Issuu on Google+

Я знаю, что я ничего не знаю

№ 5 (29) | май 2014

исторический журнал для всех

1939 Византия. Спасители Отечества

Расчленение Чехословакии

...Времен очаковских и покоренья Крыма


покоренье крыма

«За сотрудничество с врагом» Андрей Сорокин

Среди громких событий прошедшего месяца — реабилитация указом президента России армянского, болгарского, греческого, крымскотатарского и немецкого народов Крыма.

В

указе не сказано об исторических реалиях незаконной депортации, лишь в одном пункте упоминается ее 70-летие и возникает конкретно-историческая привязка — 1944 год. Между тем как минимум в отношении одной из упомянутых национальных групп эта формула является неточной. Советские немцы в годы Великой Отечественной войны подверглись депортации одними из первых. Каждая из территориальных групп — на основании специального постановления ГКО и приказов НКВД. Были депортированы немцы и из Крыма. Произошло это еще в августе 1941 года, за три года до печально знаменитых депортаций 1944-го. Причем крымским немцам относительно повезло. Они были не переселены на основании приказа НКВД, а эвакуированы в соответствии с постановлением Совета по эвакуации от 15 августа 1941 года. Так что в 1944 году депортировать немцев из Крыма не было ни необходимости, ни возможности — граждан СССР немецкой национальности, проживавших там на постоянной основе, к этому времени на полуострове практически не осталось. На 1944 год пришлась вторая волна национальных депортаций с тер-

36

ритории Крыма. Фактическое начало было положено приказом НКВД/НКГБ СССР № 00419/00137 от 13 апреля 1944 года. Формально его реализация преследовала целью «очистить территорию Крымской АССР от агентов шпионских резидентур… изменников Родине и предателей, активных пособников и ставленников немецко-фашистских оккупантов, участников антисоветских организаций, бандформирований и иных антисоветских элементов» без различения национальной принадлежности.

Уже менее чем через месяц, 10 мая, Берия сообщает Сталину о проделанной работе и выдвигает новые предложения — «о выселении всех татар с территории Крыма», поскольку «следственным и агентурным путем» установлено, что «значительная часть татарского населения Крыма сотрудничала с немецко-фашистскими оккупантами и вела борьбу против советской власти». 11 мая принимается постановление ГКО № 5859сс «О крымских татарах», реализовавшее практически все предложения Берии. Проходит еще две недели, и в список «антисоветских элементов» попадают болгары, греки и армяне, проживавшие на территории Крыма. На основании очередной докладной записки Берии Сталину от 29 мая ГКО принимает 2 июня постановление № 5984сс «О выселении с территории Крымской АССР болгар, греков и армян». Надо сказать, что крымские татары и греки попали под подозре-

дилетант №5 (29)


ние за два года до этого. Еще 29 мая 1942 года нарком внутренних дел Берия обратился к Сталину с запиской о целесообразности в связи с создавшейся военной обстановкой на Керченском полуострове провести в двухнедельный срок выселение из Краснодарского края и Ростовской области иностранных подданных и лиц, признанных социально опасными. К этим категориям были добавлены немцы, румыны, крымские

Поезд смерти. Рустем Эминов, 1996 год

татары и греки (судя по их незначительному количеству, указанному в документах, проживали они именно на указанной территории, а не в самом Крыму). Депортации народов в этот период стали одной из самых мрачных страниц сталинского периода истории. В литературе устоялось представление о том, что «за сотрудничество с врагом» были депортированы шесть малых народов — карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы и крым-

«Значительная часть переселенцев размещена в непригодных для жилья помещениях» май 2014

ские татары, в отличие от советских немцев, депортация которых носила «профилактический» характер: для предупреждения серьезного кровопролития. Как мы видим, «за сотрудничество с врагом» были депортированы и другие народы. В общественном сознании сложилось (и, в общем, справедливо) представление о крайне жестоком характере операций по депортации. Нельзя, однако, не обратить внимание на некоторые документы, которые его отчасти корректируют. Так, 25 сентября 1944 года ГКО принял постановление № 6600 «О расчетах со спецпереселенцами из Крыма за принятые от них в местах прежнего жительства зерно, скот, птицу, шерсть и кожевенное сырье и мерах помощи по их быстрейшему хозяйственно-бытовому устройству».

37


покоренье крыма

В этом отношении жертвы национальных депортаций оказались в лучшем положении, чем спецпереселенцы первой волны — из числа раскулаченных в ходе коллективизации в начале 1930-х годов. Очень скоро, правда, выяснится, что благие пожелания центра по организации «нормального» процесса переселения и обустройства не дают результатов. В одном из документов, анализирующих положение дел (он датирован 30 сентября 1944 года), констатируется, что «трудовое и хозяйственное устройство спецпереселенцев… находится в крайне неудовлетворительном состоянии». «Значительная часть переселенцев размещена в непригодных для жилья помещениях без окон, дверей, в неприспособленных землянках, полуразрушенных зданиях, угрожающих обвалом сараях. Работы по ремонту и подготовке жилых помещений к зимним условиям не организованы и нигде не начаты. Индивидуальное

38

Вопрос о реэмиграции крымских татар из Болгарии и Румынии в Крым. 1924 год

жилищное строительство не развернуто. Прием спецпереселенцев в члены сельхозартелей и наделение

лектуальное бессилие сталинского режима. Он не смог интегрировать общество и обеспечить лояльность по отношению к советской власти значительных масс населения, что и признал, решившись на массовые депортации. Более того, тем самым была исключена возможность достижения такой интеграции и лояльности и в будущем. Отказавшись от анализа самой проблемы коллаборационизма на территории СССР, выявления конкретных виновных, сталинская власть в очередной раз взяла на вооружение архаичный принцип коллективной ответственности целой социальной группы за поведение отдельных ее представителей. Причем режим не преследовал народы за «биологические дефекты», ему было важно обеспечивать политическую лояльность советской власти любых социальных общностей. Сегодня вообще плохо просматриваются хоть какие-то рациональные начала этих решений. Материальные и организационные издержки их реализации были крайне велики, что было понятно даже на стадии планирования, градус политической нелояльности в среде управляемого населения повышался кратно. Понятно и то, что переселение сотен тысяч людей создавало новые конфликтогенные зоны в местах расселения депортируемых. Да и достижение единственной реальной цели (наказание) оказывается иллюзорным, поскольку активные коллаборанты, как это обычно и бывает, ушли вместе с оккупантами. Драматические повороты в судьбе крымскотатарского народа в советский период этим эпизодом не исчерпываются. Малоизученным остается, например, проект реэмиграции крымских татар из Болгарии и Румынии в Крым в 1925 году. 1920-е вошли в историю, в общем, как период активной поддержки советским правительством нацио-

Активные коллаборанты ушли вместе с оккупантами их приусадебными участками проходит медленно. Продукты питания, отпущенные правительством для спецпереселенцев, в отдельных местах отпущены не полностью и использованы не по назначению». В национальных депортациях проявилось политическое и интел-

дилетант №5 (29)


нальных меньшинств. Политика эта была настолько эффективна, что дала основание одному из современных американских историков определить Советский Союз того времени как «империю положительной деятельности». Именно большевистское руководство РСФСР и затем Союза ССР ответило на вызов со стороны национализма целостной политикой, последовательно развивавшей национальное самосознание этнических меньшинств и целенаправленно создававшей множество форм новой национальной идентичности. Форсированными темпами выращиваются национальные элиты, национальные языки становятся официальными языками власти, создаются многочисленные письменности, не существовавшие ранее. Всячески поощряется развитие культуры на национальных языках. С 1923 года проводится коренизация кадров — насаждение новых национальных элит на руководящие посты в школах, на предприятиях, в правительствах. Становление новых наций стало ассоциироваться с историческим движением вперед. В русле этой политики генсек ЦК РКП(б) Сталин получает из Крымской АССР пространное письмо за тремя подписями — председателя ЦИКа, председателя и управделами Совнаркома от 13 января 1925 года, в котором ставится вопрос о реэмиграции крымских татар из Румынии и Болгарии. Записка рассылается по поручению Сталина ряду руководителей советских ведомств на отзыв. Вопрос заслушивается на Оргбюро ЦК. Идея воссоединения разобщенного народа родилась не спонтанно и, видимо, вынашивалась довольно долго. Во всяком случае, уже I Учредительным (Всекрымским) съездом ��оветов Крымской АССР, состоявшимся в Симферополе 17–22 ноября 1921 года, был принят земельный закон, согласно которому в перво-

май 2014

Унутма («Не забывай»). Рустем Эминов, 1997 год

очередном порядке предусматривалось наделение землей татар, наряду с другими категориями населения и эмигрантов. Не мог не подтолкнуть к активизации усилий руководство Крым АССР, почти сплошь состоявшее к этому времени из представителей крымских татар, начавшийся процесс переселения в Крым евреев. В августе 1924 года при Президиуме Совета национальностей ЦИК СССР создается комитет по земельному устройству трудовых евреев. В литературе это решение рассматривается как усилившее стихийное переселение в Крым евреев (в 1922–1924 годах переселилось 638 семей). Как же попали крымские татары в Болгарию и Румынию? В письме руководителей Крымской АССР

в ЦК констатируется, что полуостров пережил несколько волн эмиграции крымскотатарского населения. Первая волна охватывает 17-летний период после присоединения Крыма к России при Екатерине Великой, когда из Крыма эмигрировали около 300 тысяч человек, по преимуществу в Анатолийскую и Румелийскую провинции Турции. Вторая массовая эмиграция прошла вскоре после окончания Крымской войны, вслед за уходом из Крыма турецких войск, когда выселилось несколько десятков тысяч человек. А в 1860–1862 годах эмигрировало еще более 181 тысячи человек. По самому скромному подсчету руководителей Крымской АССР, на протяжении полутора столетий в результате эмиграции территория потеряла 800–900 тысяч человек коренного населения. Признают авторы письма в ЦК и «значительное вымирание и обнищание татарских масс от голода 1921–1922 годов, в каковой год по данным Ц.К.Последгола татары потеряли 80 тысяч человек». Формулируя свое

О реэмиграции крымских татар из Болгарии и Румынии в Крым. 1925 год

39


покоренье крыма

предложение, авторы записки исходили из того убеждения, что «в лице эмигрантов… коренное население Крыма потеряло наиболее стойкий, активный, наиболее способный и революционный элемент». Более того, поскольку «Крым, наиболее доступный для высадок вооруженных банд империалистических хищников, легко может превратиться в плацдарм для вторжения в пределы СССР наемников империализма», то, по мнению авторов обращения, «прилив извне одинаковой по крови, языку и идеологии и в классовом отношении эмигрантской массы увеличит в значительной мере те кадры, из которых будут формироваться надежные, до фанатизма преданные Соввласти местные бойцы». Трудно понять, на чем основывалась такая уверенность. Возможно, ее питали социальная эйфория первых послереволюционных лет, когда казалось, что весь мир готов полыхнуть пожаром общественного переустройства, но, скорее, эта демагогия прикрывала вполне определившееся стремление к национальному воссоединению. Несколько более реалистичной, с точки зрения большевистского

40

Между прошлым и будущим. Рустем Эминов, 1994 год

истеблишмента, могла выглядеть попытка подвести под это предложение политическую мотивировку: «По образному выражению тов. Ленина: „Маленькая Крымская республика должна стать факелом, бросающим свет пролетарской ре-

новые социальные группы, при помощи которых можно будет углубить влияние С.С.С.Р.». «Крымский татарский вопрос, кроме того, может быть использован Соввластью для оборонительно-наступательного шествия и вторжения в буржуазно-капиталистическую систему национальных отношений в соседних с СССР многонациональных государствах, занявших в отношении СССР демонстративновраждебную позицию». По расчетам авторов, в Румынии и Болгарии проживало 400–450 тысяч человек, чуть больше — в пределах Турции. Из них «по имеющимся сведениям… категории эмигрантов-татар, ожидающие с нетерпением момента реэмиграции в Крым, насчитывают около 60–70 тысяч человек, которым в первую очередь нужно прийти на помощь, реэми-

«Крымская республика должна стать факелом, бросающим свет пролетарской революции на Восток» волюции на Восток“. Возникновение татарского эмигрантского движения в пользу СССР безусловно явится исходным моментом для целого ряда конфликтов между эмигрантами и правительствами буржуазных государств… и даст в руки Соввласти

дилетант №5 (29)


грировав их в Крым». Планируя размещение реэмигрантов в аграрном секторе, авторы записки рассчитали и объем свободного земельного фонда, который они предложили распределить между реэмигрантами. Правда, хватало его лишь на 20 тыс. человек (или ок. 4000 семей) из расчета 20–25 десятин на одно хозяйство. Реэмигрантам предлагалось также выделить долгосрочный кредит, дать возможность бесплатно использовать строительный материал из казенных лесничеств Крыма, предоставить налоговые и другие льготы. Перевозку их на территорию Крыма также предполагалось осуществить за государственный счет. Каким образом авторы записки планировали трудоустроить еще 40 тысяч реэмигрантов, осталось неясным. Мнения ведомств, запрошенные по этому вопросу, разделились. Нарком путей сообщения Рудзутак сообщил, что Совторгфлот не имеет финансовых ресурсов для обеспечения бесплатной перевозки водным путем, а в отношении железных дорог счел возможным предложить льготный тариф, также не согласившись на бесплатную перевозку. Отрицательно высказалась Комиссия Совета труда и обороны. Госплан, наоборот, признал «организацию реэмигрантского движения татар целесообразной» с точки зрения развития народного хозяйства, предложив сократить число реэмигрантов минимум в два раза. Наркомзем, что интересно, во главу угла положил не хозяйственные, а именно политические соображения, сообщив, что «в настоящем же году в виде опыта необходимо переселить 500 семейств», выделив для этого необходимые средства. Наркоминдел Чичерин в коротком письме на имя Сталина сформулировал позицию коллегии наркомата, которой «непонятно, какую цель должна преследовать ретатаризация Крыма». Чичерин предложил воз-

май 2014

Докладная записка Наркомата путей сообщения о невозможности бесплатной перевозки крымских реэмигрантов. 1925 год

держаться от расходов, тем более что ни с Румынией, ни с Болгарией «у нас нет сношений». Решение, судя по всему, попросту, что называется, замяли. Причем было приостановлено и выделение дополнительных земельных площадей для переселенцев-евреев, уже разрешенное Президиумом ЦИК СССР. Одним из оснований, вполне возмож-

но, стал как раз мотив и так уже чрезмерного усиления татарской общины Крыма в результате форсированной татаризации органов госуправления. В делах ЦК РКП(б) за тот же 1925 год мы находим совсекретную записку вновь назначенного секретаря обкома Петропавловского, адресованную «тов. СЕКРЕТАРЯМ ЦКРКП», от 15 октября 1925 года. В ней он обстоятельно описывает деятельность совершенно сложившейся, организованной группы в верхушке татарских работников: «Это — партия в партии, по своему организационному строению, да даже и по своей идеологии, а отчасти по программным требованиям». «Классовая опора этой группы: татарские кулаки и буржуазно-интеллигентские националисты», — пишет Петропавловский. Он выделяет теневого лидера — директора Сельхозбанка Фирдевса, которого предлагает срочно перевести куда-нибудь вглубь России на другую работу. Центр пойдет дальше этих предложений. Предсовнаркома Дерен-Айярлы будет смещен со своего поста уже в марте 1926 года, а председатель КрымЦИКа Вели-Ибраимов репрессирован в 1928 году. Окончательно идея реэмиграции была похоронена в 1927 году, когда из устава Крымского общества помощи переселенцам и расселенцам (КОППР), созданного в июне 1926 года, были исключены пункты, предполагавшие содействие татарам-реэмигрантам и их потомкам в возвращении на историческую родину. Так что доклады Берии Сталину в 1944 году попали в руки подготовленного читателя. И легкость, с которой было принято решение о депортации 1944 года, во многом объяснялась предшествующим историческим контекстом.

41



T sorokin n5 new