Page 1

1


2


Денис Коюшев Родился 22 ноября 1969 г. в городе Печора республики Коми. Окончив школу, получил специальность сварщика – судокорпусника. В 1988 г. был призван в армию, но после полугода службы был комиссован по причине плохого зрения. Работая в центральной районной больнице плотником, заочно учился в Московской Академии Образования по специальности – психолог социальный работник. Незаконченное высшее. Литературным творчеством занимается с 1999 г. Публикует свои работы в местных газетах – «Волна» и «Печорское время». В Интернете публикуется на сайтах Стихи.ру и Неизвестный Гений. Кроме литературы увлекается мифологией, философией, религиями, историей, музыкой, любит фантастику и фэнтези.

3


Поэмы

4


Черный витязь Во царстве ночи, под Луной, Над одинокими холмами Летел наездник молодой. И леса серыми тенями Был окружен его полет. А конь подковами сверкая Все нес посланца, вдаль взлетая, Туда, где серебристый свет Открыл давно парад планет, Очаровал природы тайну, И чудесами окружил Кустов причудливых наряды, Где филин в воздухе кружил, И тайно прятались плеяды. Туда, где фея доброты И необычной красоты Ждала посланца удалого От мудреца горы седого, Чтоб свиток тайный передать В ученика младые руки, О том, как молодостью стать И одолеть беды недуги. Он, молча свиток взял, И очень быстро ускакал, Неся учителю лекарство От старости и от лукавства.

5


И вот летит он меж холмов, Луна дорогу освещает, И чащу в сказку превращает, А ветви в руки колдунов. Скача вперед во весь опор Он на поляне одинокой Лицо старухи кривобокой Увидел тут. И замер вдруг, Остановил коня гнедого, И смотрит на поляны круг, Где силуэт горба седого Махал приветственно рукой И говорил: «Ездок, постой, И помоги старушке бедной В ее нужде, и поскорей! Кто здесь подаст рученке бледной Спасительный и твердый перст? Она пришла и поманила, И очень тихо говорила, Мол, отвези меня домой. Я заблудилась в этой чаще, И не смогу с ногой хромой Искать в кустах судьбы слепой, Нет ничего покоя слаще. Я много трав насобирала Целебных и волшебных свойств. Здесь каждый листик выбирала Я от желудочных расстройств. Он пожалел старушки дряхлость, Взял на коня и поскакал, Почувствовав при этом вялость

6


В своих руках, поводья взял, Старушка пальцем указуя Героя направляла путь. …… Прости, мой витязь полуночный, За то, что в даль тебя погнал, За приключеньями послал В час рока этого бессрочный. …… Вот видит, кружит он по кругу. Леса, поляны и кусты Все те же. Жалкую старуху Подозревает в колдовстве. Неужто леший нас морочит, С ума свести героя хочет? Скорее б к дому отвезти Ее желтеющие кости. Но где же дом?…. Седые ветки лишь кругом. Да вот и ветхая избушка Стоит на берегу крутом. Но где же бледная старушка? Пропала, не сидит верхом. На вороном коне игривом Остался только балахон И черных несколько ворон. Они взлетели и пропали, А в воздухе все хохотали, Избушка старая скрипела, Мигая огоньком во тьме, Ее труба мотив свистела,

7


И утопала вся во мхе. - Чур, чур, меня от этих мест! Скорей отсюда, где же крест? И он крестом весь осенился И полетел; да не ленился, Во всю коня плетьми стегая, И острой шпорой подгоняя, За ним как будто ад разверзся: И волки, демоны и звери Пищали, топали, скрипели… Но это только были ели И силуэт теней ночной, Те, что под полною луной Из были в плоть преобразившись, И кровь вкушать скорей стремившись, Любого путника съедали, Что даже кость не оставляли От жалких жертвы тел, Чтоб не открыть всем черных дел Своей работы бестолковой В старой чаще терновой. Он все скакал и песни пел, Но не заметил между тем, Как очень скрытно и хитро Был свиток подменен давно На мудрость яда смерти быстрой Старушки силою нечистой. Но вот приносит он домой И сам учителю вручает Сей свиток мудростей нетленный, Как драгоценностей ларец

8


И старец хвалит: – Молодец Ты справился с задачей трудной, Пройдя дорогой ночи лунной, Привез мне счастия венец! Теперь ты можешь отдохнуть. Вина целебного напейся, Под одеялом телом грейся, И отправляйся в длинный путь, Где грезы крылья расправляют, Во сне все силы укрепляют. Как отдохнешь в своей пещере, В мой грот дворцовый приходи. И я открою свой сундук, В котором тайны мира скрыты, И златом чаши все облиты, Что я копил весь век свой долгий, Как бурундук в своей норе. И все тебе я подарю. Бери и пользуйся, как знаешь. Но подойди и к алтарю Пред тем как истину узнаешь! И спать отправился герой, Блестя от радости глазами, И умиленными слезами Он испытал в себе покой. На утро, силу обретя, Вином он снова укрепился, И ясным взором обратился Вокруг, к учителю идя. Но заходя же в грот хрустальный, Он видит мертвого старца.

9


Его застывший взгляд кристальный Змею, ползущую с лица. Так вот подарок дивной феи! Был свиток ядом напоен. И был учитель убиен Змеей в бумаге золоченой. И он поклялся отомстить. Взял меч, и снова в путь пустился, Чтоб фее голову срубить И с ней на век уже проститься. В дороге, путая следы, Он шел по знакам неприметным. Но для зверей он был заметным Из - за нелепой бороды. Ворон пугая и лисиц, Он по холмам спускался вниз. Над ним кружила стая птиц, Он в ней увидел много лиц, То птицы с ликом человечьим, Они шептали: «Погоди! Куда торопишься? Постой! Оборотись и погляди, Какой дорогой шел домой! Ошибся ты, и был обманут! Старуха, свиток подменив, Убила бедного скитальца. Его душа теперь у нас. И превратился ты в страдальца, Скорее воротись назад, Пока ты кости не оставил Белеть на этом мхе сыром

10


Дорогу бы домой направил И не пугал теперь ворон!» …… Меж тем старуха волшебством Свой образ в Фею обратила, И так сидела за кустом, Прикрывшись фиговым листом, Владея чарами, она…… К себе героя направляла И в мрачной леса тишине Лишь погубить теперь желала. …… Он сел на пень и заскучал. Затем домой поворотился, И всю дорогу лес молчал, В котором зло с добром таится. Он внял словам их душ печальных. Но видит: Фея перед ним И смотрит он: в глазах зеркальных Себя, и как он был гоним Желаньем мести безобразной, И потому вдвойне ужасной. А облик, что пред ним прекрасный, Сиял волшебным светом глаз. И он влюбился в тот же час, Желая страстных наслаждений. В порыве счастья к ней идет, Ну а она назад плывет, И тянет к ложу упоений. Он, как слепой, вперед идет. Вот - вот и в яму упадет,

11


По пням и кочкам наступая, В болото топкое ступая. И вот в трясину он попал. Руками хлопает и тонет, И думает: - «Теперь пропал!» А ветки как спасенье ловит, Ну а она, все отдаляясь, Растаяла во тьме пустой, Махая радостно рукой Исчезла, в дыме испаряясь. Он жадно воздуха глотнул, В последний раз взмахнул руками, И так бесследно утонул, Волнуя воду пузырьками. …… Минуло несколько мгновений И он увидел яркий свет, И много разных сновидений, Девиц молоденьких совет. Здесь рыбы меж камней скользили, И червяка на дне ловили Себе на праздничный обед, Титаны раньше здесь ходили На дне, оставив мертвый след. Он здесь лежит на дне сыром И сам уже не понимает Где смерь? Где жизнь? Своей рукою обнимает Траву подводную и слизь, И одного теперь желает Назад вернутся……

12


Русалки, витязя заметив, Его к себе перенесли, Едой из рыбы накормили, И Нептуну преподнесли. - Кто ты такой, зачем явился? Утоплен был, иль умер сам? Зачем в болото опустился? Чего ты здесь себе искал? …… Но вижу, ты устал с дороги. Садись со мной и отдохни. Здесь очень скоро твои ноги Преобразятся в рыбий хвост. Пока сиди и посмотри, Как мы гостей своих встречаем, И сладким медом угощаем. Теперь глаза свои протри, И ешь и пей хоть до зари. Мы день и ночь не отмечаем, И только праздником встречаем Гостей незванные дары. Потом расскажешь мне секрет, Зачем и как здесь объявился, И в чьем ты мире зародился. Теперь откушаем обед, И всласть давай повеселимся, Нашлем на землю много бед, И потанцуем, порезвимся. Пусть все болота забурлят, А океан пускай пенится, И пусть гребцы, боясь, кричат,

13


Когда суденышко кружится, В воронку вод, попав случайно. И не спасет никто кругом, Когда на гребне вод седом К ним смерть заглянет мимоходом. Так пусть русалки всласть поют, Пред нами водят хороводы, Пускай дары скорей дают Мои волнующие воды, Вздымает бурю океан, И над свирепыми волнами Несет он страшный ураган, В пыль, разбивая кораблями О скалы все, что в море плыло, А для истории уж было. Одни лишь щепки в даль летят, И чайки над водой парят …… Но вот Армада кораблей Из стран далеких и морей Готовы к бою и атаке, Готовы к штурму или драке. У всех пузатые борта И пять рядов из пушек, А строй их просто красота Для праздничных пирушек. Плывут, не страшен им любой Их флаги ветер развевает, И за подзорною трубой

14


Матрос седой зевает…. Но вот волна уже встает, И вся Армада как игрушки Уже на гребне; что ей пушки? И все кораблики несет К скале огромной и холодной. Со страшной силой в стену бьет, И нет Армады бестолковой, Одни лишь воды и Луна Брег скал холодных освещает, Да получить даров сполна Нептуну море обещает… …… Нептун играл и баловался, С русалкой долго целовался, Вина напился и уснул, Душой на пире отдохнул. И тишина теперь кругом, Один покой и мертвый сон. Морская гладь, как зеркала, В ней отражается Луна. Уснул волны водоворот, Остановилось вод волненье, И только ветра дуновенье О сладком сне везде поет. Уснул Нептун, и вот русалки Сбежались к витязю толпой, Как простодушные красотки Делились теплой добротой. Они сейчас помочь хотели Вернуть на землю поскорей,

15


Пока что спит король морей. Под мышки взяли и взлетели К поверхности болот зеленых, Поросших вязким серым мхом, На воздух к веткам опаленным На свет, туда, где близок дом, Туда где жизнь поет и пляшет, И ветер на лугах свистит, Где мельница крылами машет, И где в кустах сверчок блестит. Они его так возлюбили, Что два подарка подарили: Щит что всю правду отражает, А всю неправду открывает, И скипетр счастья и любви, Что зло и ненависть сжигает, И людям счастье возвращает, Увядшие цветы спасает, И старость в младость превращает, А все прекрасное спасает От уз теней и черноты И мрачной смерти пустоты. …… И вот стоит он на дороге, Как на пороге у судьбы, Но не желает он борьбы, Во лжи и крови и тревоге. Лампады звезд щит отражает, И теням смерти жить мешает, А скипетр как огонь горит, И красоту кругом творит.

16


Он молча шел, а мрак бежал И светом тьму так побеждал, А мир вокруг весь расцветал, И в воздухе огонь летал. За зла трусливыми тенями, Что хитро прятались за пнями, Боясь рассыпаться в труху, И превратиться в шелуху, От света счастья и любви, Что зло и ненависть сжигает, И лютых бесов побеждает, Вселяя в них любви огонь, Добро их в пепел превращает. И издавая серы вонь, Оно их в землю возвращает. Он шел, вдруг видит меж холмов, Среди деревьев и кустов Дракон на Фею нападает, Летя над ней, свирепо лает, И хочет в землю затоптать, Чтоб силу красоты отнять, И стать хозяином лесов, Чащоб, полян и всех кустов. Сверкают молнии, и гром Как эхо, в небе раздается. На этом страшном пире злом Свет отступает, поддается. Вот видит витязь бой свирепый, Дракон царевну победит. И он скорей туда спешит, Сжимая скипетр свой волшебный.

17


Вот битва…… Перепончатым крылом Дракон все машет, и огнем Поджечь противника желает, И воздух жадно пожирает. Но витязь мой щитом закрылся, Он отошел, остановился, И вдруг увидел в отраженье Сей зверь свирепый сам себя, Он испугался пораженья, Клыками желтыми скрипя. Вдруг лапы опустил в печали, И закачал уже рогами, Он взглядом устремился в дали, И весь дрожал уже хвостами. Но снова в бой он устремился В своем желанье насмерть биться. Их лица встретились сейчас, И в глаз дракона он обрушил Луч скипетра он в тот же час. И через глаз от злобы красный, И от свирепости ужасный, Любовь проникла в сердце вдруг, Замкнув сомнений длинный круг. Дракон осел и весь поджался, Лишь хвост змеиный развевался. Над этим жалким существом С его спесивым колдовством. Не смог он справиться с любовью, Со всем могуществом своим

18


И в битве, где платили кровью, Теперь остался он один… Он сам с собой теперь сражался, Немного над землей поднялся, Верхушек елей поравнялся. Вдруг загорелся, покраснел, Как уголь стал и в прах взлетел. Он весь рассыпался, как пепел, И ветер прах унес его… Царь зла погиб и нет того, Кто воплощеньем зла слепого Съедал и друга дорогого, И все добро в лесу ночном, И прятал свет в кусту глухом. …… Мой витязь Фее поклонился И на одно колено встал, Ей руку мягко целовал А сам взволнованный смутился. Он признавался ей в любви, О том, что пылко так желая Ее в объятиях сжимать, И страстно, жадно целовать Мечтал, дракона побеждая, И тьму во свет преображая. Что он готов ей все отдать За знак любви ему ответный, И что не может больше ждать В сей миг прекрасный, безмятежный…. - Но подожди, - она сказала,-

19


Давай закончим все дела! И светлым пальцем указала На ведьму, что в цепях была. - Она учителя убила, И свиток тайно подменила. Во всем виновница она. Пускай получит до конца За все свои дела худые, И за убийства жизней злые, За то, что хитростью своей Хотела всех нас в бездну бросить, И стать царицею полей, А добрый свет в тени поносить. Я знаю бездну пропастей, Что может ведьму поглотить И навсегда похоронить Источник яда. Поскорей Давай отправимся туда, И ты столкнешь старуху в пропасть, Тогда исчезнет вся беда, И зло не станет больше топать Своим копытом по земле, Летать над лесом на метле Крылом когтистым в поле хлопать… …… И вот над пропастью уже Стоит горбатая старушка. Судьбы слепой в руках игрушка Теперь на смертном рубеже.

20


Плащ ветхий ветер развевает, И ряд седых волос качает Она готова; вот уже… Сейчас и к смертному чертогу Она отправится в дорогу, Но все стоит, и что - то ждет, Как будто кто - то здесь спасет. А Фея витязю кричит: - Толкай и помоги старушке Покой свой снова обрести! Пусть прах летит к ее избушке Что ветер будет в круг мести!…. Мой витязь, к Фее повернувшись, Случайно смотрит на свой щит, И видит злобную старуху Что машет палкой и кричит. Но повернувшись в отраженье Щита, к старушке видит Фею В цепях над пропастью глухой И сердце бьется. Но постой… Щит чары преломил, И в отражении явил Всю правду безо лжи проклятой, И он глаза ему открыл На весь обман старухи дряхлой. Тогда он Фею обхватил, Поднял и в пропасть опрокинул. Смотрел, как в бездну камень сгинул, И случай сам в себе хвалил… Тогда в порыве чувств прекрасных Он скипетра направил луч

21


В глаза старухи безобразной, И вспыхнул отблеск среди туч, Весь свод небесный осветился, Оковы пали, чар уж нет, И образ в радуге явился Той самой Феи яркий свет. Она предстала перед ним, Как шестикрылый херувим. В очах ее лучей огонь, А плечи звезды закрывают, И рядом златогривый конь, Он в воздух крылья поднимает, В порыве счастья к ней бежит. Она: – Постой! - И он стоит…. - Сначала истину узнай, Потом же смело обнимай! Тот скипетр, им ты спас меня, Он был украден старой ведьмой. Когда в болоте утопя, Она в тебя преобразилась, И очень сильно изменилась, Использовав всю силу чар, Твой облик, забрала как дар. Теперь, как витязь на коне, По всем лесам вокруг кружила, Потом в избушке при Луне Напиток тайный ворожила. Затем меня в лесах найдя, Под обликом твоим скрываясь, Она в любви мне признавалась, Вздымая на дыбы коня.

22


Что множество путей пройдя, Хотел ты сердце мне в подарок Свое навек преподнести, Любовь и счастье принести. Но свет мой для тебя так ярок, И ты на все искал ответ. И я открыла, в чем секрет Моей и силы и любви, И тайну утренней зари В волшебном скипетре моем, Что сеет доброту кругом, И как звезда горит огнем, Встречаясь со своим врагом. Тогда же хитростью своей Она мне скипетр подменила, А мой в болоте утопила. И сделав пленницей своей, Меня в оковы заковала И красоту мою украла, Использовав всю силу чар. Она сменила, как товар, Свой старый горб На младость птицы, Свой ветхий гроб На хрустальные дворцы. И думала: она теперь Царица леса и красот, И нет ей дела до болот, В которых зло свое творила. Теперь развеялся туман, Раскрылась злоба и обман.

23


И витязь мой обнял принцессу, Взобрались оба на коня, И конь мой, крыльями звеня, Взлетел над темными холмами, И пролетая над лесами, Волшебным рогом освещал дорогу К светлому чертогу Прекрасной Феи…. Единорог их нес туда, Где ждет очаг всегда горячий, И свет любви всегда живой, Где будут вечно молодыми Ходить садами золотыми, Парить над облаком большим, С Пегасом в споре соревнуясь, И с малыми детьми балуясь Взлетать до ледяных вершин, Где светом доброты, любви, Они разгонят тени, страхи, И будут добрые собаки Их дом от злобы охранять. В волшебный лес Где победила любовь…

24


Çàêîëäîâàííûé êíÿçü

25


Там, где ручей бежит игриво, Поет в траве густой сверчок, И ветер треплет шаловливо Деревьев ветки как смычок, Там начинался мой рассказ. О, если б знали, сколько раз Я вспоминал историй древних Едва забытые черты, Историй дивных и волшебных И распалял свои мечты, О, сколько раз в порывах страстных Хотел я их обрисовать, В порывах чистых, но напрасных, Не смог я струнами играть. Тогда не смог, теперь пожалуй Смогу и выполню свой труд Читатель критикуй, не жалуй Все отдаю я на твой суд....

Пролог Когда я уставал от мира, От бренной жизни, суеты, Тогда мне помогала лира Воспеть прекрасные черты Моей пленительной Татьяны, Леса, чащобы и поляны, И в мир фантазий улететь, И жизнь волшебную воспеть, Где колдуны свои секреты

26


Скрывают от людей в скалах, Там где сражаются скелеты, И гномы прячутся в норах И там на сказочных тропинках, Среди цветущих тополей Я находил уединенье, И сон забвенья средь полей. Я там бродил, дракона видел И ведьму с ступою своей, И никого я не обидел Звучащей лирою моей. Мой мир фантазий вдохновенный, Я счастлив жизнь тебе отдать, Несокрушимый и нетленный Ты моих мыслей благодать. И счастлив я уж тем, что с вами Могу я в сказку улететь, И песнь свою опять пропеть Чистосердечными словами... Вы не устали от сказаний От сказок старых и преданий? Тогда послушайте одну, С вас ничего я не возьму. Про заколдованного князя, Который раньше пировал, И счастлив был в пылу сраженья, Когда противника бивал. Не убоявшись пораженья, Один сражался против всех, И восставал он против тех,

27


Кто клеветой его порочил, С ума свести героя прочил. Румян и молод, и красив, Во всем силен, трудолюбив Иван был просто молодцем, Во всем стремился за отцом, Силен, прекрасен и горяч, Он на коне пускался вскач, Когда другие отставали. Затем все вместе пировали, И кубок златый подымая, Он выпивал его за раз. Ну а девицы, воздыхая, Пускались с ним в веселый пляс. Еще любил он на охоту Со сворой гончих выходить, И часто лазить по болоту, Там куропаток находить... В душе поэт, а телом воин, Он справедливость защищал, Всегда на сторону добра вставал, И был он этим всем доволен. Прекрасен рыцарь, молодец Снискал и славу и венец. .... В то время у царя была, Любимой дочерью цвела Татьяна - свет красы небесной, Цветок прекрасный и прелестный

28


Она скучала во дворце, И слезы лила при отце. В мечтах о рыцаре прекрасном Воителе простом и ясном Она ходила по садам, Цветы сирени собирала И очень жалобно вздыхала По неизведанным плодам Любви и страсти безмятежной, И на земле печальной, грешной В своих страданиях жила Обворожительно мила. И наконец Устав от слез, ее отец Царь, венценосец и борец Велел по миру объявить И женихам в дворец прибыть. ..... Как описать мне пир чудесный, Где яств так много на столах? В день ясный, солнечный, воскресный, И золото на куполах.... Как описать мне шум толпы, Веселье, звон бокалов, шутки, Шутов веселых прибаутки, Монахов скудные мольбы.... Но вот собрались наконец Все женихи в ее дворец, Вино по чашам разливают И кубок здравный подымают..

29


Но их оставим, мой читатель, Назад немного обращу Ваш взор, задумчивый мечтатель, Где свет во тьму я превращу... Старухи старые, седые, Давно мечтают извести Ивана, эти ведьмы злые, И прочь от жизни увести. Они уже давно прознали Про то, что он влюблен теперь, В волшебном зеркале искали Они к его сердечку дверь. И в нем увидели Татьяну. - Подвергнем мы его изъяну! Решили вдруг обе враз. Ну что ж продолжим свой рассказ. Цветок пылающий достали И разом обе прокричали: - Он в зверя будет превращен! Затем убит и умервщлен! Мы в чащи зверя заманим, А там убьем и схороним! Сам Ростислав его схоронит, И пусть Татьяна слезы ронит. Цветок мы принесем Татьяне И скажем будет твой на век Лишь тот кому, его подаришь, Он настоящий человек! Татьяна влюблена в Ивана,

30


Мы это знаем на перед, Нам зеркало о том сказало, Он превратится в хладный лед. С его противником вчерашним Договоримся без труда, И будет он потом ужасным, Мы много сделаем вреда... .... Но пир в разгаре, а Татьяна Печальна и бледна сидит, Она не ведает обмана, И лишь добро везде творит. Она глядит на молодцов, Но все Ивана замечает И пальцами легко качает, Стуча по дереву столов. Их взгляды встретились, и вот Как знак внимания особый, Ему цветок передает, И взгляд бросает свежий, новый. В нем нет печали уж давно, А только радость веселится, Так словно в нем поет вино. Иван подарок принимает, И головой слегка качает. Но полно, танцы впереди: - Давайте в пляс, Иван веди!

31


Ну вот уж все наелись вдоволь, Напились сладкого вина. Вот царь встает: – Моя цена: Отдам я в жены молодую, Кто мне добудет золотую Шкатулку – самобранку! Поспав, вставайте спозаранку И отправляйтесь в длинный путь О дайте мне передохнуть! Все рыцари младые встали И, поклонившись, вышли вон, И гусляры уже устали, Царю отвесив свой поклон, Все гости молча удалились, Ушли и спать все завалились. Средь них Иван, мой друг усталый, Сюда пришел он не для славы, Давно влюблен в царевну он. Царю отвесив свой поклон, В раздумьях весь он удалился И вспомнил, как он веселился, Когда узнал про женихов. И с самых ранних петухов Скакал уже к царю в палаты, Наспех надев кольчугу, латы... Так он ушел, устав заснул, И в грезах странных утонул.. Его противник с давних пор Был Ростислав; и он пришел Одним желанием томим Невесел был и нелюдим.

32


Его снедала зависть, злоба, А жадная сластей утроба Уже насытилась вполне И он ушел, забывшись в сне... .... Минуло время, день вчерашний Пропал и канул без следа, Но луч надежды не угасший Зажегся в сердце без труда. Настало утро, день настал, Уже пора, пора в дорогу. Но каждый рыцарь поскакал Прочь к своему чертогу. Никто искать не захотел Шкатулки в чащах безымянных, И всяк мечту свою презрел Желая удовольствий постоянных. И только двое на конях Пустились в путь далекий, дальний, Они седлали в торопях И прочь неслись во мгле туманной. То был Иван и Ростислав, Наскоро вещи все собрав, Они отправились в дорогу Куда? То ведомо лишь Богу.... Скачи, скачи мой конь лихой! Кто б мог угнаться за тобой? Они скакали потихоньку, И каждый путь свой выбрал сам.

33


Кто в чащи въехал полегоньку А кто в леса и был уж там, Где ветви солнце закрывают, И тени темные летают. Но кто из них все ж повернул То Ростислав, он отдохнул, И вновь отправился в дорогу, Назад к родимому порогу. Он вспомнил о словах старух, Когда они ему сказали: - Послушай нас, не будь к нам глух, Мы сделаем о чем мечтали. Спокойно торопись домой, И все получишь по немногу. Иван умрет, угодно богу! Когда с ума совсем сойдет. К тебе он в чащи прибредет И ты убъешь его, едва ли Проронишь ты слезу в печали. Он враг твой самый лютый, Тогда не медли ни минуты. Убей и к нам оборотись, Тогда и пей и веселись Тебе поможем мы; с Татьяной Тебя сведем, будь трезв иль пьяный, Но все получишь ты сполна Как чашу полную вина.... ...... Уж ветер славно подпевает, Листы на деревах дрожат, Звезда за облаком мерцает,

34


Ручьи холодные журчат. Природы дивные мотивы Меня пленяют и влекут, Коней распущенные гривы Меня к мечте давно зовут. И в сказку погружен, печально Страницы б старые листал, И к музе обращался тайно, Надежды страстные питал. Но все хорошее проходит, И что же ждет нас впереди? Мне много мыслей в ум приходит, «Не торопись, а погоди, И созерцай поля и нивы,» Мне говорит моя печаль, Не торопи свои порывы, А устремляйся взором в даль, Туда где водят хороводы Девицы на златых лугах, Где волны подымают воды, Где гор вершины все в снегах. Почувствуй силу вдохновенья Им все пронизано кругом, Все ждет покоя, не волненья А буря будет лишь потом...» Устав скучать иль веселиться, Одним желанием томиться, Татьяна в травку прилегла, И вот она уже спала....

35


Сон Татьяны Сияет Солнце, день блистает, И скачут трое на конях, Мечи в руках у них сверкают, Доспехи сломаны в боях. Коней ногами подгоняя, Они летят во весь опор, Трусливых зайцев разгоняя, Несутся в молчаливый бор. Там за деревьями таится Неведомый, опасный зверь, И хочет поскорее скрыться От всадников, несущих смерть. Чем же закончится охота? Но вот труба уже гудит, Уже исполнена работа, На площадях народ шумит. В сетях чудовище волочат, На казнь жестокую влекут, А палачи кинжалы точат И песню злобную орут.... Вдруг грянул гром, сверкнуло пламя И нет чудовища уже! Один лишь голубь в тишине Взлетел, зловонну сеть оставя. ......

36


Иван в дремучие леса Заехал, слыша голоса Пичуг, неведомых созданий, Сошедших словно из преданий. Он на поляну повернул, Раскрыл шатер и отдохнул. Но вспомнил вдруг, цветок достал, Понюхал сразу и упал. Цветок, подаренный Татьяной, Был ядом «смерти» пьяной, Когда очнулся вдруг Иван, Весь мир вокруг преобразился Так словно сон кошмарный снился. Вокруг лишь злобы голоса, Чернее бездны небеса.... И смерть хрустящая повсюду. - Но нет шкатулку я добуду! Он на коня хотел вскочить, Но конь взбрыкнул, он начал выть, Как зверь, к Луне все обращаясь, Одежды разодрать стараясь... В слезах, весь злобный, он пошел И заплутав с ума сошел... Неведомым путем вошел Он во владенья Ростислава, Как зверь, сминая все он шел, Но вот и темная дубрава Владений славных Ростислава.... .....

37


Уж снова осень наряжает Ветвей багряные листы, И лесовик уж объезжает Свои невзрачные сады. Но скоро час расплаты, скоро Увижу ль я родимый край? А может, кану очень скоро И попаду в туманный рай? Я слышу звук трубы далекой Охотники уже спешат. В борьбе ужасной и жестокой Они убить меня хотят. И Ростислав уже сжимает Свой меч в протянутых руках, А сам Татьяну обнимает В своих несбывшихся мечтах. Я знаю, смерть близка, но все-же Себя не дам в обиду, Боже! Я буду драться, силы есть, Кому – то голову не снесть. И вот сраженье закипело, Руками я его достал, Теперь кому какое дело! Он покачнулся и упал, Звеня доспехами стальными Слетел с коня и был таков, Глазами хлопает шальными. Не мало я душил врагов: - Умри же, подлый самозванец! Я руки сжал, взгляд потускнел, -

38


- Души моей искал, мерзавец, Давно убить меня хотел, Но сам погиб в борьбе жестокой, И сам пропал от рук моих! Не ради Тани светлоокой, А ради шалостей своих! Он пал, а я побрел в чащобы, В леса таинственной глуши, Искать спасенье для утробы Постой же путник не спеши... ..... Как темен мой дремучий лес, Его корявые коряги, И пыль и тлен, и тихий плес, И лешие лесов бродяги Все в нем сурово: пыль кругом, Корней извивистые палки Торчат везде, но где же дом? Вокруг лишь траурные арки Цветов увядших на древах. Забвенье, смерть и мрак вокруг, И я иду, иду в по тьмах. Прости меня, мой милый друг, Я заблудился, что же далее? Но вот избушка в далеке. Таких чудес мы не видали, Иду, иду к ней налегке... Избушка на куриных ножках, А из трубы идет дымок, И на утоптанных дорожках

39


Сидит кикиморы сынок. Он говорит: – Куда ты, путник, Идешь с котомкой на плечах? Я ведьмы страшной глупый спутник. Она уж может в горячах, Тебя на клочья разорвавши, Обед сготовить и поесть, И ты не солонно хлебавши, Умрешь попавши в злую сеть.... Не убоявшись злую ведьму, Я в двери рьяно постучал. ...... Со скрипом двери отворились, И вышла бабушка Яга. Ее глаза в меня вонзились, И начал я издалека.... Не дав мне даже слово молвить, Она вскричала: – Ты Иван! Ты княжский сын, не басурман. ...... Я знаю все, как ты скитался, Как воевал, с врагами дрался, Как в зверя вдруг был превращен, И видел свой кошмарный сон. Но все ж тебе я помогу. Послушай бабушку Ягу: Там за лесами, за морями, За высокими горами Есть пещера, в ней родник.

40


Что ж головушкой поник? Тот родник - твое спасенье, Бабки старой утешенье. В нем свобода, жизнь и смерть, Ведь недолго претерпеть. И добравшись до него, Получить свободы счастье. Прочь невзгоды и ненастье! За спасение свое Ты мне должен услужить, И перо в саду добыть. То перо златое с виду. Не держи, Ванек, обиду! Дам коня тебе лихого, И скачи что прыти есть. Ведь хотела я намедни И его до кучи съесть.... Меня ты бабкой поминай, Но уздечку не снимай... Конь волшебный нес меня Через горы и поля, Через дальние долины, Через хладные стремнины, И у мрачных у пещер Остановки захотел. Я сошел с коня лихого, И в пещеру, где кипел Мой родник, мое спасенье И от козней избавленье.

41


Я напился и уснул И вижу сон чудесный, странный: Так словно я тонул, Потом над бездной безымянной Летал, печалию томим, Потом тенями был гоним, И шел дорогою пространной. Вдруг с неба голубь прилетел, Блистая белыми крылами, И песню звонкую запел. Я пританцовывал ногами. Внезапно песня оборвалась, И я услышал шум борьбы. И сердце вдруг в груди так сжалось! Я понял смысл своей судьбы: Тот голубь – это я цветущий, А ворон на него напал. Тот ворон – зверь жестокий, злющий Давно души моей искал. Я видел, как они сражались, Как ворон раненный упал, И как в пыли они катались. Мой голубь душу мне спасал. Он победил, а ворон черный Сгорел, рассыпавшись во мгле, И улетел в свой мир просторный Мой голубь белый в тишине.... И снова снится сон чудесный: Я вижу вас, мой друг прелестный, Татьяны милые черты. Уж так пригожи, так просты,

42


Она зовет меня на ложе, И я иду, обняв ее. Но что же это, добрый боже? Цветок фиалки предо мной, Покрытый тиною земной. Вдруг он в змею преобразился. Она ужалила меня, Но я в любви не усомнился, И боль ужасную стерпя, Стал губы страстные искать И их лобзать, лобзать, лобзать. Так мы минуты наслажденья Любовью, счастием томим, И плачем после наважденья, Ревнуя к прелестям твоим. Моя прекрасная Татьяна, Я встал, израненный змеей, Но не было в тебе обмана, Мой друг прелестный, роковой. От сна чудесного очнувшись, Я встал здоров и невридим. И мимолетно обернувшись Коня увидел, снова с ним Я вышел из пещер глубоких. Погружен в странные мечты, Воспомнив свет глаз чернооких Татьяны дивной красоты. Забыв о ведьминых наказах, Уздечку снял с коня скорей.

43


Но не было такого в сказах Пред мной явился чародей: -Спасибо друг, ты дал свободу! Не конь то был, а я колдун! Теперь я к звездам, небосводу С тобой взлечу, я полон дум. Как мне помочь тебе? Быстрее Всем услужить тебе хочу. Теперь и мысль моя острее Так хочешь, я озолочу? - Не надо злата мне и славы! Вот как шкатулку бы добыть? Да видимо ведьмы были правы, Ведь без Татьяны мне не жить. Колдун помог Ивану; быстро Шкатулку с неба он достал. И все бы было очень просто Но он Ивану вдруг сказал: -Ты помнишь, ведьма попросила Тебя перо в саду добыть? С ним увеличилась бы сила Ее, но так и быть. Скажу тебе, что за перо В саду волшебном хоронится, Какая тайна в нем таится, Согреет душу мне оно. То Серафима, дочь моя, Она в порыве чувств мятежных Боролась с старою Ягой, И слез усталых, безутешных

44


Лила широкою рекой. Она меня спасти хотела От ведьмы старой навсегда, Но лишь немного не успела, И заколдована была. Но я сумел ее сокрыть, От ведьмы старой защитить. И спрятал там, в саду прекрасном, Для ведьмы страшном и опасном. Я сам спасу ее теперь И расколдую, мне поверь! - Но как же с бабою Ягой Нам быть, мой друг? Сейчас с тобой Давай сейчас вернемся к ней. Я ветку превращу в перо И мы подарим это ей, Зло, победит всегда добро Так сделали они, и ведьма Смеясь отправилась плясать, И страшный танец танцевать. В огонь она перо бросала, И едкий дым в себя вдыхала. Ну а колдун помог Ивану, И в этом не было обману, Помог к дворцу его доставить. И вот он, долгожданный час, Какой бы мог себе представить Иван, когда все дело спас. Ну а старухи вдруг померкли, И померли в единый час.

45


Вот все сбылось, мой друг любезный, Иван с Татьяной ждут и вас На свадьбу, праздновать победу Добра над злом в который раз. И пусть несется песнь по свету, Как поэтический рассказ.... ЭПИЛОГ Тебе, читатель вдохновенный Я труд свой свято посвящу, И мир свой тайный, сокровенный В свой дар бесценный превращу. И к вам, любовники младые, И к вам, седые старики, Пишу я строчки золотые, Преданья темной старины. Я знаю, точно окрыленный. Читатель встанет после них, И сказкой дивной изумленный Увидит, как весь мир притих. Увы, пришла пора расстаться, Пришла пора расстаться нам, Пришла пора искать, влюбляться И предаваться чудным снам...

46


ВОЛШЕБНИК Пролог Во царстве света и теней Мой дух печальный ищет встречи С тем, что прекрасней и мудрей Жестокой и ужасной сечи. Он ищет радости венок, И счастье правды, незабвенность, И в этом он не одинок. Но губит радость плоти бренность. Увы! Все старо в этом мире, И нового на свете нет. - Так выпьем кубок же на пире! Такой к вам будет мой совет. И пусть Сатир средь нас резвится, Затейник страстный, дуралей, И пусть нам сон прекрасный снится, А ну давай, еще налей! И пусть мой дух, устав от счастья, Вновь в заблуждение впадет, И снова в поисках ненастья Крутыми тропами бредет…… Тоскливо в этом мире мне, Когда не слушаю сказанья, Когда не трогают преданья Меня в уютной тишине.

47


Но рад бываю я, когда Сказитель старый, лет преклонных Читает сказку иногда Средь толп докучливых и сонных. И удивленьем упоен, Слагаю я свои куплеты Поэмы, сказки и сонеты Свободен, счастлив, вдохновлен. И улетаю в мир просторный, И в нем поет душа моя Послаще трелей соловья, И там мой дух неугомонный Встречает смерть и жизнь. Свободу, Сиянье света и любовь, И благодатную природу Все воспевая вновь и вновь, Сраженья, правду и мечты. И тает медленно, как свечка, У нерушимой красоты Чистосердечного словечка… Давным - давно в лесу дремучем Седой волшебник поживал. Он спал всегда на мхе колючем И травку сладкую жевал. Ночами в птицу обращаясь, Он над домами пролетал, А днем, в оленя превращаясь, По лесу светлому скакал. Однажды в полночь, как обычно,

48


Он над селеньем пролетал. И было все вокруг привычно, Но он внезапно вдруг устал, Упал, и стал крылами биться. К нему девица подошла, Так словно сон прекрасный снился. Она его к себе взяла На руки. Подняла и гладит, А он в глаза ее глядит, И видит: девица прекрасна, Добра, не злобна, не опасна, Вздыхает, плачет, слезы льет, И песнь печальную поет: «Лети пичужка вдаль отселе, Здесь не найдешь себе друзей, Быть может где – то, в самом деле, Отыщешь край ты веселей.» Вдруг птица с ней заговорила И клюв волшебный отворила: «Кто ты девица? Что так плачешь? Что на душе твоей сейчас? И почему не спишь, страдаешь? Я все улажу в тот же час!» «Что можешь ты со мною сделать, Мой друг любимый мертв давно! Не сможет он за мною бегать, Песком могилку замело… Как мне вернуть его обратно И к жизни снова обратить? Нет, все ушло, все невозвратно,

49


А без него и мне не жить……. Когда- то жили мы с ним вместе, И было нам так хорошо, Как жениху и как невесте, Но все минуло, все прошло… Увы, все лучшее проходит, А все плохое впереди, И только зло нас за нос водит Но ты пожалуй улети….» «Постой девица, не гони, А все как было расскажи. И может помогу тебе я Вернуть былые времена, И ты щеками заалея Будешь снова влюблена….» «Однажды к нам в село пришла И к дому молча подошла Старушка, странница седая, На самом деле ведьма злая. Она стучалась у ворот, Просила хлеб, открывши рот. Владимир вышел, хлеб подал, И на колени вдруг упал, Стал руки жадно целовать, Желая с ней хоть ночь поспать. Они ушли, а я осталась Одна в кромешной тишине. Откуда же старуха взялась Здесь? Все равно не ясно мне.

50


И как она приворожила Его? Мне это не понять. Иль может черту услужила, Чтобы его на век отнять? Владимир – солнышко влюбился В старуху дряхлую на век, Со мной он даже не простился, Да, странный стал он человек. Потом уж люди мне сказали, Что умер он в лесу глухом Его одежду передали И вся история на том А ведьмы след пропал, и сгинул Ее ужасный, страшный лик. Владимир сам меня покинул И головой на век поник…» «Светлана, друг мой разлюбезный, Так это я перед тобой! Твой облик чистый и прелестный В мечтах всегда передо мной. Не умер я в лесных чащобах, А лишь учился колдовству, Зимой ютился я в сугробах, А летом падал на листву. Я одолел презлую ведьму, Ее наукой одолел, Пройдя сквозь тьму, Я птицей в небо улетел. И жил в лесах, травой питаясь, В скорбях немного поседел,

51


Но все мечтал, мечтал, сознаюсь, Я встретить вас давно хотел. Моя прекрасная Светлана. Я рад увидеть снова вас! Ваш образ выплыл из тумана И снова я влюблен сейчас.» Раздался гром, сверкнуло пламя, И вместо птицы перед ней Владимир с саблею своей. «Вот эта сабля – та колдунья Ее я так заколдовал, И служит правде зла вещунья Превыше всяческих похвал». Они обнялись в тот же миг И на руках он нес Светлану, Целуя нежный, томный лик, Туда где б не было обману В их дом, прекрасную избу. Здесь остановимся, пожалуй, Здесь ночь влюбленных; скроем их. Под занавесью залежалой Оставим их теперь одних…

52


Эпилог Люблю я сказки сочиненье Когда ее читают вслух, И возникают в то мгновенье Передо мной, лаская слух, Герои разных песнопений, Историй странных и смешных. И среди бурь или волнений Блуждаю в странствиях чудных. Люблю я сказки сочиненье, Когда один, когда с тобой, Когда испытывал гоненье, И вновь стремился за мечтой. Всегда я старые страницы Листал, внимая звуку слов….

53


Езерский Посвящается А.С.Пушкину

Пролог Проходит время, я учусь Смотрю на мир и заблуждаюсь, И в книг заманчивую грусть Все глубже мыслью погружаюсь. Ищу ответ под толстым переплетом И пыль сдуваю с каменных гробниц, Усеянных истории пометом, И оживляю ряд холодных лиц, Ушедших в глубину веков, в забвенье, Туда, где раздается песнопенье Неведомых и одиноких птиц, Поющих про лучистое прозренье. Но где б ответ я не искал, Везде меня ждало молчанье, И одиночества причал, И страха жалкого стенанье. Но я упорно изучал Громады книг и звуков ноты, И, не найдя ответ, кричал Взывая к звездам лишь вопросы: Зачем я здесь? И почему?

54


В чем смысл судьбы моей таится? А может, все это мне снится? И как понять я все хочу! Но на вопрос молчали звезды, И мир стремительный молчал. А летом полыхали грозы, И он дождем мне отвечал, Как исполин гудел раскатом, Гнал облака и воду лил, А сам безмолвно говорил, Со мной пылающим закатом. Но я тогда не понимал Его открытых выражений, А сам задумчиво внимал, И слушал музыку волнений. …….. Шумит дубрава, ветер свищет, А в небесах горит звезда И где- то зверь свирепый рыщет, Но мир прекрасен! Суета Нас всех губила понемногу, И забывали мы о том, Что так угодно было Богу, Чтоб мы любили отчий дом, Чтоб созерцали мир свободный, И были счастливы всегда, Когда стучался в дверь голодный, Иль к нам входила в жизнь беда. А мир сияет, мы стареем,

55


Но сожалеем лишь о том, Что даже бросить взгляд не смеем На обветшалый отчий дом. И часто мы себя ругаем За то, что мелочны всегда, В страданьях бредим, умираем. Когда в дали горит звезда И мир прекрасный и просторный Поет нам песни давних лет, Зовет к себе неугомонный Вкушать свой праздничный обед. Но он зовет, а мы не можем, Погрязши в мелкой суете, Мы только руки моча ложим, И пребываем в пустоте. Но кто услышит звуки мира, Тот видит правду иногда, Ему поет святая лира, И в небе светится звезда, Ему сияют небосводы, И звери с птицами кричат, К нему вздымают волны воды, И камни холодно молчат. …… Любви мы жаждем как чудес, Хотим желаньем окрыляться, Во имя жизни и небес Хотим, желаем мы влюбляться. И ждем любви, хоть ищем славы, И молимся во тьме веков.

56


Привет загадочны дубравы, Среди заснеженных лугов Бродил я и томился счастьем, И был влюблен и ждал любви, А в прошлом сломлен был ненастьем, Мечтал от ночи до зари. И в суете привычной жизни Я сострадая умирал, Рождаясь снова, и отчизне Стихи священно посвящал. Мои приятели лихие, Герои странных, дивных лет А так же люди мне чужие Все помогали мне. В ответ Я им писал своих историй Замысловатые черты. Но иногда довольно хмурый Сжигал исписаны листы. Сейчас хочу роман – поэму На суд ваш строгий огласить, Но мне поверьте, эту тему Про вольность, ждал провозгласить. Я долго, ждал, покуда муза Поможет мне с поэмой сей. Три года ждал ее союза И благодарен все же ей……

57


Часть 1

Королевство Польское Глава 1 Сергей Езерский, мой приятель, Любви подлунной воздыхатель, Любитель юбок, женщин разных, Вакханок страстных, безотказных, Но в тоже время семьянин, Хотя любил побыть один Он иногда в часы досуга. Все ж с ним была его супруга. Она хранила жизнь, уют В их доме теплом, что бы тут Горел очаг любви и неги На их просторном счастья бреге. Мария - добрая жена Дарила радость и награду Сергею, полную усладу, И восхищалась им она. Но полный дум Сергей Езерский О ней бывало забывал. И пробуждал свой разум дерзкий Не в жажде почести, похвал, В желании свободы вольной На век народу своему, И иногда бывал довольный

58


Когда все вторили ему. Нет, в Польше никогда Так не мечтали о свободе, Как в эти темные года, Когда о вольности в народе Слагали песни и стихи, И жили той мечтой, надеждой, Мечи скрывая под одеждой, И зная что они лихи, Способны взять свободу силой. И Николаю показать, Что может стать его могилой Поляков доблестная рать. Самодержавье, царь великий, Россия, златокудрый лев, И трон большой и многоликий Раскрыл на Польшу страшный зев. Многострадальные народы Великой Русской старины, Вас не испортили невзгоды Против царя вставали вы. Но полно! Как же жил мой друг? Как проводил он свой досуг? Иль может его ум мятежный И труд тяжелый и прилежный Его к чему то привели? Да к мыслям грустным. Расцвели Друзей дочурки молодые, Их возмужали сыновья, Деды состарились седые, А как же, как его семья?

59


Никак, детей у них в помине Нет, не было и нет. И он хотел открыть отныне Друзьям свой жалобный секрет: Жена бесплодна вот причина, Не помогает ей вакцина, Лекарства бесполезны ей, Рожать не может, хоть убей. Но он и так счастлив, доволен, Детей не надобно ему. Вы скажете: «Наверно болен.» А я и так его пойму. Вся жизнь его в Варшаве доброй Была наполнена трудом, А он мечтал всегда о том, Иметь детей с той бесподобной Илоной -девушкой любимой, Идеалисткою ранимой. И с ней встречался тайно он, В нее по уши был влюблен. Но часто жизнь такую шутку Нам преподносит на крылах: Когда мы любим незабудку, То васильки вселяют страх Он жил спокойно, полон дум, Все проникало в мудрый ум. Бывало, мыслил на природе, О жизни вольной и свободе. Его досуг вино и карты У старой сводницы, у Марты,

60


Там часто время проводил, И поздно пьяный приходил Домой, Мария не ругала, Ложила спать и укрывала Его, желая сладких снов, Да вот он был тогда каков.

Глава 2 Леса, пролески, вольный ветер, И птицы, тихая земля Прозрачный темно –светлый вечер, Озера, реки да поля Все в Польше мудрые сказанья, Легенд загадочных несет. Сказитель ждет людей признанья И этим только и живет. И я ходил в полях бескрайних, И плавал реками ее, И ждал всегда свиданий тайных На бреге тихих рек ее. Езерский тоже обожал Мечтать на лоне у природы. В свободный час к реке бежал Смотреть на сказочные воды, И наслаждаться тишиной Вдали от суеты мятежной. На бреге он сидел со мной, И слушал музы голос нежный.

61


Нет ничего на свете больше Он не любил, чем сказки Польши, Легенды древних лет ее, Сказанья, старые преданья. В них зло искало наказанья, Его губило воронье… Так вот легенда, вспоминаю И вам ее перескажу. Тогда, когда душой страдаю, Ее всегда в себе таю. Однажды рыцарь молодой Летел к невесте окрыленный, И только ей хотел одной Сказать, что долго ждал влюбленный, И сердце трепетно вручить В надежде сладостные губы, И руку нежно получить. Тогда сыграют звонко трубы, И вместе под венец пойдут, Детей на славу нарожают, И этим кончилось бы тут. Но силы зла всему мешают. Дорога через лес вела, Она петляла, искривляясь, Его к болоту привела. И здесь смущаюсь я, сознаюсь. Остановился рыцарь мой, Сошел с коня и тут увидел, Его невеста и другой, Тот, кто любовь его похитил. И смотрит он, они играют.

62


Вдруг видит жабы перед ним, Они целуются, ласкают Друг друга, сладко видно им. Но рыцарь меч из ножен вынул, И стал рубить что было сил. А образ жаб внезапно сгинул, Он лапку все же отрубил. Ее и спрятал в плащ дорожный, И дальше смело поскакал, Но лик любви уже ничтожный Он в мыслях гневно обругал. Когда к жилищу он подъехал, Очами злобно он сверкал. Она на встречу: – Ты приехал! Ждала я долго, ты блуждал. Верна в любви я и в терпенье До гроба с тобою теперь! – И все же терзало сомненье Когда с ней входил в эту дверь. Он дернул ее, повернул, И видит, что нет правой кисти, Тогда плащ встряхнул, развернул, Она же взмолилась: – Прости! И бросил в лицо он ей лапку, И плюнул да молча ушел. Она же вскочила на лавку, И в печку, но дым не пошел Сказал он в себе: – Ненавижу! Я понял всю цену любви! Всю подлость позора я вижу! Она обманула! – Прости…

63


Прошло много лет с тех событий Но путник, идущий сквозь лес, Все слышит голос сомнений, Прости, мой возлюбленный бес….

Глава 3 Надежды, тайные признанья, Любви прекрасные плоды Вы не искали расставанья, Пока мы были молоды. Илона, страстное созданье, Езерскому свое признанье В тиши ночной писала ты, Звала на срочное свиданье И от него ждала цветы. Ждала и страстию пылала, О нем мечтая, расцветала. Но что Езерский? Он бежал К Илоне радостный, веселый, И тайно от жены скрывал Свою любовь и образ новый. Так было; с ней наедине Шептал прекрасные признанья, Как наяву, так и во сне Любил ее, но наказанья Все ж ждал от сумрачной жены. Быть может, изменяли вы, И это чувство вам знакомо.

64


Не правда ли свежо и ново Любить одну, с другою спать, Ложась на мягкую кровать? Так и Езерский все метался, Пока жене вдруг не сознался. Она сказала: – «Счастлив будь, Но и меня не позабудь!» Так проходили дни за днями, И он любил себя и их. Но мог ли выбрать он, словами Решить судьбу свою. Притих Однажды он в своей молитве, О чем-то Бога стал просить, И взгляд уже скользил по бритве, Он вздумал враз все разрешить. Но передумал, будь что будет, Илону больше я люблю! Со мной всегда она пребудет, Сведу ее я к алтарю! Мария не нужна мне вовсе, Развод ей дам и дело все. Зачем страдать? Когда я знаю, Она не будет мне мешать. На Бога в этом уповаю. Но все же нужно дать ей знать. И он к Марии обратился, Она в слезах: – «опять молился! Пусть будет все, как есть, поверь, Ведь я люблю тебя, мой зверь! Я не хочу с тобой расстаться,

65


И не хочу на век остаться Одной, всего лишь из за той, Что увести тебя решилась. Поверь, родной, ты только мой! На ваш «союз» я согласилась!» В сомненьях снова, но Илона Его влечет путем пожара, Они встречаются, одни Проводят снова дни и дни, Но чувства их не ослабели, Опять вдвоем, опять в постели. Так согревала их любовь, И страсти предавались оба. Они желали вновь и вновь Быть вместе, и теперь до гроба! Бывает, страсти угасают, Любовь проходит, сил уж нет, Но не у них, они желают На все давать простой ответ. Их греет чувство состраданья, Покой возвышенной любви, Приятны чистые лобзанья, Приятны что ни говори. Так продолжалось очень долго… Езерский жизнь свою любил, Илону он боготворил, К Марии относился строго. И как бы он не сомневался И изменить себя старался, Все оставалось так, как есть, Любовь, свобода – это честь…

66


Глава 4

Грезы и сны Езерского Над черной бездной он стоял, Волнуя душу, сердце раня, И ясно рок свой понимал. Когда горело жарко пламя И в одиночестве пустом Бродил по берегам пустынным, Сам говорил с собой о том, Что он когда –то миром мирным Здесь наслаждался и любил, И вдохновлялся, пел отрадно. Но час забвения пробил, И засмеялся он злорадно. Вне времени, пространств и дат Вне жизни, суеты, несчастий Он, как покинутый солдат, Искал покоя у причастий. И вот он видит: гор вершины Вдруг развернулись, поползли, Он смотрит, смотрит а низины Уж из под ног его ушли. Летит и сам себе не верит, Но понимает это сон. Кому ж печаль свою доверит, Когда в страданьях будет он? И вот летит он над горами Его блестящая душа, И видит: где –то за скалами

67


Горит цветок любви. Она, Мечта его усталой жизни, Свет откровенья, свет зари. И к ней летит он: – Не исчезни! Взывает громко, –Не умри! Но в миг исчезло все; и снова На берегу пустынном он. А где она? – она? Ни слова, Все это был всего лишь сон. Всего лишь сон видений ярких, Мечтаний пылких, страстных, жарких… И снова дома, утомлен, Он спит и видит странный сон, Как тонет в водах, погибая, Его любовь. Душой сгорая Он быстро прыгает в волну И слышит крик: – «Тону! Тону!» На зов плывет: – Илона ты? Но там чудесной красоты. Девица плещется нагая, Глазами черными сверкая. Она смеется и кричит, Плывет к нему, и вдруг молчит, Целует в губы откровенно, И обнимает вдохновенно. А он не знает, кто она, И сам смеется в лоне сна. Так часто, в грезах пребывая, Сергей мечтал, мечтал алкая, Хотел понять судьбы закон. Но людям не понятен он.

68


И только бог судьбу решает Кого то губит и спасает, Но человек не может знать, Что будет завтра, и понять, Какая суждена дорога. И все в руках, в руках у Бога. Так он о радости мечтал, К любви и счастию взывал …… Однажды в летний, синий вечер Он так проникся счастьем сна, И светом теплым был отмечен Лик. И глубокие глаза Его сияли озаренно. На небо он смотрел влюбленно. По небу всадники летят, И с ними он душой и сердцем, Его мечты, мечты парят Со звездами, Луной и Солнцем. Хоть все пройдет, он не забудет Свои любимые мечты, И вспоминать о них он будет Не оставляй его и ты Читатель. Ведь парил когда- то И ты над грешною землей, И ты сиял глазами свято, Когда любил, и ей одной Хотел дарить цветы и радость. На что способна наша младость! На то и старость нам дана В реальность ставить чары сна…

69


Глава 5

Подготовка к восстанию И вот у Марты собрались Езерский, Тельский, Аксиновский Зелинский, Бельский и Краковский, Столоверченьем занялись: - О дух, явился ты откуда? - Из тьмы прошедшего, веков! - Не видел я такого чуда. - А я таких вот дураков! - Что будет с нами? – Ничего, - Пойдете в ад иль в рай досрочно! - Но почему и от чего? - Я этого не знаю точно. - Погибнет ль кто из нас в сраженье. - Погибнет! Кто? Езерский ты! Тут он почувствовал движенье И холод темной пустоты. Страх подкатил волной ужасной, Мороз по телу пробежал, Но образ перед ним прекрасный Илоны медленно летал. - Как странно; думал он смутившись, - Передо мной предстала ты! - Как дух, из прошлого явившись, - Из этой мрачной пустоты. - Как странно, – думал он, –как странно, - Увидеть здесь тебя сейчас.

70


- И все ж неясно, непонятно, - Чей дух пред нами в этот час? Они опять скрестили руки И снова спрашивать его, Но дух пропал и все со скуки За карты взялись и вино. И обсуждали ряд событий, И говорили о борьбе, О Польше, и ее судьбе. - Не избежать кровопролитий, Когда восстанут! Русский царь Пойдет на все, чтоб власть оставить В своих руках! Он государь, Любитель над чужими править! Уж все готовятся к сраженью: - Свободе – да! Нет – пораженью! И вся Варшава словно улей Гудит, шумит; настанет час Они пойдут на смерть за вас. Свобода, вольность Польши славной, Замученной уздой державной, Езерский, Тельский, Аксиновский Зелинский, Бельский и Краковский Об этом только говорят И их глаза огнем горят. Но скоро, скоро будет сеча Как долгожданна с правдой встреча И кто – то сгинет и умрет, А в ком – то вольность оживет. - Готовы все? Готовы! Братья!

71


- Тогда за дело, ждем вестей! - В те дни оденем славы платья! - Не посрамим мы матерей! И в каждом доме славной Польши Все знали что восстанью быть. И нет мечты об этом больше, Чем вольнолюбцем в мире слыть. Езерский то же был замешан В идеях вольности святой, Но как и все, он так же грешен. Желая бунта, над страной Давно нависли мрака тучи, Давно двухглавые орлы Клевали льва; но лев могучий, За ним народ, и это вы Поляки, добрые поляки, Вам не нужна чужая власть, Но если просто дело в драке Вы насладитесь ею всласть…. Езерский мрачный возвращался Домой от Марты, захмелев, И с рабством навсегда прощался, Внезапно разом осмелев. А дома теплый хлеб душистый, Постель и ужин как всегда, И чай горячий, золотистый, Как жизнь прекрасна, господа!

72


Часть 2

Восстание Глава 1 Кипит Варшава, гнев народный Льет через край, безумство, шум, И поднимается голодный Чтоб накормить свой темный ум. - Долой правительство царево! - Прочь Николай от наших мест! - Ты слышишь глас народа, слово! - Нам вольность, вам же тяжкий крест! - Давно свободы не вкушали! - Будь проклят царь и двор его! - Но ради Польши мы восстали! - И больше нету ничего! Толпа безумствует – сражайтесь! Вот камни в головы летят: - О братья, бейте их, спасайтесь! Солдаты с саблями стоят: - Так это бунт, и будет сеча! - Они умрут иль мы умрем! - Какая, право, будет встреча, - Но мы свободу отберем! Как страшно, кровь везде, повсюду Толпа, солдаты не поймешь.

73


- Езерский с нами будешь? - Буду! - За славу Польши ты умрешь? Свобода – это слово часто Мы треплем как бы невзначай, И пьем неспешно сладкий чай, Не понимая как ужасно Она дается всем в крови, И в муках смертных, посмотри, Народ всегда, всегда сражался, А с чем, скажите, он остался? Солдатов бьют, поляков рубят, Штыки и смерть со всех сторон, Друг друга люди в бойне губят, И слышен смерти тихий стон. Готовы мы всегда в сраженье Отдать и славу и любовь, Но не готовы пораженье Принять, к свободе рвемся вновь. Ну вот утихло все. Езерский Средь трупов ходит в тишине. Вид мертвецов противный, мерзкий Внушает страх ему и мне. Зачем мечтами окрыленный Летит куда –то человек? Чтоб смерть принять мечом пронзенный В суровый и кровавый век? Зачем безумствует проворно? Зачем геройствует притворно? Зачем, желанием томим, Горит огнем, и им раним Все канет в тьму, во тьму историй?

74


Герой великий, жалкий трус, Родится вновь и от условий Он станет кем –то. Снова груз Своих желаний и стремлений Потащит в гору, как всегда. И вопреки расхожих мнений, Он станет кем –то, господа. Умрет, иль выживет, а может Он бодро рок свой победит, Иль чье – то сердце вдруг встревожит, Пред искушеньем устоит. Все может быть на этом свете, Не может быть лишь одного: Чтоб не был ты за все в ответе Пред Богом, не любя его. Сергей жалел, что он не умер Что не погиб, мечту вкусив. На площади стоял и замер, Так радость и не получив От этих бунтов, свистов, плясок. Кругом лишь мертвые; их масок Ему достаточно теперь, Чтобы к мечте закрылась дверь. Не только он один остался В живых, и всяк живой скитался По городу во тьме ночной Оставлен всеми, сам с собой…

75


2 глава Конечно, бунт сей подавили. Конечно, царь всему виной. Поляков в крови утопили. А что свобода. Ей одной Поляки жадно предавались Дня два, не больше, вот и все, И снова с носом все остались, А трупы съело воронье. И многих казаки казнили А многих в ссылку, навсегда. Вот так наместники решили, Вот так обычно, как всегда. Варшава снова тьмой покрылась, Народ молчал и царь молчал, Мечта о вольности разбилась О трон и царственный оскал. Опять вернулось все, как было. Здесь русский правит государь, Но кровь погибших не остыла, Она в народе как и в старь. А в раде все смеются дружно, Лопошим дикий мы народ, И дифирамб царю натужно Вся Польша жалобно поет. И Николай доволен, правда: - Все будет так, все хорошо!

76


Я задавлю любого гада! Вы все попляшете еще! И Польша под пятой России Была в те давние года, Народ же ждал любви мессии, Прихода господа Христа… 3 глава И вот рядком теперь висят, И Марта с ними, страшный смрад, Зелинский, Бельский, Аксиновский, Гаевский, Ческий и Краковский. Езерский ж в ссылку был гоним. В нее отправлен не один, Сибирь уже ждала героя, Мария вслед бежала, воя, Но поезд медленно ушел, И час разлуки им пришел. Она пошла домой, а он Теперь погружен в жуткий сон. А что Илона? Ждет дитя И плачет горько, не шутя. Сергей не знал об этой правде, И верил безусловно Марте Когда она ему гадала Бездетность в жизни открывала Посредством карт, сказав о том Что он бесплоден, а потом Богатство, славу нагадала

77


Но что – то от него скрывала. И это что – то, что она В Сергея страстно влюблена. Теперь у мертвеца не спросишь, Кого любил он, с кем был чист. Теперь, мой друг, ты свет поносишь Цепями к каторге прибит. Теперь леса, холодный ветер, Тоска по родине, печаль С тобою будет каждый вечер, Когда посмотришь в неба даль. И смерть с косою за спиною, Как снежный русский часовой. Теперь, увы, всегда с тобой, Хоть плачь, хоть радуйся, хоть ной. Что ждет тебя в краях далеких? Зачем ты вольности искал В лачугах диких и убогих? Найдешь покой, о том мечтал В цепях тяжелых, плетью битый. Взывать к богам и выть как зверь, Мечтать, помоями облитый, Ты будешь снова; и теперь Кричишь в окошко за решеткой, Рыдаешь, бьешься, но вагон Везет дорогою далекой. А может это только сон? Как грезы, как мечты, страданья Минуют твой печальный лик!

78


И у подножья мирозданья Ты злу покажешь свой язык. Быть может светом озаренный, Начнешь стихи писать, и вновь Мечтою станешь окрыленный, Проснется мудрая любовь. Быть может на брегах далеких, Внимая силе белых гор, Забудешь ты о днях жестоких, И обратишь спокойный взор На тех кто рядом, тех кто близко, Устроишь с ними жизнь свою, Не упадешь настолько низко Чтоб всех ругать. Я говорю О том, что может все решится, Судьбы подарки нам принять, Когда кошмар жестокий снится, Его нам надобно понять. И сделать так, чтоб было лучше Себе и всем, назло врагам Не дать убить себя слезам, Понять, бороться это круче… Сергей молчит, одетый в тряпки И слышит стук колес, гудок…. Мечта играет с нами в прятки. Виной страданий только рок, Мы как слепые, как щенята, Идем на поводу судьбы, И ищем славы, чести, злата, Хотя боимся мы борьбы. Хотя боимся холод лютый

79


Принять в распахнутую дверь, И разорвать неспешно путы, Когда смеется дикий зверь. Мы одиноки в этом мире, Нас греет только лишь любовь, Открыться можно только лире, Когда кипит и плачет кровь…

Часть 3

Ссылка 1 глава Кошмарный холод, дом избушка, Щи, каша, валенки, печаль, Хозяйка, добрая старушка, И леса каторжная даль. Молитва, сумрачны страданья, Топор и сосны, белый снег, Да сказки, древние преданья, Коней игривых быстрый бег. Работай, торопись, сражайся За жизнь прекрасную свою. Или умри, или раскайся Об этом я тебя молю! Езерский жил в краю суровом, В краю суровом, диком, злом,

80


И вспоминал он часто словом, Про свой уютный польский дом. За кружкой водки, за стаканом На печке теплой под пальтом Он песни пел в угаре пьяном Про свой родимый польский дом. Он знал, обратно не вернуться Ему из этих диких мест…. Хотел однажды он проснуться Лишь дома. Что же Божий перст Не указал ему дорогу В судьбе жестокой? Видно так Угодно было это Богу, Чтоб духом он созрел. Никак Преграды нас не утомляют, Лишь только волю возвышают. Да, ссылка место размышлений, Работы, светлых озарений, И ностальгия и печаль, Так мысль уносит сердце в даль. И ты готов забыть про холод, Борись за жизнь пока ты молод! Сергей боролся и страдал, Но жить уже, увы, устал. Марие и Илоне письма Писал он быстрою рукой Про голод, пьянство и покой. И ждал ответа. Но весьма Сомнительно ответ дождаться В такой далекой стороне, Скорее одному остаться

81


Ему придется, Это мне Все ясно; я пишу про это, Ему же страшно тяжело, Он долго будет ждать ответа Но все ж получит он его. Так жил он в ссылке, пил, работал, Мечтал, надеялся и ждал. Его удел, его заботы Не в жажде почести, похвал, А в том что бы домой вернуться Там мысли грешные его, И снова сладко обмануться Не надо больше ничего. Так может человек несчастен, Всегда и милые мечты Его спасают, и причастен К высоким граням красоты Бывает он; когда метели Все заметают, снег кружа, А он все греется в постели, Пока поет его душа. Да, ссылка, каторга что ж хуже? Но мы воспитаны борьбой, И вряд ли мы умрем от стужи, Закалены своей судьбой. Пока любовь пылает в сердце Пока горит огонь мечты. Мы не умрем и в вашем сердце, Презрев оковы суеты. Мы не умрем, пусть будет плохо, Пускай метель и снег вокруг,

82


Но с нами будет это слово Любовь чарующих подруг. Любая память сокровенна, Она хранит родной очаг. А радость счастья откровенна, Но злоба лютый жизни враг. Езерский в ссылке развивался Душой, и телом, и умом, Но часто думал, сомневался, О том, что будет с ним потом…

2 глава Природы дивные черты, Восхода теплое мгновенье, Все навевает вдохновенье, Пока со мной, со мною ты. И мирным светом впечатляясь, Я нахожу себя в стихах. Влюбляюсь в правду, сомневаюсь, Витая где –то в облаках. Рутины жизнь мне не знакома, Одна высокая печаль Со мной всегда, когда я дома, И звезд мерцающая даль. Со мной покой, печаль, прозренье, А музы любят ли меня? А нужно ль это вдохновенье? Когда страдаю я, горя,

83


Когда готов я горы двигать Одною верою своей, И с башни Эйфелевой прыгать, Чтоб доказать влюбленность ей. Но это мысли. Что ж Езерский? Живет спокойно, мудрый ум. Когда - то он довольно дерзкий Мечтал о воле, полон дум. Ну а теперь спокойный, ясный Он внемлет ветру, облакам, И мир заснеженный, прекрасный Дары несет к его ногам. Дары природы незабвенны, То мудрость, чистая любовь. Они святы, они бесценны, Как агнца пролитая кровь. И в этом крае одичалом Он ясно видел божий перст, И в несказанно самом малом Он Бога видел, этих мест. Любил он древние сказанья, Народов диких верованья, Пред ними преклонялся он, И чтил обычаев закон. Одну из сказок вспоминаю И вам ее передаю, Чтить предков вам напоминаю, Всегда об этом говорю. Когда –то воин молодой На тигра вышел в лес дремучий, Чтоб доказать: достоин той

84


Что так ждала его; но злючий Мороз крепчал и ночь пришла, Окутав все: и пни и ели. Потом она его нашла, Презрев пургу, снега, метели На тигре мертвом он лежал. Погибли оба в схватке страшной. Зачем он доказать желал Любовь безумствами, отважный? Вот так история любви В нравоученье превратилась. Что можешь унести - неси А что не можешь, сделай милость, Уж не бери, как б ни хотел, По силам выбирай задачу, Хоть может весел ты и смел, Не полагайся на удачу. Езерский много сил потратил, Желая вольности простой, И источил себя, изранил, Обманывая разум свой. Теперь устало созерцая Природы сказочной черты, На чистом воздухе гуляя, Он понимал свои мечты. Он понимал, что в человеке Все есть: и воля и борьба, И что на этом белом свете Уж предначертана судьба. Все решено давно за нас, Мы только пешки в этой жизни,

85


Настанет срок, настанет час, И отдадим себя отчизне. И вверим судьбы высшей воле Положим головы на поле, Или счастливо доживем До внуков, а потом умрем…. Глава 3

Вторая жена О Висла! Висла дорогая! С тобой я связан навсегда. В чужом краю, я жду, мечтая Вернуться на твои брега. Он пел, и песня растекалась По сердцу, мыслям и душе, И в нем надежда зажигалась Что он вернется вновь к жене, К вину и картам, мерной жизни, И к грезам прошлого его. Но посвятив себя отчизне Вернуться с ссылки ль суждено? И грелся он, к печи прижавшись, Слеза катилась по щеке, И в одиночестве оставшись, Хотел топиться он в реке. И вышел на мороз гремучий, Побрел к Уссури, и застыл.

86


Забыв про холод жуткий, злючий Увидев девушку, забыл О том что он с собою Хотел покончить навсегда, Теперь вдруг окрылен любовью Бежал за нею, господа! - Как вас зовут цветок мороза? - Зовите просто, просто Роза! - Не верю я своим глазам! Опять влюблен, опять слезам Дам волю, чувствам покоряясь, Блаженства жду и удивляюсь. И здесь любви подвластно сердце, И здесь божественны черты, Позволь открыться этой дверце Пусть будут чистыми мечты! - Я помогу вам друг чудесный! Он ведра взял и с ней пошел. И взгляд ее как свет небесный С ума Сергея просто свел. Она взаимна с ним была, Пред домом долго целовались, Потом к себе его звала, И ночью жарко обнимались. А за окном мороз скрипит, И ветер шумный буйно свищет, А в небесах звезда горит, Да волк добычу в поле ищет. В любви друг другу признаваясь,

87


Они решили вместе жить, И не прощаться, расставаясь, Да будущих детей любить. Как Роза, Роза расцветала, Сергей доволен был судьбой, Печаль по родине пропала, Теперь он стал самим собой. Счастливец, баловень чужбины, Он стал примерный семьянин, Забыл пуховые перины Марии. Польши гражданин. Всегда семейные заботы, И писем он уже не ждал, А ждал детей, и ждал работы, И сладко, сладко засыпал, Он полной жизнью жил как прежде. Охота, мудрость и покой, Любви и вере и надежде Отдал спокойно разум свой. Он русским стал, Хоть не был русским, И православие принял. А языком ее тунгусским Дочурку первую назвал. Так проходили дни и годы, Семья крепчала и росла, И не страшны уже невзгоды Им были. И зимой весна В глазах у Розы и Сергея

88


Всегда цвела, и пел восход, Друг друга словом, телом грея, Они встречали новый год. Он наконец обрел свой дом. Сергей был счастлив, дело в том, Что три ребенка у него, Жена прекраснее всего…. 4 глава Так проходили годы, годы… Сергей любил свои заботы, Свой дом на лоне у природы, И радость мыслей и работы И все что было у него, Семья и счастье. Так давно Не вспоминал он о Варшаве, О Висле буйной и о маме. А дети быстро подросли, В заботах дружно помогали. Но ветры с юга принесли Сергею письма. И едва ли Он мог сдержать слезу свою. Он и не ждал уже посланий Той прошлой жизни пожеланий. Я бога за него молю. Вот письма от Илоны пылкой, И от Марии дорогой. Здесь привожу я их с улыбкой Тебе читатель молодой.

89


Письмо Марии Я так несчастна, друг мой милый, Я так скучаю без тебя, Наш дом становится могилой, Любовь безвременно храня. Я ожидаю встретить старость Без ласк твоих, без глаз твоих. Блаженна была наша младость И откровенна в нас двоих. Прощай любимый, сохраняю Я верность праведной стезе, И об одном лишь умоляю: В чужом краю будь верен мне. Хоть там будь верен, все пропало, Когда тебя сослали вдруг. Как счастья выпало нам мало! Будь верен сосланный супруг….

Письмо Илоны Ты сослан был, а я во чреве Ребенка нашего несла. Любимый, правда, в самом деле Твоя любовь меня спасла. Я вспоминаю наши встречи, Лобзанья страстные твои,

90


И твои руки, твои речи Уж навсегда теперь мои. Ребенок наш растет, играет, Он весь в тебя, такой же пан. Так много хочет, так желает Поверить в радужный обман, Что я ему насочиняла, Как мы гуляли под луной, И как звезда в глазах сияла, Мой друг любимый, дорогой. Что был ты ангел мой небесный И улетел с приходом дня, А образ чистый и прелестный Созрел во чреве у меня. Молись за нас, Сергей Езерский, Когда –то встретимся с тобой! И сыну скажешь слово веско Поникнув гордой головой. Сейчас ты плачешь, знаю точно, В душе смеешься и поешь. Но мы расстались, выпей срочно А то от чувств своих умрешь…. …… Он плакал, плакал и смеялся, О Польше снова вспоминал, Судьбе дивился, удивлялся, Опять на Бога уповал. Опять в нем чувство и сомненье Будили кровь, воображенье Его куда –то унесло, И снова мудрый ум спасло.

91


Да письма, весть из прошлой жизни, Все это было так давно. Но тем, кто посвятил отчизне Себя, теперь не все ль равно, Как много пало в битве жуткой Сынов и Польши и Руси, И не отделаешься шуткой. О чем другом еще спроси…… 5 глава Старел Езерский угасая, Взрослели дети у него, Седые волосы лаская, Внучата славили его. Он счастлив был и всем доволен, Пресыщен жизнью и судьбой, Но в то же время своеволен, Хотя всегда в ладу с собой. Все что могло, уже свершилось, И что хотелось то сбылось, Чего же не было приснилось, А что мешало улеглось. Пресыщен жизнью и годами Старик усталый и седой Опять за грезил, и мечтами Стал услаждать он свой покой. Вот все минуло, жизнь угасла, Потомки гроб твой отнесут. В тот день звезда твоя погасла,

92


А тело вырвалось из пут. Счастливец редкий и мечтатель Исчез из мира навсегда. Он был чудес изобретатель. Мы не забудем никогда Его печальную улыбку, Светящийся глубокий взгляд. Он сослан был в расцвете в ссылку Мечты вкушая сладкий яд…. …… Бывает, часто мы влюбляем Потомков в память о себе, И их зовем, и им внушаем Отдаться пламенной мечте. И так же как и мы, страдают Они, взирая в небеса. Фантазий крылья вырастают И происходят чудеса. Как с нами, так и с ними будет. Желанье звезды обуздать Пускай же сердце не забудет. Небес прекрасных благодать Оставим им Вселенной мысли, Оставим теплую мольбу, Пускай поют, поют отчизне Про славу горькую свою, Пускай внимают звукам лиры, Спокойно смотрят в небеса Из окон новенькой квартиры,

93


И пусть поверят в чудеса. Не умирают безвозвратно Желанья прадедов твоих, В воспоминаниях приятно Вдруг возникает облик их…

ЭПИЛОГ С тех пор прошло уж много лет. Все кануло во тьму историй. Но мы запомним ваш портрет, Езерский – притча многословий, Езерский – вольная душа, Спасен, погублен тяжким роком. Мы говорили не спеша О нем…Но срок прошел за сроком, И время дерзкие мечты В своих глубинах поглотило. А все, что так алкали вы, Меня поэмой осенило. Дубов могучих исполины, Под сенью них я вам писал, А сам рассматривал пучины, И отблеск света в них искал. Но все прошло, я ставлю точку, Минули давние черты. Я напишу последней строчку: Падем под ноги красоты…

94


Об авторе Любимые герои – генерал Карбышев, А. Матросов, Ю. Гагарин, Кулибин, Лобачевский, Жанна Дэ Арк, Иисус Христос, А.С.Пушкин, Данте Алигьери, Гете, Шекспир, Маршал Георгий Константинович Жуков, Архимед, Пифагор, Сократ, Платон, Аристотель, Франц Кафка, Низами, Лао – Цзы, Конфуций, А. Суворов, Гомер, Эзоп, баснописец Крылов, вождь рабов Спартак, Эпикур, Демокрит, Анаксагор, Диоген, святая София и ее дети – Вера, Надежда, Любовь, Шопенгауэр, композиторы – Бах, Моцарт, Бетхобен, художники и скульпторы – Айвазовский, Микеланджело, Леонардо – Да Винчи, Верещагин, Куинджи, мозаика Ломоносова про баталии Петра I. Любимые книги – «Воспоминания и размышления» Г.К.Жукова. Роджер желязны – «Хроники Амбера», Библия, Коран, Бхагават Гита, Дао Дэ Цзин, Платон «Апология Сократа», Новый Завет. Мифы и Легенды Древней Греции, Пикуль «Барбаросса», «Реквием каравану пэ ку семнадцать». Книги сказочников – Братья Грим, Лесков – про Левшу который подковал блоху. Карел Чапек – «Война с саламандрами», «Средство Макропулоса», Гашек «Приключения содата Швейка», Марк Твен «Янки при дворе короля Артура». Любит домашних животных, занимается спортом, обливается холодной водой по методике Порфирия Иванова. Приветствует методику Поля Брэга – вегетарианство и голодание. Не приемлет любые проявления насилия. Любит осеннюю погоду – моросящий дождь и прохладный ветер. Автор борется за свою жизнь, потому что ему по ошибке поставили страшный диагноз.

95


Черный витязь  

Денис Коюшев

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you