Page 1

№ 12 (24) | декабрь 2013

Я знаю, что я ничего не знаю

исторический журнал для всех

1941 Бизнес

под оккупацией От Снегурочки до Гагарина

Когда власти

нужны герои

Раскол.

Каждому — по вере


раскол

Конец боголюбцев Сергей Антоненко

Будущие деятели реформы и их горячие обличители происходили из одного духовного движения. В какойто момент близки ему были и Никон, и его страстный ненавистник протопоп Аввакум, прозванный «огнепальным».

Н

ачало этому движению было положено в 1630-х годах нижегородским протопопом Иоанном Нероновым. Вместе с друзьями он выступал за оздоровление церковной жизни и развитие духовного просвещения, против несоблюдения духа веры. При этом отец Иоанн возлагал большие надежды на мирян, в его приходе «актив» всегда играл заметную роль. Возмущение Неронова и единомышленников вызывало многогласие — одновременное чтение в храмах различных частей службы, «голосов в пять-шесть и более, со всем небрежением, поскору». Это был чисто магический подход — главное, чтобы священное слово было произнесено в храме, а усвоено или нет верующими — неважно. Сторонники «истинного благочестия» требовали введения единогласия — ясного, «наречного», церковного пения, которое было бы понятно прихожанам. Несмотря на протесты консервативного духовенства, сторонники обновления церковной жизни с рубежа 1630–1640-х фактически контролируют Печатный двор. Благодаря им в 1630–50-х годах русское книгопечатание достига-

Мученичество Аввакума. Старообрядческая икона XIX века

24

дилетант №12 (24)


ет максимума за весь XVII век, даже в петровское время выпускалось меньше изданий. Реформаторы-«боголюбцы» стремились к тому, чтобы вся жизнь русского общества оказалась проникнута христианскими принципами… После восхождения на престол царь Алексей Михайлович по рекомендации своего духовника, настоятеля Благовещенского собора протопопа Стефана Вонифатьева, начинает оказывать покровительство боголюбцам. В Москве формируется кружок «ревнителей благочестия» — Стефан Вонифатьев, Иоанн Неронов (переведенный в столицу настоятелем Казанского собора на Красной площади; слушать его проповеди приходила буквально вся Москва во главе с царем и царицей), еще несколько влиятельных протопопов, глава Печатного двора князь Алексей Львов, воспитатель царя боярин Борис Морозов, задушевный друг молодого самодержца Федор Ртищев. С 1646 года в работе кружка принимает участие и Никон — сначала архимандрит Новоспасского монастыря, а с 1649 года — митрополит Новгородский и Великолуцкий. В 1652 году помощником Неронова в Москве стал протопоп Аввакум — родом, как и Никон, с Нижегородчины. Аввакум, сын сельского священника, своей нравственной строгостью вызывал недовольство у части его паствы, смолоду священник подвергался избиениям и преследованиям. И бежал от них Москву, найдя приют в доме Неронова. Общей мечтой всех боголюбцев было утверждение социального водительства церкви. Но торжество этого идеала они видели по-разному. Для большинства главным было возрождение древнерусской соборности, симфонии мирской и духовной власти. Никон же — как предполагают, после беседы с посетившим Москву иерусалимским патриархом Паисием — загорелся идеей возвышения «священства» над «царством», установления приоритета патриаршей власти перед царской. Возможно, уже тогда

декабрь 2013

Боярыня Морозова у Аввакума. Литография, XIX век

роль русского патриарха казалась ему вселенской — в чем-то сродни роли папы римского на Западе. Первые месяцы патриаршества Никон следовал программе боголюбцев. Проводил в церковную жизнь

единогласие, после долгих прений утвержденное взамен многогласия на церковном соборе в 1651 году. Настороженность ревнителей благочестия вызвала, правда, начатая Никоном «чистка кадров» Печатного двора: опытные русские справщики увольнялись, а на их место приглашали справщиков греко-малороссийской ориентации, учеников известного педанта-схоласта Епифания Славинецкого. Так началась «книжная справа»: русские богослужебные тексты стали редактироваться по греческим книгам венецианских (то есть сделанных на территории латинян-«папежников») изданий. И вот в конце февраля 1653 года, на неделе, предшествующей Великому посту, Никон вдруг разослал по московским приходам «память» — меморандум. Неожиданно и самовольно, без консультации с церковным собором, он менял обряд, требуя заменить на церковной службе земные поклоны поясными, двуперстное крестное знамение — троеперстным. Боголюбцы были ошеломлены. Протопоп Аввакум позднее писал: «Мы же задумалися, сошедшеся между собою: видим, зима [еретическая] хощет быти, сердце озябло и ноги задрожали»…

Двигатель раскола Кто же был фактическим инициатором приведших к расколу преобразований? Самое распространенное мнение — Никон. Однако дореволюционный историк Николай Каптерев доказывает, что «инициатива произвести церковную реформу, в смысле объединения наших церковных чинов, обрядов и богослужебных книг с тогдашними греческими, принадлежит не Никону, а царю Алексею Михайловичу и его духовнику — протопопу Стефану Вонифатьевичу», они же «создали и самого Никона как реформатора-грекофила». В пользу этой версии говорит и то, что после опалы Никона, случившейся в 1658 году, и вплоть до избрания в 1667 году патриарха Иоасафа II, Алексей Михайлович замкнул на себя все управление церковными делами, продолжая внедрять реформы.

25


раскол

Протестная челобитная боголюбцев царю на время задержала реформу. Но через несколько месяцев Никон начал разгром боголюбцев. Им ставилась в вину не вера, а дисциплинарные нарушения, клевета и т.п. Иоанна Неронова патриарх обвинил в раздорах в его же приходе, Аввакума — в проведении богослужения в сарае. На одном из собраний Неронов бросил Никону горькие слова: «Доселе ты друг наш был, а теперь на нас восстал. А кои боголюбцы — так те ныне от тебя терпят скорбь и беду и разорение». В действиях патриарха авторитаризм усугублялся жестокостью. Протопоп Логгин Муромский расстрижен, выслан в Муром с запрещением служить в церкви, через год скончался от скорбей и лишений. Протопоп Даниил Костромской (соавтор первой антиниконовской петиции царю) выслан в Астрахань, скончался в земляной тюрьме. Протопоп Даниил Темниковский посажен в Новоспасский монастырь, вскоре скончался… Гонения настигли и мирян — прихожан Неронова и самого отца Иоанна: он был арестован, лишен сана и сослан в Спасо-Каменный монастырь на Ку-

бенском озере, а затем еще дальше на север, в Кандалакшский монастырь Рождества Богородицы. Протопоп Аввакум, благодаря заступничеству царя, был избавлен от расстрижения, но сослан в Сибирь (Тобольск, затем Даурия), где он окон-

«Брели пеши, убивающеся о лед» Из «Жития» Протопопа Аввакума (воспоминания о сибирской ссылке): «…Пять недель по льду голому ехали на нартах. Мне под робят и под рухлишко воевода дал две клячки, а сам и протопопица брели пеши, убивающеся о лед. Страна варварская, иноземцы немирные, отстать от лошадей не смеем, а за лошадьми идти не поспеем... Протопопица бедная, бредет-бредет да и повалится: скользко гораздо! …На меня, бедная, пеняет, говоря: „Долго ли муки сея, протопоп, будет?“ И я говорю: „Марковна, до самыя до смерти!“ Она же, вздохнув, отвещала: „Добро, Петровичь, ино еще побредем“... Курочка у нас черненька была, по два яичка на день приносила — робяти на пищу Божиим повелением, нужде нашей помогая; Бог так строил. На нарте везучи, в то время удавили по грехом. И нынеча мне жаль курочки той, как на разум приидет. Ни курочка, ништо чюдо была: во весь год по два яичка на день давала. Сто рублев при ней — плюново дело, железо! А та птичка одушевлена, божие творение, нас кормила, а сама с нами кашку сосновую из котла клевала, или и рыбки прилучится — и рыбку клевала, а нам против тово по два яичка на день давала...»

26

Аввакум, идущий в Сибирь. Сергей Милорадович, 1898 год

чательно сформировался как пропагандист и лидер староверия. Получив теперь уже полную свободу действий, Никон стал еще решительнее и круче внедрять свои новшества. Весной 1654 года он созывает собор, на котором запуганный епископат проштамповал его решение об исправлении книг. Выразивший несогласие с генеральной линией епископ Павел Коломенский был бессудно схвачен клевретами Никона и вскоре погублен. В 1655 году из печати вышел новый, улучшенный «Служебник» — весь древний строй богослужения оказался искажен. Наконец, в 1656 году Никон инициирует наложение анафемы на тех, кто придерживается двуперстия. В этом же году скончался, перед смертью приняв монашество, лидер разбитого кружка боголюбцев Стефан Вонифатьев. В последние месяцы своей жизни он предоставил тайный приют бежавшему из ссылки Неронову. Отец Иоанн, в схиме старец Григорий, главный антиниконовский полемист 1650-х, не сделал выбора, подобного аввакумовскому: оказаться вне церкви было для него немыслимо. В итоге он помирился (видно,

дилетант №12 (24)


скрепя сердце) с Никоном. Умер он настоятелем Данилова монастыря в ПереяславлеЗалесском в 1670 году. Аввакум, избравший путь страданий за веру, не осуждал малодушия своего учителя и соратника: «Не могут мои уши слышать о нем хульных слов ни от ангела», — писал «огнепальный» (пылающий) протопоп. Так закончило свое существование первоначальное общество сторонников церковного обновления. Некоторые прежние его участники остро и горестно переживали образовавшееся разделение. Просвещенный вельможа Федор Ртищев — один из «добрых людей Древней Руси», по определению Василия Ключевского, меценат и благотворитель («милостивый муж»), основатель центра духовного образования в Андреевском монастыре на берегу Москвы-реки — пытался перекинуть мосты взаимопонимания между сторонами разверзшейся и стремительно расширявшейся пропасти. В своих палатах он, любимец царя и адресат одного из посланий Аввакума, устраивал собеседования о вере, старался сблизить враждующие стороны. Но его посредничество оказалось тщетным. Сам Ртищев остался с новообрядцами, хотя множество его друзей избрали старую веру. Сам Никон, полностью поглощенный конфликтом с царем, через несколько лет совершенно охладел к идее преобразования русской церковной жизни. Иоанну Неронову, примирившемуся с церковью, он в уже 1657 году сказал о старых и но-

Крест с колоколом на месте сожжения протопопа Аввакума со товарищи. Пустозерск, Ненецкий автономный округ

декабрь 2013

вых книгах: «Обои добры. Все равно. По каким хощешь, по тем и служи». В начале 1660-х годов Алексей Михайлович — в поиске опоры после удаления Никона — возвращает Аввакума из ссылки, разрешает ему поселиться в Москве. Но для Аввакума компромисс в делах веры был невозможен: в своих выступлениях он обличает никониан, не стесняясь в выражениях. В 1664 году — новая ссылка, на Мезень. Его идейный враг Никон был осужден за различные канонические преступления Большим Московским собором с участием греческих первоиерархов в 1667 году. Лишен сана и простым монахом сослан в Ферапонтов монастырь. На том же соборе был осужден и Аввакум (разумеется, за иные вины). Ни Никон, ни его непримиримый оппонент не признали права ближнево-

Сожжение протопопа Аввакума. Петр Мясоедов, 1897 год

сточных владык судить Русскую церковь. Из ссылки Никон был освобожден царем Феодором Алексеевичем и триумфально, в сопровождении толп народа, двигался водным путем в Москву — когда в пути его настигла смерть. Аввакум сам проклял судивших его архиереев. После собора был отправлен в последнее страшное заточение — в Пустозерск. Здесь, в земляной тюрьме, продолжал писать сочинения, и они расходились по всей стране... В 1682 году, по приказу Федора Алексеевича, Аввакум вместе с соузниками был сожжен в срубе «за великие на царский дом хулы». Прозванный огнепальным — то ли за яростность языка, то ли в память о страшной смерти, — протопоп Аввакум создал свыше сорока произведений, главное из которых — его собственное «Житие», в котором он повествует о муках и жертвах, на которые пошел за веру. Сочный, живой язык Аввакума, настоящего новатора в области словесности, ставит его в ряд выдающихся писателей — созидателей русской литературы.

27


R avakum n12  
Read more
Read more
Similar to
Popular now
Just for you