Говорит Донбасс #19

Page 1

2 стр Время миротворцев

18

Не имеет смысла ждать конца войны, чтобы начинать примирение

Возвращение

КАК ПОБЕДА

3 стр

Слухи о том, что скоро все будет Украина, зажили на оккупированных территориях своей собственной жизнью

ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ОБ ЭТИХ ВЫБОРАХ? Они замороченные! Новый избирательный закон предполагает четыре(!) разные системы голосования. Авторы закона называют эту систему «британско-немецкой», аналитики обратили внимание, что закон с поправкой на перевод на украинский, просто содран с законодательства, по которому проходили последние выборы в местную Думу в российском Санкт-Петербурге. Что нужно знать нам? Надо считать соседей и понимать в какую категорию попал ваш населенный пункт - «городов с населением больше 90 тысяч жителей» или «меньше 90». Если меньше, то у вас будут гарантированные простые выборы в один тур и головой станет человек, за которого проголосует простое большинство от народа, что таки придёт на выборы. Если больше – все становится сложнее. Это значит, что городским головой станет кандидат, который наберет абсолютное большинство голосов, 50% +1 голос. Если не наберет, то будет второй тур голосования, в котором сразятся уже два лидера. С городским советом еще сложнее. Город поделен на округа, количество которых совпадает с количеством депутатов в будущем городском совете. Кандидатов выдвигают исключительно партии. Но голосовать вы можете за конкретных людей. Сложно? Все только начинается! В вашем бюллетене будет множество строк, где вы прочтете название партии, имя ее лидера городской организации или первого номера в списке и один конкретный кандидат с именем и фамилией , который закреплен от этой партии именно за вашим округом. Они сейчас и должны агитировать своих будущих избирателей где-то под вашими подъездами. И проголосовать вы можете как просто за партию, так и за конкретного человека из предложенного ею списка. Если партия наберет в городе больше 5%, то ее лидер пройдет в совет автоматически, а остальные депутаты в зависимости от того сколько конкретно за них проголосует конкретных избирателей на участках. С вводом децентрализации стоимость места городского депутата и, особенно, секретаря городского совета, которого эти депутаты и выбирают, растет неимоверно. В совете в основном и будет выделяться городская земля.

Поэтому нас ждет очень нескучная неделя после 25 октября!

Почему такая

ДРАКА?

Д

ецентрализацию предполагают ввести в виде изменений в Конституцию, и когда это случится, в города вместо мэров придут цари. Шутка. Наблюдатели за движением проектов изменения в Конституцию утверждают, что наш президент на всякий случай подстраховался должностями всемогущих префектов, которые уравновесят власть всемогущих мэров. Но это юридические сложности. А мы о простом. Первое, из-за новых законов нынешние городские советы и городские головы выбираются ненадолго, до 2017 года. Второе, бюджетная децентрализация, те самые дополнительные деньги ближе к земле, начали приходить в города и села уже с этого года. Есть такое село под Одессой Маяки. Село как село, но стоит на большой трассе – соответственно кафе, магазины и три заправочных станции в наличии. Кто не знает, главным «приварком» для местных громад благодаря бюджетной децентрализации стала цифра 5% акциза с сигарет, алкоголя и бензина в местный бюджет. Так в этих Маяках, где школу не ремонтировали в годы независимости ни разу, три миллиона гривен только в первые полгода дополнительных «накапало». И на дороги, и на школу, и на доплату учителям хватило. Но это транзитное село, которому просто повезло стать на пути потока машин. Для нашей области тема пока не слишком актуальная. Хотя деньги пришли и в наши города и поселки. Как это было у нас - поучительнее всего рассмотреть на примере Славянска. Там весь прошлый год место исполняющего обязанности мэра занимал нетипичный для нашей области человек – Олег Зонтов. Оппозиционный при Януковиче депутат горсовета, которого от безысходности местные депутаты выбрали секретарем горсовета в октябре 2014-го. «Деньги дополнительные в городской бюджет должны были приходить из нескольких

Есть такое умное слово – децентрализация. Обычно его объясняют не менее умно – власть должна прийти на места, в города и села. И деньги тоже должны прийти «вниз», вслед за властью.

источников – начал рассказывать корреспонденту «Говорит Донбасс» Олег Зонтов. – Эти самые пять процентов с акцизов, поступления от налога на транспортные средства возрастом до 5 лет и объемом двигателя больше 3000 см3 и от расширения базы налогообложения коммерческой недвижимости. Недвижимость городу принесла 345 тысяч гривен, транспорт дал почти миллион и, больше всего - 17 миллионов - дали акцизы». С началом года и вводом статей дополнительных доходов в городской бюджет в Славянске началась компания под простым

девизом: «Купил бутылку водки – возьми чек, помоги городу!». Мэр создал мобильные группы общественников, которые ходили по торговым точкам и заправочным станциям. Идеология рейдов была проста – копеечка капала городу только с ЛЕГАЛЬНО проданных бутылки водки, пачки сигарет и литра бензина. Разъяснения и увещевания милиции и фискальных органов (это если слова общественников не действовали) дали результат. На каком-то этапе Славянск в свой бюджет получал денег наравне с Мариуполем! При разнице размера городов в три раза!

Что из этого получилось? «Ну что получилось? Мы, например, смогли 7 миллионов гривен отправить на дороги и впервые прогрейдерить 66 улиц в частном секторе - его у нас же много. – Рассказывает Зонтов. – Сейчас люди, бывает, жалуются, что их улицы выровняли как-то не так. Но их же десятилетиями не трогали до этого! Ничего и дороги без ям – это большая разница. Семь миллионов по общим меркам донецкой области - вроде деньги небольшие, но если их не красть, их, оказывается, хватает и на ремонт 77 дорог в городе! Ну, если честно, на грейдеровку мы потратили чуть больше миллиона, а на все остальное залатали дороги в городе. Еще хватило на ремонт крыши единственного Дворца культуры – в нее снаряд попал. Еще у нас три года лежал без движения компьютерный томограф в больнице и мы смогли профинансировать его установку. Мы на капитальный ремонт кабинета под него и весь комплект работ 445 тысяч гривен потратили. Но на это, правда, не жалко! Мы много чего за год успели сделать. Жилье поврежденное в многоквартирных домах отремонтировали, начали достройку детсада №26, денег 400 000 гривен людям в частных домах поврежденных смогли выделить. Нормально получилось, если что, народу будет с чем сравнивать!» Все очень просто: когда городу везет и у него временно случается мэр, который не ворует, получаются интересные вещи. И так же просто: когда идет децентрализация и выбирают депутатов, из которых выйдет будущий секретарь городского совета, вдруг вспыхивает такая предвыборная гонка, что шатает всех. Почему? А в новых раскладах именно на городские советы будут замыкаться вопросы выделения земли! Красть – не красть, только на первый взгляд большой моральный выбор, а так многие его сделали уже давно. Вы только посмотрите, сколько бывших «тяжеловесов» от власти не только времен Януковича (даже времен Кучмы есть! - прим. ред.) вдруг бросились бороться за кресла мэров небольших провинциальных городов Донецкой области. Ставки нынче уж очень высоки. Помните об этом, когда будете принимать решение - идти или не идти на выборы и за кого голосовать. Выбор-то в итоге все равно за нами. Дмитрий Трофименко


ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

категории, а серьезные болевые точки, наполненные ценностями и смыслами, которые нельзя поменять на иные. Мы психологически не можем видеть второе, негероическое лицо войны, и не скоро сможем. Мы пока совершенно не готовы признать неидеальной свою сторону и делаем все, осознанно и не очень, чтобы ни в коем случае не считать ее «своей»: президент, олигархи, генштаб – они все «не наши». Нормальная для демократического общества критика власти сейчас смешивается с информационными диверсиями, страхом перед будущим, в котором война может продолжаться, желанием отгородиться от неприглядного или умолчать о нем, потому что это вредно стране и может быть использовано в информационной войне. Мы также не готовы видеть многообразие и многоуровневость факторов и причин войны. Мы скорее склонны ухватиться за один, понятный нам и приемлемый, и пытаемся доказать, что он единственный правильно понятый. И что, например, если убрать из зоны АТО всех российских военных, то все автоматически закончится и все будет хорошо. Это весомый фактор войны, но, увы, не единственный. И само собой все хорошо не станет. Те, кто активно и усиленно заменил собой наше неэффективное государство – я имею в виду волонтеров и общественных активистов – по всей вероятности оказались не готовы к тому, что это будет забег на длинную дистанцию. Я, скажем, полностью отдавала себе отчет, что нам, конэти слова смысла, то они выглядят фликтологам, миротворцам, псикак «зрада» и «участие в инфор- хологам, с последствиями войны мационной войне на стороне и аннексии придется работать не противника». Но что делать, язык один десяток лет и что путь будет в принципе очень несовершенный тернистым и вовсе не прямым. И инструмент - я и, скажем, Путин, потому я могу распределять свои можем пользоваться одними и силы, знаю, чего не стоит ожидать теми же словами, но подразумев первый же год и прочее. Но вать совершенно разные смыслы и вижу, что у многих волонтеров и иметь непересекающиеся мотивы использования этих слов. Поэтому общественников наступает устадиалог должен стать территорией, лость, выгорание, отчаяние. Это где человек, не переубеждая нико- совершенно нормальная реакция, го, вслушивается в каждого – в себя за которую ни в коем случае нельзя себя винить. Ни один из нас, в том числе. даже работая 24 часа в сутки 365 - Исходя из вашей практики, дней в году, не может спасти весь какие симптомы поствоенного мир, помочь всем и каждому, не синдрома в нашем обществе уже может совершить чудо для 45-ти налицо, а с какими мы еще не- миллионов людей. Это не значит, знакомы, но неизбежно придется что надо все бросить. Но это знастолкнуться? чит, что нам придется научиться - Трудно говорить о том, с совмещать все, что мы делаем чем еще не столкнулись – рано и со своей обычной нормальной потому часто бесполезно. С моей жизнью – работой, отдыхом, сеточки зрения, мы столкнулись (но мьей, друзьями и вечерним моникак не можем пока принять хито. За последний год для меня это) с тем, что придется чем-то символом собственной экологии поступаться всем. Точнее сказать, и работы с экологией других статекущая война так или иначе ла эта фраза – «разрешить себе потребует серьезного переос- мохито». От того, что волонтер, мысления социальной жизни – и активист запрещает себе отдых политической, и экономической и удовольствия, от того, что он и др. И многое, что нам кажется сорвется в конце концов эмоцисейчас просто невообразимым, онально, морально и физически, мы должны будем переосмыс- никому легче не станет. Это сложлить и серьезно поменять. Пси- но принять, но это нормальная захологически мы к этому еще не бота о себе и тех близких, которым готовы. в противном У многих волонтеров и общественни- случае приОдин из к о н фл и к- ков наступает усталость, выгорание, дется решать тов, внутри отчаяние. Это совершенно нормальная н а ш и п р о общества, реакция, за которую ни в коем случае блемы и пок о т о р ы й нельзя себя винить могать нам. можно наблюдать, связан как В одной из команд психолораз с тем, что многие согласны гов-фасилитаторов, с которой были бы отдать «неправильных» я работаю весь последний год, людей, но не территорию, или выработалось неформальное наоборот, готовы отказаться от правило. Звоня друг другу, мы территорий в пользу сохранения спрашиваем: «В состоянии ли ты некоего «единства» на остав- сейчас говорить?». Это очень бешейся территории Украины. Нам режная забота о психологическом придется принять то, что если ресурсе партнера, коллеги - в пермы продолжим мыслить такими вую очередь потому, что мы этим категориями, Украина не смо- же ресурсом работаем с людьми. жет развиваться. А это не просто (Окончание на стр.3)

Ирина Брунова-Калисецкая – кандидат психологических наук, научный сотрудник Института социальной и политической психологии НАПН Украины, уроженка Крыма. В 2004 году была награждена членством в Международной Ассоциации Исследователей Мира (IPRA).

- Все войны рано или поздно заканчиваются. Когда и как нужно начинать говорить о примирении? - В нашей ситуации, боюсь, не будет однозначного и одинаково всеми понимаемого «конца» войны. Конкретную дату потом обозначат те, кто будет писать историю. Но вот такого дня, чтобы вся страна единогласно выдохнула – ну все, конец – скорее всего не будет. Это одна из причин, по которой этого «конца» не имеет смысла ждать, чтобы начинать примирение. У нас много групп, между которыми примирение или, по крайней мере, взаимопонимание важно выстраивать уже сейчас. Это не только оккупированные/освобожденные территории и люди, проживающие на них. Много работы в сообществах, принимающих переселенцев. Много потребностей в реадаптации вернувшихся бойцов, их семей и семей, потерявших близких и родных. По-новому будут выстраиваться отношения между регионами, регионами и Киевом - и не только из-за реформы территориальных громад. Так что у нас есть что делать и сейчас, не дожидаясь ни окончательного прекращения огня (потому что различные провокации и насилие того или иного рода еще, скорее всего, будут), ни деоккупации. - Вы проработали 15 лет в «горячих точках» в качестве конфликтолога. Сегодня этот опыт, приобретенный в чужих странах и перенесенный на родину, мешает или помогает? - Да, опыт и впечатления, полученные в Кыргызстане, Молдове/Приднестровье, на Балканах, в Грузии, Израиле и на Западном берегу реки Иордан, конечно, помогает. Но «в горячих точках» - это не совсем точно. Я 15 лет работаю с темой конфликтов, а в так называемые. «горячие точки» обычно попадаю, когда они начинают «остывать» или «тлеют», поскольку я все-таки в большей степени занимаюсь такими видами деятельности, которые возможны только тогда, когда перестают рваться снаряды, хотя бы на время. В грохоте войны люди не способны друг друга слышать вообще, а любая конфликтологическая и миротворческая деятельность нуждается в этой способности хотя бы немного слышать и говорить. Конечно, благодаря опыту ко многому происходящему в нашем обществе я оказалась готовой, и это экономит психологические и эмоциональные силы. Вместе с тем, не ко всему можно быть готовым в принципе. Я, например, не предполагала, что появится столько разорванных близких отношений у людей – дружеских, семейных, партнерских. Об этом официальная история войн и конфликтов обычно не пишет. А это очень болезненное человеческое измерение любой войны, влияющее на все общество не только в текущий момент, но и в его будущем. Я также оказалась не готовой к тому, что не будет четких и точных критериев, определяющих, на

ВРЕМЯ

МИРОТВОРЦЕВ Не имеет смысла ждать конца войны, чтобы начинать примирение Работа социального психолога-конфликтолога заключается в том, чтобы наладить коммуникации там, где они разрушены. Если в семье, например, в случае конфликта можно разойтись по разным комнатам и не разговаривать, то для конфликтующего общества это не выход. Не разговаривать не получится, другое дело – как правильно говорить и как услышать то, что хотят сказать тебе, чтобы не дать конфликту разгореться с новой силой. И не последний вопрос – когда нужно начинать разговаривать? Об этом «Говорит Донбасс» расспросил практикующего конфликтолога Ирину БРУНОВУ-КАЛИСЕЦКУЮ, которая, вынужденно покинув Крым, сегодня работает в том числе и на севере Донецкой области. какую сторону встанет человек. По - Мы часто говорим одни и моим наблюдениям, ни образова- те же слова, понимая под ними ние, ни возраст, ни опыт работы и разные вещи. Например, когда я сфера деятельности не являются говорю, что, к счастью, в Крыму не однозначно определяющим, что случилось войны, то, несмотря на именно будет думать и делать схожие слова, которые используют человек в процессе поляризации сейчас радующиеся России некотообщества, в критических ситуа- рые крымчане, я в них вкладываю циях жизненного выбора. Так что совершенной иной смысл. Если бы это новый и свежий опыт лично в Крыму произошло насилие, оно для меня. н е и з б ежПомощь активных граждан, пере- но имело И,конечно, знать о каких- живших ужасы войны, в развитии ос- бы межэтто процессах вобожденных городов – это и лучшая ническую и переживать психологическая реабилитация, и окраску. И их у себя в поле для примирения, и способ фор- если посстране – это мирования гражданской украинской л е д с т в и я очень боль- идентичности . войны в шая разница. Трудно работать ми- Донецкой и Луганской области мы ротворцем, когда одновременно ты будем вынуждены «разгребать» переживаешь за гибнущих воинов еще лет 20 минимум, то в Крыму и мирных жителей, переживаешь это было бы сложнее и дольше, потребность защитить свою страну потому что включение фактора от агрессора. А с другой стороны, этничности в насильственные и точно знаешь, что если позволишь военные конфликты делает их себе ненависть, то тогда точно не- крайне сложными для разрешения кому будет говорить – например, с и последующего примирения. людьми, живущими в России. И часТочно также надо каждый раз то из-за этого тебя воспринимают детально разъяснять, что я имею в как «чужого» те, кому в черно-белой виду, когда говорю, что надо услыкартинке войны проще. шать людей, живущих в Донецкой - Черно-белая картинка и язык и Луганской области, «услышать вражды – так люди спасаются от Донбасс», или что диалоги между реальности. Как же перейти к украинцами и россиянами необхоязыку мира хотя бы в повседнев- димы. Потому что если не прояснять все детали вкладываемого в ной жизни?

«

»

«

»


ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

Слухи о том, что скоро все будет Украина, зажили на оккупированных территориях своей собственной жизнью. Если полгода назад в это верили стойкие патриоты, то с конца лета «приготовление к возвращению» - общий тренд и общий настрой. Иногда - праздничный, иногда – испуганный, иногда – с жестким отрицанием реальности и криками: «Но вот же – рубли и русские братья, это же гарантия!» Однако в свое время на Донеччине вовсю ходили рейхсмарки. И что?

Возвращение

КАК ПОБЕДА С

лухи разные. Но вектор – один. Де, в Горловке уже подали пять тысяч человек на амнистию. Киев рассматривает. Кто первый подал, тому послаблений будет больше. В спешном порядке списки на амнистию готовят в Снежном. А в Донецке вот – не будет выборов. И таки точно: отменили, перенесли на следующий год. А в Енакиево, вроде, через пару-тройку месяцев должна вернуться украинская милиция. Семьи милиционеров, говорят, уже потихоньку возвращаются. А еще появились «братки». Не те, что отжимали все эти полтора года, а те, родом из 90-х, что теперь возвращают отжатое прежним хозяевам. В процессе возвращения, говорят, многие «республиканцы» в прямом смысле теряют голову и пропадают вместе с ней в неизвестном направлении. Бизнесмены «ДНР» тоже, говорят, теряют голову, думая, как теперь оформить свою деятельность в украинском налоговом поле и изъять из памяти народной все следы экономического коллаборационизма. Засомневались в правоте «новоросского дела» и всякие говорящие и пишущие головы. Ни задора прошлогоднего, ни присказки «Путин всех переиграл». Растерянность и невнятность царит на республиканских телеканалах. Исключительно о хозяйственных проблемах говорят все, назначившие сами себя министрами и народными мерами.

Зато стало еще больше праздников. Людей по привычке свозят автобусами и под расписку. Но на всех этих массовых гуляниях тоже почему-то нет ясности и плотной идейной платформы. Теперь на праздниках - все больше о «пути единства» и «миру мире». Побочным эффектом слухов становятся обнаженные страхи и яркая, безудержная смелость. Подвиги совершают уже не только пенсионеры, давно уже научившиеся посылать «русских братьев» по месту прописки и чуть дальше. Теперь «Червона Рута» и «Океан Эльзы» звучат из автомобилей и маршруток. А молодежь приближает Украину… одеждой. Синий низ, желтый верх. И наоборот, особенно, если внизу у молодежи – джинсы. Страхи же вбрасываются через социальные сети. Как правило, через призыв «не пущать» донецких киевских, донецких запорожских, донецких львовских и просто – львовских.

О нашем западном родственнике привычно сочиняют больше всего. Теперь уже, правда, не «бандеровцы» и «правосеки» приедут, говорят, а тысячи львовских учителей снимутся с места и заменят в Донецке тех, кто больше всех агитировал за «республику». Донецких киевских и донецких днепропетровских боятся тоже, но совсем по другому поводу. Хоть в Киеве, хоть в Запорожье, а хоть и в Ужгороде, донецкий характер меняется мало. И для тех, кто поживился имуществом соседей, это очень даже понятно. Исков и судов не будет. Будет или «верни по-хорошему», или «самосуд», сценарии которого детально прописаны в 90-е. Признаком скорого возвращения являются и сепаратные переговоры. Это только в «днр-тв» все «вожди» и «генералы» выглядят как столпы нации в десятом поколении. На сепаратных переговорах все они – жалкие просители. Кто-то хлопочет

Время миротворцев (Окончание. Начало на стр.2) - Разорванные коммуникации с родственниками, коллегами, друзьями – это обратимый процесс? Способны ли люди сосуществовать мирно после того, как их кардинально разъединили полярные взгляды и язык вражды? Как обществу проработать эти травмы? - Процесс обратимый. Коммуникации можно восстанавливать. Вопрос в том, чтобы этого хотели обе стороны, чтобы сами близкие отношения оказались важны настолько, чтобы быть готовым пройти через болезненное примирение, преодолеть свой страх и свою боль, услышать страх и боль другого. Потому что взгляды и мнения у нас часто бывают разными, а потребности и переживания оказываются очень похожими и потому понятными всем. Наше общество, к моему большому счастью, практически сразу включилось в процесс работы с такими травмами – в лице активистов, психологов-волонтеров, общественных организаций, целенаправленно работающих с примирением на самых разных уровнях и с разными видами активности – от диалогов до образовательных и культурных практик. Нам важно не потерять эту социальную способность управлять своим гневом и

трансформировать эмоциональную реакцию в способность слышать и понимать другого. И тут самое важное принять, что поссорил-то нас Путин (Обама, Янукович, Бандера, хунта, рептилоиды – нужное подчеркнуть), а мириться нам со своими близкими придется самим. И мы, люди, совершенно точно на это способны. Трижды за последние полгода я имела возможность побыть тем, кто «услышал Донбасс» и помог это сделать другим как психолог. Краматорск, Красноармейск, Северодонецк – те города, где ОБСЕ при поддержке военно-гражданских администраций организовало форумы «Восстановление через диалог». Это была площадка для обмена видением проблем, конкретными планами по их преодолению для гражданского общества обеих областей, органов власти, международных организаций, принимающих участие в восстановлении и развитии мирной гражданской жизни. Диалог - это всегда непростой и долговременный процесс, но о некоторых возможностях для изменений я могла судить уже в ходе форумов. Например, госслужащие, непосредственно решающие вопросы переселенцев, смогли донести до центральных органов власти про-

блемы, связанные с реализацией тех или иных законодательных актов, которые зачастую формулируются без «привязки к местности». Мы искали и нашли в каждом из диалогов те ресурсы, которые есть в громаде и которые можно использовать, пока долгая бюрократическая коммуникация между властями разных уровней приведет в соответствие законотворчество Киева и его реализацию «на земле». Еще одним важным результатом этих форумов можно считать налаживание контактов между разными участниками громады: знакомство и последующее партнерство организаций разного типа, занимающихся одной проблемой, которые могут дополнять друг друга. Считаю, что эта нарождающаяся солидарность (которую часто считают принципиально невозможной для социума Донецкой и Луганской областей) станет основой, социальным капиталом той «спроможной громады», которая получит оформление к 2017-му году. И помощь активных граждан, переживших ужасы войны, в развитии освобожденных городов – это и лучшая психологическая реабилитация, и поле для примирения, и способ формирования гражданской украинской идентичности. Инна Юрьева

о «доле малой», кто-то – о гарантиях безопасности, а кто-то просит «зеленый коридор» в РФ для вывоза семей и имущества. Они еще не бегут. Во всяком случае, не массово и не все. Впрочем, все и не побегут. Просто ниточки, за которые дергает Кремль, будут переданы в другие - вероятно, всем до боли знакомые - руки. «Вожди», которым некуда бежать, теперь послушно чистят собственный словарный запас. Из него технично пропадает «хунта», «усраина», «руина», «каратели» и прочие глупости. Кстати, процесс исчезновения «фашизма в Украине» синхронизируется и российским телевидением. Там теперь Сирия – «русская земля» и Ассад – «наш брат». Это вызывает некоторое смущение, но, в целом, добавляет скорости процессу очистки. Чтобы заработать первый приз у нового хозяина, «вожди» потихоньку отстреливают «идейных». Таких немного, но шумят они знатно. Точнее, шумели. Шумели-шумели, и исчезли. Ой… Украина возвращается не на танках и штыках. По сути дела, она возвращается пешком и на личных автомобилях. Она возвращается и будет возвращаться деньгами. Сначала старыми, «региональными», которые, уже, собственно, вложены в новые-старые газеты, радио- и телевизионные проекты и кое-какие партии. Впрочем, есть уже и новые деньги, которые – и с миру по нитке, и из крупных карманов –финансируют патриотические проекты: партизан, волонтеров, лис-

товки, составление списков воров и предателей. И многое другое. А потом будут еще и новейшие деньги. Европейские, американские – гранты, инвестиции, прямые и косвенные вливания в инфраструктуру и технологии. Новейшие придут после восстановления границы и законов. Буквально на второй день. Потому что Донеччина – это интересно. По данным социологов, Донецкий регион отличается от всех других высокой культурой труда. При этом, правда, низким уровнем целеполагания. Но хорошим целям при хороших деньгах можно и научиться.А вот работников, таких как мы – искать не сыскать. Возвращение Украины будет тихим, ритмичным и системным. В конечном итоге, и это уже скоро будет очевидным, возвращение станет главным приоритетом и основным желанием для людей, переживших оккупацию. За флаг, украденный у конфедератов, будут бить не где-то в Херсоне, а просто на центральных улицах Донецка, Снежного, Горловки и далее по карте. Но в принципе таких силовых эксцессов будет немного. Возвращение Украины и возвращение в Украину будет похоже на домашний сериал с миллионами переплетающихся судеб, любовей, разбитых и воссоединившихся сердец и стремлений к счастью. Они и будет это самое счастье. Для верящих и исстрадавшихся, для обманутых и запутавшихся, для разочарованных и исправившихся. Для всех. Екатерина Савельева

Объявление На базе Донецкой областной организации «Комитет избирателей Украины» в рамках проекта «Маєш право. Маєш знати!» открыта бесплатная юридическая приемная. Адвокат Наталья ЦЕЛОВАЛЬНИЧЕНКО дает ответы на актуальные для переселенцев вопросы - дистанционно или во время личного приема в г.Киев, ул.Хмельницкая,10, блок 3.

За бесплатной профессиональной помощью Вы можете обратиться по тел. (095) 418 8 050 (пн-пц, с 9:00 до 17:00) или письменно на электронный адрес: mp.mz.vpo@gmail.com

Инициатива «Маєш право. Маєш знати!» реализуется при поддержке Программы Развития ООН в Украине (в рамках Проекта «Быстрое реагирование на социальные и экономические проблемы внутренне перемещенных лиц в Украине») и Правительства Японии в партнерстве с Правительством Украины, региональной и местной властью.


ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

К

сожалению, при принятии новой редакции Закона Украины «О местных выборах» не были учтены особенности регистрации внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) как отдельной значимой категории населения, что и послужило препятствием для ВПЛ в участии в выборах в качестве избирателей. Основой проблемы служит отсутствие четкого понимания статуса ВПЛ в принимающей территориальной общине, восприятие ВПЛ как временных жителей, не заинтересованных в делах местной общины. Однако большинство ВПЛ прожили в принявшей их общине уже более года, в связи с чем в контексте положений Закона Украины «О свободе передвижения и выбора места жительства» уже могут считаться постоянными жителями. С одной стороны, данный закон говорит о том, что регистрация местожительства или места пребывание лица или ее отсутствие не могут быть условием реализации ее прав и свобод, предусмотренных Конституцией, законами или международными договорами Украины, или основанием для их ограничения (ст.2). Но, в то же время, органы Государственного реестра избирателей руководствуются нормами именно данного закона, отказывая ВПЛ в изменении их старого избирательного адреса на адрес их фактического нахождения, и, соответственно, во включении их в списки избирателей на местных выборах - ссылаясь на необходимость регистрации места жительства только в паспорте как доказательства принадлежности к местной общине. В соответствии со ст.24 Конституции в Украине запрещена дискриминация - в частности, по признаку места жительства. Действует и специальная норма законодательства, которая гарантирует защиту ВПЛ от дискриминации - ст.14 Закона Украины «Об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенных лиц». Следовательно, отстранение такой категории населе-

Как реализовать права переселенцев на участие

в местных выборах? В преддверие местных выборов переселенцы часто обращаются в правозащитные организации с вопросами. Является ли отстранение нас от участия в местных выборах дискриминацией? Являемся ли мы членами территориальной общины по месту нахождения? Можем ли мы реализовать свои права как избиратели и, таким образом, повлиять на отношение к нам со стороны местной власти – в плане формирования социальной политики органов местного самоуправления, направленной на решение проблем переселенцев? ния, как ВПЛ, от участия в местных выборах нарушает права около 1,5 миллионов граждан Украины на реализацию избирательных прав, гарантированных ст.38 Конституции Украины, и потенциально ставит под вопрос легитимность и законность результатов таких выборов. В своем обращении к народным депутатам Украины от 12.09.2015г. Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская дала четкую правовую оценку сложившейся ситуации - как нарушение принципа недискриминации в части обеспечения равенства прав и свобод, а также равенства возможностей (ст.2 Закона Украины «О принципах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине»), и противоречит также стандартам международного права. Поскольку времени до выборов осталось очень мало, предлагаем добиваться реализации своих прав с помощью судебной защиты. Нами подготовлено типовое заявление ВПЛ в органы ведения Государственного реестра избирателей с просьбой о включении в списки на местных выборах (изменения избирательного адреса). С таким заявлением можно также обращаться в участковые избирательные комиссии (списки

избирателей туда поступают не позднее, чем за 13 дней до выборов). После получения письменного ответа на это заявление, ВПЛ может обратиться в суд с иском о внесении его в списки избирателей. В соответствии с действующим Законом Украины «О судебном сборе» (ст.5) и Кодексом административного судопроизводства избиратель освобождается от оплаты судебного сбора за подачу такого иска. Постановление суда по такому делу подлежит немедленному исполнению и обязывает включить избирателя в списки для голосования. Следует отметить, что в соответствии со ст.10 «О принципах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине» к полномочиям Уполномоченного по правам человека относится предоставление выводов по делам о дискриминации по запросу суда, что дает возможность использования в суде официальной позиции Уполномоченного ВРУ. В настоящее время нами подготовлен проект такого иска для защиты избирательных прав ВПЛ. Типовой бланк также будет публично размещен в ближайшее время. Юрист КИУ, руководитель Луганской правозащитной группы Наталья Целовальниченко

ȼɿɞɞɿɥɭ ɜɟɞɟɧɧɹ ȾɊȼ ______________ɊȾȺ ɜ ɦ. ___________ Ɉɫɨɛɚ, ɹɤɚ ɩɨɞɚɽ ɡɚɹɜɭ: ȼɧɭɬɪɿɲɧɶɨ ɩɟɪɟɦɿɳɟɧɚ ɨɫɨɛɚ, ɹɤɚ ɧɚ ɰɟɣ ɱɚɫ ɩɨɫɬɿɣɧɨ ɦɟɲɤɚɽ ɭ ɩɪɢɣɦɚɸɱɢɣ ɬɟɪɢɬɨɪɿɚɥɶɧɿɣ ɝɪɨɦɚɞɿ (ɜɤɚɡɚɬɢ ɉȱɉ) _____________________________________________________________ Ⱥɞɪɟɫɚ ɪɟɽɫɬɪɚɰɿʀ ɜɢɛɨɪɰɹ ɹɤ ȼɉɈ: _____________________________ _____________________________ ɁȺəȼȺ ɉɪɨ ɜɤɥɸɱɟɧɧɹ ɡɚɹɜɧɢɤɚ ɞɨ ɫɩɢɫɤɭ ɜɢɛɨɪɰɿɜ ɧɚ ɦɿɫɰɟɜɢɯ ɜɢɛɨɪɚɯ (ɩɪɨ ɡɦɿɧɭ ɜɢɛɨɪɱɨʀ ɚɞɪɟɫɢ ɜɢɛɨɪɰɹ) ə - ɽ ɝɪɨɦɚɞɹɧɢɧɨɦ ɍɤɪɚʀɧɢ, ɽ ɜɢɛɨɪɰɟɦ, ɜɤɥɸɱɟɧɢɦ ɞɨ Ⱦɟɪɠɚɜɧɨɝɨ ɪɟɽɫɬɪɭ ɜɢɛɨɪɰɿɜ, ɿ ɦɚɸ ɧɚɦɿɪ ɪɟɚɥɿɡɭɜɚɬɢ ɫɜɨʀ ɩɪɚɜɚ ɧɚ ɦɿɫɰɟɜɢɯ ɜɢɛɨɪɚɯ ɹɤ ɜɢɛɨɪɟɰɶ. ɇɚ ɰɟɣ ɱɚɫ ɹ ɽ ɜɧɭɬɪɿɲɧɶɨ ɩɟɪɟɦɿɳɟɧɨɸ ɨɫɨɛɨɸ (ȼɉɈ), ɡɚɛɨɪɨɧɚ ɞɢɫɤɪɢɦɿɧɚɰɿʀ ɦɟɧɟ ɹɤ ȼɉɈ ɝɚɪɚɧɬɨɜɚɧɚ ɫɬ. 24 Ʉɨɧɫɬɢɬɭɰɿʀ ɍɤɪɚʀɧɢ ɿ ɫɬ. 14 Ɂɚɤɨɧɭ ɍɤɪɚʀɧɢ «ɉɪɨ ɡɚɛɟɡɩɟɱɟɧɧɹ ɩɪɚɜ ɿ ɫɜɨɛɨɞ ɜɧɭɬɪɿɲɧɶɨ ɩɟɪɟɦɿɳɟɧɢɯ ɨɫɿɛ» ɜɿɞ 20 ɠɨɜɬɧɹ 2014 ɪɨɤɭ ʋ 1706-VII, ɡɨɤɪɟɦɚ, ɬɚɤɚ ɡɚɛɨɪɨɧɚ ɞɿɽ ɿ ɳɨɞɨ ɪɟɚɥɿɡɚɰɿʀ ɦɨʀɯ ɜɢɛɨɪɱɢɯ ɩɪɚɜ. Ɇɨɽ ɦɿɫɰɟ ɩɨɫɬɨɹɧɧɨɝɨ ɩɪɨɠɢɜɚɧɧɹ (ɹɤ ɱɥɟɧɚ ɩɪɢɣɦɚɸɱɨʀ ɦɿɫɰɟɜɨʀ ɬɟɪɢɬɨɪɿɚɥɶɧɨʀ ɝɪɨɦɚɞɢ) ɩɿɞɬɜɟɪɞɠɭɽɬɶɫɹ ɞɨɜɿɞɤɨɸ ȼɉɈ, ɚɥɟ ɧɟ ɞɢɜɥɹɱɢɫɶ ɧɚ ɡɦɿɧɭ ɦɨɽʀ ɮɚɤɬɢɱɧɨʀ ɚɞɪɟɫɢ, ɞɨ Ⱦɟɪɠɚɜɧɨɝɨ ɪɟɽɫɬɪɭ ɜɢɛɨɪɰɿɜ ɞɨɫɿ ɧɟ ɛɭɥɢ ɜɧɟɫɟɧɿ ɞɚɧɿ ɩɪɨ ɦɨɸ ɧɨɜɭ ɮɚɤɬɢɱɧɭ ɜɢɛɨɪɱɭ ɚɞɪɟɫɭ. ɇɚ ɩɿɞɫɬɚɜɿ ɜɢɳɟɧɚɜɟɞɟɧɨɝɨ, ɤɟɪɭɸɱɢɫɶ ɫɬ. 31 Ɂɚɤɨɧɭ ɍɤɪɚʀɧɢ «ɉɪɨ ɦɿɫɰɟɜɿ ɜɢɛɨɪɢ», ɫɬ.ɫɬ. 8, 10, 20 Ɂɚɤɨɧɭ ɍɤɪɚʀɧɢ «ɉɪɨ Ⱦɟɪɠɚɜɧɢɣ ɪɟɽɫɬɪ ɜɢɛɨɪɰɿɜ», ɉɊɈɒɍ: 1. ȼɢɞɚɬɢ ɧɚɤɚɡ ɩɪɨ ɡɦɿɧɭ ɦɨɽʀ ɜɢɛɨɪɱɨʀ ɚɞɪɟɫɢ ɜ Ⱦɟɪɠɚɜɧɨɦɭ ɪɟɽɫɬɪɿ ɜɢɛɨɪɰɿɜ ɿ ɜɤɥɸɱɢɬɢ ɦɟɧɟ ɞɨ ɫɩɢɫɤɭ ɜɢɛɨɪɰɿɜ ɧɚ ɦɿɫɰɟɜɢɯ ɜɢɛɨɪɚɯ ɡɚ ɧɚɫɬɭɩɧɨɸ ɜɢɛɨɪɱɨɸ ɚɞɪɟɫɨɸ: _____________________________________________________________. 2. ɇɚɞɚɬɢ ɩɢɫɶɦɨɜɟ ɪɿɲɟɧɧɹ (ɧɚɤɚɡ) ɡɚ ɧɚɫɥɿɞɤɚɦɢ ɪɨɡɝɥɹɞɭ ɦɨɽʀ ɡɚɹɜɢ. Ⱦɨɞɚɬɨɤ: Ʉɨɩɿɹ ɩɚɫɩɨɪɬɚ. Ʉɨɩɿɹ ɞɨɜɿɞɤɢ ȼɉɈ. «____» ___________ 2015ɪ.

_________________________

Отпечатано в типографии “Керамист”г. Запорожье, тираж 50 000. Ответственный Дмитрий Трофименко


Millions discover their favorite reads on issuu every month.

Give your content the digital home it deserves. Get it to any device in seconds.