Page 1

Алиса Я ехала сегодня с работы домой в троллейбусе двенадцатого маршрута. Мой взгляд случайно остановился на парочке, заворожено смотревшей на витрину магазина "Женское белье". Женщина довольно преклонного возраста, язык не поворачивается назвать ее старушкой, и девочка лет десяти, стояли у магазина и с упоением разглядывали кружевное нижнее белье, надетое на пластиковые манекены. Парочка не сводила глаз с витрины, и что-то знакомое для меня мелькнуло в их позах. Троллейбус отъехал от остановки, а я чуть голову не свернула, пытаясь не потерять из виду эту занятную парочку, так заинтересовавшую меня. Упрямо тряхнув головой, я все-таки заставила себя вспомнить свою старую знакомую - Олимпиаду Захаровну Шкловскую и правнучку Олю, живущих по соседству на даче в Малахове. Олимпиаде Захаровне уже лет восемьдесят, но никто не назовет ее старушкой или старухой. "Пожилая дама" - только так, и не иначе. Она всегда со вкусом и кокетливо одета. Никаких старушечьих платков, поношенных кофточек и стоптанных артритными ногами, ботинок. Аккуратные брючки, туфли на каблучках, велюровый берет с серебряной брошью, на правое ухо, совершенно не прикрывающий слегка подсиненные совершенно седые волосы - ну какая же она старушка? Даже по огороду она ходила в бриджах и в тонкой желтой трикотажной толстовке с капюшоном. А глаза? Таких глаз нет даже у некоторых молодых девушек. Живой взгляд, фейерверком искрящееся веселье в глазах и морщинки в уголках глаз, говорящие не о возрасте хозяйки, а о веселом нраве. Она прекрасно понимает, что выглядит гораздо моложе своего возраста, и поэтому требует: -Зовите меня Алисой. Просто Алиса! Вам ведь все равно, как меня звать, а мне очень приятно быть Алисой! Так и зовут ее все, соседи по даче, знакомые и друзья, сын и сноха, внуки и любимая правнучка Оля. - Алиса, ты абсолютно не права, - возмущается девочка, общаясь с прабабкой на равных. - Оленька, а я могу с тобой поспорить! В данном случае, я права на все сто пудов... - Ба, как ты разговариваешь? - делает замечание Оля. - А как мне разговаривать, если он достал меня своей простотой...


Я свидетель необычных отношений, но никогда мне не казалось, что Алиса подыгрывает правнучке, нет, все отношения в этой семье поражали своей непосредственностью и искренностью. Так вот эта Алиса, та самая "просто Алиса" мне и рассказала историю, которую я хочу представить вашему вниманию

Рассказ Алисы Я вглядывалась в большое зеркало ванной комнаты и не узнавала себя. Побелевшее от страха лицо напоминало непропеченный блин с безумными глазами, всматривающимися в меня из зеркала. Правой рукой я провела по лицу, пытаясь стереть с него бледность и увидеть отражение собственного лица, но... тщетно. На меня смотрела незнакомка с бледным блинообразным лицом, напоминающим маску. Незнакомка в зеркале еще раз провела по лицу рукой и стала пристально всматриваться в меня. Я обратила внимание, что у нее совершенно онемели мышцы лица, и только глаза, полные ужаса доказывали, что незнакомка в зеркале - живое существо. Рука, пытающаяся смыть с лица неестественную бледность, дрожала мелкой дрожью. Я вытянула вверх обе руки и с удивлением смотрела на дрожащие руки и пальцы, как бы перебирающие что-то в воздухе. - Я должна успокоиться! Все уже позади! - хрипло прозвучал незнакомый голос, хотя я была уверена, что сама только что произнесла эти слова. Открыла кран с холодной водой, медленно ополоснула застывшее, похожее на маску лицо, и еще раз глянула в зеркало. Незнакомка не изменилась. Окаменевшее белое лицо с безумными от страха глазами опять всматривалось в меня. У меня вдруг перестало стучать сердце, до этого громко ударяясь в барабанные перепонки. Я физически ощутила тишину, наступившую в ванной комнате. И в этой тишине четко послышалось мое возмущенное, от пережитого страха, сопение. - Все позади! Нечего бояться! - я взяла себя дрожащими ладонями за щеки и прижала их со всей силы. - Скотина! Урод! Мерзавец! - вдруг гневом разразилась я и увидела, как у измученной незнакомки в зеркале полились из глаз слезы. Я стала бить изо всей силы руками по стене, по раковине и, сползая на пол - по ванне и кричала:


-Урод! Сволочь! Ты не достоин ходить по этой земле, тебя нельзя было рожать! Ты не имеешь права ходить по этой земле... Разрыдавшись, я, сидя на полу и обняв ножку раковины, стала поливать ее горючими слезами. Через несколько минут истерика прошла, холодный фаянс раковины привел меня в чувство. Я медленно встала и заглянула в зеркало, боясь увидеть бледное лицо незнакомки. Но нет. На меня смотрело бледное, но собственное заплаканное лицо с растрепанными волосами и не было у меня пугающих глаз и неживого лица, похожего на маску. - Вот и все! Вот и молодец! Надо придти в себя и успокоиться. Надо привести себя в порядок, а то скоро придет с работы Игорь, и не дай Бог что-нибудь заметит. Почему "не дай Бог" - я не знала, но верила, что реакция мужа будет негативной, и я буду обвинена во всех смертных грехах: почему опять задержалась на работе, почему взяла частника, а не такси, почему согласилась заехать по пути на завод и т. д. И он будет прав. Но я тоже права в своих действиях, ведь Игорь меня всегда ругает, если я опаздываю с работы домой и вынуждена ловить любую машину, платить дежурный рубль и мчаться домой - готовить ужин и встречать любимого мужа с улыбкой на лице. - Ну, сегодня вряд ли у меня получится улыбка... - злорадно и вслух, высказалась я. - Самое главное, чтобы сегодня он пришел с работы попозже. Мне надо придти в себя. Я еще раз тщательно умылась холодной водой. С силой потерла щеки жестким махровым полотенцем, попытавшись вызвать румянец. Еще раз взглянула на себя в зеркало, одобрительно хмыкнула, поправила прическу легким движением и пошла на кухню, готовить ужин.

ХХХ Муж у меня очень ревнивый. Только не думайте, что я ему когда-нибудь давала повод - Боже упаси! Я обожаю мужа и мне никто не нужен кроме него. А он все равно ревнует, я думаю, он сам погуливает... Но я не буду об этом думать, я не хочу ему уподобляться и страдать от ревности, мне хватает сцен ревности, устраиваемых им. Так вот, причиной частых скандалов бывают мои опоздания с работы. У меня не нормированный рабочий день, а муж этого не хочет признавать. - Ничего не знаю, в 6 вечера ты должна быть дома! Я не считаю мужа деспотичным, но уважаю его стремление к какому-то семейному укладу и порядку. И мне не хочется с ним ругаться из-за пустяков. Поэтому, если вечером я задерживаюсь


на работе то, выскочив из конторы, ловлю тут же у дороги на стоянке такси или любого частника, который за рубль домчит меня до дома. Так случилось и в этот раз. Правда, это был не мой день, в общем-то, неприятности меня сопровождали с утра. На работу я опоздала из-за контролеров в автобусе. Свой проездной забыла в куртке, одев в этот день теплое пальто. Убедить контролеров в том, что я честный человек и проездной я имею, только лишь забыла его дома, - было невозможно, пришлось заплатить штраф - последний чирик (десятка), перекочевал из моего тощего кошелька в портмоне одного из контролеров угрожающего вида, а квитанцию на штраф мне даже не предложили. "Все жить хотят!" - философски подумала я и отправилась далее пешком, до работы оставалась одна остановка. Опоздала не просто на работу, с утра была оперативка, на которой мне надо было отчитываться за проделанную работу. Кое-как отчитавшись, я получила по своей работе кучу замечаний и предложений, а самое обидное было снисходительно произнесенное: - Молодой специалист и многообещающий. Вам надо все принять к сведению и нарабатывать опыт работы. Я согласно кивнула головой и села на место. День был до безобразия тусклым, работа не клеилась, и к вечеру настроение испортилось окончательно. А за полчаса до окончания работы, вызвал в кабинет к себе начальник и выдал срочную работу. Целый час шло обсуждение по оформлению этой работы и его срокам. Я поняла, что работу придется брать домой и сидеть полночи за расчетами, а завтра с утра заняться на работе ее оформлением. Вот в таком дурном настроении я, заглянув в полупустой кошелек и убедившись, что там есть необходимый рубль, кинула в сумку документы и бегом припустилась к остановке такси. Уже издалека было видно, что в очереди простою не меньше часа, даже если тормозить у очереди будут не только таксисты, но и частники. Переминаясь с ноги на ногу, видимо согреваясь, таким образом, на стоянке стояло человек десять. Я встала в хвост. От нервного перенапряжения то и дело выскакивала на дорогу посмотреть на очередь со стороны, надеясь, что она уменьшится сама по себе, т.е. люди не дождавшись машины, уйдут на стоянку автобуса. Но нет, все терпеливо ждали такси. За мной выстроился хвост из вновь подошедших пассажиров, сильно похолодало, и я одобрила свою предусмотрительность, одевшую меня сегодня в теплое пальто.


ХХХ

Кто-то коснулся моего рукава, и я оглянулась. Молодой человек, почему-то выбравший меня из всей толпы, спросил: - Вам куда ехать? - На Левобережную улицу... - Пойдемте, - он потянул меня за рукав, не сомневаясь, что я пойду за ним. Конечно, меня посетило удивление, почему он взял пассажира из середины очереди, но я его отогнала прочь. Он имел право выбрать себе пассажира. Мы подошли к микроавтобусу, стоящему в глубине двора и я поняла, почему он не оставил машину на дороге, и почему сам выбрал пассажира. Микроавтобус не частная машина, могла принадлежать только госпредприятию, а рядом пост ГАИ и он рисковал брать пассажиров у поста. Он резко распахнул боковую дверь, предлагая сесть на одну из двух длинных лавок, расположенных вдоль салона. Из чувства противоречия, или из чувства самосохранения, не знаю - я попросилась в кабину водителя. - Ну, как хотите - легко согласился молодой человек и подсадил меня на высокую ступеньку. Обежав машину, он ловко впрыгнул на свое водительское место и резко рванул с места. Поехали дворами, не выезжая на шоссе. Понятно, боится, что, заработав рубль, потеряет больше - или штраф возьмут, или права отберут. С этим строго. Время такое, Гаишники останавливали машины, подъезжающие к вокзалам, и уточняли, в каких отношениях пассажиры находятся с водителем. Задумавшись, я не обратила внимания, в каком месте мы свернули, жилых домов рядом не было, а вдоль темной улицы справа виднелись заводские постройки, какие - то ангары и гаражи, а слева был огромный пустырь. Вглядевшись, я увидела на пустыре огромные залежи городского мусора. - Вот бы никогда не подумала, что в черте города имеется обычная свалка, - проворчала я, оглядывая удручающую картину. Водитель остановил машину, вынул из бардачка какие - то документы, и извиняющимся тоном попросил: - Не обижайтесь, я буквально на минуту, сдам накладные в проходную и отвезу Вас на Левобережную. - Я вообще очень спешу - недовольно проворчала, - да ладно, подожду. А у самой мелькнуло в голове: "Можно подумать я могу уйти куда-нибудь, темнота, свалка и заводские корпуса, ни одной человеческой души вокруг.


Стало почему-то страшно. Молодой человек вернулся, вставил ключ в зажигание и, вдруг резко повернувшись, кинулся на меня. Сказать, что я испугалась - ничего не сказать. Он стал молча раздирать на мне одежду, причем, в кабине было не развернуться, и он вынужден был лечь сверху. Но это и мешало ему меня раздеть. Пальто застегнуто на все пуговицы, меховой воротник лезет в лицо, кофта заправлена в юбку и придавленная его собственным телом одежда не снималась. Я задыхалась от борьбы. С усилием воли пыталась не потерять сознания от ужаса и, отталкивая руками, держала на расстоянии насильника, мешая ему сотворить непоправимое. - Я умоляю Вас, не надо меня трогать, я не переживу такого позора… - Господи, помоги! Молодой человек, Вас же посадят… - Мой муж убьет Вас, если немедленно не отпустите меня… - Я запомнила номер машины и, клянусь - посажу тебя, - перешла я к угрозам, и от отчаяния закричала. Наконец кофточка поддалась и он, задрав ее, добрался до груди, став лихорадочно осыпать ее поцелуями, а правой рукой пытаясь стянуть юбку. Я почувствовала, как у юбки сломалась молния, и она медленно стягивается насильником книзу. И вдруг, я мысленно увидела себя со стороны его глазами: на белоснежном плотном теле с бархатистой кожей красивый черный кружевной бюстгальтер едва прикрывает красивые груди, а черные кружевные трусики открылись частично снятой юбкой. «Какое счастье, что я люблю красивое нижнее белье! – мысленно воскликнула я, понимая, что в такой момент это звучит кощунственно. Но женщина внутри меня именно так отреагировала в данной ситуации. - Я сегодня же повешусь, и это будет на твоей совести, - вырвалось вдруг у меня, а неуемная фантазия подсказала мне ясную картину: я в петле под потолком с высунутым языком и почему-то со спущенным чулком на правой ноге. Женщина во мне от ужаса содрогнулась. То ли он устал бороться, то ли на него подействовали мои слова, но насильник перестал меня целовать и больно сжимать мои руки в запястьях. Над собой я вдруг увидела осмысленный взгляд. Молодой человек резко поднялся, больно стукнувшись головой о потолок. Ловко слез с меня, переполз на водительское сиденье и уронив голову на руль, неожиданно зарыдал - Негодяй! Господи, какой же я негодяй!


Стукнул по рулю руками и, повернувшись ко мне лицом со следами слез на щеках, он взмолился - Простите меня, я Вас умоляю. Я не должен был этого делать, простите за зверство, я не такой, не думайте. Я просто потерял голову. Я сегодня приехал из командировки, а дома жена - с другим. И я понял - все женщины изменницы! Все анекдоты про это! Я решил доказать, что и вы такая же, что рады будете, если... если… - Хватит, поехали! - резко ответила я, приведя себя в порядок и осмелев. - Сказки рассказывайте дома жене, а меня доставьте на Левобережную. - Да, да! - засуетился молодой человек и, заведя машину, на большой скорости помчался вон от городской свалки. " И место-то, выбрал какое - поганое. Прямо драма под названием "Насилие на свалке!" - вдруг истерический смешок напал на меня, и я посмотрела на насильника. Он смотрел на дорогу, видимо стыдясь взглянуть мне, жертве, в глаза, и пытался рассказать про свои отношения с женой - изменницей. Я возмутилась: - Ну, а я какое отношение имею к этому празднику? Я совершенно незнакомый и чужой вам человек. - Не знаю! Простите! Я что-то хотел доказать! Себе, ей, вам - не знаю. - Все приехали, остановите! - резко приказала я остановиться за квартал от дома, мне не хотелось, чтобы этот ненормальный знал, где я живу. - Но мы не доехали до Левобережной, - удивился водитель. - Неважно! - я полезла за кошельком. - Что Вы, что Вы! Я ничего не возьму! Вы только простите меня, пожалуйста! Я молча швырнула ему в лицо мятый рубль, и с силой хлопнув дверью, выскочила из машины и побежала домой. Муж ничего не заметил, в этот день пришел очень поздно, работа у него серьезная, мужская, не то, что у меня. Две недели болели руки от такой физической нагрузки, которую они получили, защищая мое тело от насилия. И единственное, что было приятного в этой истории то, что на мне было надето красивое нижнее белье. Я всегда была слаба на это дело. Я и сейчас люблю красивое нижнее белье и не могу спокойно пройти мимо магазина "Женское белье"

ХХХ Вспомнив рассказ Алисы, мне подумалось, что у магазина, наверняка, стояла она с внучкой.


Я сошла на ближайшей остановке и пешком вернулась к магазину. Там уже не стояла забавная парочка, но я не расстроилась, что, вернувшись, их не застала. Внимательно разглядывая красивое кружевное белье на манекенах, я подумала, что Алиса настоящая женщина, даже в 80 лет она осталась женщиной, и ни время, ни невзгоды не смогут в ней сломать истинную женщину, и интерес женщины к красивому белью.

Алиса  

Рассказ о девушке Алисе