Issuu on Google+


Жан Кальвин Толкование на Первое послание к Коринфянам


JOHN CALVIN

First Epistle of Paul The Apostle to the

CORINTHIANS

William B. Eerdmans Publishing Campany Grand Rapids, Michigan 1975


Жан Кальвин

Толкование на Первое послание к Коринфянам

Перевод с английского Е. С. Терехина

Минск «Позитив-центр» 2012


УДК 2 ББК 86 К17

Перевод осуществлен по изданию: FIRST EPISTLE OF PAUL TO THE CORINTHIANS JOHN CALVIN William B. Eerdmans Publishing Campany Grand Rapids, Michigan 1975

К17

Кальвин Ж. Толкование на Первое послание к Коринфянам / Пер. с англ. Е. С. Терехина. — Мн.: Позитив-центр, 2012. — 432 с. ISBN 978-985-6983-11-8

Библейские комментарии Жана Кальвина (1509–1564), великого богослова Реформации, стали классикой христианской литературы. Они послужили основой для последующего протестантского толкования Библии. Кальвин мастерски объясняет библейский текст, поэтому его труд, написанный в середине XVI века, остается актуальным и сегодня. УДК 2 ББК 86

ISBN 978-985-6983-11-8

© «Faverdale Trading Limited», издание на русском языке, оформление, 2012


Содержание Краткое содержание.................................................................... 7 Глава 1...........................................................................................16 Глава 2......................................................................................... 56 Глава 3.......................................................................................... 77 Глава 4....................................................................................... 100 Глава 5........................................................................................ 123 Глава 6....................................................................................... 138 Глава 7........................................................................................ 158 Глава 8....................................................................................... 201 Глава 9........................................................................................215 Глава 10...................................................................................... 236 Глава 11...................................................................................... 269 Глава 12......................................................................................308 Глава 13...................................................................................... 326 Глава 14...................................................................................... 339 Глава 15...................................................................................... 370 Глава 16...................................................................................... 414


Краткое содержание Первого послания к Коринфянам Выгоды этого послания разнообразны и многочисленны, поскольку в нем затрагиваются важнейшие христианские темы. Разбирая их по порядку, мы увидим, насколько они существенны и необходимы. Более того, это будет отчасти видно и из самого вступительного слова, в котором я попытаюсь кратко изложить общее содержание послания, не упустив при этом ни одного из основных моментов. Коринф, как всем известно, был богатым и знаменитым городом Ахаии. Хотя Муммий и разрушил его только из-за того, что выгодное расположение города показалось ему подозрительным, следующие поколения заново отстроили его по той же причине, которая заставила Муммия его разрушить. Благодаря своему выгодному расположению город был восстановлен за короткое время. Поскольку с одной стороны к нему примыкало Эгейское море, а с другой — Ионическое, и поскольку именно здесь пролегал главный путь сообщения между Аттикой и Пелопоннесом, расположение города было весьма удобным для импорта и экспорта товаров. Павел провел в нем полтора года, проповедуя и уча, как об этом упоминает Лука в Деяниях, но злонравие иудеев в конце концов вынудило его отплыть в Сирию (Деян. 8:11, 18). Пока Павел отсутствовал, здесь стали появляться лжеапостолы. Полагаю, они не стремились открыто навредить церкви своими греховными учениями или с умыслом разрушить истинное Евангелие. Но, гордясь блеском и великолепием своих речей, или, вернее, кичась их пустой напыщенностью, они с презрением смотрели как на простоту Павла, так и на евангельскую весть. Позже их амбиции привели к тому, что церковь раскололась на несколько частей. В конечном итоге их не заботило ничто,


8

Первое послание к Коринфянам

кроме собственной славы. Их целью было самовозвеличивание, а не царство Христово и благополучие людей. По мере того как Коринф все больше наполнялся пороками, характерными для крупных торговых городов, — роскошеством, высокомерием, тщеславием, изнеженностью, ненасытной алчностью и любостяжанием — лжеапостолы стали проникать и в церковь, подрывая своим влиянием духовную дисциплину. Более того, они осквернили даже чистое Евангелие, поставив под вопрос основное христианское учение о воскресении мертвых. Как ни печально, но посреди столь явного нравственного упадка коринфские верующие оставались довольны собой, как будто вокруг них не происходило ничего необычного. Таковы хитроумные козни сатаны. Когда он не в состоянии открыто помешать распространению благовестия, он втирается в доверие к своим врагам и вредит исподволь. Когда он не может угасить свет Евангелия с по­мощью откровенной лжи, то он расставляет на его пути сети и роет ямы. Одним словом, если ему не удается отрезать людей от Благой вести, он уводит их с истинного пути постепенно. Что же касается тех негодных людей, которые смущали коринфскую церковь, то я не без оснований заключаю, что они, вероятнее всего, не были открытыми врагами истины. Мы знаем, что Павел был беспощаден к лжеучениям. Даже в столь коротких посланиях как Послания к Галатам, Колоссянам, Филиппийцам и Тимофею, он не просто осуждает действия лжеапостолов, но и указывает, в чем конкретно они повредили истинное учение. И тому были все причины. Не достаточно просто предостеречь верующих об опасности проникновения лжеапостолов; они должны быть предупреждены также и о конкретных заблуждениях, которых им надлежит беречься. Я никогда не поверю, что в этом сравнительно длинном послании Павел совершенно обошел вниманием то, что пытался всячески подчеркнуть в других, не столь длинных посланиях. Помимо всего прочего он перечисляет здесь многочисленные прегрешения коринфян, в том числе и незначительные, из чего мы можем заключить, что у него не было ни малейшего намерения замалчивать то, что было достойно порицания. Если бы он знал о лжеучении, но не упрекнул коринфян в нем, он бы напрасно тратил свои слова.


Краткое содержание

9

Он порицал их за честолюбие и за превращение Евангелия в человеческую философию. Он доказывал, что в их служении нет Святого Духа, поскольку все их речи — не более чем пустая риторика и прославление мертвой буквы закона. Но он не упомянул ни слова о конкретном содержании лжеучений. На этом основании я делаю вывод, что эти люди никогда открыто не противоречили евангельскому учению, но, ведомые тщеславным желанием величия, стремясь обрести почет и славу в глазах людей, изобрели новый способ проповедования, несовместимый с евангельской простотой. Так бывает со всяким, кто еще не совлекся ветхого человека, дабы всецело посвятить себя делу Божьему. Чтобы служить Христу, человек должен прежде отказаться от себя и помышлять только о славе Господней и спасении рода человеческого. Кроме того, истинным учителем может быть лишь тот, кто сначала сам вкусил благотворного действия Евангелия, и не внешним образом, то есть как бы устами, но внутренне, сердцем. Таким образом, речи тех, кто не был возрожден Духом Божьим, не ощутил на себе животворного воздействия Евангелия и не знает, что нам должно родиться свыше и стать новыми тварями во Христе (Ин. 3:7), есть мертвая проповедь, а не живое и истинное Евангелие. Стремясь к поставленной цели, они превращают Евангелие и перекраивают его на свой лад, делая из него подобие мирской философии. Те, о ком мы говорим, осуществили это в Коринфе без особого труда. Ведь купцы, как правило, легко увлекаются внешним блеском и не просто позволяют мошенникам одурачивать себя тем же манером, каким сами дурачат других, но и находят в этом известное удовольствие. Кроме того, они чрезвычайно падки на лесть и не любят выслушивать в свой адрес откровенных порицаний, и потому люди с вкрадчивыми и угодливыми речами легко обретают их благоволение и покровительство. Полагаю, что так происходит повсюду, но более всего, конечно, в городах богатых и процветающих. Павел, который в прочих отношениях был человеком благочестивым и в высшей степени добродетельным, не отличался внешней изысканностью и утонченностью, не вел себя напыщенно и высокомерно и не имел честолюбивых намерений. Сердце его было наполнено животворящим и совер-


10

Первое послание к Коринфянам

шенным Духом, и притворство ему было ни к чему. Он никому не льстил и не стремился угождать человекам (Гал. 1:10). Его главной целью было распространение царства Христова, дабы Господь безраздельно владычествовал над всякой ­тварью. Но поскольку коринфяне не желали слышать спасительной вести о Христе, а жаждали новых и сенсационных учений, Евангелие им было не по вкусу. Они хотели постоянно узнавать что-то новое, Христос же стал для них скучен и неинтересен. Если же всего этого еще не произошло, то мы по крайней мере можем сказать, что они были по собственной вине предрасположены к порокам и грехам подобного рода. В таких благоприятных условиях лжеапостолам не составляло особого труда извратить учение Христово. Ибо когда истинное учение во всей его простоте оскверняется и перекраивается на новый лад так, что становится подобным мирской философии, оно, безусловно, перестает быть истинным. Дабы ублажить разборчивых коринфян, лжеапостолы приправили Христово учение таким образом, что от истинного евангельского благоухания не осталось и следа. Итак, мы знаем, в каком историческом контексте Павел написал свое послание. Позвольте мне вкратце сформулировать основные пункты, которые будут упомянуты в данном вступлении. Начинается послание с хвалы, которая по сути является увещеванием, призывающим слушателей не оставлять начатого ими доброго дела. С первых строк Павел пытается утешить коринфян, дабы они впоследствии не отвергли его обличения. Но через несколько стихов он переходит к перечислению их недостатков, упоминая прежде всего возникшие в церкви разделения. Желая исправить ситуацию, Павел призывает своих слушателей сменить гордыню на смирение. Дабы возвеличить проповедь креста Христова, он говорит о тщете мирской мудрости. Он напоминает им об их собственной уничиженности, ибо Господь избрал Себе в удел незнатное и ничтожное мира сего. Во второй главе он приводит в пример свою собственную проповедь, которая хоть и была неубедительной и презренной в глазах людей, но сопровождалась явлением Духа и силы. Далее он подробно говорит о том, что существует небесная, тайная мудрость, содержащаяся в Евангелии, ко-


Краткое содержание

11

торую, однако, нельзя постигнуть с помощью проницательного разума, развитого интеллекта или острого ума. Она выше всяких человеческих мудрствований и не нуждается в красноречивом изложении и пышных фразах. Человек постигает ее через откровение Духа, и она запечатлевается на скрижалях его сердца. В конце главы Павел приходит к выводу, что проповедь Евангелия не просто возвышается над плотской мудростью и не просто состоит в юродстве креста, но также не подлежит суду плотского ума. Павел призывает паству Христову отречься от ложного упования на человеческое суждение, поскольку именно оно и завело их в тупик. В начале третьей главы Павел применяет все вышесказанное к сложившейся в Коринфе ситуации. Он сетует на то, что коринфяне, будучи плотскими, не усвоили даже начатков евангельского учения. Из этого он делает вывод, что их отвращение к слову вызвано не самим словом, а их собственным невежеством. Тем самым он как бы косвенно увещевает их обновиться умом, дабы обрести способность правильно судить о вещах. Далее он объясняет им, что служители Евангелия достойны всякого уважения и почета, однако приписываемая им слава не должна затмевать славы Божьей, поскольку существует только один Господь, мы же — Его служители. Каждый из нас — лишь орудие в руках Господа. Предприятия наши совершаются только Его рукой и силой, и всякий добрый плод — от Него. Кроме того, Павел показывает им, что их целью должно быть созидание церкви. В этой связи он объясняет им правильный метод строительства церкви. Правильно строить церковь — значит иметь Христа краеугольным камнем, на котором утверждается все здание. После этого он мимоходом замечает, что по данной Богом благодати является главным зодчим и увещевает тех, кто придет после него, завершить начатое. Он призывает коринфян не осквернять души превратным учением, поскольку они храм Божий. Тем самым он снова низлагает мирскую мудрость, дабы главным приобретением христиан было познание Христа. Четвертую главу Павел начинает с объяснения роли и служения истинного апостола. Поскольку коринфяне по своему превратному рассуждению не признали его таковым, он воззвал к праведному Судье. Видя уничижение Павла, ко-


12

Первое послание к Коринфянам

ринфяне презрительно отнеслись к его проповеди, но он указал им на то, что за свое уничижение он достоин почитания, а не бесславия. Далее он приводит свидетельства, из которых следует, что он никогда не руководствовался ни собственной славой, ни чревом (Рим. 16:18), но всегда был верным служителем Христовым. Далее он заключает, что достоин их всяческого почитания, и рекомендует им Тимофея, который намеревается остаться с ними до его пришествия. В то же время он предупреждает их, говоря, что, возвратившись, не пощадит возгордившихся, но испытает их силу. В пятой главе он открыто обличает их в том, что они спокойно терпят в своей среде человека, совершающего грех кровосмешения с женой своего отца, и указывает им на то, что ввиду столь вопиющего беззакония им надлежало бы быть в постыжении, а не кичиться своей мудростью. Далее он дает им общее правило в отношении подобного рода преступлений, повелевая наказывать таких людей отлучением от церкви, дабы греховные действия были пресечены на корню и пагубная зараза не распространилась от одного человека к другому. Шестая глава состоит из двух частей. В первой части Павел сурово упрекает коринфян в том, что они судятся со своими братьями на глазах у неверующих к постыжению Евангелия. Во второй части он порицает блуд, который достиг среди коринфян таких масштабов, что стал считаться почти законным. Павел строго предупреждает беззаконников и подкрепляет свои угрозы вескими доводами. В седьмой главе излагаются рассуждения относительно девства, брака и безбрачия. Насколько мы можем судить из слов Павла, среди коринфян утвердилось мнение, будто девство является особой, чуть ли не ангельской добродетелью; к браку же они относились с пренебрежением, как к чемуто богохульному. Желая разрушить подобные заблуждения, Павел увещевал своих слушателей жить в меру своего дарования и не стараться прыгнуть выше головы, ибо не у всех одно призвание. В этой связи он объяснил им, какие люди могут не жениться и не выходить замуж и какова цель такого воздержания, а также какие люди должны вступать в брак и в чем истинная суть христианского брака.


Краткое содержание

13

В восьмой главе Павел запрещает коринфянам употреблять в пищу идоложертвенное и тем самым участвовать в идолослужении язычников, а также поощрять любые действия, которые могли бы стать преткновением для немощных в вере. А поскольку они приводили в свое оправдание тот факт, что с идолами их не связывали никакие лжеучения и что они признавали только единого истинного Бога, почитая идолов делом рук человеческих, Павел разбил их доводы, объяснив, что христианин должен помышлять о совести немощного брата и не полагать на его пути никакого препятствия. В девятой главе речь идет о том, что Павел требовал от коринфян лишь то, что сам практиковал ежедневно. Он никогда не налагал на других бремена, которых сам не носил по доброй воле. Коринфяне не могли забыть о том, что он намеренно отказался от дарованной ему Господом свободы, дабы не быть никому соблазном, а также о том, что даже в вопросах морально-безразличных он всячески приспосабливался к окружающим, дабы они на его примере могли научиться более помышлять не о себе, а о братьях ради их назидания. Поскольку коринфяне, как мы уже говорили, были слишком самодовольны, в начале десятой главы Павел приводит им в пример иудеев и увещевает не обольщаться тщетной надеждой. Те, кто осмеливается хвалиться чем-то внешним и кичиться дарами Божьими, должны знать, что и у иудеев было не меньше причин хвалиться своим положением. Однако же все их притязания не принесли им никакой пользы, поскольку они злоупотребили своим положением. После этих предостережений Павел возвращается к уже поднятой им теме идоложертвенного и говорит о том, что причастники трапезы Господней не могут одновременно участвовать в «бесовской трапезе», что это для них великое осквернение. В завершении главы он приходит к выводу, что во всех своих действиях христианин должен прежде всего помышлять о том, как бы не подавать своему брату повод к соблазну. В одиннадцатой главе Павел удаляет из публичных собраний все то, что не совместимо с христианским благочинием и благопристойностью, и показывает, с какой торжественностью и скромностью мы должны предстоять пред лицом Бога и ангелов. Главный его упрек, впрочем, касает-


14

Первое послание к Коринфянам

ся злоупотребления Вечерей Господней. Он призывает коринфян вернуться к изначальному установлению Божьему, единственному неизменному правилу, по которому христианин должен жить, и тем самым восстановить должное употребление причастия. Поскольку многие коринфяне смотрели на свои духовные дары как на повод для превозношения, в двенадцатой главе Павел говорит о цели духовных даров и об их верном употреблении. Бог ниспослал нам дары для того, чтобы мы, служа друг другу, были соединены в одном Теле, Теле Христа. В качестве иллюстрации Павел приводит человеческое тело, состоящее из множества членов с разными функциями, между которыми, тем не менее, существует удивительная гармония и соразмерность, так что дары и способности каждого члена служат на благо всех остальных. Из этого следует, что действия каждого члена определяются любовью. В тринадцатой главе Павел рассуждает о любви более подробно и прибегает к помощи ярких образов. Его главная мысль состоит в том, что все наши действия должны проистекать из любви. Далее Павел посвящает несколько стихов прославлению этой добродетели, дабы, перечислив все ее совершенства, побудить коринфян к ее обретению и усвоению. В четырнадцатой главе Павел детально анализирует заблуждения коринфян относительно использования духовных даров. Поскольку дары превратились для них в повод для бахвальства, Павел увещевает их стремиться главным образом к назиданию братьев. По этой причине он выделяет особую ценность пророческого дара, в то время как надменные коринфяне предпочитали говорение на языках. Далее Павел говорит о порядке проведения богослужений и обличает бесцельное говорение на иных языках, наносящие ущерб проповеди здравого учения и увещеваний, которые всегда должны оставаться основным занятием церкви. В конце главы он запрещает женщинам учить, поскольку это неприлично. Пятнадцатая глава посвящена изобличению весьма пагубного заблуждения, которое хоть и не распространилось на всю коринфскую церковь, тем не менее, овладело умами некоторых ее членов до такой степени, что им требовалась немедленная духовная помощь. Павел намеренно отложил


Краткое содержание

15

этот разговор на конец своего послания, зная, что, если бы он с него начал, коринфяне могли бы подумать, он обвиняет их всех. Надежда воскресения, согласно Павлу, столь необходима, что, если от нее отказаться, само Евангелие становится бессмыслицей. Он утверждает это учение с помощью убедительных доводов, а также говорит о действующей силе воскресения и о том, как оно произойдет. Вторая часть главы, таким образом, является подробным изложением учения о воскресении. В шестнадцатой главе можно выделить две части. В первой части Павел увещевает коринфян принять участие в нуждах иерусалимских святых. В те годы они страдали от голода и от жестоких гонений. Павел, выполняя апостольское предписание, ходил по церквам языческого мира и побуждал их оказывать помощь нуждающимся. Обращаясь к коринфянам, Павел просил их заранее собрать то, чем они готовы были поделиться, дабы он мог без задержки отбыть в Иерусалим. Завершается послание дружескими увещеваниями и приветствиями. Итак, данное послание, как я и указывал в самом начале, содержит весьма полезные учения и затрагивает самые разнообразные христианские темы.


ГЛАВА 2 И когда я приходил к вам, братия, приходил возвещать вам свидетельство Божье не в превосходстве слова или мудрости, 2ибо я предпочел быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого. 1

1. «И когда я приходил к вам». Начав говорить о своем методе благовествования, Павел не мог не высказаться о природе евангельской проповеди как таковой. Теперь он снова возвращается к своей собственной деятельности и отмечает, что презрение, с которым к нему относились люди, было презрением к Евангелию, которого он держался. Он признает, что в своей проповеди он не прибегал ни к красноречию, ни к мудрости, и не пытался таким образом привлечь к себе внимание. Указывая на отсутствие в своей деятельности чисто человеческих средств и инструментов, он как бы намекает на то, что благодаря этой видимой немощи сила Божья явилась в его служении более ярко и очевидно. Подробней эта мысль будет раскрыта им чуть позже. Павел признает, что его проповедь состояла не в изложении человеческой мудрости, а в провозглашении свидетельства Божьего. Некоторые экзегеты понимают выражение «свидетельство Божье» как свидетельство о Боге. Я же полагаю, что «свидетельство ­Божье» нужно понимать как слово, изошедшее от Бога, то есть учение Евангелия, автором и свидетелем которого является Бог. Эта интерпретация гораздо лучше сочетается с общим ходом рассуждений Павла в этом послании. Заметьте, что Павел разграничивает «слово» и «мудрость». Этот факт служит подтверждением того, о чем я говорил раньше: «слово премудрости» означает не просто пустую болтовню, а человеческую ученость в целом. 2. «Ибо я предпочел быть». Полагаю, что поскольку греческий глагол «предпочел быть» часто используется в зна-


58

Первое послание к Коринфянам

чении «избирать нечто как более драгоценное», то любой здравомыслящий человек признает предложенный мной перевод вполне допустимым, если, конечно, он сочетается с грамматикой стиха. В то же время, если мы переведем это предложение следующим образом: «Никакое знание я не почитал за ценность», это также будет приемлемым переводом. Впрочем, я не отвергаю и альтернативного почтения, согласно которому Павел не почитал знанием ничего, кроме Христа. Вне зависимости от того, принимаем ли мы первое прочтение или нас больше удовлетворяет второе, суть высказывания Павла остается неизменной: «Недостаток красноречия и стилистических фигур в моих речах объясняется тем, что я никогда не стремился к ним. Более того, я отверг их по той причине, что сердце мое не желало ничего иного, кроме как проповедовать Христа во всей простоте». Слово «распятого» вовсе не значит, что Павел в своих проповедях не говорил ни о чем, кроме крестной смерти. Это значит лишь то, что он продолжал проповедь Христа, хотя ему и приходилось говорить о бесславии и уничижении Сына Божьего. Слова апостола можно перефразировать так: «Бесславие креста не заставит меня отречься от поклонения Христу, ибо Он есть источник нашего спасения. Мне не стыдно называть средоточием всей моей мудрости Того, кого гордые презирают и отвергают, претыкаясь о юродство креста». Таким образом, общий смысл рассматриваемого нами предложения следующий: «Я отрекся от всякого знания, дабы не желать ничего кроме Христа, и притом распятого». Последняя фраза была добавлена Павлом в качестве пояснения, дабы уколоть тех самонадеянных господ, для которых Христос был не более чем предметом насмешки, и которые кичились своей непревзойденной мудростью, желая обрести похвалу в глазах людей. Этот великолепный стих учит нас тому, чему должны учить верные служители церкви и чему мы должны учиться всю нашу жизнь. По сравнению с этим истинным знанием все прочее следует «почитать за сор» (Фил. 3:8). И был я у вас в немощи и в страхе и в великом трепете. 4И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении Духа и 3


Глава 2

59

силы, 5чтобы вера ваша [утверждалась] не на мудрости человеческой, но на силе Божьей. 3. «И был я у вас в немощи». Павел снова обращает внимание коринфян на то, о чем он уже говорил ранее: в глазах мира он казался немощным и неказистым, и в нем самом не было ничего, что могло бы возвысить его перед людьми. Однако отсутствие тех самых качеств, которыми его противники желали возвыситься и в недостатке которых его обвиняли, на самом деле служило к его высшей похвале. Он действительно был немощен по плоти, но сила Божья сияла в его немощи столь ярко, что ею совершались великие чудеса, причем безо всякой помощи человеческих средств. Укор Павла направлен не только в адрес тех безумцев, которые хвалились своим величием и показной мудростью, желая прославиться, но и в адрес коринфян, которые восхищенно слушали их напыщенные речи. Ирония в словах апостола не могла не задеть их за живое. Они знали, что Павел не имел никаких преимуществ по плоти и не стремился достичь успеха с помощью человеческих средств. В нем не было ничего, что могло бы помочь ему обрести благоволение в глазах людей, и, тем не менее, коринфяне не могли не заметить, что Господь даровал слову Павла великую действенность. Более того, они, можно сказать, собственными глазами видели присутствие Духа в его учении. Посему, когда коринфяне презрели простоту Павла, желая иной, более яркой и привлекательной мудрости, и когда они пленились внешним блеском и пустым красноречием лжеучителей, а не живой силой Святого Духа, разве они не выказали своего честолюбия? Следовательно, апостол не без оснований напомнил им «о нашем входе к вам» (1 Фес. 2:1), дабы они не отреклись от божественного могущества, которое некогда видели собственными глазами. Слово «немощь», которое Павел использует не только здесь, но и в других посланиях (1 Кор. 11:30; 2 Кор. 12:5, 9, 10), обозначает все, что может лишить человека благоволения и признания в глазах людей. «Страх и трепет» — следствия этой немощи. Существует два возможных истолкования этой фразы. Либо Павел не мог без страха и трепета размышлять о величии вверенного ему служения, либо страх и трепет вы-


60

Первое послание к Коринфянам

зывали постоянно возникавшие у него на пути опасности. Оба истолкования допустимы, однако, на мой взгляд, второй вариант более прост и очевиден. Ведь дух кротости и смирения приличествует служителям Божьим, которые, сознавая собственную немощь и одновременно взирая на трудности предстоящего им поприща, не могут совершать вверенное им дело без благоговения и трепета. Что же касается тех самодовольных гордецов, которые совершают служение слова легкомысленно, почитая себя вполне готовыми к осуществлению этой задачи, то они остаются полными невеждами как в отношении самих себя, так и в отношении поставленной перед ними задачи. Поскольку Павел использует слова «страх» и «немощь» в пределах одного предложения и поскольку под словом «немощь» он имеет в виду все, что делает человека презренным в очах людей, мы можем заключить, что причиной этого страха были опасности и трудности на пути апостола. Впрочем, этот страх не мог остановить апостола. Ничто не могло помешать ему в осу��ествлении дела Божьего, и свидетельств тому — великое множество. Служители Божьи не настолько бесчувственны, чтобы не видеть перед собой реальной опасности, и не настолько черствы, чтобы не испытывать при этом эмоций. Следует, однако, сказать, что страх помогает им видеть собственную ничтожность и всецело уповать на помощь единого Бога. Кроме того, благодаря страхам они учатся самоотречению. Итак, Павел не был огражден от страхов, но какие бы эмоции его ни переполняли, он неизменно продолжал свой путь. Посреди опасностей он двигался вперед к намеченной цели и встречал все нападки сатаны и искушения мира с неустрашимой твердостью и мужеством, преодолевая любые препятствия. 4. «И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах». Говоря «убедительные слова человеческой мудрости», Павел имеет в виду, во-первых, изысканные речи, цель которых — обретение расположения слушателей с помощью искусных риторических средств, а не с помощью истины, а во-вторых, внешний блеск этих речей, обольщавший умы коринфян. Кроме того, Павел не без оснований приписывает человеческой мудрости убедительность. Если Слово Божье


Глава 2

61

рождает в нас желание послушания, то человеческая мудрость лишь обольщает наш слух вкрадчивыми речами и тем самым втирается к нам в доверие. Посему Павел противопоставляет человеческой мудрости «явление Духа и силы», под которыми большинство толкователей разумеют чудеса и чудесные знамения. Я же склонен воспринимать эту фразу в широком смысле: Бог явил в служении апостола Свое могущество и славу. Выражение «Дух и сила» либо означает «духовную силу», либо Павел показывает, каким образом Дух явил себя в его служении посредством чудес и могущественных деяний. Слово «явление» употреблено здесь весьма кстати, ведь наше восприятие дел Божьих настолько притуплено, что, когда Господь действует через незначительные средства, рука Его как бы сокрыта от нас множеством непроницаемых покрывал, и мы не видим ее присутствия. 5. «Чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой». Слово, переведенное здесь как «утверждалось», строго говоря, означает ‘состояла в’. Павел, таким образом, показывает, что польза, которую коринфяне извлекли из его простой проповеди Христа, основанной не на человеческой мудрости, а исключительно на явлении Духа, состоит в том, что вера их утвердилась не на силе человеческой, а на силе Божьей. Если бы проповедь апостола зиждилась только на красноречии, ее всегда можно было бы опровергнуть более утонченным красноречием. Кроме того, проповедь, опирающаяся только на красноречие, пуста и ненадежна. Красноречие полезно как вспоможение в проповеди, но оно не может быть основанием проповеди. С другой стороны, если что-то способно устоять и без человеческих средств, то воистину перед нами нечто надежное и могущественное. Павлова проповедь, таким образом, заслуживает всякой похвалы; небесная мудрость была явлена в ней столь ясно и очевидно, что она преодолела все препятствия и притом безо всякого упования на человеческую силу и мудрость. Коринфяне не должны были отвращаться от апостольского учения, поскольку оно утверждено на силе Божьей. В этих словах Павел подчеркивает веру коринфян. Не будем забывать, что основное свойство веры — это полное упование на Бога. Вера не полагается на плоть. Для того чтобы человек мог преодолеть все козни ада,


62

Первое послание к Коринфянам

он должен иметь непоколебимую уверенность в спасении. Но эта уверенность обретается нами лишь тогда, когда мы твердо знаем, что Бог дал нам слово и что мы уверовали не в изобретения человеческого ума. Хотя вера должна всецело утверждаться на самом слове Божьем, нет ничего дурного в том, чтобы верующие убеждались в небесном происхождении принимаемого ими слова, видя, как оно воздействует на людей. Мудрость же мы проповедуем между совершенными, но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, 7но проповедуем премудрость Божью, тайную, сокровенную, которую предназначил Бог прежде веков к славе нашей, 8которой никто из властей века сего не познал; ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы. 9Но, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. 6

6. «Мудрость же мы проповедуем». Дабы никто не подумал, будто он отвергает мудрость вообще, как делали люди некнижные и простые (Деян. 4:13), осуждавшие учение с поистине варварской свирепостью, Павел добавляет, что мудростью, которая заслуживает называться мудростью, он обладает, но понять ее могут лишь достойные. «Совершенными» апостол называет не тех, кто достиг полной, абсолютной мудрости, а тех, кто обладает здравым и непредвзятым суждением. Между делом Павел укоряет тех, кому его проповеди казались скучными и неинтересными, и дает им понять, что это происходит по их собственной вине. «Если кто-то из вас не находит удовольствия в моих проповедях, то я могу на основании этого самого факта утверждать, что вы лишены здравого смысла. Люди здравомыслящие и рассуждающие трезво почитают мои слова высшей мудростью». Хотя проповедь Павла звучала для всех без исключения, оценить ее по достоинству мог далеко не каждый. Именно по этой причине апостол упомянул разумных и непредвзятых судей, которые, в отличие от мира, почитали его слова истинной мудростью. Слова «мы проповедуем» означают, что Павел своей проповедью представил на суд коринфян великолепный пример


Глава 2

63

божественной мудрости, дабы никто не мог обвинить его в том, что он не имел мудрости, которой хвалился. «Но мудрость не века сего». Снова Павел говорит о том, что Евангелие есть не человеческая мудрость, дабы никто не мог возразить ему, что, дескать, у этого учения слишком мало последователей и что, дескать, люди выдающегося интеллекта относятся к нему с презрением и пренебрежением. Апостол первым упоминает факт, который мог бы использоваться в качестве довода против его позиции, тем самым показывая, что этот факт не противоречит его утверждениям. «И не властей века сего». Фразой «власти века сего» Павел обозначает тех, кто по той или иной причине занимает в этом мире привилегированное положение. Ведь среди князей и вельмож есть и такие, кто, не обладая выдающимся интеллектом, тем не менее, пользуется всеобщим почитанием благодаря своему высокому положению в обществе. Но чтобы мы не тревожились по поводу этих напыщенных господ, апостол добавляет, что они «преходящи», то есть смертны. Было бы несправедливо, если бы нечто вечное и непреходящее зависело от временных и смертных властей, которые не могут спасти от гибели даже самих себя: «По пришествии царства Божьего мудрость века сего сгинет и все тленное и преходящее уступит место вечному. Ибо князья мира сего, какими бы великими и знаменитыми они ни были в нынешнем веке, прейдут. Что сравнится с нерушимым небесным царством Господа Бога?» 7. «Премудрость Божью тайную». Далее Павел объясняет, почему учение Евангелия не почитается властями века сего: премудрость Божья есть сокровенная тайна. Ибо Евангелие настолько недосягаемо для человеческого разума, что в какие бы глубины ни проникали мудрецы века сего, им никогда не удастся исчерпать божественную мудрость, которую, впрочем, в нынешнее время они презирают за простоту и незначительность, как если бы она лежала у их ног. Но чем больше они ее презирают, тем больше они от нее удаляются. И в конце концов между ними образуется такая пропасть, что они не смогут ее даже увидеть. «Которую предназначил Бог». Сказав, что Евангелие есть тайная и сокровенная премудрость Божья, Павел поспе-


64

Первое послание к Коринфянам

шил уточнить свою мысль, дабы верующие не впали в отчаяние, устрашенные невыполнимостью стоящей перед ними задачи. Он поясняет, что Бог предназначил эту мудрость к нашему утешению прежде вековых времен. Дабы никто не решил, что сокровенная премудрость Божья лежит всецело за пределами нашего понимания и что мы, будучи людьми, не можем даже устремить к ней свой взор, Павел учит, что премудрость была дарована нам по извечному определению Господа. В то же время он имеет в виду нечто большее, ибо посредством подразумеваемого сравнения превозносит явленную в пришествии Господа благодать и указывает на разницу между нами и праотцами, жившими под законом. Подробные рассуждения об этом вы найдете в моих комментариях к 15-й главе Послания к Римлянам. Таким образом, аргумент Павла основан, во-первых, на предопределении Божьем, ибо, поскольку Бог ничего не предназначает тщетно, следовательно, и мы не окажемся без плода, если будем внимать предназначенному нам Евангелию. Господь приспосабливает Свое слово к нашему восприятию. Так и Исаия говорит: «Не тайно Я говорил, не в темном месте земли; не говорил Я племени Иакова: „Напрасно ищете Меня“» (45:19). Во-вторых, Павел, желая сделать Евангелие привлекательным для слушателей и возбудить в них желание познакомиться с ним в полной мере, упоминает о цели божественного предопределения — о нашей славе. В этом выражении также звучит намек на различие между нами и нашими отцами, ибо небесный Отец явил им меньше славы, чем предназначил открыть в пришествие Своего Сына. 8. «Которой никто из властей века сего не познал». Если добавить сюда слова «собственной мудростью», то это предложение вполне применимо ко всему человечеству и к самому ничтожному из людей. Ибо кто из нас может похвастаться совершенным познанием Бога? Что же касается властей века сего, то слепота уготована им особо по той причине, что они более всех остальных кичатся собственной муд­ростью и проницательностью. С моей точки зрения, однако, у этого стиха есть более простое толкование, соответствующее стилю Писания в целом. Ведь Писание обычно о часто происходящих событиях говорит так, будто они и происходят всегда, а о


Глава 2

65

редко происходящих так, словно они никогда не происходят. Таким образом, Павел не отрицает, что некоторые князья и властители познали истину о Боге. «Ибо если бы познали». Хотя во Христе мудрость Божья явилась в полной мере, власти века сего ее не познали. Главными виновниками крестной смерти Христа были, во-первых, иудейские начальники, почитавшиеся народом святыми мудрецами, а во-вторых, Пилат и римские воины. Это ясное доказательство слепоты тех, кто желает быть мудрым исключительно по плоти. Некоторым этот довод апостола может показаться слабым. «Как так? — скажут они. — Разве мы не каждый день видим людей, которые намеренно со злобой противятся истине Божьей, хотя и знают ее в достаточной мере? Даже если мы не видим подобного противления собственными глазами, что может быть большим грехом против Святого Духа, чем сознательное противление Богу, когда человек не просто идет против слова Божьего, но намеренно сопротивляется ему изо всех сил? Именно поэтому Христос говорил, что фарисеи и другие подобные им люди знают Его (Ин. 7:28). Лишив их возможности оправдываться своим невежеством, Он обвинил их в безбожии и жестокости по отношению к Себе, верному служителю Божьему, указав на то, что причиной такого отношения могла быть только ненависть к истине». На это я отвечаю, что невежество бывает двух типов. Первый тип является следствием безрассудной ревности, когда человек не отвергает добро открыто, но действует на основании порочных убеждений. Конечно, никто не грешит по абсолютному невежеству, так чтобы Бог не мог обвинить его в нарушении закона совести. В сердце человека всегда присутствует либо лицемерие, либо гордыня, либо ненависть. Что же касается здравого суждения и способности рассуждать, то они порой заглушаются так эффективно, что для окружающих, а иногда и для самого человека, очевидно, что в сердце его обитает полнейшее невежество. Таким был апостол Павел до своего обращения. Будучи неумеренным ревнителем закона, он ненавидел Христа и Его учение. Впрочем, нельзя сказать, что в нем не было лицемерия и гордыни и что перед Богом он был совершенно чист: эти грехи были сокрыты пеленой невежества и слепоты, и он даже сам не мог их ощутить.


66

Первое послание к Коринфянам

Второй тип невежества больше похож на безумие и умопомешательство, чем на невежество. Тот, кто по собственному почину восстает против Бога, подобен человеку умалишенному, который «видя не видит» (Мтф. 13:13). Конечно, неверие в сердце человека всегда вызвано слепотой, однако в некоторых случаях человеческая злоба является следствием такой слепоты, что человек, пребывая как бы в помешательстве, не видит собственного порока. Это вполне относится к тем, кто пытается произвести хорошее впечатление. Они утверждают, что это делается из добрых намерений, на самом же деле за этим стоят пустые фантазии. Иногда ненависть разрастается в сердце человека до таких пределов, что он, вопреки велению совести, падает в объятья порока как бы в припадке безумия. Посему в словах Павла о том, что власти века сего не познали мудрости Божьей, «ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы», нет ничего странного. Книжники и фарисеи не познали истины учения Христова, но, смутившись в умах своих, в безрассудстве подняли пяту на Господа. 9. «Но, как написано: не видел того глаз». С тем, что эти слова взяты из Ис. 64:4, не спорит никто. Поскольку, на первый взгляд, значение этой фразы ясно и очевидно, экзегеты, как правило, оставляют ее без комментариев. Но если обратить на нее более пристальное внимание, перед нами встанут две проблемы. Во-первых, слова Павла не являются точной цитатой из Исаии. А во-вторых, Павел, судя по всему, намеренно изменил изречение пророка, преследуя свои собственные цели. Сначала рассмотрим несовпадение цитат. Поскольку слова пророка можно понимать по-разному, экзегеты предлагают несколько вариантов прочтения. Некоторые трактуют отрывок следующим образом: «От начала мира ни один человек не слышал, ни одно ухо не внимало, ни один глаз не видел Бога, кроме Тебя, который действует таким образом для надеющихся на Него». Другие обращают эти слова к Богу: «Не видел глаз, не слышало ухо, о Господи, о том, что Ты сделал для надеющихся на Тебя. Сие известно только Тебе». Буквальный же перевод слов пророка звучит так: «От начала мира ни один человек не слышал, ни одно ухо не внимало, никто не видел Бога (или «о Боже»), кроме Тебя, [который] сделает для надеющихся на Него». Если мы пере-


Глава 2

67

водим слово «Бог» в винительном падеже, то нам необходимо добавить после запятой относительное местоимение «который». На первый взгляд, эта трактовка лучше вписывается в контекст пророческого высказывания, учитывая то, что глагол «сделать» стоит здесь в третьем лице. Но со словами Павла, на которые нам следует полагаться в первую очередь, она сочетается плохо. Где еще мы найдем правильное истолкование, если не в авторитетных речениях Святого Духа, вложенных в уста Исаии и переданных апостолом Павлом? Во избежание клеветы со стороны нечестивцев, замечу, что на основании еврейской идиомы мы вполне можем трактовать слова пророка следующим образом: «О Боже, не видел глаз, не слышало ухо, но Ты один знаешь то, что Ты обыкновенно делаешь для надеющихся на Тебя». Внезапный переход от одного лица к другому не должен вызывать у нас недоумения, поскольку, как мы знаем, этот прием характерен для пророческих писаний. Если же кто-то предпочитает первое прочтение, то у него все равно нет оснований обвинять нас или апостола Павла в отступлении от буквального смысла пророческих слов. Ведь этому человеку придется добавить к высказыванию Исаии гораздо больше, чем нам, а именно: фразу «таким образом». Что касается фразы «не приходило то на сердце человеку», то хотя этих слов и нет у пророка, их значение существенно не отличается от того, что сказано у Исаии. Ибо, приписав всю мудрость и знание исключительно Богу, пророк тем самым засвидетельствовал немощь человеческих чувств и всякого разумения. Хотя пророк упоминает только зрение и слух, в его фразе подразумеваются все способности человеческой души. Ведь зрение и слух — это инструменты, посредством которых мы обретаем знание. Выражение «любящим Его» Павел заимствовал у греческих переводчиков, которые неверно передали смысл древнееврейского оригинала, перепутав два похожих слова. Но поскольку эта интерпретация никак не противоречила общему ходу мысли, Павел решил не отступать от традиционного прочтения. Как мы уже успели заметить, он всегда старался четко следовать общепринятой версии перевода. Итак, несмотря на несовпадение слов, большой разницы между этими двумя утверждениями нет.


68

Первое послание к Коринфянам

Теперь мы подошли к главному. После слов о том, как удивительно Господь восполняет нужды Своего народа, пророк восклицает, что деяния божественной благодати превосходят способности человеческого разумения. Кое-кто, возможно, возразит на это, сказав, что слова Исаии, дескать, не имеют никакого отношения к духовному учению Павла и обещанию вечной жизни, о которых идет речь в Послании к Коринфянам. Ответить на это возражение можно тремя способами. Нет ничего непоследовательного в том, что пророк, упомянув земные благословения Господа, затем произносит общее утверждение относительно духовного блаженства, хранимого на небесах для верующих. С моей точки зрения, однако, слова пророка нужно воспринимать как описание временных, земных даров благодати, нисходящих на верующих ежедневно. Нам необходимо во всякое время помнить об источнике этих даров; мы не должны воспринимать их как нечто само собой разумеющееся. Мы знаем, что их источником является незаслуженная благость Господа, которой мы были приняты в число сынов Божьих. Посему всякий, кто верно судит об этих вещах, сможет увидеть в дарах Господа не только земные благословения. Он облачит их в любовь Божью и тем самым сделает переход от временных благ к вечной жизни. Здесь стоит также сказать о том, что Исаия строит свой аргумент от малого к большому: коль скоро человеческий интеллект не способен измерить земные благословения Господа, то наверняка не сможет постигнуть небесные (Ин. 3:12). Что касается меня, то я уже сказал, какую трактовку я предпочитаю. А нам Бог открыл [это] Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божьи. 11Ибо кто из людей знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божьего. 12 Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, 13что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным. 10

10. «А нам Бог открыл это». Провозгласив слепоту рода человеческого и неспособность человеческого интеллекта са-


Глава 2

69

мостоятельно достичь познания Святого, Павел показывает, каким образом Господь уберег верующих от столь печальной участи. Он сделал это через просвещение Святого Духа. Из этого следует, что чем менее мир способен собственным разумом постичь тайны Божьи и чем больше его неуверенность, тем тверже наша вера, полагающаяся на откровение Божьего Духа. В этом мы также видим безмерную благость Господа, который обращает нашу немощь в силу, а недостатки в преимущества. «Ибо Дух все проницает». Это сказано в утешение праведным, дабы они были уверены в откровениях Духа Божьего. Павел как бы сказал: «Достаточно того, что мы имеем свидетелем Духа Божьего, для которого в Боге нет ничего непостижимого». Таково значение слова «проницает». Под «глубинами» разумеются не тайные суды Божьи, вторгаться в которые человеку не дозволено, а учение о спасении во всех его аспектах. Если бы Бог не позволил нашему разуму принять евангельское учение благодаря просвещению Святого Духа, в изложении этого учения в Писании не было бы никакого смысла. 11. «Ибо кто из людей знает». Далее Павел учит нас следующему: во-первых, учение Евангелия невозможно постичь иначе, как через свидетельство Святого Духа, а во-вторых, имеющие свидетельство Святого Духа обретают в Нем уверенность столь же твердую и нерушимую, как если бы предмет их веры был в буквальном смысле у них в руках. Дух Святой — свидетель верный и истинный. В этой связи Павел проводит сравнение между Духом Божьим и духом человеческим. Каждый человек отлично знает свои мысли, однако никто другой не может проникнуть в глубины его сердца. Так и суды Божьи и Божья воля сокрыты от рода человеческого, согласно Рим. 11:34: «Или кто был советником Ему?» Суды Божьи есть сокровенная тайна, недосягаемая для человеческого разума. Если же сам Дух открывает нам эти суды, которые в обычных обстоятельствах сокрыты от нас, то наше познание воли Божьей будет полным и непоколебимым, ибо Дух Божий проникает во все глубины Божьи. Данное сравнение, впрочем, может показаться нам не совсем корректным в связи с тем, что мысли одного человека вполне могут быть переданы другому с помощью слов.


70

Первое послание к Коринфянам

Почему же мы не можем из слов Божьих понять Его мысли? Человек часто пытается скрывать свои истинные мысли с помощью притворства и лжи, но Бог, чье слово истинно и несомненно, так не поступает. При этом мы не должны забывать, что у любой аналогии есть свои пределы. Сокровенные мысли человека, о которых другие люди ничего не знают, известны только ему одному. Ведь если даже он расскажет их другим, это не отменит того, что только он сам способен постичь эти мысли. Что если его слова окажутся неубедительными? Что если ему не удастся точно выразить свою мысль? Впрочем, если даже он достигнет и того, и другого, то все равно сокровенные глубины человека может проницать только дух самого человека. К тому же мысли Бога и мысли человека отличаются тем, что если люди могут понять мысли друг друга, то мысли Бога суть сокровенная мудрость, недоступная для немощного человеческого интеллекта. Так, свет во тьме светит (Ин. 1:5), доколе очи слепых не будут открыты Духом. «Кроме духа человеческого». Обратите внимание, что под «духом человеческим» здесь подразумевается душа как вместилище мыслей и интеллектуальных способностей. Павел допустил бы ошибку, если бы приписал способность богопознания интеллекту, то есть способности человека, а не душе, которая этой способностью обладает. 12. «Но мы приняли не духа мира сего». При помощи контраста между Духом Божьим и духом мира сего Павел показал, какой уверенностью в спасении мы обладаем (об этом он рассуждал ранее). «Дух откровения, — сказал он, — которого мы приняли, не является духом мира сего. Он не привязан к земле, не подчинен суете, никогда не колеблется и не держит нас в сомнениях и недоумении. Этот Дух исходит от Бога и пребывает выше небес, утвержденных на непреложной истине. Эта истина избавляет нас от всех сомнений». С помощью этого ясного и однозначного отрывка мы можем без труда опровергнуть сатанинское учение софистов о том, что верующие должны всегда пребывать в сомнениях. Ибо они требуют от верующих неуверенности в отношении того, пребывают ли они в благодати Божьей или нет. Они не позволяют им иметь уверенность в спасении и обрекают


Глава 2

71

их на постоянные сомнения и догадки. Это учение не совместимо с верой по двум причинам. Во-первых, эти люди велят нам сомневаться в том, пребываем ли мы в благодати, а во-вторых, они лишают нас уверенности в самой возможности неотступности святых. Апостол же говорит нам, что избранным дан Дух Божий, свидетельствующий нам о том, что мы суть сыны Божьи и сонаследники вечной жизни. Таким образом, софисты, настаивающие на истинности своего учения, должны либо лишить избранных Духа Божьего, либо приписать Ему сомнения и колебания. И то, и другое совершенно несовместимо с учением Павла. Итак, мы можем сказать, что сущность веры состоит в обретении через Святого Духа непреложного свидетельства для утешения совести. Уповая на это свидетельство, мы можем, не колеблясь, называть Бога Отцом. Павел возносит нашу веру над грешным, временным миром, чтобы мы могли с презрением смотреть на превозносящуюся плоть. В противном случае вера наша была бы робкой и неуверенной. Ведь мы каждый день видим дерзость и самонадеянность плотских мудрецов, тщеславие которых заслуживает того, чтобы быть попранным сынами Божьими, подвизающимися против гордыни с помощью истинного величия души. «Дабы знать дарованное нам от Бога». С помощью глагола «знать» Павел ставит особое ударение на нашей уверенности в Боге и Его дарах. Заметим, однако, что эта уверенность обретается не естественным образом и не с помощью разума, а исключительно через откровение Духа. «Дарованное Богом» — это все благословения, которые мы получаем в результате смерти и воскресения Христа, а именно: примирение с Богом, отпущение грехов и уверенность в усыновлении и вечной жизни, дабы мы, освятившись Духом возрождения, стали новым творением и жили для Бога. В Еф. 1:18 Павел высказывает ту же мысль: «Дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его». 13. «Что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами». Павел говорит о себе, продолжая хвалить свое служение. Слава его проповеди заключается в том, что в ней звучат не слова человеческой мудрости, а тайное божественное откровение: учение Святого Духа, суть


72

Первое послание к Коринфянам

нашего спасения и бесценные сокровища во Христе. Коринфяне должны знать и ценить эти сокровища. Одновременно с этим Павел повторяет то, что он уже говорил ранее: его проповедь состоит не в красноречии и не в блестящей риторике, а в простом изложении учения Святого Духа. Фразой «от человеческой мудрости изученными словами» Павел указывает на тех, кто излишне ценит человеческую мудрость и во всем следует канонам ораторского искусства, тех, кто изрекает философские афоризмы с единственной целью —обрести расположение слушателей. Слова «изученные от Духа Святого», с другой стороны, означают простую и чистую проповедь Евангелия, отражающую достоинство Святого Духа, а не пустое самомнение. Если мы не хотим, чтобы красота наших речей умалялась, мы должны следить за тем, чтобы мудрость Божья не осквернялась никаким богохульным превозношением. Проповедь Павла была такова, что сила Святого Духа сияла в ней в полную мощь безо всякой человеческой мудрости. «Соображая духовное с духовным». Греческий глагол, переведенный как «соображая», здесь, несомненно, используется в значении «приспосабливая». В классической литературе это значение встречается довольно часто (например у Аристотеля), и оно гораздо лучше сочетается с контекстом Павлова высказывания, чем глагол «сравнивать», который предлагают некоторые переводчики. Павел, таким образом, говорит, что он соединяет духовное с духовным, то есть приспосабливает свои слова к учению. Небесную мудрость от Святого Духа он сочетает с простым стилем изложения, дабы во всем являть истинное могущество Духа. В то же время из его уст звучит осуждение в адрес тех, кто своими напыщенными речами и изысканными манерами пытается добиться одобрения людей. Об этих людях можно сказать, что они либо отреклись от истины, либо постословием искажают духовное учение Господа. Душевный человек не принимает того, что от Духа Божьего, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем [надобно] судить духовно. 15Но духовный судит о всем, а о нем судить 14


Глава 2

73

никто не может. 16Ибо кто познал ум Господень, чтобы [мог] судить его? А мы имеем ум Христов. 14. «Душевный человек». Вопреки общепринятому мнению, Павел называет душевным не того человека, который погряз в похотях и сладострастии, или, как принято говорить, предается чувственности, а того, кто наделен исключительно естественными способностями души. На эту мысль нас наводит значение соответствующего слова, «духовный». Павел проводит сравнение между душевным и духовным человеком. Поскольку последний термин указывает на человека, чье разумение просвещено Святым Духом, нет никаких сомнений, что термин «душевный» имеет противоположный смысл и означает человека, так сказать, в естественном состоянии. Душа дается человеку от рождения; Дух же нисходит на него при втором рождении сверхъестественным образом. Желая устранить все препятствия на пути немощных и, в частности, дать объяснение тому факту, что Евангелие столь часто является предметом презрения, Павел снова возвращается к теме духовной слепоты. Он показывает, что мы не должны обращать никакого внимания на тех, кто по невежеству презирает Евангелие, и не должны останавливаться на пути христианской веры, ведь мнение слепых о солнечном свете не имеет для нас никакого значения. Со стороны любого человека было бы вопиющей неблагодарностью отвергать особую благодать Бога лишь по той причине, что она дарована не всем. Чем реже дар, тем больше мы должны его ценить. «Потому что он почитает это безумием; и не может разуметь». По свидетельству апостола, учение Евангелия кажется непривлекательным для тех, кто обладает лишь человеческой мудростью. И причина тому — слепота этих людей. Но разве этот факт умаляет величие Евангелия? Невежды, судящие о Евангелии лишь на основании человеческого мнения, презирают его за его кажущуюся неприглядность. Павел же обращает это обстоятельство в преимущество и тем самым превозносит величие Благой вести. По его словам, Евангелие подвергается осмеянию потому, что люди его не знают, а их незнание объясняется тем, что Благая весть слишком глубока и сокровенна для естественного разума.


74

Первое послание к Коринфянам

Как же велика божественная премудрость, превосходящая разумение всякого человека! Естественный разум не может узреть даже ее часть! В этих словах Павел осуждает плотскую гордыню, называющую безумием то, что выше человеческого разума, и одновременно показывает всю немощь или, скорее, черствость человеческого интеллекта, не способного воспринимать духовную реальность. По учению Павла, человек душевный не разумеет того, что исходит от Духа, не просто потому, что он упрям и своеволен, но главным образом потому, что он бессилен и не может понять духовных истин. Апостол ничуть не погрешил бы против истины, если бы сказал, что человек не желает быть мудрым. Однако он сказал, что душевный человек не способен быть мудрым, из чего ясно, что вера есть дар Божий, а не достижение человека. «Потому что о сем надобно судить духовно». Иначе говоря, единственным истинным толкователем Евангелия является Дух Божий, от которого оно и исходит. Таким образом судить о нем могут лишь те, чья духовная слепота была исцелена просвещением Святого Духа. Отсюда следует, что от рождения человек не обладает Святым Духом, иначе аргумент Павла был бы несостоятельным. Конечно, даже немощный естественный разум есть дар Бога, но здесь речь идет о другом. Павел говорит об обретении небесной мудрости, которую Бог даровал только Своим сынам. Из этого ясно, что все воображающие, будто Бог предлагает Евангелие всем людям в одинаковой мере и что все люди одинаково способны принять спасение верой, выказывают свое полное невежество. 15. «Но духовный судит о всем». Лишив всякой силы плотский ум человека, Павел говорит о том, что только духовные люди способны правильно судить о Евангелии, поскольку только Дух Божий знает тайную и сокровенную премудрость Бога и умеет различать между Божьим и человеческим, превознося Свое и осуждая все плотское и человеческое. Слова Павла можно трактовать так: «Избавимся же от плотского разума, ибо он бесполезен в этом деле! Только человек духовный по-настоящему знает тайны Божьи и может безошибочно отличать истину от лжи, учение Бога от человеческих измышлений. Кроме того, духовный человек не может быть судим никем, поскольку христианское упование


Глава 2

75

выше человеческого и даже ангельского разумения, и никто не может разрушить его своим частным мнением». Обратите внимание, что способность судить приписывается не человеку как таковому, а слову Божьему, которому духовный человек следует и которое он получает от Бога. Об убеждениях человека, просвещенного Святым Духом, не может судить никто. Словом «судить» апостол косвенно указывает на то, что Дух Божий не только просвещает нас к познанию Евангелия, но и наделяет способностью отличать истину от лжи, дабы мы не пребывали в сомнениях, но могли бы четко сказать, чему должно следовать, а чему нет. Мы можем спросить, где же этот духовный человек и где нам найти того, кто был бы просвещен настолько, что мог бы судить обо всем. Ведь каждый из нас знает свое невежество и способность ошибаться. Более того, даже те, кто ближе всего подошел к совершенству, не ограждены от ошибок и падений. Ответ прост: Павел не приписывает эту способность всем возрожденным, но лишь показывает, что плотская мудрость не может рассуждать о евангельском учении и что право и власть судить принадлежит только Духу Божьему. Таким образом, правильность суждения зависит от того, возрожден ли человек и какая мера благодати ему ниспослана. «О нем судить никто не может». Причины того, что духовный человек не подвластен суждениям плотского разума, я уже объяснял. Евангельская истина, утверждающаяся исключительно на Боге, проистекает из Слова Божьего и не зависит от человеческих мнений. И высказывание Павла в 1 Кор. 14:32 «и духи пророческие послушны пророкам» совершенно не противоречит данной фразе. Ибо цель этого послушания состоит в том, чтобы один пророк слушал слова других пророков и не презирал их откровений, дабы истина Божья была тверда и очевидна всем без исключения. Павел ставит знание веры, дарованное Богом, выше неба и земли, чтобы оно было выше любых человеческих суждений. В то же время греческое слово, переведенное как «никто», можно перевести и средним родом, то есть «ничто». В этом случае речь идет не о человеке, а о чем-то неодушевленном, и противопоставление становится еще более полным. Тот, кто имеет Святого Духа, судит обо всем, о нем же судить не может ничто, поскольку он выше


76

Первое послание к Коринфянам

всякого человеческого суждения и мудрости. Это утверждение Павла, кроме всего прочего, освобождает совесть верующих от всех человеческих законов, указов и суждений. 16. «Ибо кто познал?» Не исключено, что Павел ссылается на Ис. 40:13, где сказано: «Кто был советником у Бога? Кто взвесил Его Дух?» Или иначе: кто помогал Ему в сотворении мира и в других Его делах? Кто постиг сущность Его могущественных деяний? Так и Павел с помощью своего вопроса показывает, что тайные суды Божьи, сокрытые в Евангелии, совершенно непостижимы для человеческого ума. Тем самым он как бы подтверждает истину предыдущего стиха. «А мы имеем ум Христов». Относятся ли эти слова ко всем верующим или только к служителям Слова, сказать трудно. Оба этих прочтения вполне соответствуют контексту, хотя, что касается меня, то я предпочитаю применять это высказывание только к Павлу и к таким же служителям Божьим, как он. Апостол говорит, что служителей Слова учит обладающий высшим авторитетом Дух, судить которого не может никакая плоть, поэтому служители могут говорить без всякого страха — ведь они возвещают слова самого Господа. Этим же даром в некоторой мере обладают и прочие члены церкви.



Calvin jean 1st epsitle cor issuu