Page 1

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

8

Журналистов из России встречали хлебом-солью.

ВТ. 22 ОКТЯБРЯ 2013 №80

ВТ. 22 ОКТЯБРЯ 2013 №80

Мирский замок – одна из архитектурно-исторических достопримечательностей Беларуси.

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

На улицах Гродно. Булыжный камень на этой мостовой лежит еще с 30-х годов ХХ века.

Путешествие в другую страну и к самой себе Было начало пресс-тура, я не поверила. У нас, значит, бросают, а у них – нет? Но, познакомившись с укладом жизни братской республики, преодолела скепсис. Государство несет ответственность перед гражданами, люди – друг перед другом (ведь не шумят же, даже в Минске!). Ответственность, возведенная в принцип, вполне может распространяться и на «собачью сферу». Потом в местных газетах вычитала, что еще есть налоги. Отчисления за маленьких и больших (либо бойцовых) собак отличаются в три раза. Поступления в бюджет тратятся на отлов бродячих животных, содержание их в приюте (зоозащитники за это время пытаются пристроить дворняг в хорошие руки) и, если хозяин не нашелся, гуманное усыпление.

В одиннадцатый раз президент Беларуси Александр Лукашенко пригласил журналистов российских СМИ в пресс-тур по республике

Если бы мне предложили поехать, скажем, в Египет, даже бесплатно, я бы осталась дома. Но решила все бросить, когда представилась возможность съездить в Беларусь. Все, кто там бывал, в том числе и мои коллеги по редакции, очень хвалили страну. Как и многих, меня волновали вопросы: кто правильнее поступил тогда, в 90-х, — Россия, бросившаяся в рыночный омут (авось кто-нибудь да выплывет), или Беларусь, которая не отказалась от социализма сразу?

Жизнь без мусора

Мы как-то привыкли к тому, что белорусы – они наши, русские. Одинаковый менталитет, почти тот же язык. 100 лет назад слово «русские», собственно, и означало совокупность трех народов – великороссов, белороссов и малороссов. Как-то странно было вдруг осознать, что «исконно нашими» эти территории стали только при Екатерине II, а прежде они входили в княжество Литовское Речи Посполитой. До 1917 года здесь проходила черта оседлости, за которой в Российской империи нельзя было селиться иудеям. Отсюда типичный пейзаж белорусских городов: костел, где идет служба на польском, напротив – православная церковь, через дорогу – синагога. Дополняют картину религиозной терпимости памятники Ленину. Наши предшественники по пресс-турам много раз отмечали (но об этом невозможно не написать снова – уж очень бросается в глаза): здесь идеально чисто. Всю поездку (а мы были в Гродно, городе Лиде, поселке Мир и в Минске) мы ревниво искали ну хоть одну пластиковую бутылку или фантик – на тротуаре, вдоль трасс или у кромок леса. Ни-че-го. Только пестрые брызги опавших листьев

Спилите, Шура, спилите

Александр Григорьевич отвечает на вопросы журналистов.

– в лесу, естественно, много, а в населенных пунктах, сплошь замощенных брусчаткой и плиткой, – по чуть-чуть. Москвичи особенно удивлялись: – Как это им удается без приезжей рабочей силы?

В гости к ГОСТам

Здесь тоже рыночные отношения, но менее дикие – капитализмлайт. Государство финансирует строительство заводов, передает их в частные руки и тщательно (с помощью КГБ и писем трудящихся) следит за тем, чтобы частная инициатива не перерастала в произвол. Видели несколько предприятий с разной формой собственности. Все как будто сошли с витрины: новые, с современными световыми коньками на крышах, с оборудованием на уровне мировых стандартов. Например, завод по горячему цинкованию металлических изделий в городе Лиде – дочернее предприятие Национальной академии наук Беларуси по механизации сельского хозяйства – строился по

На предприятии «Конте Спа», специализирующемся на выпуске колготок и чулок.

Панорама Минска.

госпрограмме импортозамещения. Было чистое поле, а через несколько месяцев возник завод. И там – самая передовая в Европе система экологической очистки. В Беларуси очень гордятся высоким качеством продуктов и приверженностью к ГОСТам. Еще один местный бренд – агрогородки. Это такие модерни-

зированные деревни с развитой социальной инфраструктурой. Например, в агрогородке Обухово Гродненской области местное хозяйство каждый год за счет собственных средств строит восемь благоустроенных квартир для своих работников. Побывали мы и на животноводческом комплексе, где коров

доят персональные роботы (называется установка «Астронавт»). Недавно белорусы начали сами производить такие системы. Но знаете, если взять деньги в банке, то роботов можно накупить, а завод по их выпуску построить. А вот уровень обработки земли – это действительно фантастика... Представьте

асфальтированную дорогу, по обочинам которой два метра коротко остриженной стерни, а затем, словно по линеечке, начинаются поля. И они не просто вспаханы, они проборонованы. И так – по всей стране. Нет привычных нашему глазу бурьяна, лопухов, комьев перевернутой плугом земли.

Я даже не подозревала, что подобная обработка пашни существует в принципе. Как белорусы этого добиваются?.. А какая чистота посевов! Ни одного сорняка. Нас это потрясло в большей степени, чем цифры, а именно: урожайность пшеницы в Гродненской области составляет около 60 центнеров с гектара.

ЧТО ВЕЗЕМ ДРУГ ДРУГУ

Из Беларуси — в Россию Пятерка самых востребованных товаров экспорта в 2011 году (с удельным весом в общем объеме экспорта)

Мясо, молоко, сыры и др. продукты питания (17,2%)

Автомобили грузовые (7,0%)

Черные металлы (2,6%) Источник: Росстат

Из России — в Беларусь Тракторы (6,0%)

Шины (2,3%)

Нефть сырая (29,3%)

Газ природный (21,3%)

Нефтепродукты (13,5%)

Черные металлы (7,4%) Трубы из черных металлов (1%)

Чудеса быта

Кардиоцентры, ледовые дворцы, спорткомплексы. Ну этим жителя Пензенской области не удивишь. А вот звуковым насилием, вернее – его отсутствием... В городе на Суре что ни ночь, под окнами куролесит молодежь, лают собаки, плюс мотоциклы-квадроциклы, автосигнализация, салюты. А там – тишина. Сначала было терпимо. Коллеги-мужчины после ежевечерних банкетов тусовались в недрах гостиницы, создавая необходимый шумовой фон, я засыпала. Но перед пресс-конференцией с Лукашенко журналисты тормознулись – ответственное мероприятие. А я всю ночь не сомкнула глаз. Еще из впечатлений. Там не бегают стаями собаки. Кажется, что беспризорных нет вообще. Спросила об этом губернатора Гродненской области Семена Шапиро на пресс-конференции. Коллеги рассмеялись, они-то спрашивали про международные отношения и национальную военную доктрину. Губернатор ответил мне кратко: в Беларуси собак не бросают.

Что бы я переняла у белорусов? Конечно, систему обработки пашни. И в сфере благоустройства. У белорусов тоже «хрущевки», и даже не из кирпича, а убогие «панельки», еще хуже, чем у нас. Их очищают от грязи и... раскрашивают. В темно-розовый, лимонный, тыквенный, зеленый. Та же золотая осень, что в природе, только на фасадах. Вместо депрессивых жилых массивов цвета «пойду повешусь на первой осине» – города-улыбки. Второй порыв перенимать опыт возник по поводу берез. Самое русское дерево, практически символ государственности. Уже три года прошло после засухи-2010, а вся центральная Россия до сих пор наводнена сухостоем. А в Беларуси ухожены не только поля, но и леса.

Гляжусь в тебя, как в зеркало

Кто же был прав в 90-х, где сейчас живется лучше? Вопрос отпал в Мирском замке. В республике, надо отдать властям должное, интенсивно реконструируются исторические памятники, которые последние лет 150–200 лежали в развалинах. Теперь здесь можно сни-

9 мать кино про средневековых рыцарей. Как рассказали нам экскурсоводы, в Мирском замке низкие своды, потому что в те времена мужчины считались великанами, если их рост составлял 1,65 м. Женщины были и вовсе коротышки. До 40 лет почти никто не доживал. Лакомством был творог, а уж сыр могли себе позволить только очень богатые дворяне. Сохранились описания рыцарских пиров, где на 3 тысячи приглашенных приходилось 2 апельсина, князь резал их на крошечные дольки и одаривал самых дорогих гостей. Любой из нас живет лучше, чем рыцари или даже короли несколько веков назад... Современные экономики похожи. А уж вышедшие из одной колыбели – СССР – тем более. И там, и у нас практически одинаковые цены, одни и те же брендовые магазины. И жители Беларуси, увы, ездят зарабатывать деньги в Москву. У них, кстати, неудобная валюта. От нулей рябит в глазах. Тысяча наших рублей эквивалентна их 280 тысячам «зайцев».

Воспитание чувствами

Я пробыла в Беларуси неделю, а кажется, что прожила еще одну жизнь... Мы как-то свыклись с мыслью, что на Западе нас, россиян, не любят, мы отсталые, такие-сякие. А тут вдруг на тебя смотрят восхищенными глазами. Тот же гродненский губернатор Семен Шапиро с драматическими паузами рассказывал про то, как он в молодости был бойцом студенческого строительного отряда. – В отряде 40 человек, причем один – аж из Венесуэлы. Приехал отряд, если не ошибаюсь, в Омскую область. Этого венесуэльца встретила местная девочка, узнала, что людям негде ночевать, и пригласила нас к себе в городскую квартиру. Возвращаются ее родители с работы, а там... Они не стали ругать дочку, не попрекнули готовых к старту гостей, а побежали в гараж (за картошкой и капустой) и к соседям (за подушками). Мы там спали везде, весь пол был в нас, – рассказывал Шапиро, а я вглядывалась в его глаза: блестят или мне кажется. – Фамилию этих людей я запомнил навсегда – Добролюбовы. Очень душевно говорил и Александр Лукашенко. Жаль, что о белорусском лидере мы судим по пародиям Максима Галкина. Мне президент показался глубоким, умным, благородным человеком. Пресс-конференция длилась почти пять часов, он обстоятельно ответил на все вопросы. О России, о Владимире Путине говорил с безмерным уважением. Это очень странно, но Беларусь подарила мне Россию. Если другие способны на такие чувства к нашей Родине, наверное, нам тоже стоит расправить плечи и полюбить самих себя. Марьям ЕНГАЛЫЧЕВА, фото Александра Колбасова.

Пензенская правда  

Путешествие в другую страну и к самой себе