Issuu on Google+

Литературная заявка на неигровой фильм-портрет «Семейный альбом» «Он так много не успел сказать» - говорит мне папа. Утром, когда мы собираемся по своим делам, остаётся 10 минут, чтобы поговорить и попить кофе. Тогда папа часто вспоминает своего отца, моего деда, рассказывает о его службе на ф. Константине, о женском подразделении, которым тот руководил во время войны, о театральных афишах, которые дед рисовал для Кронштадтского Дома Культуры и о пустой тетради, которую купил когда-то и сказал, что обо всём напишет, но умер, так и не написав ни строчки. Он был верен своей стране, он с гордостью всю жизнь отдал службе, любил тот город, где столько прожил, был влюблён в Балтийское море и, видимо, настолько, что передал эту любовь и моему папе, который также служил в морском флоте. Дед был прирожденным художником, много фотографировал, любил свою жену и троих детей. Но что-то скрыл. Папа был совсем юным, когда дед сказал ему, что о чём-то напишет, сказал, что ему есть, что рассказать. Но всё откладывал, а потом заболел… Отношения отца и сына, а точнее сына к отцу. Какой он был? Мичман и фотограф от штаба крепости ККВМК (Краснознамённая Кронштадтская военно-морская Крепость) Малахов Владимир Александрович. Не очень складный, худой, почти прозрачный, но высокий, в форме. Он много курил, взгляд его - задумчивый, тяжёлый. Вот он среди военных фотографов, на паруснике, на набережной возле фонтана, около Итальянского пруда, а вот с семьёй, с маленьким внуком на коленях. Почти нигде не улыбается, серьёзный, а здесь – сияет. От него осталось немного: награды, два фотоальбома, последняя картина, когда-то ещё были эскизы на кальке и та пустая тетрадь. Но осталось главное – любовь и память о нём, о том, которого никогда не видела и не увижу. Говорят, когда один человек умирает, обязательно должен кто-то родиться. В 1989 году дед умер. В этом же году на свет появилась я, внучка. Хронометраж: 13 минут.


Литературная заявка