Page 1

Специальный выпуск

Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя. Помощь моя от Господа, сотворившего небо и землю. Не даст Он поколебаться ноге твоей, не воздремлет хранящий тебя; не дремлет и не спит хранящий Израиля. Псалтирь 120:1-4

Этот выпуск особенный. Наш брат во Христе Сергей (Антон) Тыщук СРОЧНО нуждается в молитвенной и финансовой помощи! Если вы не сможете лично пожертвовать средства на операцию, просим молиться, чтобы Господь открывал сердца тех, кто имеет финансовые возможности поддержать этого брата. Просим вас также внести в свой молитвенный список семью Сергея (Антона) и Ларисы. Наши контактные данные находятся на последней странице газеты. С любовью во Христе и благодарностью, редакционная коллегия


Специальный выпуск

До 38 лет у меня не было ни одного перелома. Я был очень активным, подвижным, любил проводить время на природе с близкими друзьями и родственниками. До того дня, когда мне был поставлен диагноз PSC (первичное воспаление желчных путей). Это было шоком, потому что я считал себя очень здоровым и счастливым человеком. Моя жена и я были счастливы в браке восемь лет, и мы планировали иметь детей точно так же, как и каждая нормальная семья. После, когда мне был диагностирован язвенный колит и PSC в октябре 2009, мир просто остановился. Доктора сказали, что мне нужна пересадка печени, чтобы выжить. Я был ошарашен, мне было чрезвычайно трудно справиться с этой ситуацией. Я не мог поверить в то, что услышал и надеялся, что независимо от диагноза это неправда. Я попытался бороться эмоционально, физически и мысленно. У меня не было ни медицинской страховки, ни работы, чтобы получить возможность сделать пересадку печени. Из-за того, что пересадка тканей печени – это дорогая процедура, я начал искать другие источники лечения, которые были нам доступны, по карману. Я потратил все свои деньги на другое лечение, в надежде вылечиться от этой болезни. Но, к сожалению, это оказалось только тратой денег, времени, и энергии.

Сергей (Антон) сегодня

Стр.2

В феврале 2010 мне был поставлен диагноз холангиокарцинома, чрезвычайно редкий тип рака, случающийся в 1-2 случаях из 100 000. Я перенес инвазивную операцию, которая была абсолютно ненужной. Мой живот был разрезан от груди до самого низа, но рак только набирал скорость. Я все еще нуждаюсь в пересадке печени, и не имею на это денег. Стоимость пересадки печени $370 000-445 000, реабилитация 80 000$, и госпитализацию 80 000$. У меня считанные часы, каждый день важен; чтобы выиграть некоторое время, я прибегнул к химиотерапии, которая п р и о с т а н о в и т р а с п р ос т р а н е н и е начавшегося рака. Прошло уже 11 месяцев, как я заболел. И я чувствую, будто это со мной навсегда. Мой гемоглобин в два раза меньше и билирубин в четырнадцать раз выше нормы. Я вешу на 25 кг меньше, чем до болезни. Потому что сейчас - только кости и желтая кожа. Мне больно сидеть или лежать на спине. Никто не верит своим глазам, что это я - тот же самый человек. Я больше не могу смотреть в зеркало без боли, а иногда и без слез. Моя болезнь приковала меня к постели. Моих сил хватает только на то, чтобы выйти из своего дома и зайти обратно. Я мечтаю выходить чаще, чтобы иметь возможность пойти в церковь, провести время с друзьями и т.д. Но к сожалению большую часть времени мне приходится проводить в отделении интенсивной терапии или отделениях неотложной помощи. Такое чувство, что я отрезан от жизни и скучаю по всему этому. Я скучаю по церкви, друзьям, работе. Я скучаю по беззаботному смеху. Я вынужден был оставить работу, когда заболел, потому что был очень слаб и меня тошнило. И теперь я абсолютно не работоспособен из-за своего состояния. Моя любимая жена должна заботиться обо мне, будто я старик. Это убивает меня! Я никогда не думал, что со мной может подобное произойти, но ничего не могу поделать. Я люблю свою жену всем сердцем. Мы прошли многое; вместе мы стали

Супруги Тыщук до болезни Сергея (Антона)

сильнее. Моменты разочарования, уныния и глубокой печали были неизбежны. Наша единственная надежда - Бог. По Его милости я имею силы и дерзновение ежедневно обращаться к Нему в молитве. Я не уверен был бы я жив сегодня, если бы не Он. Сегодня, мы стараемся поддерживать друг друга. Мы наслаждаемся даже мелочами, ценим все, что имеем; любовь и сострадание близких во время длительной болезни. Я очень благодарен своим родственникам и друзьям, которые поддерживали мою жену и меня во время столь тяжелого периода. Я держусь за надежду, чтобы жить, и боль моя так глубока, что мне просто необходимо быть услышанным. Страдания от такой серьезной (смертельной) болезни опустошают! Некоторые врачи предпочли сдаться и дать мне спокойно умереть. Есть времена, когда я чувствую, что больше не могу, но и сдаться я тоже не могу. Я должен бороться за свою жизнь, за жену и моих будущих детей. Я мечтаю увидеть их лица, назвать их по имени. Я хочу жить; наслаждаться жизнью со своей семьей; видеть, как растут дети; поклоняться Богу, служить Ему и помогать другим. И я был бы крайне признателен всем, кто выступит и поддержит меня и мою семью на передовой! Пожалуйста, ПОМОГИТЕ!!! Сергей (Антон) Тыщук США


Специальный выпуск

Стр.3

Летом прошлого года многие братья и сестры получили рассылку о том, что срочно нужна молитвенная поддержка молодой женщине из Одессы. Мы желаем рассказать вам, как все было, что Ирина пережила в тот период и как сегодня складывается ее жизнь. Утром 17 августа 2009 года в Одессе молодая женщина по имени Ирина собиралась ехать за ребенком к матери мужа. Дима (так зовут сына) гостил у бабушки уже несколько дней. Ира встала пораньше, прошла в ванную и собиралась помыть голову. Когда она наклонилась, то ощутила сильные удары в области затылка — как будто в голове была скоба. Боль нарастала, и Ира почувствовала, что вот-вот упадет. Она быстро вернулась в кровать. Такое с женщиной было впервые. Телефон. Звонок маме. Ира, расскажи, что было дальше? Мама не сразу поняла, что все настолько серьезно, да и кто мог предположить. Она пришла ко мне, как только смогла. Принесла с собой тонометр (аппарат для измерения давления). Насколько я помню, у твоей мамы тоже были проблемы со здоровьем, связанные с сосудами головы? Мама у меня инвалид Первой группы. У нее было несколько инсультов, год она лежала вообще парализованной. Когда мама пришла, прошло чуть более часа, но я уже совсем не могла встать, настолько было мне плохо. Она измерила мне давление, но уже скачок был, видимо, потому что тонометр показал, что у меня пониженное давление. Мама почти сразу вызвала Скорую, несмотря на нормальные показатели, потому что я действительно хваталась за голову — боль была невыносимой. Думала, что умру. Врач Скорой сразу забрала меня в больницу, потому что не могла понять, что происходит. Она смотрит на мой возраст, 28 лет, задает разные вопросы (может, беременность или еще что-то спровоцировало такое состояние), но картины это не меняет. Меня отвезли сначала в одну больницу, потом — во вторую и после еще перевезли в нейрохирургию в третьей больнице. Уже там, когда сделали МРТ, оно показало, что у меня кровоизлияние головного мозга, лопнуло три сосуда. Врачи удивлялись, что я вообще при памяти, да еще и встаю: движение левой стороны не нарушено. То есть инсульт? Да, инсульт, причем, как сказала мама, не обычный, а обширный. Но по симптомам не сросталось, потому что я все еще могла двигать левыми рукой и

ногой. Просто еще перед МРТ врач задавала мне какие-то простые вопросы, к примеру: «Сколько будет дважды два?» А я не могу ответить. В голове, как вата. Оказывается, мне вообще нельзя было вставать, вертикальное положение противопоказано. И после МРТ врачи, конечно, сами были в недоумении. Такой диагноз в 28 лет: артериовенозная мальформация. Сначала врачи решили срочно делать операцию, вскрывать черепную коробку и т.д. Но после обследования стало ясно, что эти разрывы произошли у меня в самом центре головы. Туда так просто не подобраться. И так есть вероятность, что такое состояние повлияет на изменение работы мозга, можно просто перестать быть нормальным человеком. Поэтому мне сказали, что единственный вариант — это ГАММА-нож (ред. — установка для стереотаксической радиохирургии патологий головного мозга). Нам сказали, что делают такого рода операции только в Праге, а потом выяснилось, что и в Санкт-Петербурге. Но плюс в том, что в Питере меня смогут проконсультировать на родном языке. Тогда мама сказала врачу, что нам необходимо направление в Киев. Там сильная нейрохирургия и моя мама сама туда периодически ездит в качестве профилактики, по состоянию здоровья. А врач стал отказываться давать направление. Причиной тому было их некорректное лечение: пока я там находилась сутки, мне многократно ставили капельницы и спровоцировали тем самым отек мозга. Официально доктор не мог сделать направление, потому что была допущена врачебная ошибка. Он стал

Ирина с сыном Дмитрием

говорить маме, что жить мне осталось до утра и никуда он переводить меня не будет. Тогда мама потребовала, чтобы меня срочно выписывали и мы будем ехать в Киев сами. Врач так направление и не выписал? Нет, потому что он мог поплатиться своей работой, не будет же он сам себе подписывать приговор. Родственник мужа мамы в Киеве срочно сам подъехал к врачу, и через 4 часа за мной приехала из Киева реанимация. В столице специалисты меня осмотрели и сказали, что хирургического вмешательства быть не должно. У них были очень хорошие лекарства, мне действительно становилось легче после их лечения. Неприятно было, когда вставляли две струны через позвоночник: от копчика до шеи. По ним за несколько дней из меня вышло 7,5 бутылочек по 250 гр (емкости как из-под капельницы) этого отека, что спровоцировали мне одесские врачи. Конечно, было очень тяжелое время. Я и теряла сознание, и мама постоянно была в слезах... Этот период как-то снова нас сблизил. Я очень благодарна, что мама с ее мужем так сильно посодействовали, помогли мне в этот период. Моему папе пришлось продать квартиру, чтобы оплатить операцию, все это делалось очень быстро. ►►


Специальный выпуск

◄◄ То есть, ты сейчас живешь на съемной квартире? Я живу на квартире у бывшего мужа. Он тоже очень сильно поддерживал меня в тот период, даже приезжал в киевскую больницу, да и сейчас у нас добрые отношения. Его мама заботилась о нашем сыне, пока я была в больнице. Я очень признательна им за помощь. Тебя смогли вылечить в Киеве или ты ездила в Питер? О Киеве у меня такие положительные воспоминания: отношение со стороны персонала теплое, никакого взяточничества, забота, вокруг природа... То есть, действительно обстановка создает особый настрой на выздоровление. Столичные врачи меня «поставили на ноги», сделали все необходимые процедуры и все-таки направили в Санкт-Петербург. Правда, меня так закололи лекарствами, что когда я приехала домой в Одессу собираться в Питер, то поймала себя на мысли, что ничего не испытываю к ребенку. Просто мне нельзя было в течение этого месяца переживать никаких эмоциональных всплесков — ни положительных, ни отрицательных. И я под действием этих лекарств была как деревянная в эмоциональном смысле — для меня это был шок. Но мне было необходимо в таком состоянии продержаться до Питера. Когда мы приехали в СанктПетербург, то я опять же была очень приятно удивлена, как заботятся врачи и

Стр.4

персонал, такие все интеллигентные люди. Когда меня возили из одного отделения больницы в другое, то мы проезжали в машине скорой помощи мимо «Авроры» и врач говорит: «Хочешь «Аврору» посмотреть?» Вот так я в первый раз вживую увидела легендарный Крейсер... через стекло Скорой. Даже то, как ставили капельницу в Питере и как — в Одессе — это небо и земля! И опять же — отношение человеческое, когда на тебя не смотрят, как на кошелек денег, а действительно добросовестно занимаются лечением. После мне сняли дренаж, но еще в течение 4 или 5 дней были ощущения, будто по позвоночнику гуляли разряды электричества. Когда я еще лежала в Киеве с дренажем, то мне было очень тяжело. Мама принесла в палату фотографию моего сынули в костюме поваренка и все смотрели, выражали свое восхищение. Это мне было очень приятно! Я даже не могла думать о чемто высоком, как многие люди в таком положении: «О, Боже! Умру или не умру!» Не было подобных мыслей. И когда ты вернулась из Питера, то что было дальше? Полгода я пила препараты, которые тормозили мои эмоции, — так было нужно для скорейшего восстановления. Когда я прекратила их принимать, то резко ощутила это: появилась повышенная тревожность, пришлось снова научиться справляться с эмоциями. Но я вижу сейчас только позитив, надеюсь, что в жизни нас с

Димкой ждут только хорошие перемены! Ира, изменилось ли что-то в твоем мировоззрении после пережитого? Многое отошло на задний план, и я сейчас полностью в ребенке. Все ушло: суета, некоторые друзья... Я перестала что-то кому-то доказывать, смягчилась моя категоричность. То есть, в моих ценностях сегодня на первом месте моя семья, мой ребенок! Ты знаешь, что многие молились за тебя. Это было для тебя поддержкой или не до этого было? Молитвы — это была очень большая поддержка для меня! Когда я лежала в Киеве, многократно теряла сознание, у меня была нескончаемая головная боль... и в какие-то моменты, когда приходила ясность ума, мама мне говорила: «Ирочка, да за тебя молится вся Эстония, Америка...», она еще какие-то страны называла, но я все не помню. И мне потом рассказывала наша общая подруга Лена, как вы молились за меня, собирали средства. И я думала: «Боже, неужели я еще кому-нибудь нужна!» Просто я часто ощущаю, что я одна, поскольку нет у меня такого круга друзей, где я бы видела, что за меня просто переживают, без корыстных целей. А здесь, посторонние люди, которые меня не знают... Мне очень приятно было знать, что за меня переживают и молятся. Конечно, Лена наш проводник — через нее вы смогли узнать о моей ситуации. Я очень благодарна ей и вам за молитвы и за собранные деньги. Ирина Кальнева Украина

Дорогие друзья, когда Ира попала в больницу, многие из вас жертвовали большие суммы. Хотя они не окупили больничные затраты, но позволили Ирине некоторое время жить и восстанавливаться после операции. Мы сердечно благодарны вам за это! Рядом с нами есть люди, которые очень нуждаются в молитвенной и финансовой поддержке. Нашему брату во Христе Сергею (Антону) и его семье СЕГОДНЯ очень нужна ваша помощь!!! Этот выпуск сделан для того, чтобы помочь собрать средства на операцию, а история Ирины — это яркое свидетельство, как Бог действует через верных Ему людей! Призываем вас не остаться равнодушными к чужой беде! Если вы желаете оказать финансовую поддержку Сергею (Антону), то пишите нам так: для жителей США openheartministries@yahoo.com для жителей остальных стран gazeta-semja@mail.ru И мы ответим вам, как можно передать пожертвования. Абсолютно все средства будут переданы! С уважением, редакционная коллегия Наш официальный сайт www.semja.ee Группа Центра Поддержки и Газеты «Семья» на cайте www.odnoklassniki.ru Присоединяйтесь через ответственного модератора: Наталья Стефанец

Над выпуском работали: Т.Радомская, Л.Федорова, Н.Новикова, Э.Сало Перевод с англ.: Р.Радомский, Т.Радомская Тиражирование благодаря доброхотным пожертвованиям читателей

Специальный выпуск 2009. Срочно ныжна помощь!  

Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя. Помощь моя от Господа, сотворившего небо и землю. Не даст Он поколебаться ноге твоей, не...

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you