Page 1


Dtours [paper]

Dtours NYC+ Перед вами первый номер DTOURS [paper]. Проект DTOURS объединяет творческих людей разного происхождения, возраста и национальности. Мир DTOURS – безграничен, а города, которым мы будем посвящать каждый номер журнала – не просто точки на карте, а эпицентры креативной мысли. Мы делаем акцент на молодом поколении, ведь именно эти люди будут определять направление развития творческого мира завтрашнего дня. Над материалами DTOURS [paper] работают не только журналисты, но и сами дизайнеры, художники, иллюстраторы и музыканты. Такой своеобразный подход помог нам задать новый вектор в развитии печатных изданий.

Dtours team

www.dtourspaper.com


Dtours [paper]

....L..

Prices and lookbook upon request labeled.info@gmail.com www.labeled.jp


Dtours [paper]

Atelier Интервью: Фрол Буримский Текст: Дмитрий Коновалов В 2002 году Atelier появился как небольшой магазинсалон, объединивший людей, увлеченных эстетикой «темного романтизма». Он был обставлен коллекционным антиквариатом и винтажными стульями от Рэй Кавакубо (Rei Kawakubo). Первоначальной идеей владельцев было сделать мультибрендовый унисекс-бутик, но позже основатели, поняв, что в освоении горизонтов дизайна мужской одежды они продвинулись куда больше, решили переосмыслить концепцию магазина и сконцентрироваться на мужских коллекциях. Правда, тяга Карло Стила (Karlo Steel) и его партнера Константина фон Автена (Constantin von Haeften) к «бесполости» в одежде привела к тому, что покупателей-женщин оказалось все же немало. В 2008 году магазин переехал, и сегодня он занимает помещение, которое бы идеально подошло для галереи: широкие окна витрин, высокие потолки, выкрашенные в белый цвет стены. Но, несмотря на смену месторасположения, первоначальную атмосферу удалось сохранить. Сomme des Garcons, Carol Christian Poell, Damir Doma, Ann Demeulemeester, Label Under Construction, Yohji Yamamoto, M.A+, Julius, – каждая из этих марок, представленная здесь,  – это новое видение традиционного, оригинальные формы и интересные фактуры. Большое внимание в Atelier уделено изделиям из кожи. Кстати, часть изысканной подборки обуви, сумок, перчаток, ремней изготавливается эксклюзивно для магазина. За качество каждого шва Карло может поручиться, потому что лично проверяет каждую вещь. Atelier – это, целиком и полностью, отражение вкуса владельцев. Концепция, выдерживаемая магазином, не является маркетинговой стратегией. Это душа, которую Карло полностью вкладывает в дело, передавая свое ощущение моды и красоты. Он не любит глянец и обращается только к нейтральным медиаресурсам. Фрол Буримский, управляющий бутика Damir Doma, лично побеседовал с Карло Стилом и узнал секрет идеального концепт-стора. Фрол Буримский: Как вам пришла идея Atelier? И был ли у вас до этого опыт работы в модном бизнесе? Kарло Стил: Мы хотели создать пространство, в котором главной задачей было познакомить наших будущих клиентов с наиболее прогрессивными дизайнерами со всего мира. Первый год мы существовали в виде мультибрендового унисекс-бутика. Однако заметили, что мужская коллекция вся распродана, а женская нет. Поэтому было решено сделать Atelier исключительно для мужчин. А до этого проекта я работал в продажах и в качестве стилиста. ФБ: Atelier представляет марки, которые объединены понятием «интеллектуальная мода». Трудно ли было начинать с такой концепцией в США в период, когда вкусы публики были абсолютно противоположными? KС: Я все подбираю и отфильтровываю для Atelier на свой вкус, который, я надеюсь, совершенствуется и изменяется. Не было никакой концепции, я просто покупаю то, что мне нравится, и надеюсь, потом будет востребовано. В начале было достаточно тяжело, так как мало людей знало о нашем существовании. У нас нет рекламы, мы растем только за счет «сарафанного радио».

Фото: JoJo Asuncion www.ateliernewyork.com

ФБ: Какие дизайнеры вам нравятся? KС: Я всегда восхищался Рэй Кавакубо и ее постоянным прогрессом от коллекции к коллекции. Она действительно очень дальновидна, по тем же причинам я люблю Yohji Yamаmoto. В 90-х меня увлекали идеи деконструкции от Martin Margiela и  мрачный романтизм Энн (Ann Demеulemeester). Кстати, ранние работы Хельмута Ланга тоже прекрасны. 2000-е для меня – это, конечно, Rick Owens. Он на стольких повлиял, что можно назвать его коллекции отдельным жанром в истории моды. Но есть и новые марки, которые мне очень нравятся: Damir Doma, Julius, Boris Bidjan Saberi. Я очень рад, что могу носить те бренды, о которых говорю. ФБ: В модном мире всегда находятся дизайнеры, которые создают тренды, опережая время. Кого можно назвать таковым на ваш взгляд? KС: Рик Оуэнс. ФБ: Что, по-вашему, сделало его таким успешным? Ведь когда Оуэнс начинал, у него не было серьезных продаж, но сейчас Рик является одним из самых влиятельных концептуальных дизайнеров. KС: Я думаю, что в этом ему помогло особое эстетическое видение, которое разделило множество людей. ФБ: Как вам пришла идея открытия монобренда Rick Owens? KС: Мы продаем Рика в Atelier с 2003 года и заметили, что с каждым сезоном его покупают все больше и  больше. Несколько лет назад мы уже предлагали ему подобную идею, но, видимо, время пришло только недавно. ФБ: Произведения Джозефа Бейса (Joseph Beuys) в Atelier – это ваша идея? KС: Нет, это была идея Константина, моего партнера в жизни и в работе. Все арт-объекты, которые вы увидите в нашем бутике, – из его коллекции. Константину можно доверять в дизайне, ведь он был арт-дилером и долгое время владел уважаемым антикварным шоу-румом. ФБ: Руководствуетесь ли вы авторитетными интернет ресурсами в работе? KС: Я захожу на www.catwalking.com, там всегда можно просмотреть самые последние коллекции. А  вообще, никто не имеет права навязывать, что именно следует носить. ФБ: Ваш любимый город в личном и профессиональном смысле? KС: Мне всегда нравился Нью-Йорк, но если здесь жить, то рано или поздно начинаешь ненавидеть этот город. С точки зрения моды – это однозначно Токио. ФБ: Какая у вас мечта? KС: Я прямо сейчас в ней живу. Я бы не хотел заниматься чем-то другим.


Dtours [paper] Интервью: Dtours Текст: Артем Широков

чтобы модели выглядели качественно, естественно. Надеюсь, моя одежда будет симпатична многим. Если говорить о людях, которым мы нравимся, то я не думаю, что In Aisce – это бренд для кого-то определенного возраста, пола и т.п. За недолгое существование небольшой линейки наших изделий это стало очевидно. Вспоминая наших клиентов, можно отметить, что те, кому наша философия близка, оказываются людьми очень разносторонними.

In Aisce – свежее имя в американской и мировой индустрии моды. Группа молодых и творческих дизайнеров из Нью-Йорка творит по подсказке собственного внутреннего мира, жизненного опыта и своеобразного эстетического видения. Все вещи создаются исключительно в нью-йоркской студии, а источником вдохновения служит моросящий дождь над городом, индустриальные пейзажи заводского Бруклина и запах цементного завода, проникающий через окно.

D: Используешь ли ты какую-нибудь необычную обработку тканей? J: Я обрабатывал и воском, и полировал... Сейчас мне больше нравится грубая ручная выделка. Хотя я очень хотел бы изобрести по-настоящему инновационные способы обработки, но еще не успел (смеется). Чтобы придать изделиям состаренный вид, мы обычно используем краски с разными составами. Но, главное, мы впервые применили краску из стали (измельченная в пасту сталь – Прим. ред.). Меня этому приему еще отец научил. Я использовал эту «стальную» краску в одной из моделей шорт, которые представляют собой вручную окрашенную мешковину с марлевой подкладкой. При всей своей примитивной структуре, одежда получает действительно необычный индустриальный вид.

Красота и меланхолия, история и современность, смелость и изысканность переплелись в единое целое, и в их гармонии рождаются прекрасные образы. Дизайнерская линия включает в себя как мужскую одежду, так и аксессуары. А отличает In Aisce особое внимание к брюкам: зачастую в луке делается акцент именно на них. Изделия бренда отражают чувственное восприятие мира, что сказывается на подборе материалов и их обработке, в результате которой простая мешковина приобретает абсолютно новый вид и  может стать любимой вещью в гардеробе. Часто дизайнеры используют «классику жанра» декорирования подобной одежды, а именно: необработанные края, молнии, косые швы, ручную окраску, эффект состаренности. В большинстве своем вещи выполнены в темной гамме, но иногда появляются бежевые и белые оттенки. Модели In Aisce отлично выглядят как подобранные вместе, так и в сочетании с работами других дизайнеров.

D: Как устроена твоя работа на производстве? J: Некоторые модели мы делаем в студии. Я даже сам чтото шью или обрабатываю, чтобы руки не забывали. Все остальное делается на двух фабриках в Нью-Йорке, которые отшивают первые линии для самых известных дизайнеров нашего города. Мне повезло – все тот же кризис позволил мне втиснуться к ним, и теперь мы стали хорошими друзьями.

Несмотря на короткую историю бренда, одежда уже создается по сезонным коллекциям, последняя из разработанных – SS’10. Осенью была представлена специальная коллекция для нью-йоркского стора Amalga, включающая полную линию мужской одежды: плащи, брюки, пиджаки, рубашки-косоворотки, футболки с нашитой сверху накидкой, будто возвращающие нас в средние века. Интересными находками стали аксессуары (к примеру, галстук на молнии) и неожиданное декорирование крупными металлическими пуговицами.

D: Какие модели тебе нравится делать больше всего? J: Я люблю создавать одежду, которая мне необходима в данный момент. Было время, когда наша стиральная машина не работала, и я начал сам шить каждый день по утрам, приходил раньше всех. После температурных стирок вещи пахнут, вот мне и захотелось чего-нибудь «свежего». Таким образом появилась линия вязаных кофт. Но, честно говоря, я очень люблю всевозможные брюки, джинсы. Кстати, сейчас на мне «Drill pants» из коллекции весна-лето 2010, которую мы только недавно показали. Мне кажется, они отлично получились – уже целую неделю не снимаю.

DTOURS побеседовали с главой бренда In Aisce, философом и дизайнером, называющим себя просто Джона (Jona). Dtours: Когда ты стал интересоваться дизайном? Jona: Честно говоря, я всегда «баловался» изобразительным искусством. Дизайн одежды для меня – что-то настоящее, глоток воздуха. Это идет с тех самых пор, когда я еще любил постоянно переодеваться и наряжаться перед зеркалом. Многие дизайнеры из модных домов любят концентрироваться на каких-то определенных аспектах в дизайне, но мне больше нравится все смешивать. D: Как ты основал марку In Aisce? J: Бренд In Aisce появился из обычной необходимости. Я долго работал дизайнером в  одной компании и понял, что больше оставаться в ней не хочу. Единственное, что было в голове – надо срочно делать свой бренд, свое дело. Вот, я и сделал. У меня практически не было средств, и сейчас я не могу поверить, что это все выросло в полноценную линейку за такой короткий срок. Все, наконец, встало на свои места. Да и кризис поспособствовал: мне удалось дешево снять хорошую студию и приложить весь свой талант к работе с самого начала. D: В чем заключается концепция твоего бренда? Для кого создана твоя одежда? J: Я стараюсь использовать только натуральные ткани, вещи отшиваю в Нью-Йорке. Концепция заключается в том,

www.inaisce.com

D: Чем ты вдохновляешься?

In Aisce

J: Тем, что я увидел, услышал, испытал в своей жизни вплоть до этой минуты. Мне кажется, у меня все просто как у ребенка: чем больше всего я сквозь себя пропускаю, тем больше рождается моделей одежды. Надеюсь, что в будущем другие члены нашей команды тоже начнут участвовать в разработке новых моделей. Уже есть несколько интересных ребят, которые просто фанатеют от своего дела и даже начали изобретать всякие там воротники и прочие штуки. D: Есть ли у тебя какиелибо другие проекты кроме In Aisce? J: Если говорить о чемто полезном, то мы сделали специальную коллекцию для моего хорошего друга и  байера нью-йоркского магазина Amalga. Ну а так, мне нравится путешествовать, изучать историю и языки. Кстати! Я собираюсь снять небольшой фильм про In Aisce, совсем крохотную короткометражку на минуту. Должно интересно получиться!


Dtours [paper]

7even Текст: Дмитрий Коновалов Молодые независимые американские дизайнеры, европейский авангард и разноплановые восточные бренды – все это Seven New York, основная цель которого – представить все самое прогрессивное на сегодняшний день. Охарактеризовать направленность в стиле будет сложно: здесь и агрессивно исполосованная кожа, и многослойные фактуры, и веселые принты. Seven New York открылся в 2000 году в восточной части Манхэттена. Просуществовав там пять лет, он переехал в Сохо, где находится и сегодня. Один из самых известных модных магазинов Нью-Йорка не стремится быть в центре внимания. Даже для его нового адреса была выбрана наименее оживленная улица. Неброский дизайн витрин и интерьер помещения, который было решено не перегружать деталями: белые стены, черная мебель и простой деревянный пол. Внимание здесь не отвлекается от главного – от одежды. Даже визитная карточка магазина – группа инопланетяноподобных манекенов в центре зала – в первую очередь, призвана демонстрировать актуальные луки сезона. SNY питает страсть к дизайнерам из Лондона. Например, свежее открытие – дуэт Horace, который шьет криво подрезанные до середины живота кожаные куртки с изодранными рукавами. Или клетчатые шарфы с висящими на концах большими пластиковыми черепами. Их недавний дебют на London Fashion Week совершенно не означает, что байеры хватаются за новичков. Для магазина редко закупаются вещи из первых коллекций. Обычно подбирается только та одежда, в которой есть уверенность на 100%, что она продастся. И при этом команда SNY всегда умудряется быть первой, улавливать будущие тренды гораздо раньше, чем они облетят другие магазины, и предугадывать успех дизайнера на несколько коллекций вперед. К примеру, здесь уже есть забавно-похабного характера футболки от марок Ground Zero и Pleasure Principle, их же интересные двух-

www.sevennewyork.com

слойные пальто и мрачного вида накидки и пончо. Появилась модная ювелирная геометрия от Chris Habana, а также вещи от Gareth Pugh, Preen, April 77 и все, что нужно модным родителям для прогулок в дождливую погоду с коляской, раскрашенной в фирменный узор Henrik Vibskov. Пусть мужская обувь представлена в магазине достаточно универсальными, минималистичного вида сникерсами (Common Projects, Double Identity), зато женская выглядит куда более изысканной и сложной. Туфли Nicholas Kirkwood плотно обхватывают и прячут женскую ногу за блеском лакированной кожи, больше напоминающей изящно изогнутые стальные пластины. Если же говорить о давно зарекомендовавших себя в мире моды марках, то нельзя обойти вниманием золотые имена Антверпена: Haider Ackermann, Bernhard Willhelm, Raf Simons. Они представлены здесь чуть ли не с момента основания и не перестают вызывать восхищения хозяев. Кроме того, здесь можно найти известную серию ароматов Six Scents, к которой имеет непосредственное отношение один из основателей магазина Джозеф Куартана (Joseph Quartana), выступающий куратором благотворительного проекта. Вторая парфюмерная линейка будет готова уже в октябре, и в ней будут представлены ароматы от Phillip Lim, Henry Holland, Henrik Vibskov, Richard Nicoll, Toga и Damir Doma. К слову о Damir Doma, первыми в Нью-Йорке стали продавать его вещи именно Seven NY. И до сих пор они остаются в числе немногих, кто может им похвастаться. Пальто, жилеты и шарфы из его мужской коллекции пользуются здесь равным успехом у мужчин и женщин, впрочем, как и во всем мире. В Seven New York собрано очень много совершенно разных марок по уровню и по стилю. Идеальным же покупателем хозяева магазина считают именно такого человека, который смог бы, ни на чем не зацикливаясь, гармонично их сочетать.


Dtours [paper]

DAVID LINDWALL юноша заявил, что сможет организовать вечернику в десять раз лучше и в два раза дешевле. И за восемнадцать месяцев работы Дэвид поднялся до старшего дизайнера в J. Lindеberg. «Некоторое время я работал в J.  Lindеberg, благодаря чему узнал, каких ошибок не стоит допускать. Разумеется, я применил накопленные знания при создании собственного бренда и очень благодарен за этот опыт». «Мода для меня – это способ самовыражения. Некоторые люди ведут дневники, а я делаю одежду, которая отражает то, что я чувствую». Может ли футболка быть произведением искусства? Да, если к ней приложил руку Дэвид Линдволл. Его коллекции основаны на фундаментальных философских понятиях: жизни и смерти, на теме свободы и страха перед будущим.

О новых идеях и потрясениях: «Я много размышлял о борьбе жизни и смерти и понял, что они родственны. Вчера я слышал, что кто-то стрелял, убили несколько человек прямо за углом от моей квартиры». Может показаться, что работы Дэвида слишком депрессивны или даже суицидальны. Но чего ждать от человека, который советует в Нью-Йорке посетить CVS (известная сеть аптек – Прим. ред.) и закупить побольше стимулирующих препаратов или что-нибудь «для души»?! На вопрос «убивает ли курение?» Дэвид резко отвечает: «Самоубийство убивает, ребята».

«Я думаю, что это основополагающие вопросы. Мысли о наших целях и вообще существовании людей на Земле – это вопросы, которых невозможно избежать. Ничего нового в этом нет, но это то, о чем мы спрашиваем себя постоянно. Конечно, мы все хотим понять, для чего мы существуем».

Интервью: DTOURS Текст: Alexander TM13

THE DARK ROAD CONTINUES

На его футболках изображены кресты, составленные из слов, звери, оскалившие клыки, свет от фар автомобиля, освещающих бесконечную темную трассу, а также ультразвуковые снимки себя самого в утробе матери. Философскую проблематику дизайнер подчеркивает будто оборванными, недосказанными фразами: «Dead teenage», «Will never end», «The impossible dream», «The cigarette burns on my naked chest». Для футболок Дэвид использует органически выращенный хлопок. В новых работах молодой дизайнер придерживается монохромности цветов, только черный и белый. Чувство гнева, рок-н-ролл, беспомощность перед временем – все эти и многие другие настроения играют важную роль в творчестве Линдволла.

David Lindwall. 1982 The birth of a young boy Muscles made of steel Blood dark as the night With a beating heart of freedom Cold air in his lungs Under the dark cloudy sky Born of strength and wisdom The young boy is ready to die Его футболки продаются в онлайн сторах по всему миру наряду с известными авангардными дизайнерами. Диджей, клубный промоутер, топ-модель Dior homme, дизайнер и человек Дэвид Линдволл (David Lindwall). В девятнадцать Дэвид начал продавать в окрестностях Лондона свои вещи, которые на тот момент представляли собой смесь skinny-джинс с металлом, медицинского фетиша и спортивной одежды. Он жил между Барселоной, Лондоном, Нью-Йорком, ЛосАнджелесом и Токио, играя в составе Stunners International – успешного травести-клуба Восточного Лондона. «Я больше не часть этого. Все мое время теперь занято собственными проектами и созданием одежды», – рассказывает Дэвид. При встрече с Йоханом Линдбергом (шведская марка мужской одежды J. Lindеberg – Прим. ред.) на одной из тусовок дерзкий

www.davidlindwall.com

Студия в Нью-Йорке


Dtours [paper] Интервью: Dtours Уже давно команда DTOURS заметила журнал METAL Magazine и обвинила его в отличной подборке материалов и креативных фотосетах. Мы побеседовали с нью-йоркским редактором Анжелой Эстебан Либреро (Angela Esteban Librero) и выяснили, как с пользой провести время в Нью-Йорке и почему европейские дизайнеры свободнее американских.

налах, то там речь идет о качестве подачи. Когда ты читаешь журнал, можно насладится хорошей объемной статьей с фотографиями, напечатанными на дорогой бумаге. D: На каких нью-йоркских дизайнеров ты бы посоветовала обратить внимание?

A: На мой взгляд, самые перспективные: Rad Hourani, Pavon by Luz и Victoria, Dieppa Restrepo, Telfar, Hood by Dtours: Анжела, давно ли тебе интересен мир моды? Air, Gerlan Jeans, Pamela Love делает красивую ювелирБыть может, ты когда-то была хорошим игроком в ную коллекцию, а также Julian Louie. гольф или в совершенстве владела игрой на аккордеоне? D: Твой рецепт отдыха в NYC? Анжела: Мода меня интересует с детства, тем не менее я и музыку люблю, и на концерты хожу. В детстве я во- A: Самая прекрасная пора в Нью-Йорке – лето, когда можно застать живые выступления в Water Front. Стоит обще любила играть в теннис. обязательно погулять в парке Mc Carre, позавтракать на террасе, посетить вечеринки на крышах небоскребов и D: Расскажи, чем ты занимаешься сейчас? PS1 (показы новинок независимого кино на крышах – A: Я работаю стилистом в нескольких журналах, прини- Прим. ред.), которые проходят по воскресеньям. маю участие в видеосъемках. Помимо этого я занимаю пост заместителя главного редактора в Metal Magazine D: Какие последние выставки тебе запомнились? и сотрудничаю с Celeste, Baby Baby Baby Magazine и испанским Harper’s Bazaar. Живу в Вильямсбурге. Мне A: Совсем недавно я была в Мадриде и сходила на выставку PhotoEspana в институт Сервантеса. Еще была нравится Бруклин, я чувствую себя здесь как дома. на открытии Hilton Brothers в La Casa Encendida. Ну, а в Нью-Йорке мне удалось увидеть потрясающую ретроD: Как ты стала частью команды Metal Mag? спективу Френсиса Бэкона. A: Я познакомилась с Йоландой (Yolanda Muelas, главный редактор Metal Magazine – Прим. Ред.), когда она только D: На какой вечеринке ты в последний раз танцевала? выпустила «нулевой» номер. Ей нужен был редактор в Нью-Йорке, а мне очень понравилось издание. Эти об- A: Это была вечеринка в Sole East Hotel, танцевала до стоятельства и положили начало нашему сотрудничеству. упаду, было очень весело.

ANGELA ESTEBAN LIBRERO

D: Сейчас существует огромное количество блогов, ко- D: Лучший клуб в Нью-Йорке? торые зачастую информативнее журналов и содержат более свежую информацию. Как будет развиваться A: Я назову несколько: Studio B в Бруклине, по субботам – это Sway, Chloe81 и Beatrice Inn. глянец, по твоему мнению? A: Я поражена тем, как интернет и блоги заменяют прежние источники информации. Но я надеюсь, что это не повлечет за собой исчезновения достойного фэшн-чтива. Интернет – это самый лучший способ получить свежие новости, и в этом смысле его нельзя сравнивать с журнальной продукцией. В блогах информация передается визуальным путем посредством фотографий, в них чаще присутствуют короткие статьи. Если же говорить о жур-

D: Твоя жизнь насыщена событиями, мероприятиями, показами. Как ты проводишь свободное время? A: Зимой я люблю устраивать посиделки с друзьями у себя на кухне, печь пироги, смотреть фильмы и проводить время за занятием йогой. Летом большую часть времени загораю на пляже или катаюсь на велосипеде в парке.

Фото: Chenta Yu www.aestebanlibrero.com

RADIOACTIVE FLESH Интервью: Dtours Текст: Dtours Барт (Bart Dougherty) занимает должность ассистента продаж в команде Seven N.Y., а также является основателем бренда Radioactive Flesh. По словам Барта, Стив и Джозеф (владельцы бутика — Прим. ред.) дали работу, которая помогает ему развиваться как дизайнеру и дает возможность использовать огромный потенциал, которым обладает Seven. Производство ограниченных единиц одежды Барт выполняет в одиночку. Материал молодой дизайнер приобретает на блошиных рынках, а после купленные вещи превращаются в сырье для творчества. Акцент в производстве вещей сделан на обилие ручной работы и многоэтапной обработке, что позволяет похожим, на первый взгляд, моделям различаться, обеспечивая их эксклюзивность. В процессе создания конечного облика изделия используются клепки, нашивки и множество молний. Лимитированные косухи и джинсовые жилеты выглядят винтажно, а надписи на спине названий хардкор групп начала восьмидесятых еще более стилизуют вещи. В разговоре о людях и вещах, повлиявших на творчество, Барт упоминает музыкальное течение итало-диско и оккультиста Алистера Кроули, а также размышляет на философские темы: «Включите телевизор! – люди постоянно что-то жуют, пережевывают, потребляют в огромных количествах все на свете.

Фото: Cobra Snake www.radioactiveflesh.us

Ужасно даже смотреть на это, но важно помнить: все в ваших собственных руках. За вами лишь выбор как их использовать». Фотосессию для лукбука дизайнеру помог снять Cobra Snake, с которым Барт уже был ранее знаком, а предоставленный случай позволил укрепить их дружбу. Барт вспоминает: «Во время фотосета мы стали свидетелями двух НЛО, которые зависли над Ист-Ривер. Позже на первой полосе газеты New Yorker был изображен пришелец над пустырем с Манхэттеном на заднем плане. Хотя, на первый взгляд, эти случаи кажутся несвязанными, можете быть уверены в обратном». Свой бренд Барт не планирует популяризовать, концепция марки его полностью устраивает. К тому же большие объемы невозможны чисто физически, поскольку все вещи дизайнер делает сам. В идеале он хотел бы продавать марку в одном выбранном им бутике в каждом крупном мегаполисе мира. В Нью-Йорке Барт рекомендует попробовать «бронте бургер» в Ruby’s, сходить в ужасную русско-турецкую баню, где можно выпить водки с блинами, а также обязательно достать марихуаны. По его мнению, здесь она лучшая на свете. А слоган хорошего отдыха от Барта звучит так: «Не жалейте денег, просто расслабьтесь!»


Dtours [paper]

Graham

Tabor Интервью: Dtours Текст: Александр Корнилов Грэм Тэбор (Graham Tabor) – удивительно разносторонний человек и талантливый американский дизайнернонконформист, который на данный момент живет и работает в Нью-Йорке. В университете Грэм изучал историю искусств и международные отношения. «Я стремился к быстрому развитию своих умственных способностей. Когда я учился и рос, интеллектуальные исследования и творческий потенциал расценивались как два очень важных фактора», – говорит модельер. Будучи студентом, Грэм изучал искусство фотографии и брал дополнительные уроки истории в Париже, тратил много времени на посещение музеев и выставок, из которых, по его словам, наиболее сильные впечатления оставили Фонд Картье (Fondation Cartier), Дворец Токио (Palais de Tokyo) и Бобур (Beaubourg). «Некоторые вещи до сих пор у меня не выходят из головы. Взять, например, ретроспективы Дэна Грэма (Dan Graham), Альберто Джакометти (Alberto Giacometti) или ателье Бранкузи в центре Помпиду», – восхищается Грэм. В тот период начинающий модельер случайно познакомился с дизайнером одежды Себастианом Мюниером (Sеbastien Meunier) и остался у него работать после окончания университета. «Эта компания была настолько мала, что сотрудники нуждались в любой помощи со стороны, поэтому у меня был отличный шанс поучаствовать во всех этапах производства, что, несомненно, мне было на пользу», – вспоминает Тэбор. В 2003 году Грэм создал собственный проект Egami Design Consulting, специализирующийся на технической экспертизе, а также на консультировании по всем основным вопросам производства трикотажных изделий: от подбора тканей до разработки конечного продукта. Среди клиентов Egami были такие известные имена, как TSA Cashmere, Camilla Staerk и Rachel Roy. Параллельно с собственным делом Грэм создавал дизайн для трикотажных коллекций Armani Exсhange, Karl Lagerfeld и Helmut Lang, а также работал фэшн-директором на киностудии FLY16x9, где снимались видеоролики для журналов и брендов, среди которых Paper Shop, Tetu, WAD, Metal Magazine и Maison Martin Margiela. В течение почти десяти лет Грэм развивал свои инновационные методы кроя, накапливал опыт и знания, для того чтобы создать собственную линию одежды. Наконец, в 2008 году дизайнер дебютировал с коллекцией Graham Tabor SS’09 на ежегодном «Фестивале фотографии и искусства в Йере» (Hyeres Festival of Fashion and Photography), куда он был приглашен. Кстати говоря, именно этот фестиваль прославил голландский дуэт модельеров Viktor & Rolf и норвежского фотографа Сольве Сундсбо (Solve Sundsbo). Все его проекты, в том числе и эта коллекция, отличались сильным концептуальным подходом к моде. Одежда была создана под влиянием работ американского художникановатора Гордона Мэтта-Кларка (Gordon Matta-Clark), который словно иллюзионист переносил человека в свою фотографию, за счет специальной технологии съемки. Приспосабливаясь и учитывая методы Мэтта-Кларка, Тэбор ис-

Фото: Miguel Villalobos www.grahamtabor.com

пользует его запутанную работу со светом, очертаниями и различными фактурами, чтобы управлять восприятием его линии одежды. В оттенках слоновой кости и чёрного тонкие, как бумага, брюки, полупрозрачные и матовые, как калька, жакеты без швов, футболки с порванными стежками играют с силуэтом каждого владельца. Предметы одежды драпируют и обвязывают вокруг тела, формируя сложный вид камуфляжа нового поколения. Органические и чувственные прически, переплетения волос и текстиля дают эффект многослойности и расширяют каждый силуэт. Слои прозрачных тканей, шерстяные обвисшие свитера и фантастические искажающие лица маски, сделанные в сотрудничестве с Кристиной Барон (Kristin Victoria Barron), показывают мир Тэбора как пример слияния примитивных и футуристических образов. Создается впечатление, что модели Тэбора – тайные племена, вышедшие из лесов и озер для священного ритуала, который символизирует возвращение к жизни после долгой тишины. Покрывающая их одежда кажется ношеной и порванной, но эти разрезы не показывают все тело, а, напротив, изменяют его восприятие и представляют неожиданные сегменты. Каждую свою вещь модельер ассоциирует с археологической находкой, которая уже стала частью природы. Материалы, фактура, отдельные фрагменты и цвета – всё максимально приближено к природному естеству и указывает на абсолютное органическое происхождение вещи. Тэбор не отдает предпочтение какой-то конкретной ткани, комментируя: «Почти любой материал может быть превращен во что-то экстраординарное. Некоторые лишь нуждаются в большем количестве обработки, все зависит от первоначального состояния. Мне нравится любой материал, который вдохновляет меня к экспериментам и размышлениям». Грэм Тэбор с его стремлением к преобразованию тела посредством одежды и любопытством ко всему новому находится в мире экспериментальной моды, в мире черно-белых красок, структурных иллюзий и сексуальной двусмысленности.

по духу, и им непременно нужно продолжать совместную работу. Сейчас они вместе создают уникальные унисекс аксессуары под цифровым названием 1-100. В коллекции представлены браслеты и манжеты из кожи, обработанные и окрашенные вручную по неповторимым технологиям Тэбора. Каждому украшению присвоен собственный номер от 1 до 100, что указывает на уникальность отдельно взятого изделия. Пронумерованные украшения в настоящее время доступны только в Японии, хотя Тэбор и Виллалобос очень скоро планируют выйти на европейский рынок.

«Почти любой материал может быть превращен во что-то

экстраординарное»

Пока концептуальные коллекции фантастического трикотажа Тэбора доступны только по частному заказу, направленному исключительно в нью-йоркскую студию дизайнера. В ближайшем будущем Тэбор планирует выйти на глобальный рынок и продаваться в бутиках крупных городов, чтобы развить некоторые коммерческие линии одежды. Он уже начал сотрудничество с Woolmark и Australian Wool Innovation и мы, несомненно, еще увидим новые творения талантливого модельера. В последнее время Тэбор плотно сотрудничает с фотографом Мигелем Виллалобосом (Miguel Villalobos), в портфолио которого можно увидеть Мадонну, Ника Кейва, Винсента Касселя, Тильду Суинтон и других знаменитостей. После того как он сделал удивительную фотосъемку коллекции Тэбора, стало ясно, что эти два человека близки


Dtours [paper]

Luis Araujo:

Transitions Интервью: Dtours «Серия Transitions – это глубокие размышления на тему того, что в каждую секунду человек двойственен. В каждом из нас есть злая сторона, есть добрая. Мы постоянно сомневаемся и стоим перед выбором, искренне примеряя ту или иную маску под конкретное действие. Я начал создавать эти лица, делая их совершенно разными, вдохновляясь дуалистической природой человека, а также историей доктора Джекила и мистера Хайда.

«Каждую секунду человек

двойственен» Разумеется, это история и о том, как человек живет в среде вечного противостояния добрых и злых намерений, и что наши действия не могут быть абсолютными по своей натуре», – художник Луис Арайо (Luis Araujo) о своей серии работ «Transitions».

«Flu» Все работы из серии «Transitions» www.luisaraujo.com

«Forteit»

«The return of mr. Hyde»


Dtours [paper]

Hotoveli Текст: Alexander TM13 В течение недели моды это место становится главным для редакторов и покупателей, стремящихся уловить всю тонкость и изменчивость моды Нью-Йорка. В любое время в нем можно встретить знаменитостей. Вы не найдете здесь Juicy Couture и Rock & Republic, тут собраны только авангардные дизайнеры и высококачественный модернизм. Этот шикарный мультибрендовый бутик объединил под одной крышей наиболее прогрессивные коллекции. Местоположение является безупречным: зажатый между удивительными домами и ресторанами на West 4th Street, Hotoveli – больше, чем просто бутик. Это элитный «intimate fashion salon» в Нью-Йорке. Когда-то в помещениях Hotoveli располагалась пекарня, об этом напоминает обугленный кирпич и необработанные цементные стены. Неотразимую эстетичность интерьеру придает минимализм и в то же время классический стиль. Дерево и столетний кирпич в галереях. Высокие старинные

Фото: Amanda De Simone www.hotoveli.com

кабинеты и полы из русского дуба, выкрашенного в синий цвет. Потолок охватывают свисающие лампы, создающие мягкий свет и легкие линейные тени. Восковые черепа и футуристические мотоциклетные шлемы. Многочисленные стальные стеллажи и стойки щеголяют коллекциями широко известных дизайнеров и авангардистов в мире моды. Hotoveli предлагает одежду для мужчин и женщин с изящным и изысканным вкусом: легчайший шелк и великолепная обувь от Lanvin, трикотаж и платья от англичанки Vivienne Westwood, асcиметричная одежда от японца Yohji Yamamoto, высококачественные вещи от Stone Island, великолепно обработанные кожаные куртки и многослойные драпированные кашемировые свитера от Rick Owens. Несомненно, здесь можно найти самые разносторонние вещи для своего гардероба в постоянно обновляемых коллекциях. Вся обувь, одежда, украшения и сумки лимитированы, и это правило.

на пульсе глобальной моды уже на протяжении десятилетий. Его интересы лежат на перекрестке интерьерного дизайна и высокой моды. Он самоучка, работал в качестве концептуального художника и дизайнера в течение многих лет. Его магазин предназначен для людей, ценящих высокое качество и ищущих что-то новое каждый сезон. «Я работаю для более искушенных покупателей, – говорит Михаил. – И уверен, что часть купленных у нас вещей останется в их гардеробе навсегда. Я постоянно стремлюсь предоставить клиенту максимум – лучшее обслуживание и незабываемое чувство от посещения магазина».

В Москве, к сожалению, пока нет ни одного бутика, который бы по интерьеру и списку брендов приближался к ньюйоркскому Hotoveli. В одних можно увидеть примеры интересного дизайна, в других – вещи авангардных марок (как, например, Rick Owens и Julius). Поэтому Hotoveli стоит обязательно посетить, ведь в нем сочетаются новаторские меВладелец бутика Hotoveli Михаил Аджиашвили (Michael тоды проектирования декора, а так же high-end модернизм, Adjiashvili), уроженец Тбилиси, который держит свою руку воплощенный в одежде и аксессуарах.


Dtours [paper]

Priestess NYC Интервью: Dtours Текст: Артем Широков Priestess NYC – имя в России негромкое, но уже прозвучавшее. Вещи марки можно найти в некоторых авторитетных бутиках столицы, в которых делает покупки наша творческая интеллигенция. Помимо России, бренд представлен еще в более чем сорока странах и покупается звездами первой величины. В одежде от Priestess на светских тусовках были замечены Bjork, M.I.A., Natalie Portman и Katy Perry. Магазины, продающие марку, тоже имеют достаточно громкие имена и славятся точным попаданием под вкус потребителя. Это, к примеру, Podium, Welcome Hunters LA, Shop Fatal, Apartment, Freudian Kicks, D-mop, Shine, Ad Hoc, Colette, Sucre. Коди Росс, главный дизайнер бренда, создает вещи согласно собственному видению стиля и своему духовному миру, который он характеризует как китч-фрик: «Для меня китч-фрик – это авангард и эксцентричность в одном флаконе. Я сформировал этот стиль, исходя из своих увлечений провокационными темами (например, хентаем). Мою манеру можно отождествить с абстрактным экспрессионизмом и поп-артом». Чтобы понять философию дизайнерского стиля, стоит обратить внимание на сферу его интересов и детали биографии. Коди родился в Далласе (штат Техас, США), учился в Нью-Йорке и Лондоне, где закончил Высшую Школу Экономики и Central St. Martins. Сейчас он постоянно проживает в Нью-Йорке, но довольно часто бывает в Китае. «Я очень люблю современных китайских дизайнеров и концептуальных художников, – признается Коди Росс. – Сегодня основная волна творческой энергии идет из Шанхая и Пекина. Меня сильно вдохновляет как раз она, а именно такие мастера, как Ванг Гуанджуи, Жу Фан, Жанг Лин Хай». Кроме того, Росс не забывает и про передовика восточного дизайна – Страну восходящего солнца. «Японские дизайнеры и художники тоже великолепны! – восклицает Коди. – Я просто одержим творчеством Issey Miyake, Rei Kawakubo, Yohji Yamamoto. Еще люблю Takаshi Murakami и  других японских художников, соединяющих в своем творчестве аниме и манга». Такое увлечение культурой и модой востока не случайно, ведь Коди Росс является одним из авторов Chinese Vogue и Worship Worthy Magazine. «Написание статей – отличный способ выразить свои размышления. Это помогает определить тенденции и мировой взгляд на них. Я стараюсь заниматься этим сразу, как только появляется возможность, и счастлив сотрудничать со столь авторитетными изданиями», – рассказывает Росс о своем журналистском занятии. Стоит заметить, что марка Priestess появилась на рынке совсем недавно, но их вещи уже продаются во многих магазинах земного шара. Интересно, что же представляет из себя бренд, если он смог достичь популярности в такие короткие сроки? Коди Росс объясняет это так: «Лейбл представ-

www.priestessnyc.com

ляет собой некую смесь непослушания, китча и уличного стиля. В нем присутствует возрождение стиля 80-х, а так же футуризм с частичками глэм-готики. Priestess олицетворяет невозмутимость городской девушки, одновременно возвращая ее в панк-эпоху. Роскошная текстура вместе с яркими цветами и принтами придает стилю необыкновенную изысканность и формирует его прогрессивность». Очевидно, что секрет популярности кроется еще в нескольких нюансах. Во-первых, Коди делает одежду только для женщин. Такое четкое определение аудитории приводит к осуществлению высоких продаж. Во-вторых, представлена большая цветовая гамма (есть как яркие, так и темные цвета) и используются только натуральные ткани: хлопок, шелк, шерсть. Коди добивается эффекта «завершенности одежды». Этим понятием характеризуется те вещи, к которым не нужно покупать дополнительные аксессуары. Лук будет полным, если надеть всего лишь одно платье и обувь. Раскрывая секрет успеха марки, стоит обратить внимание на то, что ее становление пришлось на 2008 год, год экономического кризиса. На некоторых он отразился фатально (например, Veronique Branquinho). «Корабль» же Priestess, пусть и едва отойдя от берега, сумел удержаться на плаву среди водоворота событий. Коди Росс имеет особую трактовку этого феномена: «Дизайнеры адаптировались к рецессии и стали еще более творческими и продуктивными. Нью-йоркские дизайнеры имеют богатый креативный потенциал и, благодаря этому, устойчиво переносят кризис. Он просто заставил их быть еще более расчетливыми в плане дизайна, маркетинга и продаж. Наши дизайнеры всегда имели закалку, ведь Нью-Йорк обгоняет других и находится на лезвии ножа одновременно. Основной особенностью является то, что этот город предполагает более жесткий коммерческий менталитет, и поэтому меньше внимания акцентируется на люксовых брендах. Художники и дизайнеры, помимо оригинальности, фокусируются на маркетинге и сбыте. В нью-йоркской модной экосистеме, как у Дарвина, выживает сильнейший. Эта сила инноваций и творчества в итоге дает более интересный продукт и широкий выбор». Теперь кризис практически пережит, и, будем надеяться, что страшное осталось позади. Тогда логично задаться вопросом: в чем же перспектива? Коди Росс в будущем обещает нам «неповторимый стиль, формы и силуэты, а также абсолютно новые унисекс модели одежды, аксессуаров и интересную совместную работу с другими дизайнерами, а также… частые визиты в Москву».


Dtours [paper]

Petrou\Man. Fashion-Mix by Nicolas Petrou Интервью: Dtours Текст: Александра Карпова

«Я очень счастлив, когда вижу людей в своей одежде. Все остальное – вторично»

Mix – ключевое понятие современной культуры, которое позволяет найти оригинальность в пространстве отсутствия новаторских идей. Техника «смешивания» – это то, что осталось нам в наследство от постмодернизма, заигрывавшего с цитатами различных стилей и артефактов эстетики. Именно на смешивании, на первый взгляд, несочетаемых компонентов построено актуальное творчество, будь то диджеинг или дизайн. В мире моды миксы, сливающие в единое концептуально противоположные стилистические направления, держат самые высокие рейтинги в fashion топ-листах. Николас Петру своей дебютной мужской коллекцией весна-лето 2010 под брендом PETROU\ MAN, показанной в Нью-Йорке, доказал этот факт, вызвав эмоциональный экстаз фэшнкритиков сочетанием классических форм и спортивных элементов. Николас Петру: «Я изучал мужскую спортивную одежду и то, как ее можно изменять, используя особый крой, ткани и дизайн. Встроив спортивные элементы в классику, которую мужчины активно носят сегодня, я развил идею в полную и законченную коллекцию. Для моих моделей характерны вставкипетли в рукавах жакетов, смягченная приталенность, более короткая длина пиджаков и рубашек, короче, чем в классических вариантах. Вообще это свежий взгляд на моду для ребят, которые, надевая костюм, не хотят выглядеть, как их отцы». Новомодный взгляд на классику, по версии Петру, предполагает приправу к традиционной спортивной одежде, в качестве которой выступают глэм- и панк-детали. К примеру, такие как пайеточная вышивка и обильная рваность. Этот смелый микс вскрывает противоречивость лирического героя коллекции, выражающего свою индивидуальность через элементы-осколки субкультур. Хотя сам дизайнер утверждает, что… Николас Петру: «Моим клиентом может быть любой, кто ценит одежду и хочет носить вещи, которые произведут приятное впечатление, хорошо скроены и выглядят новыми».

Очевидно, что Николас слегка лукавит, поскольку носить одежду с интеллектуальной начинкой могут только люди, знакомые с понятием brainstorm. И сезонный лукбук был создан дизайнером с расчетом не только на визуальный вкус, но и на мыслительный процесс. А секрет в том, что фоновые абстракции, в которые затянуты манекенщики, передают ощущения актуальной повседневности. Николас Петру: «Эти иллюстрации основаны на наших ситуациях из жизни и вдохновлены реальными событиями, которые случаются в мире в настоящее время. Я хотел создать абстрактную и креативную окружающую среду для сегодняшнего PETROU\MAN. Разрушение мира, наука, генетика, войны,

www.petrouman.com

политика и то, что находится в нашем уме в это время, – все это я попытался выразить через бэкграунд. Я даже обошелся без бюджета: снимал коллекцию на друге и создавал все изображения в фотошопе вместе с моим гениальным помощником Сотерисом (Soteris Kallis)». Интересно, что в почерке Петру порой прослеживаются мотивы японской школы дизайна. Влияние излюбленного дизайнером творческого тандема Comme des Garcons и Junya Watanabe становится очевидным, если обратить внимание на вариации деконструкции, проявившиеся в его коллекции. Николас создал новый тип пиджака, подвергнув сомнению традиционные пропорции, в результате чего длина жакета стала короче, а его рукава – уже. Николас Петру: «Я начал интересоваться модой в самом детстве, уже тогда любил одежду и экономил на ее покупку карманные деньги. Но мне хотелось экспериментировать с купленными вещами: укорачивать их, перешивать. Я всегда переделывал то, что покупал и превращал вещи в нечто неожиданное, потрясающее воображение». Сочетание в моделях из мужской коллекции разных по фактуре и окраске тканей впечатляет чувством китча, ниспровергающего догматические установки. Классическая рубашка в черно-белую клетку буквально «оживает» в новом видении, благодаря вставкам-аппликациям из кремовой сетки. А глянцево-черный пиджак с расшитой золотыми пайетками рубашкой иронично дополняется брюками в разноцветную полоску. В таком луке легко читается само отношение дизайнера к стилю, который он чтит как эстетическую ценность, но отрицает как чванливое самолюбование. Такая позиция сложилась у Николаса в процессе его творческого пути, который он начал с одного из самых престижных учебных заведений в мире моды. Николас Петру: «В 1993 году я закончил Central St. Martins в Лондоне и переехал в Нью-Йорк. Там успел поработать с различными брендами женской одежды. Кроме того, я открыл два магазина в Европе, продающие и женскую и мужскую одежду под моим именем. Мне пришлось работать с различными компаниями в течение нескольких лет, чтобы сэкономить достаточно денег и вложить капитал в мою мечту, собственный бренд». Личностный портрет дизайнера будет неполным, если упустить из внимания его киприотские корни. Возможно, именно они отразились

в его специфической манере сводить в образ разносторонние по стилистической направленности элементы. Ведь именно греческая культура стала истоком мировой экспериментальной мысли. А Николас так проникнут родным колоритом, что даже праздник не представляет без своей родной земли. Николас Петру: «Настоящий праздник для меня должен проходить обязательно на греческом острове с большим количеством солнца, замечательной пищи и хороших друзей!» Вряд ли дизайнеру удается часто устраивать праздники на греческой земле, но он, похоже, не расстроен этим фактом. Ведь счастье для него заключается совершенно в другом. Николас Петру: «Для меня дизайн – это хобби, а не работа. Так, я очень счастлив, когда вижу людей в своей одежде. Все остальное – вторично».


Dtours [paper]

х

DIK, DIK, DIK Fagazine! Текст: Karol Radziszewski пару месяцев, иногда – полгода. Приятно, что наше издание растет – из маргинального листка превращается в настоящий полноценный журнал. Мы начали с 48 страниц, теперь их уже 112.

Я задумал DIK Fagazine в 2004 году, а первый выпуск вышел в начале 2005. Этот журнал – одно из направлений моей арт-деятельности, что-то среднее между видео и живописью. Мы начинали распространение издания с Украины и Румынии, теперь продвинулись в Чехию, Венгрию, Эстонию и Сербию. Уже четыре года мы с друзьями занимаемся тем, что пытаемся «открыть» для восточно-европейских стран вопрос гомосексуальности.

Поначалу мы часто встречались с гомофобией в Польше, несколько издательств отвергли наши идеи. Теперь все налаживается, но, конечно, проблемы встречаются до сих пор. К примеру, особенно сложно было брать интервью у рэпперов. Все они отказывались разговаривать с нами, да к тому же запретили рассказывать о своем отказе.

DIK Fagazine – первый и пока единственный артжурнал на тему сексуальных меньшинств. Издание распространяется на территории всего мира, и его заказывает все большее количество книжных магазинов. Журнал адресован всем, кто интересуется искусством и мужчинами. В нем можно найти большое количество уникальных рубрик, интересных интервью, которые нам охотно дают звезды шоу-бизнеса, а также литературных обзоров и даже комиксов.

Совсем недавно мы стали заниматься модой, но в своем стиле. Я начал проект, который назвал MARIOS DIK, поскольку сотрудничаю с дизайнерами Лежеком Шмилевски (Leszek Chmielewski) и Мириосом Луазо (Marios Loizou). MARIOS DIK – больше, чем просто дизайнерский проект, он предполагает креатив в разных областях: видео, принты, интерактивный вебсайт. Мариос уже сделал первый видео-ролик для онлайн выставки, которую мы хотим устроить на сайте www.mariosdik.com. Мы выслали нашим друзьям из разных стран (Slava Mogutin, Brian Kenny, Gio Black Peter) нижнее белье из новой коллекции, а они должны снять для нас домашнее видео на три-четыре минуты, но с единственным условием – белье должно появиться на экране на пару мгновений, все остальное – на усмотрение ребят. Мне понравилась эта идея, таким образом фэшн становится менее безликим, приобретает индивидуальность. Ирония в том, что, в отличие от профессионалов, мы не эксплуатируем юношеское тело для того, чтобы сделать коммерческий клип, а просто творим и в итоге получаем весьма интересные результаты.

Экспериментальная форма DIK Fagazine разработана графическим дизайнером Моникой Завадской (Monika Zawadzka). Журнал выходит нерегулярно, поскольку мы сдаем номер, только когда полностью удовлетворены его наполнением и дизайном. Иногда это занимает

Фото:Alessandro di Giampietro, Karol Radziszewski

www.dikfagazine.com www.karolradziszewski.com

www.dik.blog.pl www.karolradziszewski.blogspot.com


Dtours [paper]

Slava Mogutin Интервью: Dtours Текст: Александр Буренков Невероятно символично, что день рождения Ярослава Могутина, двенадцатого апреля, совпадает с празднованием в России Дня Космонавтики. Колоссальным усилием своей воли и благодаря стечению обстоятельств этот обычный сибирский паренек за считанные годы превратился в российского первопроходца мирового арт-процесса, в нового Гагарина, с завидным успехом исследующего изнутри мир мировой альтернативной культуры. Еще подростком снискавший себе славу скандальной журналистской деятельностью в московских газетах «Столица», «Московские Новости» и «Независимая Газета», Могутин после неудачной попытки зарегистрировать гомосексуальный брак и возбуждения против него двух уголовных дел, был вынужден эмигрировать из России и получить политическое убежище в НьюЙорке. Родина не смогла переварить своего нерадивого сына, а у Могутина не оставалось иного выбора, как стать эталонным «motherfucker from Mother Russia». Выбор следующего его амплуа подарил российской контркультурной словесности еще одно весомое имя: Могутин выпустил семь мощнейших книг эссе, поэзии, интервью и получил поэтическую премию Андрея Белого. Сказав все, что он хотел сказать, на пике литературной славы Могутин бросает писательскую карьеру и, стремительно погрузившись в бурлящую жизнь ньюйоркского андеграунда, находит свой новый язык в визуальном искусстве. Он начинает фотографировать для ведущих арт-изданий, выпускает фотоальбом «Lost Boys», тираж которого раскупается практически сразу после выхода в свет, и вместе с бойфрендом художником Брайаном Кинни (Brian Kenny) придумывает арт-объединение SUPERM, в составе которого выставляется в галереях по всему миру. Подобно Лидии Ланч (Lydia Lunch), поэтессе, певице, режиссеру и порноактирисе, Могутин быстро превращается в универсального человека нового постмодернистского ренессанса. Брюс Ля Брюс (Bruсе LaBruсе) снимает его в своих радикальных фильмах, Терри Ричардсон (Terry Richardson) фотографирует для обложек модных журналов, а большая часть богемной элиты записывается к нему в поклонники. Мы попросили Славу рассказать о текущих проектах, выяснили его отношение к Гоше Рубчинскому, а также немного поговорили о прошлом независимого фотографа. Dtours: Почему ты принял решение переехать именно в Нью-Йорк? Слава Mогутин: В Америке у меня был бойфренд и несколько друзей, которые смогли мне помочь с поисками хорошего юриста по вопросам эмиграции и получения политического убежища. Вторым вариантом была Франция, поскольку у

Фото: Slava Mogutin www.slavamogutin.com

меня были друзья во французском посольстве в Москве, но из-за полного незнания языка я остановился на НьюЙорке. D: Как изменилась ночная жизнь НьюЙорка с момента твоего приезда? CM: В последнее время этот город перестает быть таким крутым, каким он был в середине девяностых. Бывший консервативный республиканский мэр Джиулиани начал войну с ночной жизнью, после чего наш текущий мэр Майкл Блумберг, владеющий миллиардным состоянием, эту войну закончил. К счастью, мне удалось создать ретроспективу последних дней сумасшествия Нью-Йорка в моей книге «NYC Go-Go». Большинство мест, в которых я делал снимки, больше не существуют, а новые вечеринки и клубы вообще редко живут больше пары месяцев. Сейчас моя любимая вечеринка в Нью-Йорке – Vandamm в старом клубе Shelter. Там вы все еще сможете найти олдскульных фриков и клабберов, вход туда свободный, отсюда и разношерстность публики: геи и натуралы, молодые и взрослые, богатые и бедные… D: Что ты можешь сказать о коллекциях Гоши Рубчинского? Ты знаком с ним лично? CM: Поскольку я не был в России уже в течение четырех лет, коллекцию Рубчинского видел лишь в интернете. Я познакомился с ним несколько лет назад, когда он был еще тинейджером, только закончил школу. Помню однажды Гоша и Саша Фролова взяли меня с собой в тур по Московским барахолкам, было здорово. Я тогда сделал несколько отличных снимков и нашел пару интересных вещичек. Мне нравятся их работы, и, думаю, их ждет большое будущее. D: Какого было работать с Терри Ричардсоном? CM: Мы познакомились в Лондоне во время съемок фильма Брюса Ля Брюса «Догола». У меня была интимная сцена с Никки Уберти (бывшей женой Ричардсона – Прим. ред.), а Терри нас фотографировал. После съемок мы подружились, и впоследствии он снимал меня для некоторых журналов и пары своих книг. С ним интересно работать, и это был определенно полезный опыт для меня. Я понял, что не нужен дорогой фотоаппарат, профессиональное студийное оборудование и армия ассистентов, для того чтобы делать красивые, оригинальные, привлекательные снимки. Я узнал, как заставить людей чувствовать себя комфортно перед камерой. Научился делать снимки, которые выглядят лучше студийных портретов. Кстати, я по-прежнему часто использую обычные мыльницы, которые помещаются в кар-

ман. Я занимаюсь фотографией уже в течение десяти лет, но по прежнему не хочу становиться «профессиональным» фотографом. Профессионализм – это смерть креативности. Часто из незапланированных кадров или неудач получаются идеальные снимки. D: Ты много путешествуешь, где тебе нравится больше всего и почему? CM: Все мои наиболее удачные фотографии сделаны во время путешествий. Я по шесть месяцев провожу, разъезжая по всему миру с чемоданом. Одно из моих самых любимых мест – Марокко. Эта страна, как и Россия, – рай для настоящего фотографа. Я вообще предпочитаю страны так называемого Третьего мира, нетронутые западной глобализацией, например Гватемалу или Коста-Рику. D: Что ты думаешь о гей-движении в России? Отличается оно чем-то от американского? CM: Честно говоря я не очень много знаю о таких движениях в России или Америке. Я никогда не считал себя гей-активистом или же каким-то гейдеятелем. Думаю, что не смог бы многого достичь, если бы моя работа была обращена только к гей-публике. На мой взгляд, любая идеология и пропаганда, в независимости от ее характера, – скучная вещь. Для меня ориентация никогда не была проблемой, это было проблемой для окружающих. Я всегда верил в то, что посредством искусства можно добиться намного большего, чем используя всякие политические слоганы, демонстрации или парады. Такие писатели, как Жане, Берроуз и Гинзберг, художники Фрэнсис Бэкон и Уорхол, или режиссеры вроде Джона Уотерса и Гаса Ван Сента оказали влияние на общество куда более сильное, чем все эти вместе взятые гей-активисты. D: Какую музыку ты любишь? CM: Мои музыкальные предпочтения очень разнятся: от джазза до хип-хопа, от Stan Getz, Miles Davis и Billie Holiday до Amy Winehouse, Lil’ Kim и MC Solaar. Еще у меня много друзей музыкантов, чье творчество в топе моего плейлиста: Black Peter Group, No Bra, Tha Pumpsta, Phiiliip, Avenue D, Rufus Wainwright… D: Song for a day? CM: «It’s Fucked Up» от Black Peter Group.


Dtours [paper]

«Grocery»

«Messy Heaven»

«Rip in Peace»

«Wall Street»

Rip Zinger х Имя: Tomonori«rip»Tanaka Год рождения: 1974.5.21 Родной город: Токио/Япония Фотограф-фрилансер с 1996 года Сотрудничал с журналами: DUNE magazine, Tokion, Spectator, Philosophy Zine, Warp Japan, Transworld snowboarding Japan, Ollie magazine, ANA magazine, BLUE surf magazine Работал с компаниями: Fourstar, Krooked, Stussy, NIKE, RICOH, NEIGHBORHOOD Участвовал в выставках: Happening surf & art exhibition,FTC «FAB 5» skateboard photography exhibition, RIPZINGAER WEST AMERICANIZED TOUR in stussy Harajyuku chapt,RIPZINGAER WEST AMERICANIZED TOUR in Aoyama Book Center Издал книгу: RIPZINGER WEST AMERICANIZAED TOUR / STUSSY Books

«Delancey Shock» Фото: Rip Zinger www.ripzinger.com

«Cosmopolitan»


Dtours [paper]

Интервью: Dtours DTOURS чуть было не сделали номер о русских дизайнерах, которые когда-то уехали в Нью-Йорк. Во время поисков мы познакомились с дизайнером обуви и сумок Алей Казакевич (Alya Kazakevich), уроженкой города Минска, которая рассказала нам о новой жизни, начавшейся с переезда в «большое яблоко». Dtours: Правда, что ты переехала в Нью-Йорк и сразу начала учиться дизайну? Aля Kазакевич: Сначала я получила степень бакалавра по финансам и кредиту в Нью-Йоркском Государственном Университете в 2006 году. Потом я два года училась у старого и, как ее прозвали, «жесткого» обувного мастера Барбары Шом (Barbara Shaum). А после закончила дополнительные курсы в Нью-Йоркском Институте Технологии и Дизайна и стажировалась в Вогеле (Vogel). D: Все свои работы ты выполняешь из кожи. Отчего такая любовь? AK: Я всегда стремлюсь к самовыражению, налету скромности и простоты в моих моделях. Для меня кожа – это тот материал, который воплощает в себе все эти качества. Я не покупаю ее в обычных магазинах, а только с рук. И обрабатываю исключительно натуральными красителями, поскольку другие сильно засоряют окружающую среду. D: Ты могла бы сказать, что ты «in fashion»? AK: Точно нет. Мне нравится носить то, что приятно и удобно. Могу лишь сказать, что я всегда верна какомуто своему особому стилю. Ив СенЛоран однажды сказал: «Мода проходит, стиль остается». Честно говоря, даже порой больно видеть всех этих «true fashion victims».

www.abknyc.com

A.B.K.

D: Что тебя вдохновляет? AK: У меня есть учитель, шестидесятилетний мастер, родом из Украины, двадцать пять лет назад эмигрировавший в Нью-Йорк вместе со своей семьей. Для меня он своеобразный ориентир. Еще, конечно, очень вдохновляет природа. D: Куда посоветуешь пойти в НьюЙорке? AK: Я много времени провожу в своей студии, работа с кожей отнимает немало времени. Как и во всем в Нью-Йорке, здесь сложно уследить за всеми новыми и даже раскрученными местами. Все меняется очень быстро. Мне по душе те места, о которых не написано в журнале TimeOut New-York. Большую часть времени я провожу в районе Вильямсбург (Williamsburg), там мне нравится местный тайский ресторанчик. D: Встречала ли ты что-то совсем русское в Нью-Йорке, эдакий «Russian Touch»? AK: Русское в Нью-Йорке?! Мне нравятся веселые компании старых русских экс-патриотов. Одних можно встретить в Музее Искусств Метрополитен (Metropolitan Museum of Art) и в Линкольн центре (Lincoln Center), а других, обычно наряженных, – в опере. D: Как планируешь провести weekend? AK: Возьму машину напрокат, свою собаку, немного хорошей музыки и поеду из города. Прощай, НьюЙорк! D: Song for a day? AK: Fangela и их композиция «Here we go magic».


Dtours [paper]

Project no. Текст: Dtours Project No.8b – это концепт-стор, политикой которого управляют супруги Элизабет Бир (Elizabeth Beer) и Брайан Янусяк (Brian Janusiak). Это уже их второй совместный бутик, и, если предыдущий был наполнен коллекциями для женщин, то в этот раз было принято решение открыть сугубо мужской магазин. Дизайн выполнен в минималистской эстетике и не перегружен элементами декора. Окрашенные в белый цвет стены и высокие потолки визуально увеличивают пространство, а огромные витрины усиливают ощущение пребывания в престижной галерее. Такой дизайн позволил добиться обильного естественного освещения магазина, и лампы здесь включают только после захода солнца. В оформлении бутика использовалась винтажная мебель из частной коллекции Брайана и Элизабет, а также полки и стулья из цельной древесины, сделанные на заказ у немецкого дизайн-бюро «е15». Пространство магазина насыщено большим количеством дизайнерских предметов интерьера, некоторые из которых были изготовлены специально для Project No.8b. Здесь можно найти скейтборд марки Brilli, обтянутый черной кожей и теннисные ракетки в стиле ретро, закупленные в Германии. Можно встретить и вещи Various Projects — под этим брендом супруги выпускают собственную линию одежды, а также открытки и предметы интерьера. В представленных коллекциях можно проследить преобладающее число европейских дизайнеров, которые хорошо известны ценителям интеллектуальной моды. Громкие имена здесь переплетаются с новичками и на одном стеллаже легко можно увидеть футболку Maison Мartin Margiela, лежащую рядом с

Фото: Seong Kwon www.projectno8.com

8 джемпером от Maria Cornejo. Владельцы бутика не забывают и про местных дизайнеров, предлагая дебютную мужскую коллекцию от Tom Scott и бренда, основанного Лили Раскайнд, Sunshine & Shadow. Совсем скоро сайт Project No.8b заработает в режиме онлайн магазина. Владельцы обещают, что виртуальный аналог бутика будет полностью соответствовать оригиналу, а новые поступления сразу выкладываться на сайт. Ну а сейчас супруги работают над созданием трэвел-бутика, который откроется в пространстве Ace Hotel и предположительно будет носить название Project No.8а. Третий по счету мультибренд совместит в себе мужские и женские коллекции, а также появится набор аксессуаров для дома.


Dtours [paper]

х

Superfuture> Supertravel> New York> Soho New York Superfuture: Soho Top 10 1. Bathing Ape Флагман токийской уличной моды. Некоторые стойки сделаны в виде закольцованной конвейерной ленты, на которую выставлены обувь и ремни. Необычный интерьер передает ощущение пребывания в огромном рефрижераторе.

6. Uniqlo Известная японская сеть повседневной одежды для мужчин и женщин. Простой лаконичный интерьер.

2. Opening Ceremony Один из лучших мультибрендовых сторов в Нью-Йорке. Огромное количество коллекций самых прогрессивных дизайнеров со всего мира.

8. Deitch Projects Замечательное место в центре НьюЙорка. Масса мероприятий, алкоголя и правильная подборка актуальных объектов искусства. Среди гостей можно встретить Бьорк и Джонни Деппа.

3. Moss Мекка для одержимых оформлением интерьеров. В продаже много интересных объектов промышленного дизайна. 4. Jil Sander Интерьер бутика разработан в сотрудничестве в Рафом Симонсом. Буквально архитектурная святыня Сохо по минимал-дизайну. 5. Kiosk Рай для любителей всевозможных безделушек. Очень интересный магазин с отличной подборкой брендов.

www.superfuture.com

7. Yohji Yamamoto Авангардный бутик нестареющего фэшн-гуру.

9. Kiki De Montparnasse Все для того, чтобы устроить домашний бардель класса люкс середины 17-го века. Страпоны из цельного мрамора, кружева, массажные масла, наручники из серебра – все это и многое другое можно найти здесь. 10. Atelier Черный, черный и еще раз черный. Лучшие артизанальные бренды.

Большинство модных домов открывают свои бутики в Нью-Йорке. Наиболее подходящим районом для этого является Сохо. Здесь располагаются знаменитые парфюмерные, интерьерные и мебельные салоны, а также большое количество мультибрендовых бутиков. В воздухе витает энергия шоппинга, а улицы всегда переполнены fashion victims со всего мира. За последние несколько лет здесь открыли свои магазины такие компании, как Prada, Longсhamp и Bathing Ape. В районе Сохо можно найти монобрендовые бутики всемирно известных модных домов, среди которых: Yohji Yamamoto, Derek Lam, Jil Sander, A.P.C. и Costume National, а также прогрессивные концепт-сторы, где собраны коллекции более молодого поколения дизайнеров: Seven, Atelier, Opening Ceremony, Blue in Green и Isa. Особенно стоит отметить внушительный магазин японского бренда Uniqlo, который находится на Бродвее и некоторые шоу-румы с индустриальным дизайном, например: Cappellini, Moss, Boffi и Kartel.


Dtours [paper]

I love you Интервью: Dtours I Love You Magazine – относительно новое имя в мире глянца. Штаб-квартира журнала находится в Берлине во главе с основательницей и главным редактором Кристиан Борднер (Christiane Bordner). Мы попросили ее рассказать об издании и раскрыть некоторые профессиональные секреты. Dtours: Как ты пришла к идее создания журнала? Кристиан Борднер: У меня была четко выстроенная концепция и непреодолимое желание создать свое издание. Я работаю артдиректором в течение двенадцати лет. В университете изучала дизайн и искусство фотографии. Уже во время учебы мне удалось открыть свою собственную студию дизайна, и моим первым клиентом стала марка одежды Stone Island. Наше сотрудничество длится уже более одиннадцати лет, за которые мы сумели вместе разработать двадцать две рекламные компании. D: Расскажи о философии журнала. КБ: I Love You Magazine отражает мое видение моды и создан для женщин, любящих фэшн и фотографию. Мне нравится играть с вещами, которые любят женщины, но, честно говоря, я не воспринимаю это серьезно. Для усиления контакта с читателями в журнале много иронии и юмора. Основной посыл таков: раз мне это нравится, им тоже это понравится! D: Каких целей ты хочешь добиться?

«New York, New York, New York, New York,

New York,

New York, New York»

КБ: Посредством издания я хочу вдохновить женщин на то, чтобы они всегда были сами собой и любили себя. На страницах журнала много красивых фотографий и достойный, интересный дизайн. Со мной работает очень много профессиональных фотографов, которые только и ждут момента публикации своих работ. Ну, и конечно, на страницах I love you много красивых женщин. D: У тебя есть учителя или ориентиры?

D: Какими качествами должна обладать женщина в стиле I love you? КБ: Быть счастливой, оставаться собой и не напрашиваться на комплименты. D: Твои рекомендации молодым и творческим людям из России?

КБ: Я люблю глянцевую продукцию, а также мне нравятся книги по философии. В журнале я бы хотела объединить КБ: Никогда не сдаваться и не идти на компромиссы. эти две вещи. Один из основных ориентиров – это Jop van Bennekom, который работает с уже ставшими культовыми D: Какой город тебе нравится больше всех? изданиями, вроде Butt, Re-Magazine и Fantastic Men. КБ: New York, New York, New York, New York, New York, New D: Если бы ты могла поработать с кем угодно, кого бы ты York, New York, New York, New York, New York, New York, выбрала? New York, New York, New York! Если бы не время и не деньги, я бы переехала именно туда.  КБ: Я бы с удовольствием посотрудничала с немецким Vogue и помогла бы им сделать настоящий Vogue, каким он на са- D: Song for a day? мом деле должен быть!  КБ: «Icome.com» от Miss Kittin D: Какие у тебя планы на будущее? КБ: Стану главным редактором немецкого Vogue (смеется). Хочу, чтобы I love you стал влиятельным изданием в мире глянца. D: Опиши свой стиль. КБ: Женственный, я люблю высокие каблуки и платья. 

www.iloveyou-magazine.com


Dtours [paper]

SECRECY Фотограф: Justin Wu Стиль: Shan Sarwar (Artist Group Limited) Макияж: Becca Pellow (Artist Group Limited) Модель: Ronnie at Elmer Olsen www.jwuphoto.com

Трикотаж: Individual Sentiments (Sydney's boutique)


Dtours [paper] Джемпер: The Viridi-Anne (Sydney's boutique) Брюки: Dries Van Noten (Sydney's boutique) Украшение: Bliss Lau (Fawn boutique)

Фото: Miguel Villalobos www.grahamtabor.com


Dtours [paper]

Майка: Rick Owens (Sydney's boutique) Кардиган: Rick Owens (Sydney's boutique) Джинсы: собственность модели

Фото: Miguel Villalobos www.grahamtabor.com


Dtours [paper]

Рубашка : The Viridi-anne (Sydney's boutique) Джемпер: Boris Bidjan Saberi (Sydney's boutique) Украшение: Damir Doma (собственность стилиста)

Фото: Miguel Villalobos www.grahamtabor.com


Dtours [paper]

Майка: Rick Owens (Sydney's boutique) Брюки: Individual Sentiments (Sydney's boutique) Жилет: Damir Doma (собственность стилиста) Фото: Miguel Villalobos www.grahamtabor.com


Dtours [paper]

Майка: Pink Cobra (Carte Blanche): Кардиган: Dries Van Noten (Sydney's boutique) Брюки: Boris Bidjan Saberi (Sydney's boutique) Украшение: Bliss Lau (Fawn boutique) Обувь: собственность стилиста

Фото: Miguel Villalobos www.grahamtabor.com


Dtours [paper]

The Viridi-Anne

www.viridi-anne.com


Dtours [paper]

Forme 3'3204322896 Интервью: Dtours Текст: Илья Отычко

других дизайнов, и создавать интересные вещи в своем стиле. Коуэн считает, что кризис – это время обновления модной индустрии, когда меняются приоритеты, марки и имена. Это время, когда молодым и талантливым дизайнерам будет проще завоевать признание публики, привыкшей к люксовым брендам, и сформировать свою аудиторию. По его словам, даже один постоянный клиент – уже повод для того, чтобы продолжать заниматься дизайном.

Forme D’Expression – это удобная практичная одежда от корейского дизайнера Коуэна Парка (Koeun Park). Он родился в Сеуле, вырос в Кувейте, жил в таких городах, как Париж, Милан, Нью-Йорк, а сейчас создает свои коллекции в небольшом итальянском городе Ассизи. Коуэн получил большой опыт работы в Armani, где он создавал модели для линии Black Label и в модном доме Donna Karan. Накопленных знаний от сотрудничества с гигантами фэшниндустрии хватило для того, чтобы в 2005 году запустить собственный бренд Forme D’Expression. В основу философии марки лег принцип удобной комфортной одежды, подчеркивающей индивидуальность. Луки коллекций просты – темные тона, свободный крой, шерсть, кожа с винтажным эффектом, – их части вполне взаимозаменяемы.

Вещи марки Forme D’Expression продаются во многих концептбутиках крупных городов мира, в том числе и в Москве. Ведь она уже завоевала признание среди любителей авангардной одежды. Основной лук зимней коллекции – сочетание куртки с узкими трикотажными брюками. Также в ней представлены несколько костюмов свободного кроя из шерсти темных тонов. Среди вещей Forme D’Expression часто встречаются трикотажные деформированные лонгсливы с высоким воротом и рукавом реглан, приталенные черные пальто и двубортные пиджаки. Одной из изюминок коллекции стал шарф из рваного трикотажа черного цвета. Деформированные ткани, необработанные края, ассиметричные швы, мятая кожа – казалось бы, нечто подобное уже было, но, если внимательно посмотреть лукбук Forme D’Expression, то начинаешь понимать, что это – авангард с французским шиком.

По мнению дизайнера, сейчас многие его коллеги больше озабочены новым взглядом на вещи и созданием необычных моделей, чем общим стилем коллекций. В отличие от них, Коуэн старается внимательно относится к уникальному стилю своей марки и делает все, чтобы сохранить его, несмотря на то, что одежда разных сезонов, на первый взгляд, может показаться однообразной. Основная его идея – найти свой путь и двигаться по нему, не подвергаясь влиянию

Koeun Park: «Главное – найти свой путь и двигаться по нему» www.factoryofaith.com


Dtours [paper]

Layer-0 Текст: Александр Троцюк Алессио Зиро (Alessio Zero), молодой дизайнер из Перуджии, небольшого города в центре Италии. Медленно, но верно его бренд «Layer-0» вот уже третий сезон завоевывает внимание публики. Полные энергии и внимания к деталям, его работы выполнены на очень высоком качественном и художественном уровне. Свою любовь к коже, как материалу, он не скрывает. Даже немного акцентирует – использует кожу как составляющую часть вручную связанных свитеров. Кстати, раньше Алессио работал с брендом Dioniso. И тогда и сейчас большинство материалов для Алессио создавались под заказ в очень ограниченных количествах. Сложный, очень хорошо продуманный крой, и важные, но незаметные детали отличают его работы от многих других дизайнеров, работающих в подобной эстетике. За первичным успехом нового бренда на самом деле скрывается творец и полный энергии художник, страстно желающий изменить взгляд на моду и на ее восприятие. В первой коллекции «Layer-0», показанной в Париже, модели с завязанными глазами, окруженные какофонией несвязанных звуков, шли на ощупь по подиуму, держась лишь за провисающую вдоль веревку. Этим Алессио предложил не просто созерцать очередной показ, а именно задуматься над собственным предназначением в мире. Такой подход говорит о дизайнере действительно как о художнике, определенно со своим мироощущением.

«Наша плоть становится чувствительнее, если проникнуть сквозь нее» Его инсталляция в «Area» состояла не только из моделей одежды, но и состаренных металлических и деревянных архитектурных конструкций. Вещи из этой коллекции под названием «Feel your touch», можно было найти лишь в нескольких концепт-сторах в Японии, России и Европе, включая новый Podium concept-store в Москве, Johnbull Private Labo в Токио и Harvey’s в Берлине. Одежда «Layer-0» направлена удовлетворить, прежде всего, покупателя, а не модную индустрию. «Наша плоть всегда становится чувствительнее, если проникнуть сквозь нее», – размышляет Алессио. В новаторских моделях из необычно обработанной кожи у «Layer-0» заложен определенный месседж: «нельзя идти на поводу у масс-медиа рецептов, которые годами выливаются на людей через глянец и ТВ. Нужно всегда стараться найти собственный путь, быть индивидуальностью. Я не хочу «зарабатывать» на людях с помощью рекламы». Только качеством вещей он заслуженно завоевал клиентов по всему миру. «С самых пеленок мы находимся под влиянием телевидения. Наверно, только через его полное уничтожение мы сможем освободиться от этой пагубной вещи», – сокрушается Аллесио. Кстати говоря, наверно именно поэтому часть одной из его презентаций состоит из разбитых телевизоров. Н а ч и ная с факсов, которые он пишет от руки, кусочков обожженной кожи, прикрепленных к письмам и заканчивая дотошно сконструированной одеждой и обувью из льна, хлопка, шелка и тончайших кож верблюда и быка, Зиро очевидно выбирает «тот самый» свой путь. Алессио предпочитает быть противоположным современной моде, которую он видит лишь как «сборище оловянных солдатиков, полных лжи и обмана и делающих вид, будто бы они на войне, где вместо пушек слова, а вместо бомб сплетни».

www.layer-0.com


Dtours [paper]

Collateral Concepts «Я не могу создать 10 маек» и назвать это

коллекцией»

Интервью: Dtours Текст: Артем Широков Американский бренд Collateral Concepts достаточно молодой в сфере фэшн-индустрии. Он существует около двух лет, и интерес к нему постоянно увеличивается. Одними из первых моделей, созданных Альбертом Хонгом (Albert Huang), дизайнером Collateral, были окисленные серебряные украшения. Принцип был угадан верно: в результате отдачи своих электронов металл приобретал необычный, состаренный вид – и тем самым изделия привлекали внимание. В этом мире все живет по законам науки, и ею охвачены все сферы нашей жизнедеятельности. Недаром Альберт Хонг изучает медицину, ведь именно ее принципы легли в основу его творчества. Как ни странно, Альберт не имеет образования в сфере дизайна и искусства, он готовится стать врачом. Это отразилось в линии одежды Collateral: часть созданных им изделий имеют швы схожие со строением человеческих мышечных или костных тканей, принты на одежде выполнены согласно расположению нашей венозно-артериальной системы. На данный момент линия включает в себя верхнюю одежду и футболки, а также

www.collateralconcepts.com

большое внимание уделяется аксессуарам. Альберт Хонг старается использовать новые техники обработки и подбирает необычные материалы. Такие, к примеру, как кожа слона. Его одежда выполнена в темных тонах, яркие цвета отсутствуют полностью, за исключением лейбла, который сделан в виде красного зигзага. Не зная подноготной его создания, можно предположить, что красный символизирует кровь, а форма зигзага ассоциируется с пульсом на дисплее аппарата в реанимации. Но не стоит думать, что только анатомия и физиология заложены в идею создания вещей. Для Альберта особую роль здесь играют самореализация и отражение в изделиях своего внутреннего мира, некой внутренней борьбы. Dtours: Альберт, расскажи о том, как ты запустил свой бренд.

представил их все вместе. Всю линейку одеж- AX: Вещи Collateral не привязаны к сезонам. ды и аксессуаров я сделал сам, но называть Я произвожу только то, что полностью сам разработал и только тогда, когда действиэто коллекцией не правильно. тельно уверен в завершенности того или иноD: Какова основная идея бренда Collateral го изделия. Я не могу создать десять маек и назвать это коллекцией. Процесс и результат Concepts? Collateral должен быть линейным и нацеленAХ: У Collateral несколько основных идей. ным на индивидуализацию каждого изделия, На мои работы сильно повлияла наука, ана- а не их группировки в единое целое. томия и жизнь. Мне интересна медицина, я получаю высшее образование и через пол- D: Очевидно, у тебя существует четкая контора года стану врачом. Кроме того, я вдох- цепция производства и подбора редких мановляюсь чувствами, возникающими в ре- териалов для работы. Уже были металлизизультате острых переживаний внутри себя. рованные, окисленные и жженые изделия. Многие мои модели показывают это, так как Были модели из кожи шестидесятилетнего в них объединены темы войны и врачевания. слона. Чего ждать в дальнейшем? Я поглощен постоянным исследованием всех составляющих науки и продолжаю экспери- AX: В моделях, которые скоро появятся, я исментировать с тканями, кожей, металлом, их пользую технику батик (индийская техника процессом создания и обработки. Если по- росписи по шелку – Прим. ред.). Некоторые пытаться охарактеризовать основную идею, из них вызывают аж мурашки по коже! Я такто она заключается в попытке передать всю же продолжаю экспериментировать с кривысилу эмоций в «носибельной» форме. Я хочу, ми швами и анатомическими формами и кончтобы моя работа была нова для зрителя, но центрироваться на более сильных глубоких в то же время всегда естественна и узнаваема. переживаниях.

Альберт Хонг: Collateral развивался постепенно в течение прошлых полутора лет. Я давно делал наброски моделей и разрабатывал идеи, но не принимался за их реализацию. Позже я сшил пару образцов, и отзывы о них оказались весьма положительными. D: У тебя есть сезонные коллекции? Или суИдеи некоторых из моделей приходили ко ществует только одна, которая постоянно помне уже в процессе их создания, и однажды я полняется?


Dtours [paper]

08 circus Текст: Alexander TM13 08circus – это новый бренд токийского дизайнера Киминори Моришита (Kiminori Morishita). Вообще-то, первая коллекция была представлена им в 2002 году, а в 2004 он создал собственный бренд Kiminori Morishita. Отличие 08circus в том, что марка более европеизирована, чем предыдущие коллекции Киминори. Больше нет такого сильного налета милитаризма и хаотичности. От прошлых проектов осталась характерная для дизайнера подача на грани небрежности и высокое качество моделей ручной работы. Авангард, гармонично сливающийся с повседневными вещами, великолепный трикотаж, придающий легкость формам и силуэтам, изобилие белого, черного и серого – все это 08circus. В первой коллекции можно увидеть как растянутые хлопчатые штаны, так и обычный деним. Жеванные кожаные куртки чередуются с парками и почти классическими костюмами. Лукбук 08circus представляет собой идеальное сочетание образов на фоне конструкции из светлого дерева. Особенный шарм моделям придают вещи из мятой, сваренной или состаренной ткани. Грязная обувь, тяжелые хлопковые шорты, классического кроя рубашка и кожаная куртка – эти вещи черного цвета создают великолепный стиль с нарочитой небрежностью современного денди. Можно добиться и противоположно эффекта: абсолютно белая обувь, мятые брюки, кардиган на одну пуговицу, и несвежего вида рубашка образуют облик богемного персонажа после бессонной ночи. Но есть и компромиссы. К примеру, парка, джинсы, рубашка и ботинки – для прогулок в дождливую погоду. Никаких лишних деталей, лишь минимализм от авангарда.

www.kiminorimorishita.jp

14th ADDICTION Интервью: DTOURS Текст: Дмитрий Коновалов

Восемь лет Теруки проработал в дуэте с Луи Онозаки (Lui Onozaki), создавая аксессуары из кожи под маркой KM*Rii. Впечатления от путешествий по миру выливались в этничеРовно ли прострочены швы или кожа на пальто свисает лох- ского вида аксессуары. Сумки и браслеты, похожие на часть мотьями – в работах Теруки Ачайса (Teruki Uchise) чувству- боевого обмундирования индийских племен, вписались в ется рука автора. Настолько, что кажется, при более деталь- пейзажи из каменных джунглей. ном рассмотрении, сможешь увидеть на материале отпечатки Набравшись опыта, в 2008 году Теруки создал бренд 14th пальцев мастера, как на застывшей глине. Addiction. Он всегда хотел начать с нуля собственное дело. Сам дизайнер говорит: «Когда ты работаешь на себя, гораздо ответственней подходишь к работе и чувствуешь все тонкости». Как и многие идеи дизайнера, название марки родилось во время путешествия. В нем содержится мудрость, которую он вынес из своей поездки на священную землю Мексики, деревню Реал-де-Каторсе. Его дизайн-студия обосновалась на острове Бали, где команда экспериментирует и постоянно развивается. Теруки собрал вокруг себя людей, которые помогают точно воспроизводить образы, приходящие ему в голову, создавать вещи, не отходя от концепции марки. Попробуем предположить, что «четырнадцатым пристрастием» (как переводится название бренда) для дизайнера все-таки является кожа. Она стала основным материалом для самовыражения в работе над новой маркой. «Каждый кусок кожи уникален, – говорит Теруки, – мы смешиваем разные части, и в итоге каждая занимает место, которое обеспечивает комфорт и прекрасный внешний вид». К слову, как таковых полноценных сезонных коллекций не выпускается, основная линейка лишь дополняется новыми моделями.

www.14thaddiction.com

Длинные кожаные плащи и кардиганы, грубые высокие ботинки, достаточно плотно облегающие куртки, напоминающие мотоциклетные. Каждая вещь богата на детали: пущенная под неожиданным углом молния, криво обрезанные края рукавов и подола, свисающие кожаные косички, текстовые принты на подкладке. Даже сами названия моделей – velocity (англ. – скорость), pugilist (англ.   – боец) – говорят о некой заложенной во все творчество энергии, при чем противоположно направленной общепринятому укладу. Кажется, что Теруки вдохновили персонажи войны из постапокалиптического города посреди пустыни из фильма «Безумный Макс». Но самым интересным является то, что какие бы ассоциативные картины с миром будущего не рисовались в нашей голове в связи с одеждой 14th Addiction, сам дизайнер заглядывать в него не старается. «Будущее приходит само собой, я лишь концентрируюсь на настоящем моменте».


Dtours [paper]

Architectural

Clothes

Интервью: DTOURS Текст: Артем Широков «Это не футуризм, это реальность», – вырвалось у меня, когда я впервые увидел коллекцию Architectural Сlothes. Бренд достаточно молод, а основал его в 2007 году Наум Вилласана (Nahum Villasana). Он живет на севере Мексики в штате Нижняя Калифорния, в городе Мехикали. «Моя родина больше похожа на отдельный маленький городок, здесь спокойный народ и очень жаркая погода. Мы находимся практически на границе с США, поэтому ощущается сильное влияние оттуда на все, что здесь происходит. Настоящая Мексика скорее осталась на юге, в Гвадалахаре, например. Как и в любом другом месте на Земле, в этом городе есть свои плюсы и минусы, но мне здесь нравится», – признается дизайнер. Мексика – экономически развивающаяся страна, и, возможно, Науму повезло родиться на ее севере. Ведь ему не пришлось стать фермером или автомехаником, он окончил Школу Дизайна Нижней Калифорнии по специальности дизайн одежды, в которой сейчас преподает историю костюма. «Я столько всего почерпнул оттуда. Мне нравится история моды и история искусства, ведь они столь полезны для творчества», – размышляет молодой дизайнер. Действительно, о прикладном смысле изученного можно судить по его работам. Сложность кроя и деталей, созданных им, моментально притягивает взгляд и переносит в будущее. Свои вкусы в сфере моды и дизайна Наум охарактеризовал так: «Я люблю концептуальных дизайнеров: Hussein Chalayan, Sruli Recht, Rei Kawakubo. Также мне нравятся Sandra Backlund и работы Raf Simons для дома Jil Sander». Главное вдохновение Наума Вилласаны – это человеческое тело. Дизайнер старается донести мысль о том, что одежда Аrchitectural Сlothes неотъемлема от самой плоти. Созданные им модели напоминают анатомическое строение и расположение мышечных тканей. А воплощены они посредством наложения слоев и ассиметричных швов. Эти вещи стремятся подчеркнуть всю сложность строения человеческого организма. «При создании коллекций или просто отдельных моделей, я всегда думаю о строении тела, а потом начинаю кроить и сшивать различные части. Для меня совершенно неважно, будет ли мои вещи носить женщина или мужчина. Они основаны на принципах анатомии, поэтому я никогда не выдумываю типологий своих клиентов», – говорит Наум. Если заглянуть в его сетевой дневник, то можно открыть для себя всю кропотливость такого труда. Сначала создаются эскизы с четким описанием расположения всех деталей. Они определяют, какие элементы будут внутренними, а какие – наружными. После раскройки получается очень много отдельных частей, которые с помощью булавок Наум всегда собирает на живом человеке, а не на манекене. Ведь одежда сложно сконструирована, и нужно изначально понимать, насколько комфортно в ней будет. Ну, а после такой примерки происходит изготовление модели, и она приобретает законченный вид. Architectural Сlothes имеет стандартную градацию по сезонам, линия делится на зимнюю и летнюю коллекции, у каждой из которых есть свое название. Например, Mechanical Connection, состоящая из двух частей, или Armored Body, отражающая основную идею марки. Вещи из последней декорированы элементами, характерными для военной экипировки, а некоторые модели напоминают костюм ниндзя. Коллекция сезона SS’10 называется Bisector Human, поскольку большинство моделей скроены по швам, имеющим угол от семидесяти до тридцати градусов. «Коллекция создана, чтобы показать, насколько тело интегрировано в структуру одежды, ведь оно не является пассивным элементом. В жизни мы сталкиваемся с неким диалогом, в котором участвуют тело и одежда», – описывает работу автор.

«Тело

связано»

со структурой одежды»

www.architectural-clothes.com

В весенне-летнем сезоне дизайнер предлагает носить водолазки, футболки с длинным рукавом, пиджаки с высоким воротником-стойкой. Коллекция полностью выдержана в черном цвете, хотя в предыдущих сезонах Наум использовал и белый. Первый магазин, закупивший работы дизайнера, называется Beat Box и находится в Чолула. Одежду Architectural Clothes пока можно приобрести только в Мексике и некоторых интернет магазинах. Правда, можно надеяться, что скоро мы сможем увидеть бренд и в России, поскольку у Наума в планах создание женской коллекции, а также переезд в Лос-Анджелес, где гораздо больше возможностей для развития новых идей и выходов на мировой рынок.


Dtours [paper]

Martine Petra

Интервью: DTOURS

D: Что нужно, чтобы быть профессиональным фотографом?

Команда DTOURS познакомилась с фотографом Мартин Петрой (Martine Petra), которая оказалась профессиональной танцовщицей и рассказала нам о своем новом «грудном проекте».

MП: Очень полезно найти достойного преподавателя, который научит основам, познакомит с правильными людьми. Но у каждого это происходит по-своему. Многие фотографы вообще нигде не учились и добились солидных результатов.

MП: Я занимаюсь своим новым «грудным» проектом, планирую доснять около пятисот женских бюстов для выставки. Еще у меня несколько танцевальных проектов в Норвегии. Знаете, я не могу заниматься чем-то одним. Когда есть два дела, это очень освежает голову. D: Были ли у тебя какие-нибудь учителя по танцам?

Dtours: Поговорим о твоем бэкграунде. Как все началось? D: Какие профессиональные цели ты поставила перед собой? Мартин Петра: Я не изучала фотографию в школе, но пару лет ходила на курсы. Тогда я была еще маленькая, и мне все было очень интересно. Когда мне подарили мою первую цифровую камеру, я только и делала, что фотографировала подряд все, что попадалось на глаза. Мне ужасно хотелось

MП: Я делаю то, что люблю, от чего получаю удовольствие. И чувствую, что была рождена именно для этого. Знали бы вы, как приятно, когда твои работы нравятся другим людям! Реально заряжает, чтобы двигаться дальше.

«За короткое время я стала просто одержима съемками» запечатлеть всю свою жизнь – семью, друзей, места и т.д. Мне было жалко просто забыть всех потрясающих людей, с которыми удалось познакомиться и все замечательные места, в которых удалось побывать. На самом деле, я тогда серьезно занималась современными танцами, даже сейчас я иногда работаю как профессиональная танцовщица. Сначала фотография для меня была просто увлечением, но за короткое время я стала просто одержима съемками.

www.martinepetra.com

D: С кем бы ты мечтала поработать? MП: Madonna, Prince, Slayer, Larry Graham, Christian Lacroix, Odd Nerdrum, Jean Paul Gaultier, Royksopp.… Почему? Очень просто, они – люди музыки, моды, искусства, которыми я восхищаюсь. D: Нравится ли тебе кто-то из молодых и малоизвестных дизайнеров, художников, музыкантов?

MП: Сьюзан Домелсмит (Susan Domelsmith) из DLC Brooklyn (www.dirtylibrarianchains.com), она – очень талантливый ювелир, делает интересные украшения. Еще мне нравится замечательный шведский танцор Робин Питерс (Robin Peters, www.robinpeters.se). D: Над чем ты работаешь сейчас?

MП: Да, у меня было очень много потрясающих учителей в Школе Современного Танца в Осло, которые даже сегодня вдохновляют меня. Один из этих учителей – Карштейн Солли (Karstein Solli, www.karstein.no), открытый и приятный человек. D: Этот номер посвящен в основном Нью-Йорку, что ты знаешь об этом городе? MП: Я была в Нью-Йорке год назад и думаю, что это просто сумасшедший город! Я очарована его историей и американской культурой вообще. Никогда бы не подумала, что какойнибудь город сможет так снести крышу, как это сделал НьюЙорк! Он – действительно восьмое чудо света. D: Что ты могла бы посоветовать молодым художникам, музыкантам, фотографам? MП: Лучший совет всех времен – узнать себя и понять, чего вы хотите делать в жизни. Совмещайте все, что только можно и постепенно отсекайте то, что вам не очень интересно. Ясно одно – вы будете счастливы только тогда, когда будете делать то, что по-настоящему любите.


Dtours [paper]

Reid Pepp ard Интервью: DTOURS Текст: Дмитрий Коновалов

PП: Голуби и крысы – интересные существа. Как правило, люди ненавидят их, потому что считают грязными, переносчиками всякой заразы. Но, на мой взгляд, это придает им особый визуальный эффект.

Головные уборы с голубиными крыльями, сумочки в туловище крысы, колечки с мышиными лапками – это и множество других украшений и арт-объектов из коллекции своей марки RP/Encore представила дизайнер и таксидермист Рейд Пеппард (Reid Peppard) на выставке в рамках London Fashion Week. Ее творчество подняло сразу много вопросов: отношение к животным, эстетическое восприятие их мертвыми и то, как они используются в индустрии моды сегодня. Обычно для изготовления чучела животное специально убивают. Но у Рейд все наоборот. Дизайнер работает с животными, которые уже стали жертвами человеческой цивилизации, обитая в больших современных городах. В основном это голуби, крысы и мыши. Представьте, сколько такого «материала» может набраться в Лондоне, если на одной только Трафальгарской площади живет около сорока тысяч птиц, а популяция крыс в городе и вовсе переваливает за десять миллионов особей. Рейд берется уже за бездыханные тушки зверьков, которых случайно переехали на дороге, отравили как вредителей, или за тех, которые попали в лапы к ее коту Панасонику. Подрядив друзей собирать для нее или хотя бы информировать о местонахождении новых «будущих аксессуаров», она обеспечила себя постоянным притоком «материала». Но для воплощения всех ее идей этого все равно мало.

D: Какие основные цели твоей работы? PП: Я стремлюсь делать сильные, красивые аксессуары, которые смогли бы кого-то удивить. Считаю, что моя работа рождает идеи, которые в будущем могут быть использованы не только в текущих трендах, но и в лайфстайле. D: С кем тебе бы хотелось поработать? PП: Ели бы я только могла воскрешать, то я бы точно поработала с Наги Нода (Nagi Noda). Она была такой талантливой женщиной с понастоящему уникальным стилем и почерком. D: Ты бы хотела, чтобы твой бренд стал массовым?

«Моя студия – что-то среднее между свинарником и преисподней»

Рейд Пеппард, ангельской внешности блондинка с лучезарной улыбкой, родилась и выросла в Калифорнии. В 2004 году она переехала в Лондон, где сейчас и находится ее студия. За спиной у девушки обучение таксидермии в Йоркшире и образование скульптора в колледже Central St. Martins. Соединив нелегкий навык со своими модными идеями, Рейд представила совершенно новый подход к использованию «животных» материалов в дизайне украшений.

Городские животные всегда воспринимались как нечто совершенно ненужное, неприятное и даже опасное, а дизайнер, препарируя и украшая, превращает их в настоящее зрелище. Она вдыхает в предмет совершенно новую жизнь, вставляя жемчужину в клюв на подвеске, сделанной из головы голубя. И тем не менее в мире, где ходить в кожаных сапогах и кутаться в меховые воротники – совершенно обычное дело, брошка из чучела мышки вызывает целую волну недоумения. Таксидермия стала для Рейд настоящей страстью. Она всегда с большим энтузиазмом рассказывает в интервью о своем рабочем процессе, успокаивая всех, что если делать все правильно, то много грязи и крови не будет. Результат работы вызывает у нее восхищение, не меньше чем сам процесс.

www.rpencore.com

Понятно, что украшения получаются на любителя, но вот за крылатыми головными уборами, отзывающими к мифическому Персею, уже начинает выстраиваться очередь из стилистов модных журналов. Dtours: Расскажи, как выглядит твоя студия? Рейд Пеппард: Моя студия – это что-то среднее между свинарником и преисподней. У меня много холодильников. А еще здесь всюду валяются инструменты, остатки костей, перьев, меха, книги, пластмассовые динозавры и материалы для набивки чучел. Как, наверно, и в любой подобной студии. Любимые экспонаты – это чучело лисы из пригорода Эссекса и потрясающей белой совы из Шропшира. D: Почему ты используешь именно животных (голубей, крыс) как сырье для своих моделей?

PП: Не думаю, что моя коллекция аксессуаров превратится в массмаркет продукт, ведь это очень трудоемкая работа. Надеюсь, любой человек сможет найти в моих изделиях что-то красивое, особенное, приятное для глаза. Даже при том, что большая часть моей коллекции – животные, погибшие под колесами машин, они для меня много значат. Мне кажется, пусть уж лучше из этих мертвых зверей получатся оригинальные аксессуары, чем они останутся лежать на дороге. В общем, бренд RP/Encore – это концептуальное существо с вполне определенными целями и идеалами. Если говорить о бизнесе, то я, конечно, планирую расширяться в будущем. D: Мы знаем, что ты часто бываешь в Нью-Йорке, что посоветуешь посетить? PП: Многие люди говорят, что если вам нравится Лондон, то вы просто влюбитесь в Нью-Йорк. Вроде он как «Лондон, только на стероидах». Сомнительно, не правда ли? Лично мне нравятся вечера по вторникам и вернисажи в галерее «Челси» (Chelsea), очень люблю уличные инсталляции в PS1 и просмотры фильмов на крыше от www.rooftopfilms.com. Кроме этого, нужно обязательно обойти все бары, пиццы и булочные. Еще можно прокатиться на велосипеде через бруклинский мост. Это реально захватывает дух. D: Что тебя раздражает? PП: Хочется, чтобы люди меньше лицемерили, но не уверена, что это когда-нибудь произойдет. D: Song for a day? РП: «Zombie» Lady от группы Minitel Rose.


Dtours [paper]

B.I.S. RADIO:

Tim Sweeney Интервью: DTOURS DTOURS буквально вырвали диджея и основателя интернет-радио Beats In Space Тима Свини из плотного гастрольного графика и узнали о творческих планах этого авторитетного музыкального знатока. Dtours: Как ты впервые открыл для себя мир музыки? Тим Свини: Я вырос в Балтиморе, штат Мэриленд, и в 1999 году поступил в НьюЙоркский Государственный Университет, где изучал теорию музыку. Диджеить я начал еще в восемь лет, поскольку мой старший брат коллекционировал разные записи. В пятнадцать состоялись мои первые выступления в нескольких клубах, куда меня возили на машине друзья постарше. D: Расскажи про работу и жизнь в Нью-Йорке? Как ты начал свои шоу?

ТС: С 2003 по 2006 год я работал в компании Rockstar Games, которая разрабатывает видео игры, и подбирал для них саундтреки. Самым успешным моим проектом была музыка для Grand Theft Auto San Andreas. После ухода из компании, я полностью посвятил себя диджеингу, много путешествовал и играл везде, где только можно. Также я работал над проектом T&T с Тимом Голдсворфи (Tim Goldsworthy) из лейбла DFA. Под именем T&T мы вместе с Тимом выступали и успели сделать несколько записей. Кстати, к выходу вашего издания радио Beats In Space исполнится десять лет. Я подумываю открыть одноименный лейбл и тем самым начать новую главу в его развитии. D: Кого рекомендуешь послушать из upcomingмузыкантов? ТС: Из Нью-Йорка – это Lee Douglas, TBD, Midnight Magic, из мировых – Tensnake, Azari & III, Mungolian Jet Set, Syntax Eric.

ТС: Я уже давно четко знал, что хочу делать собственные радио-шоу. Чтобы понять, как устроена типовая радиостанция, и разобраться в ее работе, я отыграл сет на университетском радио. Это было еще за год до поступления. Потом я просто написал письмо людям оттуда с просьбой, что хочу вести свое шоу у них. Они согласились, и практически сразу после поступления я уже был диджеем на местном радио. Можно сказать, так все и началось. Сначала мои эфиры преимущественно концентрировались на таких стилях как funk, soul, hip-hop и даже иногда drum’n’bass. Тогда я работал с олдскульным хип-хоповым продюсером Steinski, который сильно на меня повлиял. Вскоре я начал знакомиться и сотрудничать с ребятами из лейбла DFA. Это привело к тому, что я стал больше играть disco, house, techno, rock, new wave и подобные направления. В общем, суть в том, что в действительно хорошей музыке жанр значения не имеет.

ТС: A1 Records на 6-й улице (между авеню А и 1-й авеню) – мой любимый магазин, там вы всегда меня найдете. Еще здесь есть пара замечательных магазинов: Other Music и Academy Records. Люблю японскую кухню в ресторанчике «SobaYa» на 9-й улице (между 2-й и 3-й авеню). Также часто захожу посмотреть независимое кино в Sunshine и Angelika. Одежду покупаю в Opening Ceremony, там всегда есть что-то интересное и много моделей на любой вкус. Кофе попить приятно в кафе Joe‘s. Музей Современного Искусства всегда доставляет удовольствие, а если мне хочется погулять в парке и отдохнуть от нью-йоркской толкотни, то я сажусь на велосипед и еду в бруклинский Prospect Park.

D: Чем ты занимаешься, кроме B.I.S. Radio?

D: На какой вечеринке ты последний раз танцевал?

D: Ты живешь в Нью-Йорке уже достаточно давно, куда посоветуешь сходить?

www.beatsinspace.com Иллюстрации: Martin Senyszak «Pressure pad and magnetic shield» www.iammartin.co.uk

ТС: Я вообще танцую на каждой вечеринке, где играю. Хотя, тут недавно в клубе Santos Party House я действительно отжег, пластинки ставили мои друзья – Harvey, Eric Duncan и Paul. Было очень круто. D: Твой плей-лист топ-10 на зиму 2009? ТС: Думаю, так: Tensnake – Coma Cat Syntax Erik – The Pimp (Dark Dub version) Azari & III – Reckless With Your Love Washed Out – Belong Retro/Grade – Moda A Mountain Of One – Bones (Thomas' Way Of The Ancient Mix) Jessica 6 – Fun Girl (Liv Spencer Remix) Midnight Magic – Drop Me A Line Fever Ray – Seven (Nick Chacona Remix) Naum Gabo – Torus Turzi – Bogota D: Лучший клуб Нью-Йорка, на твой взгляд? ТС: Честно говоря, сейчас у меня нет любимого клуба в Нью-Йорке. Здесь действительно не хватает достойных ночных заведений. Один из самых новых – Santos Party House. Мы все надеемся, что этому клубу удастся сохранить тот старый ньюйоркский драйв. Но пока владельцам не удается наладить работу персонала заведения так, чтобы получилось такое место, которое действительно все ждут уже очень давно. D: Работал ли ты с русскими музыкантами и промоутерами? У тебя есть представление о том, что здесь происходит на клубной сцене? ТС: Я играл в Москве целых два раза, и это было просто сногсшибательно! Все, с кем я общался в те приезды, оказались очень милыми и действительно разбирающимися в музыке. DJ One Dollar (арт-директор «Simachev Bar», Сергей Оранж, Low Budget Family – Прим.

ред.) – мой хороший друг в Москве, очень мощный диджей. Я действительно потрясен тем, как у вас протекает ночная жизнь, всегда рад приехать поиграть. D: У тебя всегда оригинальный дизайн обложек на CD и виниле. Кроме того, ты сделал свои собственные футболки. Тебе кто-то помогал в этом? ТС: Я работал с Кевином О’Нилом (Kevin O’Neill), его работы можно посмотреть на www.willworkforgood.org и на www.igetrvng.com. Он делал все обложки для CD и винила, дизайн футболок и моего нового сайта. D: Какие планы на будущее? ТС: Как я уже говорил, я собираюсь отпраздновать десятилетие своих шоу запуском лейбла Beats In Space. Еще думаю, прокатиться по миру с вечеринками в честь юбилея. В будущем планирую больше заниматься именно продюсированием. D: Твои пожелания для начинающих диджеев и музыкантов? ТС: Всегда делаете только то, что по-настоящему любите. D: Если бы ты мог что-то изменить в мире, то что бы это было? ТС: Я очень много времени провожу в перелетах и должен отметить, что самолеты однозначно должны летать быстрее, регистрацию тоже можно было бы сделать короче. А так, вроде все нормально.


Dtours [paper]

The Phenomenal Handclap Band Интервью: DTOURS Текст: Никита Лазарев сил старались звучать как черные. Даже название группы как будто бы переместилось из тех времен и навевает мысли о духовной связи с одним из главных британских прогансамблей того времени – The Alex Harvey’s Sensational Band. С одной стороны. А с другой, в их записи часто слышатся те же мотивы, которые можно услышать практически у любой восточноевропейской или российской рок-группы 70-х. «Я действительно очень люблю прог-рок из восточной Европы, и по большей части это группы из Венгрии (Locomotiv GT, Skorpio, Piramis), Германии (Frumpy, Can, Faust) или Польши (Czerwone Gitary). К сожалению, я не слышал ни одной российской прог-группы, поэтому я могу лишь гадать, насколько они хороши. А вот в России мы бы выступили с удовольствием! Слушаю ли я что-то из современной музыки? Да. Мне очень нравится альбом MGMT. А Daft Punk, Bat For Lashes и Golden Silvers – вообще одни из моих любимых групп. Это артисты, которые мне очень близки по духу, как музыканту, автору песен и продюсеру. Мне нравится соответствующая им эстетика».

«Я не слышал –

Возможно, такое стилистическое разнообразие музыки объясняется еще и тем, что каждый из членов группы вне своей музыкальной деятельности увлекается совершенно разными вещами: «Шон и я – диджеи, Джоан пишет, Бинг занимается антиквариатом, Вуди любит теннис и автомобили, Люк помимо музыки посвящает себя изучению современных технологий, Пьер – профессиональный игрок в бильярд, а Лора отлично готовит!»

ни одной

российской

прог-группы»

Примечательно также, что группа была представлена общественности в нью-йоркском Joe’s Pub, небольшом элитном заведении–дополнении к The Public Theater. Здесь проходят концерты легенд соула и фанка, и наоборот, выступления молодых претенциозных групп, о которых еще никто нигде не слышал. Планка была задана с самого начала. Но, тем не менее, и в поп-среде отклик достиг не менее высокого уровня: журнал Rolling Stone окрестил их сингл «15 to 20» главным танцевальным хитом лета-2009. Правда, по словам Шона, музыка TPHB – это нечто ощутимо большее, чем просто попурри из танцевальных стилей. Поэтому музыканты TPHB и сторонятся звукозаписывающих компаний, выпускающих исключительно музыку для вечеринок.

The Phenomenal Handclap Band (TPHB) – это восемь музыкантов разных полов, возрастов и даже этнических групп. Детище двух диджеев, Дэниела Колласа (Daniel Collas) и Шона Маркванда (Sean Marquand), дружба которых завязалась на почве любви к пластинкам со старой редкой музыкой, в частности, бразильским фанком 70-х. Их успешные попытки удивить публику самыми причудливыми сочетаниями рока и соула фактически и определили направление, в котором в будущем будет работать их совместный живой проект. Дэниел, один из основателей группы, рассказал нам о своих музыкальных пристрастиях, истории создания TPHB и многих других интересных фактах. «Мы с Шоном продюсировали записи, и в этом нам помогали два моих хороших друга – гитарист Люк О’Мейли (Luke O’Malley) и барабанщик Вуди. Нам действительно нравилось работать вместе с ними, мы понимали друг друга с полуслова, – рассказывает Дэниел о том, откуда взялись остальные музыканты. – Они участвовали в записи альбома и стали первыми, кого мы пригласили, когда пришло время заду-

маться о живых выступлениях. Бинг Джи Линг (Bing Ji Ling) переехал в Нью-Йорк из Сан-Франциско и открыл свою студию неподалеку от нашей. Почти каждую неделю я и Вуди джэмовали с его группой, и однажды он предложил присоединиться к ним. Мы согласились на том условии, что и он присоединится к нашей группе. Лора и Пьер, вокалистка и басист, примкнули к нам в тот момент, когда мы с Шоном продюсировали EP их основного музыкального проекта. Ну а Джоан Тик (Joan Tick) просто работала в баре, в котором проходили еженедельные вечеринки Шона под названием Brazilian Beat. Мы уже слышали, как она поет в группе Treasure, и однажды вечером предложили ей петь в составе TPHB». Дебютный альбом TPHB, вышедший всего несколько месяцев назад, сочетает в себе, кажется, сразу все, что может вызвать ностальгию у настоящего меломана – от черного диско и фанка до психоделии и прогрессивного рока. Такие стилистические пересечения чаще всего наблюдались на стыке далеких 60-х и 70-х, когда многие белые парни изо всех

www.phenomenalhandclapband.com Иллюстрации: Martin Senyszak «Right mechanism with take up reel» www.iammartin.co.uk

На вопрос, каким стилем можно охарактеризовать TPHB, Дэниел отвечает: «Мы не придаем значения жанровому определению. Мы привыкли называть то, что делаем, просто танцевальной музыкой. Ну, или, конечно, рок-н-роллом».


Dtours [paper]

Tim Noakes Интервью: DTOURS Тим Ноакс (Tim Noakes) – заместитель главного редактора и ответственный за музыкальное содержание журнала Dazed & Confused. DTOURS выяснили у Тима, что сейчас происходит с хип-хопом и каким исполнителям давно пора на покой. Dtours: Расскажи о своей работе с Big DaDa и Ninja Tune? Тим Ноакс: После университета у меня был небольшой опыт работы с этими лейблами. В первый раз я там поработал около трех недель, потом поехал путешествовать через Мексику и Калифорнию автостопом, а после снова вернулся еще на два месяца. Так как сначала мне платили виниловыми пластинками, пришлось довольно долго жить с родителями. У меня были обычные обязанности самого мелкого менеджера: отсылать отчеты, следить за виниловым складом, раздражать всех тупыми вопросами, постоянно делать чай… Но я встретил много интересных людей там, в Кеннингтоне, для которых я всегда найду время и ценю все, что они для меня сделали. Особенно тот обогреватель, который они зимой принесли ко мне на склад (смеется). Разумеется, доступ к еще не изданным альбомам сильно помог мне для написания статей в Dazed и для других публикаций; я действительно имел большое преимущество перед остальными.

TН: Я постоянно что-то делаю: снимаю фильмы, ищу новых артистов, дегустирую пиво или фотографирую. Еще я снимаю для нового арт-издания, которое называется Alaska. Купил недавно себе домен SynthHero.com – это будет следующая ступень после Guitar Hero. Этот сайт, дизайн к которому я сделал сам, еще не функционирует. Так что стараюсь ни на что не расчитывать, но и не щелкать клювом. D: Когда ты начал заниматься фотографией? TН: На 21 год мне родители подарили маленькую дешевую мыльницу, чтобы я сфотографировал их и гостей. После этого я просто «заболел» фотографией и, даже, закончил курсы по фотоискусству в университете. Сейчас у меня 12 камер. Мои любимые - это Lumix TZ7 и конечно моя верная Holga. Часто я фотографирую свою жену, а она постоянно злиться на меня за это. D: У тебя есть друзья среди знаменитостей, с которыми ты можешь, к примеру, в баре посидеть? TН: Я дружу со многими музыкантами, например с Dave 1 из Chromeo, Diplo, Busy P, Justice, Lovefoxxx, The Big Pink, но я не звоню им и не говорю: «Эй, может по пивку вечером?» Но если мы просто встречаемся где-то не по работе, то, конечно, можем пропустить пару пинт.

D: Чтобы ты делал, если бы Dazed тогда отказал? D: На каком концерте ты был последний раз? TН: А я и не уверен, что они вообще соглашались (смеется)! Мне кажется, они искали адекватного человека, а я действительно по-настоящему любил музыку. Если бы я не попал в Dazed, то либо открыл свой собственный лейбл, либо начал путешествовать по миру, как фото-журналист. D: Ты брал очень много интервью у разных артистов. Представь, что ты можешь переместиться во времени и взять интервью у кого угодно, кого бы ты выбрал? ТН: Если из стариков, то Барри Уайт (Barry White), если из новых, то Euronymous из Mayhem. D: Хип-хоп мертв? TН: О, это сложный вопрос! Не думаю, что хип-хоп мертв, просто сейчас у него стилистический и общемузыкальный кризис. Я уверен, что в хип-хопе есть и хорошие продюсеры, и репперы, которых просто нужно подтолкнуть и дать им возможность хорошего старта. Для меня хип-хоп уже никогда не станет таким, каким он был 1993 году, я с ума сходил просто! И это не его вина… Также как для моих родителей Битлы, так и для любого подростка те группы, которые он слышит в своем возрасте. Ничто не заменит эту мощную энергию и сумасшествие, когда впервые слышишь, например, такие песни, как «What Da Blood Clot», «Chief Rocka», «They Want EFX», и т. д. Но вот исполнители типа Gucci Mane и Yung Joc реально должны прекратить то, что они делают. Они – полный отстой. D: А ты сам сочинял когда-нибудь музыку? TН: Да, но всегда как-то несерьезно. Я выбрал музыкальную журналистику отчасти для того, чтобы бесплатно брать записи для своего MPC-2000 (старая модель сэмплера фирмы Akai – Прим. ред.)! К сожалению, сейчас у меня нет времени на занятия музыкой.

TН: AC/DC на стадионе Уэмбли! Я никогда не видел их раньше, было очень круто! Концерт определенно того стоил, вы бы видели этих людей в толпе. Раз в жизни нужно увидеть, как Агнус Янг прыгает перед 60 000 человек. D: Винил – это фетиш? TN: Да, особенно для таких убийственных треков, как «Slave to the Rhythm» от Grace Jones, «Master of Puppets» группы Metallica и саундтрека к фильму «Изчезающая точка» (Vanishing Point). От mp3 вы никогда не получите ни такого качества, ни такого удовольствия, как от прослушивания виниловых записей. Вот недавно мне Терри Гиллиам подписал пластинку с песней «Contractual Obligation» Монти Пайтона – это будет свадебным подарком для моей жены. Обожаю эту песню! D: Ты знаешь какие-нибудь интересные русские группы? TН: Честно говоря, нет… Успеть бы послушать то, что есть здесь в Англии. Но предложите мне кого-нибудь из России и я обязательно заценю. D: London is the capital of Great Britain =) Куда посоветуешь сходить? TН: Летом – пикники днем с правильной музыкой и изрядным запасом алкоголя в Парке Виктория (Victoria Park). Зимой – все пабы Ист Энда: The London Fields, The Dove, The Royal Inn, Pub in the Park, The Angel, The Griffin… D: Song for a Day(zed)? TН: «This Must Be the Place» от Talking Heads, возможно лучшая песня всех времен.

D: Ты занимаешься еще чем-нибудь кроме работы в Dazed?

www.socialstereotype.com Фото: Tim Noakes Иллюстрации: Martin Senyszak «Guide roller and magnetic tape detail»

www.iammartin.co.uk


Dtours [paper]

Duck Sauce

Текст: Raketa (www.raketa4000.ru)

хита «You don’t know me», а фанковый луп из ремикса на Tori Amos способен расшевелить даже покойника.

Август 2009. Крупный американский музыкальный фестиваль Lollapalooza. На сцене Dj A-Trak. Публика, не жалея живота, танцует под его сэт и по-настоящему взрывается на треке «Anyway» проекта Duck Sauce, созданного совместно с Armand Van Helden. «I CAN DO IT ANYWAY THAT YOU WANT IT!” – скандирует припев толпа, и так происходит в каждом городе мира, куда бы A-Trak или Armand ни приехали. «Треки Duck Sauce – это всегда наше самое любимое место в сетах. Зал слетает с катушек, и когда припев повторяется во второй раз, все уже хором поют – хотя мы-то точно знаем, что люди никогда прежде не слышали эту композицию!»

«В Америке Арманд – настоящая легенда, и я, конечно, слышал много его работ, – рассказывает A-Trak. – Но поводом для внимательного знакомства с его творчеством стал один интересный эпизод. Помню, когда мне предложили сделать ремикс на Digitalism, их менеджер сказал, мол, нужно чтобы

«У меня никогда не было

подробного

Оба участника Duck Sauce уже имеют за плечами солидные заслуги в шоу-бизнесе. Так, в 1997 на главном мировом скрэтч-баттле «DMC World DJ Championship» A-Trak в ходе зажигательного 6-минутного выступления разбрасывался факами в адрес конкурентов и заставил жюри рукоплескать стоя, став самым молодым DMCчемпионом в истории (ему тогда было 15!). Последовательно выиграв все остальные крупные соревнования и покатавшись со своими скрэтч-шоу по миру в компании легендарных Dj Craze и Dj Q-Bert, в 2004 он попал в команду Kanye West и стал концертным диджеем именитого рэпера.

технического задания» ты сделал трек в духе работ Armand Van Helden образца 1997 года. Честно говоря, у меня никогда не было такого подробного технического задания по ремикшированию. Зато после вдумчивого прослушивания нескольких десятков ремиксов от Armand Van Helden я почувствовал, что наши взгляды на музыку во многом сходятся».

Тогда казалось, что вектор карьере задан, и многие вершины достигнуты – и тут в 2007 A-Trak начинает регулярно появляться за пультом совсем не в хип-хоповых заведениях. Одетый в кожан, ускачи и стильную короткополую шляпу, он, не моргнув глазом, включает в сете Crookers и Soulwax, а когда публика как следует разогревается, неожиданно сбавляет обороты и три минуты виртуозно демонстрирует навыки скрэтчинга. Параллельно с гастролями A-Trak занят и студийной работой – он, к примеру, ремикширует немецких инди-электро звезд Digitalism и Boys Noize или выпускает собственный сингл на лейбле Kitsune. Второй участник проекта Duck Sauce ничуть не теряется в тени напарника, имея за плечами не меньше титулов и наград. Armand Van Helden – это имя заставляет трепетать сердца поклонников хаус-музыки уже более пятнадцати лет. За это время Арманд, колоритный мулат в рэпперских шмотках, успел получить Grammy, ремикшировать The Rolling Stones, New Order и Faithless, неоднократно побывать на первой строчке легендарного британского чарта, а музыкальная пресса нарекла его «крестным отцом стиля speed garage». Каждая собака в Нью-Йорке наизусть знает мотив его супер-

www.myspace.com/ducksauce.nyc Иллюстрации: Martin Senyszak «Left mechanism with supply reel»

www.iammartin.co.uk

Скрэтч-мастер, мешающий хип-хоп с инди-электроникой, и хаус-гуру, прославившийся привнесением в музыку с ровной бочкой джангловых фишек – от такого дуэта в пору ждать неожиданных экспериментов. Однако на деле Duck Sauce производят заводной, добротный, но крайне прямолинейный дискохаус – в лучших традициях Парижа и Чикаго второй половины 90-х. «French touch всегда безупречно вписывался в наши сеты. Но сейчас такую музыку играть все сложнее, поскольку уровень продакшна за десять лет значительно вырос, и старые треки серьезно проигрывают по звучанию. Поэтому мы решили немного «обновить» дискохаус 90-х – взять настроение из той музыки, но применить к ней современные технологии. Ничего слишком экстравагантного. Просто надежные клубные хиты, способные создать правильные вибрации на танцполе».


Dtours [paper] Кураторы: Михаил Галль и Феликс Кобзев Ответственный редактор: Александра Карпова Верстка и дизайн: Martynuk Контрибьюторы: Артем Широков Alexander TM13 Александр Троцюк Александр Буренков Александр Корнилов Дмитрий Коновалов Фрол Буримский Никита Лазарев Илья Отычко Raketa Justin Wu Rip Zinger In Flagranti Ana Gomez Luis Araujo Shan Sarwar Becca Pellow Ville Miettinen Simon Kristoph Karol Radziszewski Ronnie at Elmer Olsen Обложки: Bashir Sultani По вопросам рекламы и дистрибьюции: dtours.papermag@gmail.com www.dtourspaper.com Тираж: 999 экз. Отпечатано: Типография «03 пресс», Санкт-Петербург, Малый пр., В.О., 26

Dtours[paper]  

first intel newspaper in Russia

Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you