиция


11

Страсть. Композиция. LLZZ-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2006 г. 50 х 41


12

Интуитивное ожидание Магическое Метафизика ожидания как способ запечатления отлова изображения, изображения фиксации процессов дыхания и жизнедеятельности вселенных и космосов внешних и внутренних. Метафизика и физика, квантовые реалии, знания и догадки, гипотезы и откровения. мия процессов. Алхимические манипуляции с природно добытым материалом (негативом и мическими реактивами, изобретением человека). Это поэзозапечатления. Поэзопортреты зидателя, деструктора. Поэзорегуляры нового художественного сознания — регуляры — здесь происходит рождение нового художественного языка, лингвистического уложения. неарные контексты: Динамика Пластика Псевдохаос Псевдохаотическое движение Движение как начало начал «Хаос» первородного взрыва Цвет Свет Черное Квантовые закономерности Световые массы Световые потоки Идея Явление идеи Материя Познание Трансцендентное Случай/случайность Ожидание случайности Тень/свет Рождение Живопись Пространства Рождение живописи Рождение живописного пространства

как Хи­ хи­ со­ ибо Ли­


13

Себастиан Бах. Ballet Ph. Tollar. ATTG-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Mannheim, 1997 r. 51 x 41


14

Мерцание Запечатление Проникновение Открытие. Статика изменчивого пространственного вещества, фиксация мгновения изменения про­ странства идеи идей, искусства, материализация идеи пространства идеи, пространство ис­ кусства, хаоса искусства. Химеры Пульсация Пульсары Уже созданное Еще не зафиксированное Еще не созданное, но сотворенное Протоизображение Голограмма Выброс вещества — энергии Кварк Черная дыра — голографическое пространство вокруг Силы запечатления Поэзодинамические пластические регуляры Цветодинамические построения Исчисления, конкретность Направления разнонаправленного движения квантовой пульсации света как материи. Мерцающей материи, ускользающей, материи, ожидающей фиксации, проявления фикса­ ции, проявления ожидания фиксации материи. Реальность и реальности в проявлении ожи­ дания. Физическая реальность, физика реальности в метафизике пространственных уложе­ ний хаотического наполнения мерцающей материей плоскости произведения. Где простран­ ства квантового светового шума — пульсации, мерцания, траекторий кварков, выбросов энергий, энергетических сгустков — лишь усиливают художественный текст, возводя его в ги­ первысказывание. Валентину Самарину важно создать-изобрести формулу пространственного вечного движения/свечения, формулу изменения пространств в квантовой локальности, вечного пере­ мещения, смещения. Вместить шум и звуки вселенных, пространств, физических тел, метафизи­ ческих проявлений, трансцендентных метаморфоз, приблизить прекрасное как чистую катего­ рию астрального и реального, вывести космогоническую единичность целого. В его работах


15

Галина Вишневская (проекция с нелокальным кругом). SHHG-Akt. Серебряножепатиновая печать SANKI, Paris, 1990 г. 40 х 31


16

уложено ощущение жизни как плотной материи, воздушного пространства как скопления следов движения всего и вся, частиц, тел, материй, энергий, силовых полей, известных и не из­ вестных науке. Именно поэтому в его работах есть место человеку, не фантому. Это и мате­ риализация чувственных идей (сродни Калиостро), и ноосфера Вернадского, и многомерность аур, и мистицизм движения — танца, шаманского, пифийского, волошинского обретения движения как сакрального очищения и способа перехода в другие духовные пространства, па­ раллели, миры, реальности. В работах Валентина человек пластичен, динамичен, духовен. Этот человек полон психологического напряжения, впечатления, величия и ощущения зна­ чимости собственного движения — созидания. Его герои ощущаются зрителем сущностями и личностями эмоционально характерными. И не важно, представлены они художником в портретном, именном, конкретном запечатлении или в групповом, анонимно-неконкретном хоровом движении (он/она/они, герой/героиня/герои). На наших глазах происходит прояв­ ление-выявление, почти первозданное явление, рождение, обнажение человеческого суще­ ства, таинство его явления миру и мирам. Можно понять многое и прочувствовать человекахудожника Валентина Самарина. Его человек мужествен, совершенен, героичен, раним, оду­ шевлен, смятен, эротичен, заинтересован. Он созидатель, он разрушитель, жертва своих за­ блуждений и установлений. Он из тонких материй, его дух и его плоть соразмерны вселенскому чуду бытия, существования звезд, планет, пульсаров, черных дыр, вселенной и вселенных, космосу, божественному провидению, большому вселенскому взрыву. И это знание о человеке — космическом наполнении, рождается у нас, зрителей, в момент погружения в ра­ боты именно этого художника, происходит идентификация человека как частицы материи, све­ та, ритма и дыхания космосов. Не случаен интерес Валентина Самарина к танцу как к коллек­ тивно-индивидуальному действию. В размеренности, мерности, в эстетизации размеренности, импровизационном разме­ ренном движении, подкрепленном мистическим характером пластического танца, связанного с физиологическими особенностями человеческого существа (выработка гормонов, эндорфинов, ферамонов, выброс психического, психологического энергетического тела, как спазма), рождается эстетизация движения, переживания, выраженного пластическим языком/движени­ ем, где важно попадание в общее хоровое высказывание и движение. Человек в ритуальном движении, танце. Танец рождения и танец смерти, динамико­ пластические ритуалы. Вакхические танцы, Вакханалии, Сельские праздники Брейгеля и Рубен­ са, «Танец» Матисса, ритуальные движения шаманов, мистические танцы, Пифии, Весталки... В культурах человечества танец важен своей семантикой и мистическим наполнением, сакра­ лизацией действия, пластики и канона в действии, определенности в движении как рождении новой реальности возникновения энергии метафизической, и стало быть, создания метаполя,


17

Из цикла «Rodin Леонида Якобсона (Продолжение)». ALDL-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1975 г. 60 х 40


18

возможного выхода в метафизические пространства, в «Индию духа» (Н. Гумилев). Танец вне на­ циональных культур и самобытных особенностей тех или иных человеческих групп, танец объе­ диняет человечество и глобализует языковое пространство, выводя нас на уровень про- и ме­ таязыка. Танец — система не вербальная, но лингвистическая, регуляры — движения, пластика, позы, выражения лиц, жесты, касания. Все всегда имеет значение, часто — лишь для узкой груп­ пы, в которой есть некая семантическая договоренность, соглашение о возможном смысловом прочтении того или иного действа. Спонтанность и закономерность сталкиваются в танце и в фиксации Самарина, как автоматическое письмо или рисование (А. Бретон, И. Ор­ лов), дарованные свыше и ведущие к созерцанию метафизики образов, к созерцательной ме­ тафизике... Поэзопространство, мерцающее и насыщенное движением хаоса, порядка, гар­ монией кварков, квантовых световых и силовых шумов, прикрепленных к плоскости изображе­ ния; гиперструктуры, гиперфактуры, выхваченные художником как вселенские откровения. В работах Самарина движение обнажается в пространстве запечатления, движение как стремление, устремление, попадание в общее, синхронное движение, резонансное движе­ ние. Движение — настроение, радость, горе, любовь, ненависть, приветствие, расставание, прощание, созерцание. Движение — познание, проникновение, переход в иные простран­ ства, временные коридоры, реальности. Движение — попадание в музыкальное сопровожде­ ние, ритмы, шумовую пространственную связь с иным, с другим, с движением другого, что орга­ низует особенное действо — создает материю произведения. Синтезированное и содержа­ тельное. Создается то, что приобретает значение искусства, насыщается смыслами, доводится до семантически важного культурного текста. Сцены пластического движения спектаклей Эйфмана, Бежара и прочих, попадая в фиксации Самарина, становятся «звуковой единицей» в его полинасыщенном произведении. Эти танцы, вернее, этот танец взрывает пространствен­ ные структуры, а художник с помощью своих методов построения и создания произведения вы­ являет тонкую ткань, материю бытия, визуально нами, зрителями, не воспринимаемую, но ощу­ щаемую. Художник выявляет мистицизм события здесь и сейчас, но и завтра, и много позже. Так как начинает работать с негативом и той информацией пространств и метасмыслов, которая уже или потом вскроется в носителе или на носителе этой информации — в запечатленном на негативе пространстве пластического движения, перемещения тел в свету и тени, пространст­ ве и времени, в шумовом космическом единичном мгновении, отчасти остановленном. Важно то, что один негатив может служить (и служит) созданию и выявлению не одного состояния, но многих, возможно, бесчисленных. И в этом часть таинства, так как провидению (метафизическо­ му состоянию вселенных) угодно считывать информацию негатива так, как угодно в тот момент, когда художник к этому возвращается. Возникают все новые тексты-образы, а физическая связь/индекс с запечатленным размывается, не теряется, но трансформируется, приближая


19

Пасха, Сергиевское подворье. TSRR-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1992 г. 50 х 40


20

художника к трансцендентному, к границам познания с потенциальной химерой-возможностью нащупать брешь в этой границе и обозначить начало непознанного, не познаваемого... Воз­ можно. Художник-фотограф, фиксирующий реальность, события, не вмешивается в ткань, в мате­ рию бытия, но, ощущая необходимость фиксации важного момента, ускользающего, утекаю­ щего, цепляет время и входит в отношения пространства — вечности, истории — личности, в физические измерения и психодинамические изменения. Здесь происходит и идентификация тени как отражения образа, явления образа' (образа-штрих), реконструкции смыслового про­ странства. Метаморфозы пространства и световые шумы, совмещения и цветосветовые пере­ мещения, движение человека и сам человек в спонтанном и единичном, закономерном про­ цессе бытия. Возможность зацепить и визуально преобразовать пространственно-временную идентичность, единственность и непреложность момента, в обнаружении на плоскости косми­ ческого следа, в поиске этого следа в тени, в свету. Следы жизнедеятельности гиперпростран­ ства, гипер-искусства и в конце концов создание гипертекста с тщательной и разнообразной спонтанно-педантичной желатинно-бромосеребряной фиксацией следов жизнедеятельности квантов, кварков, пульсаров, карликов, гигантов — белых, желтых, красных, удаленных, при­ ближенных. Художнику важно, что в пространство гостевое проникают энергетические сило­ вые потоки — скользящие, бьющие, несущиеся в бездны мимо и через наше индивидуальное, жизненное, реальное, метаглобальное квазипространство. Почти на ощупь, плотное и обво­ лакивающее нас как материю, причудливо слипшуюся в определенно хаотично-выверенном, спонтанно-составленном индивидууме. В пространстве мировом, пространстве мирового ис­ кусства, пространстве мирового знания/не знания о создании искусства, о философии, в про­ странстве религии, науки, где логика и воображение, вымысел и данность реального ничего не значат, а лишь существуют. В пространстве мысли, помысла, откровения, ощущения, про­ зрения, предстояния, развития, саморазвития, самокопания, самосожжения, самоизвержения, самосоздания, преткновения, остранения, восхищения, любования, констатации, запомина­ ния, фиксации, преодоления, разрушения и, конечно же, созидания. А квантовые регуляры как означаемые структуры сакрального, но реального визуального, где образы-кварки и кваркиобразы как фантомы пространственных перемещений и явлений лишь подтверждают неодно­ родность пространств и материи. Действительно, мерцающие потоки света и тени живые в работах Валентина Самарина. Мы видим движения пульсирующих масс, тени и света, «импульсацию» токов вселенной. Цвет неожиданный, локальными пятнами проступающий в шорохе подспудных изменений на по­ верхности произведений, выстраивает по прихоти управляющего (управляемого) заданностью процессов негатива/позитива, химией реактивов, реагентов, световых перемещений


21

Нелокальная потенция. SRRC-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1975 г., Paris, 2002 г. 59 х 50


22

художника (и вселенной) композиции, построения четкие и незабываемые, живые и дышащие. В них ритмы и смыслы сплетаются в динамические структуры, в которых фигуративное (напри­ мер, хореографические/пластические запечатления людей/артистов) соединено с геометри­ ческим (проявляющиеся круги и сферы), и все это обволакивается пространством из космогра­ фической фиксации, где звездная пыль, космошум, солнечный ветер, энергия протуберанцев, траектории кварков, квантовые волны и прочее становятся зримыми. Реальность современно­ го единого мирового дыхания, многореальность, квазиреальность, гиперреальность и гипер­ текст, гипертекстуальность, тактильность незримого выливаются в очевидность незримого. Пе­ ред нами рождение очевидности незримого и очевидность предугадывания, предчувствия «не­ познаваемой идеи» как познаваемой. Расщепление пространства, энергетические преобразования пространственно-силовых потоков вскрывают таинства фотофиксации Самарина и девуалируют, лишь отчасти, процессы их создания-рождения — обработки-чародейства художника, который по собственным рецеп­ там и благодаря благосклонности физико-метафизического демиурга взращивает свои произ­ ведения, как кристаллы новой породы, вне минеральных называний и осознаний. Он рождает новое не реальное, не физическое или химическое, но новое отображение состояния мгно­ венного дыхания-воспоминания, воспоминания о состоянии, охватившем когда-то, но прояв­ ленном во всей необычности и инакости сегодня. Используя технологии, опыт философии про­ шедших времен, идеи будущих научных открытий и таинства химии, физики (алхимии и метафи­ зики), художник выращивает свои произведения, как кристаллы, магические и прекрасные, жи­ вые, динамичные. Его работы фиксируют рост и разнообразие магического кристалла, фило­ софского камня в сложных отношениях, взаимоотношениях динамики хаоса и ритма/а-ритма, зеркал, отражений, образа, тени, отражений и света, света и тени. Света и не света, где тень — самостоятельная единица, а души — как эмоциональные сгустки. Его пространство выстраива­ ется и существует по законам а-логики и вне уложений науки о перспективной выверенности произведения искусства. Глубина и поверхность, диагонали, спирали, верх, низ, бестелесность, безвесность, тяжесть и вес. Его пространство группируется и расплескивается, смысло­ вые контексты разрушаются и вновь образуются, его работы живы, в них жизнь, живое веще­ ство (Вернадский). Произведения Самарина близки к запечатлению «ноосферы». Интеллекту­ альная материя, созданная человеческим усилием и познанием в соприкосновении с космиче­ ской материей в своей однородности и равной развитости... Может быть, но лишь в приближе­ нии... Художнику важно изобрести свою формулу своего пространства своего творения, воз­ можно, формулу вечного движения, а может быть, светового перемещения в пространствах мысли как космоса или гипер-идеи как гиперпространства, где фотография и ее процессы лишь способ выявления и фиксации истины в истине. Редукция. Формы порядка. Хаос. Мерца­


ние, пульсация. Тень. Свет. Квантовые потоки. Пространство тени (и в искусстве) — ночь на Зем­ ле, лучи Солнца не доступны. Самарин, вслед за вселенной, производит расщепление про­ странства на свет и тень (день и ночь). Дневное пространство/ночное, светлое/теневое. И те­ невое пространство насыщает цветом, мерцанием, движением, пластикой световых переме­ щений. Выстраивая и выявляя реальности нашего и своих миров, обращаясь к глубинам миробытия и мироздания, закрепляя космос и его энергии вокруг каждого из нас, Валентин впускает в произведение искусства спонтанность, случайность как закономерность, как категорию, как единицу первородного хаоса до или после вселенского, глобального взрыва. Найдя способ фиксации энергий, не управляемых, найдя возможность если и не управлять, то участвовать в идентификации, выявлении, рождении ощущения и понимания величия, красоты и значимо­ сти момента/моментов авторского внимания к событию, бытию. Он допускает элемент случай­ ного, зеркального или индексального, где индекс образа растворен в тени и свету космиче­ ских тел, в том числе действующих вне законов человеческого познания, но по собственным за­ конам вселенского уложения. Изменчивость, не охваченность, не исчисленность световых потоков и энергий, времен­ ных алогизмов участвуют в организации пространства в динамической связи: свет-тень — фо­ тография — память человека — память пространственно-временных соотношений. Где интел­ лект не только характеристика человека, но качество логики существования вселенной и ги­ перпространств. Действительно, в работах Самарина человек не противопоставлен, но соот­ несен и сопоставлен, включен в логику дыхания единого организма/интеллекта — гиперпро­ странства, систем планетарных, вселенных, квантовых потоков, излучений, космосов, сказки сказок, мифологем путешественника, временно не допущенного до большого приключения — путешествия по пространствам, полиреальностям, по вселенным и чужим мирам. Мария Шейнина, член Международной Ассоциации искусствоведов

23


ФОТОГРАФИЯ SANKI Каждое преображение SANKI — оригинал в означенном формате. Суперпозиции нескольких исходных негативов и внутренней энергетической матрицы фото­ графа предполагают существование других изображений на заданную тему, близких по графическому рисунку и далёких... как звёз­ ды. Само звёздное небо — постоянная су­ перпозиция всех SANKI (это тема другой кни­ ги. — Прим. автора).


26

Саркофаг Тутанхамона в Эрмитаже с золотой маской фараона (оригинал). DTNN-AKT. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1975 г., Paris, 1999 г., 40 х 51


27

Мастер и Маргарита. Балет Бориса Эйфмана. Композиция. MQQR-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris-Mannheim, 1995 г., 37 х 50


28

Свидание в Париже. (Мстислав Ростропович). LMMT-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1995 г., 39 х 49


29

Самарин и Большая медведица (Наталия Медведева). Bd. St. Paul. SHXX-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1999 г., 40 x 29


30

Метапортрет. Нелокальные проекции. SLLM-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2000 г., 50 х 37


31

Иосиф Бродский читает стихи. KSST-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Poris, 1995 г., 31 х 41


32

Белая икона № 18. XMCC-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1978 г., Paris, 2000 г., 61 х 50


33

Алексей Хвост. ZZST-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2003 г., 60 х 50


34

Студия 974. Выставка Л.Кропивницкого. TTTZ-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1979 г., 27 х 40


35

Парижское ателье В. Самарина. XXPC-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2003 г., 40 х 30


36

Нострадамус. SANKI по старинной гравюре. YZZZ-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2000 г., 50 х 39


37

Галина Вишневская. (Проекция с нелокальным кругом). XCCC-Akt. Серебряножелатиновоя печать SANKI, Paris, 1999 г., 37 х 49


38

Круг женщины. (Преломления тонкого мира). XPZZ-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2002 г., 49 х 33


39

Полёт. Белая нелокальная проекция. Композиция. TTSL-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2005 г., 39 х 49


40

San-Pietroburgo. Карнавал Михаила Шемякина. HHSX-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Санкт-Петербург, 2008 г., 48 х 59


41

Pina Bausch. Секс-балет из Вупперталя. LSSH-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1987 г., 39 х 50


42

Метаграфические пространства Carolyn Carlson. SSTL-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1986 г., 37 x 49


43

Дионисий. Балет М. Бежара. SSHX-Akt. Серебряножелатиновоя печать SANKI, Paris, 1987 г., 47 х 60


44

Метатеатр Антона Адасинского (балет). HYYX-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Санкт-Петербург, 2007 г., 40 х 50


45

Вивризм. Н. Медведева и В. Толстый. LLTN-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1983 г., 37 х 50


46

Первая выставка SANKI в Париже. "Laticia Dantone". SDAD-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1982 г., 30 х 40


47

Игры молодых девушек. LLPT-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2005 г., 40 х 29


48

Константин Кузьминский с синематографической проекцией круга. AALZ-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1975 г., 50 х 39


49

Автопортрет с фотокамерой. XXXW-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2000 г., 40 х 30


50

Мария. PHXX-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1989 г., 47 х 37


51

Андрей Геннадиев, Евгений Есауленко и Юрий Петроченков. ZZAH-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1978 г., 45 х 60


52

Лестницы в Небо и 10 заповедей. Ballet Ph. Tollar. SSXR-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Mannheim, 1997 г., 41 x 50


53

Лестницы в Небо и 10 заповедей. Ballet Ph. Тоllаг. SSRT-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Mannheim, 1997 г., 34 х 49


54

Молитва. HHSL-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2000 г., 60 х 48


55

Маргарита в Санкт-Петербурге. Композиция. XCCC-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Санкт-Петербург, 1999 г., Paris, 2004 г., 51 х 41


56

Троица. American Ballet Jefry. KRRS-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1974 г., 30 x 40


57

Визитная карточка m-me T. LAXX-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2002 г., 50 х 37


58

Белая Магия. XXXX-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2000 г., 59 х 47


59

Беспокойный человек. Балет Ph.Tollar. SSXR-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Mannheim, 1997 г., 39 х 50


60

Большая медведица. (Наталья Медведева). SLLL-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2001 г., 40 х 30


61

Булат Окуджава. KLHH-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 2001 г., 41 х 51


62

Майя Плисецкая в «Даме с собачкой». XBTT-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1995 г., 40 х 30


63

Гюзель и её автопортрет. HHTN-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1982 г., 40 х 32


64

Ателье В.Самарина. TXXZ-Akt. Серебряножелатиноеая печать SANKI, Paris, 2000 г., 50 х 37


65

Анаморфозы Сальвадора Дали. Театр «Человек». MHHS-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Санкт-Петербург, 2007 г., 39 х 50


66

Бал сатаны. Балет Бориса Эйфмана «Мастер и Маргарита». HJJZ-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1995 г., 40 х 49


67

Faust II. М. Бежар. Композиция. ZZTS-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1987 г., 48 х 60


68

Бал сатаны. Балет Бориса Эйфмана «Мастер и Маргарита». ZXXL-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1995 г., 49 х 60


69

Матрицы Белого Света. XHHC-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Ленинград, 1979 г., 50 х 64


70

Иосиф Бродский. XTTC-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Paris, 1990 г., 30 х 40


71

Майя Плисецкая. LLAZ-Akt. Серебряножелатиновая печать SANKI, Munchen-Poris, 1999 г., 58 х 44


живопись SANKI SANKI-живопись — это реализация «Прекрас­ ного Акта» в «пространстве-состоянии» SANKI. Предполагается расширение понятия SANKI в отношении всех других прекрасных искусств, к которым относится и предлагаемая коллек­ ция фигуративных абстракций. Природа преображений SANKI-живописи та же, что и SANKI-фотографий, и это остается тайной, ещё не разгаданной автором SANKI.


74

Карта Белой бездны. (Знаки зодиака). BLZZ-Akt. Paris, 2000 г. Холст, акрил. 45 х 90


75

Матрицы звёздных проекций. JJHC-Akt. Paris, 2000 г. Холст, акрил. 65 х 63


76

Гостья. (Чёрное и красное). SLSL-Akt. Paris, 2003 г. Холст, акрил. 35 х 32


77

Звёздный скиталец. TOOY-Akt. Фрагмент. Paris, 1999 г. Холст, акрил. 50 х 100


78

Метафизический пейзаж. IBBA-Akt. Фрагмент. Paris, 2000 г. Холст, акрил. 38 х 49


79

Матрицы тонкого мира. BSSL-Akt. Paris, 2003 г. Холст, акрил. 36 х 45


80

Игры (Белые нелокальности). SHSH-Akt. Фрагмент. Paris, 2005 г. Холст, акрил. 35 х 48


81

Воины и птицы (Локальная композиция). XZZC-Akt. Paris, 2007 г. Холст, акрил. 39 х 47


82

Звездный скиталец НН4. HLLL-Akt. Фрагмент. Paris, 1999 г. Холст, акрил. 50 х 100


83

Геометрия подпространства. RRXT-Akt. Фрагмент. Paris, 2004 г. Холст, акрил. 32 х 42


84

Неисчисленные матрицы (Исчисление SANKI). LHSS-Akt. Paris, 2006 г. Холст, акрил. 47 х 60


85

Птицы и воины. SKKW-Akt. Paris, 2003 г. Холст, акрил. 68 х 80


86

Метаморфозы знаков. LKKT-Akt. Фрагмент. Paris, 2003 г. Холст, акрил. 50 х 73


87

Из квантовых преображений. SDDT-Akt. Paris, 2004 г. Холст, акрил. 34 х 42


88

Эпилог. TTLT-Akt. Paris, 2003 г. Холст, акрил. 21 х 35


89

Красная метафизика. SLLN-Akt. Paris, 2004 г. Холст, акрил. 49 х 60


90

Vinsent, Teodor. LLNT-Akt. Paris, 2005 r. Холст, акрил. 38 x 55


91

Черный треугольник (3 метаприсутствия). HHHX-Akt. Paris, 2005 г. Холст, акрил. 54 х 65 ®


92

Магия числа (Исчисление неисчислимых чисел). AAQH-Akt. Фрагмент. Paris, 2004 г. Хопст, акрил. 45 х 32


93

Нелокальная графика. DLSS-Akt. Фрагмент. Paris, 2003 г. Холст, акрил. 41 х 62


94

Zodiak SANKI. HHSX-Akt. Paris, 1992 r. Холст, акрил. 62 x 80


95

Театральный занавес (Знаки подпространства). XZLL-Akt. Санкт-Петербург, 2009 г. Холст, акрил. 50 х 100


96

Всё началось с моей мамы Элен (так её называли в Смольнинском институте Благородных девиц) и отца — Прохора. Родился я в 1928 году в Санкт-Петербурге-Ленинграде на улице Го­ голя, что есть Малая Морская, у Исаакиевского собора. Он — моя главная тайна*. И собор, и Гоголь. А может быть, всё началось с тайны двух прекрасных дам: Пиковой Дамы (графиня Го­ лицына), особняк её — напротив моего дома 12, и тайны моей бабушки Феодосии, которая во­ дила меня гулять в Александровский сад. Я был вундеркинд: 7-й, 8-й, 9-й класс в один год, и в тот же, учебный, — 10-й. Вечный сту­ дент: шесть неоконченных вузов. В одном из них, на физико-математическом факультете Ле­ нинградского университета, начала моих SANKI. Декабрист: в декабре 1956 года — первый арест КГБ за участие в дискуссии о Пикассо (вы­ ставка Пикассо в Эрмитаже). В шестидесятые годы — тюрьма, спецпсихбольница (за «Креста­ ми», на Арсенальной). В семидесятые годы — участник ленинградского сопротивления художников-нонконформистов.

Выставка Льва Кропивницкого в «Студии 974». Ленинград, 1979 г.


97

Первая выставка SANKI в Париже, 1982 г.

Выставка в ДК Газа представлена серией «Январь в декабре». В том же 1974 году — заяв­ ление о новой фотографии SANKI в салоне Константина Кузьминского и в Выборгском ДК, в 1976-м — участие в выставке Н. Казариновой, в 1978-м — участие в выставках в церкви «Ки­ рилла и Мефодия», в этом же году открывается «Студия 974» на квартире В. Самарина на Ва­ сильевском острове, где проводились «понедельники» до начала 1980 года. С 1981 года — эмиграция, 60-70 выставок в Париже, Берлине, Мюнхене, Амстердаме, Иерусалиме и других городах. С 2001 года — выставки в Санкт-Петербурге (Музей Анны Ахма­ товой, галереи «Валенсия», «Борей»), в Москве (культурный центр на Таганке, «на Брестской», «Билингва») и других городах. В 2004 году — возвращение в Россию с выставкой фотографий SANKI и живописи на «Пушкинской, 10». Далее — музей А. С. Пушкина, Дягилевский центр и др. В 2009 году — персональная выставка в Русском музее. • Тайна каждого человеческого присутствия — главная тема SANKI.


ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ВЫСТАВКИ 2011 «Магия SANKI. Второе открытие фотографии». Московский Музей Современного Искусства

2010 «Квантовая магия». Музей Нонконформистского Искусства. Санкт-Петербург

2009 «Метафизика Света и Тени». Государственный Русский музей. Санкт-Петербург

2008 98

«Магия танца». Центр искусств им. Дягилева. Санкт-Петербург «Метатеатр В. Самарина». Галерея «Артлига». Культурный центр «Пушкинская, 10». Санкт-Петербург

2007 «Art SANKI». «Бродячая собака». Санкт-Петербург «Метафизика акта». Галерея «Борей». Санкт-Петербург

2006 «Русские в Париже». Всероссийский музей им. А. С. Пушкина. Санкт-Петербург «Метатеатр Алексея Хвостенко». Клуб «Bilingua». Москва

2005 «Большая Медведица». «Клуб на Брестской». Москва «Aktes». Espace Pierre Gardin. Paris

2004 «Ретроспектива». Государственный культурный центр-музей В. С. Высоцкого. Москва «Спонтанная фотография и живопись». Новосибирский художественный музей

2003 «Валентин Самарин». Ярославский художественный музей «Метатеатр В. Самарина». Литературно-мемориальный музей Ф М. Достоевского. Санкт-Петербург

«Движение и танец». Государственный музей городской скульптуры. Санкт-Петербург

2002 «Абстрактная фотография и живопись». Галерея «Арт-коллегия». Санкт-Петербург «Alternation 2119». Galerie Michael Steiner. Gondelsheim

2001 «Village voice». Berlin Галерея «Борей». Санкт-Петербург Галерея «Валенсия». Санкт-Петербург

1998 «Фотография 70-ых годов» Клуб «Мама». Санкт-Петербург

1996 Galerie Michael Steiner. Heildelberg Galerie Manege. Berlin

1992 Museum Guethary. Saint-Jean-de-Lus

1990 Культурный центр. Naharia Navy Club. Haifa

1988 Galerie Eric Monti. Fbris

1983 Galerie Manfred Arndt. Munchen

1982 Forum des Hailes. Fbris Lacitia — Odeon. Fbris

1979 «Studio 974». Ленинград


ГРУППОВЫЕ ВЫСТАВКИ

2008 «Диалоги». ЦВЗ «Манеж». Санкт-Петербург «Ленинградский фотоандеграунд». Государственный Руса музей. Санкт-Петербург

2006 «Время перемен». Государственный Русский музей. Санкт-Петербург

1988 St. Boniface. München Galerie Dagmar. Mühlmann. Düsseldorf Выставка коллекции Гарика Басмаджана в Третьяковской галерее и в Эрмитаже. Москва и Ленинград

1985 Galerie Garik Basmadjian. Paris

1984 Aeroport Orly. Paris

2004 «Ленинградский фотоандеграунд». Москва «Фотобиеннале 2004». Москва «Избранные места». Музей Анны Ахматовой. Санкт-Петербург Centre Culturel A Tes Reves. Paris

2003 Atelier Z. Paris Ass. Simposion. Paris

2002 Palais de Tokyo. Paris

1998 Picasso — Ssocapi. Paris

1983 Galerie Garik Basmadjian. Paris

1980 «46» квартира Аллы Осипенко. Ленинград

1979 «Москва — Ленинград — Париж» Студия 974. Ленинград

1978 Церковь Шестаковской Божией Матери («Кирилла и Мефодия»), Ленинград

1976 Выставка на квартире Н. Казариновой. Ленинград

1997 Ass. Pole Pi. Paris «Documenta plus». Kassel

1995 Eglise St Anna. Ftaris La Grand Jatte. Paris

1992 Palais Kaid M'Bark. Galerie Damgaavdt. Maroc

1989 ArtJonction. Nizza Galerie J&J Donguy. Ftaris

1974 «Под парашютом» Квартира К. К. Кузьминского. Ленинград

99


С17

Самарин В. Пространства световых перемещений. Квантовые преображения в классических про­ странствах. Серебряная фотография SANKI и живопись / Авт.-сост. М. Шейнина. — СПб.: Изд-во «Чистый лист», 2011. — 100 с. : цв. ил. ISBN 978-5-90152-823-5 Книга знакомит с творчеством яркого представителя искусства андеграунда 1960-х в СССР Ва­ лентина Самарина. Художник жил и учился в Ленинграде, прошел через КГБ и принудительную пси­ хиатрию, уехал во Францию, в 1990-х вернулся в Россию. Живет и работает в Санкт-Петербурге и Пари­ же. Участник многих российских и международных выставок, его работы представлены в лучших музей­ ных собраниях Петербурга, Москвы, Парижа. Книга интересна для широкого круга ценителей искусства, философии науки.

ВАЛЕНТИН САМАРИН

КВАНТОВЫЕ ПРЕОБРАЖЕНИЯ В КЛАССИЧЕСКИХ ПРОСТРАНСТВАХ СЕРЕБРЯНАЯ ФОТОГРАФИЯ SANKI и живопись

Подписано в печать 24.05.2011. Формат издания 100х70Л2. Печать офсетная. Бумага мелованная. Тираж 1000 экз. Уел. леч. л. 10,8. Издательство «Чистый лист». 190013, Санкт-Петербург, Клинский пр., д. 25, Л. А, ком. 17 E-mail: tabularasa@peterlink.ru. Отпечатано в типографии «НП-Принт» 197110, Санкт-Петербург, Чкаловский пр., д. 15.


ISBN 978-5-90152-823-5

9785901528235

9ll7'8 5 9 0 1 II5 2 8 2 3 5


Валентин Самарин, Пространства световых перемещений.  

Альбом: "Валентин Самарин, Пространства световых перемещений. Квантовые преображения в классических пространствах. Серебряная фотография SA...

Advertisement
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you