Говорит Донбасс #18

Page 1

ТАК ПОБЕДИМ!

18

Война с едой на уничтожение 2 стр

Что надо знать о депутате Матейченко? Марьяна Cадовская: «ПОБЕДА – 3 стр

это любовь!»

В Дружковке пособников

террористов 4 стр

вывесили на борд Русский мир очередной раз ощетинился. Артиллерийскую канонаду слышат в Староигнатовке, Гранитном, Широкино, Лебединском, Красногоровке, Марьинке, Авдеевке, Донецке, Дзержинске, Майорске…

Короче, везде и сразу. Както в один день, как по команде, российские пушки, российские танки, российские «Грады» и «Смерчи» враз заговорили в руках «шахтеров и трактористов». Как сказал один из комбатов украинской армии: «Хватит говорить «террористы» на людей, у которых есть артиллерия, танки, системы залпового огня и ежедневное снабжение эшелонными нормами снарядами, патронами, горючим, амуницией и людьми. Против нас воюет российская армия. И то что она поднаняла на контракт какоето количество местных, никого не должно обманывать!». Это как раз уже никого и не обманывает. Ни в мире, ни в Украине, ни на Донбассе. Единственный вопрос: «Что будет дальше?». И тут надо осознать тот простой факт, что войну Путин уже проиграл. Везде – в экономике, дипломатии, на поле боя. Остался единственный и последний довод, как у вымерших королей – пушки. Стрельба ради поддержания военного напряжения. Все ушло! Год назад они кричали, что вот-вот возьмут Киев и Харьков, а за две недели

ВОЙНА,

НЕ МИР дойдут до Варшавы и Берлина. В этом году тех, кто кричал про Варшаву, либо уже закопали, либо ловит полиция Кубани за торговлю коноплей в соседнем селе. Оставшиеся готовы попробовать выполнить хоть какой приказ. Но очень непонятно, каким этот приказ может и должен быть. Согласно минским договоренностям, мячик

на стороне России – нужно уводить из Донецка и Луганска войска, отдавать контроль над границей и проводить выборы по украинским законам. А если нет? Можно постучать ботинком по столу, как это делал в ООН Хрущев. Только вот «ботинком по столу» – это позиция не очень сильная. Тем более, когда тебя зовут не Никита Сергеевич, и

за тобой не мощная и довольно самодостаточная страна СССР, а современная Россия, ничего, кроме стремительно дешевеющей нефти и понтов, не производящая. И тут все держится на очень тонком балансе. Что перевесит в голове и кабинете Владимира Путина - тяжелейшая экономическая ситуация в стране или стремление любой ценой со-

хранить лицо? Принудить весь мир плясать под дудку Путина, беспрерывно стреляя по жилым домам Староигнатьевки, Гранитного и Широкино, довольно трудно, если не невозможно. Мир не упадет в обморок, даже если занять в степях Донбасса пару сел. Вопрос - знает ли об этом Владимир Владимирович? Дмитрий Трофименко

Декоммунизация: не страшно и не больно В Славянске достигнуто взаимопонимание по поводу переименований улицы Урицкого и площади Октябрьской Революции – теперь улица будет названа в честь почетного гражданина города, мецената Авксентия Шнуркова, а центральной площади вернут ее историческое название – Соборная.

Как рассказал газете «Говорит Донбасс» сотрудник отдела по вопросам внутренней политики Славянского горсовета Денис Бигунов, 10 августа на заседании комиссии городского совета по вопросам декоммунизации были озвучены варианты переименования еще 15 центральных улиц, которые будут вынесены на обсуждение общественности, а затем, после рассмотрения на постоянных депутатских комиссиях, утверждены на сессии городского совета. В частности, улица Ленина уже в ближайшем будущем может стать Университетской либо Центральной, улица Карла Либкнехта - Святогорской, улица Калинина – Старославянской. Ленинградскую улицу переименуют в проспект Олексы Тихого, а улицу Свер-

длова - в Большую Славянскую или Европейскую. Улица Карла Маркса может получить название Историческая либо имя первого Президента Украины Михаила Грушевского. Изжившая себя идеология большевизма уйдет и из архитектуры: с памятниками Ленину практически все освобожденные города уже распрощались, а их постаменты патриотически настроенная молодежь облюбовала под я р к и й ст р и т- а рт. Н а д н я х и.о. городского головы Славянска Олег Зонтов подписал распоряжение о демонтаже последнего коммунистического памятника в городе – памятника Артему, который, к тому же, находится в аварийном состоянии. А в Красноармейске был демонтирован памятный знак

« Се р п и м ол от » , уст а н о в ленный в 1960-х годах и не п р ед с т а в л я в ш и й н и к а к о й культурной ценности. Как показывает опыт Польши, Прибалтики, Чехии и других европейских государств, на чьих картах коммунистическая топонимика исчезла давно, люди свойственно очень быстро привыкать к новым названиям и памятникам – особенно если они несут позитивный, не привязанный к политике, смысл. Наш личный, небольшой пока, опыт это подтверждает – на сайте Красноармейского горсовета, где выставлены на голосование варианты переименований, большинство горожан выбрало, например, для улицы Дзержинского нейтральное и уютное название Тенистая.


ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

Бабушка всегда говорила: «Выбрасывать хлеб – грех». Если хлеб падал со стола, я или тот внук, что был к бабушке поближе, получали затрещину, а бережно поднятый с пола кусок бабушка целовала и крестила. У нас не выбрасывали не только хлеб, любые остатки еды - котикам, собачкам, «отвезу в деревню свиньям», «покрошу курам» (если в городе, то голубям или синицам). Не так, чтобы прямо культ еды, но уже даже во взрослой жизни мои родственники, приезжая с визитом, первым делом открывали холодильник. И бедные мы были все, если там, не дай Бог, что-то пропало.

Д

умаю, что у вас в семье все было приблизительно так же. И это понятно. Три колоссальных голодных катастрофы за ХХ век – в 1921-22 годах, когда особенно пострадало Поволжье, а самым хлебным и сытым городом почему-то считался Ташкент. Голод тот был послевоенный, плюс-минус понятный: когда воюют - не оченьто до посевов, прополок и уборок урожая. В начале 1920-х вовсю бросились помогать. Американцы. Привозили продукты, раздавали бесплатно. Но Советская власть посчитала, что вместе с хлебом американцы везут нехорошую агитацию. Их вместе с зерном, мясом и сахаром, выгнали. А голод еще побушевал, забрав жизни сотни тысяч крестьян, а потом, с новым урожаем, затих. В 1932-33 годах все было намного хуже. Уже без американцев и без всякой надежды на помощь извне, крестьяне умирали от голода или попадали в лагеря за пять колосков, унесенных с колхозного поля. Миллионы людей погибли в Украине страшной голодной смертью, которая лишала человеческого облика и состояния. Ели лебеду, кору деревьев, ели даже друг друга. А потом все равно умирали. Голод 1946-47 говдов хорошо помнят в Донбассе. Тоже послевоенный, на фоне отмены карточек. Карточки отменили, чтобы отчитаться о благополучии. А чем кормить людей, не подумали. И все

Борьба с едой на уничтожение

повторилось снова – лебеда, кора, кошки, крысы… Людоедство. Три больших катастрофы и множество других, которых маленькими тоже не назовешь. Блокада Ленинграда. 125 грамм хлеба, который не был и хлебом по сути, в день на человека. Дневник Тани Савичевой, которая практически каждый день делала одинаковые записи о том, как умирали ее родные. Последняя страница была: «Умерли все…» Конечно, с такой историей бабушкины затрещины по поводу неуважения к еде – пустяк. Только вот, глядя на историю современной России, кажется, что бабушки там были не у всех. Потому что теперь в России еду принято сжигать и закапывать в землю. Причем, принято не на уровне дворовой шпаны, в постановлением Госдумы, которое было подписано президентом. Не всю еду, конечно. А только так называемую «антисанкционную». Такая странная еда появилась в России в прошлом году: в ответ на санкции, которые Европа и США ввели за развязанную в Украине войну, Госдума приняла решение запретить в РФ ввоз сельскохозяйственной продукции из стран Евросоюза. Под запрет попали как невиданные заморские кушанья – хамон, пармезан, устрицы, так и простые привычные продукты – персики, яблоки, свинина, помидоры.

Год все шло в обычно режиме: чиновники делали вид, что нельзя, контрабандисты делали все, чтобы было можно. Например, в продаже стали появляться белорусские креветки, казахская моцарелла и даже армянская норвежская семга. Или белорусская, не суть. В общем, потихоньку ели. Но летом 2015 года все изменилось. «Не пущать!» - сказала Госдума. – «Уничтожать диверсионные группы сыров и шпионов-помидоров прямо на границе изо всех видов оружия». С 1 августа и началось. 900 тонн свинины закопали в ямы в Белгородской области. 300 тонн сыров и фруктов – где-то в Самаре… Сотни тонн продуктов уничтожены бульдозером под Смоленском. 522 килограмма было выявлено в ручной клади простых людей – изъято и похоронено. С полтонной сыра и двухстами килограммами ветчины-прошуто расправились в Петербурге. Фотографии уничтожения продуктов выглядят как праздник сатаны. Закопанные в землю помидоры, персики, колбасы и сыры вызывают ступор. У всех, кто помнит голод и блокаду. Настоящий ступор. В России люди голодают до сих пор. В первых числах августа во Владимирской области умерла от голода старушка. В тех самых числах, когда бульдозеры елозили по свинине.

Некоторые российские граждане пытались возмутиться и даже предлагали какие-то альтернативные решения адскому унчитожению продуктов. Были даже голоса за то, чтобы отдавать еду сиротам и пенсионерам. Особо патриотичные гражадане заявили, что санкционные продукты можно поставлять на Донбасс (они вообще там все считают, что кормят нас до отвала, поэтому сами недоедают).А бывший мэр Москвы Юрий Лужков, который сейчас занимается сельским хозяйством в Калининградской области, сказал, что из санкционных продуктов, которые попали в Россию незаконно и должны быть уничтожены, можно изготавливать удобрения, биогаз или электричество. Нет. Ничего не вышло. Верхушка была категорична. И ее можно понять. Ибо сытый голодного не разумеет. А верхушка у них, как водится, сытая. Валентина Матвиенко, глава Совета Федерации, согласно утвержденному бюджету, получает на питание пять тысяч рублей в день (нашим пенсионерам, к слову, с барского плеча РФ перепадает две тысячи. И не в день, конечно, а в месяц). В общем, в Госдуме сказали, что в еде западной может быть какаято зараза. Но вот люди, которые приходили на свалку продуктов, раскапывали закопанное и ели, вроде все живы и здоровы. Сказали, что придут еще. Но сразу же было принято постановление против

мародеров, которые грабят свалки. А свалки в России – режимные объекты. Последняя надежда голодных была на церковь. Но и тут вышла промашка страшная. Идея отдать санкционные продукты нуждающимся выглядит «нравственно красивой», однако такая мера может быть опасной для здоровья потребителей. Так высказался глава синодального отдела по взаимодействию РПЦ и общества.. Борьба с едой чем-то напоминает борьбу с алкоголем, которую вел Михаил Сергеевич Горбачев. Тот тоже – уничтожал, вырывал с корнем, пускал ппод нож и вводил талоны. Чем кончилась эпоха Горбачева, мы все помним. Путин, вероятно, тоже помнит. А потому все вот эти ГКЧП и прочие «Лебединые озера» для себя не хочет. Судя по следующим шагам, которые готовятся в Госдуме и правительстве РФ, Путин и друг его Медведев хотят быть похожими на Хрущева. Потому что новое преддложение высших российских чиновников заключается в том, чтобы ввести лимит на содержание скота и птицы в домашнем приусадебном хозяйстве. В переводе на человеческий язык это означает, что каждая вторая корова или коза пойдут под. нож. А если сверху спустят план по уничтожению, то под. нож может пойти и каждая первая: и корова, и курица. В общем, в связи со всей этой бесовщиной возникает три вопроса. Первый: когда в России закончится еда - так, как это было в начале 90-х, помните? Вот когда она так же закончится, возьмет ли она у проклятого Запада всяких гуманитарных ножек Буша и сахара? Или снова откажется, как в 1920-е в Поволжье? Как отказалась от помощи иностранных спасателей, когда 15 лет назад на глазах у всего мира тонул «Курск»? Второй: если в «ДНР/ЛНР» перейдут на российские законы, сколько коров и куриц порежут, чтобы выполнить план «по лимиту скота на приусадебных участках»? И третий: то, что голод там будет скоро, понятно. Как долго у российского ТВ получится закрывать на это глаза? Катя Савельева

Дисциплина и запрет на критику власти: что надо знать о депутате Матейченко? Пока депутаты отдыхают на каникулах, движение “Сильные громады Донетчины” продолжает подводить итоги их деятельности в этом созыве парламента. Сегодня в нашем обзоре - депутат из Артемовска Константин Матейченко. Он сильно отличается от тех донецких депутатов, о которых мы писали ранее. В чем отличия? Давайте разберемся вместе. Во-первых, в отличие от других депутатов, деятельность которых мы рассматривали, Матейченко избран не по мажоритарному округу, а по списку партии “Народный фронт”. Он пробовал баллотироваться в округе и в 2012 году, однако успехом его попытка не увенчалась - выборы в артемовском округе выиграл Сергей Клюев. В 2014 году, когда началась война, Матейченко создал и возглавил батальйон “Артемовск”, а осенью его, как комбата, включили в проходную часть партийного списка “Народного фронта”. Как депутат Матейченко показал себя не худшим образом - и посещаемость, и активность голосований в норме. Нардеп посетил 63 из 74 пленарных заседаний парламента (86%) и 22 из 25 (88%) заседаний подкомитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции, ко-

торый он возглавляет. Среди всех голосований в сессионном зале Рады Матейченко поддержал 69,6% вопросов, вынесенных на голосование. Кнопки “против” и “воздержался” нардеп выбирал нечасто - 0,4% и 0,8% соответственно. Во время рассмотрения каждого десятого вопроса депутат отсутствовал (9,8%), а по 19,4% вопросов - не голосовал. Константин Матейченко поддержал большинство важных законопроектов - такие, как запрет на принудительную продажу жилья должников в зоне АТО, об усилении социальной защиты переселенцев, об усилении наказаний за неперсональное голосование («кнопкодавство»), обращение к международным организациям о введении миротворцев для урегулирования конфликта и др. В то же время депутат не проголосовал за закон о дополнительных социаль-

ных гарантиях для мобилизированных, что вызывает удивление. Законотворческая деятельность Матейченко - не самая светлая страница его депутатской биографии. С одной стороны, он весьма активно предлагает различные законопроекты - с ноября прошлого года он внес их 11. Но известным на всю Украину Матейченко стал благодаря одному - “Про внесення змін до Кримінального кодексу України (щодо захисту авторитету держави)”, в котором предусмотрена уголовная ответственность за циничное и неуважительное отношение к органам власти. Общественные организации, журналисты и правозащитники объединились против этого закона, назвав его угрозой для свободы слова. Под давлением

общественности и однопартийцев Матейченко всё-таки отозвал законопроект. Но осадок остался. Ведь горячая фаза противостояния на Майдане началась именно после того, как депутаты приняли законы, которые резко ограничивают гражданские права. В 2014 году Матейченко задекларировал менее 70 тысяч гривень дохода. В декларации депутат указал, что у него есть квартира площадью 81,7 кв.м. и полгектара земли. Верить этим цифрам или проверить - скоро решит Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, которое будет анализировать декларации всех депутатов и чиновников. При этом у депутата нет личного автотранспорта. После избрания депутатом Матейченко переехал

в Киев и получает компенсацию на аренду жилья в столице. Еще одно отличие Матейченко от колег-мажоритарщиков - в том, что он не испугался своих избирателей и по их приглашению приехал в Артемовск. Там ему задавали разные вопросы, в том числе и неудобные, однако депутат смог убедиться, что общаться с избирателями и отчитываться перед ними - это не больно. Надеемся, что это учтут народные избранники Юрий Солод, Денис Омельянович, Сергей Клюев и Евгений Геллер - и приедут к своим избирателям с отчетом, как того требует закон. Движение ”Сильные громады Донетчины” продолжает исследовать, как работают представители Донбасса в Верховной Раде и уже совсем скоро представит исследование о работе местных советов. Депутаты - это наемные работники жителей громады, которые должны работать в интересах своих избирателей. Время от времени им нужно об этом напоминать, так как за депутатскими буднями это очень часто забывается… Павел Островский, региональный координатор движения “Сильні громади Донеччини”


ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

Про Марьяну Садовскую очень трудно рассказывать. Она гениальная певица? Да, есть такое. Больше двадцати лет она путешествовала украинскими селами в поисках старых, древних, полузабытых песен. И поет их не только в Киеве, но и в Лондоне, Вене, Токио, Нью-Йорке и Кельне. Она большая актриса? И такое есть. За ее плечами рождение львовского театра Леся Курбаса, десятилетие в польском театре «Гардженице», Нью-Йоркский «LA MAMA», арт-группа «YARA».

Марьяна Cадовская:

О

на композитор? Марьяна в этом не признается. Хотя свой первый альбом она записала в США, а второй – «Будемо весну спiвати»- поддержало не только «Польское радио», но и ЮНЕСКО. Ее муж - немецкий театральный режиссёр Андре Эрлен. У них двое детей и живут они все вместе в Кельне. А когда началась война Марьяна поехала на Донбасс, к нам. И регулярно выступает в Мариуполе и Северодонецке, в Краматорске и Волновахе, в Сартане и Славянске. Сегодня она в газете «Говорит Донбасс». - Вы помните, как и почему вы первый раз собрались на Донбасс? - Помню. Это было во Львове, почти год назад. Мы сидели в кафе с Владимиром Кучинским и Андреем Водичевым из театра имени Леся Курбаса. А тогда как раз русская армия прямо через границу вошла в Новоазовск и в воздухе висело, что дальше наступление пойдет на Мариуполь. И мы это обсуждали, и кто-то из ребят сказал: «Боже, если бы сейчас вся Украина поехала в Мариуполь, то они не посмеют! Не пойдут в наступление!». Ну, мы вот так поговорили, а на следующий день мне Кучинский говорит: «Марьяна, вот позвонил такой человек Костя Батозский, и спросил, а не слабо ли нам приехать в Мариуполь?». Это случилось как материализация мысли. Вот как я здесь слышу рассказы, как люди выходили окопы копать и живой цепью ставать под город, так и у меня было огромное желание стать в эту цепь, взяться за руки! Так все и началось. Пошли разговоры с мамой с мужем о том, куда и зачем я еду. Конечно, все страшно боялись. Я сидела в вагоне в Киеве, а мой мужнемец звонил мне и говорил: «У тебя двое детей, немедленно выйди из поезда!». Тогда в воздухе висело предчувствие атаки и для тех, кто далеко от войны, это очень страшно. Не страшней, конечно, чем вам, но все же. Мы все же поехали и провели эти спектакли в городе, концерты для солдат. - А кроме Мариуполя где Вы у нас были еще? - Мариуполь был первым. Потом я про это много разговаривала с друзьями, а среди моих друзей много писателей, музыкантов. И Сергей Жадан вдруг сказал, что они готовят такую поездку в Славянск, Краматорск и Северодонецк, и не хотела бы я к ним присоединиться. Вопроса «хочу ли я?» даже не возникало. Я знала, что это нужно, что это обязанность, что это ответственность моя как человека, артиста. Эту поездку организовывала «Ос-

«ПОБЕДА – это любовь!»

тання баррiкада» Олеся Дония и мы вместе с Андреем Курковым, Ириной Цилык, Сергеем Жаданом согласились ехать. Потом к нам присоединился молодой донецкий поэт Саша Де м ч е н ко и м у з ы к а л ь н ы е группы «Козак Систем» и «Собаки в космосе». Программа была обычной – выступления перед населением, студентами, мастер-классы с детьми, встречи с солдатами. - Донецкая область сильно отличается от Луганской? - Я не почувствовала разницы. Я почувствовала очень похожий «нерв», я увидела, как люди всеми возможными способами пытаются спасти свои города, я увидела сколько приходит людей старшего поколения, студентов, детей… И как во всех этих городах - независимо от того, были ли это переселенцы или местные, старшие люди или молодежь, солдаты или гражданские - слушают стихи и мои песни. Нигде в мире так не слушали, как в этот год на этой земле! И я думаю, дело не в поэзии и музыке, дело в том, что мы в это время были с людьми. Очень часто после концертов подходили и говорили: «Спасибо, что не бросаете нас!». Что касается меня лично, то, во-первых, я тут всегда набиралась уверенности, что все будет хорошо. Это то, что ты не получаешь из газет. Тут ты встречаешь много людей, которые много делали и делают, чтобы слова «все будет Украина!» звучали не просто так. А во-вторых для меня все это очень важно. Будучи львовянкой, живущей в Германии, я постоянно отвечаю там на вопросы-утверждения: «Не

«Нигде в мире так не слушали, как в этот год на этой

земле! И я думаю, дело не в поэзии и музыке, дело в том, что мы в это время были с людьми. Очень часто после концертов подходили и говорили: «Спасибо, что не бросаете нас!

»

нужно ли отдать Донбасс, чтобы не было третьей мировой войны?». Теперь, после поездок сюда, я знаю, что отвечать. Потому что перед глазами стоят люди, которые на Донбассе приходят на наши концерты. Дети, с которыми мы проводим мастер-классы. Бойцы, которые тут держат оборону. Для меня эти места теперь не кусок географической карты, а люди, которых я знаю. А людьми нельзя торговать! - Вы поете песни из разных сел Украины, а есть ли в репертуаре песни из наших мест? - В репертуаре пока еще нет, но сегодня мы во второй раз были в Волновахе, где есть уникальная фольклорная группа, я могу это совершенно четко утверждать с моим двадцатилетним опытом этнографических экспедиций. Она называется «Заграярочка». Они сохранили аутентичный фольклор. Очень часто я записывала группы взрослых женщин, бабушек или детей. Но эта передача традиций от матери к дочери в принципе была прервана. И вот именно на Донетчине, в Волновахе, существует коллектив, где поют и бабушки, и мамы, и дочки, и внучки и даже мужчины. Вообще просто чудо! Встреча с этим коллективом для меня – не просто счастье, а знак, что сюда нужно возвращаться, и что о них должны услышать во всем мире.

- В Украине может появиться культурный пласт, связанный с войной? - Это уже происходит. Фольклор в наши дни имеет несколько иную форму. Фольклором у нас часто называют популярную в народе музыку. Например, есть невероятная композиция на стихи молодой киевской поэтессы Ирины Цилык «Вернись живым», которая, благодаря «Козак систем», сестрам Тельнюк, стала народной песней. Недавно я имела возможность услышать кобзаря из Киева Тараса Компаниченко, который создает песни сейчас, у него уже есть в репертуаре песня о «Саур-Могиле». И даже я пою песню, которая, надеюсь, станет народной. Это песня на слова Сергея Жадана. Выходцы из Донецка связывают ее с этим городом, но я думаю, что каждый может в этих стихах найти свой город. Кроме того, есть наши военные, солдаты, среди которых есть музыканты, поэты, которые тоже творят. У меня есть знакомый, который во время дежурств пишет песни. Он бард. И я верю, что его песни тоже составят этот пласт живой народной музыки. - Вы сможете еще приехать на Донбасс с концертами? - Если только у вас будут силы организовывать, потому что это все-таки связано со средствами: нужно привезти,

как-то положить спать, организовать, чтобы детки пришли. Я только «за»! В этот раз у нас был мастер-класс с детками из Гранитного, Чермалыка, которые сейчас проходят реабилитацию на берегу Азовского моря. Вот работая с этими детьми, я чувствовала, что мы не можем их сейчас оставить, что тут нужно остаться и работать минимум неделю. То есть уже сейчас есть чувство вины, чувство, что нужно вернуться. Если вам не надоест, я буду сюда ездить, пока не придет победа. А победа, это, конечно, любовь. Искусство – это наш фронт. Мы должны утверждать любовь. Утверждать, что жизнь и любовь – сильнее ненависти, смерти. - А есть разница в «залах» год назад и сейчас? - Мы приехали в первый раз в Мариуполь сразу после Иловайского котла, и это была моя первая встреча с солдатами нашей армии. И когда они зашли в зал, а вокруг был дождь, и под этим дождем стояли парни с автоматами и нас охраняли, на них была разная форма, но я обратила внимание на ноги, на обувь. У одного были башмаки, у другого сандалии, кеды, кроссовки, шлепанцы… Я запомнила этот образ. Потом Сергей Жадан написал очень важный для меня стих «Солдатське взуття». А тогда после концерта ко мне подошел офицер и сказал: «Спасибо вам! Парни первый раз сегодня улыбались после Иловайска». А вот сейчас мы выступали перед солдатами морской пехоты и полка «Азов». И я увидела хороших, одетых, уверенных в себе мужчин. И я снова посмотрела на обувь. У всех летние берцы, по ноге, по размеру, по сезону. Наша армия одета, обута, выучена, сильна. Это наполнило такой уверенностью и гордостью… Знаете, мы в Германии тоже собираем помощь для переселенцев, людей, армии. Мой муж когда-то ставил спектакль про войну в Афганистане, про немецкий миротворческий контингент там. И закупил для него настоящую армейскую форму. Она хранилась потом в театре, и когда все началось, я сказала ему: «Послушай, эта форма теперь нужна в моей стране!». И потом, во Львове парень, который шел добровольцем, примерял эти армейские берцы, форму… Этот момент ощущения голой и босой армии я никогда не забуду. А сейчас, через год, глядя на уже этих солдат, понимаешь какой путь мы прошли. Какими мы стали. - Получается поддерживать связи со своими здешними слушателями? - Конечно! Я вернусь в Германию 14 августа, а 16-го из Славянска к нам приедут 15 детей и подростков с двумя сопровождающими. В Славянске есть протестантские общины, там у священника во время оккупации запытали насмерть сына. И вот приедут другие его дети и другие дети Славянска для реабилитации такой психологической к нам в Кельн. Четверо детей и один сопровождающий должны поселиться у меня дома. За неделю мы хотим их познакомить с нашим многокультурным городом. Запланированы экскурсии в синагогу, в кирху, в православную греческую общину. Будут и чисто развлекательные вещи. Надеюсь, им понравится… Дмитрий Трофименко


ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

ПРОСТЫЕ ОТВЕТЫ «Оказывается ли какая-то международная помощь тем переселенцам, которые живут в пределах Донецкой области? В Киеве, Харькове, Днепропетровске работают разные организации, помогают людям, а к нам ничего не доходит, кроме правительственных выплат, ничего не получаем». Тамара Владимировна, Доброполье « Говорит Донбасс »: Тамара Владимировна, работа международных гуманитарных организаций, действительно, не является системной, поскольку единой базы данных внутреннего перемещения людей по Украине до сих пор не существует. Но помощь оказывается – даже в оккупированном Донецке работает гуманитарная миссия «Человек в беде» (050-5019-7311, 093-656-7710, 096376-9818). Что касается переселенцев, которые проживают в Донецкой области, рекомендуем поторопиться и заполнить форму, размещенную в интернете по адресу http://link.ac/4XVL3 – таким образом собирает информацию о возможных получателях помощи организация АДРА Украина. АДРА Украина реализует проекты, финансируемые Всемирной продовольственной программой ООН, а также отделом международной гуманитарной помощи (IHA) правительства Канады. В рамках проектов предоставляется помощь людям, пострадавшим в результате боевых действий на Донбассе - вынужденным переселенцам, гражданским лицам, которые были ранены или потеряли жилье, уязвимым группам населения территорий, находящихся под контролем “ДНР/ЛНР”. На основании данных, которые Ввы внесете, будет приниматься решение, соответствуете ли Вы критериям помощи ВПП ООН. В случае положительного решения Вам позвонят сотрудники АДРА в Донецкой и Луганской областях. Помимо продовольственной помощи (продуктовые наборы), возможна (единоразово!) помощь финансовая, а

также предоставление услуг психолога, приглашение на творческие мероприятия для детей – об этом вам расскажет специалист. Пусть Вас не настораживает, что в анкете Вас попросят предоставить ИНН – таково требования доноров, которые хотят быть уверены, что помощь не выдается одним и тем же людям. Также нужно учесть, что количество продуктовых наборов ограничено, периодически возникает проблема с доставкой, и обещанная помощь откладывается – сотрудники организации просят относиться с пониманием к подобным ситуациям. Организация работает на территории Донецкой области, подконтрольной Украине, в городах Славянск, Святогорск, Красный Лиман, Доброполье, Константиновка, Красноармейск. Если Вы проживаете в селах или поселках вокруг обозначенных городов, то можно регистрироваться и приезжать на пункты выдачи. Если у вас есть родственники в Луганской области, то поделитесь и с ними информацией – там АДРА работает как на территории, подконтрольной Украине (Лисичанск, Кременная, Рубежное, Попасная, Новоайдар), так и на оккупированной территории (Луганск, Молодогвардейск, Краснодон, Антрацит, Лутугино, Ровеньки, Свердловск). В Северодонецке помощь переселенцам оказывает организация «Корпус Милосердия» (0800-300073). Телефоны АДРА Украина: 097-5103592, 096-207-0092, 066-598-7925, 063513-3316, 098-305-1439, 095-946-5078. Прием звонков: понедельник – четверг 9:00-18:00; пятница 9:00-16:00; перерыв 13:00-14:00.

В Дружковке пособников террористов вывесили на борд

По инициативе начальника Дружковской милиции Артема Крищенко на центральной аллее города по улице Космонавтов размещен информационный билборд с фотографиями разыскиваемых преступников из числа взявших в руки оружие в мае-июне 2014 года и активно участвовавших в незаконных вооруженных формированиях «ДНР». Пишите в редакцию на электронный адрес: editiongd@ukr.net Приобщиться к распространению газеты и помочь в развитии свободной информационной среды Донбасса, можно взяв необходимое количество выпусков газеты “Говорит Донбасс” в офисе Донецкого КИУ в Краматорске по адресу: ул. Социалистическая, 45, офис 308, отель «Краматорск». Телефон: 096 885 98 31. Рассматриваются возможности централизованной отправки по почте части тиража для распространения в разные города Донецкой области (подконтрольные украинской власти).

Информационный бюллетень издается по инициативе Донецкой областной организации ВГО “Комитет избирателей Украины” и “Донецкий пресс-клуб” при содействии и поддержке US.Fund “Development Transformations” и Международного Фонда “Відродження”. Тираж 100 000 экз. Ответственный Дмитрий Трофименко


Millions discover their favorite reads on issuu every month.

Give your content the digital home it deserves. Get it to any device in seconds.