Page 38

время для себя

|

|

artzафиша

ЕСТЬ ВАРИАНТЫ... – Я спросил у зала, пришли ли они в кино из-за Джареда Лето. Ответом мне был восторженный визг девушек. – Опасаетесь, что структура вашего фильма будет слишком сложна для неподготовленного зрителя? – Нет. Если вспомнить “Нетерпимость”, то станет ясно, что даже в эпоху немого кино фильмы могли обладать весьма непростой конструкцией. Думаю, что кино, хоть оно и что-то упрощает, вполне способно отразить всю сложность жизни. – У вас не было мысли написать роман по мотивам сценария? – Он уже опубликован, правда, в виде сценария. Я не придумывал другую форму. – Можно надеяться, что его когданибудь переведут? – На русский? Не знаю... Но мне приятен ваш интерес. Я, кстати, не хотел его публиковать до съемок – что вполне естественно для режиссера. Нередко во время съемок говорят: “Наш сценарий – это большой секрет...” Но потом издатель предложил мне публикацию, и я согласился. Так что любой заинтересовавшийся мог узнать все перипетии еще до выхода фильма. Но я не думаю, что это уменьшило число зрителей. – В вашем фильме есть целая философская система, предлагающая особый подход ко времени, причинам и следствиям. Вы придумали ее специально для фильма, или она воплощает ваше собственное видение мира? – Прежде всего надо сказать, что ничего о философии я не знаю. Но правда и то, что когда я общаюсь с философами, они говорят, что мои мысли и работы достаточно близки к их чаяниям и устремлениям. Разница в том, что

38

ГЕРОИ ДЖАРЕДА ЛЕТО  ЭТО И 120ЛЕТНИЙ СТАРИК НЕМО НИКТО, КОТОРЫЙ В 2092 ГОДУ ПЫТАЕТСЯ РАССКАЗАТЬ ВРАЧУ И ЖУРНАЛИСТУ О СВОЕЙ ЖИЗНИ, И ТРОЕ ЮНОШЕЙ КАЖДЫЙ ИЗ КОТОРЫХ  НЕМО, ПЕРЕЖИВАЮ ЩИХ РАЗНЫЕ ИСТОРИИ ЛЮБВИ. В ОПРЕДЕЛЕННЫЙ МОМЕНТ ЖИЗНИ НЕМО ПРИШЛОСЬ СДЕЛАТЬ ВЫБОР. НО ЕСЛИ ВЕРИТЬ ТОМУ, ЧТО ГЕРОЙ РАССКАЗЫВАЕТ В СТАРОСТИ, ТО ОН ПРОЖИЛ ВСЕ СУДЬБЫ, КОТОРЫЕ ЗАВИСЕЛИ ОТ ЕГО РЕШЕНИЯ. К ПРИМЕРУ, ЖЕНИЛСЯ НА КАЖДОЙ ИЗ ТРЕХ ЗНАКОМЫХ ДЕВУШЕК. ВИЗУАЛЬНО ИЗОБРЕТАТЕЛЬНЫЙ, ЗАСТАВЛЯЮЩИЙ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ЗАДУМАТЬСЯ ВПРОЧЕМ, НАД ВОПРОСАМИ, НА КОТОРЫЕ НЕТ ОТВЕТА, ФИЛЬМ “ГОСПОДИН НИКТО” ПОЧТИ НАВЕРНЯКА СТАНЕТ КУЛЬТОВЫМ, ЗАНЯВ СВОЕ МЕСТО НА ПОЛКАХ КИНОМАНОВ ГДЕНИБУДЬ МЕЖДУ “АМЕЛИ”, “НАУКОЙ СНА” И КАРТИНАМИ ЛИНЧА.

интервью

Бельгийский режиссер Жако Ван Дормель до недавнего времени был известен в России только двумя фильмами: “Тото-герой” и “День восьмой”. Недавно он заехал в Петербург на презентацию своей новой картины “Господин Никто”, в которой сыграли Дайан Крюгер и Джаред Лето. Причем Джаред Лето в этом фильме сыграл сразу несколько ролей. Мы пообщались с режиссером после того как он представил фильм публике. / КОНСТАНТИН ФЕДОРОВ /

их инструмент – слово. То, что они формулируют словами, я пытаюсь выразить через эмоции. Все эти ощущения я передаю через образы, которые по очень большому счету не относятся ни к философии, ни к кино. Вопросы, которые задаются в фильме, – это те вопросы, которые задает себе каждый из нас. Почему моя жизнь сложилась так, а не иначе? Почему я – это я, а не кто-то другой? Что я здесь делаю, и что было бы, если бы меня не было? Правильный ли я сделал выбор между теми возможностями, которые у меня были? Если бы моя жизнь была другой, я бы любил другие вещи больше, чем то, что я люблю сейчас? Это вопросы, над которыми задумываешься время от времени. Лично я никакого ответа на них не имею. Вопросов как всегда больше, чем ответов. – В фильме речь идет и о полетах на Марс, и о теории струн... Вы не консультировались с физиками? – Нет. Я прочел довольно много книг о времени. Правда, ничего не понял. Но они, наверное, как-то настроили меня. Бельгийский физик Илья Пригожин, получивший, кстати, Нобелевскую премию (по химии. – Прим. авт.) написал немало трудов о времени. Но самое прекрасное – его последняя работа, которая называется “Конец уверенности”. В ней он ставит под сомнение все свои предыдущие мысли. – В вашей картине много интересных визуальных решений и необычных эффектов. Все они были просчитаны и запланированы с самого начала, или что-то рождалось на съемочной площадке? – Этот фильм из тех, которые снимают именно так, как они написаны. Каждый план, каждый переход от кадра к кадру дол-

жен быть спланирован. Поскольку про все, что происходит в фильме, можно сказать, что это воспоминания главного героя, то и действие я хотел выстроить как мысль персонажа. В том же порядке или беспорядке, как и у него в голове. В сценарии уже заложена попытка монтажа, это воспоминания, которые смешивают различные сцены и ощущения. Для меня это было скольжение по памяти от одного эпизода к другому. Мне интереснее всего то кино, в котором удается воспроизвести механизмы мысли. Задачу, которую я перед собой ставил, можно сформулировать так: в этом кино все должно быть реально и одновременно ничто не должно быть реально. Это видно, например, в сцене любви юной Анны и Немо. Они целуются на кухне, вдруг оказываются стоящими у стены, потом катятся по ней, и сразу после этого мы видим их уже в постели. Мне кажется, это вполне передает их ощущения. Ведь когда человек влюбляется, нет пространства и времени. Если помните, пока они занимаются любовью, солнце на небе двигается очень быстро. Течение времени в такие моменты очень субъективно. То есть я пытался передать ощущения, а не отобразить реальность. – Почему для познания мира вы выбрали именно киноискусство? – Познание мира? Забавно, что вы спросили... Мне действительно интересно то кино, которое задает вопросы и иногда дает ответы о том, как устроен мир. Но в искусстве далеко не все можно сформулировать. Я, например, люблю фильмы Тарковского именно за то, что не понимаю, почему он меня так волнует. В нем есть поэзия. Что-то, адресованное не мозгу, – вот что работает.

ЗВЕЗДЫ С НАМИ

ОПЕРНЫЕ АССАМБЛЕИ

Главный летний музыкальный фестиваль страны “Звезды белых ночей” откроется 21 мая сначала балетом, затем оперой. За дирижерский пульт выйдет Валерий Гергиев.

Восемнадцатый международный фестиваль “Дворцы Санкт-Петербурга” откроется 27 мая в Гербовом зале Эрмитажа сольным концертом Лючаны Д’Интино – одной из лучших меццо-сопрано мировой оперы.

Зажигательная “Кармен-сюита” Бизе – Щедрина в хореографии Альберто Алонсо и Джорджа Баланчина – премьера текущего сезона, в которой заглавная партия отдана Ульяне Лопаткиной. “Симфония домажор” – балет образцово-показательный для труппы Мариинского театра. После балетов в “старом” театре, или “Мариинке-1”, верному слушателю будет предложено переметнуться в “Мариинку-3” или Концертный зал Мариинского театра. Здесь сначала вокальносимфонический цикл “Летние ночи” Берлиоза исполнит меццосопрано Елена Жидкова в сопровождении оркестра Мариинского театра, после чего в опере-оратории “Царь Эдип” Стравинского в партии чтеца выйдет сам Жерар Депардье, которого маэстро Гергиев называет своим другом. А вообще звезд на приближающемся фестивале “Звезды белых ночей” будет очень много. Среди имен мая – французская пианистка Элен Гримо. Не стоит пропускать и концертное исполнение оперы “Средство Макропулоса” Яначека.

Певица, одаренная роскошным голосом с густым медовым тембром и превосходной техникой, приедет с программой, которая может только сниться любому меломану – с ариями Беллини, Доницетти, Верди, Масканьи, Чилеа, Бизе. Национальную пару ей составит видный маэстро Джузеппе Саббатини – харизматичный, с орлиным профилем и львиным темпераментом итальянец, под чьим управлением даже Оркестр Эрмитажного театра сможет зазвучать на полную мощность. Лючана Д’Интино еще никогда никого не оставляла равнодушным. Она относится к разряду умных певиц, которые знают и чувствуют, как сынтонировать так, чтобы заставить вибрировать не только плоть, но и душу. Любимый композитор певицы – Верди, и ей сегодня нет цены в тяжелом репертуаре с партиями Амнерис, Азучены, Эболи.

/ В. Д. /

/ В. Д. /

/ № 4 (145) 2010 / freeтайм /

FreeTIME #4(145) 2010  
FreeTIME #4(145) 2010  

The magazine of free time