Page 1

Дорогие ребята! В ваших руках уникальные книги. Это необыкновенные истории путешествий известных российских географов в Арктику и Антарктику, Сибирь и Китай, Тянь-Шань и другие далекие и неизведанные земли. Здесь вас ждет рассказ о том, как на протяжении столетий открывались новые страны и целые континенты, как менялась карта мира, приобретая свои современные очертания.  Если вы мечтаете увидеть мир, познакомиться с обычаями населяющих его народов, узнать о маршрутах великих путешественников — эти книги для вас! Историю географических открытий писали Фаддей Беллинсгаузен и Иван Гончаров, Витус Беринг и Николай Миклухо-Маклай, Иван Крузенштерн и Николай Пржевальский, а также многие другие члены Русского географического общества. Надеюсь, что их воспоминания и путевые заметки подвигнут вас на изучение России и географии мира. Приятного путешествия в самые удивительные уголки Земли! Член Попечительского Совета Русского географического общества, Председатель Совета директоров Холдинга «ЕВРОЦЕМЕНТ груп»

Филарет Ильич Гальчев


РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО: История и современность Русское географическое общество (РГО) было основано по высочайшему повелению императора Николая I в 1845 году. Идея о создании Общества принадлежала адмиралу Ф. П. Литке, воспитателю будущего первого Председателя РГО Великого князя Константина Николаевича. Задачей новой организации было «собрать и направить лучшие молодые силы России на всестороннее изучение родной земли». Среди учредителей РГО были знаменитые мореплаватели: адмиралы Ф. П. Литке, И. Ф. Крузенштерн, Ф. П. Врангель, П. И. Рикорд; члены Петербургской Академии наук: естествоиспытатель К. М. Бэр, астроном В. Я. Струве, геолог Г. П. Гельмерсен, статистик П. И. Кеппен; видные военные деятели (бывшие и действующие офицеры Генерального штаба): генерал-квартирмейстер Ф. Ф. Берг, картограф М. П. Вронченко и М. Н. Муравьев; представители русской интеллигенции: лингвист В. И. Даль и князь В. Ф. Одоевский. Вот как охарактеризовал сущность Русского географического общества знаменитый географ, путешественник и государственный деятель П. П. Семенов-ТянШанский: «Свободная и открытая для всех, кто проникнут любовью к родной земле и глубокой, несокрушимой верой в будущность Русского государства и русского народа, корпорация». С момента основания Русское географическое общество не прекращало своей деятельности, однако название организации неоднократно изменялось: свое современное имя оно носило в 1845—1850, 1917—1926 г.г. и с 1992 г. по настоящее время. Именовалось Императорским с 1850 по 1917 г. В советское время называлось Государственным географическим обществом (1926—1938) и Географическим обществом Союза ССР (или Всесоюзным географическим обществом) (1938—1992). В разные годы Русским географическим обществом руководили представители Российского Императорского дома, знаменитые путешественники, исследователи и государственные деятели. Председателями Русского географического общества были: Великие князья Константин Николаевич (1845—1892) и Николай Михайлович (1892—1917), а Вице-Председателями являлись: Ф. П. Литке (1845—1850, 1857—1872), М. Н. Муравьев (1850—1856), П. П. Семенов-Тян-Шанский (1873—1914), Ю. М. Шокальский (1914—1917). С 1931 г. Обществом руководили Президенты: Н. И. Вавилов (1931—1940), Л. С. Берг (1940—1950), Е. Н. Павловский (1952—1964), С. В. Калесник (1964—1977), А. Ф. Трешников (1977—1991), С. Б. Лавров (1991—2000), Ю. П. Селиверстов (2000—2002), А. А. Комарицын (2002—2009), С. К. Шойгу (2009 — по настоящее время). Русское географическое общество внесло крупнейший вклад в изучение Европейской России, Урала, Сибири, Дальнего Востока, Средней и Центральной Азии, Кавказа, Ирана, Индии, Новой Гвинеи, полярных стран и других территорий. Эти исследования связаны с именами известных путешественников Н. А. Северцова, И. В. Мушкетова, Н. М. Пржевальского, Г. Н. Потанина, М. В. Певцова, Г. Е. и М. Е. Грумм-Гржимайло, П. П. Семенова-Тян-Шанского, В. А. Обручева, П. К. Козлова, Н. Н. Миклухо-Маклая, А. И. Воейкова, Л. С. Берга и мн. др. Другой важной традицией РГО была связь с русским флотом и морскими экспедициями. В числе действительных членов Общества были знаменитые морские исследователи: П. Ф. Анжу, В. С. Завойко, Л. А. Загоскин, П. Ю. Лисянский, Ф. Ф. Матюшкин, Г. И. Невельской, К. Н. Посьет, С. О. Макаров. В императорский период почетными членами Общества избирались члены иностранных королевских фамилий (например личный друг П. П. Семенова-Тян-


Шанского бельгийский король Леопольд Второй, Турецкий султан Абдул Гамид, британский принц Альберт), известные иностранные исследователи и географы (барон Фердинанд Рихтгофен, Роальд Амундсен, Фритьоф Нансен и др.). Крупнейшими благотворителями, направлявшими значительные средства на поддержку Общества, были: купец П. В. Голубков, табачный фабрикант Жуков, его именем была названа одна из престижнейших премий ИРГО — Жуковская. Особое место среди меценатов Русского географического общества занимают золотопромышленники Сибиряковы, финансировавшие целый ряд экспедиционных и просветительских проектов. В 1851 г. открылись два первых региональных отдела Русского географического общества: Кавказский в Тифлисе и Сибирский в Иркутске, затем создаются отделы: Оренбургский, Северо-Западный в Вильно, Юго-Западный в Киеве, Западно-Сибирский в Омске, Приамурский в Хабаровске, Туркестанский в Ташкенте. Они проводили обширные исследования своих регионов. К 1917 г. ИРГО насчитывало 11 отделов (включая штаб-квартиру в Санкт-Петербурге), 2 подотдела и 4 отделения. В советское время работа Общества изменилась. РГО сосредоточилось на относительно небольших, но глубоких и всесторонних региональных исследованиях, а также крупных теоретических обобщениях. Значительно расширилась география региональных отделений: по состоянию на 1989—1992 гг. в ГО СССР работало Центральное отделение (в Ленинграде) и 14 республиканских отделений. В РСФСР насчитывалось 18 филиалов, 2 бюро и 78 отделов. Русским географическим обществом были заложены и основы отечественного заповедного дела, идеи первых российских ООПТ рождались в рамках Постоянной природоохранительной комиссии ИРГО, создателем которой был академик И. П. Бородин. Важнейшим событием стало создание постоянной комиссии Императорского Русского географического общества (ИРГО) по изучению Арктики. Итогом ее работы стали всемирно известные Чукотская, Якутская и Кольская экспедиции. Отчет об одной из арктических экспедиций общества заинтересовал великого ученого Д. И. Менделеева, разработавшего несколько проектов освоения и исследования Арктики. Русское географическое общество стало одним из организаторов и участников Первого Международного полярного года, в ходе которого были созданы автономные полярные станции в устье Лены и на Новой Земле. При содействии Русского географического общества в 1918 г. было создано первое в мире высшее учебное заведение географического профиля — Географический институт. А в 1919 г. одним из наиболее известных членов Общества В. П. Семеновым-Тян-Шанским был основан первый в России географический музей. В период расцвета его коллекции занимали третье место в России после Эрмитажа и Русского музея. В советский период Общество активно развивало новые направления деятельности, связанные с пропагандой географических знаний: была учреждена комиссия соответствующего направления, открыто Консультативное бюро под руководством Л. С. Берга, начал свою работу знаменитый лекторий им. Ю. М. Шокальского. В ноябре 2009 года Президентом Русского географического общества был избран С. К. Шойгу, был сформирован представительный по составу участников Попечительский Совет, председательство в котором принял на себя Президент России В. В. Путин. Сегодня в Русском географическом обществе насчитывается около 13 000 членов в России и за рубежом. Региональные отделения имеются во всех 83 регионах Российской Федерации. Основными направлениями деятельности Русского географического общества являются экспедиции и исследования, образование и просвещение, охрана природы, издание книг, работа с молодежью. РГО является некоммерческой организацией, не получает государственного финансирования.


Фаддей Фаддеевич БЕЛЛИНСГАУЗЕН (1778—1852) В самом первом российском кругосветном плавании еще совсем молодым офицером принял участие будущий знаменитый адмирал Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен. Прославился он позже, когда в 1819—1821 годах возглавил экспедицию, открывшую Антарктиду,— континент, в те времена не менее легендарный, чем Атлантида. Ближайшим его сподвижником и верным помощником в этом труднейшем плавании был М. П. Лазарев (1788—1851). На шлюпах «Восток» и «Мирный» они обошли Антарктиду кругом, шесть раз пересекли Южный полярный круг, открыли множество островов, а главное — доказали, что этот континент не миф, и сумели уцелеть и вернуться домой. Трудно рассудить, чего больше было в этом предприятии,— подвигов или приключений,— но память о нем осталась в веках, как и славные имена двух русских моряков на карте даже сегодня еще не до конца изученной Земли.


Ф. Ф. Беллинсгаузен

ОТКРЫТИЕ АНТАРКТИДЫ


УДК 910 ББК 26.89 Б 43

Книжная серия «Великие русские путешественники» издается на средства Русского географического общества в рамках целевого финансирования члена Попечительского Совета Общества, Председателя Совета директоров Холдинга «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» Филарета Ильича Гальчева.

Разработка серии — И. Пименова Оформление переплета — Е. Вдовиченко Дизайн книги — И. Осипов

Б 43

Беллинсгаузен Ф. Ф. Открытие Антарктиды / Ф. Ф. Беллинсгаузен. — М. : Эксмо; Око, 2013.— 480 с. : ил.— (Великие русские путешественники). ISBN 978-5-699-67378-0 «Открытие Антарктиды» — это подробный путевой дневник, который вел выдающийся российский флотоводец Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен во время своего знаменитого кругосветного плавания (1819—1821). За эти годы два российских шлюпа — «Восток» и «Мирный» — исследовали Антарктиду, последнюю неоткрытую до того часть света, континент-загадку, в самом существовании которого многие сомневались. Книга Ф. Ф. Беллинсгаузена и сегодня, спустя почти 200 лет после написания, захватывает и увлекает не только изобилием ярких запоминающихся подробностей, но и самой личностью автора. Беллинсгаузен живо отзывается на все случившееся в чужеземных портах и в открытом море, выразительно характеризует участников экспедиции, с особенной теплотой пишет о своем верном помощнике — командире «Мирного» М. П. Лазареве. Благодаря открытиям Ф.Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева российская географическая наука приобрела мировое значение и дала мощный импульс организации самой знаменитой отечественной исследовательской организации XIX века — Русского географического общества. Десятки цветных и более трех сотен старинных черно-белых картин и рисунков не просто украшают книгу — они позволяют буквально заглянуть в прошлое, увидеть экспедицию глазами ее участников. УДК 910 ББК 26.89

ISBN 978-5-699-67378-0

© Тексты, комментарии, оформление. Издательство «ОКО Медиа», 2013 © Иллюстрации, макет, дизайн. Издательство «Артнет Медиа», 2013 © ООО «Издательство «Эксмо», 2013


ОТ РЕДАКЦИИ

4 июля 1819 г. в Кронштадте провожали в путь шлюпы «Восток» и «Мирный», уходившие в южные полярные моря с целью научных изысканий и открытия новых земель. Руководили экспедицией ученик И. Ф. Крузенштерна Ф. Ф. Беллинсгаузен и прославленный уже лейтенант флота М. П. Лазарев. Решение об отправке высокоширотной экспедиции было, по-видимому, принято менее чем за год до этого, поскольку первый дошедший до нас документ, касающейся этой экспедиции, датирован 7 декабря 1818 г. Это письмо великого русского мореплавателя И. Ф. Крузенштерна морскому министру Траверсе с просьбой разрешить представить соображения об организации такой экспедиции. В числе прочих идей Крузенштерна было предложение отложить отправку кораблей, чтобы тщательнее подготовиться к плаванию. Но правительство форсировало события. В результате были выбраны корабли, совершенно не предназначенные для плавания в высоких широтах. М. П. Лазарев указывал, что «Восток» — «судно вовсе неудобное к такому предприятию по малой вместительности своей и тесноте как для офицеров, так и для команды», а в книге-отчете Беллинсгаузена найдется множество указаний на конструктивные недостатки его корабля. Например: «...неблагонадежность румпеля доказывает нерадение корабельного мастера, который, забыв священные обязанности службы и человечества, подвергал нас гибели». Неподготовленность шлюпа «Восток» к трудным условиям плавания (шлюп «Мирный», благодаря вмешательству Лазарева, удалось подготовить значительно лучше) усугублялась тем, что построен он был из сырого леса и не имел никаких особых скреплений. Корпус шлюпа оказался недостаточно прочным для плавания во льдах, многочисленные поломки и почти постоянная необходимость откачивать воду так изнуряла команду, что прекратить поиски пришлось раньше, чем было задумано. Тем не менее экспедиция совершила множество открытий, среди которых было и фундаментальное — открытие Антарктиды. Инструкция морского министра гласила, что после прохода восточнее Сандвичевых островов надлежит спуститься к югу и «продолжать свои изыскания до отдаленнейшей широты, какой только он может достигнуть», что экспедиция должна «употребить всевозможное старание и  величайшее усилие для достижения сколько можно ближе к полюсу, отыскивая неизвестные земли, и не оставить сего предприятия иначе как при непреодолимых препятствиях. И <...> ежели под первыми меридианами, под коими он спустится к  югу, усилия его останутся бесплодными, то он должен возобновить свои покушения под другими, не упуская ни на минуту из виду главную и важную цель, для коей он отправлен будет, повторяя сии покушения ежечасно, как для открытия земель, так и  для приближения к  Южному полюсу». Выполняя эти трудные условия, русская экспедиция с января по март 1820 г. сделала пять попыток продвинуться к югу. 16 января корабли находились почти вплотную к Антарктиде — всего в 20 милях от нее, на широте 69°25' и долготе 2°10', у берега, который теперь называется Землей Принцессы Марты, и если бы не плохая видимость, то говорить об открытии южного материка можно было бы без малейших сомнений. И хотя в своем первом донесении Беллинсгаузен не выражает твердой уверенности, что видел именно землю, этот день, 16 (28) января 1820 г., считается датой открытия Антарктиды. Второй раз экспедиция предприняла попытку достичь Антарктиды в ноябре 1820 г. Было сделано пять «покушений», три раза корабли проникали за  Южный полярный круг. Лишь четвертое покушение увенчалось успехом: 9 января 1821 г. был открыт остров


Ф. Ф. Беллинсгаузен. Открытие Антарктиды

8

Петра I, а 16 января — берег Александра I, о котором Беллинсгаузен пишет: «Я называю обретение сие берегом потому, что отдаленность другого конца к югу исчезала за предел зрения нашего» Из-за плохого состояния шлюпа «Восток» Беллинсгаузен принял решение прекратить изыскания. Экспедиция отправилась к Новой Шетландии и обследовала ее южное побережье, обнаружив здесь группу из нескольких крупных островов и многих более мелких. Эти острова были положены на карту и названы русскими именами, после чего корабли отправилась в обратный путь. 24 июля 1821 г. шлюпы «Восток» и «Мирный» стали на якорь на Малом Кронштадтском рейде. Плавание продолжалась 751 день (из них ходовых дней под парусами 527, а якорных — 224); было пройдено около 50 тысяч морских миль. Достижения экспедиции Беллинсгаузена можно перечислять долго: открыт новый материк — Антарктида, а также 29 ранее неизвестных островов, точно определены географические координаты множества островов и мысов, составлено большое количество карт, причем определения, сделанные экспедицией, очень мало отличаются от современных. Проведены важнейшие океанографические исследования: впервые взяты пробы воды с глубины и проведена попытка измерить температуру глубоких слоев; впервые определялась прозрачность воды, изучалось строение морских льдов и впервые проводилось определение девиации компасов на различных курсах. Экспедиция собрала богатые этнографические, зоологические и ботанические коллекции, которые были привезены в Россию и переданы в различные музеи, где они хранятся до сих пор. Задолго до Дарвина Беллинсгаузен совершенно правильно объяснил происхождение коралловых островов, являвшееся до него загадкой; он дал правильное объяснение происхождения морских водорослей в Саргассовом море, высказал много верных замечаний, касающихся теории ледообразования. Особого внимания заслуживает также альбом рисунков, составленный художником Михайловым, а также отчет о плавании астронома И. М. Симонова. Достижения экспедиции Беллинсгаузена — Лазарева были сразу оценены по достоинству не только в России, но и за рубежом. Впрочем, следующая антарктическая экспедиция была снаряжена только через 20 лет, и ее руководитель, Джеймс Росс, писал: «Открытие наиболее южного из известных материков было доблестно завоевано бесстрашным Беллинсгаузеном, и это завоевание на период более 20 лет оставалось за русскими». Приоритет русских мореплавателей, открывших Антарктиду на русских кораблях, и поныне никто не оспаривает. Более того, до сих пор не устарели слова немецкого географа Петермана, сказанные в 1867 г.: «За эту заслугу имя Беллинсгаузена можно прямо поставить в ряду с  именами Колумба и  Магеллана, с  именами тех людей, которые не  отступали перед трудностями и воображаемыми невозможностями, созданными их предшественниками, с именами людей, которые шли своим самостоятельным путем, и потому были разрушителями преград к открытиям, которыми обозначаются эпохи». Ф. Ф. Беллинсгаузеном был составлен подробный отчет об этом плавании, увидевший свет в 1831 г.— «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света в продолжение 1819, 1820 и 1821 гг., совершенные на шлюпах “Восток” и “Мирный”», который мы и предлагаем вашему вниманию.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


ОТ УЧЕНОГО КОМИТЕТА ГЛАВНОГО МОРСКОГО ШТАБА

Б

лаженной памяти государь император Александр Павлович, побуждаемый желанием способствовать распространению полезных сведений, повелел отправить для произведения изысканий в больших широтах Северного и Южного океанов два отряда, из двух судов каждый. Вследствие сей высочайшей воли, объявленной 25 марта 1819 года, избраны для действий в Южном океане шлюпы «Восток» и «Мирный» под начальством капитана 2-го ранга (ныне вице-адмирала) Беллинсгаузена; в Северном океане — корвет «Открытие» и транспорт «Благонамеренный» под начальством капитан-лейтенанта (ныне контр-адмирала) Васильева. Оба отряда отправились 4 июля 1819 года; первый возвратился в 1821-м, второй — в 1822 году. Капитан Беллинсгаузен в  1824  году представил Адмиралтейскому департаменту описание своего путешествия со всеми принадлежащими к оному картами и рисунками; департамент 1825 года, марта 17, представил бывшему господину начальнику Морского штаба Его императорского величества об исходатайствовании высочайшего повеления напечатать 1200 экземпляров сего описания с приложениями и об отпуске потребной для того суммы, но на  сие представление не последовало никакого решения. По  открытии Ученого комитета Главного Морского штаба Его императорского величества в октябре месяце 1827 года господин вице-адмирал Беллинсгаузен просил Комитет употребить свое ходатайство о  напечатании, для сокращения издержек, 600 экземпляров, присовокупляя, что обращение издания в его пользу он не просил и не просит, а желает только, чтобы труды его были известны. Председатель Комитета предложил о сем свое мнение в следующих словах. 1. Путешествие господина БеллинсгаАлександр I узена, предпринятое по высочайшему (1777—1825)


12

Ф. Ф. Беллинсгаузен. Открытие Антарктиды

повелению блаженной памяти государя императора Александра Павловича именно для открытий в больших южных широтах и изысканий коль возможно ближе к Южному полюсу, единственно по сему назначению уже особенного внимания и примечания достойно. 2. Поведенное дело совершено господином Беллинсгаузеном, без сомнения, с желаемым успехом, ибо он и все служившие с ним удостоились всемилостивейших наград. 3. Издание описания его путешествия принесет честь нашим мореплавателям, а неиздание подаст причину к заключению, будто они предписанного им не исполнили. 4. Мореплаватели разных народов ежегодно простирают свои изыскания во всех несовершенно исследованных морях, и может случиться и едва ли уже не случилось, что учиненные капитаном Беллинсгаузеном обретения [открытия] по неизвестности об оных послужат к чести иностранных, а не наших мореплавателей. 5. Назначение двух экспедиций для обозрения земного шара в самых неприступных оного пределах на юге и на севере, учиненное по собственному побуждению государя императора Александра Павловича, принадлежит к знаменитым, многоразличным его попечениям о приумножении полезных сведений. Следовательно, описания сих путешествий принадлежат к повествованиям о приснопамятных покойного государя занятиях на всеобщую пользу. По всем сим причинам я предлагаю Комитету представить и просить господина начальника Морского штаба об исходатайствовании высочайшего повеления издать путешествие господина капитана Беллинсгаузена, согласно его желанию, в шестистах экземплярах.

Правление Александра I ознаменовалось несколькими замечательными и важными для военного и научного престижа России путешествиями. Среди них  — первая российская кругосветная экспедиция 1803—1806  гг. под командованием И.  Ф.  Крузенштерна, два кругосветных плавания под руководством В. М. Головнина на шлюпе «Диана» (1808—

1811) и шлюпе «Камчатка» (1817—1819); кругосветные научно-исследовательские экспедиции под руководством О. Е. Коцебу на  бриге «Рюрик» (1815—1818) и  шлюпе «Предприятие» (1823—1826) и,  конечно, плавание шлюпов «Восток» и  «Мирный» под руководством Ф.  Ф.  Беллинсгаузена и  М.  П.  Лазарева, открывших в 1820  г. Антарктиду.

Комитет на сие предложение согласился и  представил бывшему господину начальнику Морского штаба. Его императорскому величеству благоугодно было повелеть нужную по исчислению на сие сумму 38 052 рубля отпустить из кабинета Его Величества и издание обратить в пользу господина Беллинсгаузена. В предлежащем описании, которое состоит в двух частях, с атласом из 19 карт и 44 литографированных разных рисунков, читатели увидят необыкновенные морские подвиги вице-адмирала Беллинсгаузена, контр-адмирала Лазарева, начальствовавшего над другим шлюпом сего отряда, и всех, бывших с ними. С того времени, как вице-адмирал Крузенштерн совершил первое путешествие мореплавателей наших вокруг света, многие суда отправлены были для отвоза разных потребностей на Камчатку, в Американские селения, а некоторые и для изысканий и обретений; все весьма удачно совершили возложенное на них дело, но все они шли, так сказать, по следам вице-адмирала Крузенштерна, который подал пример к совершению таковых плаваний.


13

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. От ученого комитета главного морского штаба

Обложка атласа, прилагавшегося к первому изданию сочинения Ф. Ф. Беллинсгаузена. 1831 г.

Действия вице-адмирала Беллинсгаузена были совсем в других странах, ни одним русским мореплавателем неприкосновенных. Он простирал изыскания за полярный круг, среди льдов, противоборствовал крепким ветрам, при туманах, снегах и морозах; прекратил изыскания тогда только, когда встретил непреодолимые ледяные громады, между коих продолжал действовать три месяца. На зимнее время пошел в меньшие широты, но вскоре возвратился к тем же многотрудным изысканиям, продолжал оные среди тех же препятствий от льдов и погод в течение трех месяцев; и тогда только пошел в обратный путь, когда увидел совершенную невозможность простирать плавание далее и, согласно данному предписанию, по совершении второй кампании должен был идти к своим портам. По сим необыкновенным морским подвигам имена вице-адмирала Беллинсгаузена, как начальствовавшего над отрядом, контр-адмирала Михаила Лазарева, как начальствовавшего над судном, останутся навсегда знаменитыми в летописях российского мореплавания. Имя господина Лазарева здесь означается потому, что во флоте служат два его родных брата, которые по чинам их и по образу служения скоро могут быть контр-адмиралами. Председатель Комитета Голенищев-Кутузов.*

* Логгин Иванович Голенищев-Кутузов (1769—1846) начинал службу в армии, но в феврале 1788 г. был переведен на флот. Пользуясь расположением Павла I, в ноябре 1796 г. был произведен в полковники и фактически принял на себя руководство Морским кадетским корпусом. В 1827 г. стал председателем ученого комитета морского министерства. М. П. Лазарев в своих письмах к Шестакову высказывает неудовольствие по поводу того, что Голенищев-Кутузов, подготавливая к изданию текст настоящей книги, исказил его донесение, а также был ответственен за целый ряд упущений по содержанию этого труда.


ГЛАВА ПЕРВАЯ Назначение двух отрядов для изысканий.— Приготовление шлюпов «Восток» и «Мирный».— Плавание из Кронштадта до Англии.

1819

года, марта 25-го дня, морской министр адмирал маркиз де Траверсе  объявил лейтенанту Лазареву, что император Александр I приказал отправить для открытий две экспедиции: одну к Южному, а другую к Северному полюсу. Первой предназначено осмотреть те части Южного океана, в которых никто еще не бывал, или в тех частях, которые уже известны, обозреть острова, коих не видали прежние мореплаватели. Сия экспедиция названа первым отрядом. Другой надлежало, войдя в  Берингов пролив, искать прохода по  северную сторону Северной Америки и, обойдя оную, Западным* океаном возвратиться в Россию. Сия экспедиция названа вторым отрядом. В сей отряд назначены корвет «Открытие» и транспорт «Благонамеренный» под начальством капитан-лейтенанта Васильева и лейтенанта Глеба Шишмарёва, в первый отряд — шлюп «Восток» и транспорт «Ладога». Для начальства над сими двумя судами призван в  Петербург известный капитан-командор Ратманов**, который тогда, после претерпленного им кораблекрушения на мысе Скаген, находился в Копенгагене и ожидал лета, чтобы возвратиться в Россию. Слабое здоровье его, на службе расстроенное, не позволяло ему принять начальство в столь трудном предприятии. Капитан-командор Ратманов, с которым я был на шлюпе «Надежда» под командою капитана Крузенштерна во время путешествия его вокруг света, предложил морскому министру, чтобы вместо него поручили мне начальство над первым отрядом. Вследствие сего, я получил от морского министра письмо от 24 апреля 1819 года, в следующих словах: «Объявив приказание императора Александра I вице-адмиралу Грейгу о немедленном отправлении Вас в С.-Петербург, уведомляю о сем и Вас, оставаясь уверенным, что Вы поспешите прибытием сюда для принятия некоторых поручений государя, и проч.». Сей случай удалял меня из Севастополя, где я тогда с особым удовольствием служил командиром 44-пушечного фрегата «Флора» и имел поручение от главного командира Черноморского флота вице-адмирала Грейга в продолжение лета

* То есть Атлантическим. ** Капитан-командор М. И. Ратманов вместе с Ф. Ф. Беллинсгаузеном в 1803—1806 гг. был участником первой российской кругосветной экспедиции под руководством И. Ф. Крузенштерна.


15

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Глава первая

Шлюп «Восток», находившийся под командованием Ф. Ф. Беллинсгаузена

обойти на сем фрегате Черное море и определить географическое положение всех приметных мест и мысов. Дли меня было бы лестно и приятно исполнить волю всеми любимого начальника, но надлежало отправиться в С.-Петербург. По прибытии моем в столицу 23 мая, морской министр сказал мне: «Государь поручил Вам начальство над двумя шлюпами — «Востоком» и «Мирным», которые назначаются для открытий в южных больших широтах и чтобы обойти льды вокруг Южного полюса». Я немедленно отправился в Кронштадт для принятия шлюпов, которые уже были почти в готовности.

Приготовление шлюпов До избрания настоящего начальника на шлюп «Восток», для приготовления и вооружения оного назначен был главным командиром Кронштадтского порта вице-адмиралом Моллером-первым лейтенант Игнатьев. Шлюп «Восток», коего длина 129 футов 10 дюймов, ширина без обшивки 32 фута 8 дюймов*, глубина интрюма 9 футов 7 дюймов, построенный в С.-Петербурге на Охтенской верфи корабельным мастером Стоке в 1818 году, признан от морского министра удобным для сего путешествия более потому, что капитан Головнин отправился кругом света в 1817 году на шлюпе «Камчатка» его же размера и конструкции. Шлюп «Восток» построен был из сырого соснового леса и  не  имел никаких скреплений, кроме обыкновенных; подводная часть была скреплена и снаружи обшита медью в Кронштадте корабельным мастером Амосовым, под

* То есть длина 39,5 метра, ширина 10 метров.

Открытие Антарктиды  
Advertisement