Page 1


1220 г. Рождение в Переяславе князя Александра Ярославича. 1228 г. Федор и Александр Ярославичи формально становятся новгородскими князьями. 1236 г. Александр Ярославич начинает самостоятельно княжить в Новгороде. 1238 г. Вторжение монгольских войск в Ростовско-Суздальскую землю. Ярослав Всеволодович, отец князя Александра, занимает великое княжение во Владимире. 1239 г. Женитьба Александра Ярославича. 1240 г. Победа Александра Ярославича над шведами в битве на Неве. Ливонцы захватывают Псков. 1242 г. Александр Ярославич освобождает Псков и разбивает немецкое войско на льду Чудского озера. 1248 г. Александр и Андрей Ярославичи выезжают в Орду, после чего отправляются в Каракорум, столицу Монгольской империи. 1249 г. Александр Ярославич признается старейшим русским князем и получает в управление Киев. Великое владимирское княжение достается его брату Андрею. 1250 г. Александр Ярославич отправляется княжить в Новгород. 1252 г. «Неврюева рать». Александр Ярославич занимает владимирский престол. 1256 г. Александр Ярославич, совершив военный поход на Новгород, вновь садит сына Василия на новгородском престоле. 1258 г. Под давлением Александра Ярославича новгородцы соглашаются на проведение переписи. 1263 г. Смерть Александра Ярославича в Городце, на обратном пути из Орды.

ДАВЫДОВСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

№3


К началу 13 века Древняя Русь представляла собой конгломерат фактически независимых земель (волостей), ведущих между собой ожесточенную борьбу. Более чем двухвековая традиция еще поддерживала культурное единство страны. Имелись три начала, сдерживавшие ее окончательный распад: общность языка; единая церковная организация во главе с киевским митрополитом; династия Рюриковичей, представители которой находились у власти во всех древнерусских землях.

Первое летописное упоминание о князе Александре: летом 1228 года «Ярослав пошел с княгинею из Новгорода в Переяславль, а в Новгороде оставил [на княжении] двух сыновей своих, Федора и Александра с [боярином] Федором Даниловичем, с тиуном Якимом». Сделал князь это опрометчиво: уже в ночь на 20 февраля 1229 года управлявшие от имени его малолетних детей боярин и тиун, прихватив с собой мальчиков, бежали из Новгорода в Переяславль.

Однако центробежные тенденции набирали силу – во многом благодаря князьям, стремившимся овладеть наиболее престижными и богатыми княжениями и ради них развязывавшим нескончаемые усобицы. Это вело к падению авторитета княжеской власти, к росту влияния аристократии (боярства) и к постепенному изживанию демократических (вечевых) традиций, свойственных предшествующему времени.

Это был лишь один из эпизодов многолетней борьбы, которую вели между собой Ярослав Всеволодович Переяславльский и Михаил Всеволодович Черниговский.

Княжеских сыновей в ту пору сызмальства воспитывали как воинов. В возрасте двух-трех лет совершался обряд пострига: мальчиков стригли и сажали их на коня, забирая у матери и нянюшек. После этого княжичей передавали дядькам, которые начинали их целенаправленно обучать военному делу.

Князь Александр Ярославич остался княжить в Новгороде и в 1239 году совершил два деяния. Во-первых, он женился на дочери полоцкого князя Брячислава, причем провел пиры («кашю») в двух местах – в Торопце и в Новгороде. Кроме того, Александр вместе с новгородцами срубил на реке Шелони, то есть для защиты от литовцев, несколько крепостей.

Второе княжение мальчиков в Новгороде началось в начале 1231 года, в разгар страшного голода, поразившего Русь. Оно продолжалось вплоть до 1233 года, когда отец решил женить старшего сына Федора. Уже все было готово к свадьбе – «меды сварены, невеста приведена, князья позваны», но жених – 10 июня внезапно скончался. С той поры Александр Ярославич стал наследником своего отца.

ДАВЫДОВСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

№3


племена чуди, води и ижоры. Летом 1240 года на реке Неве появилось шведское войско, в которое входили также норвежцы и финны. Их, согласно Новгородской первой летописи, возглавлял не названный по имени шведский князь и сопровождали епископы, которые должны были окрестить подвластные новгородцам местные

20-летний князь Александр Ярославич, получив известие о высадке неприятеля, не стал терять время на организацию большого ополчения. Собрав войско из новгородцев и примкнувших к ним по дороге на Неву ладожан, князь 15 (22) июля 1240 года неожиданно для шведов нанес им решительный

ДАВЫДОВСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

№3


удар, после чего – видимо, из-за недостатка своих сил – отступил. Этого оказалось достаточно. Шведы, погрузив на корабли тела погибших «лучших мужей», в том числе воеводу Спиридона, и закопав прочих погибших, среди ночи покинули негостеприимный берег Невы. Всего в сражении погибло не более 20 новгородцев.

Из-за чего произошел конфликт Александра Ярославича с новгородцами – точно неизвестно. Он вспыхнул после того, как рыцари Ливонского ордена 16 сентября 1240 года захватили Изборск, посадив там князя Ярослава Владимировича, двоюродного брата нашего героя. Когда псковичи двинулись на помощь соседям, немцы разгромили и их войско. Взять Псков ливонцам не удалось, и, прихватив заложников, они отступили, чтобы вскоре вернуться: часть псковских бояр во главе с Твердилой Иванковичем добровольно сдала город немцам.

Оставив в Пскове небольшой гарнизон во главе с двумя рыцарями, ливонцы вместе со своими русскими союзниками принялись воевать новгородские села и после того, как новгородцы остались без князя, усилили натиск: немцы поставили в новгородском погосте Копорье крепость, обложив данью местную чудь и водь. Им удалось также захватить город Тесов. Немецкие отряды хозяйничали и в других западных новгородских волостях, приближаясь на 30 верст к самому Новгороду. Это обстоятельство заставило новгородцев обратиться за помощью к Ярославу Всеволодовичу: не желая мириться с Александром, они попросили у великого князя дать им на княжение другого сына – Андрея. Однако тот – возможно, из-за молодости его – новгородцев не устроил, и тогда они согласились принять Александра.

Весной 1241 года Александр появился в Новгороде и сразу же решительно взялся за дело. Прежде всего, князь вместе с новгородцами, ладожанами, карелами и ижорой захватил немецкий город в Копорье и разрушил его до основания. Пленных немцев он частью отпустил, частью привел в Новгород, а «переветников» из числа местных жителей повесил. Затем князь отправился в Переяславль, а потом Александр развернул наступательные действия. Сначала он вторгся в Чудскую землю (Эстонию) и тем самым прервал все связи между немецкими городами и Псковом. Далее князь с конным

ДАВЫДОВСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

№3


войском ворвался в этот город и, пленив находившихся там немцев и эстонцев, отправил их в Новгород.

После этого Александр вновь вернулся в пределы Эстонии и отпустил свои войска в «зажития», то есть, проще говоря, грабить местные села. Основу грозного немецкого воинства составляли рыцари, каждый из которых вел с собой примерно сотню воинов и отряды, набранные из числа подвластного ему эстонского населения. Узнав о приближении врага, Александр Ярославич отвел свое войско и встал «на Чюдьском озере, на Узмени, у Воронея камени» - видимо, на восточном берегу пролива между Псковским и Чудским озерами. Когда 5 (12) апреля 1242 года противник начал по льду переходить через пролив, состоялась решительная

битва. Ее описание в Новгородской первой летописи достаточно лапидарно: «Наехали на полк немцы и чудь и пробились свиньею [боевое построение в виде клина] сквозь [русский] полк, и была сеча великая с немцами и чудью. Бога же ради и святой Софии [главного новгородского храма], и святых мучеников Бориса и Глеба новгородцы пролили свою кровь. Тех святых великими молитвами помог Бог князю Александру, так что немцы пали, а чудь показала плечи [бросилась бежать]. И, преследуя их, били их [новгородцы] на протяжении семи верст по льду до Суболического берега: и пало чуди без числа, а немцев 400, а 50 взяли и привели в Новгород». В других русских источниках имеются некоторые подробности, но не слишком существенные. Утверждается, что лед был весь залит кровью, что немцев пало в бою не 400, а 500 человек, что пленников вели в Псков босыми, что немецкому «мейстеру» (магистру Ливонского ордена) помогал некий «король» - видимо, датский: часть Эстонии в тот момент принадлежала именно датчанам. Вскоре немцы запросили мира. Они отказывались от всех захваченных ими в последние годы земель (Води, Луги, Пскова, Латгалии), соглашались отпустить псковских заложников и предлагали осуществить обмен пленными. Тем самым на западных границах Новгородской земли наступило долгожданное спокойствие.

ДАВЫДОВСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

№3


вероятно, следует понимать все того же Ярослава Владимировича. Этот князь добровольно передал ливонцам права «на замки и хорошие земли», то есть на псковские владения.

В 1938 году на экранах СССР с огромным успехом прошел фильм Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» с Николаем Черкасовым в главной роли. В нем представлен выразительный образ могучего князя, отразившего натиск крестоносцев. Угроза с Запада, если следовать логике картины, была куда опаснее, чем угроза с Востока, от татар. Между тем, обращение к источникам не подтверждает столь популярную и поныне точку зрения. В частности, ее опровергают данные ливонской «Рифмованной хроники», составленной во второй половине 18 века. Из нее следует, что сдача Пскова произошла при посредстве князя Герпольта, под которым,

При этом в Ледовом побоище датчане не участвовали, да и немецких войск для отражения наступления русских удалось собрать немного: хронист неоднократно жалуется на недостаток сил, утверждая, что в бою на одного немца приходилось по 60 русских. Это, видимо, соответствует действительности, если не принимать в расчет вспомогательные войска из местного населения, о которых немецкий автор не считает нужным упоминать. Кроме того, весной 1242 года часть ливонских войск во главе с магистром Дитрихом фон Грюнингеном воевала в Курляндии с куршами и литовцами, а потому в знаменитом сражении не участвовала. В целом же названные в «Хронике» потери ливонцев – 20 рыцарей убиты и 6 взяты в плен – на деле не противоречат русским летописям (400 или 500 убитых немцев), если не забывать о воинах, составлявших личные дружины рыцарей. Их первый удар, согласно «Хронике», приняли на себя стоявшие перед княжеским двором (отрядом вооруженных слуг) мужественные русские лучники. Русские благодаря своей многочисленности окружили войско ливонцев, которое почти полностью погибло, в то время как епископский отряд сумел отчасти спастись. Упомянутые нами в целом вполне достоверные сведения

ДАВЫДОВСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

№3


несколько уменьшают привычный нам, потомкам, масштаб Ледового побоища. В этом отношении более значительный оказывается, например, битва при Шауляе 1236 года: в ней литовцам удалось полностью разгромить Орден меченосцев, поразив 48 рыцарей: всего их было лишь 50!

того как тот вложил в нее грамоту, рука вновь сжалась. Иван Данилович Калита, внук Александра Невского, стал первым московским князем, сумевшим не просто занять великое владимирское княжение, но и передать его своему сыну. Благодаря этому, Москва, прежде небольшой городок на юге

Тем не менее, нет оснований впадать и в другую крайность, представляя победу Александра Ярославича малозначительной. Как раз напротив! Его решительные действия позволили быстро ликвидировать последствия самого большого успеха крестоносцев за всю многовековую историю их противостояния с русскими: ливонцам больше никогда не удавалось овладеть Псковом.

Рождественский собор, в котором был похоронен Александр Невский, не сохранился. Однако во время раскопок 1997 года археологи, исследуя его фундамент, отыскали саркофаг, где первоначально находилось его тело. Александра Ярославича в 1547 году причислили к лику святых. Для того чтобы это произошло, праведник должен быть еще и чудотворцем. В «Житии», действительно, рассказывается о чуде, «дивном и памяти достойном», будто бы происшедшем в день похорон. По обычаю, Севастьян, эконом митрополита Кирилла, попытался разжать руку умершего князя с тем, чтобы вложить в нее прощальную грамоту, как вдруг с ужасом увидел, что покойник сам разомкнул руку и протянул ее митрополиту. После

Возвысивший Москву: Иван Данилович Калита (Ум. 1340)

Ростовско-Суздальской земли, со временем превратился в столицу Российского государства. Иван Данилович косвенно повлиял на посмертную судьбу Александра Невского: если бы

ДАВЫДОВСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

№3


волею судеб в роли объединителей русских земель выступили тверские князья, о герое Невской битвы и Ледового побоища ныне мало бы кто знал.

Многим из голосовавших за него людей Александр Невский, видимо, увиделся рыцарем без страха и упрека, сумевшим сохранить лицо в трудную эпоху даже не безвременья, а межвременья, когда прежний уклад жизни был быстро уничтожен и возникла новая, непонятная, а потому пугающая реальность.

В 2008 году телеканал «Россия» провел шоу «Имя России», в ходе которого зрителям предлагалось выбрать того, кто в наибольшей степени может служить главным символом России. Больше всего голосов набрал, как ни удивительно, Александр Невский.

Орден А.Невского

ДАВЫДОВСКИЙ ЛЕТОПИСЕЦ

№3

Давыдовский летописец. Выпуск №3