Issuu on Google+


Содержание ««БОГАТЫРЬ» - КРЕЙСЕР – ДАЛЬНИЙ РАЗВЕДЧИК ПРИ ЭСКАДРЕ НЕМЕЦКИЙ ПРОЕКТ ДЛЯ РУССКОГО КРЕЙСЕРА

4

4

14

14

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ ДЛЯ БРОНЕПАЛУБНОГО КРЕЙСЕРА –РАЗВЕДЧИКА

24

24

ВООРУЖЕНИЕ КРЕЙСЕРА «БОГАТЫРЬ» - АРТИЛЛЕРИЯ УНИВЕРСАЛЬНОГО КОРАБЛЯ

30

30

ВЛАДИВОСТОКСКИЙ ОТРЯД И ЦУСИМА - «БОГАТЫРИ» В ГОДЫ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ

40

КРЕЙСЕР «ОЛЕГ» В ЦУСИМСКОМ БОЮ (ИЗ РАПОРТА СТАРШЕГО ОФИЦЕРА КРЕЙСЕРА)

54

КРЕЙСЕРА «ОЧАКОВ» И «КАГУЛ» - ЧЕРНОМОРСКИЕ «ГЕРОИ» И «МУЧЕНИКИ»

62

КРЕЙСЕРА «БОГАТЫРЬ» И «ОЛЕГ» НА БАЛТИКЕ

74

«БОГАТЫРЯ» УЗНАЕШЬ НА ПОЛЕ БРАНИ… ШИПСЫСТОРИЕС «МОРСКОЙ БОЙ. НАЧАЛО» КНИЖНАЯ ПОЛКА КОНКУРС ОТ NAVYGAMING

88 94 96

100 102

40 54


от редакции Уважаемые друзья! Представляем вашему вниманию очередной, итоговый в 2016 году, выпуск журнала Navygaming. В этом номере мы предлагаем вам познакомиться с кораблем российского Императорского, а затем и советского флота – с бронепалубным крейсером 1-го ранга «Богатырь». Построенный и вошедший в строй на рубеже ХIХ-ХХ веков крейсер «Богатырь» и три его систершипа прошли длинный путь через несколько войн и революций, навсегда оставшись в людской памяти и в истории флота. «Богатырь» и «Олег» приняли участие в боях с японским флотом в годы русско-японской войны, «черноморский» «Очаков» стал памятником Первой русской революции 1905 года, немецкий флот в годы Первой мировой войны на Балтике и Черном море испытал на себе удары русских крейсеров – ветеранов, которые исправно стояли на защите рубежей своей страны; а еще через несколько десятилетий – в годы Великой Отечественной старый «богатырь» вновь принял бой. Иллюстрации, схемы и видеоролики позволят наглядно оценить события и составить собственное мнение о корабле, познакомиться с фактами из его боевой службы. Надеемся, что статьи вызовут интерес к этому кораблю 3-го уровня, но с большой историей, при этом каждый читатель может высказать свое мнение и обсудить статьи в

разделе журнала на страницах форума. В специальном разделе вы можете познакомиться с мнениями игроков о данном корабле, представленные в этом разделе материалы подготовлены специально для вас. Надеемся, они могут быть вам полезны. Не оставьте без внимания нашу книжную полку, видеоприложения к журналу и наши конкурсы, а также отдельные рубрики. В разделе «Творчество» вас ждет очередная новинка от «Шипсысториес», а в разделе «В мире моделей» – воспоминания игроков о том времени, когда «деревья были большими», а WOWS еще не было и в проекте. Ждем ваших отзывов как о журнале в целом, так и о поднятых темах и рубриках. И, конечно, традиционная викторина также ждет своих участников. Мы всегда рады вашим успехам, ждем победителей и призеров, чтобы поделиться с ними наградами за счет специального фонда. Ждем ваших отзывов и пожеланий, удачи в игровых боях! Пусть этот выпуск будет нашим Вам новогодним подраком. Желаем Вам удачи и успехов в Новом 2017 году. Здоровья и благополучия! Сергей aka S_Alex_D, Head of Navygaming

62 74


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Крейсер «Богатырь» дальний разведчик при эскадре S_Alex_D

4


Р

азвитие военно-морского флота России в конце XIX века нельзя назвать системным и продуманным, это был период как больших прорывов и принятий важных решений, так и период серьезных ошибок и промахов, которые в дальнейшем отразились на всей истории государства. Можно точно сказать, что недооценка роли как флота в целом, так и отдельных классов кораблей сыграли свою отрицательную роль в годы русско-японской войны, приведя страну к катастрофическим последствиям в военной и политической сфере. В то же время к этому моменту отечественная промышленность уже была способна обеспечить флот кораблями всех классов от эскадренных броненосцев до миноносок и подводных лодок и вооружить их достаточно современными средствами борьбы. Были приняты несколько целевых кораблестроительных программ, закладывались и строились броненосцы и броненосные крейсера, крейсера-разведчики и миноносцы. Однако роль и место флота все еще не в полной мере были ясны, что сказалось на выборе приоритетов в постройке определенных классов кораблей. К серийной постройке бронепалубных крейсеров российские кораблестроители приступили в конце 90-х годов XIX века. К этому времени эскадры мореходных броненосцев, которые начали формироваться, нуждались в быстроходных крейсерах для разведочно-посыльной службы, для охраны от миноносцев противника, кроме того, идеи крейсерской войны также были еще сильны. Однако построенные в соответствии с данными требованиями и планами крейсера «Светлана», «Алмаз», а за ними три крейсера типа «Диана» не в полной мере отвечали предъявляемым требованиям, что в последствии и доказала война с Японией 1904-1905 годов. За этими так называемыми «малыми крейсерами» последовали средние бронепалубные крейсера – «Варяг», «Аскольд», а за ними и крейсера типа «Богатырь». Задание на проектирование этих крейсеров в соответствии с Программой 1898 года «для нужд Дальнего Востока» предусматривало постройку близких по тактико-техническим характеристикам бронепалубных крейсеров водоизмещением 3  000  т (будущие крейсера типа «Новик») и 6  000  т. В данном решении виделось желание получить малые быстроходные разведчики для эскадры и, в случае необходимости, иметь корабли для крейсерской войны. За основу проектов были взяты характеристики крейсеров типа «Диана» и поставлена цель по созданию «универсального корабля». В общем виде задание предполагало отказ от бортовой брони и защиты орудий, принося их в жертву высокой для того времени скорости (до 23 узлов) и значительной дальности плавания (5 000 миль). Как отмечается в «Истории отечественного судостроения. Том 2»: «…при мощной энергетической установке и более чем 700 т запасов угля, а также внушительном артиллерийском вооружении (двенадцать 152-мм орудий) 6000-тонные крейсера должны были, по видимому, компенсировать недостаток современных броненосных крейсеров. … официально проектируемые крейсера («Варяг», «Аскольд» и крейсера типа «Богатырь») предназначались на роль дальних разведчиков и эскадренных крейсеров более сильных и быстроходных, чем аналогичные японские крейсера английского завода Армстронга».

Бронепалубный крейсер 1 ранга «Богатырь»

Крейсер 1 ранга «Светлана», один из предшественников «богатырей»

Крейсер «Аскольд» - представитель нового класса крейсеров

5


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ Крейсер «Эсмеральда» - основоположник «эльсвикских» крейсеров

Основанием для такого выбора был успех, который на «мировой арене» заслужили так называемые «эльсвикские» крейсера, строившиеся в Англии для многих стран, в том числе и для Японии. Именно один из этих крейсеров – чилийский «Эсмеральда» адмирал С.О.  Макаров назвал «идеальной боевой машиной» и взял его в качестве прототипа для своего «безбронного судна» водоизмещением 3  000 т и вооруженного 2-203-мм и 5-152-мм орудиями. В то же время к концу XIX века идеи крейсерской войны начали заменяться на иные требования: крейсера теперь должны были способны сражаться в составе эскадры вместе с линейными силами. В этих условиях, как пишет Р.М.  Мельников в книге «Крейсер «Очаков»: «…одновременно с новыми броненосцами стали создаваться для эскадренного сражения и новые – эскадренные крейсера серии «Варяг»-«Богатырь». И тот факт, что эти крейсера Бронепалубный крейсер 1 ранга «Диана» - несостоявшийся «истребитель торговли»

6

были только бронепалубными, можно объяснить несомненным влиянием макаровской идеи «безбронного судна». Удивительно, но не только «Богатырь» (крейсер, имеющий неплохую защиту), но и «Варяг», и «Аскольд» по замыслам морского командования в России рассматривались именно как «корабли для эскадренного боя». Видимо, результаты японско-китайской и американо-испанской войн еще были свежи в памяти адмиралов. Эти довольно спорные и необоснованные на современный взгляд решения обуславливались сложившейся системой управления в Морском министерстве. В этот период будущее флота определялось достаточно бессистемно, на «особых совещаниях», при этом глубокое научное обоснование выбора типа корабля и его характеристик обычно подменялось субъективными, нередко поверхностными мнениями отдельных высших чинов, а случалось, и ничем

не обоснованной «волей монарха». Но в любом случае принятую в России программу «Для нужд Дальнего Востока», включавшую массовую постройку не броненосных, а средних бронепалубных крейсеров, по мнению Р.М.  Мельникова, «следует считать не слепым заимствованием … вышедших из моды иностранных образцов, а прямым результатом самобытного развития отечественного судостроения». На этапе определения задания на новые крейсера было много споров и о выборе калибра артиллерии. Согласно одному мнению артиллерия крейсера должна быть «увеличена калибром и уменьшена числом», в соответствии с этим предлагались варианты вооружения кораблей орудиями 203-229-мм. В свое время предлагалась установка 203-мм орудий даже на крейсерах типа «Диана». Однако тяжелые 203-мм орудия были приняты для вооружения бро-


неносных крейсеров, а для средних бронепалубных крейсеров главный калибр ограничили 152-мм. По мнению сторонников такого решения 152-мм орудия были легче, дешевле, имели большую живучесть, а главное – были скорострельнее. По расчетам 152-мм орудие за единицу времени было способно обрушить на противника гораздо больше металла, чем медленно стреляющая крупнокалиберная пушка. Оптимальность такого выбора обосновывал и авторитетный специалист в области морской артиллерии – Ф.В. Пестич и военно-морской теоретик Н.Л. Кладо. В итоге состав вооружения для крейсеров «Варяг», «Аскольд» и серии типа «Богатырь», определенный разработанной МТК в 1898 году «Программой для проектирования крейсера до 6000 т водоизмещения», включал: по 12 скорострельных орудий калибром 152-мм и 75-мм, 6-47мм (позднее к ним добавили и 37мм), 6 минных аппаратов, включая два подводных. Артиллерия должна была располагаться в легких и компактных палубных установках. Это стремление максимально облегчить как корпус корабля, так и его артиллерию диктовалось требованием обеспечить кораблю дальность до 5 000 миль и высокую скорость в 23 узла. Интересно, что корабли планировались с открытыми палубными орудиями, без броневых щитов, что объяснялось как желанием облегчить корабль, так и идеями «безбронного судна». По мнению С.О.  Макарова, броневые щиты увеличивали площадь цели и, соответственно, вероятность поражения при разрыве попавшего в щит снаряда. О фугасном воздействии на прислугу орудий вражеских снарядов, которые бы разрывались рядом, в тот период как-то не задумывались. По мнению военно-морского руководства России такие крейсера должны были стать «универсальными кораблями»: обладая достаточной мореходностью могли вести самостоятельное крейсерство, при необходимости сопровождать линейную эскадру и служить при ней разведчиками, а в крайнем случае – выдержать и кратковременную стычку с броненосцами противни-

Эскизный проект 6250-тонного бронепалубного крейсера

ка. Последний вариант был вполне очевиден, так как постройку новых броненосных крейсеров программа не предполагала, и в дальнейшем русско-японская война подтвердила эти расчеты – новым крейсерам не раз приходилось выполнять задачи за рамками запланированных заданий, в том числе выдерживать бой и с броненосными кораблями. Понимая необходимость усиления защиты, на новых крейсерах-разведчиках в ходе проектирования и строительства пытались усилить их боевые качества, в первую очередь – защиту. И крейсера типа «Богатырь» получили ее в «максимальном возможном объеме» (на тот момент) и при сохранении заданной высокой скорости имели близкое к оптимальному сочетание наступательных и оборонительных элементов. Из-за занятости отечественных верфей постройкой кораблей по Программе 1895 года новые бронепалубные крейсера было решено заказать заграничным фирмам, им же и было предложено подготовить собственные проекты. На рассмотрение в Морской технический комитет (МТК) были представлены проекты 6  000-тонного крейсера фирмы «Ансальдо» (Генуя, Италия), 5  900-тонного крейсера завода «Германия» фирмы Круппа, фирмы «Шихау» и «Говальдсверке»,

был представлен на рассмотрение и проект Невского завода. В начале июля 1898 года МТК отдал предпочтение немецкому проекту фирмы Круппа, согласно которому крейсер при водоизмещении 5 900 т имел наибольшую дальность плавания до 6  500 миль и наибольшую толщину бронирования палубы: до 76 мм на скосах и 100 мм над машинными отделениями. Вторым в конкурсе был признан проект «Шихау» с вооружением из 2-203-мм орудий в башнях, 8-152-мм, 4-120мм и 16-47-мм орудий. Казалось, что решение уже принято, но появился еще один «игрок», и тоже немецкий – 20 июля 1898 года, чуть с опозданием, на рассмотрение МТК поступил эскизный проект крейсера водоизмещением 6 250 т, разработанный фирмой «Вулкан» (Германия). По своему силуэту и конструкции про­ект фирмы «Вулкан» представлял собою уменьшенную копию более крупного трехтрубного и двухбашенного японского броненосного крейсера «Якумо» (водоизмещение 9 646 т (нормальное) / 10 288 т (полное)), построенного на той же верфи в Штеттине. Как видно, практичные немцы смогли не только использовать апробированные на «Якумо» технические и кон­структивные решения, но и значительно сократить время на разЯпонский броненосный крейсер «Якумо» - «прототип» «богатырей»

7


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ Чилийский броненосный крейсер «О`Хиггинс»

Поперечное сечение крейсера «Богатырь» (60 шп) и проекция «Корпус»

Броненосец «Полтава», его башни для 152-мм орудий могли стать образцом для башен «Богатыря»

8


работку своего проекта бронепалубного крейсера, который подошел под требования русского заказчика. В то же время проект «Якумо» имел британские корни – его автором являлся известный конструктор Ф.  Уоттс, в свою очередь, прототипом японского корабля послужил построенный для ВМС Чили в 1898 году в Велико­ британии броненосный крейсер «О’Хиггинс» (8 500 т). И, как пишет В.П. Заболоцкий в своей монографии «Вся богатырская рать»: «… разработанный проектантами «Вулкана» проект будущего «Богатыря» по праву можно считать оригинальным сочетанием передовой британской конструкторской мысли и германских технологий». Проект «Вулкана» был допущен на конкурс, и уже 22 сентября на рассмотрение МТК был представлен технический проект фирмы, по результатам которого были высказаны предложения и рекомендации для внесения соответствующих изменений. 1 августа 1898 года Морской техниче­ский комитет начал рассмотрение проекта, признав его в итоге лучшим из всех представленных на конкурс (с оговоркой – при условии устранения высказанных замечаний и приведения ряда позиций проекта в соответствие с нормами русского флота). В то  же время свод замечаний по всем разделам проекта составил более 100 пунктов, которые касались широкого круга вопро­сов, что не удивительно, так как технический проект создавался в соответствии с немецкими стандартами и критериями. К примеру, одним из основных недостатков про­екта стали предложенные немцами котлы Бельвиля, слишком большие и тяжелые для такого корабля и занимавшие на корабле слишком много места. Решением МТК котлы были заменены на 16 более легких водотрубных котлов треугольного типа системы Норманна, для размещения которых даже разрешили увеличить длину корабля на 2 метра. Тем самым «Вулкан» гарантиро­вал предусмотренную подписанным 17 августа контрактом 23-узловую скорость полного хода. Изменения коснулись и усиления

Сборка броневой палубы крейсера «Богатырь» (вид с кормы в нос)

Крейсер «Богатырь» на достройке с установленными орудиями

9


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ Спуск крейсера «Богатырь»

Крейсер «Богатырь», сечение по 102 и 32 шпангоутам

корпуса, улучшения системы автоматического предупреждения крена в случае пробоин, была улучшена вентиляция помещений, система аварийного затопления артиллерийских и минных погребов, усилена

10

защита люков. Кроме боевой рубки для управления кораблем в бою под ней оборудовали центральный пост – дублирующий командный пункт. Также было повышено качество броневой защиты: для стен и траверза боевой рубки, стен башен (120 и 90 мм), подачных труб к ним и лицевой брони казематов 152-мм орудий (85 мм) должна была быть использована закаленная цементированная крупповская броня; для крыш и пола башен (25 мм), элеваторов (60 мм), свесов крыши боевой рубки – никелевая экстрамягкая броня. МТК также отказался от малокали­ берной артиллерии, располагавшейся на тяжелых марсах крейсера, а также предусмотрел ряд других усовершен­ствований. Например, одним из главных требований было повышение скорострельности: 152мм орудие должно было делать не менее 6 выстрелов в минуту, 75-мм – не менее 12, а 47-мм – не менее 20. В этих целях даже увеличили с 8 до 12 число элеваторов для 152-мм боеприпасов. Доработка проекта фирмой «Вулкан» продолжалась до конца 1899 года и даже после закладки головного корабля в Штеттине. Надо отметить, что, несмотря на хваленое «немецкое качество», строительство шло не совсем гладко. В те времена обычной практикой была ситуация, когда фирмы после заключения контракта утрачивали свою готовность

идти навстречу заказчикам и выполнять новые требования. Здесь сыграла свою роль и медлительность МТК и Главного управления кораблестроения и снабжения (ГУКиС) России в принятии тех или иных решений, особенно связанных с согласованием сложных технических решений. В случае с «Богатырем» возникли проблемы с проектированием и заказом брони для двух казематов и башен 152-мм орудий, заменой трехслойной броневой палубы на однослойную, пришлось отказаться от требования МТК забронировать все элеваторные шахты. Задержка с доставкой брони для броневой палубы привела к сдвигу сроков установки набора выше броневой палубы, и в дальнейшем сорвались сроки спуска корабля на воду, установки котлов и машин. По данным Р.М. Мельникова, только на взаимное согласование МТК и фирмой «Вулкан» чертежей казематов 152-мм орудий и утверждением на них спецификаций ушло 16 месяцев, что в итоге привело к увеличению сроков постройки корабля с 24 до 32 месяцев. Все же основной причиной срыва сроков строительства стала несогласованность действий МТК и фирмы изготовителя при проектировании и строительстве башенных установок. По мнению МТК немецкая сторона должна была спроектировать и установить башни, так сказать, в ком-


Крейсер «Богатырь» - дальний эскадренный разведчик

плекте – с поворотными столами, механизмами подачи, заряжания и так далее. В свою очередь, фирма «Вулкан» планировала поставить только сами башни с центральными трубами и «куполообразными» крышами. В ходе последующих разбирательств и споров немцы решили использовать башни системы Круппа (по размерам и весу соответствующие башням 152-мм орудий броненосцев типа «Полтава»), однако это бы привело к серьезной перегрузке крейсера. В итоге МТК было принято решение изготовлять башни в России, что и было сделано – башни были спроектированы и изготовлены на Металлическом заводе в Санкт-Петербурге. Однако полностью избежать стро-

ительной перегрузки не удалось – пришлось для компенсации лишнего веса уменьшить толщину верхнего бронирования казематов 152-мм орудий (передние стенки с 85 на 80 мм, задние – с 40 до 35 мм), боевой рубки (передних стен с 150 до 140 мм, задних со 100 до 90 мм) и принять ряд других мер. В итоге 17 января 1901 года «Богатырь» был благополучно спущен на воду, а в ноябре впервые на «частном заводском испытании» развил скорость 24,33 узла, что в принципе можно было признать успехом. Последующие испытания также показали хорошие результаты. По данным Р.М.  Мельникова: «… при пробегах на мерной миле в Данцигской бух-

те 7 июня крейсер с перегрузкой 46т (средняя осадка 6,31 м) показал среднюю скорость 23,45 узла; 9 и 10 июня в течение двух часов 6-часовых испытаний при средней мощности 20  368 л.с. на первом пробеге корабль развил скорость 23.9 узла, а средняя скорость обоих пробегов составила 23,55 уз.». Испытания артиллерии также были успешны и не выявили серьезных недостатков. Были проведены одиночные и залповые стрельбы в Померанской бухте, в движении на 13-узловом ходу и на «стопе». Успешно действовали и башенные установки Металлического завода (в том числе на максимальном угле возвышения – 19,5 градусов), и система подачи, подъемные

Спуск крейсера «Олег»

11


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ Спущен на воду второй крейсер типа «Богатырь» - крейсер 1 ранга «Олег»

Схема внешнего вида крейсера типа «Богатырь»

Крейсер «Богатырь» по завершении постройки, август 1902 года (из коллекции В.П.Заблоцкого)

12

и накатные механизмы Обуховского завода, не допустили осечек и снаряды Ижорского завода. К осени 1902 года крейсер завершил все испытания, и 7 октября «Богатырь» прибыл в Кронштадт. В целом новый крейсер оправдал все надежды русских заказчиков и стал отличным приобретением для Российского Императорского флота. Высокая оценка проекта и потребности в крейсерах такого типа послужили основой для решения строить еще несколько крейсеров: один для Балтийского флота и два для Черноморского флота, при этом все крейсера должны были строиться на отечественных верфях. В этих целях с фирмой «Вулкан» одновременно при заключении основного контракта на постройку «Богатыря» было достигнуто соглашение о поставках за дополнительную плату рус­ской стороне проектной документации для организации строительства серии однотипных крейсеров на отечественных заводах. Постройка серийных крейсеров на заводах в Санкт-Петербурге, Севастополе и Николаеве имела свою специфику, так как требовалось переводить размеры из одной метрической системы в другую, подбирать марки стали и материалы, которые можно было изготовить в стране. Однако добиться точного соответствия было невозможно, и в последующем при строительстве пришлось применять материалы, превышающие исходные по толщине (и значит по весу), что вело к строительной перегрузке и снижению проектной скорости хода. В последующем только крейсер «Кагул» (будущий «Память


Меркурия») смог превзойти «Богатыря» по скорости, показав на испытаниях скорость в 24,75 узла, однако испытания проводились без палубной артиллерии. Вторым кораблем серии и первым из числа строившихся в России по чертежам «Богатыря» мог стать крейсер «Витязь», для которого приготовили деревянный эллинг на Галерном острове в Санкт-Петербурге. 21 октября 1900 года на стапель были доставлены материалы для днищевых конструкций, а официальная закладка корабля состоялась в присутствии великого князя генерал-адмирала Алексея Александровича 23 мая 1901 года. Но крейсер с таким именем так и не появился в составе российского флота – 1 июня во время пожара был уничтожен и стапель, и эллинг, и все собранные конструкции, строения и склады. Вместо погибшего в огне пожара «Витязя» на стапеле в каменном эллинге Нового Адмиралтейства заложили новый крейсер по этому же проекту и с использованием заготовленных и заказанных для «Витязя» материалов и конструкций – им стал крейсер «Олег». Официальная закладка нового корабля состоялась 6 июля 1902 года в присутствии императора Николая II. Для Черноморского флота России предназначались еще два корабля – 27 февраля 1901 года на открытом стапеле Лазаревского адмиралтейства в Севастополе заложили крейсер «Очаков», а 23 августа в крытом эллинге Николаевского адмиралтейства – крейсер «Кагул». Построенные по формально единому проекту крейсера отличались и от головного «Богатыря», и друг от друга. К примеру, корабли отечественной постройки лишились всех надводных минных аппаратов, имели увеличенные подбашенные отделения, бронирование на них получили все 12 элеваторов (на «Богатыре» – только 4), имели улучшенные боевые рубки. Вероятно, одним из самых важных достижений можно считать тот факт, что большинство устройств, машин и механизмов было изготовлено на отечественных заводах, хотя полностью от иностранной помощи не обошлось. Правильная организация работ и дополнительное финансирование позволило в августе 1903 года спустить на воду крейсер «Олег» и в октябре 1904 года принять в строй российского флота. Интересно, что еще в апреле 1904 года (по данным В.П.  Заблоцкого) корабль включили в состав Второй Тихоокеанской эскадры, в составе которой корабль принял участие в Цусимском бою. На Черноморском флоте первым кораблем из серии «богатырей» планировали ввести в строй крейсер «Очаков», который по темпам строительства опережал балтийский «Олег». Но этого не случилось – сначала приоритеты в подготовке эскадры для Дальнего Востока, а затем Севастопольское вооруженное восстание в ноябре 1905 года, в результате которого крейсер, почти завершенный постройкой и приступивший к заводским испытаниям машин и артиллерии, был серьезно поврежден артиллерийским огнем береговых батарей и кораблей ЧФ, нарушили все запланированные сроки. Корабль вступил в строй флота только 10 июня 1909 года, на пять лет позже «Олега», и уже под именем «Кагул». Второй черноморский «богатырь», крейсер «Кагул», строили также не быстро, только через 26 месяцев после его закладки на стапеле крейсер был готов к спуску на воду, 20 мая

Корпус крейсера «Кагул» на стапеле крытого эллинга перед спуском на воду, 20 июля 1903 года

Крейсер «Очаков» на достройке, Севастополь, 1903 год

Бронепалубный крейсер 1 ранга «Олег» с марками на трубах

1903 года. В состав Черноморского флота крейсер был включен в июле 1908 года, но уже под именем «Память Меркурия». Каждый из кораблей серии в ходе своей боевой службы прошел несколько модернизаций и принял участие во многих значимых событиях российской истории – от русско-японской войны до Великой Отечественной, пройдя через огонь войн, восстаний и революций. В качестве же заключения отметим, что еще в

официальном отчете по морскому ведомству за 1897-1901 годы говорилось, что «прикрытый, частью бронированный крейсер «Богатырь», напоминая по виду высокобортный броненосец, и в действительности представляет собой линейный, легко бронированный корабль». Таким образом, крейсера этого типа по праву считались лучшими представителями класса средних бронепалубных крейсеров.

13


ВООРУЖЕНИЕ ИСТОРИЯ КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ

Немецкий проект для русского крейсера S_Alex_D

14


В

конце XIX века проектирование и постройка кораблей в российском флоте происходили в условиях повышенного внимания к ситуации на Дальнем Востоке и осознания необходимости срочного количественного и качественного изменения сил на этом театре военных действий (ТВД). В свете этого изменилось отношение и к крейсерским силам – требовались не броненосные крейсера для океанского рейдерства, а бронепалубные «многоцелевые» крейсера- разведчики, способные поддержать действия броненосцев и обеспечить их эффективное применение. Соответственно, вслед за крейсерами типа «Светлана» и «Диана», строившимися по Программе 1895 года, и мало подходящими для этих целей, были спроектированы, заложены и построены корабли следующей серии – «Варяг», «Аскольд» и крейсера типа «Богатырь». Как ни странно, но все эти три, казалось бы, разные крейсера, построенные примерно по одному техническому заданию, в принципе составили общую серию средних бронепалубных крейсеров. При этом в Российском императорском флоте не было подтипа «средний бронепалубный» крейсер, в тот период корабли этих типов были отнесены к бронепалубным крейсерам 1-го ранга. Впрочем, к этому классу были отнесены и крейсера «Светлана», «Диана», «Паллада» и «Аврора». В то же время, рассматривая в данной статье тактико-технические данные крейсера «Богатырь», сравнение «богатырей» с «богинями» было бы не совсем корректным – крейсера Программы 1895 года проигрывали практически по всем показателям. Имея размерения не меньше, а водоизмещение даже чуть больше чем 6  000-тонные крейсера Программы

Бронепалубный крейсер типа «Богатырь» (рисунок)

Крейсер «Аскольд» в 1904 году, вероятный соратник «богатырей»

Крейсер 1 ранга «Паллада», один из крейсеров Программы 1895 года

15


ВООРУЖЕНИЕ ИСТОРИЯ КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ Бронепалубный крейсер 1 ранга «Варяг» еще один «эскадренный разведчик»

1898 года, крейсера типа «Диана» имели более низкую скорость хода (19-20 узлов против 23 узлов), меньшую мощность ГЭУ (примерно 12 000 л.с. против 16  000-20  000 л.с.) и более слабое вооружение (8-152мм/45 и 24-75-мм/50 против 12-152мм/45 и 12-75-мм/50). В то  же время при значительных внешних отличиях «Варяг», «Аскольд» и «Богатырь» имели практически одинаковые тактико-технические характеристики. Это были двухмачтовые корабли, однако «Богатырь» имел три трубы, «Варяг» – четыре, «Аскольд» – пять. Относясь к одному типу крейсеров – «6  000-тонный крейсер - дальний разведчик для эскадры», крейсера имели примерно одинаковое водоизмещение и размерения. По водоизмещению из трех крейсеров самым Крейсер 1 ранга «Богатырь» перед Первой Мировой

16

«маленьким» был, как ни странно, «Аскольд» (5  900/6  000 т), самым крупным – «Варяг» (6 500/7 022 т), крейсер «Богатырь» с водоизмещением 6 410/6 700 т можно разместить между ними. В то  же время именно «Богатырь» был самым длинным из крейсеров серии (132,6 х  20,4 х  7,9 м) в сравнении с «Варягом» (129,8 х 15,85 х 6 м) и «Аскольдом» (131,2 х 15 х 6,2 м). В соответствии с проектом «Богатырь», как и остальные российские бронепалубные крейсера, не имел броневого пояса, основная защита возлагалась на броневую палубу. Броневая (карапасная) палуба предназначалась для защиты всех жизненно важных частей корабля, имела характерную форму панциря со скосами к бортам и оконечностям. Конструктивно она состояла из бро-

невых листов, уложенных на стальную водонепроницаемую «рубашку» и скрепленных с нею болтами. Интересно, что палуба не была ровной – имелись приподнятые участки, которые прикрывали машинное отделение (толщина боковых стенок – 85 мм) и котельные кожухи (30 мм). Боевая рубка имела бронирование 140 мм, башни – 125 и 90 мм, подачные трубы башен – 73 и 51 мм, элеваторы подачи боеприпасов – 35 мм. Казематы 152-мм орудий также были забронированы 80-мм и 25-мм листами. Для бронирования была использована крупповская цементированная броня (для броневой палубы – американская экстрамягкая никелевая броня, такая же, как на крейсере «Варяг»). Для сравнения, на «Варяге» броневая палуба склепывалась из 19-мм и 38-мм плит; общая


Боковой вид и вид сверху крейсера 1 ранга «Олег»

17


ВООРУЖЕНИЕ ИСТОРИЯ КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ

Крейсер «Олег» на высочайшем смотре, Ревель, 14 июля 1908 года толщина горизонтальной палубы и скосов составляла соответственно 38 мм и 76 мм. На «Аскольде» броневые плиты состояли также из двух слоев: нижнего из кораблестроительной стали (10 и 15 мм) и верхнего из легированной никелевой брони (30 и 60 мм), в результате горизонтальная часть броневой палубы была толщиной 40 мм, скосы – 75 мм и 100 мм, броневая рубка – 150 мм. Так что, оценивая корабли по такому показателю как бронирование, крейсер «Богатырь» существенно превосходил и «Аскольд», и тем более «Варяг»: общий вес брони составил 588 т для «Варяга», 705 т для «Аскольда» и 765 т для «Богатыря». В чем крейсера не отличались, так

Крейсер «Богатырь», продольный разрез, вид сверху и план платформы

18

это составом вооружения: 12-152мм/45, 12-75-мм/50, 8-47-мм/43, 2-37-мм/23 орудия, две десантные пушки и два пулемета. «Богатырь» отличался меньшим количеством минных аппаратов – 4-381-мм (2 надводных и 2 подводных) против шести у его предшественников. Причем, все последующие корабли серии получили только подводные минные аппараты. В свою очередь у «Варяга» все минные аппараты были надводными, а «Аскольда» – четыре из шести. Однако при одинаковом количестве 152-мм орудий размещение орудий на «богатырях» можно было признать, на первый взгляд, более эффективным. Так бортовой залп

«Богатыря» был более мощным, в нем могли принять участие восемь орудий главного калибра (две трети), в то время как в бортовом залпе «Аскольда» могли участвовать 7 орудий из 12, «Варяга» – шесть (50 %). В то же время, теоретически, «Богатырь» и «Варяг» строго по носу или корме могли стрелять из четырех орудий, «Аскольд» – из 1 орудия (без угрозы повреждения надстроек). Но из-за того, что скорострельность башенных орудий «Богатыря» была почти вдвое ниже скорострельности палубных орудий, можно признать, что именно «Аскольд» был лучшим по огневой производительности (по мощи бортового залпа в минуту). С точки зрения управления огнем «Богатырь» также уступал «Аскольду»: на «Богатыре» 152-мм и 75-мм орудия стояли на верхней палубе вперемешку, кроме того часть 75мм орудий размещалась в носовой надстройке; на «Аскольде» все палубные 152-мм орудия были размещены на верхней палубе, 75-мм – на батарейной. В чем же превосходили «богатыри» своих одноклассников, так это в защите артиллерии: 4 – в башнях, 4 – в казематах и только 4 – в палубных установках. В качестве главной энергетической установки на крейсер «Богатырь» смонтировали двухвальную механическую установку в составе двух вертикальных четырехцилиндровых машин тройного расширения мощностью по 9 750 индикаторных сил. Общая мощность составила 19 500 л.с, что обеспечило крейсеру проектную скорость в 23 узла (максимальная скорость на испытаниях – 23,9 узла при мощности машин 20  368 л.с.). Крейсера «Варяг» и «Аскольд» на испытаниях также показали себя неплохими «ходоками». К примеру, «Варяг» на испытаниях показал максимальную скорость хода 24,59 узла, а «Аскольд» – 24,01 узла (при мощ-


ности машин 20 885 л.с.). Разумеется, в повседневной службе крейсера редко развивали такую скорость, более того – ГЭУ «Варяга» отличалась низкой надежностью, и по большинству источников этот бронепалубный крейсер много времени провел в ремонте из-за своих машин, а в ходе службы редко имел возможность развить высокую скорость хода. Крейсер «Аскольд» наоборот отличался надежной машинной установкой, которая не подводила корабль в самые трудные моменты службы – в ходе своего прорыва сквозь строй японских кораблей при сражении в Желтом море (28 июля 1904 года) машины крейсера дали 132 оборота – больше чем на приемных испытаниях. Таким образом, все крейсера серии были достаточно быстроходными для своего времени. Дальность плавания также рассматривалась как один из важных показателей для новых крейсеров. Согласно справочнику С.  Сулиги, рассматриваемые крейсера имели примерно одинаковую дальность плавания при скорости в 10 узлов: «Варяг» – 4  287 миль, «Аскольд» – 4 300 миль, «Богатырь» – 4 900 миль. Видимое преимущество «Богатыря» еще более интересно, если учесть, что его полный запас угля составлял 1  220 т против 1  100 т «Аскольда» и 1  350 т «Варяга». Отметим, что реальная дальность плавания существенно отличалась от расчетной, так во время дальних переходов на скорости 10 узлов «Варяг» тратил около 68 т угля в сутки, в то время как «Аскольд» на скорости 11 узлов – всего 61 т (дальность хода – 4 760 миль). Как видим, именно «Аскольд» можно считать лучшим по скоростным качествам и дальности плавания из отечественных крейсеров-разведчиков. Если сравнивать крейсера типа «Богатырь» с кораблями других стран, то можно отметить, что «чистых» соперников у него почти не было, причем по довольно простой причине – большинство стран, по разным причинам, не строили корабли подобных классов для таких задач. Несмотря на высокую оценку «Богатыря» немецким кайзером, для германского флота не было построено ни одного корабля – согласно

Винто-рулевая группа крейсера «Богатырь», 1904 год

Бронепалубный крейсер «Пауэрфулл» вероятный противник русских крейсеров

19


ВООРУЖЕНИЕ ИСТОРИЯ КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ Японский бронепалубный крейсер 2 ранга «Кассаги», реальный противник русских крейсеров

концепции Тирпица создавались или легкие крейсера (крейсера 2-го и 3-го ранга, по отечественной классификации), или броненосные крейсера для океанского рейдерства и эскадренного боя. Американцы, построившие «Варяг», также не стали развивать данный проект, в отличие от французов, которые имели свои взгляды на применение бронепалубных крейсеров. Учитывая назначение, характеристики, водоизмещение и сроки ввода в строй, в качестве возможных «противников» для сравнения можно рассматривать японские бронепалубные крейсера типа «Кассаги» (две единицы – «Касаги» и «Читосе») и «Такасаго», а также британские бронепалубные крейсера 2-го ранга типа «Аррогант», «Гермес» (3 единицы), «Челленджер» (2 единицы) и французские крейсера типа «Шаторено»

и «Гишен». Японские крейсера относились как раз к тем самым представителям «эльсвикских» крейсеров, против которых и планировалось использовать русские 6  000-тонные крейсера- разведчики. По водоизмещению и размер��ниям они уступали «богатырям»: крейсера типа «Касаги» имели полное водоизмещение 5 6006  000 т (длина 122, 5 м), «Такасаго» – 5  260 т (118,2 м), что сказалось на их мореходности. Проектная скорость «японцев» была примерно такой же – около 23 узлов (при минимальной нагрузке и форсировке котлов), однако по скорости в боевой обстановке уступали 1-2 узла. Вооружение японских крейсеров на первый взгляд было сильнее – они имели 2-203-мм, 10-120-мм/40, 1275-мм/40 орудий (не считая мелкокалиберной), однако боевая эффек-

тивность русских крейсеров была выше. За счет скорострельных 152мм орудий «Богатырь» за минуту мог обрушить на японский крейсер около 2 700 кг стали против 1 600 кг. И это с учетом взаимного использования 75-мм орудий, без них соотношение было еще более значимым – 2 260 кг против 1 060 кг (по расчетам). А если учесть, что японские крейсера уступали «Богатырю» и по эффективности бронирования, то воздействие интенсивного артиллерийского огня для них было губительным (табл.1). Это впоследствии и подтвердили боевые действия – несмотря на численное преимущество, японские бронепалубные крейсера даже при поддержке броненосных крейсеров не смогли остановить «Аскольд» и «Новик», которые прорвались через их линию в сражении в Желтом море, в этом бою «Касаги» был сеКрейсер «Такасаго» в Портсмуте, именно с такими крейсерами пришлось встретиться в бою русским «разведчикам»

20


Британский бронепалубный крейсер 2 ранга «Аррогант»

21


ВООРУЖЕНИЕ ИСТОРИЯ КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ Британский крейсер 2 ранга «Гермес» (тип «Хайфлайер»), один из крейсеров близких по ТТХ к русским «богатырям»

рьезно поврежден и первым покинул поле боя. В то же время, действуя в составе соединения однотипных кораблей, японские крейсера хорошо проявили себя в войне. Для действий на коммуникациях и ведения дальней разведки во флоте Великобритании предназначались крейсера 1-го ранга водоизмеще-

нием свыше 6  000 т и вооруженные 234-мм орудиями, а вот для ближней разведки, рекогносцировки, сопровождения броненосцев использовались крейсера 2-го ранга водоизмещением от 3 000 до 6 000 т со 152-мм орудиями главного калибра – именно такие корабли ближе всего к крейсерам типа «Богатырь». Японский крейсер «Кассаги» в Кобе, 1899 год

Крейсер «Богатырь» - явный «лидер» среди крейсеров своего класса

22

Сравнить в боевых условиях противостояния эффективность британских кораблей не удалось, если же сравнивать их «бумажные» тактико-технические характеристики, то можно отметить, что и здесь «богатыри» выглядели достаточно неплохо. Ближе всего к «богатырям» четыре английских крейсера типа «Аррогант», водоизмещением 5  750 т (максимальная длина 104,2 м) – гладкопалубные корабли с карапасной палубой (гарвеевская броня – 51 мм, скосы – 76 мм), с бронированными шахтами для подачи снарядов, 114-мм щитами на орудиях и бронированием боевой рубки 234 мм. Первоначальное вооружение составляло всего 4-152-мм и 6-119-мм орудий, в дальнейшем оно было заменено на 10-152-мм/45 и 8-76-мм/40 орудий. Английские крейсера уступали по мощности машин (10  267 л.с.) и скорости хода (всего 20,1 узла), но практически в два раза превосходили русские крейсера по дальности хода (9 000 миль). Значительная толщина боевой рубки, как и наличие 51-мм броневого пояса в носовой части крейсеров были обусловлены их возможным назначением как крейсера-тарана, а большая дальность плавания – необходимостью дальних переходов при сопровождении транспортных судов (табл.1). За четырьмя крейсерами «Аррогант» последовали еще три крейсера типа «Гермес» – водоизмещение 5  650 т, мощность ГЭУ – 10  20010  500 л.с., скорость хода – 20,120,5 узла. Если по размерам и скорости хода эти «британцы» также немного уступали, то вооружение (11-152-мм/40 и 9-76,2-мм/40) и бронирование (палуба – 37 мм, скосы – 76 мм, рубка – 152 мм) было примерно равным с крейсерами типа «Богатырь». Следующая и последняя пара английских «бронепалубников» – крейсера типа «Челленджер» были самыми крупными (нормальное водоизмещение 5  970 т, длина 113,4 м, машины мощностью около 13  000 л.с., которые обеспечивали им скорость до 21,3 узла – как раз на уровне крейсера отечественной постройки «Олег»). Таким образом, британские крейсера данных серий уступали русским в скорости и мореходности, однако в бою могли дать достойный отпор. Здесь сказа-


Британский крейсер «Челленджер» дальнейшее развитие «Гермеса»

лось их назначение – если русские крейсера типа «Богатырь» создавались как эскадренные разведчики и уже во вторую очередь как рейдеры (при необходимости), отсюда и требования к высокой скорости, то «британцы» – для охраны торговли и действия на заморских театрах военных действий. Этим и объясняется их дальность плавания и скорость хода. Еще одной страной, которая строила относительно крупные бронепалубные крейсера 1-го ранга, была Франция. В этой стране, как и в России, одно время были сильны идеи крейсерской войны, в свете которых и было принято решение о строительстве «крейсеров-корсаров» – «истребителей торговли» (такими в русском флоте в свое время считались крейсера типа «Диана»). Соответственно были построены крейсера «Гишен» и «Шаторено». Корабли строились по разным проектам и отличались от русских «богатырей» довольно крупными размерами, высокой скоростью (23-24 узла), но слабым вооружением. Французские корабли имели очень слабое вооружение для своих размеров – 2-164,7мм/45 и 6-138,6-мм/45 орудий (без

учета малокалиберной артиллерии), единственным достоинством которого можно назвать сложность одновременного уничтожения нескольких орудий от одного попадания (размеры корпусов позволяли разместить орудия далеко друг от друга), однако вряд ли это можно было считать существенным достоинством. «Французы» (особенно «Гишен») также проигрывали «Богатырю» по мореходности, по защите артиллерии, превосходя его по дальности плавания. В то же время предполагая, что при рейдерстве им придется иметь дело с эскортными кораблями (например, британскими крейсерами 2-го ранга), французские крейсера имели достаточно продуманную броневую защиту: броневую палубу – 30-35 мм, скосы – 35-90 мм, щиты орудий – 54 мм, казематы – 40 мм, рубка – 160 мм. Но основным достоинством французских крейсеров была их скорость хода, именно ради нее и пожертвовали другими характеристиками. Только последний корабль подобного типа, вошедший в строй французского флота в 1903 году – бронепалубный крейсер 1-го ранга «Жюрен да Ла Гравьер» можно

было считать наиболее близким «Богатырю» по совокупности оборонительных и наступательных качеств – при водоизмещении 5 512 т (меньше «Гишен» почти на 2  500 т) и длине 137 м, он нес 8-164,7-мм/45 орудий (крейсер типа «Диана» – 8-152-мм орудий) и развивал скорость 22,5 узла, причем имея бронирование на уровне своих предшественников. Таким образом, Россия была не единственной страной, которая проводила «эксперименты» по поиску типов крейсеров, наиболее подходящих для решения стратегических и тактических задач на море. И если первые «результаты поиска» – крейсера типа «Диана» вряд ли можно было назвать положительными, то крейсера типа «Богатырь» вполне могли соответствовать предъявляемым требованиям, причем на уровне мировых образцов. Другое дело, что как показало время, во многом успех и эффективность боевого корабля определяется не только его типом и заложенными характеристиками, но и условиями его боевого применения.

Французский бронепалубный крейсер «Гишен»

23


ВООРУЖЕНИЕ ИСТОРИЯ КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ

Энергетическая установка для крейсера-разведчика GeorgeK30

24


Крейсер типа «Богатырь» в море

В

ответ на активную подготовку к войне со стороны Японии, в 1898 году Россией была принята программа судостроения «Для нужд Дальнего Востока». В рамках этой программы предусматривалась постройка нескольких крейсеров 1-го ранга – дальних разведчиков при эскадре, действий на торговых путях противника, а также способных вести эскадренный артиллерийский бой. Казалось бы, каким образом это связано с чем-то особенным для энергетических судовых установок будущих крейсеров? Все дело в том, что российские заводы были на тот момент заняты выполнением Программы строительства флота 1895 года, а к проектированию и строительству кораблей для Дальнего Востока предполагалось привлечение иностранных компаний. Таким образом предполагалось ввести в строй не только новые боевые единицы в установленные сроки, но и получить корабли, спроектированные и оснащенные по последнему слову техники, на основе которых организовать постройку аналогов

на отечественных верфях. В итоге, как уже известно из первых статей, комиссией было отдано предпочтение проекту известной немецкой фирмы «Вулкан», головной корабль серии – крейсер «Богатырь» планировался к постройке в Германии, а остальные крейсера: «Витязь» (а затем – «Олег»), «Кагул», и «Очаков» должны были быть построены на российских верфях по переданной немцами документации. В то время как «Богатырь», хотя и не передовыми темпами, но все же строился на верфи в Германии, к остальным кораблям серии приступить не могли – сначала пришлось решать юридический казус с правом передачи чертежей (согласно контракту документацию фирмы «Вулкан» был�� запрещено передавать в руки третьих лиц, по сути отечественных заводов-изготовителей), а впоследствии началась рутинная работа по согласованию марок сталей и ассортимента применяемого проката, которые, хотя и несущественно, но отличались. К тому же вся документация должна была быть переве-

дена из метрической системы в дюймовую, используемую на то время в России – казалось бы, мелочь, но только на округлениях толщин броневых листов на один квадратный метр стали приходился «привесок» в 780  грамм. Так крейсер «Олег», изготовленный на отечественных верфях, имел перегруз по отношению к проекту почти в 800 тонн. В дальнейшем эти моменты, как и разница в культуре производства, привели к неоднозначной оценке проекта в целом, так и исполнения энергетической установки (ЭУ) крейсеров типа «Богатырь». Что касается непосредственно ЭУ крейсера, на тот момент наиболее распространенными в Российском флоте были котлы Бельвиля – они были освоены и в производстве, и в дальнейшей эксплуатации. Однако проектанты фирмы «Вулкан» заявили, что для выполнения технического задания в части максимальной скорости хода в 23 узла необходимо применение котлов Нормана с тонкими трубками, которые обеспечивали все требования по паропроизводиКрейсер «Очаков» в Корабельной бухте, октябрь 1905 года

25


ВООРУЖЕНИЕ ИСТОРИЯ КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ Паровой котел Норманна

тельности, но при этом их требовалось в меньшем количестве, и общая масса котельных отделений была значительно ниже, чем при использовании котлов Бельвиля. Технически паровой котел Нормана был типичным представителем конструкций треугольного типа, которых в то время было немало. Взять тот же «Ярроу» или «Торникрофт», зачастую в обшивке и тепловой изоляции отличить эти котлы друг от друга мог только специалист: коллектора котлов располагались по вершинам равнобедренного треугольника, вверху находился парообразующий коллектор, а внизу водяные коллектора меньшего диаметра.

Нижние коллектора были цельнотянутыми, а верхний паровой коллектор выполнялся клепаным, штампованные днища также соединялись с коллекторами при помощи клепаного соединения. Сварка использовалась ограниченно, и швы несли не основную нагрузку, а выполнялись для уплотнения. Кипятильные и опускные трубы (всего в количестве 15  552 штуки) выполняли из трубы холодной протяжки диаметром 30  мм в свету и толщиной стенки 3 мм, материалом служила так называемая «мягкая сталь» с содержанием углерода до 0,22  %. Имея большой радиус изгиба (до 60R) трубы легко переносили температурные дефор-

мации в процессе розжига и форсированного вывода котла на режим, когда неравномерный прогрев был наиболее выражен. Трубы крепились в коллектора вальцованным соединением с раздачей торцев «на колокольчик». В целом один котел обладал поверхностью нагрева в 4 600 м2 и выдавал пар с рабочим давлением 18 Бар. Для форсированного хода котлы оснащались дутьевым устройством – вентилятором с приводом от паровой машины, который нагнетал дополнительно воздух в поддувало. Всего на крейсер устанавливалось 16 котлов, размещенных в трех котельных отделениях. В носовом отделении с топками по ходу движения Паровые котлы крейсера «Память Меркурия» (архив Общества Николаевских заводов, 1911 г)

26


Разрез и план крейсера «Очаков» (схема: 38- котельное отделение, 40 –машинное отделение)

монтировались 4 котла, а в среднем и кормовом – по 6 котлов с топками, развернутыми к бортам. Также последние два отделения были разделены переборками в диаметральной плоскости корпуса. Каждое котельное отделение имело свою дымовую трубу диаметром 2 500 мм и высотой в 22 метра от уровня колосниковой решетки. Для управления котлами предназначались манометры Бурдона, водомерные аппараты системы Клингера, предохранительные клапаны, регуляторы питания, продувные краны и краны для солемера. Для очистки питательной воды от масла и примесей между воздушным насосом и донками устанавливались фильтры. Для вспомогательных механизмов (водяных помп и т.п.) имелась отдельная вспомогательная паровая магистраль, например, для восполнения питательной воды котлов использовались опреснители Круга производительностью до 136 тонн пресной воды в сутки, пар которой поступал на отдельный конденсатор.

Основной паропровод обеспечивал питание двух компаундных паровых машин с тройным расширением пара. Паровые машины были вертикального исполнения, по одной на каждый винт. Мощность составляла 9 750 индикаторных сил. В то время еще не пришли к эталонному соотношению диаметров цилиндров и для уменьшения «смятия» пара в ступенях использовались 4 цилиндра: 1 высокого давления, 1 среднего давления и 2 цилиндра низкого давления, что повышало в целом эффективность машины, не давая преждевременно конденсироваться пару при попадании в большой рабочий объем ступени низкого давления. Корпус машины выполнялся литьем из мелкозернистого чугуна, распределение пара по цилиндрам выполняла золотниковая уравновешенная система, приводимая кулисой Стефенсона. Энергетическая установка крейсера располагалась под броневой палубой в трех котельных и одном машинном отделении. В целом энергетическая установка крейсера соот-

ветствовала своему времени – сбалансированная по характеристикам, полностью удовлетворяла требованиям проекта по итогам испытания и по мощности, и по скорости хода. В ней не было заложено революционных решений – все было по-немецки взвешено и сбалансировано. Однако в целом оценка проекта до сих пор неоднозначная. Дело в том, что свой отпечаток на качество наложили крейсера этого проекта, изготовленные на российских верфях. Котлы и механизмы, как правило, в то время изготавливали по месту – силами предприятий верфи. Котлы Нормана были в новинку – качество материала, гибку трубок, а также их качественную развальцовку не сразу удалось освоить. Как итог –по прибытии в Кронштадт однотипный крейсер «Олег» сразу встал на ремонт, а его испытания затянулись на два месяца, несмотря на спешку в преддверии войны. Трубки котлов и холодильников постоянно лопались и выходили из строя, чем заслужили немало не-

Крейсер «Олег», вид с боку и сверху (рисунок)

27


ВООРУЖЕНИЕ ИСТОРИЯ КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ Одна из главных паровых машин крейсера «Память Меркурия» (архив Общества Николаевских заводов, 1911 г)

лестных слов и отзывов со стороны экипажа, хотя тот же крейсер «Богатырь», совершив дальневосточный переход и возвращение из Владивостока на Балтику после войны, сразу же приступил к учебным плаваниям и проблем с машинами не имел. Но будет несправедливым по традиции отдавать предпочтение иностранной постройке, умаляя отечественный опыт. К примеру, самыми экономичными оказались вовсе не построенный в Германии «Богатырь», дальность хода которого при Крейсер 1 ранга «Варяг» отличался низкой технической надежностью ГЭУ

28

запасе угля в 1 220 тонн составляла 4  900 миль (при скорости в 10 узлов), не построенный в Петербурге «Олег» (4  900 миль, но с запасом угля 1 100 тонн), а «черноморские» крейсеры «Кагул» и «Память Меркурия» (5 320 миль при скорости в 10 узлов и запасе угля 1 155 тонн). С другой стороны, главная энергетическая установка крейсеров была более надежной, чем у того же «Варяга». Вообще любая ГЭУ требует качественного обслуживания, и случай с «Кагулом» в январе 1915 года,

когда крейсер не смог догнать более тихоходный турецкий корабль, это подтверждает. Последующее выяснение факторов снижения скорости выявило кроме чисто «эксплуатационных» причин, таких как чистка засорившихся топок в котлах, из-за чего сел пар, и поднять его после этого кочегары, несмотря на все усилия, быстро уже не смогли, были и иные. К ним отнесли, во-первых, использование угольных брикетов, которые, как докладывал механик крейсера, не могли «почитаться за хорошее


для полных ходов топливо», во-вторых, неблагополучное состояние котлов, значительная часть которых проработала без чистки вчетверо больший срок (до 1 270 часов), чем положено, и, наконец, в-третьих, падение мощности и повышенный расход пара из-за того, что в цилиндрах высокого давления лопнули (при 124 об/мин) поршневые кольца. Поломки машины, неизменно происходившие на самых больших скоростях, вызывались неправильной установкой параллелей. И действительно, главные машины корабля на тот момент явно требовали основательной переборки и исправления, что и было затем сделано. В то же время, отмечалось, что паровые машины и котлы довести до необходимого качественного состояния на кораблях русской постройки не удалось. Это хорошо иллюстрирует сравнение «Богатыря» и «Олега», которые по окончанию войны проделали один и тот же путь с Дальнего Востока на Балтику. Так если «Богатырь» совершил переход довольно успешно и сразу ушел в плавание с гардемаринами, то «Олегу» такое не удалось. Уже после выхода с Коломбо в 1905 году на подходе к Баб-эль-Мандебскому проливу была обнаружена течь холодильника, отчего повысилась соленость котельной воды, из-за чего приходилось отключать одну из машин. Пришлось в Джибути проводить продувку котлов водой ,чтобы уменьшать соленость. При следовании Средиземном морем ��рубки в котлах «Олега» начали лопаться по несколько штук сразу. На этом переходе был отмечен первый официально зарегистрированный случай в истории российского флота, когда два кочегара добровольно залезли в горячий котел для ремонта котла № 4. Для устранения серьезных повреждений котлов крейсеру пришлось встать на незапланированный ремонт в Алжире. В ходе ремонта на «Олеге» заменили часть питательных трубок в котлах и холодильниках ,произвели щелочение котлов и последующую очистку трубок от толстого слоя накипи. После ремонта крейсер продолжил переход на Балтику, и хотя он туда дошел, но трубки в котлах продолжали лопаться не менее часто, чем до ремонта в Алжире. Когда корабль дошел до Кронштадта – его поставили на долгий ремонт, практически до весны 1908 года. Однако уже осень 1910 года на «Олеге» обнаружили, что оси гребных валов из-за износа бакоутовых подшипников просели, валы пришлось демонтировать и отправлять на Франко-Русский завод. А вскоре на крейсере снова ремонтировали котлы с заменой трубок, и вышел в море только в феврале 1911 года. В годы Первой мировой войны крупных аварий с машинами «Олега» удалось избежать, но мелкие неисправности приходилось устранять довольно часто. Здесь конечно сыграла свою роль не только качество отечественной постройки, но и низкая квалификация обслуживающего персонала, особенно в годы Гражданской войны. Однако на это повлиять было нельзя. В заключение можно сказать, что данные крейсера и их ЭУ в частности были спроектированы на современном уровне, отличались высокими характеристиками, а недостатки в изготовлении послужили хорошей учебной партой как для отечественных инженеров и кораблестроителей, так и для морских экипажей.

Крейсер «Олег» на переходе из Тулона в Бизерту, апрель 1914 года

Черноморский крейсер «Память Меркурия» с зенитной пушкой Лендера

Крейсер «Богатырь» в заграничных плаваньях доказал надежность своих машин

29


ВООРУЖЕНИЕ

Вооружение крейсера «Богатырь» – артиллерия для «универсального» корабля

Ledy_STELLA

30


В

ыбор артиллерии для боевого корабля всегда довольно сложная задача, решение которой зависит и от уровня развития технологий и существующих артиллерийских систем, и от традиций, принятых на флоте. К примеру, в свое время британские корабли вооружались 234-мм и 190-мм орудиями, немецкие – 210-мм и 240-мм пушками, французы ставили на свои крейсера и броненосцы 164-мм и 138-мм орудия, которые практически больше нигде не использовались. На русском флоте к концу ХIХ века также сформировались свои предпочтения, согласно которым крейсера, как правило, вооружались 203-мм, 152-мм, 120-мм и 75-мм орудиями. Подходы к использованию постепенно также менялись с развитием и совершенствованием артиллерийских систем, постепенно на флоте шла замена тяжелых орудий на более скорострельные, средних калибров. К примеру, можно вспомнить, что броненосные крейсера «Владимир Мономах» и «Дмитрий Донской», в свое время получившие 203-мм/30 и 152-мм/28 орудия, во время модернизации в конце 90-х годов ХIХ века получили орудия меньшего калибра, но более скорострельные – 5-152мм/45, 6-120-мм/45 и 6-152-мм/45, 10-120-мм/45 соответственно. Момент проектирования и строительства «Богатырей» стал периодом переосмысления возможностей и назначения среднекалиберной артиллерии, и в результате, как уже известно из первых статей журнала, выбор остановился на 152-мм орудиях. Хотя всерьез обсуждался вопрос и о 229-мм, и о 203-мм орудиях, интересно, что в свое время «океанский» броненосный крейсер «Владимир Мономах» планировали вооружить только большим количеством 107-мм орудий, а «истребители торговли» – крейсера типа «Диана» могли получить 203-мм пушки. Но затем возобладали более продуманные предложения. Итак, состав вооружения первого и последующих крейсеров типа «Богатырь», определенный разработанной МТК в 1898 году «Программой для проектирования крейсера до 6000 т водоизмещения», включал: 12-152мм/45 скорострельных орудий, 1275-мм/50 орудий, 6-47-мм (еще 2 орудия для шлюпок) и 2-37мм. Артиллерия была расположена следующим образом – 152-мм пушки: 4 – в двухорудийных башнях на носу и корме крейсера, 4 – в казематах, 4 – в легких и компактных палубных установках на верхней палубе корабля; 75-мм и 47-мм – также на верхней палубе, в надстройках и в носовых и кормовых казематах (небронированных). Познакомимся поближе с этими орудиями. Одними из первых 152-мм орудий для кораблей российского флота стали пушки, изготовленные Обуховским сталелитейным заводом (ОСЗ) в 1868 году. За пару десятилетий для Российского Императорского флота было разработано и принято на вооружение несколько образцов орудий такого калибра: 6,03-дюймовая пушка обр.1867 года, 6-дюймовая пушка обр.1867 года, 152-мм/28 пушка обр.1877 года, 152-мм/35 пушка обр. 1877 года. Однако к началу ХХ века эти орудия уже сильно устарели, требовались новые образцы для новых кораблей, и по традиции – обратились к зарубежному опыту. В начале 1891 года во Франции русским была показана 152-мм/45 патронная пу­шка системы Канэ, которая при стрельбе продемонстрировала высокую ско­рострельность – 10 выстрелов в минуту. Это произвело

Броненосный крейсер «Владимир Мономах» после перевооружения, 1902 год

должное впечатление на комиссию, однако было принято решение не заказывать орудия за границей, а развернуть их производство в России. В августе 1891 года был заключен соответствующий договор, и у французской фирмы были приобретены все необходимые чертежи. Производство новых орудий было развернуто также на ОСЗ, а в последующем и на Пермском заводе. Так на русском флоте появились орудия с «французскими» корнями и названием – «Канэ». Причем специально отметим, что 152-мм/45 пушки Канэ стали первыми в России патронными орудиями среднего калибра, и если первоначально их заряжание было унитарным, то затем перешли к раздельному. Согласно справочнику А.  Широкорада: «…152/45-мм пушки первого образца состояли из трубы, ко­жуха и муфты. Длина ствола 6 858 мм. Ко-

жух скреплял ствол на длине 3  200 мм. Длина нарезной части 5 349 мм. Первые партии орудий имели постоянную крутизну нарезов в 30 клб, а последующие – переменную крутизну от 71,95 клб в начале до 29,89 клб к дулу. Число нарезов 38, глубина нарезов 1,00 мм. Затвор поршневой, весом 120-126 кг. Вес ствола с затвором 5  815-6  290 кг… ». В ходе русско-японской войны было зафиксировано несколько случаев разрыва дульной части орудий, и их конструкцию изменили. В последующем пушки стали изготовлять скрепленными до дула (труба, три скрепляющих цилиндра, кожух, казенник, два кольца), изменился внешний вид пушки, что привело к необходимости изменения и станков. Для 152-мм/45 орудий разработали два снаряда по 41,4 кг: бронебойный (длина 2,8 клб, 1,23 кг мелинита) и фугасный стальной снаряд

Бронепалубный крейсер «Богатырь» с 152-мм орудиями главного калибра

31


ВООРУЖЕНИЕ Шведский броненосный крейсер «Фульгия» с башенными 152-мм орудиями

Кормовая башня главного калибра крейсера «Олег»

152-мм/45 пушка Канэ на палубной установке

32

(длина 3 клб, 2,713 кг тротила). Эти снаряды иногда называли «старого чертежа». Интересно, что часто «в целях экономии» отливали сна­ряды из обыкновенного чугуна длиной 3,25 клб с весом ВВ 1,365 кг черного пороха и ударной трубкой обр. 1884 года (в фугасном и бронебойном использовались взрыватели). После русско-японской войны разработали и приняли на вооружение фугасные снаряды обр. 1907 года весом 41,46 кг, дли­ной 3,2 клб, с 3,7 кг тротила. В 1915-1916 годах этот снаряд модернизировали, увеличив до 49,76 кг вес и до 4,1 клб длину. Следующим стал фугасный снаряд обр.1915 года, который весил 41,46 кг, имел длину 4,1 клб, вес ВВ – 5,8 кг тротила. В 30-е годы среди боеприпасов для этих орудий появился еще один фугасный снаряд обр.1928 года весом 51,06 кг, длиной 4,9 клб с 3,1 кг ВВ. Кроме того, для 152-мм/45 орудий в свое время были разработаны сегментный снаряд (41,8 кг), шрапнель (41,46 кг), осветительный снаряд, ныряющий снаряд( 48,1 кг).


Матросы крейсера у бортового 152-мм орудия Заряд для всех основных снарядов был единый – заряд бездымного поро­ха весом 11,5-12 кг (для ныряющего снаряда –1,2 кг). Однако орудие состоит не только из одного ствола и снарядов, во многом его эффективное использование зависит от простоты и надежного станка. При приобретении документации на пушку были получены и рабочие чертежи для орудийных 152-мм/45 установок Канэ на центральном шты­ре, по которым на Обуховском сталелитейном заводе наладили производство. Орудийный станок для орудий с кожухом имел подъемный механизм с зуб­чатой дугой, обеспечивающий угол вертикальной наводки от -6° до .+20°, угол ГН – 360°. Тормоз отката гид­равлический, веретенного типа, накатник пружинный. Вес качающейся части артиллерийской установки – 8 300 кг, вес щита – 991 кг. Общий вес станка без орудия 6  290 кг, с орудием - 14 690 кг. В 1916 году на Балтийском заводе некоторые станки Канэ были переделаны для

угла возвышения 25 градусов. Отметим, что такие станки не отличались особой надежностью, особенно их подъемный механизм с зубчатой дугой, зубья которой крошились, не выдерживая нагрузки на углах возвышения близких к предельному. Для 152-мм/45 орудий, скрепленных до дула, Металлический завод специально спроектировал другой станок на центральном штыре и с подъем­ным винтовым механизмом. Данная конструкция обеспечивала угол ВН от -6° до +25° при скорости ВН – 3 град/сек, угол горизонтального наведения –360° при ско­рости ГН – 5 град/с. Тормоз отката вере­ тенного типа, накатник пружинный. Щит башнеподобный, толщиной 76 мм, весом 3 440 кг. Вес качающейся части 9  170 кг. Вес станка без орудия 9 992 кг, с орудием – 16 240 кг. Скорострельность – 7 выстр./мин. Расчет – 10 человек. Особенностью артиллерии главного калибра крейсеров типа «Богатырь» было размещение четырех орудий в башнях. До этого 152-мм

орудия в башнях размещались, как правило, на броненосцах русского флота («Сисой Великий», «Цесаревич», типа «Петропавловск» и «Бородино»). В башнях размещались станки Канэ на центральном шты­ре с демонтированным поворотным механизмом: вертикальное наведение только ручное, горизонтальная наводка от электромотора или вручную. Толщина вертикальной брони 152 мм, вес установки без брони и орудий – 49 810 кг. Для крейсеров типа «Богатырь» двухорудийные башенные установки были изготовлены Металлическим заводом. Вся артиллерийская «башенная система» вращалась на конических катках. Башня центри­ ровалась системой вертикальных катков, а также особой цап­фой (нижним штыром). Башни имели электрические приводы наведения с так называемым пунктированием, был и ручной привод – на нижней площадке находились штурвалы, соединенные с редуктором, угол ВН от -6° до +20°. Досылка снарядов (ручная)

33


ВООРУЖЕНИЕ

Кормовая башня с 152-мм орудиями крейсера «Богатырь» (из архива В.Скопцова)

производилась в пределах углов заряжания (от -3° до +3°). Управление огнем было централизованным, из боевой рубки с помощью приборов Гейслера и дальномеров Люжаля-Мякишева. Уже в ходе Первой мировой войны в Англии закупили внутрибазовые дальномеры Барра и Струда. Приборы Геслера включали в себя много механизмов различного назначения. Все приборы можно подразделить на «дающие» (в которые вводились данные) и принимающие (которые выдавали некоторые данные). «Дающие» располагались в дальномерной рубке; имели шкалу на 140 делений, соответствовавших делениям орудийных прицелов (т.е. 1 деление – 1/1000 дистанции). Эти приборы позволяли установить дистанцию 30-50 кбт с точностью до полкабельтова, от 50 до 75 кбт – 1 кабельтов и от 75 до 150 кбт – 5 кабельтовых. Оператор, определив дальность при помощи дальномера, устанавливал соответствующее значение вручную. Принимающие приборы располагались в боевой рубке и центральном посту, имели абсолютно такой же циферблат, как и «дающие». Как только оператор «дающего» прибора задавал некое значение, оно тут же отражалось на циферблате принимающего прибора. Если 152-мм орудия для крейсера «Богатырь» считались главным калибром, то, по замыслу его создателей, противоминным калибром считались 75-мм орудия. Именно 75-мм/50 орудия системы Канэ предназначались

Схема палубной установки 203-мм орудия крейсера «Такасаго»

34


152-мм/45 пушка Канэ на станке Металлического завода

152-мм башенная установка пушек Канэ

Башня с 203-мм/40 орудием крейсера «О`Хиггинс»

35


ВООРУЖЕНИЕ Японский крейсер «Такасаго» имел 203-мм орудия главного калибра (до перевооружения)

для отражения атак вражеских миноносцев на крейсер и охраняемые им корабли. Двенадцать таких орудий размещались в открытых палубных установках на верхней палубе, полубаке, полуюте и носовом мостике. Документацию на эту пушку купили в том же 1891 году во Франции вместе с чертежами на 152-мм/45 и 120-мм/45 орудия Канэ. Производство орудий было организовано на Обуховском сталелитейном и Пермском заводах, которые выпустили всего в общей сложности около 800 орудий. Пушка состояла из ствола, скрепленного кожухом и добавочным кольцом. Затвор поршневой, длина ствола – 3 750 мм (50 клб). Вес ствола с замком – 879-901 кг (вес замка – 25 кг). Странно, но до 1905 года в боекомплект 75-мм/50 орудий входили только бронебойные снаряды весом Крейсер «Богатырь» отличался улучшенной защитой артиллерии

36

4,9 кг (длина 2,7 клб), которые на дистанции 915 м пробивали по нормали 117 мм броню. Остается только предполагать, какой противник с такой бортовой броней мог подпустить к себе русский крейсер, в то же время для борьбы с миноносцами периода русско-японской войны 75-мм бронебойные снаряды вряд ли были эффективны. Фугасные снаряды для этих орудий появились позже – фугасный снаряд обр.1907 года весил 4,91 кг (длина 3,36 клб) и имел 0,52 кг тротила. Заряжание 75-мм пушки унитарное, гильза латунная (вес 3,032 кг), заряд – 1,5 кг бездымного пороха (табл.2). Первоначально 75-мм/50 пушки устанавливались на станках Канэ на центральном штыре. Компрессор гидравлический, откатывался вместе со стволом; накатник пружинный, подъемный механизм с зубчатой дугой. Поворотный привод – ручной, за

счет вала и шестеренок, связанных с зубчатым погоном. В 1898-1898 годах на ОСЗ создали станок системы Меллера, который был в два раза легче станка Канэ за счет упрощения конструкции – демонтирован механизм ГН, поворот орудия производился плечом наводчика. Скорострельность – до 10 выстрелов в минуту. Погреба боезапаса размещались под броневой палубой тремя группами. К 152-мм орудиям снаряды и заряды в гильзах подавались элеваторами в беседках раздельно (по 4 выстрела на орудие), для 75-мм орудий – в ящиках. Боезапас для 152мм орудий – 2  160 выстрелов, для 75-мм – 3 600 выстрелов. Построенные в начале ХIХ крейсера типа «Богатырь» за свою более чем 35 летнюю службу (если ориентироваться по «Коминтерну») не раз меняли свое вооружение, чтобы мак-


У кормовой башни 152-мм орудий крейсера «Олег»

симально соответствовать боевому предназначению. Первым прошел перевооружение в рамках перехода на «единый калибр» крейсер «Богатырь» – взамен прежней 152-мм и 75-мм артиллерии на нем установили шестнадцать 130мм/55 орудий Обуховского сталелитейного завода образца 1913 года. Такие орудия разместили не только в палубных установках, но и в старых башнях без замены станков – использовали переходные муфты. При создании нового орудия обошлись без французской помощи, хотя «западный» опыт сыграл свою роль. В июне 1911 года Главное управление кораблестроения (ГУКС) выдало Обуховскому сталелитейному заводу заказ на создание полуавтоматической 130-мм корабельной пушки с длиной ствола в 60 калибров. И уже в марте 1912 года чертежи двух вариантов пушки с гильзовым и картузным заряжанием были переданы на утверждение в ГУКС. ГУКС утвердило картузный вариант с длиной ствола 55 калибров. Интересно, что для нового орудия Обуховский завод разработал полуавтоматический затвор собственной конструкции, но от ГУКС последовало указание делать затвор по образцу затворов Виккерса для 120-мм пушек (на этот раз иностранный опыт оказал негативное влияние). Тело орудия представляет собой стальную трубу, скрепленную тремя надетыми в натяг цилиндрами, закрытыми внешним кожухом. Длина ствола –7 019 мм (55 клб), длина нарезной части – 5 862 мм, 30 нарезов глубиной 1 мм с постоянной крутиз-

ной в 29,89 калибра. Орудие получило поршневой затвор системы Виккерса, открывающийся вправо. Заряжание орудия и досылка боеприпасов производилось вручную, без применения каких-либо механизмов. Вес поршневого затвора 90 кг, вес ствола с затвором 5  290 кг. Компрессор гидравлический, длина отката 406 мм, накатник пружинный, состоит из двух одинаковых частей, расположенных по бокам компрессорного цилиндра. При-

воды наведения ручные. Для пушки был разработан большой перечень снарядов: полубронебойный обр. 1911 года весом 36,86 кг (длина 5 клб, 4,74 кг ВВ); фугасный обр.1911 года весом 36,86 кг (длина 4,74 клб, 3,9 кг ВВ); полубронебойный обр. 1928 года весом 33,5 кг (длина 4,8 клб, 1,67 кг ВВ); осколочно-фугасный обр. 1928 года весом 33,5 кг (длина 5,2 клб, 3,64 кг ВВ); дистанционная граната обр. 1928 года весом 33,5 кг (дли-

Схема распределения орудий крейсера «Олег»

37


ВООРУЖЕНИЕ

на 5 клб, 2,64 кг ВВ), также имелись шрапнель, ныряющий и осветительный снаряды. Для всех основных снарядов использовался боевой заряд весом 11 кг. 130-мм/55 пушки устанавливались на станках Обуховского завода. В 1912 году ОСЗ изготовил два опытных станка – один с гидравлическим, другой с пружинным накатником, в сентябре 1912 года ГУКС утвердило станок с пружинным накатником (что было худшим вариантом). Серийно выпускался только один тип станка в нескольких модификациях, которые отличались углом вертикальной наводки. У станков раннего изготовления он составлял от - 8 до +20 градусов, у последующих – от - 8 до +30 градусов. Увеличение угла возвышения достигалось за счет установки тумбы на специальный барабан и увеличения сектора подъемного механизма. Скорострельность орудия достигала 7-8

Крейсер «Олег», 1913 год

38

выстрелов в минуту. Станки оснащались двумя типами щитов: коробчатым (вес 4  500 кг, толщина брони: лоб – 76 мм, бока – 25,4 мм, крыша – 15 мм) и башнеобразным (вес 1  475 кг, толщина брони – 25,4 мм). Полный вес установки с коробчатым щитом и барабаном – 17 160 кг. Перевооружение крейсера «Олег» такими орудиями было осуществлено поэтапно: сначала в июне 1915 года вместо всех 75-мм пушек установили 4 (по другим данным – шесть) новых палубных 130-мм/55 орудия, но оставили 152-мм орудия; только в конце 1915 года «Олег» был полность�� перевооружен на новую артиллерию. Крейсер «Память Меркурия» (бывший «Кагул») к маю 1914 года вместо десяти 75-мм получил дополнительные четыре 152-мм орудия, а в 1916 году на нем дополнительно установили две 76,2-мм зенитные пушки

Лендера. И только во время восстановительного ремонта крейсера, переименованного в «Коминтерн», его полностью перевооружили на 130мм/55 орудия по «балтийскому варианту» с сохранением обеих башен. Причем в башни на старые станки установили 130-мм орудия со специальными переходными муфтами списанного к тому времени «Богатыря». В ходе капитального ремонта в период с мая 1930 года по сентябрь 1931 года «Коминтерн» переоборудовали в учебный корабль – с него сняли обе башни, установив вместо них по одному палубному 130-мм орудию. В годы войны «Коминтерн» переоборудовали в минный заградитель, и он лишился еще двух 130-мм орудий. Крейсер 1-го ранга «Кагул» (бывший «Очаков») также прошел через перевооружение. В марте-апреле 1915 года на «Кагул» вместо восьми 75-мм орудий установили дополнительные четыре 152-мм пушки, до-


Замена орудия в кормовой башне крейсера «Богатырь»

ведя число орудий до шестнадцати (как и на «Памяти Меркурия»). Но в сентябре 1916 года во время капитального ремонта и перевооружения «Кагул» получил четырнадцать новых 130-мм орудий: восемь палубных, четыре казематных и два в диаметральной плоскости – на полубаке и на полуюте на месте снятых башен. В целом, оценивая артиллерийское

вооружение крейсера «Богатырь» и его систершипов, можно отметить, что оно вполне соответствовало времени и тем требованиям, которые предъявлялись к этому классу кораблей. Понятно, что последующие перевооружения не могли превратить устаревших «ветеранов» в современные корабли, однако это было единственным способом сохранить в

составе флота боевые корабли, пока строились корабли новых проектов. И в последующем именно 130-мм орудия стали основным вооружением легких крейсеров Российской империи, эсминцев и лидеров СССР, а ведь именно на «богатырях» они были испытаны в боевых условиях в годы Первой мировой.

Бронепалубный крейсер 1 ранга «Кагул» (после перевооружения на 130-мм артиллерию), 1917 год

39


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Владивостокский отряд и Цусима «богатыри» в годы русско-японской войны

baloo_bst

40


«…Ах, крейсера, крейсера! И кто вас выдумал?» В. Пикуль «Крейсера»  Начало ХХ века было в своем роде достаточно благоприятным для развития российского военно-морского флота – строились и вводились в строй новые корабли всех классов от броненосцев до миноносцев, велись работы над новыми проектами, размещались заказы за границей. В это время, 7 (20) августа 1902 года, российский флот пополнился еще одним новым кораблем – бронепалубным крейсером «Богатырь». Красивый с виду корабль немецкой постройки по ряду причин считался лучшим бронепалубным крейсером 1-го ранга в российском флоте и, как потом показала боевая служба, не без оснований. Он полностью соответствовал заявленным характеристикам, чего, к сожалению, нельзя было сказать об остальных «богатырях» отечественной постройки, на которых не удалось избежать строительной перегрузки и обеспечить высокое качество работы, как следствие – корабли оказались менее скоростными и обладали низкой технической надежностью. С учетом направленности программы строительства («для нужд Дальнего Востока») кораблей данного типа после ввода в строй и завершения всех положенных испытаний и курса боевой подготовки «Богатырь» стали готовить для перехода на Дальний Восток. Ввиду возможных боевых действий со стороны Японии Морское министерство вынуждено было готовить отряд кораблей на Дальний Восток для усиления порт-артурской эскадры, в которую и был включен «Богатырь». По традиции межтеатровых переходов был создан отряд кораблей для усиления порт-артурской эскадры, в который включили практически новейшие корабли: броненосцы «Ретвизан» и «Победа», крейсера «Диана», «Паллада», «Богатырь» и «Боярин», в пути должны были присоединиться несколько миноносцев и крейсера. И 13 ноября отряд под предводительством контр-адмирала Э.А.  Штакельберга отправился в путь. Кроме непосредственного перехода было решено провести тренировки экипажей кораблей по совместным действиям во время перехода, чтобы в Порт-Артур пришло полноценное тактическое подразделение с высоким уровнем боевой подготовленности, способное гармонично влиться в состав основной эскадры. В этих целях поход планировалось совершить «при условии военного времени» с организацией дозорной и разведывательной службы, со всевозможными перестроениями и со строгим соблюдением строя и правил безопасности согласно требованиям тогдашней военной науки. Отметим, что во время перехода крейсер «Богатырь» отличался от своих «напарников» надежностью механизмов и высокой степенью технической исправности всех систем. В отличие от него, уже на третий день пути, еще на подходе к Либаве, на крейсерах «Диана» и «Паллада» обнаружилось множество неисправностей – от электропроводки до ходовых машин. Возле Портленда потекли холодильники на «Победе», впридачу на «Боярине» застрелился старший инженер Чеханин. Поломки на кораблях следовали одна за другой. Эскадра просто рассыпалась. Корабли малыми группами либо в одиночку продвигались от порта до порта, в которых и проводили ос-

Крейсер «Богатырь» после постройки

Эскадренный броненосец «Ретвизан» был отправлен на Дальний Восток вместе с «Богатырем»

Крейсер 1 ранга «Паллада» - в будущем крейсер Первой Тихоокеанской эскадры

новные ремонтные мероприятия. О боевом обучении и не вспоминали, экипажи кораблей превратились в механиков, героически и самоотверженно устраняя постоянные поломки. Все это усугублялось постоянным

некомплектом на кораблях инженер-механиков, машинистов и кочегаров, а также отсутствием опыта обслуживания котлов с их сложными системами питания. Неудачными оказались опыты по передаче ради-

41


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Бронепалубный крейсер 2 ранга «Боярин» - представитель 3000-тонных крейсеров русского флота

осообщений – на расстоянии 10 миль депеши передавать не удавалось. Тем самым Морское ведомство, не обеспечив отряд ремонтной базой и квалифицированным обслуживанием, фактически погубило идею формирования эскадры по пути на Дальний Восток. Как уже было отмечено, «Богатырь» в этом плане разительно отличался от остальных кораблей отряда. За время пути крупных неисправностей обнаружено не было. К счастью, на крейсере старшим инженер-механиком был П.И.  Кигель, имевший огромный опыт по обслуживанию водотрубных котлов Бельвиля. При его профессиональном обслуживании котлы и машины «Богатыря» не знали отказов и повреждений. В Алжире к отряду присоединились два миноносца («Бурный» и «Бойкий»), Крейсер 1 ранга «Богатырь» перед убытием на Дальний Восток, 1903 год

42

в Пирее – еще пять миноносцев. На бумаге это могло бы выглядеть существенным усилением отряда (и в дальнейшем – эскадры), однако миноносцы оказалась не готовы для океанского перехода. Так, после присоединения к эскадре миноносцев «Бойкий» и «Бурный» их тут же поручили «Богатырю». Дальнейшее плавание эти три корабля осуществляли отдельно, а на отдельных этапах крейсер «Богатырь», как настоящий богатырь, вынужден был тащить на буксире еще и два миноносца (особенно «Бойкий»). Когда, наконец, дошли до Коломбо, то немедленно начали устранять неполадки. Три недели на миноносцах кипели ремонтные работы, но этого оказалось недостаточно. Несмотря на старания экипажей, «Бойкий» исправить полностью не удалось, при-

шлось опять брать его на буксир. Главный морской штаб во главе с З.П.  Рождественским, глядя на творящееся безобразие, гневно требовал объяснений о невыполнении учебных программ подготовки и причинах буксировки, на что получил исключительно исчерпывающий ответ: «Свищ и течь фланцами главной питательной трубы, лопнула котельная трубка, упустили воду, кочегары неопытны». Так, несмотря на недовольство верховного командования, «Богатырь» и дальше тащил на буксире «Бойкий», к счастью, второй миноносец – «Бурный» следовал своим ходом. В таком порядке, посетив Сингапур и Гонконг, корабли отряда прибыли в Порт-Артур в «полной исправности по всем частям». Летом 1903 года «Богатырь» вместе с «Громобоем», «Россией» и


Эскадренный броненосец «Победа», напарник «Богатыря» при переходе в Порт-Артур

«Аскольдом» совершил поход вдоль берегов Японии и поучаствовал в маневрах русской эскадры в Желтом море. Оценив по достоинству вновь прибывший крейсер, командование порт-артурской эскадры включило «Богатырь» в состав отделяющегося от эскадры Тихого океана Владивостокского отряда крейсеров. По оперативному плану, в случае начала боевых действий отряд крейсеров имел задачу выдвинуться на морские пути противника, обстреливать портовые сооружения, перехватывать транспортные корабли, вызвать панику «в рядах противника». Считалось, что такие действия крейсеров вынудят японское командование выделять значительные силы для защиты береговой линии. И в ночь на 24 сентября (7 октя-

бря) 1903 года вместе с крейсерами вновь сформированного отряда («Громобой», «Россия» и «Рюрик») крейсер «Богатырь» навсегда покинул Порт-Артур. Ввиду напряженных отношений с Японией 950-мильный путь во Владивосток корабли отряда прошли в полной боевой готовности со скоростью 16 узлов. Прибыв во Владивосток, соединение из четырех кораблей под командованием Э.А. Штакельберга, в которые входил «Богатырь», прошло интенсивный курс боевой подготовки, маневров и стрельб. Уровень этой подготовки ни чем не уступал общепринятым стандартам того времени. Обстановка на Дальнем Востоке накалялась с каждым днем, война ожидалась в ближайшее время, поэтому еще 17 января на крейсере был получен приказ контр-адмирала

Штакельберга о начале кампании, а 19 января – приказ о перекраске корабля при первой теплой погоде в боевой цвет. Однако перекрасить корабль удалось только 26 января (8 февраля) как раз накануне русско-японской войны, которая началась, как всегда, внезапно – 27 января (9 февраля) 1904 года. На кораблях, находящихся во Владивостоке, объявили сбор и подготовку к выходу в море. К полудню 27 января, когда ледоколы разломали лед, крейсера «Громобой», «Россия», «Рюрик» и «Богатырь» вышли в море. Провожать корабли в секретную миссию вышло все население Владивостока, офицеры отдавали честь, а с крепости произвели установленный салют. Крейсера шли 10-узловым ходом, при этом экипажи продолжали мероприятия для подготовки к бою:

Броненосный крейсер «Россия», флагман Владивостокского отряда крейсеров

43


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Броненосный крейсер «Громобой», крейсер Владивостокского отряда

Крейсер 1 ранга «Аскольд» - разведчик Первой Тихоокеанской эскадры

Броненосный крейсер «Рюрик», крейсер Владивостокского отряда убирали деревянные вещи, крепили шлюпки, снаряжали ручную подачу снарядов. В течение следующего дня были проверены на полный ход скорости крейсеров. Оказалось, что «Россия» дает 18,5, «Громобой» – 19, «Богатырь» – 19, «Рюрик» показал 17 узлов, но уверенно мог дер-

44

жать только 15. 29 января появились на горизонте японские берега острова Хонсю, и уже в 10.00 был обнаружен первый приз – каботажный пароход «Наканоура-Мару» (91  084 т). Пароход был остановлен холостым выстрелом. Ввиду ухудшения погоды, при-

зовую команду отправлять не стали, сняли экипаж, а затем артиллерией с «России» и «Громобоя» потопили задержанного (расход – 15 снарядов). Пока разбирались с первым пароходом, мимо прошмыгнул еще один каботажник, с крейсеров открыли огонь, но безрезультатно. Неопознанному кораблю (возможно, «Зеншо-Мару») повезло – ввиду ухудшения погоды преследовать его не стали. Дальнейшее плавание проходило в условиях жесточайшего шторма. Океанские крейсера вынуждены были уменьшить ход и держаться против волны. Вода перекатывалась через палубу и заливала каналы орудий, в которых начал образовываться слой льда. В большинстве орудий лед заполнил весь канал. Снаряды, ранее досланные при заряжании орудий до нарезов, извлечь было невозможно, лед, образовавшийся внутри каналов, не позволял разрядить орудия выстрелом. На следующий день шторм продолжался, и, так и не дойдя до Корейских берегов, отряд повернул на Владивосток. Командующий отрядом Рейценштейн свое решение объяснял так: «… Качка, холод, напряженное внимание сильно утомили внимание. 1 февраля, по свежести погоды, поход к корейскому берегу и его обход стал невозможен, а расход угля не позволил идти на серьезное дело, …». Возвратившись из первого похода 14 февраля (по новому стилю), крейсер десять дней простоял в порту Владивостока, устраняя причиненные штормом повреждения и очищая от намерзшего льда орудия. Тут же, во время стоянки, выяснилась «слабость» Владивостокского порта в отношении снабжения топливом. Во второе крейсерство отряд в том же составе вышел только 24 февраля. Цель оставалась прежней, но более сформулированная – корейские порты (Гензан) и бухты, расположенные в Корейском заливе и к северу от него, а также подходы к ним. Но поход оказался безрезультатным как в плане перехвата пароходов, так и в плане разведки. Было обследовано около 300 миль побережья, но ввиду того, что отряд кораблей держался вместе, фактически более 90  % побережья оставалось без наблюдения. Вот только появление русских кораблей было замечено японцами, и японская Главная квартира распорядилась послать часть для демонстрации и устрашения против порта Владивосток, пользуясь тем, что корабли порт-артурской эскадры получили повреждения. План по отвлечению части японских сил, хоть не полностью, но сработал, а именно – отвлек часть сил японского флота в Японское море. Вице-адмирал Камимура получил задачу следовать к Владивостоку со 2-м боевым отрядом (крейсера «Идзумо», «Адзума», «Асама», «Якумо», «Ивате») и двумя крейсерами 3-го отряда «Кассаги» и «Иосино». С 1 марта «Богатырь» вместе с другими русскими крейсерами находился в порту Владивостока, где устранял последствия шторма, грузил уголь, приводил в порядок артиллерию. Благодаря своевременно сделанным надульным чехлам орудия, несмотря на сильное обмерзание корабля, сохранили боеспособность. А 22 февраля (4 марта) «японская империя нанесла ответный удар» – пять броненосных и два легких японских крейсера подошли к острову Аскольд и открыли огонь по городу. Ввиду наличия прибрежного льда японские крейсера близко к берегу не подходили, стреляли вне досягаемости береговых орудий, за


все время выпустив около 200 снарядов с мизерным результатом. Обстрел Владивостока не имел никаких решающих результатов. Стрельба велась по невидимой цели, практически «вслепую», а ввиду дальности стоянка кораблей была вне досягаемости. «Богатырь» вышел в море вместе с другими крейсерами отряда, но с большим опозданием, примерно через час после окончания бомбардировки города – корабли Камимуры уже уходили в открытое море. Причем русские корабли, оставив тихоходный «Рюрик» позади, втроем пытались догнать японцев, но противник не стал вступать в бой. Вскоре во Владивосток прибыл новый командующий отрядом – контр-адмирал К.П.  Иессен, назначенный адмиралом Макаровым, который являлся сторонником более интенсивных крейсерских набегов, тем более, что общая обстановка на военном театре требовала помешать переброске 2-ой армии генерала Оку с Японии в Корею. 23 апреля «Богатырь» вместе с «Россией» и «Громобоем» снова выходит в море, «Рюрик» решили не брать ввиду малого хода, а заменили его двумя миноносцами. 25 апреля примерно в 10.00 русские корабли в бухте Гензана потопили транспорт «Гойго-Мару» (601 т), предварительно сняв экипаж. На следующий день был обнаружен еще один пароход «Хагинура-Мару», и крейсер «Богатырь» получил приказание его осмотреть. Это оказался каботажный пароход с грузом вяленой рыбы, который был потоплен подрывным патроном после того, как сняли с него экипаж. В этот период усиленный отряд Камимуры (10 крейсеров), действующий в том же районе, тщетно жег уголь в топках, пытаясь разыскать владивостокский отряд, взял курс обратно к Гензану, но русский отряд крейсеров уже отправился к Сангарскому проливу. В 22.20 на пути русским крейсерам «попался» военный транспорт «Кинсю-Мару» (3 969 тонн) – после эвакуации экипажа корабль был потоплен. После этого, имея на борту многочисленных пленных с потопленных пароходов, Иессен принял решение возвращаться во Владивосток, куда и прибыл 27 апреля. Казалось бы, наконец-то был найден правильный порядок действий, однако больше «Богатырь» в походах крейсеров не участвовал. 15 мая 1904 года рано утром адмирал К.П.  Иессен на «Богатыре» (видно, чин не позволял использовать более мелкий корабль) вышел в Амурский залив для личного знакомства с условиями морской обороны Посьетского района и согласования минных заграждений с армейским начальством. С утра стоял сильный туман, так что пришлось стать на якорь, сразу хотели возвратиться на рейд, но когда немного посветлело, несмотря на протесты командира корабля капитана 1-го ранга А.Ф. Стеммана, адмирал решил идти дальше, причем сам временно принял командование кораблем. Постепенно видимость заметно улучшилась, и командир корабля вновь принял командование кораблем. Однако туман вскоре опять сгустился. Командир требовал держать скорость 7 узлов, но адмирал убедительно настоял на 10 узлах. Было воскресенье, и, дабы восстановить нормальные отношения, командир с адмиралом спустились в кают-компанию, чтобы отобедать. В это время крейсер в тумане шел по счислению, на мостике находился старший штурман и вахтенный на-

Крейсер 2 ранга «Иосино», один из японских «разведчиков»

Бортовое 75-мм орудие крейсера «Громобой»

Броненосный крейсер «Ивате» - один из крейсеров вице-адмирала Камимуры чальник. Согласно инструкции Иессена, не доходя 3 мили до острова Антипенко, следовало изменить курс влево. «Заинструктированный до слез» старший штурман в «исчисленный момент» спустился в кают-компанию, чтобы испросить разрешения на поворот. Получив разрешение,

штурман вернулся на мостик, но мыс Брюса «предательски встал» на пути крейсера – раздался сильный толчок, затем другой. Команда «полный назад» уже ничего не могла решить – крейсер, ударившись тараном о камни, всей своей носовой частью сел на прибрежные скалы. Словно

45


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Потопление крейсером «Громобой» японского парохода (рисунок)

совершив свое коварное дело, туман поредел, а затем почти совсем рассеялся, открыв полную драматизма картину. Но сразу оценить весь масштаб повреждений не смогли, и вначале надеялись самостоятельно сойти с камней. Весь день 2 мая (15 мая) команда «Богатыря» предпринимала для этого отчаянные усилия. Из вахтенного журнала крейсера «Богатырь»: «2 мая 1904 года 12 ч. 33 м. дня. Вскочили на камни у мыса Брюса. Густой туман. Пробили водяную тревогу, изготовили к спуску шлюпки. По наружному осмотру оказалось, Крейсер «Богатырь» на камнях мыса Брюса, май 1905 года

46

что таран сломан, отвернут влево и держится обшивкой, образовав пробоину. Таранное отделение затоплено – обмер вокруг корабля. Перетаскивание снарядов из носовых погребов в корму. 2 ч. 55 мин. дня. Давали ход назад обеими машинами до 2 ч. 55 мин., когда застопорили. Крейсер назад не тронулся. Подвели пластырь и протащили его насколько можно вперед. Спустили катер паровой №1-й и послали мичмана Аквилонова в 3 ч. 25 мин. дня во Владивосток с донесением Командиру Порта. Положение крейсера. Таранное отделение наполнено водой. Вода

оказалась в междудонном пространстве в 2 отделениях II отсека, в 2 отделениях IV отсека, в 4-м отделении II отсека, в 1-м и 3-м отделениях III отсека. В трюме I-го и III-го отсеков вода показалась. Вода оттягивается судовыми средствами, но держится на одном уровне. Завезли на левый крамбол стоп-анкер и взяли перлинь на шпиль. В 4 ч. 45 мин. пополудни дали ход назад обеими машинами, выхаживая одновременно на шпиль перлини стоп-анкера. Крейсер ни назад, ни влево не тронулся. В 4 ч 50 мин. застопорили машины и носовой шпиль. Перетащили запасные канаты из ка-


Вывод крейсера «Богатырь» из дока

натных ящиков на шканцы. В 7 час. 57 мин. вечера давали ход назад обеими машинами, доводя до 95 оборотов. Крейсер назад не тронулся. В 8 ч. 3 мин. застопорили машины. Продолжают перегрузку снарядов на корму. Вытащили и перенесли на шканцы канат левого якоря. В помощь пришли из Владивостока: ледокол «Надежный» и миноносец № 210. Днем были спущены водолазы. Результат осмотра подводной части крейсера с правой стороны: пробоя или трещин нет, кроме отлома тарана. Крейсер стоит килем с 1-го до 85-го шпангоута на семи камнях. Камни конусообразные. Дно от носа на корму быстро понижается. Выкачивали воду помпой Стона из междудонного пространства II-го и III-го отсеков, турбиной из трюмов I-го и III-го отсеков. Для устройства дифферента на корму заполнили междудонное пространство VII-го и VIII-го отсеков водой». *** На следующий день, 3 мая, все попытки снять крейсер с камней опять оказались безуспешными, мало того, положение «Богатыря» ухудшилось и стало критическим, ночью усилился ветер. Сделали несколько попыток с помощью машин и буксиров с ледокола «Надежный» сойти с камней, но безрезультатно. Новый осмотр водолазами места аварии позволил определить, что три камня мешают сдвинуть нос крейсера влево, превышая углубление киля на 1-4 фута. Вскоре подошел транспорт «Алеут», который подвел к «Богатырю» баржу для выгрузки снарядов и цепных канатов. Произвели следующую попытку – машины крейсера давали ход назад, доводя до 95 оборотов, «Надежный» помогал, но опять безуспешно. Из Владивостока пришел крейсер «Россия», с него на «Богатырь» перешло 50 человек для помощи в аварийно-спасательных работах. Последующие попытки также оказались безрезультатными. Вечером усилился ветер.

ра ветер засвежел до 6 баллов. В 8 ч. 40 мин. вечера ударами крейсера о камни пробило оба дна отделений III отсека. Вода залила междудонное пространство и трюм. Из воздушных труб вода стала сильно бить на жилую палубу. Трубы обмотали парусиной. Из угольных ям носовой кочегарки показалась вода, затопляя кочегарку... В 9 ч. вечера крейсер сдвинулся с места и встал по направлению SW 15°, раньше же стоял на SW 22°. Сильным ударом крейсера о камни проломило верхнее дно носовой кочегарки, вода затопляет последнюю. Двери задраили, люди вышли». *** «В 9 ч. 40 мин. опять предприняли попытку снять крейсер с камней, дав машинами полный ход назад, и безуспешно. Тем временем ветер усилился до 7 баллов. Положение крейсера ухудшалось. В 11 ч. вечера начали свозить команду на берег, продолжая бороться с поступлением воды, но безуспешно».

Из вахтенного журнала крейсера «Богатырь»: «Операционный пункт заполняется водой. III отсек задраен. В отсеке началось заполнение водой отделений над броневой палубой. В полночь подняли пары во всех котлах кормовой кочегарки. Размахи крейсера при качке доходили до 15° на правый борт и 11° на левый борт. Крейсер бьется о камни. Ветер и волны усиливаются. Туман. Перед свозом команды отдали правый якорь. Выкачали воду из VII-го и VIII-го отсеков. Залило водой до жилой палубы I отсек, задраили дыры на жилой палубе. Показалась вода и стала быстро заполнять через воздушную трубу шпилевую машину и подшкиперскую. Задраили люки на жилой палубе. Заполнило водой междудонное пространство 1-2, и стало сильно течь через дверь угольной ямы в средней кочегарке». *** «Ночью 4-го мая ветер продолжал усиливаться. В средней кочегарке «Богатыря» показалась вода, котоРемонт крейсера «Богатырь» во Владивостоке

Из вахтенного журнала крейсера «Богатырь»: «… Ветер перешел на OZO с силою до 4-х баллов. В 7 ч. 10 мин. зыбь настолько увеличилась, что начало бить крейсер о камни. В 8 ч. вече-

47


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Вид на обледеневшую носовую башню и надстройку крейсера «Богатырь». Японское море, апрель 1904 года, второй поход Крейсер «Богатырь» на камнях у мыса Брюса, май 1905 года

Капитан 1 ранга А.Ф.Стемман, командир крейсера при аварии у мыса Брюса рая поступала из угольных ям. Размахи крейсера увеличились и стали доходить до 22° на правый борт и 16° – на левый. Ветер доходил до 10 баллов. Всю ночь продолжался своз команды на берег. В 5 ч. 40 мин. утра 4 мая вся команда была свезена на берег. В 5 ч. 50 мин спустили кормовой и контр-адмиральский флаги, после чего «Богатырь» покинули контр-адмирал Иессен с офицерами штаба, а также командир крейсера капитан 1-го ранга Стемман, который покинул борт корабля последним. Крейсер «Богатырь» в сухом доке Владивостока со снятой носовой башней, осень 1904 года

48


Крейсер «Богатырь» у владивостокского сухого дока, 1904 год Покинутый экипажем корабль продолжал испытывать жестокие удары волн, бившие его о камни. Волнение все более усиливалось, размахи крейсера на правый борт доходили до 23°, на левый – до 18°, затем в 6 ч. утра, уже по наблюдениям с берега, они еще больше увеличились. Казалось, что крейсеру суждена неминуемая гибель, но, к счастью, к 9 утра ветер стал стихать. В 5 ч. 5 мин. «Россия» в сопровождении миноносцев ушла во Владивосток. На берегу в лагере было оставлено 100 человек. 5 мая в 6 ч. утра ветер стих, командир крейсера и часть команды перебрались назад на крейсер. Немедленно стали выяснять степень повреждений и искать способы их устранения. В 7 ч. утра пришли из Владивостока «Россия», «Громобой» и «Рюрик», а также транспорт «Лена» и миноносцы № 202, 204, 206 и 210. В 7 ч. утра на «Богатырь» прибыл Иессен. К этому времени на «Богатыре» уже развели пар в двух котлах. В 8 ч. 20 мин. пришел «Надежный» с баржей на буксире. С «России», «Рюрика» и «Лены» прибыли водолазы, которые тут же занялись осмотром подводной части крейсера. Осмотр водолазами показал, что в результате ветра и ударов волн крейсер съехал с камней влево и сел носом в ложбину между ними, заклиниваясь так, что нос не может иметь движения. Пробоина с правой стороны III-го отсека. Рваный разрыв листов по шпангоуту, доступный осмотру, имеет 2 фута длины, расширяется книзу и пропадает под дном... В IV отсеке разрыв листов обшивки. Пробоина в IV отсеке. При осмотре выяснилось также, что водой залиты до жилой палубы все отделения I, II, III, IV отсеков и до водяных коллекторов V отсек». Самый быстроходный и самый новый из крейсеров владивостокского отряда выведен из строя надолго,

если не навсегда. К счастью, японцы не предприняли никаких мер по уничтожению севшего на камни «Богатыря», возможно потому, что на этот период (1-4 мая 1904 года) японский флот сам понес тяжелые безвозвратные потери за всю войну (2 броненосца, авизо, эсминец, крейсер и канонерская лодка). Началась затяжная и изнурительная борьба за спасение корабля, который был крепко охвачен вошедшими внутрь корпуса острыми выступами скал. «Богатырь» стали усиленно разгружать, сняв артиллерию, в т.ч. носовую башню, а также выгрузили боезапас, торпеды, провизию, цепные канаты, запасные части к машинами и т.п. Но из-за слабых спасательных средств работа по снятию с камней затянулась. Для прикрытия работ от возможных диверсий противника на берегу соорудили укрепленный лагерь с полевой артиллерией, остальные корабли владивостокского отряда отменили походы и охраняли стоянку. Но только через полтора месяца «Богатыря» наконец сняли со скал и перевели во Владивосток, где его поставили в док. Ремонт корабля длился более года, в строй корабль вошел уже после окончания войны. Вторым «богатырем», которому довелось принять участие в русско‑японской войне, стал крейсер «Олег», построенный в Санкт-Петербурге. Отечественная сборка и лихорадочные темпы строительства негативно сказались на заявленных характеристиках крейсера. На испытаниях «Олег» показал всего лишь 21-узловую скорость, причем на одном из цилиндров главных машин была обнаружена трещина и ряд мелких неисправностей. Но времени на замену уже не оставалось, пришлось цилиндр скрепить бандажом и передать корабль морскому флоту. В октябре 1904 года «Олег» прибыл в Либаву, где спешно формировался

«Догоняющий отряд» для пополнения 2-ой Тихоокеанской эскадры. До отхода на Дальний Восток проводились разнообразные учения по боевой и политической подготовке, даже отработали высадку десанта со свозом артиллерии. Больше всего потрудиться пришлось механикам, которые устраняли выявленные неисправности ГЭУ корабля: меняли трубки, перебирали сальники и подшипники, осматривали холодильники, устанавливали отражательные плиты у рубки и т.д. Только 3 ноября, после ликвидации очередной аварии (лопнула труба вспомогательных механизмов), после обязательных молебнов, салютов и напутственных речей «Олег» с другими кораблями Отдельного отряда судов отправился догонять 2-ю Тихоокеанскую эскадру. Но и в пути на долю кораблей отряда выпало немало сложностей. К примеру, сразу на следующий день пути случилась первая неприятность. «Олег» вместе с вспомогательным крейсером «Днепр», следуя по счислению в плотном тумане, возле острова Лангеланд оказался на мели – какой-то злой рок преследовал «богатырей». Крейсеру «Олег» своим ходом удалось сойти с мели, но кормой он натолкнулся на «Днепр», при этом повредив механизмы наведения своего 152-мм орудия. Надо отдать должное настойчивости командира крейсера – капитана 1-го ранга Л.Ф. Добротворского, ему удалось не только довести крейсера до места, но и организовать боевую подготовку команды: экипаж участвовал в различных учениях, регулярно проводились стрельбы из орудий, в том числе артиллерийское учение всем отрядом со сложными перестроениями. В районе Дар-эс-Салама провели ночные стрельбы по щитам при свете прожектора на полном ходу и при активном маневрировании. Израсходовали (по данным В.В.  Хромова)

49


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Крейсер «Богатырь» на ремонте в Николаевском доке Владивостока

«Богатырь» во Владивостокском порту

50

снарядов: 152-мм практических – 72, 152-мм чугунных – 72, 75-мм чугунных – 70, 47-мм ядер – 82, 37-мм ядер – 210. Преодолев возникшие в пути трудности, 1 февраля 1905 года «Олег» и другие корабли отряда соединились с основной эскадрой, войдя в подчинение контр-адмирала О.А. Энквиста. После длительного перехода на «Олеге» произвели щелочение котлов, загрузили повышенный запас угля, перекрасили корабль из серого в черный с желтыми трубами (такой приказ не поддается логическому объяснению, но он был выполнен). Водолазы, собранные со всей эскадры, произвели очистку подводной части крейсера от водорослей. 3 марта эскадра продолжила путь на восток. «Олегу» отвели место в хвосте колонны – следить за отстающими транспортами. О противнике сведения поступали самые противоречивые, поэтому принимались самые повышенные меры безопасности, особенно на случай минных атак в ночное время. После стоянки у берегов Вьетнама объединенная эскадра вышла в свой последний поход. Во время погрузки угля с транспортов в свете прожекторов обнаружился неопознанный пароход без габаритных огней. «Олегу», стоящему в охранении, поступила команда догнать и осмотреть. Крейсер быстро догнал подозрительное судно. Холостой выстрел заставил пароход остановиться, и смотровая команда поднялась на борт. Задержанный корабль без соответствующих документов перевозил в Японию запрещенные товары: керосин, оружие и боеприпасы. Спешно собранный призовой суд постановил – судно конфисковать и с призовой командой отправить во Владивосток. 10 мая состоялась последняя угольная погрузка с расчетом, чтобы хватило до Владивостока, было получено пополнение в лице боцмана и 14 рядовых. Впереди был Цусимский пролив. Утро 14 мая было пасмурным, но уже в 06.30 был замечен вражеский разведчик. В 08.15 с «Олега» заметили на норд-весте силуэты восьми японских крейсеров. Через три часа, после выстрела с «Адмирала Ушакова», открыли огонь и остальные корабли по японским крейсерам, находящимся на расстоянии 29 кбт, однако вскоре был получен сигнал прекратить огонь. «Олег» успел выпустить по врагу 17-152-мм и 5-75-


мм снарядов. Ввиду приближающейся схватки с броненосцами Рождественский приказал «Олегу» и «Авроре» охранять транспорты. Крейсера отошли от броненосцев в голову колонны транспортов. В 13.40 появились главные силы японцев. В это время «Олег» обнаружил выходящий из-за острова японский крейсер «Акицусима» и открыл по нему огонь – «японец» поспешил скрыться за островом. Через час японские крейсера приблизились к транспортам – «Олег» и другие крейсера, выполняя задачу по охране транспортов, открыли по ним огонь. Вскоре к транспортам приблизились еще 4 японских крейсера и броненосец «Чин-Иен» – русским кораблям пришлось вести бой на оба борта. Как вспоминает вахтенный начальник крейсера «Олег» мичман Б.К.  Шуберт: «… В 3 ч. 55 мин. мы подняли сигнал: «Крейсерам быть в кильватере». Наши слабые крейсера и несчастные транспорты попали под перекрестный огонь, но мы храбро отвечали обоими бортами, только, к сожалению, наши 6-дм снаряды не всегда достигали неприятеля, а их 12-дм и 8-дм снаряды нам порядочно вредили, почему приходилось спасаться частой переменой ходов, доводя их иногда на короткое время до самого полного. Кроме того, очень мешало стрельбе наше подветренное положение относительно неприятеля, благодаря которому брызги от волн залепляли глаза и оптические прицелы… .» Четыре русских крейсера: «Олег», «Аврора», «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах» противостояли 14 японским кораблям, имевшим подавляющее превосходство в огневой мощи. Против 31-152-мм и 16-120мм орудий японцы имели 4-305-мм, 1-254-мм, 13-203-мм, 70-152-мм и 86-120-мм орудий. По словам Б.К.  Шуберта: «… Нашим крейсерам… приказано было охранять транспорты, а «Олегу» и «Авроре», кроме того, еще поддерживать броненосцы. Чтобы выполнить первую задачу, надо было разогнать 12 японских крейсеров, а это нам было не под силу; мы принуждены были только отстреливаться, и то не всегда, потому что их крупные пушки действовали дальше. Чтобы поддерживать броненосцы, надо было, во избежание попадания своих же снарядов, становиться к ним в

Вывод «Богатыря» из дока, Владивосток, 1905 год

строй, что мы и попробовали делать на «Александре III», оставшемся после «Суворова» головным. Такие вязались при этом узлы из нашего строя, что «Олег» и «Аврора» не успевали заворачивать и принуждены были выходить из общей линии. Во всяком случае, мы изо всех сил старались выполнить наши задачи и потому дрались не только с японскими крейсерами, с броненосцами, но с теми и другими вместе, хотя погода была не в нашу пользу; транспорты и миноносцы мешали маневрировать, стрелять, а японские снаряды своими взрывами, ядовитыми газами и тысячью осколков вырывали или вминали наши борта, душили, убивали, ранили наших людей, производили пожары, решетили все от верху донизу, перебивая и портя приборы управления огнем, провода от освещения, вентиляции, подачи снарядов, переговорные, вентиляторные, пожарные трубы и т. п. Положение крейсера «Олег», как адмиральского, а, следовательно, головного корабля, было особенно невыгодно, но, к чести сказать, все офицеры и вся команда делали свое

дело с превосходным мужеством, с радостным увлечением и полнейшим, почти невероятным самообладанием: опасность от снарядов, от мин нисколько не влияла на быстрое тушение пожаров, на заделку пробоин, на откачивание брандспойтами и ведрами воды, на замену убылой прислуги у орудий, на доставку патронов, на переноску и перевязку раненых, на постоянную перемену хода от стопа машины до самого полнейшего – 143 оборота. По-моему, с такой завидной командой и офицерами не страшен никакой враг, но сам-то крейсер такого чертежа, что, право, только впору пожелать его самому злейшему врагу, но никак не себе. У него часть пушек и прислуги защищены, а часть – нет, что ставит людей в очень неравные условия, а главное, наводит на искушение убегать под прикрытие и манкировать своими обязанностями по судовому расписанию. Слава богу, этого в бою 14 мая не замечалось… .» Экипаж «Олега» спокойно и профессионально исполнял свои обязанности. Своевременно устраняли повреждения, откачивали воду, туКрейсер 1 ранга «Олег» в окраске Второй Тихоокеанской эскадры, 1904 год

51


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Крейсер «Олег» перед уходом на Дальний Восток, 1904 год

шили возникающие пожары, оказывали помощь раненым, и ни на минуту крейсер не переставал вести огонь по японцам. Когда был сбит флаг разорвавшимся у грот-мачты снарядом, раненый квартирмейстер при помощи комендора Губанова поднял новый. Самоотверженность офицеров и матросов дважды спасала корабль от взрыва. Как вспоминал находящийся на «Авроре» доктор Кравченко: «Лихо, отважно вел себя наш головной корабль «Олег»: не прятался за броненосцы, не избегал стрельб��, а сам первым торопился начать ее…

«Олег», прижимаемый 9-10 японскими крейсерами, теснимый собственными транспортами, вертелся как волчок и ежеминутно менял ход с полного на стоп и наоборот. Нельзя было ни на секунду отвести глаз от «Олега», и отдавать приказания приходилось не реже двух-трех рез в минуту: «Полный ход! Самый полный! 130 оборотов! 100 оборотов! Право руля! Стоп машина! Задний ход!»…». Крейсеру «Олег» в дневном бою удалось избежать серьезных повреждений, хотя он и получил 14 попаданий снарядами разных калибров, но

бой не закончился. С наступлением темноты, когда японские броненосцы и крейсера ушли на север, наступило время миноносцев. На «Олеге» выключили все огни и приготовились к отражению минной атаки. Первая атака была отражена в 20.00, за ней последовали другие. Как вспоминает вахтенный начальник крейсера «Олег» мичман Б.К.  Шуберт: «… В 8 ч. отражали первую атаку японских миноносцев. Наступившая темнота совершенно отняла возможность отличать свои суда от неприятельских, так как стрельба из орудий не унималась, а Крейсер «Олег» с повреждениями после Цусимского боя в Маниле, 1905 год

52


продолжала грохотать со всех сторон, то наши попытки поворачивать на N, NW, NO, чтобы присоединиться к эскадре или пройти во Владивосток, встречали огонь своих и чужих судов и оказывались неосуществимыми. Они привели лишь к тому, что часть судов, двинувшись вместе с нами на юг, нас растеряла и остались только «Аврора» с «Жемчугом». Впрочем, к тому же самому должны были привести: большой ход и частое перекладывание руля с борта на борт, чтобы до некоторой степени обеспечить себя от попадания японских мин еще не раз атаковавших нас миноносцев, как это ясно определялось появлением их силуэтов вблизи самого крейсера, вспыхиванием огоньков в сопровождении сухого треска наподобие ружейной стрельбы пачками при вылете мин из аппаратов. В 9 ч. 40 мин., увидев идущие в атаку миноносцы, легли на курс SW 55°. В 10 ч., различая идущие по правой стороне, … японские крейсера, легли на курс SW45°. Мы долго не могли их перегнать, и это обстоятельство помешало нам попробовать пройти на север западным Цусимским проливом. А так как позади их виднелись еще огни, да к тому же по случаю боя и всех этих многочисленных поворотов наше место на карте было совершенно потеряно, то и без упомянутых препятствий такая попытка могла бы привести крейсер к крушению… .» В ходе атак японские миноносцы выпустили 17 торпед, но безрезультатно – пригодились ночные учения и тренировки экипажа. Однако в результате маневрирования «Олег» потерял и транспорты, и другие крейсера. Только к 23 часам кораблям отряда удалось вновь найти друг друга. Когда крейсер вышел из зоны действия японских миноносцев, все усилия экипажа были направлены на поддержание живучести. Откачивали воду, подручными средствами заделывали пробоины. Как вспоминал мичман Б.К.  Шуберт: «… Картонный крейсер «Олег» со своим многочисленным экипажем обязан своим двукратным спасением в бою и на переходе до Манилы, конечно, воле божьей, а затем отличной машине и отличному составу механиков и машинной команды, которая там, в своей преисподней, валилась с ног от усталости, падала в обморок от чудовищной жары, но дела своего не покидала… .» На утро 15 мая на «Олеге» побудку объявили только в 07.00 и одновременно дали отбой тревоге. Вместе с «Олегом» шли «Аврора» и «Жемчуг». Пользуясь спокойным морем, экипажи продолжили заделку пробоин, был произведен подсчет потерь и повреждений. Погибло 12 матросов, 36 матросов и три офицера ранено, один смертельно, семеро тяжело. В ходе боя крейсером было выпущено 593-152-мм снаряда (фугасных) и 333-75-мм бронебойных. Крейсер сохранил свою боеспособность, однако запас угля не позволял дойти до Владивостока, и контр-адмирал Энквист принял решение сначала идти на бункеровку в Шанхай, но затем двинулись в Манилу, куда должен был прийти угольщик из Сайгона. Только после пополнения запаса угля и проведения ремонта предполагалось вновь попытаться прорваться во Владивосток. Но этим планам не суждено было сбыться. В субботу 21 мая на крейсере «Олег» потек холодильник, ход пришлось снизить до 7 узлов, а к вечеру отряд натолкнулся на американскую

Крейсера «Олег» и «Изумруд» возле транспорта «Океан»

Крейсер 2 ранга «Жемчуг» - соратник «Олега» в Цусимском бою

Прием угля крейсером «Олег» со вспомогательного крейсера «Рион» эскадру контр-адмирала Трена, которая сопроводила русские корабли до Манилы. На «Олеге» угля оставалось лишь 10 тонн. В Маниле вместо оказания необходимой помощи русские встретили довольно холодный прием – американцы выставили ультимативные требования: 24 часа и уход, либо разоружение. Отряд оказался в безвыходном положении, так как за сутки отремонтироваться и получить уголь было невозможно. Однако вскоре

была получена царская телеграмма, разрешающая интернировать корабли. 27 мая 1905 года лейтенант американского флота принял на «Олеге» замки от орудий, офицеры дали письменное обязательство не участвовать в боевых действиях и не покидать Манилу – война для крейсера «Олег» закончилась, но вскоре его ждала Балтика, а затем и другие войны.

53


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Повреждения крейсера «Олег» в Цусимском бою

S_Alex_D

54


Крейсер 1 ранга «Олег» на Балтике

Ц

усимское сражение – одна из самых трагических страниц в истории Российского флота, на многие годы определившее вектор развития и флота, и всей страны. С другой стороны, как и любое сражение, оно выявило как достоинства, так и недостатки кораблей, командиров, экипажей и боевой техники. Прошел такую проверку и крейсер «Олег», единственный из «богатырей» принявший участие в этом сражении 14 (27) мая 1905 года. Однако в этой статье мы не будем описывать ход сражения или просто перечислять повреждения корабля, предоставим слово непосредственному участнику тех событий – старшему офицеру крейсера 1-го ранга «Олег» капитану 2-го ранга С.А.  Посохову, в будущем – контр-адмиралу, родственнику адмирала А.В. Колчака. Приведем отдельные выдержки из его рапорта командиру корабля капитану 1-го ранга Л.Ф.  Добротворскому, составленному в Маниле 11 июня 1905 года практически по горячим следам. И сделаем акцент на те повреждения, которые получил крейсер, а так же на действия экипажа по их устранению. **** «… Около 9 ч утра с левой стороны показались пять дымков. В 9 ч 50 мин в тумане стали обрисовываться корпуса пяти японских судов…. Японцы, сблизившись до 48 кабельтовых, в 10 ч 10 мин, повернув направо, стали от­даляться и быстро скрылись в тумане. …В 11 ч с левой стороны снова появился отряд, но уже четырех легких японских крейсеров: два двухтрубных и два трехтруб­ных (по-видимому, «Читосе», «Касаги», «Нийтака» и «Цусима») под начальством адмирала. Отряд шел сходящимся с нами курсом. Расстояние уменьшалось.

В 11 ч 15 мин раздался первый выстрел с броненосца «Адмирал Ушаков», и вся левая колонна, в том числе и мы, открыли по неприятелю огонь. … В 11.20 пробили «дробь»... Около половины первого, слева по носу, начали обрисо­вываться по горизонту суда японской броненосной эскадры. Наши броненосцы перестроились, и вскоре между ними и неприятелем завязался бой. … После 2 ч на правую раковину от нас появился отряд япон­ских крейсеров, … Около 2 ч 30 мин мы открыли огонь левым бортом; японцы отвечали. Через несколько минут с обеих сторон бой разго­релся, и японские снаряды то и дело шлепались у борта или со свистом и жужжанием, кувыркаясь в воздухе, перелетали через нас. Все снаряды, падая в воду, разрывались, поднимая громадные столбы воды и облака черного дыма. Около 3 ч,… раздался резкий треск. Мелькнул какой-то проблеск, и распространился дым с левой стороны машинного отделе­ния. Ктото вскрикнул: «Пробоина и пожар в канцелярии!», и все устремились к этому месту. Бросились открывать дверь, но она не поддавалась вследствие погнутия переборки. … Расчистив доступ к пробоине, люди трюмно-пожарного дивизиона, … бросились к образовавшемуся отверстию в борту и… быстро заделали его матрасом и паклей с парусиной. Как оказалось, разорвавшийся снаряд пробил борт немного выше действующей ватерлинии, вследствие же большого хода и волнения вода потоком устремилась в канцелярию и по жи­лой палубе; через трещины пробоины вода проникла и под жилую палубу – в отделение парусинных вещей и наполнила его почти до верху. По заделке пробоины воду откачивали брандспойтами, так как других водоотливных средств из

Старший офицер крейсера «Олег» во время Цусимского боя капитан 2 ранга С.А.Посохов этого отделения не было. Откачивание воды … продолжалось затем всю ночь и до утра. Вслед за пробоиной в канцелярии неприятельский сна­ряд большого калибра пронизал оба борта кормовой каюты прапорщиков, пролетев насквозь не разорвавшись между 128-129 шпангоутами. Обе пробоины получились выше ва­терлинии, и вода в них не попадала… Пробоины тотчас же были заделаны койками, подпертыми досками. Немного спустя опять раздался характерный лязг и треск в правом борту. Неприятельский снаряд большого калибра ударил и, разорвавшись, пробил борт в правой бане почти на высоте действующей ва-

55


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Крейсер «О��ег» на Неве у Нового Адмиралтейства, 25 апреля 1914 года

терлинии (у шпангоута 94). Пробои­ на получилась выше и ниже жилой палубы. Громадный кусок стальной обшивки наружного борта был отогнут внутрь. Вода хлынула в баню и в тросовое помещение… эта пробоина также быстро была заделана, как и в канцеля­рии. Воду же из тросового отделения, по той же причине, что и из парусного, откачивали всю ночь брандспойтами. Не прошло 10-15 минут, как раздался знакомый уже треск в левой офицерской ванной. Небольшой снаряд или осколок снаряда, разорвавшегося за бортом, пронизав борт и дверь, застрял в коечной защите мотора электрического шпиля. Дыра в борту получилась между 122-123 шпангоутами. Почти одновременно с этой пробоиной осколками был пробит левый борт на высоте иллюминатора, у 125 шпангоута. Во многих местах кабинет и зало командира; борт у иллюминатора 118-го шпан­гоута. Несколько осколков попало в кают-компанию, между иллюминатором и палубой.

Все значительные отверстия были заделаны деревянными на парусине пробками. …По счастью, осколки никого не задели, хоть в это время в кают-компании лежало уже много раненых. Весь врачебный персо­нал показал при этом удивительное мужество и спокойствие, продолжая свое дело, как будто бы ничего не приключилось. В то же время неприятельский снаряд, разорвавшись у грот-мачты на высоте верхнего заднего мостика, пробил мачту, снес вентилятор, разбил вахтенную рубку и, обдав осколками все это место и часового у флага, квартирмейстера Захватова, ранил его небольшим осколком (величиной с горошину) в ле­вый висок. Захватов, несмотря на ранение, остался бессменно на своем посту до поздней ночи. Теми же осколками было перебито много снастей: кор­мовой флаг снесло по ветру на вантины, но квартирмейстер Захватов с помощью комендора Губанова тотчас же поднял

другой флаг на уцелевших фалах, заменив перебитый другим, приготовленным заранее. Одним из осколков того же снаряда, а может быть и друго­го, разорвавшегося в воздухе, был взорван наш 6» сегментный снаряд в левом кранце у офицерского камбуза (орудие № 12). Облако дыма и пламени поднялось на этом месте и быстро рассеялось. От взрыва снаряда давлением газов дно кранца сильно прогнуло книзу, и стоявшие в кранце снаряды попада­ли на палубу, две гильзы помяты, крышки их (облегченные) повыскакивали и полили порох. Койки, поставленные для за­щиты кранца, пакля и ветошь, приготовленные для обтирки снарядов, загорелись. Подносчик матрос 1-й статьи Воронин, стоявший спиной к кранцу с гильзой в руках, повалился на палубу, выбросив гильзу. Осколком снаряда его смертельно ранило в спину… Дно разорвавшегося снаряда (с донной трубкой) покатилось к ногам первого комендора Кострыкина, который, нисколько не теряясь, Японский крейсер 2 ранга «Нийтака», один из противников «Олега» в Цусимском бою

56


схватил его руками и выбросил за борт. В то же вре­мя остальная прислуга лихо и быстро справлялась с причинен­ным ей разрушением: пока подносчики оттаскивали в сторону и заливали койки, второй комендор Олениченко быстро сбро­сил с поврежденных гильз горящую ветошь и паклю и, залив их водой, предотвратил воспламенение пороха в гильзах. Им же были выброшены за борт и повалившиеся на палубу сна­ ряды, которые уже представляли из себя опасность, благодаря тому, что их донные трубки от взрыва и удара должны были переместиться… Через какие-нибудь 2-3 минуты орудие № 12 снова было заряжено и готово к стрельбе... Одновременно почти со взрывом снарядов у грот-мачты и у орудия № 12 большой японский снаряд, падая в воду, разрывается близ борта (против левого трапа) и, поднимая громадный столб воды, обдает совершенно шканцы, задний верхний мостик и полуют. Много воды попало и в кормовую башню. Вероятно, это и был тот снаряд, который произвел вжатие в левом борту, ниже пробоины в канцелярии, что было обнаружено на другой день после боя. Другой большой снаряд, кувыркаясь в воздухе, пролетел низ­ко над кормовой башней и, упав на правой стороне в воду, не ра­зорвался. Множество японских перелетов свистало в воздухе. … Японские бронированные крейсера и броненосцы открыли по нам с правой стороны огонь. Мы уже ведем бой обоими бортами (левым с крейсерами, правым с бронированными крейсерами и броненосцами). Японские снаряды ложатся все ближе и ближе. Один из них, с левой стороны, разорвавшись где-то над палубой, обдает осколками прислугу 6-дюймового орудия № 11 (правая сторо­на, против офицерского камбуза) и производит малый пожар (пакля и ветошь)… От осколков того же снаряда сильно пострадала прислуга пушки № 11… Оставшаяся прислуга, несмотря на убыль, продолжала свое дело. Зарядили орудие и стали наводить. Увидев, что они остались без комендоров, я назначил им комендора… от соседней не стрелявшей в этот момент пушки (75-мм). После нескольких выстрелов снаряд заклинился в орудии №  11 и не доходил до места. Произошло это вследствие выпаде­ния пластинки пороха, которая попала между внутренней поверхностью орудия и снарядом… под выстрелами японцев тотчас же стали исправлять орудие. Сначала, отвинтив донную трубку снаряда, пробовали его выбить вставленным из-за борта прибойником, но когда это не удалось, решили укоро­тить гильзу, чтобы иметь возможность закрыть замок. Пиление медной гильзы ножовкой показалось долгим, тогда, схватив пожарный топор, мичман Домерщиков живо обрубил гильзу и, выбросив лишний порох за борт и вставив укороченную гильзу, произвел выстрел и тем ввел орудие №  11 опять в действие. Вся эта работа продолжалась каких-нибудь 5-6 минут... Незадолго до того комендор Четков, проходя по правому шкафуту, выбросил за борт неприятельский снаряд (75-мм или 120-мм калибра), который, упав на излете на палубу, вертелся на донной своей части не взорвавшись… Затем следуют вскорости одна за другой пробоины прибли­зительно в таком порядке. Снаряд 6 или 8» калибра попадает справа в легкий борт крытого полу-

На палубе крейсера «Олег» у бортового 152-мм орудия Канэ Палубное 47-мм орудия Гочкиса крейсера «Олег»

Матросы крейсера «Олег»

57


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Японский броненосный крейсер «Ниссин», участник Цусимского боя

Повреждения от прямого попадания японского снаряда в крейсер «Олег»

Повреждения крейсера «Олег» в Цусимском бою (деревянная заделка пробоины снята), 1905 год, Манила

58

бака (под нижний передний мостик) и, взрываясь, производит пожар у 75-мм орудия № 21. В этом тесном месте находились кранцы с 47-мм беседки с 75-мм патронами и ящик с английскими (динамитными) сигнальными ракетами. Когда попал сюда снаряд, и раздался сильный треск, клубы черного удушливого дыма и пламени охватили все это поме­щение. Сигнальные ракеты и некоторые патроны с грохотом начали лопаться. Осколки неприятельского снаряда разлете­ лись во все стороны, разрушая и пронизывая все на своем пути. Палубу нижнего мостика (над местом взрыва) действием газов выпучило и приподняло кверху – дюйма на три, находящееся тут 75-мм орудие № 29 потом уже не могло действовать, хотя палуба и осела. 75-мм патроны, находившиеся в беседках, с перебитыми осколками гильзами вываливаются на палубу, порох из них загорается. Действием газов ближайшая к элеватору беседка с горящими патронами сбрасывается с рельса и, падая обратно в погреб, производит там пожар. Перед самым взрывом был дан сигнал «правому борту рассыпаться», и прислуга скорострельных пушек, бывшая до того за прикрытием казематов, бросилась по своим местам. Здесь же тяжело ранило подносчика орудия № 29 (нижний мостик, под местом взрыва) матроса Кириенко, который спус­тился сюда за патронами и, взяв один из них, не успел отойти, как приключился этот взрыв. Кириенко тяжело ранило в голо­ву и ногу (впоследствии отняли) и отбросило в сторону. Падая, он выронил патрон, который покатился и взорвался. Пожар в 75-мм переднем носовом погребе был скоро загашен прислугой того же погреба... Все они находились в погребе, когда туда посыпались патроны с горящим порохом, который, продолжая гореть, рассы­пался по палубе (погреба). Увидев падающие патроны и пламя, упомянутые люди нисколько не растерялись, а выскочив в жилую палубу, схватили пожарные шланги и залили огонь через люк ручной подачи. Лихо справившись с пожаром, они молодцами спускаются в погреб и снова продолжают подачу патронов. При взрыве у 21-й пушки пла-


мя хватило и на противопо­ложный борт (к пушке № 22), где загорелись койки. Прислуга этой пушки, залив сперва горящие у себя койки, бросилась… к пушке № 21 и начала гасить там пожар. Особенно при этом отличился комендор Филиппов, который, заметив, что про­кладка в ящике 47мм патронов горит, и патроны с минуты на минуту грозят взрывом, направил струю воды первым долгом в этот ящик и залил его. У элеватора, … , еще оставались койки, которые тлели и, давая много искр, сильно дымились. Чтобы не отвлекать людей от орудий, я убрал сам койки... подальше от элеватора на левую сторону, на полубак, где мы и залили их из шлангов. Немного ранее этого взрыва большой снаряд попал в пра­вый полубак немного выше правого якоря. Снаряд разорвался, сделав большую пробоину и небольшой пожар под полубаком (запасные весла и коменд��рские древки), который быстро был загашен… Один из снарядов (6 или 8» калибра) попадает в коечные сетки правого борта (шкафут у пулемета). Разорвавшись в сетках, он разворачивает борт и выбрасывает горящие койки на ростры, левый шкафут и даже за борт (по левую сторону). Горящие койки на рострах тотчас же заливаются водой… Осколками снаряда смертельно ранен квартирмейстер Приходько. Прислуга ближайшей шкафутной 6» пушки (№ 7) уцелела только благодаря траверзу, устроенному из коек. Множество осколков застряло в этих койках. Прислугу же только разбросало газами во все стороны, но поранения они получили легкие… Еще один снаряд пролетел между 2 и 3 трубами, попал в корзинки и не взорвался, а только сбросил одну из них за ле­вый борт и две на левый шкафут. Незадолго до взрыва снаряда в шкафутных коечных сетках, снаряд большого калибра попадает в первое котельное отде­ление жилой палубы и, разрываясь на множество осколков, делает громадную пробоину в борту, футов 36-40 в квадрате… Получившаяся в борту пробоина была заделана трюмно-пожарным дивизионом при самом живом участии тех же офицеров, что и пробоины в кормовой части. Большой размер пробоины и большие рваные листы обшивки с отогнутыми внутрь краями сильно затрудняли работу. Волны вкатывались в палубу, отбрасывая людей. Только после долгих и упорных усилий удалось, наконец, укрепить люки и столы на разру­шенной части борта и обложить их матрасами и чемоданами; течь уменьшилась, но несовершенно, вода все-таки проникала и наполнила одну из угольных ям. Воду откачивали брандспой­тами всю ночь. Осколками этого снаряда в жилой палубе избито множество труб и проводов… Опять снаряд большого калибра попадает у 47-мм пушки под полубаком и делает громадную пробоину. Правый коман­дный умывальник разбит и отброшен на левую сторону. Ос­колки пробивают борт и амбразуру у иллюминатора в жилой палубе между 16-17 шпангоутами. Следующий снаряд попадает в правую аптеку. Осколки его ранят несколько человек в правом носовом каземате и убивают наповал комендора… В аптеке вся мебель разбита, дверь ее распахнулась, осколки полетели, но никого не задели. Помещение наполнилось удушливыми газами... Вскоре в тот же правый борт попадает снаряд (6-8») не­много впереди

Установка пластыря на подводную пробоину, крейсер «Олег»

правого каземата. Снаряд пробивает борт и разрывается в гальюне. Множество осколков пронизывают переборки и висящие в беседках патроны. Часть осколков попадает в носовой каземат, выводит из строя большинство прислуги шестидюймового орудия… Между казематами делается пожар, и всех стоявших здесь людей охватывает пламенем и горячими газами. … Гильзы 75-мм патронов, находившихся в беседках, переби­ты, и порох из них тихо горел. Все было охвачено пламенем. Несколько разбитых гильз (вероятно, и часть целых) упали по элеватору в погреб. Все это время подъемная (для беседок) рама была в нижнем положении, а противовес наверху. Патроны, падая, застряли в элеваторной шахте и начали гореть. Один из них, вероятно, взорвался, так как в боевом посту был слышен сильный треск, и дым с пламенем проник в пост через 9 выскочивших закле­пок. Освещение в посту все погасло, и помещение наполнилось дымом. Бывший

там ревизор лейтенант Афанасьев, чтобы узнать, в чем дело, поднялся с людьми наверх, оставив в посту рулевого Свирида и ординарца матроса Зуева... Выскочивший из поста в жилую палубу старший гальванер Курбатов с помощью фельдфебеля Бордыленка и рулевого боцманмата Магдалинского стал лить через люк ручной подачи в 75-мм погреб воду, но поднявшийся оттуда матрос Нилов остановил воду, сказав, что пламя в элеваторной шахте, и чтобы Курбатов посмотрел поскорее, нельзя ли залить его с верхней палубы. Курбатов… направляет воду с верхней палубы в элеваторную шахту, откуда дым и пламя валили уже клубами, но, благодаря расторопности упомянутых лиц, огонь быстро заливается, чем крейсер вторично спасается от опасности... Еще снаряд, перелетая через крейсер, попадает в первую трубу и, разрываясь, обдает сверху осколками 2-й гребной катер, причем разбивает его совершенно, а также портит мно-

59


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Состояние носовой части крейсера «Олег» после боя у Цусимы

Крейсер «Олег» в Маниле ,1905 года го коек. Мешки под катером, которые перед боем были обильно смочены, загорелись, но огонь быстро был залит. Другой снаряд, перелетая значительно выше через крейсер, разорвался у фор-брам-стеньги и легко ее повредил. Осколки посыпались на мостик над ходовой рубкой, где стоял мичман барон Буксгевден с дальномерными для определениями расстояний, и перебили пору­чень… Спустя немного, снаряд попадает в правый лазарет (на высоте жилой палубы), где разрывается и делает большую пробоину. Множество осколков разных величин разлетается во все стороны; часть их пронизывает лазаретную переборку и ранит несколько человек, находившихся у люка для спуска раненых в перевязочный пункт. Все решительно в лазарете было перевер­нуто и исковеркано. Осве-

60

щение погасло. Лазарет наполнился дымом и характерным удушливым газом. Пробоина в лазарете была заделана тем же способом, что и предыдущие. Воду же, которая еще проникала через щели пробоины, не выкачивали, потому что она вливалась и выливалась за борт в зависимости от качки. … я остановился у люка перевязочного пункта и …, доктор сообщил мне, что через вентиляторную трубку в перевязочный пункт льет вода. … воды прибыло уже около фута, но доктор с фельдшером спокойно продолжали свое дело около раненых… В соседних помещениях лебедок тоже была вода… Когда лейтенант Политовский услыхал, что в перевязочный пункт льет вода, то, не дожидаясь приказаний, быстро спустился туда и со старшим минером Алтабаевым принялся затыкать паклей и другими предметами вентиляторную

трубу; переговорные же трубы, через которые тоже поступала вода, он обрубил и загнул углом кверху… Когда прибыль воды уменьшилась, приступили к ее откачиванию брандспойтами и ведрами (что продолжали делать до утра). Так как вода туда проникала по вентиляторным трубам, которые проходили через провизионное (мучное) отделение, то это показывало, что упомянутые трубы должны быть пов­ реждены в этом отделении. Отдраив горловину, убедились в справедливости предположения. Мучное отделение было в воде, и мучные банки уже плавали. Большая пробоина оказалась в борту под правым лазаретом, и волны вкатывали в отделение. … поручик Мельницкий с матросами… быстро спустились в отделение и, работая с опас­ностью для жизни по пояс в воде, силились люками, досками, а также мучными мешками закрыть пробоину. Но все усилия были бесполезны. Волны вышибали все предметы, а плава­ющие мешки и банки еще более затрудняли работу. Тогда, отказавшись от мысли заделать пробоину, изолировали это отделение, заткнув предварительно вентиляционную и дру­гие трубы, а также вставив деревянную пробку в дыру шахты ручной подачи заднего 75-мм патронного погреба. Почти в то же время из 6» казематного (носового) погреба дали знать, что туда льет вода… Оказалось, что вода проникала через вышибленные заклепки шахты ручной по­дачи. Тогда вскрыли люк соседнего провизионного отделения… и увидали, что оно уже наполовину было залито водой через большую пробоину в борту. Пробоина эта находилась под правым лазаретом и рядом с пробоиной в мучном отделении. Несмотря на все старания…, пробоину заделать не удалось. Волны преодолевали все препятствия, почему, заткнув деревянными пробками заклеп­ки в шахте и дыру в вентиляционной трубе, задраили наглухо люк этого отделения. Спустить попавшую в погреба и помещение лебедок воду в междудонное пространство оказалось тоже невозможным: штоки перепускных клапанов были погнуты или перебиты. Но трюмные и тут молодцами справились с задачей; разобщив штоки, особыми ключами открыли клапаны и спустили воду... Здесь кстати будет упомянуть, что остатки угля в жилой палубе, служившей все плавание угольной ямой, сильно затрудняли работу. От сотрясений наших выстрелов, а также от ударов попадавших в борт снарядов в палубе поднималось и стояло густое облако черной пыли, благодаря которому с трудом можно было различать предметы. После поливки угля водой пыль не поднималась, но летели грязные брызги. Это было все-таки лучше. Я еще не упомянул о малом снаряде, попавшем с правой стороны на полуют. Этот снаряд, ударившись в левый кнехт, сделал в нем выбоину и разорвался, дав много осколков и обла­ко черного дыма. Осколки никого не ранили, только пробили леера поручней во многих местах. … Было уже около шести часов вечера, бой все еще продол­жался. Трупы убитых и изувеченных перенесли сверху в жилую палубу, где их покрыли чистыми койками. Когда стемнело, мы приготовились к отражению минных атак. Из бывших наверху пяти прожекторов в целости остался только один, остальные перебиты. Шестой прожектор на время боя для сохранности был убран под броневую палубу…


С наступлением совершенной темноты японские минонос­цы пошли на нас в атаку. Минные выстрелы были слышны несколько раз, но все мины прошли мимо. Вся ночь прошла в тревожном ожидании минных атак и в откачивании воды с жилой палубы и из залитых отсеков. Прислуге орудий, подачи и части трюмно-пожарного дивизиона было разрешено спать у своих мест, имея всюду бодрствующими очередных. На брандспойтах с небольшими перерывами качали всю ночь. Трюмные полностью не прилег­ли ни на минуту, в чем я лично всегда убеждался при проверке. Около раненых, в кают-компании, тоже не спали. Только около пяти часов утра, когда через пробоины почти перестало поддавать, можно было прекратить качание брандспойтами. Завтрак команде приготовить не удалось, потому что нельзя было развести огонь в камбузе. Пробитая передняя труба не давала тяги. Самовары уцелели, почему приготовив команде чай, вскипятили в них воду и разогрели консервы. По осмотру пробоин на другой день выяснилось, что в про­визионном отделении, по обе стороны 33-го шпангоута, были две пробоины большого размера. Осколками были перебиты трубы, проводники и штоки клапанов. По счастливой слу­чайности воздушная труба турбины уцелела, почему турбина (носовая) могла действовать. При заделке пробоин в бою употреблялись все средства, имеемые под руками, а также заранее приготовленные. Дыры в борту затыкались матрасами, койками, малыми и большими чемоданами и укреплялись бревнами, досками, столами и ре­шетками. Благодаря неправильной форме пробоин не везде койки и матрасы прилегали плотно к краям дыры, тогда в этих местах забивались приготовленные во всех отделениях жилой палубы ветошь и обстрижка, смешанные с салом. На другой день после боя, когда вследствие большого рас­хода угля осадка наша уменьшилась, и море утихло, пробоины были заделаны особыми пластырями, устроенными следую­щим образом: из матрасов делалась подушка с выступающими краями; подушку набивали просаленной паклей и затем при­крепляли к одному или двум решетчатым люкам или щитам с помощью скоб с болтами. Болты внутри судна проходили через скобы и притягивались гайками. Благодаря упругости подушки и ее большим размерам, она вполне герметически закрывала пробоину и не пропускала воды…». **** За время боя крейсер «Олег» получил 14 попаданий снарядами различных калибров, однако несмотря на повреждения и пожары не потерял боеспособности. Здесь необходимо отметить, что и машины крейсера не подвели командира и экипаж. Как видно из рапорта старшего офицера, экипаж корабля действовал слаженно, спокойно и уверенно. И офицеры, и матросы спокойно делали свое дело, однако силы были неравны, и не их вина, что Цусимское сражение закончилось разгромом русской эскадры. В бою на «Олеге» было убито 12 матросов, ранено 36, в том числе один смертельно и семеро – тяжело; из офицеров было ранено трое, в том числе и автор этих воспоминаний. Последующие события известны – русские крейсера двинулись к Маниле, где и были интернированы, русско-японская война для них

Состояние носовой части крейсера «Олег» после Цусимского боя. Манила, 1905 год

Экипаж крейсера «Олег» в Маниле, 1905 год

закончилась. Но у крейсера «Олег» впереди были и походы, и бои, и революции. Для справки: Посохов Сергей Андреевич (15.10.1866 – 02.02.1935 гг.) – контр-адмирал (30.07.1916 г.) в отставке с 06.10.1917 года. На службе с 1884 года: мичман (29.09.1887); лейтенант за отличие (01.01.1893); капитан 2-го ранга (28.03.1904); капитан 1-го ранга за отличие (18.04.1910). Окончил морской кадетский корпус (1887), минные офицерские классы (1893), Военно-морское отделение Николаевской морской академии (1907). В заграничных плаваниях: на клипере «Крейсер» (1888-1891), миноносце «Пернов» (1892), крейсере 1-го ранга «Генерал-Адмирал» (1893, 1894 и 1895), миноносце «Сокол» (1895), эскадренном броненосце «Император Александр II» (18961897, 1898, 1899), миноносце № 199 (1897).

Младший делопроизводитель ГМШ (1899-1901), старший флаг-офицер штаба командующего Отдельным отрядом судов в Средиземном море (1901-1903). Старший офицер крейсера 1-го ранга «Олег» (05.05.19031906). Адъютант великого князя Георгия Михайловича (с 05.08.1907). Командир канонерской лодки «Бобр» (с 28.09.1909), начальник сводного резервного дивизиона миноносцев Балтийского моря (с 27.02.1912), помощник начальника Учебно-минного отряда БФ, командир учебного судна «Двина» (с 04.03.1913), и т.д., а затем начальник Учебно-минного отряда БФ (с 27.02.1915), начальник штаба командующего флотилией Северного Ледовитого океана (31.10.1916-12.06.1917), врио главнокомандующего г.  Архангельска и водного района Белого моря (05.03.1917 - 01.04.1917). В резерве чинов Морского ведомства (12.06.1917), уволен от службы (06.10.1917). Погребен в Париже на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

61


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Крейсера «Очаков» и «Кагул» — черноморские «герои» и «мученики»

Fealune

62


Крейсер «Кагул» на достройке. Николаев, лето 1906 года

П

ри расчетах немецкие конструкторы исходили из предельного срока службы крейсеров типа «Богатырь» в двадцать лет (в соответствии с проектным заданием), но фактически «Очаков» и «Кагул», третий и четвертый крейсера, построенные по проекту «Богатырь», прослужили значительно больше, пережив три русские революции, гражданскую и Первую мировую войны, а «Кагул», переименованный сначала в «Память Меркурия», а затем и в «Коминтерн» успел принять участие и во Второй мировой войне. Весьма ярким событием в истории этих кораблей, особенно «Очакова», стало Севастопольское восстание 1905 года, начавшееся 11 ноября во флотской дивизии и охватившее около 2 000 матросов и солдат. В настоящее время много различных трактовок тех событий, и довольно сложно восстановить их причины и последствия. В данной статье мы постараемся не описывать революционные события и не давать им оценок, основное внимание уделим состоянию корабля и его повреждениям. К сентябрю 1905 года крейсер «Очаков» в основном завершенный постройкой с частично укомплектованной командой приступил к заводским испытаниям машин и артиллерии. Крейсер был почти готов, и планировался ввод его в строй флота. Еще имелся ряд недоделок, наладки требовали все судовые системы, а экипажу требовалось боевое слаживание. Однако с октября 1905 год крейсер оказался в центре революционных событий, начавшихся после объявления высочайшего Манифеста. К сожалению, команда крейсера, не сплоченная, лишенная авторитетных офицеров, представляла собой благоприятную среду для агитаторов. Революционная пропаганда на борту крейсера велась практически со времени комплектования его экипажа, в этом активно участвовала машинная команда корабля, собранная из наиболее развитых и частью уже знакомых с революционной пропагандой мастеровых. И результат не заставил себя ждать – с 10 ноября в команде началось брожение, а 13-го вспыхнул открытый бунт. Офицеры покинули крейсер, а 14 ноября около 15.00 прибыл отставной лейтенант

Крейсер «Очаков», схема внешнего вида

П.П. Шмидт, которого прибывшие на «Очаков» делегаты избрали командующим флотом. Над крейсером затрепетал на ветру флажный сигнал: «Командую флотом. Шмидт». Принимая на себя руководство немногими восставшими кораблями, Шмидт не обольщался в успехе, «Очаков» не был боеспособной единицей, мог развить только восьмиузловой ход, не имел главной артиллерии. И даже то, что вскоре под контролем «революционных матросов» оказались броненосец «Святой Пантелеймон» (бывший «Потемкин»), минный крейсер «Гридень», канонерская лодка «Уралец», минный заградитель «Буг», эсминцы «Свирепый», «Зоркий» и «Заветный», а также миноносцы №  265, №  268, №  270, не помогло восставшим. Но под контролем правительства остались единственный боеспособный броненосец Черноморского флота «Ростислав» и береговые батареи, а вскоре в Севастополь прибыли армейские части, которые ружейно-пулеметным и орудийным огнем прервали сообщение восставших с берегом. Одновременно канонерская лодка «Терец», на которой все матросы были заменены офицерами, обстреляла и потопила катер, до-

ставлявший на броненосец «Пантелеймон» продовольствие. Выстрелы с «Терца» послужили сигналом для расстрела восставших кораблей армейскими частями и крепостной артиллерией. К ним присоединились корабли, оставшиеся в подчинении вице-адмирала Чухнина, – броненосец «Ростислав», крейсер «Память Меркурия», минный крейсер «Капитан Сакен». Начался ураганный обстрел «Очакова» тяжелой артиллерией броненосцев и береговых батарей. Флагман восставшего флота отвечал на огонь, но вскоре вынужден был прекратить стрельбу из-за охватившего его пожара и больших потерь. Тем не менее, по приказу Чухнина еще более двух часов продолжался расстрел крейсера. «Ночь 15 ноября... Посредине бухты огромный костер, от которого слепнут глаза, и вода кажется черной, как чернила. Три четверти гигантского крейсера сплошное пламя. Остается целым только кусочек корабельного носа, и в него уперлись неподвижно лучами своих прожекторов «Ростислав», «Три святителя», «Двенадцать апостолов». Когда пламя пожара вспыхивает ярче, мы видим, как на бронированной башне

63


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Спуск на воду крейсера «Кагул» (из коллекции В.П.Заблоцкого)

П.П.Шмидт, руководитель восстания на «Очакове»

Офицеры и матросы крейсера «Очаков» за 2 недели до восстания

64

крейсера, на круглом высоком балкончике вдруг выделяются маленькие черные человеческие фигуры. ...Мне приходилось в моей жизни видеть ужасные, потрясающие, отвратительные события. Некоторые из них я могу припомнить лишь с трудом. Но никогда, вероятно, до самой смерти не забуду я этой черной воды и этого громадного пылающего здания, этого последнего слова техники, осужденного вместе с сотнями человеческих жизней на смерть...» Так описывает русский писатель А.И. Куприн расправу с восставшими матросами крейсера «Очаков». Достаточно живописное описание, однако по данным А.  Малеева, по бортовому журналу броненосца «Ростислав» огонь по «Очакову» и «Свирепому» был открыт в 16 часов 15 ноября, а уже в 16 часов 25 минут в журнале была сделана запись: «Начался пожар на «Очакове», он прекратил бой, спустил боевой флаг и поднял белый». Судя по тому же журналу, «Ростислав» выпустил всего четыре 254-мм (один залп) и восемь 152-мм снарядов (два залпа) (по данным Р. Мельникова – 16-152мм снарядов). По показаниям находившихся на «Очакове» плененных

офицеров, крейсер сделал не более шести ответных выстрелов. На этом «мужественное» сопротивление «Очакова» завершилось. В ходе боя в корабль попало 63 снаряда, что и привело к сильному пожару. Другое дело, что по крейсеру стреляли и другие корабли и береговые батареи. По воспоминаниям чудом спасшегося матроса: « …«На «Очакове» творилось что-то ужасное. Снаряды со страшной силой взрывались, превращая все в пепел. На палубе нельзя было различить, кто ранен и кто убит, так как раненые и убитые лежали один на другом, образуя груду тел. ... В машинное отделение попал один фугасный снаряд и уложил человек двадцать матросов. Попавшие в «Очаков» снаряды никого не щадили и производили страшные разрушения внутри судна. В машинном отделении лежало человек тридцать раненных осколками; раненые просили товарищей о помощи; умирающие просили добить их, чтобы избавить от страданий. Гул орудий и пулеметов не прекращался. Вскоре раненых и умирающих охватило разъяренное пламя, и через минуту их не стало...». Не будем ставить под сомнения эти воспоминания, однако возникает вопрос, как при таком обстреле пленные офицеры с других кораблей, захваченные восставшими в качестве заложников, вырвались из кают-компании крейсера из-под ареста, спустили красный флаг и вместо него на мачте водрузили белую скатерть, после чего огонь по крейсеру прекратился. Офицеры были сняты с «Очакова» целыми и невредимыми: это свидетельствовало о том, что крейсер полностью прекратил сопротивление. Почему в таком случае кают-компания не пострадала? Однако бесспорно одно – крейсер получил серьезные повреждения, причем больше всего попаданий пришлось в правый борт от береговых батарей. Не меньший ущерб кораблю был причинен и пожаром – «Очаков» гигантским костром двое суток пылал посреди бухты. Огонь не только испепелил все, что могло гореть, но и изуродовал значительную часть корпусных конструкций, привел в негод-


Эскадренный броненосец «Пантелеймон», экипаж которого поддержал восставший «Очаков»

ность большую часть ценного оборудования, приборов, механизмов, устройств. Изуродованный снарядами, с прогоревшими переборками корпус корабля был отбуксирован к пустынному берегу Северной бухты у Килен-балки, где спешным порядком приступили к разборке корабля. Наконец удалось осмотреть корабль и оценить нанесенный ему ущерб. Всего в корабле отмечено 63 пробоины (из них 54 по правому борту), особенно много повреждений было на уровне средней и батарей-

ной палуб – здесь разрывами снарядов крепостной артиллерии, бившей по ватерлинии, разворотило правый борт в четырнадцати местах. Во многом спасла корабль броневая палуба. Многие снаряды не смогли пробить броню, хотя и сильно разрушили узлы ее соединения с корпусом. Сыграла свою роль и вертикальная броня защиты дымоходов, но все  же механическая установка корабля пострадала существенно. Выше броневой палубы легкие корабельные конструкции разрушались

от попаданий снарядов даже среднего калибра. Особенно много повреждений было на уровне средней и батарейной палуб. Во многих местах была сорвана промежуточная палуба, разбиты бортовые коффердамы, пробиты шахты подачи снарядов и трубы для погрузки угля, разрушено множество помещений. Так, 280-мм снаряд, взорвавшийся в запасной угольной яме на скосе броневой палубы, сорвал с заклепок и разворотил находившуюся над ней промежуточную палубу

Эскадренный броненосец «Ростислав», активный участник подавления восстания на «Очакове»

65


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Канонерская лодка «Терец», активный участник подавления восстания на «Очакове»

на протяжении десяти шпаций. Однако значительная часть снарядов так и не пробила палубу, а в машинном отделении отмечено всего два повреждения: - 254-мм снаряд с броненосца «Ростислав» попал в левый борт между броневой и промежуточной палубами, пробив наружную обшивку, коффердам, наклонную броню и сам броневой настил палубы толщиной 70 мм. Этим снарядом были нанесены большие повреждения в среднем котельном отделении: были повреждены четыре магистральные паровые трубы, разрушена часть дымоходов, пробиты два котла; - 152-мм снаряд попал в машинное отделение с левого борта, пробил наружную обшивку между броневой и промежуточной палубами, прошел Минный крейсер «Капитан Сакен», активный участник подавления восстания на «Очакове»

66

через бортовой коффердам и гласис машинного люка толщиной 85 мм. В то  же время необходимо признать, что расстрел «Очакова» доказал высокую устойчивость крейсеров типа «Богатырь» к артиллерийскому огню. «Очаков», перенесший попадания 280-мм, 254-мм снарядов, взрывы 152-мм снарядов в кормовом артиллерийском погребе и выгоревший практически дотла, сохранил остойчивость и плавучесть. Восстановительные работы продлились до 1911 года, причем формально корабль вступил в строй в июне 1909 года (на семь лет позже головного крейсера), однако на нем еще два года устранялись различные неполадки и незавершенные работы. В течение этого периода в 1907 году крейсер «Очаков» был переимено-

ван в «Кагул», причем это было связано не с революционными событиями, как чаще всего представляют. 7 апреля 1907 года из состава флота был исключен старый крейсер «Память Меркурия», однако в соответствии с указом императора Николая I за особое мужество, проявленное бригом «Меркурий» в бою с турецкими кораблями, в составе Черноморского флота должен был постоянно находиться георгиевский корабль «Память Меркурия». И для исполнения данного указа имя и георгиевский флаг старого корабля 25 марта 1907 года были переданы боеспособному крейсеру «Кагул» (четвертый крейсер типа «Богатырь»). В то же время находившийся на ремонте и достройке «Очаков» был переименован в «Кагул». Крейсер «Кагул», переименованный в «Память Меркурия», избежал революционных потрясений, через которые прошел его «систершип», вступил в строй раньше «Очакова» и одно время был самым современным кораблем на Черном море. И хотя уже были заложены новые легкие турбинные крейсера, с началом войны нашлась работа и для «бронепалубников». К началу Первой мировой войны «Кагул» и «Память Меркурия» входили в состав полубригады крейсеров, подчинявшейся командиру минной дивизии Черноморского флота. К этому моменту они существенно отличались друг от друга вооружением. Если «Кагул» все так же нес 12-152-мм и 12-75-мм орудий, то на «Памяти Меркурия» количество 152мм орудий было доведено до 16 за счет демонтажа части 75-мм пушек, показавших свою низкую эффективность, особенно в борьбе с новыми крупными эсминцами. Первый боевой поход эскадры начался днем 16 октября. Корабли вышли в море, чтобы пресечь активные действия германо-турецкого линейного крейсера «Гебен» (получившего сугубо турецкое название «Явуз Султан Селим») и других турецких кораблей, которые в первые дни войны подвергли обстрелу главную базу флота – Севастополь (под огнем «Гебена» был затоплен экипажем заградитель «Прут»), Одессу (миноносцем была потоплена в порту канонерская лодка «Донец»), Феодосию и Новороссийск; поставили мины у входа в Керченский пролив, где в тот же день погибли два русских парохода. В ответном походе Черноморского флота, продолжавшемся четыре дня, его охрану и разведку выполняли крейсера «Память Меркурия», «Кагул» и «Алмаз». Именно «Кагул» стал первым крейсером флота, открывшим огонь по противнику 22-25 октября. После минной постановки, выполненной у Босфора, состоялась первая бомбардировка Зунгулдака – центра угольного района, снабжавшего топливом чуть ли не всю Турцию, а главное – ее флот. Первая бомбардировка выполнялась в отместку за предшествовавшие обстрелы мирных русских городов. Ее поручили «Кагулу» и «Ростиславу» под охраной шести эскадренных миноносцев, остальные корабли флота, держась мористее, прикрывали операцию. Первым открыл огонь линейный корабль «Ростислав», выпустивший 26 снарядов калибром 254 мм с дистанции от 75 до 59 каб., за ним стрельбу начал «Кагул», подошедший к берегу на расстояние не более 42 каб. Несмотря на сгущавшуюся утреннюю мглу, крейсер быстро после двух пристрелочных выстрелов накрыл портовый элеватор и пере-


Схема попаданий снарядов в борт «Очакова» при обстреле с кораблей и береговых батарей шел на поражение района гавани. После первых 15 залпов всю гавань заволокло дымом, огонь был перенесен на близлежащие заводские постройки. После 30 залпов с расходом 230-152-мм снарядов крейсер повернул к флоту, уничтожив по пути один из обнаруженных под берегом турецких пароходов. Второй пароход был потоплен миноносцами. Отличился и находившийся в дозоре крейсер «Память Меркурия», сумевший, несмотря на плохую видимость, обнаружить три больших транспорта, шедших в Трапезонд с войсками и грузами для турецкой армии, действовавшей на Кавказе. Транспорты были потоплены, часть войск и команды были подобраны миноносцами. Столь же активно участвовали крейсера и в остальных операциях флота, направленных на блокаду Босфора и Угольного района, на борьбу с вражескими морскими перевозками. Удаленность Босфора и ограниченность сил флота не позволяли вести ближнюю блокаду проливов. Превосходство же «Гебена» в скорости и вооружении, особенно по сравнению с устаревшими русскими линейными кораблями, заставляло Черноморский флот выходить только соединениями, чтобы не допустить уничтожения кораблей поодиночке. В то же время отработанная на флоте сосредоточенная стрельба соединения кораблей по одной цели, казалось бы, должна была обеспечить уверенный отпор или даже уничтожение «Гебена» в прямом бою. Первый такой случай представился у берегов Крыма 5 ноября 1914 года, когда «Гебен», узнав о выходе русского флота в море и последующем очередном обстреле им Трапезонда, подстерегал русские корабли на обратном пути. Крейсера «Кагул», «Память Меркурия» и «Алмаз» образовали завесу и шли впереди русской эскадры. Встреча с противником произошла примерно в 45 милях от мыса Херсонес, «Алмаз», шедший в 3,5 милях впереди кильватерной колонны из пяти линейных кораблей («Евстафий», «Иоанн Златоуст», «Пантелеймон», «Три святителя» и «Ростислав») обнаружил большой дым. Одновременно противник выдал себя радиопереговорами, которые в тумане вели «Гебен» и «Бреслау». Наши корабли начали сокращать интервалы, миноносцы стали подтягиваться к эскадре. Через полчаса «Алмаз» донес: «Вижу неприятеля по носу». По приказанию командующего он начал отход к флоту, а вскоре повернули и шедшие далеко на флангах между флотом и «Алмазом» крейсера «Кагул» и «Память Меркурия». Отход был своевременным – в скорости наши крейсера значительно уступали «Гебену», и он мог бы успеть атаковать один из них. При перестроении в боевой порядок «Кагул» начал выходить в голову повернувшей на него вправо колонны наших линкоров, а «Память Меркурия» и «Алмаз» – в хвост. Произошедший затем бой вошел в историю как «бой у мыса Сарыч»,

Поврежденный и обгоревший «Очаков» после подавления восстания, вид с кормы

Последствия пожара на палубе «Очакова», 1905 год и из-за сильного тумана бой свелся в основном к поединку «Гебена» с русским линкором «Евстафий», залп которого накрыл «Гебена», и тот, явно опасаясь получить серьезные повреждения, поспешил отвернуть, уже через 14 минут после открытия огня «Гебен» и появившийся на горизонте «Бреслау» скрылись в тумане. Русские крейсера участия в бою не принимали. Немаловажные уроки боевого опыта экипаж «Кагула» получил во время очередного предпринятого 24-29 декабря 1914 года похода флота в

юго-восточную часть моря. Стало известно, что турецкий крейсер «Гамидие», недавно едва ушедший (у Синопа) от дозорного эскадры – «Память Меркурия», появился у Кавказского побережья в сопровождении «Бреслау». После обычного трехчасового выхода из базы на чистую воду по протраленному каналу «Кагул» по сигналу флагманского крейсера «Память Меркурия» пошел впереди флота в дозоре. Через шесть часов пути курсом на Поти бдительные сигнальщики «Кагула» заметили в темноте справа по курсу один,

67


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Крейсер «Память Меркурия» после перевооружения на 16-152-мм орудий, 1914 год

Крейсер 1 ранга «Кагул» в доке

68

а за ним другой длившиеся какие-то мгновения проблески, а чуть позже на расстоянии 30-40 каб. обнаружились неясные силуэты и дымы. О подозрительных кораблях немедленно сообщили на следовавший за «Кагулом» «Евстафий». Почти в то же мгновение «Память Меркурия», уже, видимо, наверняка опознавший противника, дал залп всем правым бортом. Неприятельский крейсер открыл одновременно два прожектора и за считанные 20-25 секунд провел их лучами от «Памяти Меркурия» до «Кагула» и обратно. Скоротечный ночной бой во всех его сложностях и неожиданностях разгорелся между двумя парами крейсеров. К огню наших «Памяти Меркурия» и «Кагула» в редкие моменты обнаружения противника прибавлялись и залпы линейных кораблей. Как доносил потом командир «Кагула», залпы «Памяти Меркурия» совершенно ослепляли всех стоящих на мостике, поэтому капитан 1-го ранга С.С. Погуляев, чтобы точно так же не ослеплять напрасными залпами «Евстафий» и не сбивать стрельбу его более мощных орудий, отдал приказание стрелять только в тех случаях, когда командиры и наводчики уверенно видели силуэты крейсеров противника. Об управлении огнем в полной тьме не могло быть и речи. Расстояние до противника измерить не удавалось (по наблюдениям командира «Кагула», залпы флота ложились с большими недолетами). Противник временами совершенно скрывался в темноте, и, стремясь не дать ему оторваться, оба крейсера в течение 6 минут стычки два раза резко меняли курс. Но противник, шедший генеральным курсом к Босфору, уже успел оценить состав противостоящей эскадры, корабли которой более ясно проектировались на западной части горизонта, и поспешил скрыться. Во всей этой суматохе «Кагул» успел сделать лишь четыре выстрела из правого носового каземата. Разбирая обстоятельства боя, на «Кагуле» особенно досадовали на «крайне слабой светосилы» оптические прицелы, тормозившие стрельбу и давно требовавшие замены. Точно так же с определенностью подтвердилась и полная неэффективность 75-мм пушек крейсера. С особой наглядностью это выявилось при порученном «Кагулу» во время похода флота расстреле лайб, брошенных турками у порта Ризэ. «Несмотря на рядовые попадания (с дистанции 6 каб.), – докладывал командир крейсера начальнику бригады, – лайбы не загорались и не тонули». Снаряды же, попадавшие в воду у ватерлинии, не разрывались, а рикошетировали и давали разрыв только где-то на берегу. После 28 безрезультатных выстрелов пришлось перейти на огонь из 152-мм орудий. В течение 16 минут (с перерывами для выяснения, тонет ли очередная лайба) было выпущено 74 снаряда, все 11 лайб были потоплены. Новым испытанием для крейсеров, на этот раз экзаменом для их главной артиллерии и механизмов, стал поход 11-16 января 1915 года. Пять линейных кораблей в сопровождении 3 крейсеров и 10 миноносцев вышли для блокады восточной части Анатолии. Шторм и крупная зыбь заставили вернуть миноносцы в Севастополь и вызвать взамен них новые эскадренные миноносцы («новики»): «Беспокойный» и «Пронзительный». Прошли к Синопу, а оттуда – вдоль берега на запад. На меридиане Инеболи повернули обратно и спешно легли на Батуми: были получены


Бронепалубный крейсер 1 ранга «Кагул» в составе Черноморского флота

сведения о появившемся у реки Хопи «Бреслау». Ночью удалось перехватить радиопереговоры противника, а в 07.35 утра 14 января «Кагул», шедший дозорным на левом крамболе у «Евстафия», прожектором сообщил командующему, что слева на траверзе обнаружен дым. Механику крейсера было приказано приготовиться дать самый полный ход, и в 07.50, получив приказание адмирала «опознать дымы», «Кагул» начал долгую и полную драматизма погоню. Крейсер пошел напересечку беглецу и в 08.15 увеличил скорость до 140 об / мин (21,6 уз.). С расстояния 150 каб. начали вырисовываться две мачты шедшего с большой скоростью корабля, левее его вновь показался замеченный в начале погони дым какого-то второго корабля. Через 10 минут в ближайшем из них опознали «Бреслау». Еще довернув влево, «Кагул» увеличил скорость до 21,9

уз. В 08.56 во втором корабле уверенно опознали крейсер типа «Гамидие» (в турецком флоте имелись два однотипных крейсера), о чем, продолжая информировать командующего, сигнализировали прожектором на оставшийся уже далеко позади «Евстафий». В 09.15 до «Бреслау» было уже 115 каб., до «Гамидие» – 130. Это было еще вдвое больше эффективной дальности стрельбы «шестидюймовок» русского крейсера. Через 15 минут расстояние до «Бреслау» сократилось до 95, до «Гамидие» – до 120 каб. Судя по выбрасывавшимся из всех трех труб клубам дыма, «Гамидие» напрягал последние силы, чтобы уйти от погони. Прожектором с него что-то сигналили на «Бреслау», и тот, пройдя за кормой «Гамидие», прикрыл его слева, явно пытаясь отвлечь преследователей на себя («Память Меркурия», также вскоре отделившийся от

флота, держался левее «Кагула» в 27 каб.). Убедившись, что русские на уловку не поддаются, «Бреслау» лег на расхождение с «Гамидие» и, бросив его, 25-узловой скоростью начал уходить курсом 260-270°. Казалось, что вскоре русские крейсера догонят более тихоходный турецкий крейсер (в 1914 году – скорость 16 узлов). Совершенно неожиданно «Кагул» вдруг сбавил скорость хода, расстояние между догоняемым и догоняющим крейсерами, ��меньшившееся к 11.40 до 90 каб., перестало сокращаться. Около 13.00 «Бреслау» скрылся за горизонтом, а еще через полтора часа «Кагул» по сигналу «Памяти Меркурия» прекратил погоню. В течение этих 7 часов преследования «Кагул» около 2 часов шел почти 22-узловой скоростью, а остальные 5 часов – со скоростью от 20,6 до 21 уз. Скорость «Гамидие» командир «Кагула» определял меж-

Крейсер «Кагул» в 1912-1914 году (их архива В.Скопцова)

69


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Спуск гидросамолета «Кёртисс» на воду с крейсера «Кагул», Севастополь, 1912 год

Крейсер «Память Меркурия», 1907 год (рисунок)

ду 20,5 и 20,75 уз. Падение скорости «Кагула», решившее исход боевого столкновения, объяснялось целым рядом серьезных причин. Из-за начатой в 11 часов чистки крайне засорившихся топок в котлах сел пар, поднять его после этого кочегары, несмотря на все усилия, уже не смогли. Кроме того, сыграли свою роль и некаче-

ственный уголь, и неблагополучное состояния котлов, и повреждения в машине, которые требовали основательной переборки. Но командующий флотом даже после этого случая не нашел возможности дать «Кагулу» передышку, корабль продолжал свою службу «на износ» еще целый год с лишним. К середине 1915 года в составе

флота появились 3 «маневренные группы». Первую составили «Кагул» и линкор-дредноут «Императрица Мария». Во второй половине 1915 года-начале 1916 года «Кагул» участвовал в выходах маневренной группы, обеспечивая действия «Императрицы Марии». 22 марта и 9 июля дважды флот встречал «Бреслау», оба раза ему удалось оторваться и уйти. В мае 1916 года оба крейсера приняли участие в Трапезундской операции, обеспечивая прикрытие транспортов, перевозивших из Мариуполя 127-ю пехотную дивизию (16 840 человек, 4 208 лошадей и голов скота, 36 орудий, 1 385 повозок и до 1 000 тонн груза). Надо признать, несмотря на возраст, старый крейсер участвовал в большинстве операций Черноморского флота. Во второй половине 1916 года крейсер продолжали преследовать аварии и поломки котло-машинной установки. Наконец ее износ достиг той степени, когда командованию стало понятно, что дальнейшее использование изношенного корабля приведет к серьезной аварии или гибели. Участвовать в боях и походах «Кагул» больше не мог. 25 сентября 1916 года с крейсера выгрузили боеприпасы, в ноябре сняли все орудия и разобрали башни. Корабль встал на капитальный ремонт. Ремонтом предусматривалась полная замена котлов, снятие всех шестнадцати 152-мм орудий и замена их на четырнадцать новых 130-мм/55 орудий. Снимались обе башни, не оправдавшие себя, и заменялись одиночными палубными установками со щитами. Артиллерийское вооружение пополнили 2-40мм зенитных автомата «Виккерс» и 2-75-мм орудия на крыше кормового каземата. Крейсер «Память Меркурия» также не застаивался в базе. Уничтожение вместе с «Кагулом» в Трабзоне турецкого парохода «Воштинтон» в феврале 1915 года, преследование крейсера «Мидилли» (немецкий «Бреслау») у Феодосии (5 марта) и у Босфора (20 марта), обстрелы турецких портов и уничтожение турецких транспортов – вот только небольшой перечень его боевых достижений. 3 апреля крейсер, преследуя «Явуз» (немецкий «Гебен») и «Мидилли», первым обнаружил противника и вступил в перестрелку с «Явузом». Как и «Кагул», «Память Меркурия» Крейсер «Память Меркурия» в походе с гидросамолетом, 1914-1916 гг.

70


Германский линейный крейсер «Гебен» - основной противник русского флота на Черном море в Первую мировую

Эскадренный броненосец «Евстафий», флагман Черноморского флота на начало Первой Мировой войны

Бой «Евстафия» с крейсером «Гебен» (рисунок)

71


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Турецкий крейсер «Гамидие», один из соперников русских «богатырей» на Черном море

Германский легкий крейсер «Бреслау», его высокая скорость позволяла легко избегать встреч с русскими крейсерами

Крейсер «Кагул» («Очаков») в Севастопольской бухте у поднятого со дна линкора «Императрица Мария», лето 1918 года

72

входил в состав как 1-й, так и 2-й маневренный группы, взаимодействуя с новыми дредноутами «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая» соответственно. Пока «Кагул» был на ремонте, «Память Меркурия» отличился 3 ноября 1916 года во время обстрела занятого немецкими войсками румынского порта Констанца. В ходе него крейсер, выпустив в течение получаса 231-152-мм снаряд, уничтожил 15 нефтехранилищ из 37, подавил одну 152-мм береговую батарею, отразил два нападения гидросамолетов, а также уклонился от атаки подводной лодки и избежал столкновения с плавающей миной. Но вскоре, в начале 1917 года, как и его систершип «Память Меркурия», также был направлен на ремонт. В ходе последовавших революционных событий и начавшейся гражданской войны эти корабли неоднократно меняли флаги и названия. Вспомнилось, что крейсер «Кагул» раньше назывался «Очаков». И что это именно он – крейсер первой русской революции. В мае 1917 года была попытка вернуть революционному крейсеру старое название. Переименованный 31 марта 1917 года в «Очаков», в период с 1 мая по 24 ноября 1918 года корабль входил в состав военно-морского флота Германии, а позднее был передан англо-французскими войсками в состав морского флота Вооруженных сил Юга России, где 18 июня (по другим данным – в сентябре) 1919 года был переименован в «Генерал Корнилов». В апреле-мае 1919 года этот корабль участвовал в обороне Ак-Монайских позиций в Крыму, а в августе – играл ведущую роль в десантной операции по занятию белыми Одессы. В ходе эвакуации армии генерала Врангеля из Крыма 14 ноября 1920 года крейсер покинул Севастополь и осуществил переход в Бизерту, где 29 декабря был интернирован французскими властями. Прибывшей в Бизерту советской комиссией «Генерал Корнилов» был отмечен как способный возвратиться в Россию, но, как известно, этот проект удачей не увенчался. 28 октября 1929 года крейсер был продан Бизертинской фирме русского инженера А.П.  Клягина на слом. В 1933 году крейсер был разобран в Бизерте. Находившийся в неисправном состоянии «Память Меркурия» 12 ноября 1917 года перешел в состав флота Украинской державы, однако уже 16 февраля следующего года поднял красный флаг. Ввиду плохого технического состояния 28 марта 1918 года крейсер был сдан на хранение в Севастопольский порт, что, впрочем, не помешало ему вновь поднять украинский флаг (29 апреля). 24 ноября крейсер, к тому времени переименованный в «Гетьман Иван Мазепа», был захвачен англо-французскими войсками и передан в состав Вооруженных сил Юга России. В отличие от «Очакова» этот корабль не принимал активного участия в гражданской войне: 19 февраля 1919 года он был разоружен, а в период с 22 по 26 апреля на нем по приказу английского командования были подорваны главные механизмы. Практически бесполезный корабль еще несколько раз сменил хозяев: 29 апреля 1919 года он был захвачен частями Красной армии, однако уже 24 июня вновь перешел под контроль Вооруженных сил Юга России. Окончательно крейсер был захвачен «красными» 22 ноября 1920 года. В связи с отсутствием на Черном море других крупных кораблей «Память Меркурия» решили


восстановить и включить в состав Рабоче-крестьянского флота в качестве учебного крейсера. Капитан 1-го ранга П.И.  Петров писал: «На кораблях были взорваны главные машины, котлы и водонепроницаемые переборки. Все вспомогательные механизмы полуразрушены и покрыты ржавчиной. Прежде чем восстановить крейсер, нужно было вынести сотни тонн взорванного металла и тысячи тонн застоявшейся вонючей жижи». Но даже несмотря на столь плачевное состояние крейсера, в одном из его котлов удалось поднять пар. В ходе ремонта на корабле было установлено новое вооружение: шестнадцать бывших в употреблении 130-мм орудий (шесть орудий с разоруженных канонерских лодок Азовской флотилии, шесть – с затонувшего в Севастополе линкора «Императрица Мария» и четыре – с крейсера «Богатырь»), три 76-мм зенитных орудия Лендера, две 47-мм пушки и четыре пулемета Максима. Кроме того, удалось восстановить десять котлов, благодаря чему корабль мог развивать скорость до 17 узлов, а дальность плавания достигала 1  050 миль на полном ходу и 3  000 миль при скорости 12 узлов. 1 мая 1923 года корабль, в очередной раз получивший новое название – «Коминтерн», поднял флаг и был принят в состав Черноморского флота, флагманом которого он числился с весны 1921 года. Являясь условно боевым кораблем, «Коминтерн» совершил официальный визит в Стамбул и принял участие в съемках фильмов «Броненосец Потемкин» и «Разлом». В 1930 году его переквалифицировали из учебного крейсера в учебный корабль (фактически статус был изменен с учебно-боевого на учебный) и переоборудовали – были демонтированы орудийные башни (вместо них установили одиночные 130-мм орудия), шесть 130-мм орудий на шкафуте (заменены на четыре 76мм орудия) и четыре носовых паровых котла (на их месте оборудовали учебные классы). Накануне Великой Отечественной войны корабль вновь вернули в боевой состав флота, переоборудовав в минный заградитель, способный принимать на борт 120–160 мин. В июне 1941 года «Коминтерн» находился в Одессе, выполняя функции флагманского корабля Северо-западного отряда Черноморского флота. Крейсер принимал участие в артиллерийской поддержке войск, оборонявших Одессу, что привело к полному износу орудий главного калибра. «Коминтерн» дважды привлекался для эвакуации войск из Одессы в Севастополь: 7 сентября 1941 года он перевез в Севастополь 544 раненых, а 7 октября – еще полторы тысячи военнослужащих. В дальнейшем корабль выполнял задания по снабжению и переброске войск Крымского фронта. 2 июля, в ходе налета немецкой авиации на Новороссийск, «Коминтерн» получил прямое бомбовое попадание, которое привело к тяжелым повреждениям и вызвало пожар. При этом было убито и ранено 69 человек. Поврежденный корабль ушел в Поти, где две недели спустя получил новое попадание – авиабомба прошла через котельное отделение и, пробив обшивку, ушла на дно. Вода начала заполнять отсек через пробоину, и чтобы избежать взрыва котлов, машины пришлось остановить. В дальнейшем команде удалось прекратить поступление забортной воды, подведя под отсек пластырь и осушив его, но отсутствие ремонтной базы не позволяло

Крейсер «Генерал Корнилов» (бывший «Кагул»/ «Очаков»)

Восстановление крейсера «Коминтерн» (бывший «Память Меркурия»), Севастополь, 1923 год

Учебный крейсер «Коминтерн», 1931 год осуществить ремонт поврежденного корабля, и 10 октября 1942 года он вместе с тремя недостроенными транспортами был затоплен в устье реки Хоби, создав таким образом брекватер. Спустя четыре месяца корабль был официально исключен из списков военно-морского флота СССР. Изначально крейсеры типа «Богатырь» строились для проведения рейдерских операций на удаленных коммуникациях Британской империи

(в союзе с германскими военно-морскими силами), но по иронии судьбы были вынуждены воевать на замкнутых пространствах Балтики и Черного моря против германского и турецкого флотов. И все же, несмотря на полную смену специализации, крейсеры, благодаря грамотности русского морского командования, проявили себя как эффективные боевые единицы во всех боевых условиях и ситуациях.

73


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Крейсера «Богатырь» и «Олег» на Балтике _Thunderbird

74


Крейсер «Богатырь» на Балтике

П

осле гибели российского флота в дальневосточных водах на Балтике остались лишь устаревшие (за редким исключением) корабли, и морское ведомство в лице морского министра вице-адмирала Бирилева потребовало срочно возвратить хотя бы те крохи, что остались от тихоокеанских эскадр. Владивостокские крейсера и корабли, интернированные в Китае и Маниле, получили приказ срочно следовать в Балтийское море. После снятия с камней и ремонта во Владивостоке «Богатырь» был отправлен на Балтику. 11 ноября 1905 года крейсер в составе небольшого отряда кораблей вышел к Корейскому проливу, а 17 января 1906 года в Коломбо (остров Цейлон) «Богатырь» отделился от отряда и по маршруту Порт-Саид – Алжир – Шербур 19 марта 1906 года прибыл в Либаву. За время перехода аварий и других серьезных инцидентов на крейсере не случалось, несмотря на то, что корабль совершал переход с неполным экипажем (часть экипажа – больные и «неблагонадежные» были отправлены транспортами). На Балтийском море «Богатырь» получил назначение в состав особого соединения флота (Практический отряд), предназначенного для плавания с корабельными гардемаринами и строевыми унтер-офицерами. Неофициально отряд прозвали «гардемаринским». В него также вошли броненосцы «Цесаревич» и «Слава». Позднее к отряду, получившему официальное название Балтийский, присоединились крейсера «Рюрик», «Адмирал Макаров» и «Олег». В составе отряда «Богатырь» совершил плавания к Кольскому полуострову, в Средиземное море и принял участие в оказание помощи жителям Мессины (остров Сицилия) после произошедшего землетрясения. За этот период «Богатырю» пришлось использовать и свою артиллерию – летом 1906 года крейсер вместе с броненосцем «Цесаревич» принял участие в подавлении Свеаборгского восстания, обстреляв артиллерийским огнем батареи крепости Свеаборг. Кроме перечисленного из довоенной службы можно выделить еще два интересных события. Первое связано с посещением «Богатырем» Черного моря и Севастополя в конце 1909 года. В это время

Эскадренный броненосец «Цесаревич», напарник «Богатыря» по учебным плаваниям

Крейсер «Богатырь» в Севастополе, 1909 год русский отряд крейсеров («Богатырь», «Аврора» и «Диана») находился в учебном плавании в Средиземном море, и во время проведения стрельб на Бизертском озере командир крейсера получил задачу доставить на родину тело великого князя Михаила Николаевича, умершего в Каннах. Удивительно, но для этого по дипломатическим каналам доста-

точно быстро было получено разрешение на проход русского крейсера через турецкие проливы. До Дарданелл «Богатырь» сопровождали «Аврора» и «Диана», а в Босфоре его встретили «Память Меркурия» и «Кагул», которые сопровождали его до Севастополя. Это было единственным случаем, когда три однотипных крейсера (балтийский и два

75


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Крейсер «Богатырь» в Севастопольской бухте, 1909 год

Крейсер «Олег» на Балтике, 1908-1910 годы

Полубак крейсера «Олег», 1911-1912 годы

76

черноморских) действовали вместе. Однако это «единение» было недолгим – «Богатырь» вскоре покинул Севастополь и, встретившись с кораблями эскадры, к марту 1910 года вернулся на Балтику. Второе событие – инцидент в австрийской крепости Фиуме летом 1910 года, участниками которого стала русская эскадра контр-адмирала Маньковского в составе «Цесаревича», «Рюрика» и «Богатыря». По прибытию в порт русским кораблям, которые произвели салют наций по установленному протоколу, артиллерия крепости не ответила. Более того, не ответил на салют и флагман австрийской эскадры вице-адмирала князя Р.  Монтекукколи линкор «Эрцгерцог Франц Фердинанд». Позже, прибывшего согласно этикету с визитом на «Франц Фердинанд» командира русского отряда австрийцы не пустили на борт и не отсалютовали при отходе адмиральского катера. В ответ на такие действия, которые были расценены как оскорбительное отношение к Андреевскому флагу, контр-адмирал Маньковский передал австрийскому командованию категорическое пожелание, чтобы с рассветом крепость и австрийский флагман произвели положенный салют. Как пишет В.П. Заболотский в своей монографии «Вся богатырская рать. Часть 1»: «…австрийцы объяснили ситуацию «досадной оплошностью», но соглашались лишь на салют крепостными орудиями, поскольку их эскадре предстояло ночью уйти в море. На это русский адмирал сообщил, что силой оружия не выпустит австрийскую эскадру с рейда, не получив ответного салюта, и по окончании переговоров привел свой отряд в полную боевую готовность: корабли рассредоточились («Рюрик» блокировал выход из бухты, а «Цесаревич» и «Богатырь» стали ближе к берегу) и навели на австрийский флагман заряженные орудия. По воспоминаниям очевидцев, никто не сомневался – если «Франц Фердинанд» начнет движение, по нему будет открыт огонь...». В результате австрийцы не выдержали – их эскадра осталась в гавани, и в 8 утра с подъемом флага крепость,


Броненосный крейсер «Рюрик II», флагман Балтийского флота

а с ней и австрийский флагман произвели положенный артиллерийский салют Андреевскому флагу. Кто знает, чем бы закончился инцидент, если бы пришлось открыть огонь… Так что, как мы видим, и в мирное время «Богатырю» не приходилось «скучать», но немного «отдохнуть» все-таки удалось: кампанию 1911 года крейсер провел в бригаде крейсеров 1-го резерва, а 1912 год – на капитальном ремонте. Оставшееся мирное время «Богатырь» провел в учебных плаваньях, и в 1914 году, с января по июнь, завершив последнее плавание с юнгами флота в Атлантическом океане и Средиземном море, «Богатырь» возвратился на Балтику. Второй участник русско-японской войны – крейсер «Олег» прошел примерно такой же путь домой, только не из Владивостока, а из Манилы, где он был интернирован. Для отряда Энквиста, в составе которого должен был следовать «Олег», был определен маршрут: Сайгон (там находился крейсер «Диана») – Коломбо – Джибути – Порт-Саид – Неаполь – Виго – Шербур – Либава. На переходе в Сайгон выяснилось, что скорость крейсера «Олег» за счет обрастания корпуса уменьшилась на два узла, это потребовало срочного докования. Соответственно «Олегу» пришлось задержаться в Сайгоне, и запланированное в Морском штабе соединенное следование одним отрядом не состоялось: корабли уходили поодиночке, по мере готовности. От Сайгона «Олег» перешел в Коломбо, откуда проследовал в Порт-Саид и далее Алжир. Во время перехода на крейсере произошел целый ряд аварий – сломался телемотор, и вследствие лопания трубок стали выходить из строя котлы. В результате «Олег» был вынужден задержаться в Алжире до 16 февраля 1906 года для срочного ремонта (за время стоянки из-за налетевшего шквала лопнула скоба бриделя якоря). В ходе ремонта на «Олеге» заменили часть питательных трубок в котлах и холодильниках, произвели щелочение котлов и последующую очистку трубок от толстого слоя накипи. Изза затянувшейся стоянки шедшие с «Олегом» крейсера «Аврора» и «Алмаз» пошли дальше, зато 5 февраля в Алжир зашел крейсер «Богатырь», который так же направлялся на Балтику – это была первая встреча однотипных кораблей. Инт��ресно, что «Богатырь» не имел таких проблем с

Крейсер «Олег» в годы Первой Мировой войны

Мины заграждения на палубе крейсера «Богатырь», декабрь 1914 года

77


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Крейсер «Богатырь» в 1910 году

машинами и с трубками, как крейсера отечественной постройки. Наконец, 16 февраля 1906 года крейсер покинул Алжир. В Северном море «Олег» попал в жестокий шторм и получил многочисленные повреждения палубных устройств и плавсредств. Крейсер прибыл в Либаву 4 марта 1906 года.

После перехода на Балтийское море встал вопрос о проведении ремонта «Олега», однако из-за недостатка средств к нему приступили фактически только в 1907 году. Ремонт затянулся почти на два года, но модернизации корабля продолжались с перерывами вплоть до начала Первой мировой войны. В ходе этих

работ были выполнены некоторые доработки и реализованы предложения по опыту боевых действий на море в русско-японскую войну: с него сняли противоторпедные сети, переделали крышу боевой рубки, ликвидировав свес и уменьшив прорези, уменьшили до восьми количество 75-мм орудий. В этот же период Крейсер «Аврора» на учениях, Балтика, 1910 год

78


Немецкий легкий крейсер «Магдебург», погибший на камнях о.Оденсхольм

(до окончания основных ремонтных работ в 1908 году) крейсер зачислили в Гвардейский экипаж. Большое водоизмещение «Олега» позволяло размещать на корабле много практикантов, в связи с чем, после возвращения в строй, крейсер в 1908 году был включен в состав Практического отряда, в котором уже действовал и его «систершип» – «Богатырь». Однако вскоре крейсеру снова пришлось встать на ремонт – 27 сентября 1908 года крейсер «Олег» в районе Либавы, двигаясь со скоростью 13 узлов в условиях плохой видимости, потерпел аварию, выскочив на камни у Павловского маяка. Видимо, всем балтийским крейсерам этого проекта было суждено пройти через подобные навигационные аварии. Первые попытки сойти с мели не принесли результата – «Олег» не сдвинулся с места. Замеры глубин показали, что в носу глубина составила всего 4,5 м – и это при осадке корабля в 6,75 м. Для облегчения носа перегрузили часть снарядов в корму, вы­травили правый якорный канат, завезли стоп-анкер с кормы. Но все это не принесло результата – пришлось вызывать помощь из Либавы. Вскоре к месту аварии подошел и «Бога­тырь», начали собираться спасательные су­да. С «Олега» для уменьшения осадки вы­бросили за борт часть угля. С кормы заве­ли буксиры два ледокола и три парохода. И снова сделали попытку сойти на чистую воду – крей­ сер дал средний ход назад своими маши­нами и плавно сошел с мели, но только для того, чтобы сесть на камни всем корпусом. Поднявшееся волнение стало бить крей­сер о грунт. Вскоре положение ухудшилось – камни пропороли обшивку с пра­вого борта, вода проникла в два котельных отделения и другие отсеки. Теперь корабль си­дел на камнях всем корпусом, винты вырыли котло­ваны, лопасти правого оказались обломан­ ными на четверть. Было принято ре-

шение более основательно разгрузить корабль – нача­ли разгружать снаряды и патроны на баржу, выгрузили вещи экипажа, перевели на берег гардемаринов. Трудность положения заключалась в том, что корабль снесло бортом, и малые глубины находились перед носом. В носовые клюзы завели три перлиня и передали их на пароходы «Владимир», «Могучий» и подошедший ледокол «Ермак», которые должны были тянуть «Олег» под разными углами, чтобы развернуть его в

правую сторону. Первая попытка была предприня­ та 2 октября, при этом крейсер подрабаты­вал левой машиной на малом ходу. «Олег» накренился на 6°, но с места не сдвинулся. На следующий день часть судов поставили у борта «Олега» для размыва грунта, и к середине дня удалось сдви­нуть корабль с места и развернуть вправо на 10°. К тому моменту вокруг «Олега» со­бралось больше десятка судов различных ведомств. Наконец, вечером 4 октября с помощью букРусский миноносец подходит к горящему «Магдебургу» у о.Оденсхольм, 13(26) августа 1914 года.

79


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Минный заградитель «Амур», действия которого прикрывали балтийские крейсера сиров и собственных машин крейсер сошел на глубокую воду и после осмотра подводной части водолазами под проводкой трех буксиров своим ходом направил­ся в Либаву, где был введен в док. Осмотр показал, что начиная с 10-го шпангоута, обшивка корпуса оказалась вогнута, многие заклепки выле­тели, швы разошлись, килевая коробка по­мята. На четвертом поясе между 60-67-м шпангоутом была обнаружена пробоина, кроме того, в обшивке обоих бор­тов имелось множество вмятин. В носовом котельном отделении помяты фундаменты котлов, во многих местах произошло вы­пучивание второго дна, повреждены оба винта, при этом у правого оторваны части лопастей. Пришли в негодность обшивка и пол в рефрижераторном отделении и носо­вых патронных погребах. Случаи посадки судов Российского фло­та на мель происходили достаточно регу­лярно, однако ни до того, ни после не бы­ло такой резкой реакции общественности, как в случае с «Олегом» – это привело в первую очередь к отстранению от должности командира крейсера, обвиненного в непрофес-

сионализме. Ремонт крейсера затянулся почти на два месяца – только 4 декабря «Олег» вышел из дока и стал под погрузку угля, корабль снова вошел в строй. В предвоенные годы «Олег» прошел в учебных плаваниях десятки тысяч морских миль. Из последнего заграничного похода «Олег» вернулся в середине апреля 1914 года, став на якорь на Малом Кронштадтском рейде. В ходе Первой мировой оба крейсера приняли активное участие, действуя на передовых рубежах. По планам, разработанным перед войной, на Балтике предполагалось ограничиться обороной на минно-артиллерийской позиции, а для разведки иметь в устье Финского залива завесу из крейсеров. 21 июля 1914 года, находясь в завесе у Оденсхольма, «Олег» задержал английский пароход и направил его в Балтийский порт. Русские бронепалубные крейсера «Олег» и «Богатырь» вместе с «Дианой» и «Авророй» составили основу первой и второй бригады крейсеров Балтийского флота, каждый день выходили в завесу, а к ночи возвращались в

Немецкий легкий крейсер «Мюнхен», еще один противник русских крейсеров на Балтике

80

Ревель. Первый крупный боевой успех пришелся на долю «Богатыря», который вступил в войну в составе второй бригады крейсеров. 13 августа 1914 года крейсер совместно с «Палладой» в сопровождении дивизиона миноносцев обеспечил захват германского крейсера «Магдебург», выскочившего на камни у маяка острова Оденсхольм. Крейсер «Магдебург» действовал в составе отряда контр-адмирала Беринга (крейсер «Аугсбург» – флагман, миноносцы V-25, V-26, V-186) в ходе набеговой операции в устье Финского залива. И в ночь на 13 августа в условиях тумана из-за навигационной ошибки на 15-узловом ходу наскочил на камни острова Оденсхольм. Авария произошла в виду поста Службы связи Балтийского флота, и русское командование сразу узнало о случившемся. Попытки немцев сняться с мели и буксировать поврежденный корабль оказались безуспешными. Ввиду невозможности снять «Магдебург» с камней, командир крейсера принял решение команде оставить корабль. Миноносец V-26 снял людей с крейсера, а прогремевший вскоре взрыв полностью разрушил носовую часть корабля до второй трубы включительно. Примерно с 10 до 11 утра в тумане показались русские корабли. Это были крейсера «Паллада» и «Богатырь». Первым открыл огонь из 88мм орудий миноносец V-26, затем ответили русские крейсера. «Богатырь» вел огонь из 152-мм и 75-мм орудий и стрелял в основном по «Магдебургу», а после взрыва на нем перенес огонь на уходящий миноносец, добившись, по немецким данным, как минимум одного попадания 152-мм снарядом. Крейсер «Паллада» (тип «Баян») присоединился к артиллерийской дуэли позже. Его огнем на немецком крейсере было разбито одно 105-мм орудие, сорвана радиоантенна и сильно повреждены дымовые трубы. Всего крейсер израсходовал 16-203-мм, 56-152-мм и 18-75-мм снарядов. Примерно в 11.55 на крейсере «Магдебург» спустили флаг. Весь бой продолжался около 20 минут, стороны прекратили огонь на дистанции около 20 каб., и русские корабли не стали преследовать отходящий V-26. Миноносец выпустил в общей сложности 104 снаряда и, по немецким данным, наблюдал как минимум два попадания в русские корабли. По русским данным, немецкие снаряды ложились с большими недолетами и перелетами, попаданий в корабли не было за исключением нескольких осколков, попавших в корпус крейсера «Богатырь». На крейсере «Магдебург» и миноносце V-26, по немецким данным, было 17 убитых, 17 раненых и 75 пропавших без вести. В плен были взяты командир, 2 офицера и 54 матроса с крейсера «Магдебург». В результате захвата крейсера в руки русских моряков попало большое количество различных документов германского флота, в том числе и секретного характера. В руки русского командования попали два экземпляра «Сигнальной книги» германского флота, чистовые и черновые журналы семафорных и радиотелеграфных переговоров (включая радиотелеграфный журнал военного времени), шифры мирного времени, секретные карты квадратов Балтийского моря, документы по радиосвязи германского флота. Эти документы сыграли огромную роль в последующих боевых действиях на море. В следующей операции «Богатырь»


и «Олег» действовали уже вместе. Отряд крейсеров под флагом адмирала Н.О. Эссена (крейсера «Рюрик» – флагман, «Россия», «Богатырь», «Олег») 19-20 августа (1-2 сентября) в охранении эсминцев вышли для атаки немецких дозоров у острова Готланд. Однако выход был неудачный, эсминец «Новик» безуспешно атаковал немецкий крейсер «Аугсбург», что привело к потере внезапности, а затем – к отмене операции. А 6 ноября крейсера отряда Особого назначения – «Богатырь» и «Олег» (вместе с «Рюриком») прикрывали минный заградитель «Амур» и принимали участие в минной постановке у банки Штольпе. В декабре (14-15 декабря) «Олег» и «Богатырь» вновь участвовали в прикрытии минзага «Енисей», установившего 240 мин. А вскоре и сами крейсера стали использоваться для установки минных заграждений. Отметим, что еще перед войной, реально оценивая возможности минного оружия и варианты его использования на Балтийском море, рассматривались предложения о переделке крейсеров в быстроходные 23-узловые минные заградители на 400 мин каждый, однако эти планы не осуществили. И вот уже в начале войны было решено оборудовать минными рельсами крейсера, чтобы задействовать их не только для охраны минзагов, но и для постановки минных заграждений. Кто бы мог подумать, что создаваемые как дальние эскадренные разведчики с высокой скоростью и большой дальностью плавания крейсера будут переоборудованы в «минзаги». Однако крейсера-ветераны справились и с этой задачей. В Гельсингфорсе на главной палубе крейсеров между полубаком и полуютом установили рельсы, съемные бортовые скаты, а также узлы походного крепления мин. И уже 31 декабря 1914 года крейсера вышли на заградительную операцию. «Олег» выставил свои 96 мин, «Богатырь» – 100 мин у острова Борнхольм. По имеющимся данным, на этом минном заграждении 25 января 1915 года

Бой у острова Готланд, 19 июня (2 июля) 1915 года (схема)

Броненосный крейсер «Адмирал Макаров», участник боя у Готланда

81


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Немецкий минный заградитель «Альбатрос» на камнях острова Готланд, 1915 год

Германский броненосный крейсер «Роон»

Крейсер «Диана» после перевооружения на 130-мм орудия в составе Балтийского флота

82

подорвался германский крейсер «Аугсбург» («систершип» черноморского «Бреслау»). В 1915 году произошло перераспределение кораблей между отрядами: все башенные крейсера – «Адмирал Макаров», «Баян», «Олег» и «Богатырь» были сведены в 1-ю бригаду, остальные – во 2-ю. В последующем крейсера еще не раз выходили в море на минные постановки и для действий на коммуникациях противника. Так 24 апреля 1915 года «Олег» и «Богатырь» приняли участие в небольшой стычке с немецким крейсером «Мюнхен» и пятью эсминцами (по другим данным – два германских крейсера типа «Бремен»), но безрезультатно. Отряд последовательно повернул на норд-вест и открыл огонь из 152-мм орудий левого борта, противник ответил залпами. После 30-минутной перестрелки, не добившись попаданий, стороны разошлись. В июле 1915 года крейсера приняли участие в бое у острова Готланд. Это один из известных боев между русскими и немецкими кораблями на Балтике, поэтому мы только напомним его некоторые особенности и действия «богатырей». В ночь с 18 на 19 июня «Богатырь» и «Олег» в составе 1-й бригады крейсеров (вместе с «Баяном» и «Адмиралом Макаровым» – флагман) вышли в море для обстрела Мемеля, чуть позже к ним присоединился «Рюрик» и «Новик». Однако операцию отменили, так как были получены данные о нахождении в том же районе отряда германских кораблей (крейсера «Роон», «Аугсбург» (флаг коммодора Карфа) и «Любек», минный крейсер (минный заградитель) «Альбатрос», 7 миноносцев) которые возвращались после постановки мин в Або-Аландском районе. Немецкий флагман нарушил радиомолчание, доложив о выполнении задачи – радиограмма была перехвачена русской службой связи, расшифрована, и контр-адмирал М.К. Бахирев отдал приказ идти на перехват немецких кораблей. 19 июня в 07.30 русские корабли обнаружили у острова Готланд «Аугсбург», «Альбатрос» и 3 эсминца – немецкий отряд до этого разделился – остальные корабли (крейсера «Роон», «Любек», 4 ЭМ) следовали в Либаву, и открыли по ним огонь. Русские крейсера, чтобы не допустить прорыва противника, разделились на две группы и начали охватывать противника с обеих сторон. Однако пользуясь преимуществом в скорости, легкий крейсер «Аугсбург» и эсминцы оторвались от преследователей, а вот минному заградителю «Альбатрос» не повезло – на нем сосредоточили огонь два «богатыря», а затем и весь русский отряд. Несколько ранее на «Альбатрос» перенес огонь и «Адмирал Макаров», «Баян» же не сразу последовал его примеру: всплески от падения снарядов трех крейсеров и так различались с большим трудом. По немецким данным, первый снаряд поразил «Альбатрос» в 8 ч 20 мин, и взрыв разворотил корму заградителя. К этому времени «Аугсбург» и миноносцы окончательно скрылись во мгле в южном направлении. В течение 10-15 минут на дистанциях 40-45 кабельтовых русские крейсеры буквально изрешетили своего небронированного противника. На «Альбатросе» через подводную пробоину в корме один из отсеков затопила вода, нарастал крен на левый борт. Другие снаряды разрушили полубак, штурманскую рубку и мостик, где ранее был ранен командир заградителя. Сбитая фок-мачта


Подводная лодка «Гепард» у борта крейсера «Олег», Ревель, 1915 года полетела за борт. В течение 10 минут «Альбатроса» обстреливал и «Баян», который по сигналу «отрезать неприятеля с зюйда» склонился влево. В то же время «Адмирал Макаров» повернул к северу и перевел бой на левый борт. По наблюдениям с русских крейсеров, «Альбатрос» около 8 ч 45 мин, потеряв управление, описал две полные циркуляции – как раз при входе в шведские территориальные воды у Эстергарнхольма. И все же германскому командиру, управляясь машинами, удалось направить подбитый заградитель в пролив между островами Эстергарн и Готланд и в 9 ч 12 мин выброситься на шведский берег. Русские крейсеры прекратили огонь между 8 ч 30 мин («Баян») и 9 ч 07 мин («Олег»), «Альбатрос» – в 8 ч 45 мин, якобы уважая шведский нейтралитет.

Здесь подавляющее преимущество русских сыграло только на пользу противнику – русские крейсера мешали друг другу, многочисленные разрывы не позволяли корректировать огонь, но «Альбатрос» не ушел. Вскоре на русские крейсера «вышли» «Роон», «Любек» и 4 эсминца, которых немецкий флагман вызвал к месту боя. Кратковременная артиллерийская дуэль не дала перевеса ни одной из сторон. «Олег» открыл огонь по «Роону», наблюдали накрытие. Затем перенесли огонь на «Бремен» с 65 кабельтовых. Через 12 минут противник отошел. Была обнаружена подводная лодка, «Олег» совершил маневр уклонения и открыл огонь по перископу; во время боя было выпущено 334-152-мм и 12-75мм снарядов. В 10 ч 30 мин германские корабли встретил вызванный в район боя

«Рюрик». Открыв огонь, он добился попадания в «Роон», но, уклоняясь от атаки подводной лодки, потерял его в тумане, отказался от поиска и направился в Финский залив. Результатом сражения стала гибель немецкого минного заградителя «Альбатрос», выбросившегося на камни острова. Добиться потопления или серьезного повреждения немецких крейсеров бригада русских крейсеров не сумела. В середине октября (28-29 октября по новому стилю) 1-я бригада крейсеров в сопровождении 8-го дивизиона миноносцев (5 ЭМ) выходила в Ботнический залив для борьбы с неприятельской торговлей. Было осмотрено несколько шведских пароходов. В конце октября «Олег» принял 150 мин с заградителя «Урал», и бригада крейсеров в сопровождении линкоров и дивизиона миноносцев

Ледовый поход Балтийского флота 1918 год

83


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Бронепалубный крейсер «Богатырь» на Неве (возможно 1912-1914 годы)

осуществила минную постановку на вероятных путях движения противника (всего было выставлено 560 мин). В декабре крейсера приняли участие в минных постановках (700 мин), в дальнем охранении принимали участие линкоры-дредноуты «Петропавловск» и «Гангут». На выставленных минных заграждениях подорвались и получили повреждения немецкие крейсера «Аугсбург» (в декабре 1914 года), «Данциг» (в конце 1915 года) и «Любек» (в январе 1916 года). В январе 1916 года начались работы по перевооружению «Олега» и «Богатыря» на единый калибр артиллерии: с кораблей сняли все 152мм орудия и заменили их на 130-мм орудия. Перевооружение кораблей прошло достаточно быстро, и в конце марта 1916 года крейсера приступил к испытаниям артиллерии, а затем вернулись в строй. 13 июня 1916 года «Богатырь» и

«Олег» вместе с крейсером «Рюрик» прикрывали атаку русских эсминцев на германский конвой в Норчеппингской бухте. Однако «Олегу» снова не повезло – сначала крейсер был поврежден из-за касания затонувшей баржи, затем при проведении бригадных стрельб в орудии № 11 носовой башни воспламенился заряд, и возник пожар. Носовые погреба были немедленно затоплены, взрыва удалось избежать, однако крейсер начали готовить к капитальному ремонту. Вскоре корабль перевели в Кронштадт, выгрузили часть угля и ввели его в Константиновский док. Работы были проведены в Кронштадте и на Франко-Русском заводе, где привели в порядок его машины и котлы, и в начале декабря 1916 года крейсер вернулся в Ревель. Революционные события 1917 года не миновали и «богатырей». В то же время «Богатырь» и «Олег», стояв-

305-мм орудие форта Ино

84

шие в феврале 1917 года в порту Ревеля, избежали расправ над офицерами, как это имело место в Кронштадте и Петербурге в дни Февральской революции. Стоит отметить, что уже 29 октября 1917 года (через 4 дня после штурма Зимнего) крейсер «Олег» снялся курсом на Петроград и, несмотря на опасность атак подводных лодок, которыми угрожал Керенский, прибыл в столицу, где его и эсминец «Победитель» встречали толпы рабочих с оркестрами. В 15.00 «Олег» стал на якорь у Николаевского моста, и в этот же день отряды добровольцев с «Олега» приняли участие в разоружении частей, не присоединившихся к Советам. Однако вскоре крейсер «Олег» вернулся в Ревель. Германские войска во второй половине февраля 1918 года развернули наступление по всему фронту. Передовые базы флота, в том числе и Ревель, оказались под угрозой захвата. В феврале 1918 года «Богатырь» и «Олег» совместно с другими кораблями в тяжелых ледовых условиях совершили переход из Ревеля в Гельсингфорс, а в марте того же года из Гельсингфорса в Кронштадт. Переход из Гельсингфорса крейсер «Богатырь» совершил в составе 1-го отряда кораблей (линкоры «Гангут», «Петропавловск», «Полтава», «Севастополь», крейсера «Адмирал Макаров», «Рюрик») под проводкой ледоколов «Ермак» и «Волынец», который вошел в историю как «Ледовый поход Балтийского флота». Переход был совершен удачно – выйдя 12 марта из базы, уже 17 марта «Богатырь» пришел в Кронштадт, и на этом практически закончил свою боевую службу. С мая 1918 года крейсер находился на хранении, большую часть 130-мм орудий сняли для вооружения кораблей Волжской и Северо-Двинской военных флотилий. В боевых действиях крейсер более не участвовал, на корабле оставалось минимальное число членов экипажа для его охраны. В 1922 году «Богатырь» пошел на слом, его цилиндры и детали его главных машин были преданы для восстановления крейсера «Коминтерн» («Память Меркурия»). А вот «Олегу» была уготована иная


судьба, более активная и более трагичная. Крейсер «Олег» вышел из Гельсингфорса в ночь на 5 апреля, имея на буксире подводную лодку «Тигр», в составе 2-го отряда кораблей (вместе с линкором «Андрей Первозванный», «Республика», крейсером «Баян»). Переход обеспечивал ледокол «Ермак», который и довел корабли до Кронштадта 10 апреля. После перехода из Гельсингфорса «Олег» получил указание следовать прямо в Петроград и отшвартоваться у стенки Франко-Русского завода для ремонта. По окончании ремонта крейсер «Олег» стал единственным боеспособным крейсером красного Балтийского флота и принял участие в боях с немцами, финнами, а затем и англичанами. Так, в конце апреля обострилась обстановка вокруг форта Ино, артиллерия которого была способна обстреливать Кронштадт. Финны стремились захватить находящийся на их территории форт, однако большевики не собирались сдавать это укрепление. На Ино был размещен красный гарнизон, в заливе постоянно дежурил линкор «Республика» с задачей оказать помощь гарнизону в обороне, а в случае угрозы захвата – уничтожить форт артиллерийским огнем. Однако удержать Ино не удалось, и 15 мая, когда на дежурстве у форта находился крейсер «Олег», комендант Кронштадтской крепости взорвал Ино. Для отражения наступления немцев и финнов на Петроград, согласно плану обороны города, крейсер «Олег» вошел в состав морских сил и занял место на Неве. На случай наступления противника боевая позиция для крейсера была определена в Морском канале; в случае прорыва неприятельского флота к Петрограду было приказано затопить корабль в канале. Вскоре немецкая угроза была ликвидирована, но возникла угроза прорыва на Балтику бывших союзников – англичан. Положение флота было катастрофическим, количество боеспособных кораблей было сильно сокращено, но они не были обеспечены топливом, обученным личным составом и командными кадрами. Для действий на море был сформирован Отряд особого назначения в составе линкора «Андрей Первозванный», крейсера «Олег», эсминцев «Автроил», «Азард» и «Спартак» под командованием члена РВС Балтийского флота Ф.Ф. Раскольникова. В задачу отряда входили обстрел гавани Ревеля и уничтожение военных кораблей противника. В этой операции «Олег» должен был выполнять задачу ближнего прикрытия ударного отряда из эсминцев и занимать позицию у острова Гогланд. Хорошо спланированная, но неграмотно проведенная операция закончилась плачевно: Раскольников оказался в лондонской тюрьме, а эстонский флот был усилен двумя современными эсминцами, которые были захвачены англичанами (ЭМ «Автроил» и «Спартак»). Причем крейсер «Олег» не участвовал в бою с англичанами, так как из-за отсутствия радиосвязи на нем не знали о развитии событий. В середине марта 1919 года был сформирован Действующий отряд (ДОТ), в него включили и единственный крейсер – «Олег», вновь ремонтировавшийся в тот момент в Петрограде. Основным противником на море считался базировавшийся на Ревель английский флот. Однако вскоре артиллерии крейсера пришлось открыть огонь не по английским кораблям, а по русским береговым батареям.

Остатки крепления для орудия на форту «Серая Лошадь» (современное состояние)

Бронепалубный крейсер 1 ранга «Богатырь» в Алжире, 1909-1910 годы

85


БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ Британский торпедный катер СМВ-4

В середине июня 1919 года гарнизон форта «Красная Горка» перешел на сторону белых. Крейсер «Олег» был приведен в часовую готовность, имея задачу в случае приказа обстрелять залив и побережье. 15 июня «Олег» вышел к Толбухину маяку и совместно с линкором «Петропавловск» весь день вел огонь 10-орудийными бортовыми залпами по фортам «Красная Горка» и «Серая Лошадь». Мятежники отвечали огнем по кораблям, Кронштадту и Ораниенбауму. Маневрируя на ограниченном пространстве, крейсер вел огонь залпами попеременно обоими бортами. К вечеру экспедиционные отряды моряков заняли оставленный белыми форт «Красная Горка». Английские корабли держались за линией минных заграждений. Утром

следующего дня возобновили обстрел форта «Серая Лошадь», к полудню он был занят красными войсками. 17 июня было обнаружено движение судов противника (кораблей британского флота) от финского берега к мысу Шепелевский. Для наблюдения крейсер «Олег» вышел к Толбухину маяку в охранении эсминцев «Всадник» и «Гайдамак» и двух сторожевых судов. Вечером встали на якорь на зюйд-зюйд-ост на створе входных маяков, корабли охранения расположились вокруг. Эта операция оказалась для старого крейсера последней. Со скрытой базы в Териоках (Финляндия) англичане рискнули нанести внезапный удар по русским кораблям. Они располагали двумя

40-футовыми скоростными моторными торпедными катерами – новинкой английского флота. Ночью 18 июня один из катеров (СМВ 4) подошел к советским кораблям и с 2,5-3 кабельтовых выпустил торпеду в левый борт крейсера. По некоторым данным, торпедный катер коммандера Эгара имел задачу атаковать русский линкор «Петропавловск», который действовал в том же районе, но линкора не обнаружил и атаковал крейсер. По данным В.В.  Хромова, на торпедном катере непосредственно перед атакой случилась авария – в результате замыкания электропроводки произошел самопроизвольный выстрел торпедой, но закрепленная по-походному мина осталась на месте. Англичанам пришлось устранять неисправность

Корпус затонувшего «Олега» у Толбухина маяка

86


Торпедный катер СМВ-4, потопивший «Олега», в британском музее (фото 1920 года) непосредственно в море, вблизи русских кораблей, которые их так и не обнаружили. Английская торпеда попала в левый борт «Олега» у 36-го шпангоута, в районе первой кочегарки. Взрывом сорвало с фундамента и сбросило за борт одно из палубных 130-мм орудий. На носовом мостике вахтенный начальник доложил о нападении подводной лодки. После небольшого замешательства команда заняла места по боевой тревоге. Сигнальщики обнаружили быстро удаляющийся объект, весь окутанный белыми бурунами, – рубку быстроходной подлодки (так назвали катер). Это уходил полным ходом английский катер, часто меняя курс. Открыли огонь носовым плутонгом, стрельба велась, скорее всего, ныряющими снарядами, использовавшимися при отражении атак подводных лодок. В результате взрыва «Олег» лишился электроэнергии и стал быстро крениться на левый борт. Радиосвязь была потеряна при взрыве – из-за перебитого паропровода остановилось динамо. Через радиостанцию эсминца «Гайдамак» было передано сообщение о подрыве «Олега», «Всадник» послали в погоню за подводной лодкой, но вскоре он вернулся. Попытка выправить все увеличивающийся крен на левый борт контрзатоплением не удалась, на пятой минуте корабль начал опрокидываться. И через 10-12 минут крейсер лег на левый борт, коснувшись дна. Часть команды попрыгала в воду, остальная перебралась на выступавший из воды правый борт. На поверхности моря осталась средняя часть корпуса, боковой киль, треть верхней палубы с орудиями, а также мачты и дымовые трубы, на которых собралась почти вся команда. Из воды выловили всех прыгнувших за борт. Подсчет показал, что погибло 5 человек, ранено – 5, из них тяжело – 2. На подошедшие к борту эсминцы пересадили команду, последним на «Гайдамак» сошел командир «Олега» – военмор Н.Г.  Милашевич. На следующий день моряков с погибше-

го крейсера встречали с оркестром в Петрограде, а Реввоенсовет Балтийского флота объявил команде благодарность. Затем команда «Олега» в составе отряда моряков Петроградской морской базы приняла участие в боях у Веймарна и Ямбурга. Это был первый случай боевого применения торпедных катеров на Балтике, но как показали последующие события – не последний. Отметим, что потопивший «Олега» торпедный катер «СМВ 4» до сих пор хранится в качестве экспоната Имперского Военного музея в Даксфорде (Великобритания). А вот от «Олега» мало что осталось… Уже на следующий день после потопления «Олега» затонувший крейсер был осмотрен для выяснения возможности снятия с него орудий и выгрузки боезапаса. В течение лета 1919 года с «Олега» в первую очередь сняли 130-мм орудия с правого борта, плавсредства и часть боеприпасов. На корпус установили навигационный знак, корабль числился как резерв металлолома. При вводе в строй «Авроры» недостающие для нее становые якоря водолазами демонтировали с «Олега. В начале 1920-х годов сняли мачты и трубы. Раскачиваемый волнами корпус «Олега» погружался в ил, и при этом уменьшался угол крена. Первая и единственная попытка поднять

«Олег» была предпринята организацией «Рудметаллторг» в 1920-х годах. В сезон 1926 года вдоль правого борта был отрыт котлован глубиной 6 м для ликвидации крена. Весь корпус ушел в воду, над которой возвышалась только боевая рубка. На следующий год корабль подготовили к откачке, однако шторм, разразившийся 19 августа, разрушил все приготовления к подъему. В связи с убыточностью работ, от продолжения их отказались и приступили к разборке корпуса на месте. Работы выполнялись методом подрыва конструкций и подъема краном на баржу отделенных частей. Судоподъемные операции сильно осложнялись метеоусловиями. В 1932 году, подорвав палубы, извлекли по частям главные машины, а в следующем году – все 16 котлов. Затем приступили к разборке бортов взрывами. В 1934 году было поднято еще 1  250 т металла. Последние работы по разборке оставшейся части корпуса «Олега» были проведены в 1939 году – кормовую часть крейсера подняли и отбуксировали в сторону от фарватера, но некоторые фрагменты корпуса и конструкций так и остались на дне. Так закончилась боевая служба последнего из балтийских «богатырей».

Остов крейсера «Коминтерн» в устье реки Хоби (порт Поти), начало 1980-х годов

87


ОТЗЫВЫ ИГРОКОВ

«Богатыря» узнаешь на поле брани…»

Д

орогие друзья, по традиции представляем вашему вниманию мнение игроков о корабле, которому посвящен данный выпуск нашего журнала. Крейсер «Богатырь» – довольно интересный корабль, имеющий все, что необходимо для победы над «одноклассниками», и неудивительно, что игроки часто оставляют его в своем порту, чтобы иногда вернуться на 3 лвл и комфортно выиграть бой. Так в чем же особенности данного корабля – попробуем узнать. По традиции мы представляем вам мнение нескольких игроков. Надеемся, разные точки зрения позволят вам получить максимально емкое и общее представление о корабле и сложить свое впечатление о нем.

88


1L1dan: Находясь на 3-ем уровне в ветке развития советских крейсеров, «Богатырь» представляет собой не один, а целых два разных корабля. Это «бросается» в глаза при «прокачке» его орудий главного калибра, причем настолько сильно, что появляется желание выкачать на него отдельного командира и оставить в порту для «фана». Но обо всем по порядку. С «Богатырем» на уровне среди «прокачиваемых» кораблей соперничают «Сент-Луис», «Тенрю», «Кольберг» и «Каледон». По сравнению с оппонентами, у него есть как свои плюсы, так и свои минусы. Живучестью и бронированием советский крейсер уступает только «Сент-Луису» с единственной оговоркой – в снаряжении «Каледона» есть «Ремонтная команда», которая несколько помогает британцу в критических ситуациях. В остальном же «Богатырь» уверенно обходит оставшихся соперников. А вот показатели маневренности и скорости оставляют далеко не лучшие впечатления. Максимальная скорость «Богатыря» составляет всего 24 узла, и, таким образом, он оказывается быстрее только известного «утюга» – «Сент-Луиса», и в сравнении с советским крейсером крейсер «Тенрю» со своими 32 узлами выглядит как гоночный болид. Скорость перекладки руля составляет 6,7 секунд, как и у «Сент-Луиса», что ощутимо больше, чем у конкурентов, и единственное, что хоть как-то сглаживает впечатление от маневренности корабля – радиус циркуляции в 450 метров, что, опять же, соответствует «Сент-Луису», правда, в данном случае советский и американский крейсера уже находятся не в аутсайдерах, а в фаворитах. Маскировка у «Богатыря» примерно на уровне «Сент-Луиса» и «Каледона» и немного уступает «Кольбергу» и «Тенрю», но в целом это несущественно. Теперь о самом вкусном – о вооружении. Торпедных аппаратов на

89


ОТЗЫВЫ ИГРОКОВ

«Богатыре» в игре нет. С ПВО, фактически, то же самое – несколько мелкокалиберных орудий не наносят практически никакого урона авиации, поэтому о том, что на корабле вообще есть ПВО, лучше забыть и в качестве метода защиты от самолетов противника просто использовать маневр. Орудия ГК представлены двумя вариантами: стоковым (152-мм) и топовым (130-мм). На первый взгляд кажется странным, что орудия меньшего калибра являются топовыми,

90

но «дьявол», как говорится, кроется в деталях. Беглый осмотр характеристик выдает очевидное – у 152-мм снарядов больший урон и скорость перезарядки, что при прочих равных вроде бы говорит в пользу стоковых орудий. Однако затем взгляд натыкается на шансы поджога и начальную скорость снарядов. У 130-мм орудий шанс поджога ОФ снарядами 9  % против 8  % у 152мм. Разница в начальной скорости кажется не совсем существенной, но после нескольких боев с разной

конфигурацией орудий ГК понимаешь, что разница все же существенна: 130-мм орудия по сравнению со 152-мм имеют гораздо лучшую баллистику. Если стоковые орудия на предельной дистанции пригодны только для стрельбы по «рельсоходам» – крейсерам или линкорам, то 130-мм пушки уже способны обеспечить комфорт при стрельбе по крейсерам, а иногда и по эсминцам. Кроме того, они позволяют «перком» на УОП увеличить дальность стрельбы с 11,4 км до 13,4, что уверенно выво-


дит «Богатырь» в топ по дальности стрельбы на уровне. С другой стороны, 152-мм орудия позволяют на короткой дистанции быстро нанести достаточно большое количество урона. И все бы хорошо, но бои на 3-ем уровне зачастую напоминают свалку, и «Богатырь», хоть и обладающий неплохой живучестью, все же довольно быстро идет ко дну. Поэтому лично мой выбор для него – это 130-мм орудия и стрельба с дальней дистанции. Против легкобронированных противников (легких крейсеров, например) иногда можно использовать ББ, в остальном же – преимущественно ОФ. Единственное важное правило, которое нужно при этом соблюдать – держать дистанцию. Дистанция – это ваша живучесть и пожар в трюмах у противников. Если вы все же испытываете удовольствие от высокого урона за залп, то ваш выбор – 152-мм орудия. Дистанция стрельбы при этом снизится до 8-9 км. Преимущество в уроне лучше всего реализуется в дуэльных ситуациях, поэтому если вы вдруг заметили одинокий крейсер противника, то смело сближайтесь с ним на 4-5  км и поливайте его фугасами, иногда можно использовать ББ. С линкорами такой номер не всегда проходит, но если численное преимущество на вашей стороне и линкор противника отвлечен не на вас, то можете его с этим поздравить залпом и пожарами. Набор «перков» командира для 152-мм и 130-мм орудий ГК отличается. В случае выбора 152-мм орудий лучше всего взять: 1 уровень – «Основы борьбы за живучесть» и «Мастер-заряжающий»: Пояснений тут, думаю, не нужно – улучшаем живучесть. А вот «Мастер-заряжающий» необязателен, но если есть лишнее очко, не помешает. 2 уровень – «Мастер-наводчик» и «Из последних сил»: скорость поворота башен для эффективного ведения огня достаточно важна, как и дальнейшее повышение живучести. 3 уровень – «Повышенная готовность», «Бдительность» и «Суперинтендант». Учитывая то, что в данном случае крейсер ходит в ближний бой, увеличенная дальность обнаружения торпед лишней не будет. «Повышенная готовность» еще больше улучшает живучесть, а «Суперинтендант» стоит брать только в том случае, если командир качается для дальнейшего использования на кораблях ветки. 4 уровень – «Взрывотехник». Без комментариев, очевидное увеличение количества пожаров и фарм урона. В случае выбора 130-мм орудий: 1 уровень – «Основы борьбы за живучесть» и «Базовая огневая подготовка»: увеличиваем УВС и улучшаем живучесть. 2 уровень – «Мастер-наводчик», «Противопожарная подготовка» и «Из последних сил»: улучшаем скорость поворота башен и живучесть. 3 уровень – «Повышенная готовность» и «Суперинтендант»: выбирать можно что-то из них, на самом деле, для 130-мм из «перков» 3-го уровня что-то важное выделить трудно. 4 уровень – «Взрывотехник» и «Усиленная огневая подготовка»: выходим на максимальную дальность стрельбы, улучшаем шанс поджога, «нагибаем». Набор модернизаций стандартный: «Основное вооружение Модификация 1» и «Система борьбы за живучесть Модификация 2». В случае, если часто «критуют» рулевые ма-

шины, в слот второй модернизации берем «Рулевые машины Модификация 1». «Богатырь» интересен своей вариативностью, достаточно комфортен в игре и при должной прокачке командира на нем позволяет получать «фан» на своем уровне. В общем, хороший корабль.

DenDriver: Очень часто понимаешь, насколько игра отличается от реальности. Быть может, что даже очень сильно. И в случае с «Богатырем», крейсером ветки советских кораблей, это пра-

91


ОТЗЫВЫ ИГРОКОВ

вило вновь подтверждается. Данный корабль предстает перед нами на начальных этапах игры, всего на третьем уровне (которого игрок может достигнуть за первые несколько часов игры), и «геймплейно» во многом похож на «старичка» проекта – крейсер США «Сент-Луис», но с улучшениями. Основная особенность этих кораблей – огромное число снарядов в залпе. У «Богатыря» – четырнадцать орудий в залпе. Такое число может побить лишь

92

один корабль в игре – «японец» «Могами» с пятнадцатью орудиями. Но этот крейсер расположен на восьмом уровне, а Богатырь на третьем. Результатом этого является то, что корабль становится весьма сильным в руках умелого и опытного игрока. Особенно против начинающего. Так в чем же секрет? В целом этот крейсер, как и многие на его уровне, обладает средними размерами, «нормальной» циркуляцией и скоростью перезарядки

орудий. Ничего сильно выдающего его вперед попросту нет. Но...! Главный калибр в лучшей комплектации – 130-мм, что позволяет воспользоваться улучшающими параметры орудий умениями капитана. Так можно увеличить скорострельность и дальность. Добавим к этому высокий шанс поджога у фугасных снарядов, который так же можно усилить, и получаем весьма страшного врага на дальних дистанциях. Однако одна из «фишек», за кото-


рую я бы рекомендовал этот крейсер, равно как и похожие на него, не связана с дальностью или поджогами. Как я указал ранее – в игре далеко не все схоже с реальными морскими сражениями и, соответственно, тактиками. Так, например, в свое время военные инженеры пришли к решению, что расположение орудий побортно не дает никакого преимущества и является скорее наследием прошлого (как парусного, так и броненосного флотов), поскольку вести огонь на два борта приходилось все реже, а окруженный с двух бортов корабль скорее сам быстрей пойдет «на дно», нежели даст достойный отпор. В результате мы наблюдаем это и в игре, орудия стали размещать в башнях и располагать их по центральной оси корабля, позволяя им поворачивать вокруг своей оси и переносить стрельбу с борта на борт. В сэкономленное место могли поставить вспомогательные орудия малого калибра, ПВО, торпеды или припасы за броней. Или еще чего. Но к чему я это? К тому, что в игре, в отличие от реальной жизни, расстояния боя не сильно увеличиваются, а схождение на близкие, «кинжальные» дистанции происходит весьма часто. И потому иногда, вступая в бой на каком-нибудь линкоре или крейсере, где орудийные башни поворачивают настолько медленно, что противник, обошедший с борта, будет в безопасности, так и хочется, чтобы там хоть одно, да орудие бы было. И здесь вступает наш «Богатырь». Корабль его уровня участвует на картах малого и среднего размера, где схождение с противником в ближний бой происходит еще чаще. В результате мы получаем зачастую весьма интересный бой, где наш могучий корабль способен вести огонь сразу по двум направлениям. И при этом – иметь весьма сильный залп. Моей излюбленной тактикой также является бой «на подвороте», где после удачного залпа одного борта вы резко поворачиваете на другой и

даете еще один залп в противника. Зачастую именно такой способ позволяет подловить врага на маневре и нанести существенный урон. Безусловно, крейсер, это не линкор, и в «ближнем» бою, особенно с несколькими противниками, он и сам получит немало болезненных попаданий. Но чувство, когда противник в панике начинает искать укрытия, понимая, что ваш корабль способен одновременно «давить» на несколько кораблей врага, непередаваемо. Чтобы верно сыграть такой маневр, вам прежде всего нужно держать свое «ХП» целым, до поры. Корабль недостаточно автономен, а скорость не позволяет оперативно сближать  /  разрывать дистанцию с врагом, потому одиночные продвижения нам противопоказаны. Лучше всего подойдет поход с группой союзников, где в момент наступления вы упрямо «попрете» вперед, обстрели-

вая крейсера и эсминцы противника, пока союзники смогут заняться линкорами. Весьма впечатляет и работа отряда из трех «богатырей», где вражеские корабли буквально «насыщаются» снарядами. Впрочем, «Богатырь» не лишен минусов своего класса и уровня. Невысокое бронирование и устойчивость к фугасным снарядам, отсутствие ПВО и низкая скорость. Весьма критичны будут атаки авиагрупп противника и перестрелки с несколькими кораблями врага «на фугасах». В итоге мы имеем весьма большой потенциал, который нужно грамотно реализовать и расширять с помощью умений капитана. И наградой за это станет весьма веселый и бодрый геймплей в духе кораблей золотого века парусников. Йо-хо-хо!

93


ШИПСЫСТОРИЕС… Премьера

Ожидание – Ну что же, подведем итоги уходящего года? – Старпом был, как всегда строг, суров и серьезен. И его не смущало, что эти все определения похожи, напрягала немного только шапочка Снегурочки на голове. Шапка Деда Мороза, немного великоватая, грела мозг Капитану, который с умным видом и высунутым от большого напряжения языком, наряжал в углу кают-компании елочку. – Итак! Что же, по мнению команды, было самым интересным в нашей игре? – Она ее показала!!! – голос какого-то матроса пробился из коридора вопреки спин и шума экипажа. – Чудо-иллюминатор мне не наврал!!! – Мдя. Это факт! – скромненько из-за стола откликнулся Боцман, с непреклонным упорством пытающийся вырезать своими ручищами бумажные снежинки. – Та да, это круто!.. – Вот это подарок от богов!.. – Божественный!.. – Самый неожиданный подарок на Новый Год!.. – А вы в курсе, что Злооо, оказывается, тоже поклонник Дашеньки?.. – Блииин! Шансов все меньше и меньше! – раздался чей-то унылый голос в коридоре. Старпом повелительно кашлянул, перехватывая инициативу: – То есть, для вас Родинка – подарок? А Граф Шпее, значится, мелочь карманная? – Дымящий стул нам в подарок! – под нос пробубнявил один из офицеров, раскрасневшийся от надувания шариков. – Причем, на все Рождественские праздники! Одобрительный гул пронесся по кают-компании. – А я слышал, появился слух, будто разработчики за игру на японских топах будут дарить многострадальную Микасу! – послышалось из толпы надувальщиков. Старший помощник обеспокоенно кашлянул. – Кашляй-не кашляй, а разрабы так много Микас наштамповали, что даже зомби-режим не помог от них избавиться! – это Кок из своего угла, где он раскрашивал флажки для гирлянды, подал голос. – Он говорящий!!! – раздался из-за спин чей-то восторженный голос. – Ну да! Не то что прошлый кок! – подтвердил еще ктото. – Ну тот, который за кастрюлей макарон по-флотски за борт бросился! – Ага! Кормит теперь, небось, Дейви Джонса!.. – Нашими макаронами!!! Экипаж дружно помолчал... То ли вспоминая молчаливого кока, то ли… – А мне будет не хватать порта Йокосука! – это был один из старшин, услужливо подающий елочные украшения ушедшему в нирвану Капитану. – Красив он был и светел… Команда в подтверждение слов тоскливо закивала. – Да не паникуйте вы раньше времени! – Боцман пытался вынуть из пальцев застрявшие ручки ножниц. – Разрабы хитры! Этого у них не отнять! Но я тут на днях раскинул пасьянсик. ...Ээээ... Мозгами...Ээээ... Кароче, думал я много! Так вот, я разгадал ихнюю многоходовочку, вместо порта Йокосука разрабы введут в игру...Парарам! Торжественный марш! Внимание! Порт Йокосука!!! Боцман был очень доволен собой, а вот слушатели пытались не смеяться одновременно. Видя такое неуважение к здравому смыслу, он решил устроить допрос: – «Полундру» все смотрите? – Так обязаловка ж! – вставил кто-то. – Хорошо! – удовлетворился ответом Боцман. – Кто после этого посмотрел «Старшая школа ВМФ. Голубые русалки»? Лес рук браво полез чесать затылки. – Может, Радист смотрел? – раздался чей-то голос. –

Он того. Любитель этих всех, рисованных! Радиста, скромненько сидевшего в углу и пытавшегося создать плей-лист для новогоднего корпоратива, удовлетворив заявки всего огромного экипажа, выдернули из наушников и поставили в центре кают-компании. При этом так и не дав возможности адекватно всунуть куда-нибудь «Золотые купола». – Какой порт базирования Голубых русалок? – сходу атаковал Боцман. – Порт Йокосука! – О! – торжественно поднял палец вверх Боцман. – Слышали? А что я вам говорил!!! Еще не до конца понимая, что от него требуют, Радист продолжил: – Его, правда, немножечко подзатопило. Но новый, плавучий Йокосука тоже красив!.. – Ну вы теперь поняли страшно секретную мыслю разрабов? – Боцман был невероятно доволен собой. В помещении повисла неловкая пауза. – Аааа! – спас ситуацию особо сообразительный матрос. – Вот в чем оказывается дело! И если матрос так до конца и не понял, в чем же тут дело, то до других стало понемножку доходить, и посыпались вопросы: – А что, это аниме интересное?.. – А девчонки там есть?.. – А красивые?.. – А много?.. Радист попытался ответить всем и сразу: – Ну вот смотрите, в Морской стали на каждом корабле было по одному женскому персонажу, а в Голубых русалках весь экипаж кораблей из девчонок! И да, все красивые, все интересные!!! – О, боги! То есть, разрабы! Не лишайте нас такой радости! – раздался чей-то голос из-за спин. – Ага! – вторило этому возгласу дружное эхо. – Так, озабоченные родинками и русалками, что мы будем делать на Новый Год? – спросил Старпом, потеряв надежду услышать достоинства уходящего года. – Ну как, что? – Есть! – Пить! – Веселиться! – И праздновать!!! – Что, мы хуже Босса что ли? – пробурчал себе под нос Боцман. – Он, значит, наотмечается, а мы такие все культурные?! – Так выпьем же за то, что мы живы! За то, что наша игра жива и нас радует! За здоровье наших игроков! Ведь наша игра позволяет избавиться от излишков нервных клеток!.. – Тссс! – Старпом незаметно пнул в бок толкающего речь Капитана, который так неожиданно вышел из нирваны. – Рано еще! – Упс! Тогда будем считать, что это была репетиция!.. И так мило они стояли. Рядышком. На фоне радующей глаз новогодней елочки. Дед Мороз и Снегурочка. И экипаж, слаженный, переживший не один бой, умиляясь открывшейся «ихнему» взору картине, громко и весело ржал... ...Ах, нет! Боцман с Радистом самозабвенно обсуждали Голубых русалок, наперебой делясь впечатлениями! И это их забавляло больше, чем сладкая парочка! – Шмальнем торпедами?!! – Угу!.. 21.12.2016 DrDurov

Реальность 31 декабря, 10:07 – Как командир корабля поздравляю экипаж с первым боем последнего дня уходящего года! Босс решил перед застольем нагнуть рандом!!! И мы ему в этом поможем!!!... 11:04 – Ну ничего, мы еще покажем!.. 11:56

94

– Разрази меня гром, на улице мороз и солнце, день чудесный! Так и завлекает тебя прокатиться на саночках с ледяной горки, поиграть в снежки... Так нет же, сидят-шпилят! Карамба, был бы я на месте их родителей… 12:45 – Ну как же достала эта цифра урона – 1 050!!! Нужно в следующем году требовать от разрабов сменить ее на что-то более логичное. Например на 666…


13:52 – Он что, за хлебом и селедкой не пойдет? 15:48 – Похоже на то, что куплено было заранее! – Ничоси, наш Босс – гигант мысли!!! И что, эль тоже не забыл?.. 18:43 – Да я устал уже в восемнадцатый раз праздничный банкет готовить!!! Доколе мы будем кормить Дейви Джонса?.. 19:17 – И «Иронию судьбы» он не хочет смотреть!.. 20:06 – У меня одного нехорошие предчувствия?.. 21:34 – Тысяча горбатых моллюсков, меня немного напрягает этот марафон: «Кто первым поздравит Дейви Джонса в бою»!.. 22:11 – Гром и молния! Он что, жену к родителям отправил?.. 22:47 – И сервер не ломается! 23:09 – Тааак! Старый Новый год мы встретили сражаясь. Командир, похоже, наш план по празднованию пускает пузыри вслед за нами! Команда измучена и очень быстро теряет веру в чудо!.. 23:45, крейсер «Киров», бой на карте «Трезубец». – Елочку бы нам! – с диким сожалением промямлил Боцман, развалившись прямо на палубе. – Наши запасы еще пару часов назад как закончились! Да и с игрушками проблема… – Просто, Боцман, надо было быть более расторопным! У вас же было пару минут в порту! Могли бы и елочку с набережной позаимствовать! – Старпом был, как всегда, логичен, серьезен и безлик. – Что там наш кок, жив? Сможет успеть что-нибудь приготовить к Новому Году? Откликнулся один из матросов: – Кок-то жив! Да только подходить к кухне близко не советую! Он там в бешенстве! Похоже, припасы совсем кончились!.. – Вражеская эскадра на горизонте! – это доложил с мостика дежурный офицер. – Идет волнообразным курсом! Команда, находившаяся на палубе, окончательно приуныла. Где-то издалека прилетели первые отзвуки канонады. Это пошли сливаться союзные эсминцы. Соседний линкор, как хищник, почуявший добычу, немного пошатываясь, поплыл в сторону боя, чуть не протаранив «Киров». На его палубе, залитой разноцветной иллюминацией, веселился нетрезвый экипаж. – С наступившим вас Новым Годом!!! – донесся с палубы «Нью Мексики» хор сотен довольных голосов. – Так еще же рано! – отметил под нос Капитан. И тут до него дошло. План спасения праздника появился в уставшем мозгу и не захотел его покидать. Это придало Капитану уверенности, и, не обращая внимания на шокированный экипаж, он начал отдавать команды: – Всем расчетам занять свои боевые позиции согласно распорядка! Машины, полный ход! Наблюдателям. Искать корабль противника с новогодней иллюминацией и нетрезвым экипажем. Огонь не открывать! Отключить ПМК! Мы идем на абордаж!!! Немного обескураженный Старпом притерся к Капитану: – А можно и меня посвятить в Ваш дерзкий план! – Все просто! – капитана было просто не узнать. – Из-за разности часовых поясов кое-кто уже отмечает по полной! Это наш шанс без боя взять нужные припасы и успеть встретить Новый Год с полными бокалами! Да и совесть наша будет чиста!!! – План немного наивный, но рискнуть в такой вечер можно! – Отлично! Тогда на Вас подготовка абордажной команды! Елка, еда, эль! Команду противника не обижать! Постарайтесь по-мирному!.. – Корабль, отвечающий требованиям, в десяти километрах по левому борту! – донесся голос вахтенного. – Это «Фусо». Заблудился в островах! – Лево руля! – Абордажная команда, товсь! – Не сделаем сейчас – будем жалеть весь год! Крики возбужденной команды заглушил свист снаряда. Снаряд ударился о надстройку, громко ойкнул и с неприличными выражениями шлепнулся на палубу. – Вот так подарочек!!! – от удивления Боцман заломил бескозырку на затылок. Подарочек с трудом поднялся, отряхнул белое платьице, поднял откатившийся в сторону волшебный жезл и решил представиться: – ВБР... Ик! Просто, ВБР!

И видя оторопевшую команду, продолжил: – Вы, часом... Ик! Не с «Аобы»? Не потерявший самообладания Боцман, поправив усатому фею сползающую корону, решил ответить: – Крейсер «Киров» это! Походу, не туда Вас забросило, уважаемый! Фей достал из-под полы платьица засаленный блокнотик и, немного пошатываясь, стал его изучать. – «Киров», говорите? Ик! «Ки-ров»! Вот!!! Вы у меня через пять минут будете! Ик! Ваншот! Капитан со Старпомом заговорщицки переглянулись. – Эх! Чему быть, того не миновать! Боцман, вот этого усатого схватить, связать и запереть в каюте! – и видя, как воодушевленно команда принялась исполнять приказ, Капитан продолжил: – Держим курс на «Фусо»! Абордажной команде удачи!.. Экипаж «Фусо» был озабочен. Настолько был озабочен запусканием в небо фугасов из главного калибра, что не заметил, как команда «Кирова» уносила со стола приготовленную снедь, катила по палубе бочки с элем и, самое главное, – Боцмана, торжественно вынесшего из кают-компании линкора нарядную красавицу-елочку. Уже отойдя на приличное расстояние от сияющего праздничными огнями и фугасным салютом «Фусо», Капитан позволил себе вздохнуть с облегчением: – Экипаж! Держим курс к краю карты! У нас осталось всего-лишь пару минут до наступления Нового Года! Поэтому, срочно все на корму! Там уже почти все гото… – Бомберы по левому борту!!! – разорвал предпраздничную атмосферу голос вахтенного. Самолеты шли плотной группой, и сомнений ни у кого не возникло, цель – «Киров». Экипаж, полный разочарования за испорченный праздник, бессильно наблюдал, как от самолета отделилась бочкообразная бомба и лихо проломала палубу на корме… – Иии? – возник у команды немой вопрос. Бомба в проделанном отверстии молчала, пауза затягивалась. – А я и не знал, что в нашей игре бомбы могут не взрываться! – восхитился какой-то матросик. И тут из глубин трюма донеслось: – Йо-хо-хооо!!! – Разрази меня гром! Это же Дед Мороз!!! – воскликнул Боцман. – Думаю, что это все-таки Санта Клаус! – невозмутимо подметил Старпом. – А что это он, кораблем ошибся? – задал вопрос один из старшин. – Достать старика с нижних палуб! – очнулся Капитан. – Наполнить бокалы! Экипажу приготовиться к встрече Нового Года!.. Где-то за полночь… ...Волны шелестели о борт дрейфующего у края карты крейсера «Киров». На палубе было светло и весело. По покинутым матросами столам паслись олени, ошибочно принятые за группу бомберов. Привязанный к поручням фей мирно летал над палубой, не забывая требовать у матросов новой порции эля. Старпом, стоя возле проломленной палубы, думал, положена ли скидка на ремонт в такой ситуации. Санта Клаус в обнимку с Боцманом лихо напевали: «Йо-хо-хо и бутылка рома». Радист с Коком методично и не спеша вскрывали подарки, оставшиеся в санях. А Капитан в сторонке, наблюдая эту мирную картину, тихо, про себя, желал своему экипажу, игре, игрокам и их семьям удачи, счастья и здоровья в наступившем Новом Году. – Живите и процветайте!!! – С Новым Годом!!!

22.12.2016 DrDurov

95


ТАКТИКА В МИРЕ МОДЕЛЕЙ

«Морской бой. Начало», часть 1

Дорогие друзья! В этом номере в рубрике «В мире моделей» представляем вам результаты творчества наших читателей несколько в иной плоскости – вам предлагается познакомиться с опытом моделирования не отдельного корабля, а морской игры. Причем игры, для которой не требовались мощные компьютеры и производительные видеокарты, нужны были умелые руки и желание играть в любимую игру, постепенно развивая ее и улучшая. Представляем вам статью Sergfd и его воспоминания о том, какой была игра «Морской бой» сорок лет назад.

96


В

«Человек умирает, но вещи его остаются…»

далеком 1974 году к нам, десяти и двенадцатилетним пацанам, попала в руки игра «Морская игра» (Ф1). Правила игры позволяли играть в нее по двое, но желающих играть в нее было намного больше, и всем хотелось играть одновременно. В магазинной игре было только два комплекта кораблей, и чтобы играть хотя бы четверым, пришлось сделать дополнительно корабли, но это был только первый шаг. Игра затягивала все больше ребят, и вот вскоре была нарисована первая самодельная карта с отдельными независимыми друг от друга портами. Карта – это лист чертежного ватмана, найденного у кого-то и расчерченного двухсантиметровыми клеточками, по которым должны передвигаться кораблики. Из порта каждого игрока могло в один «ход» выходить по три корабля, которые двигались согласно обговоренным нами заранее правилам. По новым правилам игры корабли не «тупо» шли на таран, а могли стрелять на расстояние и двигаться с разной скоростью в зависимости от класса корабля. Самый сильный был линкор – имел 4 пушки, которые наносили по 1 очку урона, он стрелял на 4 клеточки, но «ходил» по одной и тонул с 12 попаданий. Крейсер имел только три пушки, он ходил и стрелял на 2 клеточки, а тонул с 8 попаданий. Самый быстроходный был эсминец – он ходил на 3 клетки, стрелял на соседнюю, причем и пушкой, и торпедой, которая давала сразу урон в 6 попаданий. Была в игре еще подводная лодка, тоже с одной пушкой и одной торпедой, но в нее мог стрелять только эсминец. Бои были азартными и скоротечными. Но самое для нас главное, что правилами было разрешено иметь любое количество кораблей, выходящих из твоего порта, при условии, что они сделаны твоими руками (Ф2). Постепенно появилось большое количество кораблей разного вида и «пошиба», и было введено правило уничтожать после боя самые безобразные, по общему мнению, корабли. Так постепенно начали появляться корабли более качественного изготовления. Постепенно ребята втягивались в эту пропитанную соревновательным духом игру, и настала необходимость в ее более усложняемых время от времени версиях. Выработались основные правила игры и критерии для кораблей. Также начались поиски информации, которая позволяла сначала давать имена, а затем и строить реально существующие корабли, которым давались дополнительные очки жизни, наподобие премиум-кораблей в «Варшипе». Игровая карта шаг за шагом увеличивалась в размерах, а каждый игрок все более совершенствовался в постройке кораблей (Ф3). Была своя система поощрений и награждений, возможно, сейчас выглядящая наивно, но нам, подросткам, необходимая! (Ф4) Карта с годами росла в размерах и представляла собой склеенные в полотно прямоугольные листы бумаги, разлинованные на клеточки 3 х 3 см. Были варианты карт и с шестиугольными клетками. Одна из последних карт имела размеры 3 х 1,5 метра. (Ф5). Как я ни пытался ее сохранить, этот гигантизм ее и погубил. В одной клеточке было 10 морских миль для учета скорости и расстояния. Игра

1

2

3

97


ТАКТИКА В МИРЕ МОДЕЛЕЙ

98

3

4

3

5

3

7


8

9

по своей сути была пошаговой стратегией, в дальнейшем переходящей в пошаговое тактическое сражение. Корабли двигались и стреляли на карте в зависимости своих тактико-технических характеристик. Клеточки карты были пронумерованы, для скрытого движения подводных лодок велись специальные журналы, куда каждый игрок записывал их ходы. Также номера клеток были нужны для записи положения кораблей во время «межигрового перерыва». Когда корабль начинал вести огонь, то кидался кубик с отмеченной на нем вероятностью попаданий. Было несколько вариантов кубика с разными вероятностями попаданий, в зависимости от скорострельности того или иного орудия (Ф7). При удачном выстреле бросался кубик с нарисованными на нем местами попадания, учитывающий класс корабля. (Ф8)

В более поздних версиях игры, чтобы как-то унифицировать игровой инвентарь, кидался кубик с цифрами, а отсеки были нарисованы уже в справочнике, где учитывались и броня, и расположение отсеков отдельно взятого корабля. (Ф9) Продолжение следует ….

Sergfd

99


КНИЖНАЯ ПОЛКА

РЕКОМЕНДОВАНО К ПРОЧТЕНИЮ И ИЗУЧЕНИЮ Тяжелый авианесущий крейсер «Варяг». Первый китайский авианосец «Ляонин» Cерия: Война на море Авторы: В.В. Костриченко, А.Н. Одайник Москва: Яуза-Эксмо, 2016. —112 с. ISBN: 978-5-699-91197-4 Этот тяжелый авианесущий крейсер был заложен под именем «Рига» на Черноморском судостроительном заводе через 20 минут после того, как спустили на воду однотипный «Леонид Брежнев» (ныне – «Адмирал Кузнецов»). В 1990 году «Ригу» переименовали в «Варяг», но после распада СССР недостроенный крейсер был законсервирован, а в 98-м Украина продала его китайской фирме всего за 20 миллионов долларов (дешевле, чем по цене металлолома). Официально сообщалось, что корабль переоборудуют в плавучий пятизвездочный отель, развлекательный центр и казино. Успешно осуществив сложнейшую операцию по буксировке корабля через три океана, китайцы достроили его уже как авианосец и в 2012 году ввели в строй под именем «Ляонин». В этой книге вы впервые найдете исчерпывающую информацию о поразительной судьбе советского тяжелого авианесущего крейсера и его превращении в первый китайский авианосец. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивным чертежей и фотографий.

Морская Кампания №11 (63)•2016

В данном сборнике вашему вниманию представляются следующие материалы по истории отечественного и зарубежного флотов. Заглавная статья номера посвящена пограничному сторожевому кораблю «Пурга» проекта 52 – первому отечественному боевому кораблю ледокольного типа. Работа написана по материалам фондов Центрального пограничного музея ФСБ РФ и воспоминаниям ветеранов. Авторы работы: к.и.н. Владимир Анатольевич Сутормин (г. Анапа, Краснодарский край), Андрей Алексеевич Алексеенко (Москва), к.в.н. Вячеслав Михайлович Сержанин (Москва). Статья Виталия Ивановича Григорьева (Нижний Новгород) рассказывает об миноносцах «Випер» и «Наттер», построенных в качестве прототипов для будущей серии миноносцев I класса австро-венгерского флота. История сиамских крейсеров типа «Таксин», впоследствии реквизированных и включенных в состав итальянского флота как крейсера ПВО типа «Этна», но так и не вошедших в строй, описана в статье к.и.н. Сергея Владимировича Патянина (г. Саров Нижегородской обл.).

ВМФ Гитлера. Полная энциклопедия Кригсмарине Авторы: Патянин С.В., Морозов М.Э., Нагирняк В.А. Москва: Яуза-Эксмо, 2012. — 400 с. ISBN: 978-5-699-56035-6 Самая полная энциклопедия Военно-Морских Сил Третьего Рейха. Уникальное издание, не имеющее равных. Фундаментальный труд ведущих историков флота. Исчерпывающие сведения о 999 боевых кораблях Кригсмарине и более 1000 вспомогательных, а также 1121 подводной лодке, дополненные специальным разделом о боевом применении гитлеровского ВМФ на Востоке. Колоссальный объем информации, более 2000 эксклюзивных схем, чертежей и фотографий, мелованная бумага высшего качества.

The battle of the Coral Sea. Strategical and tactical analysis. Автор: коллектив Издательство: U.S. Naval War College Место издания: Аннаполис Год издания: 1947 ISBN – Ныне рассекреченный аналитический обзор стратегии и тактики в сражении в Коралловом море в период с 1-го по 11-е мая 1942 года.

100


Используемые источники: •

• •

Friedman, N. U.S. Naval Weapons of World War one: Guns, Torpedoes, Mines, and ASW Weapons of All Nations. An Illustrated Directory. Annapolis: Naval Institute Press, 1985. Апальков, Ю.В.ВМС Германии 1914-1918. Справочник по корабельному составу/ Ю.В. Апальков // Морская коллекция, № 3 (9) – 1996. – 32 с. Балакин, С.А. ВМС Великобритании 19141918. Справочник по корабельному составу/ С.А. Балакин // Морская коллекция, № 4 – 1995. – 32 с. Гармашев, А.А.Чертежи кораблей российского флота. Крейсер 1 ранга «Богатырь» /А.А.Гармашев. – СПб.: Частный военно-исторический архив.- 2003.- 30 с. Заблоцкий, В.П. Вся богатырская рать (Бронепалубные крейсера типа «Богатырь»).Часть 1/В.П.Заблоцкий//Морская коллекция, № 3 (доп) – 2010. – 32 с. Заблоцкий, В.П. Вся богатырская рать (Бронепалубные крейсера типа «Богатырь»).Часть 2/В.П.Заблоцкий//Морская коллекция, № 1 (доп) – 2011. – 32 с. История отечественного судостроения. В пяти томах. Т.2. Паровое и металлическое судостроение во второй половине ХIХ в./ Р.М.Мельников. Сост. Б.Н.Малахов. – СПб.: Судостроение, 1996. – 544 с. Катаев, В.И. Крейсер «Варяг» /В.И. Катаев // Морская коллекция, № 3 (51).- 2003.- 32 с. Крестьянинов, В.Я. Крейсер «Аскольд» /В.Я. Крестьянинов, С.В.Молодцов // Морская коллекция, № 1 (7).- 1996.- 32 с.

• • • • • • •

• • • • •

Крестьянинов, В.Я. Крейсера российского императорского флота. 1856-1917 годы. Часть 1 /В.Я. Крестьянинов. – СПб.: Галея-Принт, 2009.- 212 с. Лапшин, Р.В. Крейсер «Коминтерн» /Р.В.Лапшин, М.Э.Морозов// Морская кампания.- № 4(41).- 2011.- С.24-43. Лисицын, Ф.В. Крейсера Первой мировой: уникальная энциклопедия /Ф.Лисицын. - М.: Яуза: ЭКСМО, 2015.- 448 с. Мельников, Р.М. Крейсер «Богатырь». Серия «Корабли отечества № 7, 1995 / Р.М.Мельников. – СПб.: Гангут, 1995. – 32 с. Мельников, Р.М. Крейсер «Богатырь». Серия «Стапель № 6, 2009 / Р.М.Мельников. – СПб.: ЛеКо, 2009. – 72 с. Мельников, Р.М. Крейсер «Очаков». Серия «Замечательные корабли/ Р.М.Мельников. – Ленинград: Судостроение, 1986. – 256 с. Хромов, В.В. Крейсер «Олег» /В.В.Хромов // Морская коллекция, № 1 (82) – 2006. – 32 с. Широкорад, А.В. Корабельная артиллерия российского флота 1867-1922 года /А.В.Широкорад // Морская коллекция, № 2 (14) – 1997. – 32 с. Шуберт, Б.К. На крейсерах «Смоленск» и «Олег» /Б.К. Шуберт. – СПб.:Гангут, 2009. – 248 с. http://wiki.wargaming.net http://navweaps.com/ http://wiki.wargaming.net http://kreiser.unoforum.pro

«Navygaming» РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Cherep, Darth_Vederkin, S_Alex_D ЛИТЕРАТУРНЫЙ РЕДАКТОР: BaxMastyrev ВЕРСТКА И ДИЗАЙН: Mu57Di3, Napish

Крейсера «Очаков» и «Кагул» - черноморские «герои» и «мученики» - Fealune Крейсера «Богатырь» и «Олег» на Балтике _Thunderbird

АВТОРЫ СТАТЕЙ: Раздел «История создания» «Богатырь» - крейсер – дальний разведчик при эскадре - S_Alex_D

Раздел «Отзыв игрока» «Богатыря» узнаешь на поле брани… - 1L1dan, DenDriver

Раздел «История кораблестроения» Немецкий проект для русского крейсера - S_ Alex_D Энергетические установки для бронепалубного крейсера – разведчика - GeorgeK30

Раздел «В мире моделей» Морской боя. Начало - Sergfd

Раздел «Вооружение» Вооружение крейсера «Богатырь» - артиллерия универсального корабля - Ledy_STELLA Раздел «Боевое применение» Владивостокский отряд и Цусима - «богатыри» в годы русско-японской войны - baloo_bst Крейсер «Олег» в Цусимском бою (из рапорта старшего офицера крейсера) - S_Alex_D

Раздел «Творчество» «ШипсыСториес» - DrDurov

Видеообзор: Etric, Kheltes, Fealune Книжная полка Викторина от Navygaming ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО: Представителям Wargaming – за поддержку конкурса и всего проекта Darth_Vederkin – за подготовку вопросов викторины и обзор литературы


Регламент конкурса Уважаемые друзья, мы внесли изменения в наши конкурсы и викторины: в данный момент, на постоянной основе, в журнале публикуются вопросы только на один этап конкурса (викторины). Как и обычно, чтобы принять участие в конкурсе (викторине) Вам необходимо правильно ответить на данные три вопроса и прислать правильные ответы на них по адресу: contest@navygaming.net, с обязательной пометкой – КОНКУРС (не забывайте указывать свой игровой ник)! Призерами конкурса признаются первые три человека, кто правильно ответят на большинство вопросов. Призеры могут получить КАЖДЫЙ по 5000 дублонов на аккаунт World of Warships. Если за период проведения викторины от участников не будет получено три полных и правильных ответа, то ПРИЗ начисляется из расчета: за один правильный ответ – 1500 дублонов, за два правильных ответа – 3000 дублонов, за три правильных ответа – 5000 дублонов. Приоритетом в ответах является конкретность, полнота и четкость ответа на заданный вопрос. Просим избегать от лишних подробностей. Наличие в журнале только одной викторины не значит, что мы этим ограничиваемся – внимательно следите за объявлениями на форуме и в нашей группе в ВК, а еще лучше подписывайтесь на почтовую рассылку – и вы не пропустите ни одну нашу викторину или розыгрыш! Оформляйте подписку на почтовую рассылку, читайте наш журнал на форуме и на нашем портале,  подписывайтесь на наш канал https://www.youtube.com/channel/UCsGIg2Ay0Euav6D0njuqNVg, присоединяйтесь к нашей группе ВКонтакте, и вы будете всегда в курсе последних новостей и выпусков:  https://vk.com/navygaming_journal

Внимание! Размеры и содержание призов могут быть изменены по решению разработчиков с учетом объемов выделенной поддержки.

У вас есть шанс выиграть на аккаунт World of Wars от 5000 дублонов hips


1

Если бы судьба сложилась иначе, то один из героев нашего повествования, мог бы стать «потомком» одного из кораблей, изображённых на фото, и «предком» другого. Назовите причину такого «родства».

2

3

Этим «двоюродным братьям» довелось встретиться в решающем сражении одной их знаковых войн прошлого столетия. Назовите этих «братьев» и в какой битве они сражались.

Корабль изображённый на фото стал одной из первых жертв одного из новых видов морского оружия, родившегося в годы Первой мировой войны. Один из героев настоящего выпуска погиб от применения такого же оружия. Назовите этот вид оружия и упомянутого в вопросе героя нашего журнала.

Призеры основного конкурса: strufian

3000

MMS2000

3000

sokol_narvik

5000

1

Линкоры типа «Нассау» отличались от других немецких дредноутов конструкцией якорного устройства с размещением запасного якоря по правому борту. Эти корабли стали единственными линкорами германского флота, получившими «зеркальную» конструкцию якорного устройства так называемого «британского» типа с размещением запасного якоря по правому борту.

2

На фото додредноут «Ганновер» и дредноут «Остфрисланд». Эти корабли служили флагманскими кораблями 1-й эскадры линейных кораблей. «Вестфален» также был флагманом 1-й эскадры в период 5 мая 1910 г. по 29 апреля 1912 г.

3

На фото итальянский КРЛ «Бари» (бывший немецкий «Пиллау», бывший российский «Муравьёв-Амурский»). Его «систершип» «Адмирал Невельской» - «Эльбинг» 1 мая 1916, будучи тяжело повреждённым британскими ЭМ, был протаранен ЛК «Позен» и затонул.


USS крейсер «Сент-Луис»

ЕМ Щ Ю У Д В СЛЕ ЕРЕ! НОМ

Post Scriptum Уважаемые читатели, вероятно, не все прочитают эти строки, но возможно так даже и лучше. Но мы всегда старались вести с вами тесный диалог и не уходить от ответа, будем последовательны и сейчас За прошедшие более, чем три года наш журнал Navygaming и проект в целом вырос и количественно, и качественно. Нам удалось отладить технологию подготовки журнала и обеспечить его стабильные и регулярные выпуски, развернули свой TV-канал, группу в ВК, создали даже свою комнату в TeamSpeak, и планировали там новые форматы общения с читателями, в том числе - совместные стримы и турниры. И это все при том, что основой проекта был и останется ЖУРНАЛ, на страницах которого нам бы хотелось вместе с вами обсуждать боевые корабли и истории военно-морского флота. Но не всем планам суждено осуществиться. Надеемся тем, кто займет наше место – будет легче и пригодится наш опыт. Удачи на поле морских боев! С наступающим 2017 годом, годом перемен!



Navygam 08 2016